Владимир Бешанов

Кадры решают все:

суровая правда о войне 1941-1945 гг.

Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и, в качестве таковых, заносятся на скрижали Истории.

М.Е. Салтыков-Щедрин

Сначала появился призрак — призрак Коммунизма. Первыми это явление зафиксировали в 1848 году выдающиеся ученые-медиумы Карл Маркс и Фридрих Энгельс, вооруженные самой передовой и безошибочной теорией собственного сочинения. Призрак бродил по Европе, потрясая заимствованными у пролетариата цепями, уверял, что у рабочих нет отечества, предлагал им «соединяться», записываться в ряды могильщиков буржуазии и «разрушить всё, что до сих пор охраняло и обеспечивало частную собственность». Пророчества коммунистического Духа два друга, они же — классики идеологии нового типа — изложили в знаменитом «Манифесте».

Манифест, «с гениальной ясностью и яркостью» обрисовавший новое, коммунистическое «миросозерцание», призывал всех угнетенных к насильственному свержению существующего общественного и политического строя, установлению диктатуры пролетариата, уничтожению классов и частной собственности.

Вслед за этим, по мысли авторов, раньше или позже, неизбежно должен был наступить Коммунизм — высшая и конечная стадия развития человеческого общества, рай на земле: фабрики — у рабочих, земля — у крестьян, женщины — в общем пользовании.

Международный пролетарский гимн — «Интернационал» — определял четкую программу действий и конечную цель коммунистического движения:

Весь мир насилья мы разрушимДо основанья, а затем,Мы наш, мы новый мир построим,Кто был ничем, тот станет всем.

Правда, наряду с пассажами о «завоевании демократии», в Манифесте проскальзывали термины вроде «экспроприация», «деспотическое вмешательство», «конфискация имущества» — конечно, исключительно в отношении «эксплуататоров», но также и «промышленные армии», в которые для удобства строительства нового мира предлагалось мобилизовать освобожденных пролетариев.

Делать революцию предпочтительнее в развитых промышленных странах, где пролетариат наиболее сконцентрирован и организован. Поэтому долгое время коммунисты всех мастей, в том числе и русские социал-демократы, пытались поднять рабочих на правое дело в какой-нибудь Германии или Швейцарии. Но самым слабым звеном «в империалистической цепи» оказалась Российская империя.

25 октября 1917 года власть в России захватили левые радикалы.

Они тут же окрестили государственный переворот, совершенный на германские деньги штыками «интернационалистов» и одуревших от безделья матросов, «пролетарской диктатурой», собственную власть — «властью рабочих и крестьян» и от имени последних принялись истреблять тех и других, а также всех несогласных.

Семь десятков лет истории первого в мире социалистического государства показывают, что его внутренняя политика точно соответствовала трем пунктам «Интернационала»: разрушение, построение, назначение на должности.

Какое отношение к пролетариату имели никогда и нигде не работавшие литератор В.И. Ульянов (Ленин), кавказский абрек И.В. Джугашвили (Сталин), польский боевик Ф.Э. Дзержинский, журналист-космополит Л.Д. Бронштейн (Троцкий) или екатеринбургский «мафиозо» Я.М. Свердлов — сказать трудно.

Для чего они все это затеяли?

Неужели только для того, чтобы наесться до отвала кетовой икры, о которой и через 20 лет с ностальгией вспоминал загнанный сталинскими волкодавами в мексиканское захолустье Троцкий: «…этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции»?

А что дальше?

Ограбить всех сограждан? Реставрировать феодализм в отдельно взятой стране? На горе всем буржуям раздуть мировой пожар? Да какая разница, главное — сама Власть. Ленин так и писал членам ЦК за сутки до переворота: «Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Деятель великой французской революции Жорж Дантон еще в конце XVIII века дал четкое и доходчивое определение: «Революция — это просто перераспределение собственности». Проще говоря, основу мировоззрения любого революционера составляет шариковское «отобрать и поделить».

Действительно, на первом месте в ленинской программе действий стоял пункт об «экспроприации экспроприаторов». Это значит — всеобщий грабеж. В перспективе населению обещали светлое будущее, сортиры из золота и кухарок, которые будут управлять государством. А пока — «грабь награбленное», разрушай «мир насилья».

Самое простое дело — разрушать. Правоверные марксисты, защитники угнетенных и обездоленных, спасители Отечества, уверенно определяли, что именно нужно разрушить.

К «миру насилья» относились: все члены правящей династии, правительство и государственный аппарат, армия и флот, жандармерия и полиция, пограничная и таможенная стража, церковь, все обладатели капиталов, все владельцы крупных, средних и мелких предприятий, сословия дворян, купцов, казаков и духовенства в полном составе, включая младенцев, большая часть крестьянства (богатеи, то бишь «кулаки», а также середняки и пресловутые «подкулачники»), «буржуазные» писатели, поэты, философы, ученые, журналисты и вообще интеллигенция, произведения искусства, созданные «на потребу эксплуататоров» и т.д. и т.п. Одним словом, всё то, что составляет содержание таких понятий, как государство, история, культура, традиции, национальная гордость.

В итоге разрушать и уничтожать пришлось очень многое, ибо те, «кто был ничем, а стал всем», имели довольно специфичные взгляды, при полном отсутствии таких «буржуазных» понятий как совесть и мораль:

«Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем… Для нас нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата».

Под шум всеобщего грабежа с помощью ЧК и «бьющей через край энергии масс» большевики довольно быстро установили в стране «высшую форму государственности» — власть Советов.

Но что же взамен монархии или буржуазной республики могли предложить стране Ленин и его компания?

В апреле 1918 года в статье «Очередные задачи Советской власти» Владимир Ильич обрисовал вкратце свою модель идеального общества:

«Первым шагом освобождения трудящихся… является конфискация помещичьих земель, введение рабочего контроля, национализация банков. Следующими шагами будут национализация фабрик и заводов, принудительная организациявсего населения в потребительские общества, являющиеся в то же время обществами сбыта продуктов, государственная монополия торговли хлебом и другими необходимыми продуктами…

…от трудовой повинности в применении к богатым Советская власть должна будет перейти, а вернее, одновременно должна будет поставить задачу применения соответствующих принципов к большинству трудящихся, рабочих и крестьян».

Со времен хрущевских разоблачений культа личности нам внушали, будто бы Ленин составил рецепты построения коммунизма, а Сталин их спрятал и ленинские идеи извратил. Гнусная клевета на товарища Сталина! Никто ничего не скрывал, наоборот, нас заставляли конспектировать на занятиях по истории КПСС: принудительная организация общества, хлебная пайка и трудовая повинность — главные условия на пути к освобождению трудящихся от «капиталистической каторги».

Дальше еще интереснее:

«Что же касается карательных мер за несоблюдение трудовой дисциплины, то они должны быть строже. Необходима кара вплоть до тюремного заключения. Увольнение с завода тоже может применяться, но характер его совершенно изменяется. При капиталистическом строе увольнение было нарушением гражданской сделки. Теперь же при нарушении трудовой дисциплины, особенно при введении трудовой повинности, совершается уже уголовное преступление (!), и за это должна быть наложена определенная кара».

~ 1 ~

Следующая страница

Мифы и правда о начале Великой Отечественной войны

Владимир Музыченко

Вот уже почти  72 года прошло  с того трагического дня – 22 июня 1941 года, когда на нашу родину напали немецко-фашистские агрессоры. И все эти годы в мире не утихает полемика о причинах этой войны и  ее итогах. Причем, многие «эксперты» (видно, не трудно быть таковыми спустя столько лет!) лихо фальсифицируют историю, смело ставя любые факты … с ног на голову и делая такие выводы, правомерность которых вызывает сомнения даже у двоешников.
Например, совсем недавно в сообществе «О великой победе…» был опубликован материал под хлестким заголовком «Советский Союз чуть не проиграл войну с Германией!». Я ставлю этот опус в один ряд с теми миллионами публикаций, которые продолжают наводить тень на плетень по данной теме. В частности, много внимания в таких публикациях уделяется более чем успешному началу фашистского «блиц-крига» и быстрому продвижению частей вермахта от наших западных рубежей на восток.

Правда о войне

Но при этом почему-то никто не говорит ни слова о жестоком сопротивлении, которое оказывали немцам боеспособные советские части. Не-охотно, что называется, сквозь зубы говорится и о массовом героизме наших сол-дат и офицеров, который позволил за первые месяцы войны сформировать сотни новых дивизий и обучить воевать их личный состав, а также начать серийный выпуск новейшей военной техники и вооружения, в том числе знаменитых танков Т-34, истребителей Як, Миг, ЛАГГ, реактивных установок «Катюша, новейших противотанковых орудий, автоматов Калашникова и многое другое.
Да, удар немцев 22 июня оказался неожиданным. Это точно. Советский   Союз и его руководство не желало войны, как ни стараются господа во главе с так называемым писателем и изменником Родины Суворовым и иже с ним поставить некую параллель между Сталиным и Гитлером, между советской страной и фашистским рейхом. Не получится у вас это, господа, как ни старайтесь. Потому что еще живы участники тех далеких событий, жива память народная, которая не умрет никогда.
Я много лет занимаюсь профессионально тематикой той войны и хорошо знаю, как она начиналась. Например, в нашей Казани многие горожане 22 июня, как обычно,   отдыхали: кто уехал навестить детишек в пионерские лагеря, кто отправился в тенистые парки или на берег Волги. О том, что началась война, советские люди узнали только днем, когда по радио выступил Вячеслав Молотов. А немцы к тому времени уже крушили наши пограничные заставы и опорные пункты на западных рубежах, бомбили Киев, Минск, Житомир и многие другие города. А танковые клинья вермахта взламывали нашу оборону, захватывали в «клещи» целые полки и дивизии отчаянно сражавшихся, но, увы, отступающих советских войск.
Известно, что первые дни и месяцы Великой Отечественной были очень драматичны для Красной армии. «Мы, советские люди, воспитанные в духе коммунизма и верившие, что «Красная армия – всех сильней!»,   не могли понять, почему немцам удается столь быстро теснить наши части на восток, — делился со мной воспоминаниями, один из тех, кто встретился лицом к лицу с фашистами 22 июня 1941 года, фронтовик Виктор Иванович Селюк, воевавший с первого дня войны в одной из стрелковых дивизий, принявших первый удар немцев в Западной Украине. – Среди наших солдат и офицеров ходили упорные слухи о «пятой колонне» в руководстве страны, о вредительстве и предательстве в армии. Да и поводов для этих измышлений было более чем достаточно. Например, нашу дивизию… разоружили буквально накануне нападения, приказав… сдать все стрелковое оружие под предлогом переоснащения. Поэтому первые бои были очень кровопролитные, и, прежде всего, с нашей стороны, так как у нас была одна винтовка на троих-четверых. А у немцев были автоматы, да и передвигались они только на броне и мотоциклах. Для нашей дивизии все это закончилось плачевно: в августе 1941 нас загнали в «котел», окружив со всех сторон танками. Многие наши солдаты и офицеры, в том числе и я, попали в плен…»
Поведал Виктор Иванович и о том, что на новых рубежах обороны Киевского военного округа, построенных после присоединения к СССР части территории так называемой Западной Украины, также не было все доведено до ума. Доты и дзоты стояли без пушек и пулеметов, а личный состав был отведен на несколько километров — на летние полевые сборы. Так что многие укрепления, которые могли стать непреодолимой преградой на пути немцев, были взяты ими практически без боя.
А вот рассказ еще одного участника тех событий, в 1941 году — комиссара эскадрильи «Мигов», начавшего войну  на Ленинградском фронте,  генерал-майора авиации Кирилла Мурги:
— Те, кто говорит, что мы плохо дрались в начале войны,  беспардонно лжет. Первый мой боевой вылет состоялся 22 июня. Не скрою, нам было очень трудно: ведь у немцев в первые дни и месяцы войны был абсолютный перевес в воздухе. Дело в том, что мы потеряли много самолетов в ходе бомбежки, а многие из уцелевших машин уступали немецким самолетам по скорости и маневру. И все-таки мы их били и сбивали. На фюзеляже моей машины было написано «За Родину!», что означало одно: в кабине сидит советский ас. Увидев эту надпись, многие пилоты врага, боялись даже в бой вступать. Но и у них были асы, с некоторыми я дрался, сбивал их, и меня несколько раз сбивали. Но только дрались мы не хуже, а лучше их,  это точно!».
Добавлю, что Кирилл Никитович Мурга сбил на фронте 14 фашистских самолетов, причем большинство из них – в первые, самые тяжелые месяцы Великой Отечественной.
О начале Великой Отечественной войны до сих пор ходят различные толкования и легенды. Например, некоторые «продвинутые» историки утверждают, что СССР абсолютно не был готов к войне. А Сталин, заключивший с Гитлером в 1939 году Пакт о ненападении и пошедший на «преступный сговор о переделе западных границ СССР», до самого последнего дня не верил в то, что Германия решится напасть на нашу страну, поскольку для нее это означало ведение войны на два фронта. Однако, реальная, а не сфальсифицированная история, свидетельствует о том, что руководство СССР начало подготовку к этой войне задолго до фашистского вторжения. Еще 1 сентября 1939 года в стране был принят закон о всеобщей воинской обязанности, направленный на усиление мобилизационной готовности страны. А в Красной армии развернулось обучение войск в условиях, максимально приближенных к реальным, боевым. В передовой статье газеты «Правда», вышедшей 1 января 1941 года, озаглавленной «Год 1941-й» прямо говорилось, что на первый план выходят интересы обороны страны, а расходы на оборону в этом году выросли до 43,4 процента ВВП. В феврале 1941 года был утвержден план стратегического развертывания Вооруженных сил, согласно которому началось перемещение войск с Востока страны к западным рубежам.
Набирала обороты и военная промышленность. К началу 1941 года СССР вышел на третье место в мире после Германии и Англии по производству боевых самолетов. На авиазаводах осваивался выпуск штурмовиков ИЛ-2, бомбардировщиков ИЛ-4 и ПЕ-2, истребителей ЯК-1, ЛАГГ-3. На бронетанковых заводах к началу войны начался серийный выпуск средних танков Т-34   и тяжелых КВ, которые в то время были лучшими в мире по боевым характеристикам и качествам. Кстати, огромную роль в деле подготовки танкистов сыграла и Казанская танковая школа, в которой наши танкисты изучали передовой опыт немецких бронетанковых сил.. .
И все же времени для подготовки к достойному отпору предполагаемого вторжения вероятного противника не хватило.

К тому же сработал элемент внезапности, а также авторитарная система управления страной, где все и вся подчинялись воле и разуму одного вождя. И если бы Иосиф Сталин не был так маниакально уверен, в том, что Гитлер не решится напасть на СССР в сорок первом году, никакого блиц-крига у немцев наверняка не получилось бы. А нашей армии не пришлось бы пятиться до Волги, а затем ценой десятков миллионов жизней возвращать с боями каждую пядь своей земли, а затем освобождать от фашизма Восточную Европу и штурмовать Берлин.
Но, к сожалению, все было так, как было. И первый этап Великой Отечественной войны проходил отнюдь не по сценарию Красной армии, обещавшей гражданам страны Советов, что в случае нападения агрессора она будет бить врага на его территории, а по известному плану «Барбаросса», утвержденному Адольфом Гитлером еще в декабре 1940 года. Согласно которому 22 июня 1941 года немцы атаковали наши границы большими силами одновременно по трем направлениям: из Восточной Пруссии — на Прибалтику и Ленинград, из Польши – на Минск, Смоленск и Москву, а также через Житомир – на Киев и Донбасс.   
К счастью для всех нас, далеко идущие планы Гитлера по захвату огромной части территории СССР, разграблению промышленности и сельского хозяйства, физическому уничтожению большей части населения и превращению в бессловесных рабов тех, кого оставят в живых, не сбылись. Блиц-криг рухнул в декабре 1941 года, когда немцы получили сокрушительный удар под Москвой. Основа же этой первой серьезной победы Красной армии над самым грозным в мире противником, завоевавшим к тому времени почти всю Европу, была заложена в июне-августе сорок первого года, когда сотни тысяч наших бойцов и командиров геройски сражались и погибали в жестоких боях с превосходящими силами врага. Эта победа закладывалась в военкоматах, куда с первых дней войны начали поступать тысячи заявлений, в том числе и от жителей нашей республики, с просьбами отправить их на фронт. Эта победа закладывалась в заводских корпусах, где создавалось грозное современное оружие для Красной армии. Эта победа закладывалась на колхозных полях и животноводческих фермах, где производилось продовольствие для фронта. Эта победа закладывалась в каждом доме, в каждой семье, где были патриоты, сражавшиеся на войне или трудившиеся в героическом тылу.
«Помню, 22 июня, когда пришла горькая весть о начале войны, я и многие другие мои сверстники сразу же побежали в Кировский военкомат города Казани, — вспоминает еще одна участница войны. Людмила Георгиевна Ищенко. – Там уже было видимо-невидимо народа. Все просились на фронт, мы с девчатами из Порохового завода тоже написали заявления: «Прошу зачислить добровольцем в ряды Красной армии, чтобы бить проклятых фашистов и освободить нашу любимую Родину…».
…Те, кто уходил на фронт летом 1941 года, были уверены, что эта война долго не продлится. Но оказалось, что путь к великой Победе составил 1418 страшных дней и ночей. А сама Победа потребовала неисчислимых жертв и лишений от всего советского народа, который был, остается и всегда будет главным и единственным героем Великой Отечественной. И это тоже – святая правда, о которой следует говорить во весь голос

© Copyright: Владимир Музыченко, 2013
Свидетельство о публикации №213021300823

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Владимир Музыченко

Рецензии

Написать рецензию

Не было никакой пресловутой "внезапности". Был кризис бюрократического управления армией, когда ничего не делалось во время.

Эдуард Снежин   27.12.2014 19:54   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Все было — и то, и это, и многое другое…

Владимир Музыченко   02.01.2015 10:55   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Владимир Музыченко

Великая Отечественная война — тяжелейшее испытание, выпавшее на долю русского народа. Это самый трагический период российской истории. Именно в такие тяжелые моменты проявляются лучшие человеческие качества. То, что люди смогли с честью выдержать это испытание, не уронить своего достоинства, защитить свою Родину, своих детей, — величайший подвиг. Способность к совершению подвига — самое важное качество настоящего человека. Чтобы совершить его, нужно, прежде всего, забыть о себе и думать о других, забыть о смерти и страхе смерти, бросить вызов природе своим отречением от свойственной всему живому жажды жизни. Поэтому одной из важнейших тем нашей литературы является тема подвига человека на войне. Многие писатели сами прошли трудный солдатский путь, многие из них были свидетелями великой трагедии и великого подвига. Не оставляют равнодушными произведения К. Симонова, В. Быкова, В. Некрасова, Б. Васильева, Г. Бакланова и многих других писателей.

Правда и мифы о войне

Каждый писатель по-разному пытается понять, что позволяет человеку совершить подвиг, где нравственные истоки этого поступка.

Василь Быков. Повесть «Сотников». Зима 1942 года… Партизанский отряд, обремененный женщинами, детьми, ранеными, окружен. На задание отправляются двое — Сотников и Рыбак. Рыбак — один из лучших солдат в партизанском отряде. Его практическая хватка, умение приспособиться к любым обстоятельствам жизни оказываются бесценными. Его противоположность — Сотников. Скромный, незаметный человек, без явных внешних признаков героя, бывший учитель. Почему, будучи слабым, больным, он пошел на ответственное задание? «Почему они, а не я должен идти, какое я имею право отказываться?» — так думает Сотников перед уходом на задание. Когда Сотников и Рыбак попадают в плен, тогда проявляются по-настоящему их моральные качества. Ничто не говорило о том, что крепкий и здоровый Рыбак струсит и станет предателем. А измученный болезнью, ранением, побоями Сотников до последней минуты будет держаться мужественно и примет смерть без слабости и страха. «Я партизан… — не очень громко сказал Сотников. — Остальное ни при чем. Берите одного меня».

Истоками его мужества являются высокая нравственность, убежденность в правоте своего дела, поэтому ему не стыдно было смотреть в глаза мальчика. «Вот и все кончено. Напоследок он отыскал взглядом застывший стебелек мальчишки в буденовке».

В повести В. Быкова нет абстрактного человека. В одном случае страх смерти уничтожает в человеке все человеческое, как это произошло с Рыбаком; в других случаях в тех же обстоятельствах человек преодолевает страх и выпрямляется во весь свой нравственный рост. Такими показали себя и Сотников, и староста Петр, и крестьянка Дёмчиха.

Война — это всегда тяжелое время в жизни людей, но больше всего своей тяжестью она давит на плечи женщины. Во время Великой Отечественной войны женщины бросили вызов природе, отказавшись от «женской» жизни и начав жить не свойственной им «мужской».

В своем произведении «У войны не женское лицо» С. Алексиевич описывает героинь Великой Отечественной, именитых и безвестных, благодаря которым мы сейчас живем. Они заслонили потомков от врага, положив на алтарь Победы все: свою жизнь, свое счастье — все, что у них было.

Женщина-снайпер… Сочетание противоестественное. Было сложно переступить черту между жизнью и смертью и убивать во имя жизни.

Вспоминает снайпер Мария Ивановна Морозова: «Наши разведчики взяли одного немецкого офицера, и он был крайне удивлен, что в его расположении выбито много солдат и все ранения только в голову. Простой, говорит, стрелок не может сделать столько попаданий в голову. «Покажите, — попросил, — мне этого стрелка, который столько моих солдат убил, я большое пополнение получил, и каждый день до десяти человек выбывало». Командир полка говорит: «К сожалению, не могу показать, это девушка-снайпер, но она погибла». Это была Саша Шляхова. Она погибла в снайперском поединке. И что ее подвело — это красный шарф. А красный шарф на снегу заметен, демаскировка. И вот когда немецкий офицер услышал, что это была девушка, он голову опустил, не знал, что сказать…»

Бессмертный подвиг во время войны совершили врачи, оказывая помощь миллионам раненых, помогая людям, не щадя себя, своих сил, своей жизни.

Вспоминает Екатерина Михайловна Рабчаева, санинструктор: «Первого раненого тащила, у самой ноги подкашивались. Тащу и шепчу: «Хотя б не помер… Хотя б не помер…, Перевязываю его, и плачу, и что-то говорю ему, жалко…»

«Раненых нам доставляли прямо с поля боя. Один раз двести человек раненых в сарае, а я одна. Вот не помню, где это было… В какой деревне… Столько лет прошло… Помню, что четыре дня я не спала, не присела, каждый кричал: «Сестра… сестричка… помоги, миленькая!..» Я бегала от одного к другому, и тут же уснула. Проснулась от крика, командир, молоденький лейтенант, тоже раненный, приподнялся на здоровый бок и кричал: «Молчать! Молчать, я приказываю!» Он понял, что я без сил, а все зовут, им больно: «Сестра… сестричка…» Я как вскочила, как побежала — не знаю куда, чего… И тогда я первый раз, как пришла на фронт, заплакала Книга «У войны не женское лицо» заканчивается призывом:

«Поклонимся ей, до самой земли. Ее великому Милосердию». Это призыв к нам — молодым.

Очень много подвигов совершено в войну, но достаточно прочитать повесть Б. Васильева «В списках не значился», чтобы начать понимать истоки этого героизма, которые исходили из беззаветной любви к Родине.

Это произведение о том, какой путь зрелости проходит за короткий срок обороны Брестской крепости девятнадцатилетний лейтенант Николай Плужников. Только что Николай окончил военное училище. По своей просьбе он получил назначение в одну из частей Особого Западного округа командиром взвода. Поздно ночью 21 июня 1941 года он прибывает в крепость, намереваясь утром явиться к командиру, чтобы зачислиться в списки и приступить к обязанностям. Но началась война, и Плужников так и остался вне списка. Отсюда и название повести. Но главное — это показ героизма и внутренней красоты наших воинов.

После трех первых дней яростных боев «дни и ночи обороны крепости слились в одну единую цепь вылазок и бомбежек, атак, обстрелов, блужданий по подземельям, коротких схваток с врагом и коротких, похожих на обмороки, минут забытья. И постоянного изнуряющего, не проходящего даже во сне желания жить».

Когда немцам удалось ворваться в крепость и разорвать ее оборону на отдельные, изолированные очаги сопротивления, они стали превращать крепость в развалины. Но ночью развалины оживали вновь. «Израненные, опаленные, измотанные поднимались из-под кирпичей, выползали из подвалов и в штыковых атаках уничтожали тех, кто рисковал остаться на ночь. И немцы боялись ночей».

Когда в конце Плужников остается единственным защитником крепости, он продолжает сражаться в одиночку. Даже когда его зажали в ловушку, он не сдался и вышел лишь тогда, когда узнал, что немцы были разбиты под Москвой. «Теперь я должен выйти и в последний раз посмотреть им в глаза». Он прячет боевое знамя, чтобы оно не досталось врагам. Он говорит: «Крепость не пала: она просто истекла кровью».

Людей, которые погибли при обороне Брестской крепости, называют героями из героев, которые, оставшись в окружении, не зная, жива ли страна, боролись с врагом до последнего.

История войны полна фактов мужества и самоотверженности миллионов людей, беззаветно защищавших свою Родину Одержать победу в войне могут лишь люди, обладающие сильным духом, имеющие твердые убеждения, готовые идти за них на смерть. Во время войны проявились все эти качества русского народа, его готовность совершать подвиги во имя свободы. Возвращаясь к словам Гете, можно заключить, что каждый день войны был битвой за жизнь и свободу. Победа, с таким трудом завоеванная русским народом, была достойной наградой за все, совершенное им.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *