Интервью с Плотниковой И.В. – автором-составителем биографических материалов Великого князя Сергея Александровича Романова

Наш разговор с Ириной Владиславовной Плотниковой, составителем многотомного собрания «Великий князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы» состоялся в машине на пути к монастырю на Ганиной Яме. Сюда, на место уничтожения останков членов Царской Семьи, она хотела попасть уже давно, чтобы поклониться почитаемым ею Царственным Страстотерпцам.

Ее работа по изучению архивных документов, вошедших в издание, продолжается свыше десяти лет. Книги выпущены в свет издательством «Новоспасский монастырь». Четыре тома хронологически представляют нам жизнь Великого князя. Первый том описывает период 1857–1877, второй -1877–1880, третий — 1880–1884, четвертый — 1857–1905 г.г.

Автор-составитель четырехтомного издания биографических материалов  Великого князя Сергея Александровича Романова побывала в монастыре на Ганиной Яме.

В Екатеринбург Ирина Владиславовна приехала впервые, чтобы привезти на выставку, посвященную 400-летию восшествия на престол царской династии Романовых  уникальные экспонаты из Новоспасского монастыря. Это вещи, принадлежавшие Великому князю Сергею Александровичу Романову: окровавленный платок с вензелями, сапог, фрагмент аксельбанта, пуговицы, а также икону преподобного Серафима Саровского,  положенную в гроб при погребении.

Многих родных Великого князя прославила Церковь во святых – его супругу, преподобномученицу Елисавету, племянника – Царственного Страстотерпца Николая с семьей. Поэтому хотелось узнать от Ирины Владиславовны, которая стала благодаря работе с документами, практически «свидетелем»  взаимоотношений членов Царской Семьи:

— Какими Вы увидели Романовых из писем и дневников Великого князя?

— Это очень интересный и глубокий вопрос.

Сергей Александрович, давая присягу на верность царю, всегда чувствовал себя верноподданным. И  для него Александр II — отец, Александр III – брат, Николай II — племянник, были прежде всего государями, а потом уже родственниками.

Он был очень близок с Ники (Николаем II), хотя и старше его. Николай проходил у него службу в Преображенском полку, и для Николая Александровича Великий князь всегда оставался отцом-командиром. Высшие и нижние чины настолько любили и уважали своего полкового командира Сергея Александровича, что эти сыновние отношения подчиненных к князю оставались на всю жизнь. Он продолжал свое отеческое шефство над ними и после переезда в Москву, вызывал их на балы, когда не хватало офицеров, очень много помогал, когда кто-то умирал из родственников, когда надо было помочь по службе, в сложных семейных обстоятельствах. Уважение к своему командиру было и у Николая Александровича. Притом, что Сергей Александрович всегда знал, кто его племянник.

Поначалу,  когда Николай был еще юношей, Сергей Александрович в письмах к нему подробно рассказывал, где был, куда ездил с полковыми смотрами, не поучая, а воспитывая в племяннике любознательность, обучая его умению государственно мыслить.

Дальнейшие их отношения также был очень трепетными. Поскольку супруга Сергея Александровича была сестрой Александры Федоровны, Великий князь и княгиня приняли живейшее участие в развитии отношений будущей  Царской Семьи. Они понимали, что имеют дело с величайшей любовью, а для них это было самым ценным в жизни. На примерах Европы они видели, чем грозит брак, заключаемый по расчету, даже  династическому. Ведь для династического брака всегда ограничен выбор невест и женихов. Поэтому, если случалось настоящее чувство, за него нужно было бороться.

Сергей Александрович помог Елизавете Федоровне обрести православную веру, и она поняла, что самое ценное в браке – это духовное единство. Ее желанием всегда было – причащаться вместе с мужем. Она неоднократно пишет в письмах, как крайне важно для нее на Пасху причаститься вместе с Сергеем. И когда возник вопрос о перемене веры ее младшей сестры, Елизавета Федоровна находила очень точные слова, чтобы помочь Алекс сделать трудный выбор.

Алекс была очень серьезной девушкой, рано осталась сиротой, ей не с кем было делиться и говорить о своих переживаниях. Она очень любила Ники, но считала, что долг перед верой, в которой она рождена, должен быть на первом месте. В этих сложных борениях очень помогли Елизавета Федоровна и Сергей Александрович. Они также пытались организовать встречу влюбленных в Европе, чем вызвали неудовольствие императрицы Марии Федоровны. Поэтому уже после свадьбы, когда счастливая развязка наступила, у этих двух пар были самые теплые отношения. И не только потому, что супругами дяди и племянника были сестры, но и потому, что Сергей Александрович с жной приняли участие в главном событии в жизни Николая II.

Позже Сергей Александрович как московский генерал-губернатор жил в Москве, а Николай II в Петербурге, в Царском Селе, поэтому видеться они могли не так часто как прежде. Но в кратких дневниковых записях Великого князя видно, как близко они общались. По нескольку часов гуляли в Царском селе — оба любили пешие прогулки. Сергей не пишет, о чем они говорили – дневниковые записи очень краткие, но пишет так: «Хорошо, откровенно  поговорили с Ники». Из контекста следует, что он тронут доверием Николая. Есть, например, такое его письмо к Государю: «Вся моя жизнь, все мое существо принадлежит Тебе, и для Тебя буду работать по мере сил и разумения моего до последнего моего издыхания». Эту же мысль повторяет Елизавета Федоровна в письме к императору, написанном сразу после смерти ее супруга: «Сергей с радостью умер за Тебя и за свою Родину. За два дня до смерти он говорил, с какой готовностью пролил бы свою кровь, если бы мог этим помочь».

Для Сергея Александровича самым главным в жизни было доверие государя. И Николай II, особенно по началу, прислушивался к его мнению.

Как мне кажется, необходимость жить в разных городах и невозможность частого непосредственного общения впоследствии и привели к недоразумениям в их взаимоотношениях. Ведь письма, отправленные по почте, даже царю, прочитывались почтмейстерами. Гоголь об этом писал в «Ревизоре»: почтмейстер был в курсе всех новостей в городе, а любимое занятие почтмейстера – читать чужие письма. Когда Сергей Александрович посылал очень откровенные письма брату Павлу, ему приходилось  передавать их с очень близкими людьми, отвечающими за то, что письма попадут точно в  руки адресату.

Когда начались студенческие волнения, Сергей Александрович в Москве принимал решительные, хотя отнюдь не жестокие меры, адекватные хулиганским выходкам. А в Петербурге министр внутренних дел действовал абсолютно по-другому. Но московский генерал-губернатор подчинялся министру внутренних дел. На Николая II также оказывали серьезное влияние министр просвещения, министр внутренних дел, министр финансов. А князь Сергей был далеко, и, по моему убеждению, это стало печальным для развития внутриполитической ситуации в России.

И все же, если что-то из дел требовало встречи с государем, князь ехал в Петербург, и все разрешалось с огромной любовью. Николай II при объяснениях Сергея Александровича, при убедительных доводах, о которых не сообщали министры, всегда соглашался с Великим князем. Они, несмотря на то, что между ними пытались посеять разногласия, были единомышленниками. Из дневников князя видно, что он всегда находился под особым обаянием государя. Когда император приезжал в Москву, для  Великого князя это был праздник. Сергей Александрович видел, как на императора реагировали и другие люди, поэтому в дневниках он пишет: «Кто его (государя) хоть раз видел, был уже его».

— Речь, письменная в том числе, всегда создает образ человека. Каким Вы увидели Великого князя, когда изучали эти документы?

— Удивительно современным.

— Современным сегодняшнему времени?

— У него удивительная лексика. Мне было бы интересно, если бы на нее обратили внимание филологи. Употребляемые им фразеологизмы, слова, словно из XXI века. Например, в его письмах есть даже слово «шопинг», когда он рассказывает с юмором о своей поездке в Париж.

— На каком языке общались император и великий князь?

— На русском. На французский  в письмах они переходили, если обсуждали не предназначенные для чужого глаза отношения, эмоции. Но это некоторые редкие вкрапления, не более того.

— Говорят, и по почерку можно судить о человеке. Насколько каллиграфичен, изящен, понятен почерк Великого князя?

— Он не каллиграфичен, не изящен. Это почерк открытого близким людям человека, эмоционального, ничего не скрывающего. Он пишет достаточно быстро, вместе с тем, уважая того человека, к которому обращается в письме, и который должен разобрать это письмо. Когда брат Павел прислал ему неразборчивое письмо, Сергей Александрович его журит: «Я перестал тебя разбирать, имей уважение!». Но нам все же сложно читать эти письма: они старой орфографии, с ятями, ерами, особыми написаниями отдельных букв… Хотя постепенно к этому привыкаешь. Он очень красиво подписывался: «Сергей». И его летящая «С» в подписи – это произведение искусства. Я не понимаю, как прочитывали письма Елизаветы Федоровны, она, в основном, писала по-английски. Вот ее почерк, на мой взгляд, тяжело разбирать.

— у Вас есть помощники, которые переводят с других языков эти документы?

— С французского переводить мне помогает Мария Владимировна  Жесткова, женщина с удивительной судьбой. Она родилась в Ницце на бульваре цесаревича Николая – Николая   Александровича, старшего брата Сергея Александровича, умершего в возрасте 21 года от болезни позвоночника. Отец Марии из семьи русских эмигрантов первой волны перед смертью завещал, чтобы она в свое время приехала умирать на Родину. И вот эта женщина, которой за 70, оставляет дочку и внуков в Париже, едет в незнакомую Москву, снимает квартиру, живет уроками французского языка. В ее биографии есть один интересный факт. Она с детства была скаутом и знакома с лидерами скаутского движения, которые занимались с русской молодежью и в России, и на Западе. Скаутское движение сформировало ее бойцовский и очень дисциплинированный характер. Мариша, так звучит по-французски ее имя, настоящая православная христианка, прихожанка храма в Переделкино. Мария Владимировна из рода Василия Никитича Татищева – одного из основателей Екатеринбурга, управлявшего казенными заводами на Урале.

 Мария Владимировна и помогает мне переводить с французского языка вот уже несколько лет. Есть письма к Сергею Александровичу, например, от его воспитателя, целиком написанные по-французски. Раньше, когда мы начинали эту работу, еще не было доступной копировальной техники, так что мне приходилось от руки копировать непонятные слова. Мария Владимировна недоумевала, почему я не могу хорошо скопировать буквы. Потом ей пришлось иметь дело с точными копиями писем, и она оценила мой нелегкий труд. Затрудняет чтение и сама бумага с узорами, поскольку буквы зачастую сливаются с ними.

— Как возникло решение заняться таким непростым делом – расшифровкой писем и дневников Великого князя?

— В девяностых годах многие люди приходили к вере. В 1995-м произошло перезахоронение останков Великого князя. И тогда многие узнавали о трагической судьбе Царской Семьи, Елизаветы Федоровны, Сергея Александровича. Эта тема была окружена ореолом мученичества, даже несколько романтическим. Люди пересматривали свои убеждения, и для нас фигура Великого князя стала идеалом ушедшей Руси. Возникло желание узнать больше о нем. За архивную работу взялись послушники Новоспасского монастыря. Но потом сложилось так, что одного из них послали священником в Тверскую область, другой уехал на Сахалин, и наместник монастыря мне сказал: «Вот ты теперь и делай». Я тогда испугалась. Было ясно, что работа непростая, и на всю оставшуюся жизнь. Сейчас многие из этих документов побывали в руках многих исследователей. Но для меня очень важно, что в самом начале работы мне удалось держать в руках подлинники, живые документы. Это особая бумага, особый запах, особый почерк. Для меня это стало личностным общением с Великим князем. В последние годы многие документы переведены на пленку, вышло много книг, где цитируются, может быть, самые яркие письма. У нас работа более рутинная, нам интересно все, что может представлять интерес для характеристики Великого князя, для истории России, для характеристики быта Москвы. Вышло 4 тома тиражом 3000 экземпляров, для издания пятого – предстоит еще очень много работы. Эти книги требуют своего читателя: вдумчивого, кропотливого, который сам может делать выводы. Я комментирую некоторые моменты, стараюсь пояснить: по поводу чего и в какой атмосфере писались те или иные письма, но для читателей изучение таких документов все равно представляет серьезный труд.

— Какие места в документах вызывают наибольший трепет?

— Меня очень трогают проявления его сердца по отношению к брату Павлу, к его детям. Об отношениях с женой он целомудренно не распространялся, но, очевидно, что это были очень близкие отношения – супруги почти никогда не расставались. Если она уезжала лечиться или — к сестре, он сильно тосковал и писал ей ежедневно. А в дневниках писал: «Как скучно без жены». В те времена слово «скучно» имело значение «грустно».

Сергей Александрович

Одним из самых близких людей для него был брат Павел. Я никогда не встречала проявлений столь нежной братской любви. Сергей Александрович очень его жалел во вдовстве. Огромная  братская любовь была у них с детства, Павел был младшим в семье. И спустя тридцать лет, когда у них возникла размолвка, Сергей Александрович в примирительном письме вспоминает, как родители в детстве увезли его в Ливадию. Павлу  был всего годик, и князь Сергей пишет: «я тогда целовал твой вязаный башмачок в вагоне поезда и плакал». Сложности в их взаимоотношениях возникают, когда Павел женится во второй раз: тайно, заграницей, на разведенной женщине. Но Сергей Александрович пишет ему письма не обличительные, не гневные, а с болью и любовью, будто обращенные к больному человеку, с которым нельзя резко говорить, чтобы не ранить. Сергей Александрович увещевает брата, просит, чтобы тот подумал о детях от первого брака, которые остались на Родине. Павел под влиянием страсти забыл обо всем и не был справедлив ни к детям, ни к брату. Павел мог не отвечать на письма, мог не приехать к брату на день рождения. И тогда вмешивалась Елизавета Федоровна, она писала Павлу, как муж переживает: «Ты же знаешь, он много выше нас, он — святой» и просила проявить любовь к Сергею.

На документах, которые пришлось мне изучать, лежит прекрасный и трагический отблеск старой России. Я увидела реальных Романовых, принимающих важные государственные решения, нежно любящих семью, готовых умереть за Родину. Многим из них досталась именно такая участь.

Сергей Александрович, великий князь (1857-1905). Сын императора Александра II. Московский генерал-губернатор (с 1891 г.), командующий войсками Московского военного округа (с 1896 г.). Убит эсером Н. П. Каляевым в Московском Кремле.

Сергей Александрович (29.04/11.05.1857—4/17.02. 1905), вел. князь, четвертый сын имп. Александра II. С 3 июня 1884 состоял в браке с дочерью великого герцога Гессенского Людвига IV св. прмц. вел. кн. Елизаветой Федоровной. В 1887 был назначен командиром Преображенского полка, а в 1891 — московским генерал-губернатором, позднее командовал войсками московского военного округа. Состоял в чинах генерал-лейтенанта, генерал-адъютанта, был членом Государственного Совета. Участвовал в турецкой кампании 1876—77. В 1881 вместе с великими князьями Павлом Александровичем и Константином Константиновичем совершил путешествие по Европе и в Святую Землю; результатом поездки было образование «Православного Палестинского общества». Злодейски убит революционным бандитом.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — http://www.rusinst.ru

Свидетельство очевидца

Третий сын, Сергей, закончил свои дни трагически: он погиб от рук террориста на Кремлевской площади.
Умный, элегантный, изящный, Сергей был командиром Преображенского полка. Офицеры его обожали. Его личная жизнь была предметом пересудов всего города, что делало очень несчастной его жену Елизавету Федоровну. Он был редкостным реакционером и любил обсуждать с царем политические вопросы.

Николай II с явным удовольствием выслушивал консервативные идеи Сергея Александровича; он никогда не возражал своему дяде и шурину (их жены были сестрами), но имел достаточно здравого смысла, чтобы не следовать советам этого представителя прошедшего века. Когда великого князя назначили генерал-губернатором Москвы — пост, которому он прекрасно соответствовал бы столетие назад, — его начали преследовать террористы, которые наметили его своей главной жертвой. Елизавета Федоровна посетила убийцу в тюрьме, ходатайствовала о его помиловании перед императором, а затем постриглась в монахини.

Цитируется по кн.: Мосолов А.А. При дворе последнего царя. Воспоминания начальника дворцовой канцелярии. 1900-1916. М., 2006.

Взгляд родственника

Дядя Сергей — великий князь Сергей Александрович сыграл роковую роль в падении империи и был отчасти ответствен за катастрофу во время празднования коронации Николая II на Ходынском поле в 1896 году. При всем желании отыскать хотя бы одну положительную черту в его характере я не могу ее найти. Будучи очень посредственным офицером, он тем не менее командовал л.-гв. Преображенским полком — самым блестящим полком гвардейской пехоты. Совершенно невежественный в вопросах внутреннего управления, великий князь Сергей был тем не менее московским генерал-губернатором, пост, который мог бы быть вверен лишь государственному деятелю с очень большим опытом. Упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, словно бросая в лицо всем вызов и давая таким образом врагам богатую пищу для клеветы и злословия. Некоторые генералы, которые как-то посетили офицерское собрание л.-гв.

Великий князь Сергей Александрович: тиран или мученик?

Преображенского полка, остолбенели от изумления, услыхав любимый цыганский романс великого князя в исполнении молодых офицеров. Сам августейший командир полка иллюстрировал этот любовный романс, непринужденно раскинувшись и обводя всех блаженным взглядом!

Император Николай II не должен был допустить, чтобы великий князь Сергей сохранил свой пост генерал-губернатора после катастрофы на Ходынском поле. Как бы для того, чтобы еще более подчеркнуть свою неприятную личность, он женился на старшей сестре государыни великой княгине Елизавете Федоровне. Трудно было придумать больший контраст, чем между этими двумя супругами! Редкая красота, замечательный ум, тонкий юмор, ангельское терпение, благородное сердце — таковы были добродетели этой удивительной женщины. Было больно, что женщина ее качеств связала свою судьбу с таким человеком, как дядя Сергей. С того момента, как она прибыла в С.-Петербург из родного Гессен-Дармштадта, все влюбились в тетю Эллу. Проведя вечер в ее обществе и вспоминая ее глаза, цвет лица, смех, ее способность создавать вокруг себя уют, мы приходили в отчаяние при мысли о ее близкой помолвке. Я отдал бы десять лет жизни, чтобы она не вошла в церковь к венцу об руку с высокомерным Сергеем. Мне было приятно думать о себе, как о ее «cavalier servente»*, и я презирал снисходительную манеру Сергея обращаться к тете Элле, преувеличенно грассируя по-петербургски и называя ее «мое дитя». Слишком гордая, чтобы жаловаться, она прожила с ним около двадцати лет. Не поза или рисовка, а истинное милосердие побудило ее навестить в московской тюрьме перед казнью убийцу ее мужа. Ее последовавший вслед за тем уход в монастырь, ее героические, хотя и безуспешные попытки руководить царицей и, наконец, ее мученичество в плену большевиков — все это дает достаточно оснований, чтобы причислить великую княгиню Елизавету Федоровну к лику святых. Нет более благородной женщины, которая оставила отпечаток своего облика на страницах русской истории.

Александр Михайлович . Воспоминания Великого князя. Москва, 2001. (Книга 1, Глава IX Царская фамилия).

Здесь читайте:

Династия Романовых (биографический указатель).

Романовы после Николая I (генеалогическая таблица).

Великие князья Михайловичи, их потомки (генеалогическая таблица).

Сергей Александрович, великий князь (1857-1905). Сын императора Александра II. Московский генерал-губернатор (с 1891 г.), командующий войсками Московского военного округа (с 1896 г.). Убит эсером Н. П. Каляевым в Московском Кремле.

Сергей Александрович (29.04/11.05.1857—4/17.02. 1905), вел. князь, четвертый сын имп. Александра II. С 3 июня 1884 состоял в браке с дочерью великого герцога Гессенского Людвига IV св. прмц. вел. кн. Елизаветой Федоровной. В 1887 был назначен командиром Преображенского полка, а в 1891 — московским генерал-губернатором, позднее командовал войсками московского военного округа. Состоял в чинах генерал-лейтенанта, генерал-адъютанта, был членом Государственного Совета. Участвовал в турецкой кампании 1876—77.

«Грешный» супруг святой. За что террористы убили великого князя Сергея

В 1881 вместе с великими князьями Павлом Александровичем и Константином Константиновичем совершил путешествие по Европе и в Святую Землю; результатом поездки было образование «Православного Палестинского общества». Злодейски убит революционным бандитом.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — http://www.rusinst.ru

Свидетельство очевидца

Третий сын, Сергей, закончил свои дни трагически: он погиб от рук террориста на Кремлевской площади.
Умный, элегантный, изящный, Сергей был командиром Преображенского полка. Офицеры его обожали. Его личная жизнь была предметом пересудов всего города, что делало очень несчастной его жену Елизавету Федоровну. Он был редкостным реакционером и любил обсуждать с царем политические вопросы. Николай II с явным удовольствием выслушивал консервативные идеи Сергея Александровича; он никогда не возражал своему дяде и шурину (их жены были сестрами), но имел достаточно здравого смысла, чтобы не следовать советам этого представителя прошедшего века. Когда великого князя назначили генерал-губернатором Москвы — пост, которому он прекрасно соответствовал бы столетие назад, — его начали преследовать террористы, которые наметили его своей главной жертвой. Елизавета Федоровна посетила убийцу в тюрьме, ходатайствовала о его помиловании перед императором, а затем постриглась в монахини.

Цитируется по кн.: Мосолов А.А. При дворе последнего царя. Воспоминания начальника дворцовой канцелярии. 1900-1916. М., 2006.

Взгляд родственника

Дядя Сергей — великий князь Сергей Александрович сыграл роковую роль в падении империи и был отчасти ответствен за катастрофу во время празднования коронации Николая II на Ходынском поле в 1896 году. При всем желании отыскать хотя бы одну положительную черту в его характере я не могу ее найти. Будучи очень посредственным офицером, он тем не менее командовал л.-гв. Преображенским полком — самым блестящим полком гвардейской пехоты. Совершенно невежественный в вопросах внутреннего управления, великий князь Сергей был тем не менее московским генерал-губернатором, пост, который мог бы быть вверен лишь государственному деятелю с очень большим опытом. Упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, словно бросая в лицо всем вызов и давая таким образом врагам богатую пищу для клеветы и злословия. Некоторые генералы, которые как-то посетили офицерское собрание л.-гв. Преображенского полка, остолбенели от изумления, услыхав любимый цыганский романс великого князя в исполнении молодых офицеров. Сам августейший командир полка иллюстрировал этот любовный романс, непринужденно раскинувшись и обводя всех блаженным взглядом!

Император Николай II не должен был допустить, чтобы великий князь Сергей сохранил свой пост генерал-губернатора после катастрофы на Ходынском поле. Как бы для того, чтобы еще более подчеркнуть свою неприятную личность, он женился на старшей сестре государыни великой княгине Елизавете Федоровне. Трудно было придумать больший контраст, чем между этими двумя супругами! Редкая красота, замечательный ум, тонкий юмор, ангельское терпение, благородное сердце — таковы были добродетели этой удивительной женщины. Было больно, что женщина ее качеств связала свою судьбу с таким человеком, как дядя Сергей. С того момента, как она прибыла в С.-Петербург из родного Гессен-Дармштадта, все влюбились в тетю Эллу. Проведя вечер в ее обществе и вспоминая ее глаза, цвет лица, смех, ее способность создавать вокруг себя уют, мы приходили в отчаяние при мысли о ее близкой помолвке. Я отдал бы десять лет жизни, чтобы она не вошла в церковь к венцу об руку с высокомерным Сергеем. Мне было приятно думать о себе, как о ее «cavalier servente»*, и я презирал снисходительную манеру Сергея обращаться к тете Элле, преувеличенно грассируя по-петербургски и называя ее «мое дитя». Слишком гордая, чтобы жаловаться, она прожила с ним около двадцати лет. Не поза или рисовка, а истинное милосердие побудило ее навестить в московской тюрьме перед казнью убийцу ее мужа. Ее последовавший вслед за тем уход в монастырь, ее героические, хотя и безуспешные попытки руководить царицей и, наконец, ее мученичество в плену большевиков — все это дает достаточно оснований, чтобы причислить великую княгиню Елизавету Федоровну к лику святых. Нет более благородной женщины, которая оставила отпечаток своего облика на страницах русской истории.

Александр Михайлович . Воспоминания Великого князя. Москва, 2001. (Книга 1, Глава IX Царская фамилия).

Здесь читайте:

Династия Романовых (биографический указатель).

Романовы после Николая I (генеалогическая таблица).

Великие князья Михайловичи, их потомки (генеалогическая таблица).

Отвечая на расстрел в Петербурге, московская организация эсеров создала боевую группу для убийства московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича. Сценарий был прежним: установить маршрут и время поездок намеченной жертвы и взорвать бомбу. Дядя царя был повинен в Ходынке, он выселил из Москвы десятки тысяч евреев, покрывал казнокрадов и взяточников и беспощадно расправлялся с революционерами.

Именно поэтому он и стал первой жертвой революционного террора в 1905 году. Бомбистами были определены Куликовский и Каляев. Установив все, что было необходимо, они наметили покушение на 2 февраля. В 8 часов вечера из Никольских ворот Кремля вылетела великокняжеская карета и повернула к зданию Городской Думы. И.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович Романовы

П. Каляев ждал Сергея Александровича на крыльце Думы и, увидев яркие белые огни великокняжеской кареты, бросился ей наперерез. Он еще не успел поднять бомбу, как совершенно отчетливо увидел, что за окнами кареты кроме великого князя находятся его жена Елизавета Федоровна и двое детей – их воспитанники Мария и Дмитрий (дети его родного брата Павла Александровича). Каляев тут же отбежал в сторону: он не мог убить женщину и детей, но великий князь получил лишь кратковременную отсрочку – не больше.

4 февраля около 3 часов дня в Кремле, возле здания Сената, Каляев встретил карету Сергея Александровича и с расстояния в четыре шага бросил бомбу. Взрыв был чрезвычайно сильным: карету разнесло в щепки, в окнах Сената вылетели все стекла, Каляев в обгоревшей крестьянской поддевке, с окровавленным лицом, оглушенный взрывом, шатаясь, отошел в сторону, где тут же и был схвачен. Его усадили на извозчика и отвезли в арестный дом на Якиманке.

Сбежавшиеся к месту взрыва случайные прохожие и судебные канцеляристы увидели кучу бесформенных обломков кареты, окровавленные лохмотья великокняжеской одежды и куски тела.

Некоторые стали высвобождать из-под обломков труп, но нашли только руку и часть ноги – все остальное, в том числе и голова, были разорваны на мельчайшие кусочки.

В это время из Кремлевского дворца выбежала Елизавета Федоровна и бросилась к останкам мужа. Она замерла, как вкопанная, и заметила, что зеваки стоят не сняв шапок, откровенно и праздно любопытствуя. Она закричала:

– Как вам не стыдно! Что вы здесь смотрите! Уходите отсюда!

Но толпа стояла, не снимая шапок и продолжая молча и безучастно смотреть на происходящее. Только через полчаса в Кремль прибыли солдаты, разогнали зевак и оцепили место взрыва…

Сергея Александровича похоронили в Чудовом монастыре – под храмом святого патриарха Алексия. Его усыпальница была превращена в подземную церковь, освященную во имя преподобного Сергия Радонежского. «Ее украшал прекрасной работы резной белокаменный иконостас, иконы для которого написал художник К. И. Степанов. Из такого же белого мрамора изваяли надгробие, стоявшее в центре подземного храма. Это был подземный музей древностей, в котором находились ценные вещи из коллекции, собиравшейся великим князем: иконы XVI и XVII веков, нательный крест XIV века в серебряном ковчеге, а также личные вещи его. В храме находились носилки, на которых переносили останки Сергея Александровича и гренадерская шинель, укрывавшая их».

А на месте его гибели в 1908 году воздвигли высокий бронзовый крест, отлитый по проекту художника В. М. Васнецова. Над крестом, под волнисто изогнутой кровлей виднелась скорбно склоненная Богоматерь, в резном фонаре теплилась неугасимая лампада. На кресте по просьбе великой княгини Елизаветы Федоровна была выбита надпись: «Отче, отпусти им, не ведают, что творят».

Этот крест 1 мая 1918 года собственноручно стащил с постамента В. И. Ленин с группой товарищей из ВЦИКа и Совнаркома, собравшихся в Кремле перед первомайской демонстрацией. Ленин сам сделал на веревке петлю и набросил ее на крест. Его соратники последовали примеру вождя, опрокинули крест на булыжную мостовую, а потом сволокли его в Тайницкий сад.

Князь-губернатор Сергей Александрович Романов — кто он на самом деле?

Литературный конкурс “Дом Романовых – судьба России”

Автор Виктория Сопикова

Работа отмечена жюри за исследовательский интерес к русской истории

 Князь был обсмеян не только революционерами, врагами России, но и разными представителями высшего общества. Также на его безустанно наговаривали за рубежом. Но все же, несмотря на это, он, помня слова Спасителя: "в мире скорбни будете" (Ин 16. 33), высоко неся долг православного христианина, не отвечал злом за все, что они сделали. Церковь очень сильно помогала ему, он был человеком верующим.

Я решила написать о Сергее Александровиче Романове. Его имя в истории занимает довольно важное место. Мне стало интересно вся удивительная судьба семьи: почему его убили, узнать подробности и факты, а также различные причины женитьбы на княгини Елизавете). Вообще сама личность Сергея Александровича очень интересна для изучения, ведь об этом князе до сих пор ведутся споры. Каждый человек должен стремиться к эталону «совершенства», для меня эталон правителя и вообще человека — Сергей Александрович Романов. Я решила узнать все подробности об этой личности, начиная с самого рождения.

Рождению великого князя предшествовало необычное событие. В сентябре 1856 года после своей коронации Александр II с супругой Марией Александровной посетили Троице-Сергиеву лавру и независимо друг от друга тайно обещали перед мощами преподобного Сергия, что если у них родится мальчик, то назовут его Сергеем.

Мальчик появился на следующий год, и, как обещали родители, нарекли сына Сергеем. Великий князь Сергей Александрович Романов родился 29 апреля 1857 г. в семье Императора Александра II. У Александра II было восемь детей. Но именно на рождение Сергея Александровича обратил особое внимание святитель Филарет Московский, назвав это событие "знамением на благое". Святитель провидел высокое служение Великого князя.

Далее о жизни князя можно узнать из его дневника — самым главным источником информации, который велся на протяжении всей его жизни. В дневнике представлена информация о сильных переживаниях князя. Исходя из этого, мы можем понять, насколько чуток и самобытен внутренний мир Сергея. Для него дневник становится главным другом и «голосом обостренной совести». В основном дневник заполнялся вечером или ночью, чтобы никто не смог увидеть. Часто встречались такие фразы: «Очень хочется спать!», а иногда «Скоро петухи запоют…» — это показывает, насколько рано приходилось ему вставать. Если дневник вдруг прерывался, а это было не так часто, то для него это было «безвременьем», то есть время для него не шло, а стояло на месте. Простота и искренность Сергея в этом нет фальши, автор бывает очень самокритичен к себе и порой беспощаден. Дневник князя это никак не констатация фактов, не банальная хроника, а целый альбом впечатлений и эмоций прожитых дней, а некоторый другие записи наполнены поэзией.

Воспитывая будущего князя, родители пытались сочетать в нем простоту и учтивость, заботу к окружающим, и сохранить доброе любящее сердце. Порой ему так хотелось быть самым простым человеком, не имевшего правящей должности: «Я хотел бы быть тысячу раз простым смертным, чем Великим князем» — вырывалось из его сердца. В цитате из его дневника, мы можем увидеть, насколько серьезное воздействие оказывал, наступающий терроризм в стране. Сергей любил общаться с любыми людьми на равных, это доказывает следующая цитата: «Какой счастье, когда можно говорить откровенно, без предосторожностей…». Сергей часто находился в состоянии внутренней борьбы, но об это мало кто знал. Также не возможно не удивиться чуткости юноши, способного сопереживать беды и неудачи других, это он пишет в своем дневнике: «Бедный Петюша очень опасно болен…скарлатина» — это идет речь о семилетнем кузене Сергея.

Отметим также роль А.Ф. Тютчевой (дочь Ф.И Тютчева- известного поэта и дипломата, фрейлина) С помощью ее усилий ребенок был защищен от излишеств: маленького Сережу учили молиться, и не потакали различными прихотями. Однажды она внушала Сергею: «Вы не представляете, как, находясь у всех на виду, Вы соблюдаете чистый, умеренный образ жизни».

Схожую позицию с А.Ф. Тютчевой имел и В.К. Арсеньев учитель Сергея. Целью своей педагогики стало привитие христианских добродетелей, под этим он подразумевал: требовательность к себе, молитвенное настроение и неизменную православную веру. Сергея также учил К. П. Победоносцев: «Храните себя в правде и чистоте мысли. Во всяком движении сердца и мысли справляйтесь в совести с началом правды Божией… свято храня детскую веру, не забывайте ставить себя перед Богом…».

                 К.П. Победоносцев (один из учителей Сергея)

Таким образом, воспитатели «решали» одинаковые задачи, и их труды были не напрасны. Современники видели доброту и религиозность Сергея.

Вот что говорил архимандрит Антонин (Капустин): «Чистые, благие и святые души царевичей пленили меня. Это, несомненно, она, высокая, боголюбивая и смиренная христианка (Мария Александровна) возрастила и сохранила их такими в усладу… всем, ревнующим о духе…». Эти качества прививались всю его жизнь.

По словам Евгения Никифорова-председателя православного братства: «вся нынешняя собственность Русской Православной церкви в итальянском городе Бари, где покоятся мощи Николая Чудотворца, была приобретена и построена Сергеем Александровичем, в том числе, на его личные средства. Он – первый, кто был убит большевиками из Августейшей Семьи».

Некоторые историки считают, что князь Сергей Александрович должен быть канонизирован. По мнению петербургского историка Татьяны Ганф, он столь же отличался благочестием, сколь и уже прославленная во святых супруга и продолжательница его дел. "Надо просто начать собирать свидетельства о помощи Сергея Александровича по молитвам к нему, и их окажется очень много", — уверена она.

За канонизацию великого «сына отечества» высказался московский историк Дмитрий Гришин, который изучает личность Романова 20 лет.

"Его благотворительные дела, подлинно христианская жизнь и радение за отечество убеждают, что давно пришла пора молиться не за него, а ему", — сказал исследователь.

Также о нем рассказывали: «Великий князь Сергей Александрович сыграл роковую роль в падении империи и был отчасти ответствен за катастрофу во время празднования коронации Николая II на Ходынском поле в 1896 году. При всем желании отыскать хотя бы одну положительную черту в его характере я не могу ее найти. Будучи очень посредственным офицером, он тем не менее командовал Преображенским полком — самым блестящим полком гвардейской пехоты. Совершенно невежественный в вопросах внутреннего управления, великий князь Сергей был тем не менее московским генерал-губернатором, пост, который мог бы быть вверен лишь государственному деятелю с очень большим опытом. Упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, словно бросая в лицо всем вызов и, давая, таким образом, врагам богатую пищу для клеветы и злословия. Некоторые генералы, которые как-то посетили офицерское собрание Преображенского полка, остолбенели от изумления, услыхав любимый цыганский романс великого князя в исполнении молодых офицеров. Сам августейший командир полка иллюстрировал этот любовный романс, непринужденно раскинувшись и обводя всех блаженным взглядом!»

У каждого человека или определенного деятеля взгляды остаются неколебимо свои, и изменить их можно с большим трудом, чаще всего это сделать невозможно, даже если человек не прав. Поэтому я считаю, сколько бы мнений не было вы все равно будете иметь свое мнение. А если приблизиться к истине то, Сергей Александрович– это живой человек с теми или иными достоинствами и недостатками. Далее он называет его посредственным офицером, абсолютно незаслуженно командующим гвардейским полком. Совершенно невежественный в вопросах внутренней политики, не имеющий административного опыта, он был назначен на пост генерал-губернатора Москвы. "Упрямый, дерзкий, неприятный, бравирующий своими недостатками" – так характеризует его мемуарист. По понятным соображениям Александр Михайлович лишь намекает на противоестественный порок великого князя. Но Сергею Юрьевичу Витте хотелось высказать свою точку зрения: "Мои взгляды и его расходились, ибо Сергей Александрович был, с одной стороны, взглядов очень узкоконсервативных, а с другой стороны, он был религиозен, но с большим оттенком религиозного ханжества. Кроме того, его постоянно окружали несколько сравнительно молодых людей, которые с ним были особенно дружны. Я не хочу этим сказать, что у него были какие-нибудь дурные инстинкты, но некоторая психологическая анормальность которая выражается часто в особого рода влюбленном отношении к молодым людям, у него, несомненно, была"-это высказывание нельзя считать верным, ведь и в ту пору и по сей день в окружении каких- либо важных людей всегда находятся, те кто может пустить какие-то глупые сплетни, чтобы люди к этой знаменитости относились хуже, а кто-то вообще отвернулся, поэтому-это нормально без таких высказываний было бы подозрительно читать одно хорошее, ведь тогда это было сплошное вранье, потому что все хорошо относится не могут, это просто нереально, именно поэтому мы встречаем и такие высказывания. Также он намекал о нетрадиционной ориентации это тоже вранье, ведь князь вел боголюбивый образ жизни, и чтобы хоть как очернить репутацию князя преумали эти сплетни, о которых и сейчас говорят, как о «правде». А.А. Половцов писал в своем не полностью опубликованном дневнике, особо выделяя Сергея Александровича: "Если два старших брата (Александр, Алексей) имеют презрение к человечеству, то третий (Сергей) всецело пользуется презрением человечества"

П.А. Зайончковский подчеркивает, что в 80-е годы Сергей Александрович, "полукретин, с крайне примитивным мышлением реакционно-шовинистического порядка", командуя лейб-гвардии Преображенским полком, "активно содействовал процветанию противоестественного порока". Это уголовное дело по наследству попало в руки молодого жандармского офицера, но на известном этапе было прекращено сверху… По свидетельству Витте, великий князь был ярым противником евреев. «Ретроград, крайне ограниченный человек, он своей политикой довел Москву до революционного взрыва.» Витте решительно утверждает, что все меры, принятые в Москве великим князем, не могли пройти через Государственный совет – иными словами, даже несовершенное законодательство Российской империи находилось в вопиющем противоречии с деяниями Сергея Александровича. Назначенный генерал-губернатором Москвы в 1891 г., он начал свою деятельность с очищения Москвы от евреев, которым якобы попустительствовал его предшественник князь Владимир Андреевич Долгоруков (1810-1891), находившийся на этой должности с 1856 г.

Великий Князь был героем последней русско-турецкой войны, героем Плевны, известным меценатом, организатором известных научных экспедиций, особенно велики заслуги Его Высочества перед Православием. Организатор и руководитель Императорского Палестинского Православного Общества, он способствовал укреплению позиции Русского Православия в Палестине, огромной благотворительности России на Востоке, упрочил и расширил возможности русского паломничества во Святую Землю. До сих пор нравственный авторитет России в Палестине зиждется на памяти свершений Великого Князя.

В 1877 г. великий князь отправился в действующую армию на Балканы, где в то время шла русско-турецкая война. За проявленную отвагу Сергей Александрович был награждён орденом Святого Великомученика Георгия Победоносца IV степени. В 1882 г. он был назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка.

Вскоре по возвращении в Петербург Сергей Александрович принял на себя обязанности председателя Православного Палестинского общества, которое собирало, разрабатывало и распространяло в России сведения о святых местах Востока и оказывало содействие русским паломникам. По инициативе и на средства великого князя в Иерусалиме были произведены раскопки, на месте которых был сооружён храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, в память царя-освободителя Александра II.

В 1905 году генерал-губернатор Москвы Великий Князь Сергей Александрович был убит в Кремле террористом Каляевым, что представляло собой символическое действие, приближавшее братоубийственную революцию. Великий Князь был первым в Августейшей семье, принесенным в жертву коммунистическому террору, и гибель его в первую русскую революцию преобразовало заклание Царственных Мучеников в революцию октябрьскую. Мистическое значение этого события ясно осознавали сами большевики: именем убийцы Каляева они назвали не только улицу Никольскую в Кремле, но и множество улиц по всей России, введя Каляева в свой пантеон.

Воспоминания о этой трагедии сохранились до сих пор. Так, когда я приехала в Свято-Елизаветинский монастырь в городе Славске Калининградской области, мне рассказали о существовании музея на территории монастыря, мне очень захотелось посетить. Увидев первый экспонат, я удивилась, это была надгробная плита князя. Она была похожа на подлинник, но затем я усомнилась: «Как в монастыре может быть подлинники?» Спросив у монахини, оказалось и в самом деле она настоящая 

Тогда мне стало интересно «как эта плита появилась в Свято-Елизаветинском монастыре?» Я решила спросить об этом у настоятельницы монастыря Монахини Елизаветы. Оказывается Эту плиту нашли в Московском Кремле при поисках останков от семьи Романова и решили отдать в качестве подарка монастырю. Мне кажется -это явление очень удивительным ведь, могли и отдать и в простой музей, а подарили монастырю.

Также мне стало интересно а как на письме и каким образом ставил свою подпись князь — я решила разобраться. Оказалось всегда по-разному.

Например, Вензельный книжный знак (экслибрис)– стоящий в фигурной рамке, напоминающий форму щита, увенчанной императорской короной и украшенной гирляндами из роз, в стиле рококо. В центре щита – сплетенные вместе две заглавные буквы имени и отчества «С» и «А». Книжный знак напечатан темно-коричневой краской на сатинированной бумаге.

Также существовал и другой символ князя. Он обычно ставился на книгах. Назывался тот знак как: Золототисненый суперэкслибрис, помещенный в нижней части корешка книги. Знак образуют две заглавные буквы-инициалы «С. А.». Над инициалами возвышается императорская корона.

 Как вы видите знаки были выполнены в одном веке, но использовались в разные случаи. Везельный обычно использовался для подписей каких-нибудь приглашений, документов, а Золототисненный супреэкслибрис только для подписей книг.

Личность Сергея Александровича Романов надолго останется в истории. Но почему решили убить Сергея Александровича? –Есть причина, о которой долгое время старались не вспоминать: генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович пользовался большим авторитетом среди рабочих, городской бедноты и солдат московского гарнизона. По сути, он оказался конкурентом революционеров, причем конкурентом деятельным, так как его нововведения в Москве, проводимые силой власти, оказались во многом созвучны программным требованиям эсеров. Это в немалой степени и послужило причиной яростной охоты террористов за великим князем.

Стоит отметить, что Сергей Александрович был человеком неординарным, это подтверждают и мнения о нем современников, ведь они были противоположными. Даже его политические противники видели, казалось бы, двух разных людей. Князь-анархист Кропоткин считал, что «Великий князь Сергей Александрович прославился пороками», а государственный деятель Витте отмечал, что «Великий князь Сергей Александрович, по существу, был весьма благородный и честный человек». Каким же был на самом деле Сергей Александрович, оставивший заметный след в истории не только Москвы, но и русской культуры? Для меня же он навсегда останется сильным деятелем честным и благородным человеком.

Его смерть была глубоко жертвенной. Елизавета Фёдоровна писала государю Николаю II 7 апреля 1910 года: «Дорогой мой… Сергей с радостью умер за тебя и за свою родину. За два дня до смерти он говорил, с какой готовностью пролил бы свою кровь, если бы мог этим помочь».

Сергей Александрович много занимался церковной благотворительностью. Последним его даром Русской Церкви был драгоценный покров для мощей царевича Димитрия. Вскоре после вступления в должность московского генерал-губернатора, Сергей Александрович был в Угличе и принимал участие в торжествах по случаю 300-летия мученической кончины царевича. В храме на Крови он ударил в знаменитый набатный колокол, некогда возвестивший угличанам о смерти царевича. Теперь Господь судил принять мученический венец и самому великому князю. Его смерть была глубоко жертвенной. Елизавета Федоровна писала государю Николаю II 7 апреля 1910 года: «Дорогой мой… Сергей с радостью умер за тебя и за свою родину. За два дня до смерти он говорил, с какой готовностью пролил бы свою кровь, если бы мог этим помочь».

В русской истории навсегда останутся заслуги Великого Князя Сергея Александровича перед страной и Православной Церковью.

                           Список используемой литературы:

1. http://chelreglib.ru/ru/news/459/

2. http://izvestia.asu.ru/2011/4-1/hist/TheNewsOfASU-2011-4-1-hist-07.pdf

3. http://monarchy.ucoz.net/publ/velikij_knjaz_sergej_aleksandrovich_romanov/6-1-0-770

4. http://ne-nai.livejournal.com/8071.html

5. http://newimperia.ru/magazine/article/pamyati-velikogo-knyazya-sergeya/

6. http://pravera.ru/index/sergej_aleksandrovich_romanov_film_pro_imperatorskoe_pravoslavnoe_palestinskoe_obshhestvo/0-498

7. http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/53-1-0-656

8. http://st-nikolas.orthodoxy.ru/newmartyres/tzar/vk_sergiy.html

9. http://www.spasnanovom.ru/KB/pubs/arhiepiskop_Aleksij/?item=169

10. http://www.srnrem.info/2013/07/11/knyaz-sergiy-biograficheskie-materiali/

11. http://wriont.my1.ru/news/ubijstvo_moskovskogo_general_gubernatora_velikogo_knjazja_sergeja_aleksandrovicha/2010-10-08-72

12. Журнал «Нескучный Сад» №3 (14)

← Вернуться к списку

Родился 10 июля 1968 г. в г. Котельниково Волгоградской обл. в семье военнослужащего. Крещен в 1979 г.

В 1983 г. закончил восемь классов средней общеобразовательной школы № 27 г. Волгограда.

В 1983-1985 гг. обучался в Казанском Суворовском военном училище. В 1985 г. поступил на факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища, которое окончил в 1989 г. и был направлен на Северный флот. В декабре 1991 г. уволился в запас в звании старшего лейтенанта.

С февраля по май 1992 г. нес послушание келаря на Валаамском подворье в г. Приозерске Ленинградской обл. В мае 1992 г. стал трудником Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

В мае 1993 г. принят в число братии Николо-Шартомского мужского монастыря с. Введение Шуйского района Ивановской обл. Нес послушание редактора монастырской газеты «Николо-Шартомский благовестник».

14 августа 1993 г. в Спасо-Преображенском кафедральном соборе г. Иваново архиепископом Ивановским и Кинешемским Амвросием рукоположен в сан диакона.

28 августа 1993 г. в Спасо-Преображенском кафедральном соборе г. Иваново архиепископом Ивановским Амвросием рукоположен в сан иерея.

С октября 1993 г. нес послушание служащего священника на монастырском подворье — Воскресенском соборе г. Шуи Ивановской обл.

В апреле 1994 г. в Спасо-Преображенском храме Николо-Шартомского монастыря архиепископом Ивановским Амвросием пострижен в мантию с именем Савватий в честь прп. Савватия Соловецкого.

В ноябре 1995 г. направлен в Николо-Шартомский монастырь, где нес послушание библиотекаря.

Весной 1996 г.

назначен настоятелем Крестовоздвиженского храма — подворья Николо-Шартомского в пос. Палех Ивановской обл. В 1998-2003 гг. ― настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» — подворья Николо-Шартомского монастыря в г. Иваново.

В 1998-2003 гг. обучался на заочном секторе Нижегородской духовной семинарии, защитил дипломную работу по теме «Гонения на Русскую Православную Церковь в 20-30 годах XX столетия».

В 2003 г. к празднику Святой Пасхи удостоен сана игумена.

В 2003-2008 гг. обучался на заочном отделении Московской духовной академии.

В 1999-2003 гг. ― преподаватель Катехизиса и Священного Писания Нового Завета в Ивановском православном богословском институте. В 2000-2004 гг. — преподаватель Церковного права и Истории Русской Православной Церкви в Ивановской духовной семинарии.

В январе 2004 г. командирован в Чеченскую Республику для окормления воинских частей.

В 2003-2009 гг. — духовник Николо-Шартомского монастыря.

В 2009 г. назначен настоятелем храма Живоначальной Троицы — подворья Николо-Шартомского монастыря в с. Чернцы Лежневского района Ивановской обл.

В 2012 г. назначен руководителем отдела по взаимодействию с Вооруженными силами Шуйской епархии.

В октябре 2011 г. командирован в Хабаровскую епархию и по благословению митрополита Хабаровского и Приамурского Игнатия назначен настоятелем строящегося храма cвятого праведного воина Феодора Ушакова г. Советская Гавань.

С 2012 г. ― благочинный Восточного округа Хабаровской епархии, занимался строительством Свято-Троицкого храма в пос. Заветы Ильича.

С 2012 г. — член Попечительского совета социального районного центра Совгаванского района Хабаровского края и член Попечительского совета исправительной колонии № 5.

Решением Священного Синода от 21 октября 2016 г. (журнал № 81) избран епископом Ванинским и Переяславским.

26 октября 2016 г. митрополитом Иваново-Вознесенским и Вичугским Иосифом возведен в сан архимандрита.

Наречен во епископа 28 октября 2016 г. в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, Патриаршей резиденции в Даниловом монастыре г. Москвы. Хиротонисан 30 октября за Божественной литургией в храме священномученика Климента, папы Римского, в Замоскворечье. Богослужения возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Решением Священного Синода от 14 июля 2018 г. (журнал № 49) почислен на покой. Местом пребывания определен Николо-Шартомский мужской монастырь Шуйской епархии.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *