Содержание

Статьи — ОСНОВЫ ВЕРЫ

Византийский богослужебный канон включает в себя важный элемент – запахи. В отличие от других составляющих канонической системы, ароматизация, её принципы и идеология на протяжении истории церкви изменялись крайне мало. В сущности, современные православные церкви, пользуются ими так же, как в начале истории христианства.

Прежде чем рассматривать ольфакторные (относящиеся к области восприятия запахов) аспекты христианского культа, следует охарактеризовать используемые в нём ароматические вещества. В сущности, ароматов в церкви не так уж много.

1. Ла́дан (по-еврейски – lot) — ароматическая древесная смола (благовонный древесный сок, затвердевающий на воздухе). Собирается с растения cystus croticus (босвелия, семейства бурзеровых) — тернистого дерева, которое растёт на о. Кипр, в Аравии, Сирии, Палестине. Одно из древнейших благовоний, используется также в парфюмерии. В древние времена считался одним из ценнейших даров, которые преподносились царям, вельможам в знак особого благоговения: преподнесение волхвами ладана младенцу Иисусу, наряду с золотом и с мирной — свидетельство признания его царского достоинства (Мф., 2:11). Использовался для воскурения в храмах различных языческих религий. Первые христиане употребляли ладан при проведении обрядов погребения мёртвых (согласно свидетельству Тертуллиана). В настоящее время добывается, в основном, в Индии. Главным образом ладан применяется при каждении в богослужебных обрядах. Ладан с дополнительными ароматическими добавками называется фимиамом. Надо полагать, что каждения в современных церквах осуществляются именно с использованием различных фимиамов.

Ладан

2. Ми́ро — ароматическое масло, используемое в таинстве миропомазания. По ветхозаветным установлениям (Исх., 30, 23-25) составлялось из смирны самоточной, корицы благовонной, тростника благовонного (аир), кассии и оливкового масла. В современной православной церкви миро включает в себя около 50 компонентов. Мироварение осуществляется высшим священноначалием в Великий Четверток и распространяется по всем епархиям. Миропомазание — таинство, в котором верующему подаются Дары Святого Духа через несение мира на различные части тела. Помазание святым миром применяется при освящении храмов.

Ингридиенты для мироварения

3. Лампадное масло (елей) — растительное (прежде всего, оливковое) масло, которое используется для сжигания в лампах и для помазания верующих. Может содержать ароматические добавки (например, розовое масло).

Лампадное масло

4. Восковые свечи — источник слабого запаха мёда. Изготавливаются из пчелиного, японского, китайского, карнаубского воска. Свечи из пчелиного воска горят дольше и ярче, чем парафиновые, и предпочитаются ценителями, поскольку являются натуральными.

Восковая свеча

5. Другие ароматы строго не регламентированы. Может, к примеру, добавляться иссоп (hyssopus officinalis) в святую воду для кропления. В праздничных обрядах присутствуют запахи живых цветов (например, на Успение Богородицы), веток деревьев и травы (на Троицу) и т.д.

Иссоп

Нельзя забывать также о благоухании Святых даров — в сущности, важнейшего церковного аромата.

Христианская культовая система разработана таким образом, что в ней осуществляется воздействие на все органы чувств человека.

Смысловое значение запахов в церкви

Во все времена воздух церкви был специфической красотой служения. Благовония, пройдя путь от Ветхого до Нового Завета, не потеряли своей важнейшей роли в духовной жизни мира.

Как уже отмечалось, запахи церкви – это, в первую очередь, благоухание Святых даров, каждения ладаном, ароматы миро, елея, свечей, ароматизированной воды, живых растений. Некоторые из этих запахов канонизированы, другие нет, однако, даже если в церковном укладе нет однозначных характеристик ароматических веществ, традиция регулирует использование тех или иных пахучих веществ на уровне чувства. Никому не придёт в голову применять сильные резкие запахи, находящиеся в противоречии с другими.

Нельзя не отметить в церкви запахи икон. Прикладываясь к иконе, ощущаешь её специфический приятный аромат. Он приятен не только потому, что иконописцы использовали натуральные краски, лучшие породы дерева и льняное масло, покрывающее всё пространство иконы. Запах иконы приятен, поскольку она приближена к литургическому ритуалу и благовониям. Икона не только источает благоухание. Икона вдыхает воздух церкви вместе с верующими. Икона живёт. Кажется, вместе с нами – преходящими и плотскими – стоят и наши дары, принесённые Богу. Эти дары принимают благоухания, тем самым создавая всеобщее единение. Благоухания икон приглашают человека освятить свою жизнь, начать жить с начала.

Человек принимает небесное присутствие всеми своими чувствами. Бог соучаствует жертвующему от избытка своей любви человеку во вкусе и запахе. Обоняние — это то, «что показывает направленную к Нему мысль нашу и расположение, вследствие того, что у нас чрез посредство этого чувства происходит восприятие благоухания», — говорит св. Иоанн Дамаскин. Ароматы символизируют различные дары Святого Духа.

«Когда мы ощущаем запах, мы осуществляем наиболее непосредственный контакт с окружающим миром…, – пишет американский одоролог Р.Райт, – более прямую связь с окружающей средой трудно даже вообразить».

«Рядом с обонятельным мозгом находится лимбическая система, отвечающая за наши эмоции. Поэтому все запахи эмоционально окрашены, все вызывают у нас те или иные эмоциональные переживания, приятные или же неприятные, «безразличных» запахов не существует. Именно запахи быстрее всего пробуждают память, и не логическую, а именно эмоциональную» .

Смысл каждения в символике Богослужения

Воскурение ладана, фимиама — это древнейшая форма жертвы Богу. Благовония помещались на раскаленных углях, и дым их уходил под купол храма или в небо, унося с ароматом каждения и все просьбы человека, слезы, мольбы и благодарность Богу.

«Дым каждения Тебе приносим, Христе Боже наш, как аромат благоухания духовного, приняв которое в Свой Жертвенник, находящийся выше всех небес, ниспошли нам благодать Пресвятого Твоего Духа» — так, в переводе на русский язык, звучит молитва, которую любой священник обязательно читает перед каждым каждением в храме.

По древней русской традиции священник, совершая каждение народа с помощью специальной металлической кадильницы на цепочках, тихо произносит: «Дух Святый найдет на вас и сила Вышняго осенит вас», а миряне мысленно отвечают: «Той же Дух содействует нам вся дни живота нашего (т.е. нашей жизни)».

Здесь мы видим, сколь важное значение придает Христова Церковь каждению, как символу оживотворяющей нас и непрестанно помогающей нам силы Святого Духа, Одной из Ипостасей Святой Троицы.

Благоухание ладана пропитывает всё, что его окружает: стены, святыни, одеяния священников. Благоухание как бы впитывается в псалмодию и молитву. В этом проявляются слова: «Я всё и во всём». Благоухание – это состояние небесного. Особенно это видно в ритуале каждения и хорошо осмыслено богословами. «Диакон кадит всё по порядку, не просто воскуряя фимиам, но запечатлевая и освящая всё и через молитву принося и вознося его Христу с молением о том, да принято будет кадило горе́ и да ниспослется нам благодать Всесвятого Духа», — говорит бл. Симеон Солунский.

Собственно об этом говорит канонический текст Литургии. В завершении проскомидии есть слова: «Кадило тебе приносим, Христе Боже наш, в воню благоухания духовного, еже прием в Пренебесный Твой жертвенник, возниспосли нам Благодать Пресвятого твоего Духа».

Из фотоальбома священника Константина Пархоменко

Есть другие смысловые оттенки каждения. Например, каждение во время чтения Апостола «установлено в знак благоговения перед наступающим чтением Евангелия и указывает на то, что через проповедь евангельскую благодать Святого Духа, разлившись во все концы мира, облагоухала сердца людей и обратила их к Жизни Вечной».

Или в молитве освящения благовонного зелия сказано: «домы их всякого благовония исполни, во еже бытии сим и всем вою хранящим я, и кадящим ими в соблюдение и избаву от всех вражеских прилогов», – т.е. акцентируется значение кадильного дыма как средства борьбы с нечистью.

Исключительно важно каждение в символике Литургии. По мысли Н.Гоголя: «…как и в жизни домашней всех древних восточных народов предлагались всякому гостю при входе омовения и благовония. Обычай этот перешёл целиком на пиршество небесное – на Тайную вечерю, носящую имя литургии, в которой так чудно соединились служение Богу вместе с дружеским угощением всех…». Можно процитировать также слова из проповеди папы Иоанна Павла II за коптской литургией «кадильной молитвы» : «поднимающиеся волны кадильного дыма, точно дух человеческий, возносится к небу, дух, вырывающийся из повседневности, в чаянии познать смысл своего существования и слиться с Богом.<…> Волны фимиама, безостановочно уносящиеся в небу, увлекают за собой нашу молитву Богу, исходящую из самой глубины сердца. Фимиам сопровождает воздеяние рук к небу, выражающее наше жажданье Бога и одновременно призывающее Его призреть на людей и вещи, желания и устремления».

Свмч. Серафим Звездинский рассуждает о запахах в ещё более возвышенном ключе, рассматривая саму Литургию как образ Божественного аромата: «…женщины, следовавшие за Христом – Мария Магдалина, Саломия и другие – после погребения Христа Спасителя, приготовили ароматы, чтобы на следующий день помазать Пречистое Тело Господа. Други мои, возлюбленные мои, паства моя, эти ароматы сохранились до наших дней, благоухание их мы обоняем, утешительную силу их мы испытываем; эти ароматы – Божественная, тайная, великая, чудная, прекрасная, исцеляющая, оживляющая, драгоценнейшая, святейшая Литургия. Вот, какие ароматы подарили нам первые последователи Господа… Если бы не было этого дара, мы погибли бы в этом мире, полном нечистот и всякой скверны, мы заживо загнили бы в нём, задохнулись бы в злосмрадии».

Повторяющиеся малые и великие каждения начинаются в Святая святых – алтаре церкви. Поднимаясь под купол, смешиваясь во время утреннего чтения псалмов с лучами восходящего солнца, а на вечерней службе скользя мимо лампадок и горящих свечей, благоухающий дым кадила превращает церковь в образ потерянного Рая земного. Рай потерян, но благоухание напоминает о небесном.

Действительно, христианское Богослужение пропитано благоуханиями. Как пишет о. П. Флоренский: «Запахи пронизывают весь организм, он плавает в них, они протекают и струятся сквозь него, как через натянутую кисею, течение воздуха и духовное качество запаха бывает тогда бесспорно и явно. И от этих «обыкновенных» запахов, вроде, например, мяты, ладана, розы и так далее, – прямой переход к благоуханиям таинственным, в которых их духовность выступает уже для всякого сознания. Таково общеизвестное благоухание святых…».

Если углубиться в тексты Ветхого Завета, обнаружим, что смысл жертвоприношения в Пятикнижии выглядит именно как создание особого рода запаха. «Приноси его в благоухание приятное, в жертву Господу» . «На нём Аарон будет курить благовонным курением» . «Возьми себе самых лучших благовонных веществ… Это будет миро для священного помазания» , – читаем мы в книге «Исход». Это самая сердцевина богослужения. Подобные определения встречаются везде, где речь идёт о жерт­воприношении.

Как известно, католики сократили употребление ароматических средств в своём богослужении, а протестанты вообще практически исключили их из своего обихода. Причина этого, надо полагать, в том, что рационализация религии на Западе делает неактуальными формы чувственного воздействия (логика трансформации музыкально-культового канона свидетельствует о том же), а это, в свою очередь, уводит от них внимание и в богословской практике.

В силу того что христианская одорология (наука о запахах) развита слабо, на сегодняшний день нам известны только основные вещества (да и то не в полной мере), которые используются в богослужении. Пока не ясны ни причины отбора именно этих веществ, ни принципы их сочетаемости, ни соотношение с другими каноническими средствами в процессе службы. <…>

Ценность ароматов для Бога и человека

Ценность ароматических средств исключительно велика. Напомним, что волхвы приносят младенцу Иисусу дары, где присутствуют благовония – ладан и смирна – наряду с золотом.

Совершенно очевидно, что аромат несёт в себе для христианина некий сверхфизический смысл.

Библия содержит большой список ароматических веществ, применяемых для всесожжения. Среди них, кроме ладана – ониха, стакти, халван и другие. Очевидно, что это не просто факультативная добавка, которой можно пренебречь.

Для кого предназначены эти ароматы: для Бога или для человека? Вопрос не праздный. Если субстанция огня или кадильный дым преобразуются в духовную силу и могут быть поняты как преобразование в физический план Божественной силы, то запах как таковой интерпретировать подобным образом сложнее.

Возможно, приблизиться к пониманию этого вопроса можно, обратив внимание на то, что хлебная жертва имеет другое наименование – дароприношение. По этому поводу в Агаде (часть Талмуда) есть следующее рассуждение: «Почему в законе о дароприношениях, в отличие от жертвоприношений, сказано «душа» (вместо обычного «человек»). Потому что: «Кем, – сказал Господь, – обыкновенно совершается дароприношение? Бедняком. И это для Меня так же ценно, как если бы Он душу свою принёс в жертву Мне» . В этом случае, можно полагать, сочетание муки, елея и ладана следует понимать как преобразование души, сожигаемой для Господа. Очевидно, запах ладана содержит в себе нечто, выражающее связь с душевной чистотой, святостью. Иначе как объяснить, что одним из главных признаков святости человека перед Господом является благоухание святых мощей?

Таким образом, аромат, видимо, следует понимать как свидетельство, в равной степени осуществляемое и для Господа, и для предстоящих перед Ним людей, подобно и огню, и кадильному дыму.

О непереносимости запаха Церкви

Присутствующие при разговоре женщины разного возраста сочувственно кивают, и лишь одна, прихожанка известного в городе монастырского подворья, торжественно произносит, глядя куда-то в сторону с явным чувством превосходства: «Ей на отчитку надо! Известно ведь, кто ладану боится!»

Почему люди, считающие себя православными, иногда плохо переносят запах благовоний, бывает, даже падают в обморок? Вероятно, причины нужно искать в следующем:

1. Интенсивность духовного воздействия атмосферы Церкви такова, что без привычки (а в обморок падают чаще всего люди, редко бывающие в Церкви) человеку, особенно чувствительному, бывает трудно выдержать его физически.

2. Человек может не осознавать, но его душевный строй, определяемый страстями, может находиться в таком противоречии с ценностной системой Церкви, что возникает конфликт, а открыв себя церковному воздействию, человек получает дисгармонию, которая внешне проявляется как реакция на запах.

По мере духовного развития человека в направлении церковных ценностей эта реакция исчезает.

Материал подготовлен на основе книги Андрей Лесовиченко, прот. Себастьян Ликан «Запахи христианского богослужения»

Ссылки по теме:
О ладане и его сортах

В Ростове продолжается лекторий выходного дня «ЯСНО. ПОНЯТНО». Его проводят Сбербанк и АНО «Инновационные гуманитарные проекты», журнал «Нация» — информационный партнер проекта. Два раза в месяц по субботам горожанам показывают современную науку с нескучной стороны. Очередным спикером стал Михаил Клецкий. Доцент химического факультета ЮФУ, автор проекта «Человек изобретающий» посвятил свою лекцию запахам — почему мы чувствуем разные запахи, как химия помогает получать и сохранять их и какова роль запаха в культуре. Приводим самые интересные места из его выступления.
(Прочесть выдержки из лекции научного журналиста Ольги Добровидовой «Изменение климата: как читать новости и не сойти с ума» можно ).

— Знаете, чем мы улавливаем запахи? Сейчас сниму очки — вот, здесь, в верхней части переносицы находятся обонятельные луковицы, улавливающие и анализирующие молекулы. Отсюда по нервной системе идут импульсы в подкорку. Набор запахов, который мы можем различить, сугубо индивидуален. Более того, есть люди, которые слепы к большей части запахов — это своеобразный запаховый дальтонизм. А есть еще орган Якобсона, или вомероназальный орган, который развит у представителей животного мира, но у человека атрофирован — именно он позволяет идентифицировать запах пола.
Итак, лимбическая система мозга — то самое место, где рождаются наши впечатления о запахах, неважно, приятные они или отвратительные, опасные или нет. Сами запахи живут в подсознании, и это роднит область знаний о запахах с алхимией, потому что алхимики тоже систематически обращались к подсознанию. Вот почему словами о запахах так сложно говорить, так сложно описать запах. Знаете лучший ответ на вопрос «чем пахнет лимон»? «Лимон пахнет лимоном».
Мало кому удается описать запах. Но у Патрика Зюскинда в романе «Парфюмер», кажется, получилось: «Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным пометом, кухни — скверным углем и бараньим салом; непроветренные гостиные воняли слежавшейся пылью, спальни — грязными простынями, влажными перинами и остро-сладкими испарениями ночных горшков».
Без демонстрации запахов очень тяжело о них рассказывать. Думаю, это одна из причин, по которым Патрик Зюскинд десятилетиями запрещал экранизацию своего романа. В тексте Патрика Зюскинда приведен рецепт духов «Амур и Психея»: апельсиновый цвет, сладкий лимон, гвоздика, мускус, жасмин, винный спирт и стиракс. Это тот самый вожделенный аромат, тайну которого мечтал раскрыть Джузеппе Бальдини. В фильме этого не покажешь, но мы с вами сейчас ощутим, что это такое.
Мало что привязывает человека так, как сила родной земли. Этот запах человек улавливает в ничтожных концентрациях. Ученые назвали этот запах петрикор: от греческих слов petra, что означает «камень», и ichor — «жидкость, текущая в жилах греческих богов». Петрикор — землистый запах, который ощущается после дождя. Животные отлично улавливают запах земли, по сей день это их выручает и спасает — от неприятностей погоды, в поисках питьевой воды. Нам это сегодня не нужно. Зигмунд Фрейд в начале ХХ века очень убедительно объяснил, как мы, люди, отдалились от исконных запахов природы тогда, когда встали на ноги, оторвали руки от земли и перестали перемещаться так, как это делают животные. После всех этих изменений люди стали воспринимать запахи только на очень коротком расстоянии.
Так обоняние — древнейшее из чувств — оказалось обижено историей. Для зрения построены театры и картинные галереи, для слуха — музыкальные театры и филармонии. А что для обоняния? Ничего. Редчайшие музеи ароматов всегда вызывают массу вопросов и протестов. Потому что восприятие запаха — это индивидуально, столько запаховых восприятий, сколько людей в этом зале. Мы никогда не договоримся об этом. К слову, сегодня крупнейшая библиотека запахов Осмотека находится в Версале.

При этом запахи окружают нас от рождения до смерти. Первый запах, кроме запаха родины, это запах материнского молока, материнского тела. Тысячи лет назад запахи начали использоваться в ритуальных практиках. Еще шумерская культура дает нам первые письменные на то указания. Ароматы воскуривались. Люди считали, что именно так легче устанавливать связь с высшими силами — per fumum, «через дым» (отсюда слова «парфюм» и «парфюмерия»).
Более того, каждого бога на Олимпе древние снабдили лишь ему присущим ароматом. А волхвы, которые пришли поздравить Богоматерь с рождением Иисуса — помните, какие дары они принесли? Золото, ладан и смирну, или мирру (это одно и то же). Вот как ценились душистые дары — наравне с золотом. Почему? Ученые выяснили это совсем недавно, уже в XXI веке. Оказалось, что даже небольшое количество воскуриваемого ладана воздействует на человека как антидепрессант, успокаивает и уравновешивает. Интуитивно этим пользуются разные религии, которые прибегают к воскуриванию благовоний в храмах. В испанском городе Сантьяго-де-Компостела в Соборе святого Иакова находится самое большое в мире кадило. Обязательно посмотрите в интернете ролики, как оно летает над паствой. Сорок килограммов ладана, ароматической древесной смолы, а еще уголь в этой махине, двигающейся под куполами великого храма. Это важное место, здесь останавливались крестоносцы, когда шли отвоевывать Гроб Господень — перед тем, как пуститься в длинное и небезопасное плаванье по Средиземному морю.
Традиция воскуривания ладана связана не только с европейской цивилизацией. На Востоке у суфиев принято воскуривать так называемый росный ладан, или бензой. Это немного другой ладан. И это те самые суфии, которые вращаются вокруг собственной оси с бешеной скоростью — кто бывал в Турции, наверняка видел.
В конце XIX века французский парфюмер Огюст Понсо путешествовал по Османской империи, он приметил приятный аромат в домах местных армян. Это были воскуривания того самого росного ладана — так армяне ароматизировали и освежали воздух, а главное — дезинфицировали дома, отгоняли чуму и холеру. Понсо отвез это воскуривание во Францию. И сегодня в Париже вы можете приобрести Papier d’Armenie — «Армянскую бумагу». Вот, смотрите, на старой рекламе конца XIX века особенно выделяется слово «дезинфекция».
Ладан — это моноаромат. Но люди давным-давно научились делать композиции. Тысячи лет назад фараоны пользовались сложным ароматом Kyphi, не наносили его на себя, только per fumum, через дым. Не так давно блистательный химик Сандрин Видо при поддержке Академии наук Франции и компании L’Oreal воспроивела аромат «Кифи». Если верить Плутарху, в этом аромате 16 компонентов, в их числе ментол, мирра, экстракт можжевельника, корица. Плутарх пишет, что «Кифи» — это «сила, позволяющая усыпить человека, нагнать на него сладкие грезы, расслабить и прогнать печали и беспокойства». Самая сложная технологическая задача, которая возникла перед Видо — как все эти 16 компонентов складываются в единство. Оказалось, горячие пески Египта выполняли роль печи, «переплавляя» компоненты в цельный аромат.
«Воскуривать фимиам» — вы все слышали это выражение. Но что такое фимиам? Окончательно выяснить это удалось только в 2011 году в Институте химической физики РАН в Москве. За основу был взят библейский рецепт фимиама. В составе ладан, гальбанум, или халван душистый (многие ароматы, которые вы покупаете сегодня, включают этот компонент), мирра и створка спиральной раковины особого моллюска, который обитает в Красном море. Все ингредиенты привезли в Москву, все сделали по библейскому рецепту: «всего поровну». Оказалось, при воскуривании фимиама выделяется вещество, которое является иммуностимулятором. Человек, находящийся в помещении, где воскуривается фимиам, будто попадает в камеру для ингаляций.
В Средние века популярность получили помандеры — это слово французское (pomme d’ambre) и означает «душистое яблоко». Изначально помандер представлял собой шар, напоминающий по форме яблоко, из золота или серебра, наполненный ароматными маслами и смолами, всякими травами, которые должны были спасти от чумы, холеры и прочих напастей, выкашивавших тогда целые города, а то и страны. Состоятельные люди носили эти шарики как украшение и вешали их в домах и каретах.
Со временем ароматерапия становится важной частью медицины. В конце XIX века простой помощник фармацевта Морис Берже изобретает первую лампу каталитического горения: никакого пламени, только тление и распыление дезинфицирующих и дезодорирующих молекул. На инструкции к лампе Берже написано: один час после зажжения лампы, и 70% бактерий будет уничтожено. Лампу Берже можно купить и сегодня, к тому же отдельные образцы — настоящие произведения искусства.
Парфюмерия как наука вышла из алхимии. Поэтому парфюмеры — самые скрытные естествоиспытатели из всех. Они мастера нарратива, они художественно привирают о свойствах и составе ароматов. Это сфера, которая опирается не только на ratio, но и на интуицию. Химики не сильно стремятся стать парфюмерами. Скажем, в Ростове мощнейшая химическая школа, но я не знаю химиков, которые бы ушли в парфюмерию. И во всем мире обычно именно так. Редкое исключение — семья Герлен. Все они — высокообразованные химики. Начиная с основателя династии Пьера Франсуа и заканчивая современными представителями славного дома Guerlain.
Запах — триггер, спусковой крючок для воспоминаний. «Почему аромат фиалок будит воспоминания об умершей любви», — задается вопросом уайлдовский Дориан Грей в 1890 году. Ответ приходит в 1913 году от Марселя Пруста, тогда он публикует свой знаменитый роман «По направлению к Свану»: «Весь Комбре и его окрестности — все, что имеет форму и обладает плотностью — город и сады, — выплыло из чашки чаю». Итак, мы чувствуем запах — щелчок — и мы вспоминаем обстоятельства того времени, с которым этот запах спаян в нашей памяти. Психологи обретение воспоминаний через запахи так и называют — «синдром Пруста».
Могут ли запахи обмануть? Могут. Я знаю человека, у которого с молодости большая привязанность к одному из ароматов Mont Blanc. Он рассказывает, что так в его детстве — на родине, в Закавказье — пах тархун. Вообще, тархун — это парфюмерный компонент, но именно в этом парфюме тархуна и близко нет. И аромат кокоса, который входит в батончик Bounty — это не кокос. Это целый ансамбль ароматов, который создает ощущение кокоса.
Мы прекрасно знаем запах ландыша. Но он никогда не отдаст нам свой запах. Ландыш — не эфиронос. Как и фиалка, и сирень. Но мы так любим эти запахи. Что же делали парфюмеры, скажем, в XIX веке? Обманывали людей. Парфюмеры брали огромные наборы запахов — не синтетических, натуральных — и методом подбора создавали имитацию.
Франсуа Коти — уникальный человек отвратительного нрава и многих талантов, крупнейший парфюмер ХХ века. В 1904 году он создал свои первые духи Rose Jacqueminot, названные так в честь популярного в то время сорта розы «генерал Жакмино». Это утрированный аромат розы. Так вот триумф Коти начался с того, что в магазине, отказавшем ему в размещении, Коти разбил флакон своих духов о мраморный пол. Аромат стоял грандиозный, и посетители начали требовать именно этот запах. Коти очень быстро разбогател. В этом аромате мы узнаем розу, и само это узнавание, радость от него — очень важны для аромата.
В 1852 году Арман Птижан создает великий аромат Trésor. Этот аромат Lancome существует и сегодня, но он уже совсем другой. С течением времени изменились все известные ароматы. В 2021 году мы будем отмечать столетний юбилей Chanel №5. И конечно, аромат 2021 года — это совсем не то, что было в 1921 году. Так вот, Trésor — это «сокровище». Но как привлечь покупателей к этому сокровищу, как привлечь публику к новому аромату? Задействовав другие чувства. Через рассказ о любви, ведь любовь — настоящее сокровище. Так вот великий французский хореограф Серж Лифарь устроил целое действо во Дворце Шайо. Балет, где танцевали лучшие из лучших. И аромат Trésor — флакон в огранке с 72 гранями, как настоящий бриллиант — должен был срастись с этой историей.
Еще одна грандиозная парфюмерная акция прошла в 1977 году в США. Это была демонстрация знаменитого аромата Opium от Yves Saint Laurent. В Музее Нью-Йоркского порта была арендована огромная старинная яхта под названием «Пекин». Она была декорирована орхидеями, украшена шелками и парчой ярких цветов. А на капитанском мостике стоял не кто-то, а писатель Трумен Капоте. Представьте себе, это реклама аромата. А сегодня, когда есть возможности телерекламы, создаются мощные визуальные тексты и образы, которые должны пробудить в нас желание идентифицировать себя с увиденным и «примерить» аромат. Пожалуй, самым сильным, самым выдающимся примером является в этом смысле J’adore от DIOR.
Английский химик и парфюмер Септимус Пьесс в 1857 году сравнил парфюмерию с музыкой в книге «Искусство парфюмерии». Он соотнес структуру музыки и структуру ароматов, ноты музыкальные и ноты парфюмерные. Пьесс создал так называемый одофон, в котором тонкие запахи соответствовали высоким нотам, а тяжелые — низким. Всем нотам были присвоены свои ароматы — и анимальные, животные, и флоральные, цветочные. «Сандал, герань, акация, флер д’оранж и камфора в виде эссенций, в равных количествах — это духи аккорда до». Сейчас мы его послушаем. Пьесс первым заявил: надо «слушать аромат», с тех пор и мы говорим так, избегая глагола «нюхать» и связанных с ним коннотаций. А вот другое созвучие — нота до «роза» и нота до другой октавы — «жасмин». Без жасмина и розы не обходится ни один серьезный аромат. Это и зрелище замечательное, вспомните Ренуара, его картину «Розы и жасмин в дельфтской вазе».

Закончу словами Патрика Зюскинда: «Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши легкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против нее нет средства».
Следующая лекция в рамках проекта «ЯСНО. ПОНЯТНО» состоится 14 марта в 12:00 по адресу: Ростов-на-Дону, галерея АСТОР, пр. Буденновский, 49/97, 2 этаж. Известный журналист, автор научно-популярного проекта «Кот Шрёдингера» Григорий Тарасевич расскажет о том, как наука меняет мир, и почему мы знаем мир таким, каким мы его знаем. Вход бесплатный. Нужно только зарегистрироваться на yasno-ponyatno.ru.

Энциклопедия парфюмерии Aromo.ru 267 2 месяца назад Aromo — это крупнейшая парфюмерная энциклопедия в России. Мы собрали информацию обо всех бестселлерах и самых редких ароматах

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Глагол «слышать» применительно к парфюмерии пришел в ряд языков в середине XIX века с подачи английского химика Джорджа Уилсона Септимуса Пиесса, который сравнивал аромат с музыкальной композицией, а отдельные его части — с нотами.

В русском такое использование слова стало особенно популярным в 2000-х, когда консультанты в парфюмерных магазинах старались искусственно сделать процесс знакомства с композицией более «торжественным», значительным; сейчас эта практика сходит на нет, поскольку глагол «слышать» описывает работу не обонятельного, а слухового аппарата (мы слушаем музыку; ароматы звуков не издают), а благодаря развивающемуся профессиональному словарю появились другие, более нейтральные глаголы — пробовать, обонять и так далее (если простое «нюхать» говорящему почему-то не нравится).

«Вкусный» применительно к запаху может использоваться, когда у говорящего нет других слов, чтобы более полно описать впечатления от аромата; парфюмерия — не необходимая часть нашей жизни, и, соответственно, словарь, связанный с ней, может быть не таким богатым, как в других сферах.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *