Вопросы на пороге у Храма …

Заходят люди в храм, потому как Господь их призывает, но дальше часто почему-то тупик… Что делать? Наверное, что-то нужно заказать… А как молиться? И что говорить? Свечку купить и поставить? Или что-то еще? И тревога появляется у одних, входящих в храм, тяжелая голова без эмоций у других и истеричная суетливость у третьих… Переполняют чувства многих людей, но ведь что-то придает им и необыкновенное спокойствие…

Кто-то и вовсе в храм-то и не заходит, думает, мол, а что они там вообще делают? Кланяются, молятся — ясное дело, грехи замаливают. Даже как-то странно все это, пусть замаливают, мне лично и так хорошо! А ведь сам элементарных вопросов решить не может, потому что без Бога, да с сигаретой в зубах, одурманенным умом и затуманенными глазами человек не способен творить, потому что так он теряет подобие Господа и приобретает бесовские черты.

Понимание – вот чего человеку не хватало всю его жизнь, ах, «если бы молодость знала, если бы старость могла»… Как многое в этих словах на самом деле заложено!

И именно понимание простых фундаментальных вещей — вот, что хочется донести читателю этого проекта.

Самое главное – понять, что в храме, разумеется, можно помолиться, но не зачитать молитву или как-то ее выполнить формально, важно обратиться к Богу, как к отцу, к Божией Матери, как к матери, к Святым, как к хорошим надежным друзьям Господа. Вот что самое главное на молитве, когда она идет от чистого сердца.

И в храме грехи не замаливают, в храме просят у Бога простить, подать, благодарят его, и он на таинстве Исповеди прощает. Поэтому понятие «замаливать грехи» вообще неверное. Отношения с Богом основаны на взаимодоверии, они должны быть подобны отношениям с отцом. И в корне ошибочно потребительское мнение о храме: пойду туда что-то замаливать и уйду с чувством выполненного долга.

Зашли в Храм что дальше

Конечно же, когда нет службы, то самостоятельно молиться тяжело, опыта нет, вокруг много икон, непонятно и неясно многое. Но ничего страшного, немного потерпите, скоро освоитесь.

У Нас проходят бесплатные экскурсии по Храму

Было бы хорошо, если вы обратитесь к нам, в нашем храме можно бесплатно договориться со священником об экскурсии по храму, на которой можно узнать много интересного и которая будет отличным толчком для самостоятельного духовного роста, потому что вы непременно получите ответы на волнующие Вас вопросы.

Если же Вы не сможете попасть к нам, я бы рекомендовал Вам следующее

Присмотреться к расписанию богослужений понравившегося храма, прийти в храм минут за 30 до начала богослужения. Это очень хорошее и стабильное начало, только важно прийти перед службой, а лучше завести себе правило – ходить в храм каждое воскресенье. Зайти, осмотреться. Можно купить свечи в лавке и поставить их перед иконами Спасителя, Божией Матери, Святых, Всех Святых.

При этом на иконе, если образ Вам не знаком, будет на церковнославянском написано имя святого, и Вы можете помолиться своими словами или так: «Отче (Имя святого), моли Бога о нас или обо мне». Божией матери: «Пресвятая Богородица, спаси нас, помогай нам». Спасителю: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Перед образом всех Святых: «Все Святые, молите Бога о нас».

Далее начнется служба. Это прекрасное время для молитвы. Что-то будет не понятно, но Ваше дело – пытаться услышать. Безусловно, многое будет зависеть от священника (громкость, дикция), но вы услышите разные прошения многократные, их слушайте, так и помолитесь.

Итак, как и что можно заказать в храме:

Подробно можно ознакомиться с описанием различных треб в соответствующем разделе нашего сайта, но кое-что отметим здесь.

Самая сильная и значимая заказная молитва — «сугубая обедня с выниманием частиц», это значит, что в определенный момент богослужения, когда священник поминает живых и мертвых, из просфоры будут вынуты частицы за каждое имя, с добавлением сугубого прошения. На сугубой ектении (сразу после чтения Евангелия) на литургии вновь имена будут поминаться, уже во всеуслышание, далее в конце литургии после причащения людей вынутые частицы ссыпаются в Чашу с Телом и Кровью Христовой со словами: «Отмый, Господи, грехи зде поминавшихся Честною Твоею Кровию и молитвами святых твоих». Она может подаваться как о здравии, так и о упокоении. Если Вы закажете обедню с выниманием частиц единожды, имена, указанные в записке, будут помянуты на одной службе.

«Обедня»

— отличается от сугубой обедни тем, что не читается сугубая молитва при поминании и не возглашается имя во всеуслышание на ектении.

«Сорокоуст»

– эта та же обедня, только при заказывании сорокоуста поминать будут указанные в записке имена 40 дней.

Записка–»проскомидия»

называется так потому, что поминовение совершается на самое первой части литургии под названием «проскомидия» и имена поминаются именно на ней.

Но существуют службы, которые служатся только по живым или только по усопшим. Например: «молебны» служатся только по живым.

Молебны (молебное пение)

бывают разные, но наиболее востребованные из их числа — Благодарственные, О путешествующих, О болящих, На всякое доброе прошение, к молебнам может быть присоединено освящение воды, чтение канона, акафист.

«Заупокойная лития», «панихида» — служится только по усопшим.

Здесь можно только добавить, что лития – коротенькая служба по усопшим, а панихида служится с чтением канона, т.е. представляет собой более продолжительное заупокойное богослужение.

Во время Великого Поста в будни служат литургию преждеосвященных даров, она отличается от привычной литургии. Поминовения на таких богослужениях называются «Постной запиской».

Таким образом, на самом деле ничего сложного в понимании вышеописанного нет, но важно понять, что, заказав молитву в храме, Вы не должны опускать и домашнюю молитву, потому как молитва за родственников, друзей, близких людей необычайно богоугодна.

Дорогие друзья, обращаю Ваше внимание, что автор проекта просит помощи каждого из Вас. Служу в бедном поселковом Храме, очень нужна различная помощь, в том числе средства на содержание Храма! Сайт приходского Храма: hramtrifona.ru

Здесь таинственно пребывают сам Владыка мира Господь Исус Христос, Пресвятая Богородица, святые ангелы и архангелы и множество святых угодников Божиих. Здесь священнослужителями совершаются моления и Таинства церковные для духовного очищения, просвещения и освящения православных христиан. Здесь, наконец, происходит и самое великое церковное тайнодействие: во время Божественной Литургии жертвенные хлеб и вино непостижимым для человеческого ума образом прелагаются (превращаются) в истинное Тело и Кровь Самого Спасителя Христа, т.е. совершается Таинство Евхаристии. С церковного амвона (возвышения перед Царскими вратами иконостаса) в словах пастырской проповеди звучит возвышенное учение Владыки Христа, святых пророков, апостолов и святых отцов, говоривших по внушению Духа Святаго. Эти слова и поучения открывают нам истинную мудрость, истинный путь и свет и в нынешней временной жизни, и в будущей безконечной. Поэтому всякий храм есть также и школа (училище), где люди познают главные науки — правую, Богом данную, веру и христианское благочестие.

В декабре прошлого года по благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия благочинный Балаковского округа архимандрит Амвросий (Волков) совершил Чин положения антиминса в крещальном храме в честь Богоявления Господня. Это заметное в православной жизни Балакова событие послужило поводом для беседы с настоятелем храма в честь Рождества Христова священником Николаем Бильчуком.

– Отец Николай, к храму в честь Рождества Христова сейчас приписан крещальный храм в честь Богоявления Господня – бывшая Христорождественская часовня. Расскажите, пожалуйста, о нем.

– Часовня была построена и освящена в честь Рождества Христова в начале 2000-х годов. С ее появления началось и рождение нашего прихода. Люди собирались на молебны, панихиды, совершали краткие молитвословия. Прихожанам, конечно, хотелось, чтобы здесь совершалась Божественная литургия, чтобы была возможность участвовать в Таинствах Исповеди и Причастия. Поэтому было принято решение пристроить к часовне алтарь, и с октября 2003 года здесь стали служить Литургию.

Но здание было все равно маленькое, людям было очень тесно – тем, кто находился внутри, из-за тесноты порой невозможно было руку поднять, чтобы перекреститься. Чтобы все пришедшие в храм имели возможность молиться, пришлось установить снаружи аудиоколонки. Поэтому служить в большом строящемся храме начали еще до того, как здание было сдано в эксплуатацию.

С началом богослужений в новом храме маленькая часовня осталась невостребованной. Мы начали совершать там Таинство Крещения. Со временем построили купель для взрослых, чтобы крестить с полным погружением. Для деток оборудовали специальные пеленальные столики. Были выполнены капитальные строительные работы: заменили потолки, паникадило, полы, установили новый иконостас, а в алтаре – новый Престол и Жертвенник. Так бывшая часовня стала крещальным храмом.

– Батюшка, приходилось слышать такое мнение: зачем еще один храм? Не лучше ли построить, например, детский дом, садик…

– Очень много бывает всяких разговоров вокруг строительства храмов – зачем их так много, зачем их так украшать, Богу это не нужно, можно ведь молиться и в более скромном помещении, лучше бы строить детские дома, приюты, помогать малоимущим… Но обычно те, кто так говорит, ничем подобным не занимаются. Надо делать и то, и другое – строить и храмы, и детские дома, и приюты. Мы тоже стараемся выделять средства на благотворительность, занимаемся социальной работой, помогаем малообеспеченным семьям и детям-отказникам. С другой стороны, не зря ведь храм называют духовной лечебницей – очень важно, чтобы человеку было куда прийти, поделиться своими проблемами, попросить совета, покаяться в грехах, чтобы изменить свою жизнь.

В свое время ныне покойному Патриарху Алексию II задали этот вопрос: зачем строить храмы, их и так много? Лучше строить приюты, больницы. Он ответил, что если будет больше храмов, станет меньше детских приютов. Ведь если люди будут ходить в храмы, они и жить станут по-другому, и детей бросать не будут. Храм облагораживает душу человека.

Священник же, в первую очередь, должен заниматься организацией прихода, строительством храма, для того, чтобы там налаживалась церковная жизнь. А строить социальные объекты должны люди, ответственные за это. Это все равно, что спросить врача: зачем он лечит людей, или преподавателя: зачем он преподает в школе, а не идет, например, заниматься строительством. Каждый должен заниматься своим делом.

– Парадокс: некоторые люди возмущаются великолепием наших переполненных храмов – это, мол, не нужно Богу, и в то же время строят для себя огромные дома-дворцы, практически невостребованные и полупустые…

– Раньше на Руси в любом месте, где селились люди, в первую очередь строили храм – величественный и красивый. Хотя большинство крестьян жили бедно и избы для себя ставили самые простые. Но ни у кого не было сомнений – храм должен быть красивым. Почему? Вспомним ветхозаветное время. Сын царя Давида, Соломон, возвел в Иерусалиме храм, равного которому по великолепию не было в мире. Храм этот строили по откровению Божию. И когда он был возведен и украшен золотом и серебром, то был отмечен особым присутствием Божиим в виде наполнившего его облака (см.: 2 Пар. 5, 13-14).

Сегодня многие строят огромные, богато обставленные дома. Каждый знает, что даже на самый скромный ремонт квартиры необходимы немалые средства, но когда речь заходит о нуждах храма, делает удивленный вид – для чего, мол, все это? Кому это нужно? Да, Богу это не нужно, это нужно нам. Через украшение храма мы пытаемся проявлять не только свою заботу о нем, но и послужить Богу. Красота – это свойство Божие, поэтому храм должен быть красив – архитектурой, росписями, иконами, молитвенным пением. Храм ведь символически изображает еще и Царство Божие, которое было утрачено Адамом, а красота его – это и некая попытка изобразить Царство Небесное, и тоска верующего человека по утраченному Раю. И если человек заботится о храме, это говорит о его устремлении к Богу.

– Нужен ли храм тому, кто уверен, что у него «Бог в душе»?

– Если человек утверждает, что «Бог у него в душе», то он просто не понимает, в чем состоит истинный смысл жизни христианина. Измениться, побороть в себе грех, возрастить добродетель – в этом заключается спасение. Когда человек по-настоящему борется с грехом, он понимает, что сам без Бога ничего сделать не может. Тогда он идет в храм, просит у Бога помощи, исповедуется в своих грехах и через таинства, установленные Самим Иисусом Христом, получает помощь Божию и жизнь вечную. Посещая храм, мы исповедуем свою веру «во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», Главою которой является Сам Бог (см.: Еф. 5, 23).

Апостол Иаков в своем послании говорит: Вера без дел мертва (2, 26). То есть наша вера не может быть теоретической, она должна быть живой и подтверждаться жизнью. Представьте, что человек говорит, что любит своих пожилых родителей. Но при этом совсем не навещает их, не помогает, считая, что любит их «в душе». Или, например, муж бросает жену с детьми, живет в свое удовольствие, а их «любит в душе». Так и человек, говорящий о том, что у него «Бог в душе», лукавит и пытается оправдаться перед своей совестью.

Если мы действительно хотим полюбить Бога и принять Его в свое сердце, то не должны оправдывать свою леность, быть инертными в духовной жизни. Нужно следовать за Христом, помня Его слова: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12).

Беседовала Валентина Николаева

В начале богоборческой эпохи была такая песня о Красной армии: «Мы разжигаем пожар мировой, церкви и тюрьмы сравняем с землей». И действительно сравняли – церкви, тюрьмы не успели. Церкви порушили, а потом вдруг оказалось, что тюрем не хватает, и монашеские кельи, храмы стали превращать в места лишения свободы, колонии для малолетних преступников, интернаты для детей и дома для престарелых. Верна мысль: не хочешь строить храмы, будешь строить тюрьмы и сдавать своих детей и стариков в казенные учреждения. Люди привыкли к тому, что одного храма на весь город вполне хватает. Но вот Церковь освободилась от гнета государства, люди потянулись к вере. Пришла эпоха храмостроительства. Люди спрашивают: «Зачем православным столько храмов?». Мы попросили Епископа Покровского и Николаевского Пахомия порассуждать на эту тему, которая сегодня волнует многих.

– Владыка, если посмотреть в масштабах страны, то везде, где только начинается строительство храма, начинается противостояние сторон «за» и «против». Почему возникает такая проблема, если наше население в большинстве своем православные люди?

– В обществе всегда найдутся люди, которые будут протестовать против всего и никогда не будут «за». Я хорошо помню, как в 90-е годы в Москве начали выделять участки под строительство храмов, и тут же возникло протестное движение. Но в нем, как правило, участвовали коммунисты, которые всегда были идеологическими противниками Церкви. Это было понятно и не вызывало удивления. Многие десятилетия людей не просто отлучали от Церкви, борьба с Православием шла по всем фронтам. Никто так изощренно не гнал христиан, как это делали коммунисты. И плоды этой борьбы мы видим и сегодня.

Когда я учился в институте, у нас как-то возник среди студентов разговор о Церкви, речь зашла о колокольном звоне. И один наш товарищ, о котором я не мог подумать ничего плохого, вдруг с ожесточением стал говорить, как он ненавидит все, что связано с Церковью, как ему неприятно слышать звук церковных колоколов. Я был поражен: откуда такая ненависть к Церкви? Если бы не этот разговор, никогда бы не догадался, какая бездна у него в душе. Русский православный человек испокон веков относился благоговейно к колокольному звону. Не только потому, что он созывал верующих людей на богослужение, он оповещал народ об опасности, призывал на защиту Отечества, оповещал о победе и приветствовал возвращение воинов с поля брани. Как же можно не любить его?

Когда я служил звонарем на Московском Подворье Троице-Сергиевой Лавры, жители соседних с монастырем домов тоже выражали свое недовольство, писали на нас жалобу в Государственную Думу и даже грозились, если колокол не смолкнет, самостоятельно заняться отстрелом звонарей. А когда мы стали восстанавливать Подворье, благоустроили территорию монастыря, расчистили пруд, то мешать стало еще и журчание воды в пруду. Это трагикомическая история, как может нормальный человек, живущий сегодня в постоянном шуме машин, грохоте музыки, не смолкающем ни днем, ни ночью, обратить свое негодование не на эту дикую какофонию, а на звук церковного колокола? Звон колокола не сильно выделяется на этом фоне, да и звонит он не целый день, а в общей сложности минут 10. Как все перевернулось в сознании людей, дикость стала нормой, а то, к чему призывает Церковь, люди не могут понять.

Когда служил настоятелем в Свято-Троицком соборе Саратова, то жил в общежитии на улице Радищева, а через дорогу от нас находился ресторан «Джентльмены удачи». Он работал 24 часа в сутки, и все это время из ресторана гремела музыка из этого кинофильма. Это была нескончаемая пытка, мы возненавидели и эту музыку, и фильм, который всем когда-то очень нравился. Пытались как-то решить эту проблему, но безуспешно.

Люди погружены в свои повседневные заботы, им нужен такой комфорт, каким они его себе представляют. Когда мы проектировали строительство храма в парковой зоне Приволжского поселка, часть местных жителей стала возражать, и знаете, почему? Им негде будет выгуливать собак! Когда слышишь такие аргументы, страшно становится за наше будущее, за наших детей.

– Владыка, поясните, как решается вопрос о строительстве храма в том или ином месте. Учитывается ли мнение людей, проживающих в данном районе? И как быть, если часть населения против?

– За строительством любого храма стоят люди, их желание иметь храм в своем районе. Несколько лет инициативная группа жителей Новое Осокорье обивала пороги епархии с просьбой начать строить храм в их поселке. Многие верующие люди из этого района ездят на богослужение достаточно далеко и хотят, чтобы храм был у них рядом с домом, в шаговой доступности. Если большинство людей этого хотят, то очевидно, что храм должен быть построен.

Были огромные сложности с поиском участка под строительство. Наконец нашли небольшой участок на пустыре, но и тут нашлись недовольные. Храм будет закрывать вид на Волгу! Пришлось объяснять, что вся земля на Волжском проспекте давно выкуплена, она в частной собственности. Завтра ее застроят магазинами, барами, бензоколонками, коттеджами. И участок, отданный Церкви, будет единственным местом, с которого люди смогут любоваться Волгой, отдыхать на ее берегу. Но человек не способен смотреть на два шага вперед, думать не только о сегодняшнем дне, но и о будущем. Так случилось и в Приволжском поселке. Был разработан проект храма, нашелся спонсор, и можно было уже приступать к строительству, но все приостановлено из-за несогласия части населения.

Мы стараемся избегать конфликтов везде, где это только возможно. Как можем, крепимся и уповаем на волю Божию. Церковь – это мы, и если сегодня мы не будем строить храмы, то в чем найдем опору? Где храм, там начинается жизнь духовная. Кстати, зачастую те, кто боролся с Церковью, сегодня приходят в храм за помощью.

– Владыка, но у людей часто возникает вопрос: зачем православным так много храмов? Было время, когда на весь город был всего один храм, и как-то обходились.

– Раньше и в магазинах продавалось только два вида колбасы, в Энгельсе не было ни одного, хотя был свой мясокомбинат. За самыми простыми продуктами отправлялись в Москву. Сегодня в каждом районе десятки магазинов, парикмахерских, пивных баров, развлекательных центров – ни у кого это не вызывает сомнения.

Но есть люди, которым нужен храм, и не раз в год на Пасху, а каждый день. Они хотят, чтобы их дети ходили в храм, и причащались, и посещали воскресную школу, и воспитывались на примерах святых. И было бы здорово, если бы в каждом микрорайоне был храм, пусть небольшой, но это будет место, где люди будут молиться, жить приходской жизнью. Мне кажется, что и власть, и Церковь должны внимательно относиться к нуждам людей, их духовным запросам.

До революции в Покровске было шесть больших храмов, таких, как наш Троицкий кафедральный собор. Покровск был тогда маленьким провинциальным городом, численность населения была в разы меньше, и на один храм приходилось три тысячи жителей. Сегодня, когда в городе насчитывается более 200 тысяч человек, у нас всего семь каменных храмов и несколько временных, находящихся в приспособленных помещениях. Поэтому строить надо, надо думать о дне завтрашнем. И мы строим с помощью прихожан и спонсоров. Сейчас в городе строится восемь храмов.

Храм заставляет человека не скатываться в своей жизни только к банальным потребностям, учит думать о духовном. А недовольные всегда будут. Их не так много, но они очень активны, их всегда слышно. Но сколько проводилось общественных слушаний по вопросам храмостроительства, на них всегда приходит больше людей, выступающих за храм, а не против.

В жизни людей храмам принадлежит особое место. Каждое поколение возвышало свои храмы. Храм – это символ веры, причем символ видимый, осязаемый. Веру искоренить сложно, она в душе человека, а вот храм стереть с земли куда как просто. Если убрать храм – разрушишь символ, а вера исчезнет сама по себе – так, рассуждали, принимая решения об уничтожении церквей.

В дореволюционное время в Мариинске мирно уживались представители различных религиозных концессий: православные, католики, иудеи, мусульмане. Они имели свои храмы (за исключением мусульман, мечети не было в городе).

Православные имели: Никольский собор, церковь «Во имя всех святых», в тюремном деревянном замке приписную церковь «Утоли мои печали», была часовня святого Пантейлемона.

Католики Римско-Католический храм, иудеи синагогу.

Храмы были не только украшением города, представляли собой большую ценность, как памятники архитектуры и культуры. К сожалению, их не сохранили для потомков.

Никольский собор

Построенный в 1824 году в селе Кийском, которое в 1857 году обрело статус города и названо Мариинском, храм во имя Николая Чудотворца можно смело назвать народным достоянием – сооружен он исключительно на деньги прихожан. Стоял он близ берега Кии, на углу Большой Московской и Никольской улиц. Это был очень красивый, белокаменный, с куполами храм. На нем было 8 колоколов и их перезвон, особенно в большие религиозные праздники, слышался не только в городе, но и далеко за его пределами. Никольский собор занимал важное место в жизни мариинцев – здесь они принимали крещение, здесь венчались, здесь их отпевали, когда они покидали земную юдоль

Новая власть некоторое время не трогала собор, но в 1934 году, после выхода постановления о запрещении колокольного звона, начался его терновый путь. Причина – звон колоколов мешает работать учреждениям. Старожилы рассказывают, как однажды на площади перед собором появились мужички с лестницами и веревками и стали деловито снимать колокола. Народ окружил храм, из конца в конец по толпе шел шепоток о Божьей каре богоухольникам, старушки крестились, но никто не протестовал. А лишь говорили, что Христова вера учит терпению, послал Господь испытание, значит, грехи велики. Снятие колоколов, по сути, означало начало конца – 14 августа 1936 года собор превратили в зернохранилище. Рассказывают, что власти не разрешили верующим снять иконы, и святые лики, покрывались пылью и грязью, казалось, вопрошали: ведаете ли что творите? Но, думаем, ответа на этот вопрос нет и до сих пор

Куда девалось все имущество собора – неизвестно. Судьба служителей храма такая же, как и многих других. Настоятель собора Иосиф Долматов был репрессирован.

В качестве зерносклада храм использовали недолго – очень уж не приспособлено его помещение для таких целей. И сооружение оставили на поругание – всяк, греха не боявшийся, тащил из собора все, что приглянулось или в хозяйстве годное. Перед войной здание, а вернее то, что от него осталось, передали Мариинской МТС. Старожилы помнят эпопею по разборке стен храма. Сколько положено было трудов, чтобы оторвать хотя бы кусок кладки! Сколько требовалось усилий, чтобы отделить от него отдельные кирпичи! Не раствор держит, передавалось из уст в уста по Мариинску, Господь предостерегает!

Но, как известно, что одним человеком содеяно, другим может быть разрушено. И часть храма унесли по кирпичику к месту постройки мастерских, начали возводить стены. Но едва подвели здание под крышу, кладка стала расползаться. Пытались установить стяжки, не помогло, все равно трескалось. Рассказывают, как однажды подошел к рабочим, который ликвидировал трещины, пожилой мужчина и сказал» «Зря стараетесь, все равно ничего у вас не получится. И будет вам кара Божья за надругательство над святыми камнями». То ли предостережение напугало, то ли нерентабельно стало заниматься добыванием храмовых кирпичей, но собор оставили в покое. На развалинах его играли ребятишки, которые рассказывали матерям, что в этих руинах кто-то часто и жалобно плачет.

Так не стало в нашем городе каменного красивого по своей архитектуре собора как исторического, религиозного памятника. Храм – символ веры – был разрушен, на его месте возвели управление Сиблага.

Кладбищенская церковь

Кроме Никольского собора, в нашем городе был еще один православный храм – церковь «Во имя всех святых», прозванная в народе кладбищенской, поскольку находилась она около погоста и там большей частью отпевали православных. Было у нее еще одно неофициальное название – солдатская. Дело в том, что невдалеке, возле тюремного замка стояли казармы охранной роты, солдаты которой составляли большее число прихожан церкви.

Своим появлением храм обязан иркутскому мещанину Василию Шпочину – именно он, как свидетельствуют документы Томской епархии, внес средства на сооружение кладбищенской церкви в Мариинском Уезде. Почему иркутянин воспылал любовью к Мариинску – неясно. Однако в 1862 году был заложен первый камень, а уже в 1865 году специально посетивший Мариинск епископ Томский Порфирий освятил новопостроенный храм.

А какая красивая была церковь! Само здание – деревянное, с деревянной колокольней, фундамент каменный. Оно гармонично вписывалась в архитектуру тогдашнего Мариинска, большинство зданий которого строилось в стиле русского барокко.

Судя по всему, приход был не из богатых – на солдатские пятаки не очень-то поддержишь великолепие храма. К тому же деревянное здание по прошествии полувека требовало вложений средств на ремонт, а их не находилось. А когда власть переменилась, храмом и вовсе заниматься стало не кому.

В 30-х годах кладбищенскую церковь закрыли, причем тихо, спокойно, не оскверняя принародно лики святых и не разрушая стены. Потом сняли с куполов кресты, а в помещении открыли Дом культуры, просуществовавший в нем до 1958 года.

Почти вековой давности постройка совсем обветшала, но еще держалась, и там разместили спортивный клуб «Динамо». Запахи мира и ладана полностью перебили табачный дым и вонь пота от тел, разгоряченных тренировками спортсменов Долго им пребывать там не удалось – по невыясненным причинам бывший храм загорелся, и в одночасье от него осталось пепелище. В этом «самовозгорании» верующие усмотрели кару небесную за все прегрешения, не мог больше терпеть храм надругательства над своими святыми стенами

Так это или нет, но еще один дом Божий оказался стертым с лица земли. Память о нем сохраняют лишь старожилы, у которых на прицерковном кладбище были похоронены близкие. Правда, сейчас и не догадаться, что тут было кладбище, поскольку место его ныне занято городским садом с развлекательными аттракционами

Кладбищенская церковь канула в Лету, недалеко от места ее расположения планируется возвести Спасо-Преображенский храм. Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Кемеровский и Новокузнецкий, освятил закладной камень, но строительство все не начато – нет средств, и когда они найдутся, неизвестно. Разве что опять какой-нибудь иркутянин воспылает любовью к нашему городу и подарит ему храм

В нашем краеведческом музее можно увидеть фотографии кладбищенской церкви и Никольского собора.

Кроме них в Мариинске была часовня святого Пантейлемона. Каждое лето от Никольского собора проходило шествие с хоругвями и молитвами к часовне.

Польский костел

Как и православные храмы, католический так же был построен на пожертвования католиков, проживавших в Мариинске.

О закрытии католического костела было принято решение Запсибкрая в 1931 году. В нем говорилось: «Учитывая отказ римско-католического религиозного общества от пользования в дальнейшем католическим костелом в Мариинске и уплаты налогов и сборов, считать молитвенный пункт в католическом костеле ликвидированным, здание костела передать горсовету для использования под культурно-просветительные цели».

Согласно решению, польский костел был закрыт, а впоследствии разобран.

Из него была сделана пристройка к городскому Дому культуры в городском саду (бывшей кладбищенской церкви).

Так Мариинск потерял еще один архитектурный памятник, который украшал наш родной город.

Иудейская синагога.

Кроме христианских, в городе был и иудейский храм-синагога. Евреи имели свой храм, где совершались культовые обряды. Это единственное сохранившееся здание храма, все горожане его прекрасно знают – здесь находился почтамт.

По архивным материалам установлено, что синагога была построена в 1896 году на пожертвования евреев, проживавших в городе Мариинске. В городе в те времена было много торговцев и домовладельцев – евреев. синагога представляла собой двухэтажное каменное здание. На фронтоне и сейчас можно рассмотреть силуэт шестиугольной звезды – иудейского символа – он находится в круге на самом верху. В 1931 году, учитывая добровольный отказ иудейского религиозного общества от использования синагоги считать ее ликвидированной. Здание передали для использования на культурно-просветительские и учебные цели. Был ли это добровольный отказ евреев от синагоги или нет, сейчас трудно судить.

С недавних пор церкви и храмы начали возрождать: строить новые, реставрировать разрушенные временем и людьми памятники, появился интерес к наследию прошлого.

Сегодня в Мариинске снова есть Никольский храм – маленький, вдали от центра города. Будет ли когда-нибудь церковь, похожая на Никольский собор, такая же белокаменная, с тремя алтарями, сказать трудно. А может, все же будет!

Никольский храм

В Мариинске жителям он был больше известен, как польский костел. Он находился на углу улиц М. Горького и Гоголя (кстати, раньше ул. М. Горького и называлась Костельной).

Костел был деревянным, характерной архитектуры готического стиля, построен в 1913 году. На фотографии отчетливо видны посредине здания сплошные снизу доверху окна, а по сторонам по два окна – одно под другим, как бы на первом этаже и на втором этаже. На самом деле здание одноэтажное с очень высоким потолком. На верху здания высокий купол в виде шпиля и на нем крест.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *