…Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах,
услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни,
а делавшие зло — в воскресение осуждения.
Ин. 5, 28–29

— Отец Михаил, откуда нам известно о грядущем воскресении мертвых?

— Прежде всего, конечно, из Священного Писания. И в Ветхом, и в Новом Заветах немало мест, где говорится о всеобщем грядущем воскресении. Например, пророк Иезекииль созерцал воскресение умерших, когда сухие кости, которыми было усеяно поле, начали сближаться друг с другом, обрастать жилами и плотью и, наконец, ожили, и стали на ноги свои — весьма, весьма великое полчище (Иез. 37, 10). В Новом Завете Сам Господь наш Иисус Христос неоднократно говорит о грядущем воскресении: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин. 6, 54). Кроме того, в Евангелии от Матфея говорится о том, что в момент смерти Христа …гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, вышедши из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим (Мф. 27, 52–53). Ну и, конечно, 25-я глава Евангелия от Матфея, где совершенно ясно и недвусмысленно говорится о всеобщем воскресении и последующем Страшном Суде: Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы (Мф. 25, 31–32).

— Да, но в этих местах Священного Писания говорится о воскресении лишь некоторых. Так, может быть, воскреснут не все, а лишь праведники или святые?

— Нет, воскреснет каждый человек, который когда-либо жил на земле. …Все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения (Ин. 5, 28–29). Здесь сказано «все». Апостол Павел пишет: Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут (1 Кор. 15, 22). Однажды созданная Богом сущность не может исчезнуть, а каждый человек, каждая личность — это своя особая сущность.

— Получается, что воскреснут и Серафим Саровский, и Пушкин, и даже наши родные и друзья?

— Не только друзья, но и враги… И такие исторические персонажи, как Гитлер со Сталиным… Воскреснут даже самоубийцы, поэтому самоубийство совершенно бессмысленно. Вообще, воскресение будет происходить вне зависимости от свободной воли человека. Изменится реальность, настанет иное бытие, и воскресение из мертвых будет следствием изменения реальности. Например, был лед, но с повышением температуры лед превращается в воду. Были мертвые, но изменится реальность — и мертвые оживут. Поэтому личные качества человека при всеобщем воскресении не играют никакой роли, они будут рассматриваться на следующем за воскресением Страшном Суде.

— А какие у людей будут тела?

— Ну, знаете… Боюсь, что на вопрос в такой постановке вам не ответит никто…

Безусловным является только то, что грядущее всеобщее воскресение будет воскресением человека в единстве духа, души и тела. Православная Церковь исповедует не бессмертие души, как многие древние религии, а именно телесное воскресение. Только вот тело будет иным, преображенным, свободным от несовершенств, болезней, уродств, которые являются следствиями греха. Об этом грядущем преображении убедительно говорит апостол Павел: не все мы умрем, но все изменимся (1 Кор. 15, 51). При этом апостол Павел указывает существенный признак нового преображенного, обоженного, если хотите, тела. Этот признак — нетленность. В Первом послании к Коринфянам об этом говорится ясно и недвусмысленно: Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут? Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет… Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного… Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие (1 Кор. 15, 35–49, 53).

Преображение человеческого мира в пакибытии является следствием преображения всего мира, всей твари. Поскольку мир будет иной, то и тело у человека будет другим. Мир станет совершеннее, и телесно-душевно-духовное состояние человека тоже станет совершеннее. А то, что преображение всей твари есть ее обожение, тоже очень ясно раскрывается у апостола Павла, который говорит, что в преображенном мире будет Бог все во всем (1 Кор. 15, 28). Особо отметим, что апостол Петр, которого трудно назвать полным единомышленником апостола Павла, говорит о состоянии удостоенного Небесного Царства человека тоже как об об€ожении: …Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества… ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа (2 Петр. 1, 4, 11).

— А в каком возрасте будут воскресать люди — в котором умерли, или же все воскреснут молодыми?

— В любом возрасте личность человека обогащается соответствующим опытом. Даже глубокая старость со всеми немощами, со всем Альцгеймером — тоже создает определенный опыт (хотя бы опыт умирания!), который, с точки зрения личности, имеет свою ценность. Старику дорого и детство, и юность, и зрелость, и даже старость…

Мне кажется, что в вечности человеческая личность существует в интегрированном состоянии. Не то чтобы мы все там оказались глубокими стариками, но без «сварливого старческого задора», помнящими и ценящими свою молодость. Нет, это некое особое состояние пребывания и в детстве, и в зрелости, и в старости. Трудно представить, как это будет, но мы точно знаем: что невозможно во времени, возможно в вечности!

— Почему в Символе веры мы говорим, что чаем воскресения мертвых? В чем для христианина важность грядущего воскресения?

— Церковнославянское слово «чаять» означает ожидать с верой, ожидать с усилием. «Чаю воскресения мертвых» — значит, не просто пассивно жду, а серьезно готовлюсь к этому событию, прилагаю усилия к изменению самого себя. Ведь мы чаем не только воскресения мертвых, но и грядущей за этим жизни будущего века, тем самым, исповедуя свою веру в то, что наша земная жизнь — это, помимо всего прочего, еще и приготовление к вечной жизни, к полноте бытия с Богом и в Боге.

Беседовал Денис Каменщиков
Газета «Православие и современность» № 9 (413) 2010 г.

Вопрос: Как может произойти воскрешение мертвых, вселение души в тело, если это тело за тысячу лет разложилось настолько, что только отдельные молекулы блуждают где-то в природе? А в некоторых местах вообще много тел захоронено, и их останки вполне могли перемешаться…

Ответ: Одна из особенностей технологического прогресса заключается в том, что явления, которые когда-то относились к области невозможного, со временем оказываются достижимыми и понятными. Иной раз теперь даже требуются услилия, чтобы понять в чем чудесность утверждения, казавшегося раньше иррациональным.

Например, атрибут всевиденья Б-га когда-то относился к области веры в непостигаемое. Как можно видеть что-то одновременно в двух удаленных друг от друга местах?! Сейчас возможность одновременного наблюдения за всеми уголками планеты легко относится к проблемам техническим.

Вернемся к вашему вопросу. Когда-то воскрешение тела так и воспринималось — собрание всех его рассыпаных частей. Впрочем, мудрецы в мидраше предупреждали, что это не так: «Андриан спросил рабби Иеошуа бар Ханания: «Из чего Всевышний воскресит человека в будущем?» Он ответил: «Из кости луз в позвоночнике»». (Мидраш Ваикра раба, 18) Представление о том, что в небольшой части тела содержится в потенциале все тело, когда-то казалось несуразным и логически разрешимым лишь благодаря всемогуществу Всевышнего. Сейчас идея о воссоздание древних животных по их останкам легко используется научной фантастикой («Парк Юрского периода» помните?), а в последнее время уже не кажется невероятным и для ученых. Похоже, еще немного, и придется отвечать на вопрос: «А что тут такого особенного в восстановлении человека по его ДНК , чтобы считать это основой веры?».

СТРАШНЫЙ СУД И РАДОСТЬ ПРАВЕДНИКОВ

По мере того как дни, годы и века сменяют друг друга, мы приближаемся к концу света, Второму Пришествию Господа и дню Всемирного Суда. Этот день не открыт людям, поскольку, — объясняет нам Василий Великий, — «неполезно было людям слышать о сем, ибо всегдашнее ожидание делает их более ревностными в благочестии, а знание, что до суда еще далеко, сделало бы людей более нерадивыми в надежде, что можно спастись, покаявшись в последствии». Однако Господь открыл нам определенные знамения, которые будут предварять Его Второе Пришествие и предупредят верующих об этом великом событии. Это — проповедь Евангелия по всей земле в течение долгого периода времени. После этого периода появится Антихрист и с невиданным бешенством и яростью ополчится на Церковь и ее верных чад, но Христос, Который явится тогда как победоносный и чтобы победить (Апок. 6;2), полностью уничтожит его. Тогда последует, как молния, мгновенно озаряющая пределы мира, великий и славный день Второго Пришествия Господня, в который Господь, грядущий на облаках небесных (Мф. 24; 30), будет судить живых и мертвых, ибо тогда произойдет воскресение всех без исключения умерших.

Воскресение мертвых является важным условием полноты и совершенства Божьего суда. Отцы и учители Церкви единогласны в мнении о том, что суд будет полным и совершенным, только если перед ним предстанет весь человек, а если цельный человек состоит из души и тела, то их он и должен явить перед судом. До Страшного суда над душой, отделенной от тела, совершается Богом частный суд. После частного суда определяется место пребывания души до всеобщего Воскресения мертвых.

Человеколюбивый Бог предупредил людей о Суде над миром еще во времена пророков. Когда же Богочеловек пришел на землю, то это предупреждение прозвучало еще определенней. Потом учение о Страшном суде было проповедано Апостолами и всеми святыми отцами. Церковь включила его в Символ веры: «и паки грядущего со славою судити живым и мертвым».

Господь нам открыл, что когда Он придет во славе Своей, сопровождаемый святыми Ангелами Своими, и сядет на престоле славы Своей, то соберутся перед Ним все народы (Мф. 25; 31-32). Тогда «откроется все небо», откроются настежь врата «небесных сфер», и сойдет Единородный Сын Божий, в окружении «тысяч и мириадов Ангелов, Архангелов, Херувимов, Серафимов и прочих сил». Это пришествие будет полно великого ужаса и произведет такое потрясающее впечатление, что и сами Бесплотные Силы придут в изумление, увидев то, чего дотоле не видели, как сказано: Силы Небесные поколеблются (Мф. 24; 29).

Святитель Григорий Богослов в слове «На Святое Крещение» говорит, что Господь в Своем славном явлении больше не будет плотью, но не будет и бесплотным. Он придет таким образом, как лишь сам Он знает, в боговидном теле, так, чтобы Его видели и те, кто распял Его и проткнул на кресте. Преподобный Симеон Новый Богослов так пишет об этом: Страшный День Господень «называется так не потому, что это самый последний день из этих дней, но потому, что Владыка и Бог всяческих, Господь наш Иисус Христос, тогда просияет сиянием Его Божества, и солнце померкнет от сияния Господа и совершенно не будет видимо, и звезды погаснут, и все видимое сложится как книга, то есть отступит, чтобы дать место своему Творцу, и будет один Он — вместе и день и Бог; и Он, сегодня невидимый для всех и пребывающий в свете неприступном, тогда явится всем таким, Какой Он есть во славе Своей, и исполнит все своим собственным светом, и для святых Его наступит день невечерний, нескончаемый, полный всяческой радости».

Второму Пришествию будет предшествовать знамение Сына Человеческого (Мф.24; 30), то есть Крест, «несомый святыми Ангелами и сверкающий, как молния». Перед этим знамением придет «Михаил Архангел, трубя и пробуждая усопших от Адама до скончания века». Это, конечно, не значит, что воскрешение мертвых есть дело ангельских сил; воскрешение мертвых — это дело силы Слова Божия.

Когда умолкнет последняя сверхъестественная труба, то все, кто будет жив тогда, изменятся так же, как изменятся и мертвые, которые воскреснут. Тело же изменится потому, что «плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия» (1 Кор. 15; 50). Но прежде мертвые воскреснут нетленными (1 Кор. 15; 52), потом сделаются нетленными и те, кто будет тогда жив.

К праведникам в День Судный Судия обратится с благосклонным и светлым взором и скажет ласковым голосом: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира». (Мф. 25; 34). Все эти святые, как некое всемирное воинство, совершают через века свой путь на небо, чтобы унаследовать нескончаемую жизнь.

Райское блаженство несравнимо ни с какой святой радостью настоящего мира. Ибо все радости земной нашей жизни омрачаются страхом, страданием и грехом. И пока носим плоть, мы находимся в опасности. Но там мы навсегда освободимся от всего этого. Там нам не будет грозить опасность встретить гнев Судии. Именно эта радость вечного освобождения и обретения всежеланного рая исполнит нашу душу невыразимым весельем, которое в настоящей жизни мы не можем себе представить. Апостол Павел говорит: «не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2; 9).

В 21 и 22 главах Апокалипсиса апостол Иоанн описывает вечный город праведников Новый Иерусалим, как невесту, приготовившуюся к браку; как место, где Бог вечно обитает вместе с людьми, живущими в божественном блаженстве в обителях многих. Небесный Град нерукотворен, он всегда полон света и прекрасен, надежно защищен навек и предоставляет счастливейшее существование своим обитателям. Его жители пьют от «воды жизни», питаются от плода «древа жизни»; и всегда видят лик Агнца Христа. Там нет храма, потому что весь этот город есть обиталище Вседержителя Бога и Агнца. В «граде будущем» (Евр. 13; 14), в граде «Бога живого», в торжествующем соборе и «церкви первенцев, написанных на небесах» (Евр. 12; 22-23), в наследстве нетленном, чистом, неувядаемом, хранящемся на небесах для верных (1 Пет. 1; 4), Господь будет пить вместе с нами «новое вино» (Мф. 26; 29) на великой вечере спасенных. Там Господь «препояшется и посадит» праведных, и, «подходя, станет служить им» (Лк. 12; 37).

«Великая слава ожидает праведников, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — такая, какой невозможно изобразить словом. Какая это будет слава, ясно мы узнать ниоткуда не можем, но, чтобы получить хоть какое-нибудь малое понятие о тех благах, постараемся пояснить сказанное примером. Если бы кто-нибудь состарившегося, живущего в бедности, обещал вдруг сделать молодым и привести в самый цветущий возраст, сделать и весьма здоровым, и прекрасным больше всех, и даровать ему царствование над всею землей на тысячи лет, царствование, сопровождающееся глубочайшим миром, чего бы кто не решился за это сделать и претерпеть? Но вот Христос обещает не это, а гораздо большее этого. Ибо не такова разница между старостью и юностью, какова между тлением и нетлением; не такова между царствованием и бедностью, какова между славою настоящей и будущей. А в отношении продолжительности невозможно и умом представить их различия. Ибо с чем настоящим можно сравнить жизнь, не имеющую конца? В отношении же множества мира, которым насладятся праведники, то разница между Небесным миром и тем, что называют миром сейчас, такова, как между миром и войной». Там, продолжает Златоуст, не увидишь «разгневанного или завистника», одержимого «непотребным желанием» или «упоенного властью», «в хоре святых будет царить полная гармония и святое единомыслие». Там будут господствовать любовь, согласие, тесное единство всех святых — обитателей Царства.

Евангелист Иоанн пишет об этом так: «…еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3; 2). Святой Симеон Новый Богослов, размышляя о «пребеспредельном преизобилии преизбыточествующей славы» прославленных святых в Будущем Веке, замечает: «Христос будет видим всеми и Сам будет видеть бесчисленные мириады и пристально озирать всех, так что каждому будет казаться, что Он смотрит именно на него и что он услаждается Его беседой. Более того, каждый будет объят Его любовью, так что никто не будет огорчен тем, что Христос пренебрег им или не заметил его. Сам Христос будет и венцом, венчающим головы всех святых. И не меняясь, не становясь иным, чем он есть, Он явится инаковым каждому человеку, будет уделять Себя каждому, как подобает и как он этого достоин».

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *