Авеста (или Зенд-Авеста) – священная книга последователей зороастризма – великой древней религии, которую некогда исповедовал весь Иран (более тысячи лет), а теперь – лишь небольшие общины парсов, по преимуществу на западе Индии. Старинные персидские легенды и древнегреческие известия говорят, что основатель этой веры, пророк Зороастр, написал двадцать одну книгу, которые в совокупности и составляли Авесту. Полный состав этих книг не сохранился. В середине XVIII века, благодаря самоотверженным поискам среди парсов французского ученого, Анкетиля Дюперрона, Европа ознакомилась с переводом двух из них, Вендидада и Ясны. Очень многие ученые сомневались в их подлинности. Но за нее ручается, между прочим, и согласие их с тем, что рассказывают об учении Зороастра греческие и римские писатели.

Правда, подлинность их надо понимать не в том смысле, что они в нынешнем своем виде эти части Авесты действительно написаны самим Зороастром. Очень многое в современной версии Авесты носит на себе очевидный отпечаток позднейшего происхождения: они содержат точные правила богослужения на разные праздники, на каждое время года, на каждую из нескольких частей дня; подробные нравственные постановления относительно всех житейских дел; казуистическое распределение грехов по разрядам, с назначением особых наказаний, очищений и подвигов набожности за каждый грех, так что это напоминает казуистику буддийской исповеди грехов. Культ той Авесты, что дошла до нас, уже имеет строго установленные молитвы, церемонии, песнопения. Богослужение совершается особыми жрецами, оно – длинный ряд предписанных молитв и воззваний к богам, лишенных теплоты чувства, лишенных поэзии. Фигуры богов в современных книгах Авесты бледны и неопределенны, вовсе не таковы, какими бывают создания живого мифического творчества. Часто они уже только аллегорические олицетворения нравственных качеств. Все это – черты, принадлежащие системам развитых, имеющих уже долгую историю жреческих религий.

Пророк Заратустра (Зороастр), считающийся автором Авесты

Эти и тому подобные следы жреческой обработки религиозных представлений, попадающиеся в Зенд-Авесте на каждой странице, несомненно доказывают, что священные книги парсов в нынешней своей сухой форме не могли быть ни произведением проникнутого религиозным энтузиазмом мудреца Зороастра, ни продуктом наивной народной веры, что они – компиляции, постепенно составленные из результатов очень долгой деятельности многочисленного духовенства, и принадлежащие таким временам, когда уже давно замолкло живое слово основателя веры. Но основные черты догматики и морали в этих поздних компиляциях Авесты, несомненно, принадлежат учению Зороастра и составляли существенное содержание староперсидского поклонения свету и огню.

Итак, в дошедших до нас книгах Авесты мы имеем вероучение, основу которого составляют очень древние понятия и обычаи, но которое подверглось в руках жрецов переработке в духе понятий и надобностей позднейшего времени. Подобно индийским законам Ману, Зенд-Авеста, регламентируя самыми точными правилами религиозную жизнь и богослужебные обряды, подводит под свои постановления и все житейские дела. Много веков Авеста была кодексом государственного, общественного и семейного быта у народа, достигшего высокой культуры.

Жрецы Авесты

Степень образования народа, обрисованная в Авесте, была еще очень низкая; но в то время, когда составлялись эти священные книги, уже должно было существовать сословие жрецов («атрав») и надо, кажется, даже думать, что оно уже имело очень выработанную организацию, приобрело влиятельное положение, что уже были в нем и некоторые элементы испорченности. Религия Авесты, требующая заклинания злых духов установленными формулами и молитвами, вменяющая в обязанность людям определенные способы очищения и подвиги покаяния, вводящая определенные формы богослужения и, следовательно, нуждающаяся для исполнения своих обрядов в людях с особой теоретической и практической подготовкой, имеет необходимость в жрецах, специальную профессию которых составляют религиозные дела. А сведения, нужные для жреческой профессии, могли быть приобретаемы только от жрецов. Это, естественно, должно было вести к возникновению особого жреческого сословия и к основанию школ для подготовки к жреческому сану.

Из многих мест Зенд-Авесты ясно, что у восточноиранских племен с очень давних времен существовали жрецы, «атравы», составлявшие особое сословие; что у знаменитейших жреческих родов был обычай передавать религиозные знания и богослужебное искусство по наследству сыновьям, или подготавливать учеников к исполнению жреческих обязанностей; что жрецы Авесты имели особенности одежды, которыми отличались от остального народа; что жреческие знания были монополией жреческого сословия и сообщались одним только посвященным.

Но атравы не составляли замкнутого наследственного сословия, как индийские брахманы, и не были ни так многочисленны, ни так могущественны, как мидийско-персидские маги. Восточноиранское духовенство является в Авесте уже имеющим иерархическое устройство. Атравы составляли группы, находившиеся под управлением начальников, и делились на разряды по различию своих богослужебных обязанностей. Одни совершали жертвоприношения, другие руководили предписанными Авестой очищениями, третий класс их занимался молитвословием и т. д. Они носили при себе жертвенную чашу, жезл для убивания нечистых животных, и закрывали нижнюю часть лица платком, который назывался паитиданой и служил для того, чтобы дыхание, сдерживаемое им, не оскверняло своим прикосновением священный огонь.

Персидские маги

Наши сведения о политическом положении восточноиранских атрав не достаточно определенны; таковы же наши сведения и о положении жрецов западного Ирана, называвшихся магами, «магуш». Древнейшие упоминания о магах находятся в надписях, высеченных на скалах царём Дарием. У мидян маги составляли особое сословие. Едва ли можно сомневаться в том, что с глубокой древности были в числе магов и персы. При персидской династии Ахеменидов сословие магов занимало очень высокое положение: важнейшие дела народа были в их заведывании. Им принадлежало исключительное право руководить обрядами жертвоприношений, совершать богослужение, петь хвалебные гимны богам и духам Авесты. Персидские маги находились при царе и толковали ему значение необыкновенных явлений природы, значение его снов; влияли своими советами на его решения; определяли место для его гробницы и проч.

Но ни атравы, ни маги не имели таких личных привилегий, которые принадлежали в Индии брахманам. Стать обособившеюся от народа аристократией было невозможно для них уже потому, что в Иране не было каст, население не состояло из двух племен: господствующего, привилегированного, и подвластного, лишенного всяких прав. Значение персидских магов в государстве было только нравственное: они могли действовать только цитатами из Авесты и религиозными доводами на сердце и совесть царя. Их положение не опиралось на иерархические учреждения. Но подобно индийскому и подобно всякому другому жреческому сословию, атравы и маги имели школы, в которых учили формулам заклинания, молитвам Авесты, правилам очищения, заповедям религии; разъясняли древние верования богословской ученостью, при этом и переделывали их соответственно современным надобностям. Когда древний язык перестал быть понятен народу, они одни понимали священные книги Авесты и хранили эту мудрость, как тайное знание.

Без сомнения, жреческие корпорации и школы придали учению Зороастра тот вид, какой имеет оно в той части Авесты, которая называется Вендидад. Жрецы постепенно превратили зороастризм в богослужебную формалистику, в систему соблюдения правил наружного благочестия, в казуистическую классификацию грехов, очищений от грехов и подвигов покаяния, в служение богу не сердцем, а устами. Иранское царство и иранская религия подвергались потрясающим катастрофам, поэтому Зенд-Авеста – сборник учений и богослужебных правил иранской религии – состоит из материалов, принадлежащих разным векам и очень разнохарактерных. Некоторые из них могут приурочиваться ко времени Зороастра, другие сформировались, вероятно, только во времена новоперсидского царства Сасанидов (III-VII века нашей эры).

Состав Авесты

См. также Книга Авеста – краткое содержание

По древнеперсидскому преданию, Авеста состояла из стольких книг, сколько слов содержит в себе святая молитва Yatha ahu vairyo, то есть, из 21 книги. Все эти книги, «нашки» приписывались Зороастру. По сохранившимся оглавлениям мы знаем, что две из книг Авесты (1-я и 15-я) заключали в себе богослужебные молитвы и славословия; в нескольких других, – вероятно, в шести книгах (по-видимому, во 2-й, 3-й, 4-й, 13-й, 16-й и 21-й) излагалось нравственное учение. В четырех книгах Авесты (5-й, 10-й, 12-й и 20-й) излагались догматы веры. Ещё четыре (8-я, 9-я, 17-я и 19-я) излагали законы государственного и частного права. В 7-й книге находился устав богослужебных обрядов. В 6-й книге Авесты излагалась астрономия и астрология, в 14-й медицина; 18-я книга содержала в себе учение об амулетах, 11-я излагала историю жизни Зороастра и принятия религии его царем Густаспом. 12-я книга Авесты, по мнению некоторых учёных, содержала в себе общий очерк всего учения Зороастра, – давала краткое описание вселенной, перечисляла обязанности человека, которые проистекают из этого состояния вселенной и должны исполняться последователями чистого вероучения. Этот очерк соединял в себе теологию, космографию, догматику, мораль и политическую историю.

Итак, судя по оглавлению книг Авесты, она содержала в себе все знания, которые были тогда у иранского народа. – По словам грека Гермиппа, эти книги Зороастра имели два миллиона строк, – то есть, приблизительно в четыре раза больше числа строк в сочинениях Аристотеля.

Историческая судьба Авесты

Древнейшие оригиналы книг Авесты были, видимо, утрачены после завоевания Персии Александром Македонским, которое повлекло за собой длительный период военных бурь и распространения более высокой эллинской культуры. Исчезновение этой первоначальной редакции Авесты облегчилось тем, что её язык был уже непонятен народу, и священное зороастрийское писание не имело распространения в толще масс. Старую веру восстановила в качестве государственного исповедания лишь захватившая власть в начале III века нашей эры династия Сасанидов. Сасанидские цари велели перевести книги Авесты на тогдашний народный язык западного Ирана – пехлеви. Но их текст, по-видимому, подвергся в пехлевийском переводе множеству изменений – некоторые места подлинника были не поняты переводчиками, да и к тому же древний закон уже не вполне соответствовал отношениям изменившейся жизни, и его приходилось модифицировать и дополнять.

Вслед за покорением Ирана мусульманами зороастрийскую религию вытеснил ислам, хотя на это ему понадобилось несколько веков. Немногочисленные остатки почитателей веры Авесты вначале искали убежища в горах, но когда их стали преследовать и там, переселились в Индию, на полуостров Гуджарат. Их сейчас и называют парсами. Во время всех этих событий была утрачена большая часть и сасанидской Авесты. Однако кое-что всё же уцелело. Вендидад и некоторые другие части пехлевийского перевода Авесты, принесенные парсами в Индию, были там в XIV веке переведены на санскрит и на народное наречие.

Анкетиль Дюперрон и перевод Авесты на европейские языки

В Оксфорде были с середины XVIII века рукописи, содержавшие в себе некоторые части этого перевода Авесты, но никто не мог прочесть их. В 1754 году француз Анкетиль Дюперрон,бывший тогда молодым человеком, случайно увидел копии, снятые с нескольких листов одной из этих рукописей, и проникся решимостью изучить эти книги и ознакомить ученый мир с их содержанием. Французское правительство обещало дать Анкетилю средства ехать в Индию, но время шло, обещание не исполнялось, а у самого Дюперрона денег на путешествие не было. Поэтому он поступил простым солдатом в службу французской ост-индской компании, чтобы этимспособом попасть в Индию. Преодолев все затруднения, которых встречалось ему очень много, Дюперрон, наконец, нашёл возможность заняться задуманным делом. Правительство стало давать поддержку ему. Он выучился у одного из ученых парсийских жрецов их священному языку, при помощи этого жреца перевел уцелевшие части Авесты на французский язык и приобрел много рукописей.

Анкетиль Дюперрон издал своей перевод Авесты в 1771 году. Эта книга была встречена многими с восторгом, а в других возбудила недоверие. Поднялся сильный спор о её подлинности, и противники, и защитники её мало следовали правилам здравой критики. Теперь все согласны в том, что нынешний вариант Авесты не был написан самим Зороастром, что она – компиляция, составленная жрецами. Но точно так же признано всеми, что в её дошедших до нас остатках действительно излагается вероучение древней персидской религии. Подлинность этих книг Авесты доказывается и тем, что их содержание согласно с известиями древних греческих и римских писателей.

Вендидад, Ясна и Висперед

Перечислим уцелевшие и изданные Дюперроном остатки Авесты. Из двадцати одной книги Авесты целиком сохранилась только одна, двадцатая, Вендидад (зендская форма этого названия – Видэвадата, то есть «Данное против дэвов»). Это очерк иранского вероучения и иранской мифологии. Своим сохранением Вендидад обязан, вероятно, более всего тому, что в нем излагаются правила очищения. Кроме Вендидада, до нас дошла Яснаили Яшна, собрание молитв, воззваний и славословий богам. Они выбраны, быть может, из первой и пятнадцатой книг Авесты. Собрание их сохранилось, вероятно, потому, что было богослужебной книгой. Другое, небольшое по объему, собрание молитв – Висперед,и несколько разрозненных отрывков, имеющих богослужебное содержание.

Зенд-Авеста. Вендидад. Берлинское издание 1858 года

Кроме этих остатков Авесты, в издании Дюперрона помещен и Бундехеш – учёный богословский комментарий на зороастрийские догматы, созданный в эпоху Сасанидов. Эта книга вся написана прозой. Слог её, за исключением немногих возвышенных и поэтических мест, сухой, чуждый поэзии.

Вендидад и часть богослужебных отрывков Авесты написаны в разговорной форме. Зороастр спрашивает верховного бога Ахурамазду, что надобно в том или ином случае делать для того, чтобы победить злых духов, или чем заглаживается тот или другой грех, чем очищается человек от того или другого осквернения. Ответ Ахурамазды всегда очень точен. В Авесте точно определяется даже число ударов конским бичом или палкой, какое надо дать согрешившему.

Какое-то представление о христианстве имеет каждый, независимо от того, верующий он или нет. Христианская доктрина допускает много различных толкований, и, естественно, многие люди пользуются этой возможностью.

Например, через 65 лет после эпохи Иисуса, Павел, никогда не встречавший Его, вел споры с первыми Апостолами на предмет толкования Его учения: Павел учил, что явление Иисуса освободило людей от необходимости следовать Ветхому Завету и единственное, что требуется от них — это вера. В то же время, Апостолы учили, что Иисус пришел, чтобы исполнить Ветхий Завет и что вера без дел — мертва.

«Мы оба читаем Библию день и ночь, но то, что ты видишь черным, я вижу белым.»
Уильям Блейк

Спор: «вера или дела» продолжался столетиями. Как именно? Об этом вы сможете прочитать в книге Стивена Роузена «Так написано в Библии?».

Так или иначе, вся эта история привела к тому, что сегодня многие интерпретируют Библию так, как им того хочется или угодно. Это может быть как некий скрытый бессознательный мотив, так и явный осознанный, чтобы оправдать свои низкие привычки, действия, которые никогда не предписывались Богом.

Стивен Роузен в своей книге «Так написано в Библии?» попытался разобраться в спорных моментах на различные темы, просто приводя прямые цитаты из Библии.

Характерная черта данной работы в том, что она не использует туманные или популярные переводы Библии. Все стихи Библии приводятся со ссылкой на полный еврейско-английский словарь по Ветхому Завету Рубена — Акалаб, а также греческо-английский подстрочник по Новому Завету. Нельзя переоценить важность дословного перевода: двусмысленные, хотя и эстетически приятные переводы составляют основную проблему при интерпретации Библии.

Разумеется, мы предполагаем, что Библия не претерпела кардинальных изменений (очевидно, что это важная предпосылка для критического исследования). В противном случае, все библейские тексты становятся бессмысленными. Кстати сказать, данное мнение не столь уж редко.

Насколько близки Библия и Веды?

Однако конечная цель данной работы — это показать гармонию, существующую между Библией и более древними Ведическими текстами. Суть послания Библии и Вед одна: возлюбить Господа всем сердцем, душой и умом. Это послание было явлено различным людям в соответствии с временем, местом и обстоятельствами; в связи с этим детали могут быть различными. Но суть остается той же — просто передается она в соответствии со способностями аудитории.

Например, то, что изучают в курсе элементарной математики, существенно отличается от того, что изучают в высшей. В элементарной математике человека учат, что большие числа нельзя вычитать из меньших. Эту предпосылку должны принимать все, кто изучает основы арифметики. Однако в старших классах мы узнаем, что вычитание больших чисел из меньших возможно: результатом будут отрицательные числа.

Аналогично, пророки и мудрецы открывают религиозные истины избирательно, ради блага и постепенного просвещения своих слушателей. В отдельных небольших деталях один пророк может осуждать какую-либо деятельность, в то время как другой, следующий иной традиции, поощряет ее.

Таким образом, люди разных культур могут постепенно прогрессировать в соответствии со своими возможностями. Откровение приходит постепенно. И высшим откровением является понимание того, что религия едина ибо Бог един. Если эта брошюра сможет побудить хотя бы одного человека принять это заключение, то автор будет считать свою работу оправданной.

Скачать книгу «Так написано в Библии»

Скачать электронный вариант книги «Так написано в Библии?»

По материалам книги Стивена Роузена
«Так написано в Библии?»
Kris.h.Nive

Авести́йский язы́к

(авестский; устар. — зендский язык) — язык «Авесты», один из древних иранских языков. Язык богослужения в зороастрийских общинах в Индии (у парсов) и в Иране (у гебров). Известен Европе с конца 18 в. «Авеста» (‘уложение’) — среднеперсидское название священного свода религиозных текстов зороастрийцев. Наиболее вероятное время единственно бесспор­ной коди­фи­ка­ции свода — 4—6 вв. «Авесте» предшествовала многовековая устная традиция передачи текстов на уже мёртвом языке.

В А. я. выделяют 2 диалекта: диалект Гат (песнопений, приписываемых Заратуштре, или Зороастру) и позднеавестийский. Их основное различие: в диалекте Гат имеется тенденция к сохранению звонкости групп согласных, возникших в результате ассимиляции (из сочетания звонкий придыха­тель­ный + глухой простой), в позднеавестийском такие группы оглушаются. Ф. Кёйпер решает вопрос о диалектном членении на основе ларингальной теории.

А. я. характеризуется ярко выраженным флективным строем синтетического типа, значи­тель­ной свободой порядка слов в предложении. В отличие от древнеперсидского языка А. я. харак­те­ри­зу­ет­ся лучшей сохран­но­стью конца слова, именной и глагольной флексии. Возмож­ность влия­ния устной традиции на язык «Авесты» обуслов­ли­ва­ет трудности фонетической интер­пре­та­ции текстов.

Авестийские тексты были записаны фонетическим письмом, содержащим свыше 50 знаков и разра­бо­тан­ным на основе среднеиранского алфавита арамейского происхождения. Старейшая рукопись датируется 13—14 вв.

С. П. Виноградова.

Автор неизвестен

Авеста

Гимн Ахура-Мазде

Гимн Ардви-Суре

Гимн Солнцу

Гимн Митре

Гимн Вэртрагне

Гимн Аши

Гимн Хварно

Словарь терминов

ГИМН АХУРА-МАЗДЕ

(Яшт1, «Ормазд-яшт»)

1. Спросил Ахура-Мазду Сипитама-Заратуштра: «Скажи мне Дух Святейший, Создатель жизни плотской, Что из Святого Слова И самое могучее, И самое победное, И наиблагодатное, Что действенней всего?»

2. И что победоноснее, И что всего целебнее, Что сокрушает больше Вражду людей и дэвов? Что в этом плотском мире Есть мысль проникновенная, Что.) в этом мире плотском Отдохновенный дух?».

3. Ахура-Мазда молвил: «Мое то будет имя, Спитама-Заратуштра, Святых Бессмертных имя, Из слов святой молитвы Оно всего мощнее, Оно всего победнее И наиблагодатнее, И действенней всего.

4. Оно наипобедное И самое целебное, И сокрушает больше Вражду людей и дэвов. Оно в телесном мире И мысль проникновенная, Оно в телесном мире. Отдохновенный дух!»

5. И молвил Заратуштра: «Скажи мне это имя, Благой Ахура-Мазда, Которое великое, .Прекрасное и лучшее, И самое победное,

И самое целебное, Что сокрушает больше Вражду людей и дэвов, Что действенней всего!

6. Тогда я сокрушил бы Вражду людей и дэвов, Тогда я сокрушил бы Всех ведьм и колдунов, Меня ж не одолели бы Ни дэвы и ни люди, Ни колдуны, ни ведьмы».

9. Молись мне, Заратуштра, И днём молись, и ночью, Свершая возлиянья, Как это подобает. Я, сам Ахура-Мазда, Приду тогда на помощь,

Тогда тебе на помощь Придёт и добрый Сраоша. Придут тебе на помощь И воды, и растенья, И праведных фраваши.

10. Когда, о Заратуштра, Ты сокрушить захочешь Вражду людей и дэвов, И ведьм, и колдунов, И кавиев-тиранов, И злобных карапанов, Двуногих негодяев И лжеучителей, Волков четвероногих,

11. Войска широколикие, С широкими знаменами, Поднятыми, кровавыми, То повторяй изустно Ты эти имена И днями, и ночами.

12. Творец-я, Покровитель, Хранитель и Всезнающий, Мне Дух Святейший имя, И мне Целитель имя, Целебнейший — мне имя, И мне Служитель — имя, Священнейший Служитель, И мне Ахура имя, Ещё мне Мазда имя, И Праведный мне имя, Всеправедный мне имя, Мне Благодатный имя, Всеблагодатный — имя, И мне Всезрячий — имя И Самый-Зрячий имя, И Очень-Зоркий имя, И Самый-Зоркий имя,

13. Мне имя — Наблюдатель, Преследователь — имя, Мне Созидатель имя,

16. Кто в этом плотском мире, Спитама-Заратуштра, Все имена изустно Промолвит днём ли, ночью,

17. Промолвит ли вставая, Промолвит ли ложась, Повязывая пояс, Развязывая пояс, Из дома уходя, Из рода уходя, Страну ли покидая, Иль приходя в страну,

18. Того не одолеют Ни в этот день, ни ночью Всех Яростью гонимых Зломыслящих орудья, Ни молоты, ни стрелы, Ножи и булавы, И камни не сразят.

19. Имён всех этих-двадцать, Защита и охрана От мыслимой всей лжи, И гибели греховной, И пагубного грешника, Лжеца от смертоносного, Исчадья Анхра-Манью. Они дают защиту Как тысяча мужей».

20. «Кто защитит нас, Мазда, По слову твоему? Наставь меня быть миру Целительным главой. С благою мыслью Сраоша Пускай придет к тому, К кому ты пожелаешь».

21. Хвала да будет Хварно Могучему, кавийскому! Хвала Арианам-Вайжда И благу, Маздой данному! И водам Датьи слава И чистым водам Ардви! Хвала благому миру!

«Как наилучший Господь…» (Десять раз).

«Истина — лучшее благо…» (Десять раз).

23. «Как наилучший Господь…»

(Два раза). Хвалю хвалу, Молитву, И мощь хвалю, и силу Ахура-Мазды светлого И преблагого. «Истина — лучшее благо…»

24. «Храни же мужа верного Вовеки, Заратуштра, Врага от вероломного, Пусть не ударят верного, Вреда не нанесут ему, Пусть не ограбят верного, Того, кто чтит закон, И нас, Святых Бессмертных, Чтит жертвой величайшей Малейшею из жертв.

25. Благая Мысль — творенье Моё, о Заратуштра. И Истина, что Лучшая, Творение моё. И это Власть Желанная Святое Благочестие Творение моё. И Целость и Бессмертие Для праведных награда В потустороннем мире, Творение моё, Спитама-Заратуштра!

26. Познай же и пойми, О Заратуштра верный, Моим умом и знаньем, «Как будет лучший мир», «Что будет в конце мира?»

27. «Тысяча средств, мириад средств» (Три раза) . Святого Благочестья. Разрушьте Благочестьем Святым всю их вражду, Им уши закрывайте, За лапы их держите, И ноги их крошите, И связывайте их.

28. Праведный, о Мазда, Осилит ли лжеца? Лжеца осилит праведный, И Ложь осилит праведный. Ушам Ахура-Мазды Мы молимся, что слышат Божественное Слово, Уму Ахура-Мазды Мы молимся, что помнит Божественное Слово. И языку помолимся Ахура-Мазды, что Изрекает Слово. Горам этим помолимся Ушиде, Ушидарне, И днём, и ночью верно Свершая возлиянья,

29. Промолвил Заратуштра: Святого Благочестья Обоими глазами Распластан негодяй.

30. «Тысяча средств, мириад средств». И праведного мужа Помолимся фраваши, Чьё имя — Асмо-Хванва, И праведных фраваши

Я помолюсь усердно, И древу Гаокэрна, Могучему и сильному, Гаокэрна, Маздой данному, Помолимся усердно,

31. Ушам Ахура-Мазды Мы молимся, что слышат Божественное Слово. Уму Ахура-Мазды Мы молимся, что помнит Божественное Слово. И языку помолимся Ахура-Мазды, что Изрекает Слово. Горам этим помолимся Ушиде, Ушидарне, И днём, и ночью верно Свершая возлиянья.

«Истина — лучшее благо…» (Три раза, начиная со слов «И праведного мужа…»

32. Творенье почитаем Святого Благочестья… Что первые поистине Из праведных от Истины. Из всех самым великим Владыкой и главою Ахура-Мазда будет На гибель Анхра-Манью И Ярости кровавой, И всех мазанских дэвов, Всех дэвов на погибель И грешников-лжецов, К победе благодатного Ахура-Мазды светлого, И всех Святых Бессмертных, И Тиштрии-звезды, Блестящей и счастливой, И праведного мужа, К победе всех творений Святого Духа праведных.

33. «Истина — лучшее благо…» Дай ему счастье и благо, Дай ему тела здоровье, Дай выносливость тела, И тела победную силу, Дай добро изобильное, И потомство удачное, Жительство многолетнее, Дай ему праведных светлую Лучшую жизнь всеблагую. «Истина-лучшее благо…» Тысяча средств, мириад средств.

(Три раза) «Истина — лучшее благо…» Приди на помощь, Мазда! (Три раза) Силы благолепной, благородной, Вэртрагны богоданного, Победоносного превосходства, И Рамана добропастбищного, И Вайу превозмогающего, Высшего средь творений Тою своею частью, Что от Святого Духа, Тверди самодержавной, Времени безграничного, Времени долговечного. «Истина — лучшее благо. Благо будет, благо тому, Чье Истине лучшей благо».

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *