Аудио

«Друзья Божии» — так называл святых преподобный Иоанн Дамаскин в VIII веке. Как правило, время сохраняет для потомков очень скудные сведения о жизни подвижников Церкви, но именно эти «крупицы» представляют особую ценность. Писатель Ольга Клюкина предприняла попытку воссоздать биографии святых различных эпох на основе сохранившихся исторических документов, свидетельств современников, а также сочинений самих святых. Подобная реконструкция возможна лишь отчасти, особенно когда речь идет о святых древности, а во многих случаях недоступна вовсе. И сегодня мы предлагаем вашему вниманию первую книгу из этой серии, которая охватывает I–III века и посвящена эпохе гонений на христиан и становления Церкви. О книге «Святые в истории. Жития святых в новом формате. I–III века», вышедшей в свет в Издательстве Никея, – далее в нашей программе. ***

В предисловии книги издатели пишут: «Святость — состояние, к которому призваны все христиане. Недаром в первые века святыми именовали не выдающихся подвижников, а сообщество христиан в целом. Одновременно с этим складывалось и особое почитание мучеников, из которого впоследствии выросло почитание святых — не только погибших за веру, но и достигших своей праведной жизнью особой близости к Богу. Как бы ни были далеки от их подвига простые верующие, в Церкви Христовой все обретают единство, ведь святые — это люди Церкви, воплотившие призыв к святости, который обращен к каждому христианину.

Жизнь святого всегда воспринималась как пример. В житиях — жанре, достигшем наивысшего расцвета в Средние века, — слушателей и читателей интересовали в первую очередь не исторические подробности, а воплощение подвижником христианского идеала святости. Многие жития создавались по образцу других ранних текстов, спустя не только годы, но и столетия после смерти святого, о котором порой не имелось практически никакой информации. Неудивительно, что современному читателю нередко бывает сложно за житийным образом разглядеть реального человека из плоти и крови.

Эта книга открывает серию «Святые в истории». Ее автор, писательница Ольга Клюкина, воссоздает биографии святых различных эпох. Серия включает жизнеописания тех подвижников, о которых имеются достаточные исторические сведения: мученические акты; жития, максимально приближенные по времени к описываемым событиям; свидетельства современников; наконец, сочинения самих святых. Биографии помещены в широкий исторический контекст, позволяющий более ярко представить реальную жизнь подвижников веры. Несмотря на обилие исторических фактов, книга читается удивительно легко, на одном дыхании. Рассказывая о святых прошлых столетий живым современным языком, автор делает их близкими и понятными сегодняшнему читателю.

Серия выстроена по хронологическому принципу. Ключевые моменты истории Церкви и святости каждого периода раскрываются через жизнеописания девяти наиболее значимых святых. Первая книга серии посвящена эпохе гонений I–III веков и «содержит жития апостола Павла, апостола Иоанна Богослова, священномученика Игнатия Богоносца, мученика Иустина Философа, мученицы Перпетуи, священномученика Киприана Карфагенского, святителя Григория Неокесарийского, мучениц Агапии, Ирины и Хионии. Здесь есть имена всем известные и такие, о которых мало кто слышал, несколько историй о женщинах-христианках, представлена разная география – это и Рим, и Карфаген, и Малая Азия».

Одним из главных критериев выбора житийных историй, по словам автора, «было наличие литературных источников, собственных сочинений – писем, проповедей, иногда дневников. К примеру, в первую книгу вошло житие святителя Григория Чудотворца Неокесарийского, а не горячо всеми любимого Николая Чудотворца. О каждом из них, — отмечает Ольга Клюкина, — есть множество легенд и чудесных преданий, но с III века до наших дней сохранились сочинения и самого святителя Григория – его «Благодарственная речь Оригену», богословские творения. Именно на них писательница и старалась ориентироваться, когда составляла биографию, а не на легенды из жития». Кроме того, как отмечает Ольга Петровна, «материал для книги отбирался понятный для сознания современного человека. Условно говоря, если был выбор включить в книгу чудо или случай из биографии, автор всегда склонялась ко второму, ведь не все люди понимают эти удивительные чудеса, они кажутся им сказочными, невероятными, сознание рационального современного человека не может их вместить. А вот момент, когда человек делает выбор, когда ему приходится преодолеть что-то, – вот это понятно. И в каждой истории есть такой момент, который, по мнению автора, каждому современному человеку будет понятен. К примеру, история мученика Аполлония Римского. О нем очень мало известно, лишь то, что жил он во II веке, был сенатором. Скорее всего, он имел все, о чем только могли мечтать большинство римлян: богатство, почет, пожизненные привилегии. По свидетельству Евсевия Кесарийского, Аполлоний был человеком высокой культуры».

«Он стал христианином, а жизнь знатного римлянина была у всех на виду, и любые перемены сразу же становились заметны для окружающих». «Римляне не мыслили своей жизни без зрелищ: театров, гладиаторских боев, триумфальных шествий, праздничных церемоний. Человек же, принявший христианство, наоборот, старался избегать посещения зрелищ и пышных торжеств, которые как правило сопровождались жертвоприношениями и другими языческими обрядами». Так изменилась и жизнь сенатора Аполлония, это стало известно императору и его призвали на суд, как было положено в то время. О том, что было дальше рассказывает «Апология Аполлония Римского», удивительный документ того времени, который использует в своей книге автор.

Из этого документа читатели узнают, как судья изо всех сил пытался заставить Аполлония отказаться от веры, а в ответ слышал: «Я христианин». Для устрашения Аполлоний был взят под стражу, но и это не изменило его решения. Наоборот, он стал просвещать судью в надежде, что тот обратится ко Господу. «Я ожидал, — сказал сенатор судье, — что твои мысли изменятся, глаза твоего духа будут открыты моими ответами, твое сердце принесет плод, и ты поклонишься Богу». «Я хотел бы освободить тебя, — отвечал ему судья, — но не могу сделать этого. Однако я произнесу мягкий приговор». После этого был отдан приказ обезглавить подсудимого мечом, что и было исполнено в 185 году. И об этом свидетельствует запись судебного процесса, сохранившаяся до наших дней.

*** Вплоть до Миланского эдикта 313 года, провозгласившего религиозную терпимость в Римской империи, периоды относительного спокойствия сменялись волнами жестоких преследований христиан. Поэтому большинство ранних святых — мученики, погибшие за Христа. Вопреки обычной человеческой логике для Церкви эпоха гонений стала временем становления и роста. В ответ на проповедь апостолов и их учеников христианские общины возникали по всему миру, а пример мучеников вдохновлял все большее число последователей новой веры. Биографии, вошедшие в эту книгу, повествуют о людях с различными жизненными историями, характерами, талантами, о тех, кто во времена гонений и преследований воплотили призыв к святости и стали друзьями Божиими.

Разработка урока для 8 класса по теме:

«Древнерусская литература. «Житие Сергия Радонежского»

Тонких Ирина Анатольевна, учитель русского языка и литературы, СОШУИП № 72, г. Омск

Цели урока:

1. Образовательные:

  • Познакомить учащихся с жизнью преподобного Сергия Радонежского и его ролью в истории Русского государства;

  • Закрепить понятия «житие”, «святой”;

2. Развивающие:

  • Развивать навыки работы с текстом

  • Развивать умение работы в группах, слушать друг друга

3. Воспитательные:

Воспитывать чувства патриотизма и нравственности, уважения к истории своей Родины.

Ход урока.

I. Организационный момент (1-2 мин)

Приветствие, запись числа и темы урока.

II. Повторение темы предыдущего урока, переход к новому материалу (10 мин).

1. Сегодня на уроке мы с вами попытаемся осмыслить «Житие Сергия Радонежского». Дома вы прочитали житие, какой жанр современной литературы оно вам напомнило? (биографию)

О ком в современное время написаны биографии? (о знаменитых ученых, писателях, политиках). Существует особая серия «Жизнь замечательных людей», которая посвящена знаменитым людям, добившихся успехов в различных областях науки, спорта, в литературе, в искусстве.

Скажите, какая разница между житием и биографией? Как вы думаете, о ком говорится в житии? (о святых)

Кого называют святыми? (тех, кто следовал заповедям Бога, а также совершил подвиг во благо своей Родины).

2. Запись определения и жанровых признаков в тетрадь. Учитель параллельно записывает на доске.

Житие – произведение древнерусской литературы, которое повествует о жизни святых, признанных христианской церковью. Они отличаются от биографии жанровыми признаками:

1) подчёркнуто религиозная оценка

2) окрашенность описываемого

3) каноничность – использование устойчивых формул, выбор яз. средств

4) взгляд автора на героя «снизу вверх»

5) реальное и идеальное изображение

Житие и сказание относятся к агиографической литературе. Агиография –жизнеописание святых. Сказание отличается от жития тем, что затрагивает не всю жизнь святого, а лишь часть ее.

III. Работа в группах (5 мин).

1. Подготовка к работе в группах: деление класса на группы, учитель объединяет более сильных и более слабых учеников и даёт задания:

1 группа: более слабые – историки.

Прочитать информацию о Епифании Премудром, рассказать классу.

Епифаний Премудрый – писатель-агиограф, инок Троице-Сергиева монастыря. Сведения о нем извлекаются только из его собственных сочинений.

Епифаний родился в Ростове в 1 пол. 14 века. Он учился в Ростовском монастыре. Около 31 года провел в Троице-Сергиевом монастыре, сначала в качестве дьякона, а затем – иеромонаха и духовника братства.

В течение многих лет Епифаний Премудрый состоял в монастыре под началом его основателя Сергия Радонежского, встречался с наезжавшим в монастырь Стефаном, епископом пермским. Троице- Сергиев монастырь с его высокой книжной культурой был основной духовной школой Епифания Премудрого.

Епифаний много путешествовал, был в Константинополе, в Иерусалиме, побывал в Троице-Сергиевой лавре.

Один из образованнейших людей своего времени, Епифаний Премудрый знал греческий язык, был начитан в библейской, церковно-учительной, житийной, исторической византийской и древнерусской литературах. Современники прозвали Епифания «Премудрым» за его выдающуюся умственную и литературную одаренность.

Вскоре после смерти Стефана (1396), первого епископа пермского, Епифаний Премудрый написал его «Житие». Описание жизни Стефана Пермского не содержало подробных биографических сведений о нем и развертывалось в традиционном духе церковно-поучительных биографий «святых» (благочестивое детство, ранняя любовь к книгам, самоотверженные духовные подвиги, блаженная кончина). Но в литературном отношении это обширное произведение Епифания Премудрого отличалось новизной и значительностью. Епифаний Премудрый прославлял Стефана Пермского как просветителя коми (зырян), обратившего их из язычества в христианство, как создателя пермской азбуки, переводчика на пермский язык книг «священного писания».

В работе над житием Стефана Пермского Епифаний Премудрый творчески использовал «Слово о законе и благодати» Илариона.

В 1392 году, когда умер Сергий Радонежский, Епифаний стал делать записи о нем. До этого монах наблюдал за жизнью и деятельностью Сергия. Личные впечатления, а также многочисленные рассказы и предания о Сергии, записи которых постоянно вел Епифаний, послужили основой для создания около 1418г. «Жития Сергия Радонежского”.

«Житие Сергия Радонежского», написанное в 1417-—1418 гг., отличается от первого «Жития» большей биографической обстоятельностью, последовательностью изложения и лиризмом.

В обоих «житиях» изобилуют взволнованные размышления автора о судьбах его героев и людей, их окружающих. Внутренняя жизнь людей раскрывается Епифанием Премудрым при помощи контрастных и экспрессивных характеристик отдельных психологических состояний (чувств «добрых» или «злых»), которые редко сменяют друг друга. Стиль «житий» отличается пышностью и символико-метафорической насыщенностью. Обилие сложных эпитетов, сравнений, синонимов и аллегорий создает крайнюю витиеватость словесной изобразительности, которую сам Епифаний Премудрый удачно назвал «плетением словес» или словесной «паутиной».

«Жития», созданные Епифанием Премудрым, относятся к лучшим памятникам древне — русской агиографической литературы, а сам Епифаний Премудрый по праву считается крупнейшим мастером нового для своего времени житийно-панегирического стиля, развивавшего высокие традиции литературы Киевской Руси и углублявшего достижения южнославянских литератур (XIV — начала XV в.).

Стиль Епифания Премудрого стал образцом для многих произведений русской литературы XIV—XVI вв., прославлявших могущество русской государственности и объединение русских земель вокруг Москвы. Возможно, что Епифанием Премудрым написаны также введение к тверской летописи, письмо к игумену Кириллу Тверскому, «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского».

После Москвы, где Епифаний собирал информацию о Стефане Пермском, он побывал в Твери, но в 1415 году вернулся в Троице-Сергиеву лавру и уже не выезжал оттуда.

Умер около 1420 года.

2 группа: слабые – биографы.

Прочитать информацию о Сергии Радонежском, рассказать классу, ответить на вопрос: почему Сергий Радонежский не просто священнослужитель, а святой? Рассказать о кончине святого.

Сергий (в миру — Варфоломей) родился от добрых родителей Кирилла и Марии. Еще до рождения, когда его мать была в церкви, он начал вопить в утробе матери 3 раза. В детстве он не пил грудное молоко, если мать ела мясо. У Сергия было 3 брата. В возрасте 10 лет юного Варфоломея отдали обучаться грамоте в церковной школе вместе с братьями: старшим Стефаном и младшим Петром. В отличие от своих успешных в учёбе братьев Варфоломей существенно отставал в обучении. Учитель ругал его, родители огорчались и усовещивали, сам же он со слезами молился, но учёба вперёд не продвигалась. И тогда случилось событие, о котором сообщают все жизнеописания Сергия. В поле он встретил старца, который сказал о его предназначении. После семья переехала в Радонеж, и родители приняли схиму. В возрасте 23 трех лет Варфоломей принял иночество и стал Сергием. Вместе с братом Стефаном построил небольшую церковь во имя святой Троицы. Затем стали стекаться иноки, образовался Троице-Сергиев монастырь. Запретив принимать подаяние, Сергий поставил правилом, чтобы все иноки жили от своего труда, сам подавая им в этом пример. Слава о Сергии разошлась до Царьграда. Сергий поднял на недосягаемую высоту духовный авторитет своей обители. Он был знаком с византийским богословским учением исихазма — молчальничества, сутью которого была идея внутреннего самосовершенствования. Очистившись от греховных помыслов и сосредоточившись на божественном, по мнению исихастов, можно было достичь соединения с Богом.

3 группа: средние – теоретики.

Докажите, что данный текст принадлежит жанру сказания по жанровым признакам, записанным в тетради.

4 группа: сильные – литературоведы.

1. Тип святости Сергия – Преподобный. Как вы поняли, что это означает? (Святые, которые прославились в монашеском подвиге постом, молитвой, трудами)

2. О каких чудесах Сергия вы узнали из прочитанных глав «Жития»?

3. Каким даром обладал Сергий Радонежский? В каких эпизодах мы наблюдаем это? (пророческий, предсказание победы над Мамаем, собственная смерть)

4. Какие библейские герои упомянуты в «Житии»? Расскажите эпизод их появления.

5. Какое чудо случилось после кончины святого? Какие чудеса случались потом? Зачитайте строки из текста.

5 группа: сильные – лингвисты.

1. Назовите языковые особенности жития. Какие слова наиболее часто употребляются? (церковная лексика)

2. Найдите слова и словосочетания, в которых проявляется отношение автора к врагам Руси.

3. Какие еще художественные средства используются в тексте?

4. Найдите устаревшие слова. Что они обозначают? (отрок, чадо, скорбеть, хоругвь, се)

5. В каком значении во фразе «Крестоносная хоругвь долго гнала врагов, множество бесчисленное из убивая…» употреблено слово «хоругвь»?

6. Какой эпитет наиболее часто употребляет Епифаний Премудрый? Кто и что им характеризуется? (великий Дмитрий, великий Боже, великая вера и т.д.)

6 группа: сильные – искусствоведы.

Работа по картине М.В. Нестерова «Видение отроку Варфоломею».

1. Какое событие явилось основой сюжета картины?

2. В чем особенность пейзажа, на котором разворачиваются события? (Таинственность, поэтическая природа, она живет своей жизнью).

3. Что роднит картину Нестерова с иконой? (По бледному нимбу над его головой различим в нём святого).

4. Что вы можете сказать об отроке? Каким он представлен? (Отрок – деревенский пастушок, с глубочайшей чистоты с синими глазами. Он спокоен, обворожён ожиданием чуда). Обратите внимание на его одежду, руки. (Тонкие пальцы отрока сплетены в благоговейном жесте. В глазах светятся вера и желание служения Богу. Всё его лицо, вся фигура говорят о радостном почтении перед святым, перед его долгой и праведной жизнью, перед силой его души. Мальчик спокоен. Так и стоят эти фигуры, объединённые чистой душой, окружённые светлым пейзажем).

Работа по картине Н. Рериха «Святой Сергий»

1. Каким вы видите Сергия на этой картине?

2. Почему рядом с Сергием изображена икона Христа Спасителя? Что символизирует глаз вверху картины?

3. Над кем возвышается Сергий? Что символизирует храм в его руках? (над врагами, изображенных схематично, церковь – Русь, которую Сергий трижды спасает, именно поэтому земля, на которой он стоит объята пламенем)

4. В чем отличие картин Нестерова и Рериха? (у Нестерова реалистическое изображение – пейзаж, человек, у Рериха – иконографическое, схематичное, он больше следует древней традиции изображения святых)

2. Проверка работы в группах (20 мин).

IV. Итог урока.

Итак, сегодня мы познакомились с «Житием Преподобного Сергия Радонежского”. Многие из них мы уже становили. Какие?

Житие состоит из трех частей. Первая часть – вступительная, в котором автор, обращаясь к читателю, рассказывает о себе, об истории написания жития. Вторая часть – основная, в ней рассказывается о жизни святого. Заканчивается житие третьей частью – молитвой, похвалой святому.

V. Домашнее задание.

Самостоятельный анализ «Жития Александра Невского» по вопросам (учитель либо диктует учащимся вопросы, либо раздаёт каждому ученику в печатном виде):

1. Докажите, что это житие. Как автор говорит о себе?

2. Почему Александр Невский становится воином-святым? Каким вы видите его в житии? Докажите строками из текста.

3. Каков язык жития? Найдите художественные средства.

4. Почему святые Борис и Глеб помогают Александру Невскому?

5. Какое чудо произошло после смерти святого? Какими словами передана скорбь людей по поводу его кончины?

6. Мини-рассуждение: кого из современных героев вы бы возвели в ранг святого?

Интернет-ресурсы

http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=3853 Словарь книжников и книжности Древней Руси, информация о Епифани Премудром

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C5%EF%E8%F4%E0%ED%E8%E9_%CF%F0%E5%EC%F3%E4%F0%FB%E9 информация о Епифани Премудром

<<предыдущая оглавление

ЧТЕНИЕ ЖИТИЙ СВЯТЫХ

Не вдавайтесь в многотрудное чтение, это совсем не полезно. Самым поучительным чтением являются Жития святых; здесь не дается теоретических знаний, но представляются живые примеры подражания Христу Спасителю. Святые да будут вашими наставниками, не имейте других учителей, чтобы не смущаться духом, особенно таких, которые стараются отвлечь от Православной Церкви, бегайте от таких наставников.

Например, чтение Житий святых. Когда мы их читаем, хотя бы житие св. вмчц. Екатерины, то Святая начинает молиться за такого человека пред престолом Божиим, а молитва святых, конечно, немаловажна. Может быть, какая-нибудь душа была на краю погибели, но читая Жития святых, она привлекла их молитву за себя и была спасена. Приобретите эти книги: они уж не так дорого стоят, на другие и больше выходит, а благодаря чтению их мы приобретаем огромную пользу.

Научиться бороться со своими страстями очень важно и даже необходимо. Лучшим руководством в этом будет для вас чтение Житий святых. Мир давно уже его оставил, но не сообразуйтесь с миром, и это чтение много утешит вас. В Житиях святых вы найдете указания, как вести брань с духом злобы и остаться победителем. Да поможет вам Господь.

Вам я всегда советовал и советую читать Жития святых, и вы найдете в этом чтении великое утешение. Ваши скорби покажутся вам ничтожными по сравнению с теми, что претерпевали святые. Читая Жития святых, у вас явится желание, по возможности, подражать им. Вам захочется молиться и просить у Господа помощи, и Господь поможет.

В миру чтения Жития святых, а в особенности на славянском языке, совсем оставили; вы же не сообразуйтесь с обычаями века сего, а занимайтесь этим спасительным чтением.

Монашество… сколько раз у нас заходила речь о нем, а всегда я советую, если уж самим не вступать в монастырь, то, по крайней мере, читать описания жизни святых монахов и преподобных. Они нас могут многому научить.

Смотрит на нас теперь и мир злых духов и уже кует оковы, желая разрушить слова грешного Варсонофия, но не бойтесь! Господь спасет нас от их злой силы. Читайте Св. Писание, Евангелие, Послания, а также Жития святых. Великое значение имеет это чтение, но вот что грустно: Жития святых печатаются, может быть, некоторыми приобретаются, но большинство их не читает. А между тем, какую пользу можно извлечь из этого чтения! В нем найдем мы ответы на многие наши вопросы, они научат нас, как выйти из затруднительного положения, как устоять, когда мрак со всех сторон окутывает душу, так что кажется, будто и Бог нас оставил.

Какие пустейшие книжонки даются детям для прочтения и губят юные души. Чтение же Житий святых наполняет их чистые души светом. Ведь и слово «святой» произошло от слова «свет», так как святые разливают Свет Христов вокруг себя. Читая Жития святых, не получишь знаний по физике, химии, но зато научишься углубляться в себя, как познать самого себя. Есть ученейшие люди, которые, кажется, всесторонне образованны, но не имея веры, они совсем не знают и души своей.

Вспоминается мне мое детство. Жили мы в селе. Родители мои были людьми верующими. Отец обыкновенно по праздникам до обеда читал вслух житие какого-нибудь святого. Помню, мне не было и 7 лет, но я с увлечением слушал отца. Запущу, бывало, ручонки в русые кудри и боюсь слово проронить из того, что читает отец.

— Папаша, – говорю я ему, – я хочу быть святым. Только вот идти в печь или в котел с оловом больно.

— Можно сделаться святым и иначе.

— Как?

— Некогда мне с тобой разговаривать, – отвечает отец и продолжает чтение.

Помню, как загоралась душа моя от этого чтения. Был я тогда еще маленьким, и душа была чиста. Чтение имело большое значение для моей последующей жизни. Теперь я, хотя и недостойный, но все-таки инок. Семья наша была православная: и посты все соблюдали, и в церковь ходили. Жаль, что теперь все постановления Церкви нарушают, оттого так портятся дети и вырастают часто совсем негодными.

Когда я был уже офицером, то в моде были сочинения Шпильгагена. Однажды уговорили меня прочесть «От тьмы к свету». Начал я читать и разочаровался. Все там только тьма, герои и героини тоже исполнены мрака; когда же явится свет-то, думал я, но читал, читал, так до света и не дочитал, все одна только тьма. Оставил я эту книгу недочитанной. Вхожу я однажды в комнату денщика дать ему некоторые распоряжения: вижу, он спит, а на столе, рядом с ним, пятачковая книжечка о Филарете Милостивом. Заинтересовался я ею, разбудил денщика, чтобы он открыл двери, если кто придет, а сам взял книжечку и вышел в сад. С первых же страничек я не мог удержаться от слез и с большою охотою прочитал (я вообще читал скоро) всю повесть. Отдал книжечку денщику. Он улыбается:

— Понравилась ли вам книжечка?

— Очень понравилась, – отвечаю, – читал с удовольствием.

— А я, барин, вашу книгу пробовал читать, как ее… Шпиль… Шпиль… не могу выговорить…

— Шпильгагена? Ну, что, понравилась?

— Где уж нравиться, прочел одну страничку, ничего не понял, прочел другую, тоже, ну и бросил.

— Да и мне она не по вкусу, твоя лучше.

— Так зачем же вы читаете?

— Начал читать с чужого голоса, а теперь бросил.

— Да, – заключил глубокомысленно мой денщик, – там одна пустота.

И он был прав.

Я читал много светских и книг, и, большею частью, в них, действительно, одна пустота. Правда, блеснет иногда что-то, как будто отдаленная зарница, и скроется, да и опять мрак. Нынешняя же литература всяких Андреевых и Арцыбашевых совсем уж ничего полезного и утешительного не дает ни уму, ни сердцу. Страшно становится за молодое поколение, которое воспитывается на подобных литературных отбросах. И поэзия, и художество сильно влияют на душу человека и облагораживают ее. Например, талантливо исполненная картина, особенно, если имеет сюжетом что-либо высокое, случается даже, что перерождает душу человека, конечно, по благодати Божией.

Святоотеческие творения

Сочинения еп. Игнатия (Брянчанинова) необходимы, они, так сказать, азбука, слоги. Сочинения же еп. Феофана Вышенского – суть уже грамматика, они глубже. Их даже Преуспевшие читают с некоторым затруднением…

Сегодня, подписывая книгу одной моей духовной дочери, под заглавием «Невидимая брань» и выставляя дату 6 января, вспомнил, что это как раз день смерти епископа Феофана, который перевел эту книгу с греческого языка на русский.

Епископ Феофан перевел ее не дословно, но передал дух этой книги, подобно Жуковскому, который, переводя Шиллера, так проникался духом этого поэта, что перевод трудно было отличить от оригинала.

5-й том сочинений еп. Игнатия, заключает в себе учение свв. отцов применительно к современному монашеству и научает, как должно читать писания свв. отцов. Очень глубоко смотрел еп. Игнатий и даже, пожалуй, глубже в этом отношении еп. Феофана. Слово его властно действует на душу, ибо исходит из опыта…

«Отечник» еп. Игнатия (Брянчанинова)

Это хорошо вы сделали, что стали читать эту книгу. Она составлена так: еп. Игнатий выписывал то, что отвечало на волнующие иноческие вопросы. С этой стороны этот труд его незаменим. Многие недоумения сразу разрушаются какой-либо выпиской. Д.Н.

Творения Свщм. Петра Дамаскина

Эта книга глубже аввы Дорофея. Еще бы, авва Дорофей – это азбука монашеской жизни, хотя читая ее, можно открывать все новое и новое, и для каждого она является сообразной его состоянию. Она имеет берег, и от берега можно ходить сначала по колена, потом глубже и глубже. Иной – сразу в глубину.

В этой книге есть непонятные таинственные места. Там увидите, как святые начинали познавать смысл видимой природы. Им дела нет до видимого механизма вещей, а смысл их они понимают. Подобно тому, как мы пользуемся часами, и нам никакого дела нет до устройства механизма и химического состава их. Или, мы пробуем яблоко, ощущаем приятный вкус и не заботимся о том, какой его химический состав… Святые, действительно, начинают познавать смысл видимой природы.

Описание мира невидимого нужно понимать духовно, а не буквально

Все это надо духовно понимать, это только намек на самую действительность, а некоторые, не понимая, что здесь все в высшем духовном смысле сказано, соблазняются. Например, на небе пред Престолом Бога завеса, которая раздвигалась, когда подошла к ней блаженная Феодора… Конечно, это надо понимать в духовном смысле. Подобно тому, как говорят, что у евреев было на глазах покрывало, – ведь не значит это, что действительно над ними было некое вещественное покрывало. Или еще говорят про серафимов, что они закрывали лица крыльями. Какие же могут быть у них крылья? Это значит, что они не могут видеть всей славы Божией…

ЧУДЕСА

Однажды, когда мне было лет шесть, был такой случай: мы жили на даче в своем имении под Оренбургом. Наш дом стоял в огромном саду – парке и был охраняем сторожем и собаками, так что проникнуть в парк незаметно постороннему лицу было невозможно.

Однажды мы гуляли с отцом по парку, и вдруг, откуда ни возьмись, перед нами появился какой-то старец. Подойдя к моему отцу, он сказал: «Помни, отец, что это дитя в свое время будет таскать души из ада».

За год до моего поступления в Скит, на второй день Рождества Христова, я возвращался от ранней обедни. Было еще темно, и город только что начал просыпаться. Вдруг ко мне подошел какой-то старичок, прося милостыню. Схватился я, что портмоне не взял с собою, а в кармане всего двадцать копеек. Дал я их старику со словами: «Уж прости, больше нет с собою». Тот поблагодарил и подал мне просфору. Я взял ее, опустил в карман и хотел только что-то сказать нищему, как его уже не было. Напрасно я смотрел повсюду, он исчез бесследно. На другой год в этот день я уже был в Скиту.

Если посмотреть на жизнь внимательно, то вся она исполнена чудес, только мы часто не замечаем и равнодушно проходим мимо них. Да подаст нам Господь разум внимательно проводить дни своей жизни, со страхом и трепетом свое спасение содевающе.

Рассказывал мне бывший игумен Мещовского монастыря о. Марк, живущий ныне на покое в Оптиной Пустыни: – «Помню, это было, кажется, в 1867 году. Был я сильно болен и не чаял, что поднимусь. В это время жил я в Оптиной. Вижу однажды, как бы в тонком сне, будто стою на поляне, что около Козельска, и против трех Церквей. Восходит солнце. С правой и с левой стороны стоят подле меня какие-то существа. Замечаю, что солнце, видимое мною, есть икона, стоящая на чердаке Вознесенской Церкви. На вопрос мой к тому, который стоял около меня с левой стороны, тот ответил: «Я – Георгий! Икона, видимая тобою, есть икона Ахтырской Божией Матери». Проснувшись, передал об этом о. Амвросию. Начались розыски по всем Церквам г. Козельска, но иконы Ахтырской Божией Матери нигде не находили. Искали и в Вознесенской Церкви. После долгих и безуспешных поисков священник той Церкви о. Димитрий открыл сию икону на чердаке Церкви, лежащую в пыли и мусоре. Святая икона была тогда же принесена торжественно в Оптину, а я, приложившись к ней после молебна, получил облегчение от недуга и вскоре выздоровел совершенно».

Многие были после сего чудеса от сей иконы с верою приходившим к ней. По сие время св. икона сия находится в Вознесенской Церкви г. Козельска и почитается жителями как чудотворная.

Когда я возвращался из Манчжурии по железной дороге, то ночью захотелось мне уединиться, – взгрустнулось ли мне, или еще что, я уже не помню. Пошел я в прихожую вагона, если так можно выразиться, я разумею ту маленькую комнатку, которых обыкновенно бывает в каждом вагоны две: спереди и назади; в них бывает по 4 двери: одна ведет в вагон, другая на площадку в следующий вагон, а две направо и налево для выхода пассажиров. Вышел я и облокотился на одну дверь и думаю: «Слава Тебе, Господи. Еду я опять в дорогую Оптину». И захотелось пойти к противоположной боковой двери, иду и вдруг, словно силой какой, меня оттолкнуло. Остановился посредине и, вглядевшись увидел, что дверь отодвинута вбок (там двери такого устройства), чего я не заметил в темноте, а хотел облокотиться на нее. И что было бы… Господь спас…

ЮРОДИВЫЕ, БЛАЖЕННЫЕ

Скитский рясофорный монах о. Афанасий рассказывал мне о некоем рабе Божием Христа ради юродствовавшем, следующее. Звали его Сергей Николаевич. Юродствовал в городе Ливнах Орловской губ. Происходил из крестьян. Скончался он 70 лет от роду. Ходил всегда в рубище и проводил жизнь странническую. Живя в миру, о. Афанасий занялся однажды ссыпкою хлеба. Дело было выгодное. Привозит он как-то хлеб в Ливны в воскресенье утром и продает купцу. Сторговались и покончили дело. В то время, бывший у купца Сергей Николаевич, входит к ним и на слова о. Афанасия сказать ему что-нибудь, говорит: «Грех купцав руки брать!» Слов этих он тогда не понял. Объяснили их смысл впоследствии ливенские монахи, – то есть, что грешно торговать в праздники.

Тот же юродивый зашедши к одному ливенскому купцу, нагадил у него в переднем углу. Вскоре после этого с купцом случилось великое несчастье – засыпало в его колодце обвалившимся срубом двух мужиков. Наехал суд и пришлось купцу раскошеливаться.

Видели также Сергея Николаевича, как однажды он перешел через речку по дну ее, скрывшись под водой. Также говорил одной девочке, дочери одной бедной вдовы-мещанки в Ливнах: «Мы с тобою вместе умрем!» Так и случилось. Когда девочка эта умерла, юродивый пришел ко вдове, сел по правую сторону ее гробика и скончался. Хоронили их вместе в один день. Вынесли их в 8 часов утра из городской Церкви, а на кладбище принесли к вечеру. Все время на пути служили панихиды. Народу было множество, почти весь город собрался хоронить праведников.

Рассказывал мне сегодня 22 января 1896 года о. Димитрий-художник, скитский монах, что недавно в Шамордино приходил живущий в селе Хлопове, верстах в 30 от Шамордина, юродивый Иоанн. Пришел в келью к монахине Ольге, у которой дочь больна чахоткой. Знаками показал, что нужно ей пособороваться и готовиться к смерти. Потом потребовал ключ от запертой шкатулки, и когда оная была отперта по его требованию, вынул лежащий там образ-благословение больной от о. Амвросия. Образ поставил на божницу и велел теплить пред ним неугасимую лампаду. Затем ушел.

Блаженные. Блаженная Аннушка

Когда я вошел, она начала быстро раздеваться, начала снимать даже рубашку, так, что стала видна даже грудь: я отвернулся. Она говорит: «Дай мне тот зеленый кафтан». Я подал ей кафтан, висевший на стене. Надев его, она стала говорить: «Видишь, какая я стала красивая, видишь?» Для меня это было совершенно не понятно… А это значило, что мне надо было обновить свою душу. Наконец, я спросил у нее: «Чем же у меня все кончится?» Она взяла и завернулась с головой в кафтан и так села. Я вышел от нее, когда она была все еще в таком состоянии. Я ничего не понял и спросил об этом. Мне сказали, что это обозначает монашество. А тогда я еще и не думал идти в монастырь. Вначале я боялся идти к ней, думая, что может быть это и прелесть бесовская. Но меня уверяли духовные люди, что это действительно истинно–блаженная душа. Когда я был у нее, она лежала на своей кровати из трех тесинок, покрытых войлоком, уже 40 лет: у нее был паралич ног.

Была она круглая сирота, а за ней ходила какая-то старушка. Бедна до последней степени, но зато чиста была вся обстановка ее комнатки.

Блаженный Иванушка

Домашние считали его за дурачка, но народ уважал и любил его. Однажды он прибежал на сенокос. Его спрашивают: «Что тебе надо, Иванушка?». А он тут же побежал по направлению реки Жиздры. В этом самом месте был крутой обрыв и одно из самых глубоких мест реки. Смотрят – пропал. Все думали, что он утонул. Что делать? А он, пройдя под водою до другого берега, вышел из воды, поклонился всем и ушел. Летом его отпускали, а зимой привязывали за ногу.

Я был тогда еще военным, хотя не в форме. Вхожу, а Иванушка говорит:

— Батюшка пришел.

Ему говорят:

— Это не Батюшка, – думая, что он ошибся. А Иванушка опять:

— Батюшка пришел.

Потом велел мне взять плетку и хлестать «кощенку».

— Видишь, она за тобой бегает? Ну-ка ее так, хорошенько ее, так.

Я хлестал по воздуху, ничего не понимал. Он продолжал:

— А, убежала. Что? Ах, она кощенка.

Тогда было 3 часа пополудни, начиналась заря. Я стал с ним прощаться. Он обратился к окну прямо на Оптину Пустынь на зарю, и стал смотреть. Что он видел, не знаю, он, конечно, мне этого не сказал. Но видно было, что он видит дивное видение. Так я и ушел от него.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *