История возникновения

Проводы 2-го Московского женского батальона смерти в Москве. Лето 1917 г. Женский батальон смерти. Петроград, июнь 1917 Командующий Петроградским военным округом генерал П. А. Половцов проводит смотр 1-го Петроградского женского батальона смерти.

Старший унтер-офицер М. Л. Бочкарёва, находившаяся на фронте с Высочайшего разрешения (так как женщин было запрещено направлять в части действующей армии) с 1914 года к 1917 году, благодаря проявленному героизму, стала знаменитой личностью. М. В. Родзянко, приехавший в апреле с агитационной поездкой на Западный фронт, где служила Бочкарёва, специально попросил о встрече с ней и забрал её с собой в Петроград для агитации за «войну до победного конца» в войсках Петроградского гарнизона и среди делегатов съезда солдатских депутатов Петросовета. В выступлении перед делегатами съезда Бочкарёва впервые высказалась о создании ударных женских «батальонов смерти». После этого её пригласили представить своё предложение на заседании Временного правительства.

Мне сказали, что моя идея великолепная, но нужно доложить Верховному Главнокомандующему Брусилову и посоветоваться с ним. Я вместе с Родзянкой поехала в Ставку Брусилова… Брусилов в кабинете мне говорил, что надеетесь ли вы на женщин и что формирование женского батальона является первым в мире. Не могут ли женщины осрамить Россию? Я Брусилову сказала, что я сама в женщинах не уверена, но если вы дадите мне полное полномочие, то я ручаюсь, что мой батальон не осрамит России… Брусилов мне сказал, что он мне верит и будет всячески стараться помогать в деле формирования женского добровольческого батальона.

— М. Л. Бочкарёва

21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского Собора состоялась торжественная церемония вручения новой воинской части белого знамени с надписью «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой». Военный совет 29 июня утвердил положение «О формировании воинских частей из женщин-добровольцев».

Керенский слушал с явным нетерпением. Было очевидно, что он уже принял решение по этому делу. Сомневался лишь в одном: смогу ли я сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность. Керенский сказал, что разрешит мне начать формирование немедленно <…> Когда Керенский провожал меня до дверей, взгляд его остановился на генерале Половцеве. Он попросил его оказать мне любую необходимую помощь. Я чуть не задохнулась от счастья.

— М. Л. Бочкарёва Руководящий состав воинского формирования. Лето 1917. На фото М. Бочкарева сидит крайняя слева.

В ряды «ударниц» записывались прежде всего женщины-военнослужащие из фронтовых частей (в Русской императорской армии было небольшое число женщин-военнослужащих, нахождение в армии каждой из которых утверждалось Высочайшим разрешением, среди них были даже георгиевские кавалеры), но также и женщины из гражданского общества — дворянки, курсистки, учительницы, работницы. Большой была доля солдаток и казачек:38. В батальоне Бочкарёвой были представлены как девушки из знаменитых дворянских родов России, так и простые крестьянки и прислуга. Адъютантом Бочкарёвой служила Мария Скрыдлова — дочь адмирала Н. И. Скрыдлова. По национальности женщины-добровольцы были в основном русскими, но среди них встречались и иные национальности — эстонки, латышки, еврейки, англичанка. Численность женских формирований колебалась от 250 до 1500 человек.

Появление отряда Бочкарёвой послужило импульсом к формированию женских отрядов в других городах страны (Киев, Минск, Полтава, Харьков, Симбирск, Вятка, Смоленск, Иркутск, Баку, Одесса, Мариуполь), но из-за усиливавшихся процессов разрушения российского государства создание этих женских ударных частей так и не было завершено.

Официально на октябрь 1917 года числились: 1-й Петроградский женский Батальон смерти, 2-й Московский женский Батальон смерти, 3-й Кубанский женский ударный батальон (пехотные); Морская женская команда (Ораниенбаум); Кавалерийский 1-й Петроградский батальон Женского Военного Союза; Минская отдельная караульная дружина из женщин-доброволиц. На фронте побывали первые три батальона, в боевых действиях участвовал только 1-й батальон Бочкарёвой.

Отношение к женским батальонам

Евдокия Скворцова, матрос Первой морской женской команды, представитель командного комитета, потомственная дворянка, до поступления во флот — учительница

Как писала российский историк С. А. Солнцева, солдатская масса и Советы приняли «женские батальоны смерти» (впрочем, как и все прочие ударные части) «в штыки». Фронтовики ударниц иначе как «проститутками» не называли. Петроградский Совет в начале июля выступил с требованием расформировать все «женские батальоны» как «непригодные для несения армейской службы» — к тому же, формирование таких батальонов было расценено Петросоветом как «скрытный манёвр буржуазии, желающей вести войну до победного конца».

Воздадим должное памяти храбрых. Но… не место женщине на полях смерти, где царит ужас, где кровь, грязь и лишения, где ожесточаются сердца и страшно грубеют нравы. Есть много путей общественного и государственного служения, гораздо более соответствующих призванию женщины.

— Деникин Антон Иванович Очерки русской смуты. Глава XXIX.Суррогаты армии: «революционные», женские батальоны и т. д.

Участие в боях Первой мировой войны

Ударницы на учениях в летнем лагере. Полевая кухня

27 июня 1917 года «батальон смерти» в составе двухсот человек прибыл в действующую армию — в тыловые части 1-го Сибирского армейского корпуса 10-й армии Западного фронта в район Новоспасского леса, севернее города Молодечно, что под Сморгонью.

9 июля 1917 года по планам Ставки Западный фронт должен был перейти в наступление. 7 июля 1917 года 525-му Кюрюк-Дарьинскому пехотному полку 132-й пехотной дивизии, в состав которого входили ударницы, поступил приказ занять позиции на фронте у местечка Крево. «Батальон смерти» находился на правом фланге полка. 8 июля 1917 года он впервые вступил в бой, так как противник, зная о планах русского командования, нанёс упреждающий удар и вклинился в расположение русских войск. За три дня полк отразил 14 атак германских войск. Несколько раз батальон поднимался в контратаки и выбил германцев из занятых накануне русских позиций. Вот что написал полковник В. И. Закржевский в своём рапорте о действиях «батальона смерти»:

Отряд Бочкарёвой вёл себя в бою геройски, всё время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина русской революционной армии.

По свидетельству самой Бочкарёвой, из 170 человек, участвовавших в боевых действиях, батальон потерял до 30 человек убитыми и до 70 ранеными. Мария Бочкарёва, сама раненная в этом бою в пятый раз, провела полтора месяца в госпитале и была произведена в чин подпоручика.

Такие тяжёлые потери среди женщин-добровольцев имели и иные последствия для женских батальонов — 14 августа новый Главковерх генерал Л. Г. Корнилов своим приказом запретил создание новых женских «батальонов смерти» для боевого применения, а уже созданные части предписывалось использовать только на вспомогательных участках (охранные функции, связь, санитарные организации). Это привело к тому, что многие женщины-добровольцы, желавшие сражаться за Россию с оружием в руках, написали заявления с просьбой уволить их из «частей смерти».

Защита Временного правительства

На площади перед Зимним дворцом. Доброволицы на площади перед Зимним дворцом.

Один из женских батальонов смерти (1-й Петроградский, под командованием лейб-гвардии Кексгольмского полка:39 штабс-капитана А. В. Лоскова) в октябре 1917 г. вместе с юнкерами и другими частями, верными присяге, принимал участие в защите Зимнего дворца, в котором располагалось Временное правительство.

25 октября (7 ноября) батальон, расквартированный в районе станции Левашово Финляндской железной дороги, должен был отправиться на Румынский фронт (по планам командования предполагалось каждый из сформированных женских батальонов отправить на фронт для поднятия морального духа воинов-мужчин — по одному на каждый из четырёх фронтов Восточного фронта). Но 24 октября (6 ноября) командир батальона штабс-капитан Лосков получил приказание отправить батальон в Петроград «на парад» (на самом деле для охраны Временного правительства). Лосков, узнав о реальной задаче и не желая втягивать подчинённых в политическое противостояние, вывел весь батальон из Петрограда обратно в Левашово, за исключением 2-й роты (137 человек).

Штаб Петроградского военного округа попытался с помощью двух взводов ударниц и частей юнкеров обеспечить разводку Николаевского, Дворцового и Литейного мостов, но советизированные матросы сорвали эту задачу.

Рота заняла оборону на первом этаже Зимнего дворца на участке справа от главных ворот до Миллионной улицы. Ночью, в ходе штурма дворца, рота сдалась, была разоружена и уведена в казармы Павловского, затем Гренадерского полка, где с некоторыми ударницами «обращались дурно» — как установила специально созданная комиссия Петроградской городской думы, три ударницы были изнасилованы (хотя, возможно, немногие отважились признаться в этом), одна покончила с собой. Девушка не выдержала известия, что батальон подлежит роспуску, будучи в тяжелой жизненной ситуации, находясь в состоянии тяжелого стресса застрелилась на посту, она была жительницей Парголово, осталась мать с которой у нее были тяжелые взаимоотношения, об этом написала ее сослуживица — Мария Бочарникова. 26 октября (8 ноября) рота была отправлена на место прежней дислокации в Левашово. По воспоминаниям старшего унтер-офицера 1-й Петроградского женского батальона смерти — Марии Бочарниковой написанных в конце 1950-х годов, никаких насилий непосредственно во время Октябрьской революции не было. Наоборот во время пребывания в казармах Гренадерского полка их накормили, отнеслись очень сочувственно и тепло. Также эти сведения Мария описала в переписке с эмигрантом Л. Ф. Зуровым который писал книгу о революции и гражданской войне, но не окончил. Насилиям подверглись некоторые ударницы когда возвращались по домам в конце 1917 — начале 1918 гг. после расформирования батальона большевистскими властями, частным образом. Это стало известно позднее из писем близких и непосредственных жертв. Девушки разъезжались по России, на железных дорогах становились объектами издевательств, убийств и изнасилований со стороны разнузданной солдатни, матросов, уголовной толпы.

Первая морская женская команда, август 1917, фото Якова Штейнберга

Примечания

  1. Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — Москва: Терра, 2008. — Т. 4. — С. 265. — 560 с. — (Большая энциклопедия). — 100 000 экз. — ISBN 978-5-273-00564-8.
  2. 1 2 3 4 5 Базанов С. Н. Право умереть за Родину. «Батальоны смерти» в Русской армии в 1917 году // История : газета. — Изд. дом «Первое сентября», 2008. — № 21.
  3. 1 2 3 Абинякин Р. М. Офицерский корпус Добровольческой армии: социальный состав, мировоззрение. 1917–1920 гг. : Монография. — Орёл: Издатель А. Воробьёв, 2005. — 204 с. — 1000 экз. — ISBN 5-900901-57-2.
  4. 1 2 3 4 5 6 Статья Солнцевой С. А. «Ударные формирования Русской армии в 1917 году» в журнале «Отечественная история» 2007 № 2 стр. 47—59 на сайте «Regiment.ru»
  5. Кавтарадзе А. Июньское наступление русской армии в 1917 году (рус.) // Военно-исторический журнал : Журнал. — 1967. — № 5.
  6. Дроков С. В. Мария Бочкарева: краткий очерк русского воина. — Образовательный журнал для взрослых «Новые знания online», 2013-03-07.
  7. 1 2 3 Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — Москва: Терра, 2008. — Т. 2. — С. 77. — 560 с. — (Большая энциклопедия). — 100 000 экз. — ISBN 978-5-273-00562-4.
  8. Рид, Д. Десять дней, которые потрясли мир. — Москва: Государственное издательство политической литературы, 1957.
  9. Имелась информация, что солдаты запугивали ударниц расстрелами, некоторых коллективно насиловали или пороли. Трудно сказать, насколько точна была эта информация (Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. — Москва: РОССПЭН, 1997. — 376 с. — ISBN 978-5-8243-1263-8.).
  10. Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. — Москва: РОССПЭН, 1997. — 376 с. — ISBN 978-5-8243-1263-8.
  11. Комментарии к. и. н. Г. М. Ивановой к книге Ж. Садуля Записки о большевистской революции. Книга, 1990 г. ISBN 5-212-00283-4. Стр. 392
  12. В.Казаков. «Женский батальон смерти» Марии Бочкаревой (К 100-летию Первой мировой войны). Оф. сайт Постоянного Комитета Союзного государства. http://www.postkomsg.com/?id=39429&template=print
  13. В Петербурге снимают кино о женском батальоне, почти забытом в советское время. Сайт Первого канала (3 сентября 2013). Дата обращения 4 сентября 2013.

Ссылки

  • Женские Батальоны смерти в Русской Армии
  • Первая женская команда смерти Марии Бочкарёвой
  • Женский батальон смерти Марии Бочкарёвой
  • В «Женском батальоне смерти» царила железная дисциплина
  • Фонды пехотных и кавалерийских бригад, отрядов, полков и отдельных частей. Батальоны
  • Звезда женского батальона
  • Воспоминания М. А. Рычковой
  • Владимир Ермолов. Женщины и дети в сражениях Первой мировой войны. Газета «История» издательского дома «Первое сентября» (№ 09 — 2003). Дата обращения 12 апреля 2011. Архивировано 4 апреля 2012 года.
  • Павел Аксёнов. Женские «батальоны смерти»: последняя надежда Керенского. Русская служба Би-би-си (21 июня 2012). Дата обращения 22 июня 2012. Архивировано 28 июня 2012 года.

Не скроем, что поводом для написания статьи стал просмотр картины режиссера Дмитрия Месхиева «Батальонъ». Причем сам фильм показался не таким интересным, как его настоящие прообразы. Идя на «Батальонъ», ожидаешь, как скупые мужские слезы будут наворачивать на глазах. Но на деле истинная драма тех дней, экранизированная в наши дни, была более жестокой и пробирающей до мурашек нежели картина Месхиева. Пока что не научились у нас выдерживать драматические сюжеты по всем канонам. Сколько бы не ругались на картины забугорного производства, но там кино снимать умеют. Да так, что и прослезиться не грех. Но уже благо, что такие темы стали подниматься. Герои Первой мировой, про которых незаслуженно забыли и подвергли забвению ввиду их несогласия с политикой советских и коммунистических идеологов, теперь обретают признание.

Мария Бочкарева

Именно с этим именем связано формирование первого женского батальона смерти, о котором, собственно, и ведется повествование в фильме Месхиева. Ее судьба весьма показательна, как пример традиционного русского характера, когда из грязи через все преграды человек доходил до признания и славы среди достойных людей, а потом платил за это с лихвой. Крестьянка, ставшая командиром целого батальона, получившая множество наград, признанная многими офицерами как ровня. Что же должно было произойти в жизни этой женщины, чтобы она превратилась из представительницы слабого пола в солдата.

Родившись в бедной крестьянской семье, Мария Бочкарева в скором времени уехала вместе с родителям в Сибирь, где им была обещана земля и государственные субсидии. Но как это часто бывает, поманили хлебом с маслом, а на деле оказался шиш. Бедность преодолеть не получалось, управлялись как могли. Поэтому родителям пришлось выдать Марию еще в 15-летнем возрасте замуж. Но долго этот брак не просуществовал. Ее суженый, не смотря на свои 23 года, был изрядным алкоголиком, и в пылу наступавшего осатанения принимался бить жену. Маша не выдержала такого поведения и сбежала от незадачливого муженька. Сбежала к местному мяснику Якову Буку. Но и тот оказался еще тем подарочком судьбы. Сначала его арестовали в 1912 за разбойничество, а чуть позже Яков получил еще больший срок за участие в банде хунхузов. Его нынешняя жена следовала за ним в каждое из мест заключения, но ровно до тех пор, пока он тоже не запил и не начал повторять ошибки предыдущего избранника.

Как раз в это время разразилась Первая мировая война, и Мария Бочкарева(фамилия досталась кстати от первого мужа) решила записаться добровольцем на фронт. Поначалу ее не хотели принимать вообще, а затем согласились поставить молодую девушку на службу в санитарные войска. Какое-то время, помогая раненым, она не оставляла надежды на перевод на фронт. Что и состоялось спустя считанные недели. На фронте же Бочкарева стала феноменом. Испытывая очередные порции жестоких издевок от солдат, она при этом яростно и самоотверженно сражалась в бою. Поэтому в скором времени издевательства кончились, и к ней стали относиться как к равной. Итогом службы в рядах Русской армии на фронтах Первой мировой стали звание унтер-офицера, Георгиевский крест, 3 медали отличия и 2 ранения.

Но на подступах были смутные времена.

Создание женского батальона смерти

Временное правительство не могло удержать фронт. Деятельность советских агитаторов подрывала тыловую поддержку, а в рядах самих солдат зрел бунт и мятеж. Люди, уставшие от войны, готовы были бросить оружие и уйти по домам. В такой обстановке старший офицерский состав требовал принять жесткие меры по введению дисциплинарных наказаний, вплоть до расстрела дезертиров. Но председателем временного правительства был памятный нам по судьбе генерала Крымове А.Ф. Керенский, своим мнением он обладал и на этот счет. По его требованию вместо введения жесткого пресечения неповиновения, принимается решение о формировании женского батальона в рядах Русской армии, чтобы повысить боевой дух солдат и пристыдить тех, кто сложил оружие, не закончив войны.

Лучшим командиров для такого подразделения могла стать только Мария Бочкарева. По настоятельной просьбе офицерского состава Керенский лично поручает Марии возглавить отряд и начать его укомплектование немедленно. То были отчаянные времена, у многих болела душа за Отечество, даже у женщин. Поэтому доброволиц хватало. Много было женщин служивших, но шли и гражданские. Особенный наплыв шел со стороны вдов и жен-солдат. Шли и благородные девицы. Всего первый набор в батальон насчитывал около 2 000 женщин и девушек, решивших помочь своей стране таким неординарным для них образом.

Керенский слушал с явным нетерпением. Было очевидно, что он уже принял решение по этому делу. Сомневался лишь в одном: смогу ли я сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность. Керенский сказал, что разрешит мне начать формирование немедленно <…> Когда Керенский провожал меня до дверей, взгляд его остановился на генерале Половцеве. Он попросил его оказать мне любую необходимую помощь. Я чуть не задохнулась от счастья.
М.Л. Бочкарева.

Жизнь Марии Бочкаревой не была сахаром, поэтому она давно перестала считать себя просто женщиной. Она солдат, офицер, так что и от подчиненных требовала такого же подхода. В ее батальоне не должно было быть женщин, ей нужны были солдаты. Из 2000 человек обучение прошли 300, на фронт оправились только 200. Остальные не выдержали нагрузок и казарменного положения. Перед отправкой на фронт 21 июня 1917 года новому подразделению войск было вручено белое знамя, на котором была надпись, гласившая «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой». Женщины отправились на фронт.

На фронте батальон Бочкаревой наслушался от солдатни много «приятностей». Особенно разглагольствовали пропитанные новой революционной идеологией господа с красными бантиками в петлицах. Приезд женщин-солдат они считали провокацией, что собственно было недалеко от правды. Ведь воющие и умирающие с оружием в руках женщины — это позор здоровым и сложившим оружие мужчинам, отсиживавшихся в тылу и попивавших немецкое пойло.

Прибыв на Западный фронт, батальон женщин-солдат уже 9 июля вступил в свой первый бой. Позиции в этой части фронта постоянно переходили из одних рук в другие. Отбив атаку немецких войск подразделение Бочкаревой заняло позиции противника и долгое время их удерживала. Тяжелейшие бои сопровождались такими же тяжелейшими потерями. К моменту непосредственных боевых действий в расположении командира батальона было 170 штыков. К окончанию серии затяжных сражений в строю осталось всего 70. Остальные числились убитыми и тяжело ранеными. Сама Мария получила очередное ранение.

Отряд Бочкарёвой вёл себя в бою геройски, всё время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина русской революционной армии.

В. И. Закржевский

Насмотревшись крови женщин-солдат командующий Русской армией генерал Лавр Корнилов запретил формирование женских отрядов, а нынешние отряды отправил в тыл и на санитарное обеспечение. Это действительно был последний бой батальона смерти Марии Бочкаревой.

Наследие женщины-воина

Со временем не смотря на приказ Корнилова в армии будут создаваться другие батальоны, численный и качественный состав которых будут составлять только женщины. В период гражданской войны Бочкарева из-за преследования нового правительства покинет страну в поисках помощи для Белого движения. Вернувшись в страну и занявшись формированием новых отрядов для борьбы с большевиками, она будет арестована и кинута в тюрьму. По документальному свидетельству в 1920 году Мария Бочкарева за пособничество Белому движению и преданности идеям генерала Корнилова была расстреляна. Но по другим сведениям она была вызволена из тюрьмы, вышла замуж третий раз и под чужой фамилией жила на Китайско-Восточной железной дороге.

В период поездки заграницу она повидалась в президентом США Вудро Вильсоном, королем Англии Георгом V, а незадолго до ареста была на приеме у адмирала Колчака. Если верить документальным сводкам, она прожила всего 31 год, но за это время видела столько, сколько люди не увидели бы за 2 или даже 3 жизни. Ее имя забыто за пособничество Белому движению, но плюсы нынешнего времени заключаются в том, что личности подобные ей получают реабилитацию. Не только официальную на уровне правительства, но и народную. Наш журнал посвящен мужчинам, но эта женщина была достойнее многих из нас, поэтому рассказать о ней и помнить ее — наша обязанность.

Какова история женских батальонов смерти?

Дмитрий Суржик 16 4 года назад Историк

Был такой знаменитый приказ №1, принятый в самом начале марта 1917 года, уже после февральской революции, призванный уравнять офицеров и простых солдат. По сути, этот документ очень заметно расширял права низших чинов. Это было очень похоже на «берите суверенитета, сколько сможете проглотить» из наших 90-х. Такое положение вещей вызвало масштабное недовольство среди офицеров и огромное число проблем в рядах воюющей и проигрывающей армии.

Среди военнослужащих воцарился хаос, началось массовое дезертирство прямо с фронта. И именно в этот момент было принято решение о создании женского батальона специально для того, чтобы устыдить дезертиров — мол, смотрите: женщины за вас воюют.

Так что основной смысл создания этих батальонов — пропагандистский, в войне они участвовали очень ограниченно.

Кто именно их придумал, не очень понятно, но очевидно, что во Временном правительстве, которое намеревалось вести войну до последнего, эта идея быстро нашла множество сторонников. Считается, что одним из инициаторов создания такого батальона была Мария Бочкарева, сумевшая за три войны, прошедших до 1917 года, получить известность и завоевать некий авторитет в офицерских кругах. Она также сумела заручиться поддержкой Брусилова, который в мае был назначен Верховным главнокомандующим. Ей же дали возглавить первый батальон, который официально назывался «женский батальон смерти». В него — на добровольной основе — из других армейских частей собрали около 200 женщин и отправили на фронт.

Одновременно подобные батальоны создавались и в других регионах, однако только один из них — первый, петроградский, — участвовал в боевых действиях. И всего лишь однажды. В этом единственном бою батальон потерял 30 убитыми и еще 70 ранеными. Такие результаты ошарашили командование и отшатнули от этой идеи. Новый главнокомандующий Корнилов запретил создание новых женский частей, а старые отправил заниматься охраной, связью или медициной.

Кстати, один из таких батальонов охранял Зимний дворец во время октябрьской революции, но тоже не очень успешно. После октября женские батальоны были запрещены полностью и окончательно. Те женские части, которые появлялись во Второй мировой войне, (вроде «ночных ведьм») ничего общего с женскими батальонами смерти не имеют.

Секретные Истории — Женский Батальон Смерти

19 июня 1917 года в Петрограде был создан батальон смерти — особое воинское подразделение, бойцы которого обязаны были сражаться до последнего. Отличием его от остальных подобных формирований было то, что состоял он исключительно из женщин…

Жизнь в вечной мерзлоте

Командовала батальоном смерти офицер русской армии Мария Бочкарева, женщина с уникальной судьбой. Она родилась в 1889 году, в обычной крестьянской семье. Нищее и многодетное семейство обитало в Новгородской губернии, а затем перебралось в Сибирь. Но и в новых местах родители Марии не нашли счастья и богатства.

С ранних лет девочка вынуждена была батрачить ради лишней копейки. В 16 лет Мария вышла замуж за крестьянина Афанасия Бочкарева, но ее муж оказался пьяницей, хозяйствовать и зарабатывать на жизнь не умел и любил. И как это часто бывает у русских женщин, Мария была вынуждена взять на себя роль кормилицы и добытчицы. Молодая женщина отправилась работать на строительство железной дороги, в качестве чернорабочей.

Платили ей там немного, но и эти гроши отбирал муж и пропивал, и вдобавок еще и бил жену. Мария долго не выдержала такой жизни и сбежала. Вскоре она познакомилась с владельцем мясной лавки Яковом Буком, с которым у нее разгорелся бурный роман. Но оказалось, что Яков самый настоящий бандит, глава воровской шайки. Вскоре его арестовали и отправили по этапу в Якутск, на вечное поселение. Верная влюбленная Мария последовала за ним, взяв на себя все бытовые тяготы на новом необустроенном месте. Но здесь и Яков сумел «отличиться» и вначале был посажен в тюрьму, а затем отправлен в глухой таежный поселок. Мария опять отправилась за ним, хотя давно уже от своего «кавалера» видела только побои и оскорбления. Скоре всего именно это послужило причиной ее решительного поступка — бегства в армию.

В 1914 году до северной глуши с большим опозданием долетела весть о том, что началась война с немцами. Бочкарева, не раздумывая, собралась и уехала от опостылевшего Якова в Томск. Там она нашла командира резервного батальона и потребовала от него, чтобы он «записал ее в солдаты» и отправил на фронт. Командир сначала даже не стал ее слушать, но Мария начала против него собственные военные действия — подкарауливала в засадах, умоляла, уговаривала, рыдала. Тем не менее, хотя ее желание и вызывало уже сочувствие у окружающих, на фронт ее брать никто не собирался. Тогда Бочкарева совершила отчаянный шаг — она послала в Петербург телеграмму на имя императора, в которой просила разрешить ей послужить во славу Отечества.

И вскоре в Томск пришло послание от… Николая II. Он выражал свое одобрение и повелевал зачислить женщину в полк. После высочайшего приказа Мария Бочкарева была принята в армию. Вначале последовала недолгая учеба в тылу, а весной 1915 года Мария оказалась на войне.

Если до этого момента можно было говорить о том, что желание Бочкаревой оказаться на фронте какой-то каприз или стремление убежать от постылой и безысходной действительности, то ее действия на передовой показали, что она на самом деле очень отважная женщина и настоящий боец. Она смело ходила в атаку и разведку, ни в чем не уступала мужчинам, была несколько ранена, но всегда возвращалась в строй. К 1917 году она уже стала полным Георгиевским кавалером и получила повышение звания.

Естественно, что об удивительной женщине-герое много говорили на фронтах и писали в газетах. Вскоре она стала весьма популярной личностью, талисманом российской армии. При этом многочленных корреспондентов поражали ее мудрые житейские воззрения, остроумие и живой язык.

Женщина с винтовкой

Тем временем, на Россию надвигались серьезные общественно-политические изменения, вызванные затянувшейся войной. Солдаты устали воевать, крестьяне устали кормить армию. Кризис разрешился Февральской революцией. Марию Бочкареву позвали в Петроград в качестве эксперта по военным вопросам. Она, как человек, близко знакомый с предметом, рассказывала Временному правительству о том, что боевой дух в частях значительно упал и необходимы меры для его поднятия.

Именно тогда было решено создать особый женский батальон и отправить его на фронт. Бочкарева была уверена, что вид слабых женщин с винтовками вдохновит деморализованное войско, и солдаты с новыми силами кинутся сражаться с врагом, прекратится дезертирство и разложение в армии. Но все же в высших военных круг сомневались в удаче подобного смелого эксперимента. Генерал Брусилов спросил Бочкареву: «Надеетесь ли вы на женщин»? «Ручаюсь, что мой батальон не осрамит России», — отвечала женщина-офицер.

Был кинут клич, и вскоре набралось уже больше двух тысяч добровольцев женского пола. Среди них выбрали женщин не моложе 16 и не старше 40 лет. Призывники проходили медкомиссию, которая отсеивала больных и беременных.

Вскоре был сформирован первый женский батальон смерти. В газетах появились воззвания и лозунги: «Ни один народ в мире не доходил до такого позора, чтобы вместо мужчин-дезертиров шли на фронт слабые женщины. Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Хотя дамы, собравшиеся на войны, не ждали для себя легкой жизни и были готовы к тяготам и лишениям, тем не менее, создание полка не обошлось без скандалов, связанных со службой. Появились жалобы на командира батальона — в связи с ее жестокостью и рукоприкладством. Женщины-солдаты утверждали, что Бочкарева «бьет морды, как заправский вахмистр старого режима».

Когда на командира батальон попытались воздействовать, она ответила, что «недовольные могут убираться ко всем чертям». Недовольные действительно «убрались» и оказались в другом женском батальоне, судьба которого оказалась страшной. Именно он охранял Зимний дворец в роковую ночь Октябрьского переворота. Женщины были изнасилованы и убиты…

Но это произойдет позже. Пока же оставшиеся с Бочкаревой собирались на фронт. В батальоне после раскола стало гораздо спокойней, и о железной дисциплине, царившей в нем, ходили легенды. Перед отправкой на фронт батальону на Исаакиевской площади было торжественно вручено знамя. На церемонии присутствовали Керенский и другие представители Временного правительства. Батальон проводили на фронт и стали ожидать известий об укреплении военного духа.

Расстрел в подвале

Но, увы, этого не произошло. 9 июля 1917 года женский батальон отправился в свою первую атаку. Хотя женщины и старались показать свои воинские умения, получалось у них это не так хорошо, как хотелось бы, и батальон понес значительные потери.

Деникин писал в своих мемуарах: «Я знаю судьбу батальона Бочкаревой. Встречен он был разнузданной солдатской средой насмешливо, цинично. В местечке Молодечно, где стоял первоначально батальон, по ночам приходилось ему ставить сильный караул для охраны бараков… Потом началось наступление.

Женский батальон, приданный одному из корпусов, доблестно пошел в атаку, не поддержанный «русскими богатырями». И, когда разразился кромешный ад неприятельского артиллерийского огня, бедные женщины, забыв про технику рассыпного строя, сжались в кучку — беспомощные, одинокие на своем участке поля, взрыхленного немецкими бомбами. Понесли потери. А «богатыри» частью вернулись обратно, частью совсем не выходили из окопов…». В этом же бою ранена и Мария Бочкарева.

Но правительство решило продолжить эксперимент, и было создано еще несколько женских батальонов. После возращения из госпиталя Мария командовала уже полком. Но тут произошел Октябрьский переворот, полк был расформирован, Бочкареву арестовали и посадили в Петропавловскую крепость. Ей предложили перейти на сторону большевиков и сражаться с белогвардейцами, но она отказалась. В то время кровавый террор еще только начинался, бывших царских офицеров пока не преследовали, и Бочкареву вскоре выпустили.

Мария решила играть на своей стороне — всеми правдами и неправдами она перебралась на оставшиеся у белых территории в Добровольческую армию. Вскоре по приказу генерала Корнилова она отправилась в поездку в США и Англию, где встречалась с Вудро Вильсоном и английским королем. Подробности этой поездки известны мало, ее целью была просьба помощи у могущественных союзников. Вернувшись в Россию, она оказалась в армии Колчака, но в ноябре 1919 года, после взятия большевиками Омска, была арестована. Ее делом долго занимались чекисты, пытаясь нащупать все связи с белогвардейцами. 16 мая 1920 года Мария Бочкарева была расстреляна.

31 августа начались съемки фильма «Батальон смерти», рассказывающий историю о женском батальоне, сражавшимся на фронтах Первой мировой войны. Съемки пройдут в Северной столицы, на данный момент снимают на Васильковом острове.

Пока конкретные подробности о сюжете картины не разглашаются, однако известно, что режиссер Дмитрий Месхиев намерен создавать стилизацию под старину не только декорациями и костюмами, но и качеством изображения. Пока не понятно что это значит, но, как сказал режиссер, не будет ни черно — белой пленки, ни 3D формата. Как говорят создатели, фильм «Батальон смерти» — это «фильм о героизме русских женщин»… Да и как тут не поверишь уже сейчас, когда известно, что ради картины почти 60 девушек побрились наголо, а во главе всех — актриса Мария Кожевникова. Помимо Марии Кожевниковой к проекту прикреплены такие известные актеры как Марат Башаров, Мария Аронова и Евгений Дятлов, Владимир Зайцев. Особо запомнить режиссер просит актера Николая Аузина, из Тюмени. Постановщик уверен, что открыл новую звезду.Дата выхода фильма «Батальон смерти» — августа 2014 года. Съемочный процесс расписан до декабря 2013 года. Образ обритой Марии Кожевниковой…

Оригинал взят у

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *