Содержание

Книги про ВОВ (И.Пыхалов, А.Дюков) · 8.05.09

И.В.Пыхалов. Великая оболганная война (2005 г.)

Последние два десятилетия в сознание жителей нашей страны упорно внедряются штампы и стереотипы, призванные «дегероизировать» Великую Отечественную войну. Как «общеизвестный факт» преподносится учёба в Советском Союзе Геринга и Гудериана. Редкий из нынешних фильмов о войне обходится без заградительных отрядов, расстреливающих отступающих красноармейцев. В каждую очередную годовщину Ленинградской блокады российские СМИ вспоминают благородного маршала Маннергейма, якобы спасшего город на Неве от уничтожения. Эти и другие популярные военные мифы подвергнуты критическому разбору в книге Игоря Пыхалова.

Рассчитана на широкий круг читателей, которым небезразлична недавняя история своей страны.

  • Глава 1. Ковался ли в СССР фашистский меч?
  • Глава 2. Была ли «обезглавлена» Красная Армия?
  • Глава 3. Миф о кавалерии
  • Глава 4. Надо ли стыдиться «пакта Молотова-Риббентропа»?
  • Глава 5. Воевал ли Советский Союз на стороне Гитлера?
  • Глава 6. Советско-финляндская война: поражение или победа?
  • Глава 7. Советско-германское экономическое сотрудничество
  • Глава 8. О чём докладывала разведка?
  • Глава 9. Судьба перебежчика
  • Глава 10. Впадал ли Сталин в прострацию?
  • Глава 11. Мифы Ленинградской блокады
  • Глава 12. Правда и ложь о советских военнопленных
  • Глава 13. Заградительные отряды: вымысел и реальность
  • Глава 14. Штрафные батальоны
  • Глава 15. О наших потерях
  • Глава 16. «Винтики»

И.В.Пыхалов, А.Дюков. Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться! (2008 г.)

Наши враги — и внешние, и внутренние — покушаются на самое святое — на народную память о Великой Отечественной войне. Нас пытаются лишить Великой Победы. Вторя геббельсовской пропаганде, псевдоисторики внушают нам, что Победа-де была достигнута «слишком дорогой ценой», что она якобы обернулась «порабощением Восточной Европы», что солдаты Красной Армии будто бы «изнасиловали Германию», а советских граждан, переживших немецкую оккупацию, чуть ли не поголовно сослали в Сибирь.
Враги приравнивают Советский Союз к нацистскому Рейху, советских солдат — к фашистским карателям. И вот уже от нашей страны требуют «платить и каяться», советскую символику запрещают наравне с нацистской, а памятники воинам-освободителям в Восточной Европе под угрозой сноса… Но нам не за что каяться!
Эта книга — отповедь клеветникам, опровержение самых грязных, самых лживых мифов о Великой Отечественной войне, распространяемых врагами России.

  • А. Дюков. Нам не за что каяться!
  • Д. Макеев. «Взять Киев к празднику!». Легенда о «праздничных наступлениях»
  • И. Пыхалов. Местечковые страсти в чеченских горах
  • А. Дюков. Милость к падшим: советские репрессии против нацистских пособников
  • О. Россов. Миф о «переодетых энкавэдэшниках»: спецгруппы НКВД в борьбе с бандформированиями в Западной Украине
  • А. Дюков. Эстонский миф о «советской оккупации»
  • И. Петров. Неммерсдорф: Между правдой и пропагандой
  • К. Асмолов.

    Книги серии Великая Отечественная. Неизвестная война (66 книг)

    Победа на Дальнем Востоке

  • Н. Мендкович. Нацизм как система преступлений

А. Дюков. За что сражались советские люди. «Русский НЕ должен умереть» (2007)

«Русский должен умереть!» – под этим лозунгом фотографировались вторгнувшиеся на советскую землю нацисты…
Они не собирались разбираться в подвидах населявших Советский Союз «недочеловеков»: русский и еврей, белорус и украинец равно были обречены на смерть. Они пришли убить десятки миллионов, а немногих оставшихся превратить в рабов.
Они не щадили ни грудных детей, ни женщин, ни стариков и добились больших успехов. Освобождаемые Красной Армией города и села оказывались обезлюдевшими: дома сожжены вместе с жителями, колодцы набиты трупами, и повсюду – бесконечные рвы с телами убитых.
Перед вами книга-напоминание, основанная на документах Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, материалах Нюрнбергского процесса, многочисленных свидетельствах очевидцев с обеих сторон.
Первая за долгие десятилетия!
Книга, которую должен прочитать каждый!

* * *

Первой карте Земли дали 65 миллионов летС праздником, друзья!

Великая Отечественная война в литературе 20 века сочинение

Мы не должны забывать страшные минуты войны, горе и смерть миллионов советских людей. Конечно, было бы преступлением не чтить память павших и не вспоминать об этом времени. Память о войне, о геройстве  наших солдат, борьба за согласие между народами на планете является основным долгом  всех нас. Одной из основной тем в произведениях советских писателей является  изображение страшных моментов  войны 1941 года. Ведь она вошла в жизнь каждого человека, принесла тревоги и горести.

Своеобразно раскрывает военную тематику писатель В.Быков. Он исследует, используя художественные приемы, моральные основы человеческого поведения в их социальной обусловленности. Если обратиться к его повести «Сотников», то мы видим, как писатель показал нам два образа Сотникова и Рыбака, которые своим отношением к Родине, раскрыли суть истоков героизма и предательства. Ведь отчетливо видно, что Сотников, перенеся все пытки, мужественно погибает, а  Рыбак, оставшись наедине с врагом, не может выдержать мучений, предает  товарищей.

В повести  В. Козько «Судный день» раскрывается тема детей, чье детство прервала война. Вследствие этого у них возникает  огромная душевная рана. События описаны  через 10 лет после войны в небольшом городке Белоруссии. Главный персонаж Колька Летечка, будучи ребенком,  пребывал в концлагере, где у таких ребят, брали кровь для солдат Германии. Все страдания, которые он перенес, отбивают у него память. И когда он присутствует на одном из судов, где судят предателей родины — карателей, мальчик  вспоминает все, и это прошлое его убивает.

«Судьба человека» М.Шолохова и «Василий Теркин» Твардовского до сих пор  актуальны,  так как в этих произведениях  с особой силой изображен  характер  русского человека. Андрей Соколов и Василий Теркин-  обобщают образ настоящего русского воина, который прошел  все испытания  и сохранил  в себе отвагу,  патриотизм и любовь к Отчизне.

Много еще можно перечислить произведения, в которых отражены страницы Великой Отечественной войны, где с особой силой воспевается героизм наших солдат. Книги  о войне воспитывают в молодых людях стойкость, учат их любить Родину.

Вариант 2

Великая Отечественная война нашла широкое отражение в литературе. Он ней писали и те, кто непосредственно воевал, и послевоенное поколение. Писали не только прозу, но и стихи. Писатели и поэты уезжали на фронт военными корреспондентами  и центральных, и районных газет. Многие из них пали смертью храбрых, так как не щадили себя и лезли в самое пекло, чтобы правдиво отражать события.

Мне больше всего нравится стихотворение Константина Симонова «Жди меня». Это своего рода наказ солдата любимой женщине. Если он будет знать, что его ждут, ему и воевать будет легче. Есть в стихотворении такая строка «… ожиданием своим ты спасла меня…» и ещё «…просто ты умела ждать, как никто другой».

Поэма в стихах Александра Твардовского «Василий Тёркин» — это по сути собирательный образ русского солдата. Практичного, смекалистого, рукастого, храброго. Вот, например, как автор пишет про переправу через реку. Отправили Тёркина сообщить, что «взвод на левом берегу жив-здоров на зло врагу …просит огонька туда подбросить…» Поскольку дело было зимой, и чтобы Тёркин не окоченел, его стали растирать спиртом. Тёрли, тёрли, вдруг он просит выпить, «…изнутри согреться мне, чтоб не всё на кожу тратить». Выпил рюмку, согрелся и доложил обстановку. Сработала крестьянская смекалка.

Эти произведения публиковались в военных газетах, их вырезали, бережно хранили в карманах гимнастёрок и планшетах, переписывали друг у друга.

Ольга Бергольц и её «Ленинградская поэма» про осаждённый, но не покорённый Ленинград. Про «дорогу жизни», по которой вывозили из осаждённого города детей, стариков, раненных красноармейцев, а в город везли продовольствие. «…Дорогой жизни шёл к нам хлеб, дорогой дружбы многих к многим, ещё не знают на земле страшней и радостней дороги…»

Про битву за Ленинград  Александром Чаковским  написан роман-эпопея под названием «Блокада». Про Сталинградскую битву Юрием Бондаревым был написан роман «Горячий снег». Эти оба произведения экранизированы.

Про оборону Москвы Константин Симонов написал роман «Живые и мёртвые». Вторая книга называется «Солдатами не рождаются». Третья книга — «Последнее лето».

Про Великую Отечественную войну писали Юлия Друнина и Муса Джалиль.

Борис Васильев «А зори здесь тихие», «Аты-баты, шли солдаты», « В списках не значится». В романе « А зори здесь тихие» рассказывается о девушках-зенитчицах, которые защищали небо в Карелии. Обычная жизнь прервалась тогда, когда одна из них случайно обнаружила в лесу двух фашистских диверсантов. Правда, потом их оказалось около двадцати. Пять девушек и старшина отправились вслед за ними, чтобы их уничтожить. Все пятеро пали смертью храбрых. Старшина всё-таки выполнил поставленную задачу. А в сводках Совинформбюро была только одна строка «… проходили бои местного значения». И ни слова про подвиг девушек.

После войны старшина и выросший сын одной из погибших девушек в этих местах на большом валуне установили памятную доску с именами девушек.

Это только малая часть произведений о Великой Отечественной войне. Их написано гораздо больше.

Сочинение Великая отечественная война в произведениях писателей 20 века (Быков, Шолохов, Твардовский)

Годы войны с 1941 по 1945 стали, ужасными, страшными и не забываемыми по сей день. Ведь такое событие невозможно забыть, это событие останется в памяти не у одного поколении. Про события Великой Отечественной Войны можно найти огромное количество литературных произведений, так же множество стихов и прозы. В те годы литераторы внесли незабываемую лепту в литературу. Поэты старались рассказать народу в своих произведениях обо всех ужасах войны. Так же некоторым из всех известных по сегодняшний день литераторов приходилось принимать личное участие в боевых действиях на фронтовых участках, по освобождению родины от фашистов.

В 21 веке до сих пор помнят известных литераторов того времени. Таких, как Толстой, Василий Быков, Константин Симонов, Шолохов, Теркин, Фадеев, Андрей Платонов, безусловно, их творчество было связано с событиями Великой Отечественной Войны. Среди всех известных и незабываемых имен можно выделить некоторых. Например, Василий Быков, он в своих произведениях не писал про кровопролитные годы, он старался делать акцент на поведении и характере персонажа в экстраординарной ситуации. Так же не делал определенных оценок своим персонажам, таким образом, давая возможность читателю рассуждать о его творчестве и делать свои выводы. Примером к этому стало его известное произведение «Сотников».

Однозначно не возможно оставить без внимания стихи про боевые действия, про отважных солдат, про долгожданную победу, про слезы матерей Константина Симонова. Его стихи помогали в то тяжелое время бойцам на передовом фронте.

Скачать книги жанра Военная документалистика

Вдохновляя их на победу и убеждая их в отваге и мужестве. В наше время его произведения считаются шедеврами военного времени. А стихи известными такие как, например стихотворение «Жди меня» до сих пор помнят наизусть многие люди. И со слезами на глазах рассказывают.

Не забываемым остается также и творчество Теркина, в своих произведениях он писал про отважные подвиги красноармейцев, простых и смелых парней, которые вступили на защиту своей отчизны.

Несмотря на то, что от окончания Великой Отечественной Войны прошло очень много лет. Эти тяжелые времена для всего народа остаются, в памяти и по сей день. Все произведения знаменитых и всеми любимых литераторов не потеряли актуальность и уже в наступившем 21 веке. Так как в них заключается сила нашего народа, с помощью которой они смогли в то время победить фашистов. Безусловно, память о том времени сплотил многонациональный народ России, оставляя возможность смотреть позитивно в будущее. И прилагать все усилия, для того чтобы это страшное мировое событие больше не повторилось.

Ведь при одном произношении слов «Великая Отечественная война» сразу перед глазами вырисовывается бой и сражение за родину. Не смотрю на то, что прошло, много лет боль в душе осталась, у многих кто потерял своих близких и родных. Кто родился во время войны. Поэтому и читаются литературные произведения, смотрятся исторические фильмы, про подвиги наших бабушек и дедушек. А самое главное и долгожданная всеми событие это стала победа. Ведь день победы считается легендарным днем, это гордость за всех людей которые смогли, обеспечить, защиту не опасаясь за свою жизнь. А смело, отважные солдаты пошли на защиту своих жен, матерей и детей.

Также читают:

Картинка к сочинению Великая Отечественная война в литературе 20 века

Популярные сегодня темы

ИЗ НОВЫХ КНИГ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ…

 

 

Отгремела давно мировая,
не одна, даже две мировых.
Но, учебники закрывая,
не о мертвых скорблю, о живых.

Верю, справится гений врачебный
с раком, с язвой любой моровой.

Но напишет ли кто-то учебник
после третьей войны мировой?

 

О войне написано много, очень много. Много написано и против войны. Но войны продолжаются. Может быть, потому, что они продолжаются в наших сердцах, в наших мыслях?

В любую войну, так или иначе, всегда втянуты все. Особенно в мировые войны. Особенно в последнюю вторую мировую войну, больше всего написано именно о второй мировой войне. Многие дети этой войны еще живы. Она еще продолжается в них, в их глубинной памяти. Она продолжается во мне. Детям второй мировой я и посвящаю эти маленькие рассказы.

 

Выстрел

Орловщина. Оккупация. Места, которые мы связываем с Орловско-Курской битвой. Большая деревня. Сейчас ее нет. Ее уничтожили не захватчики, уничтожили русские реформаторы 60-х — 80-х годов. Мне 5 лет. Наша хата — крайняя. Стоит на большой (так казалось в детстве) горе. Хата из двух половин, на одной животные, на другой — мы. Двери (сквозные) посредине хаты. Я возвращаюсь днем откуда-то из-под горы. Подхожу к избе с людской стороны. У входной двери стоит немец. Он поднимает винтовку. И целится в меня. Сейчас он выстрелит. Через секунду. И меня больше не будет. Я убегаю. За угол, и выхожу с противоположной стороны хаты. Немец уже стоит там и снова целится в меня. Если целится, значит выстрелит. Выхода у меня нет. Конец! Но выстрела нет. Я бегу под гору и забиваюсь под горой в глубокую темную яму, откуда брали глину. А перед глазами стоит целящийся в меня немец… Не помню, сколько я просидел в этой глиняной яме, не шелохнувшись. Нашел меня там уже затемно дедушка.

Когда эта картина всплывает в моей памяти, всегда думаю — а сколько было детей, в которых целились тогда все ружья и орудия войны! И сколько курков было спущено! А сколько сейчас направлено орудий убийства именно в детей! В принципе — направлено в детство человечества, ибо человечество начинается с детства. Убить детство — убить человечество! Сколько детей убивают сейчас ежедневно? Есть ли такая статистика? Может быть, эту статистику знает ООН? Убивают чье-то детство, значит убивают и меня. Меня убивают ежедневно. Продолжают убивать детство во мне.

 

Жив

…Я иду по летнему лугу. Если бы вы знали, как красивы луга на Орловщине в пору травостоя. Какое многотравье, многоцветье, какие запахи, краски! Я иду по этому прекрасному лугу. Я — беспечный малыш. Детству свойственна беспечность, то есть свобода, неозабоченность. Детство всегда обращено своим вниманием прежде всего к красоте, к прекрасному вокруг себя. Это так естественно.

Я иду, беспечный, по прекрасному лугу. И вот откуда-то, из какого-то небесного пространства появляется самолет. Сначала возникает звук этого самолета. Уже в самом этом звуке — враждебность. Я оборачиваюсь. Самолет летит низко-низко. Он приближается ко мне. Он надо мной. На всем пространстве неба и луга нас двое,- самолет и я. Самолету нужен я. Все мое существо понимает, зачем я нужен самолету. И это наполняет меня ужасом. Самолет такой большой, а я такой маленький, беспомощный. Я бегу к горе, в которой вырыто бомбоубежище. Оно мое спасение. Я бегу изо всех сил, но кажется, что остаюсь на месте, как это бывает во сне. А надо мной — самолет. Он накрывает меня. Он ревет. Кажется, что самолет над самой моей макушкой. Я бегу изо всех сверхсил. И больше ничего не помню. Просто я жив…

Когда я смотрю телевизор и постоянно вижу, как современные самолеты бомбят разные прекрасные страны, то чувствую, что снова бегу по лугу, а надо мной самолеты (их много-много) со своим смертоносным грузом. И негде мне укрыться.

 

Ночь

Уже во время битвы на Орловско-Курской дуге всю деревню: стариков, женщин, детей погрузили на станции Комаричи в товарные вагоны вместе со всем нашим деревенским скарбом, даже с лошадьми и телегами, и повезли. Куда? Разве я знал тогда — куда? Это я теперь знаю-, нас везли на Украину работать в создаваемых там юнкерских хозяйствах. Вагоны шли, над вагонами время от времени с ревом носились самолеты, как когда-то надо мной, бегущим по лугу, но, помнится, ни разу не бомбили. Нас привезли на станцию в город Смоленск. Там нас должны были перегрузить.

Мы расположились всем нашим деревенским табором прямо рядом со станцией. Было лето. Легли спать под телегами. Лошадей привязали к телегам. А ночью станцию начали бомбить. Заодно и наш табор. Бомбили наши русские самолеты-бомбардировщики. «Своя своих не познаша». Бомбили, как тогда показалось, долго и страшно. Это было самое страшное в моей жизни. Темная ночь. Внезапные столбы огня. Один за другим. Прямо рядом с тобой. Лошадь встает на дыбы, рвется. Рвется и стонет все вокруг. Рвется и стонет все во мне. Внутри одно разрывающее меня желание: вскочить и бежать без оглядки, бежать, бежать, бежать. Но бабушка легла на меня и придавила своим старческим, тоже беззащитным телом к земле. И от этого было еще страшней…

— Эта ночь раздавила меня. Утром, когда рассвело, видение было убийственное: все было разворочено. И среди этого развороченного хаоса бродили те, кто вчера еще были людьми. Половина деревни осталась навсегда на станции города Смоленска.

Когда я думаю об Аде, я вспоминаю эту ночь и это утро. Ад не где-то там, далеко, он здесь, на Земле, он рядом с нами, он и в нас. Мы, люди, породили этот Ад земной…

Мы — не только дети войны, мы — дети Ада.

 

Воронок

Потом нас, оставшихся в живых, привезли куда надо. А потом нас освободила наша наступающая армия. Точнее, мы сами освободились. Во время боя, очевидно, по сговору, мы под свистящими вокруг пулями и под взрывами снарядов перебегали, точнее, переезжали к нашим. Переносились на наших старомодных древних-предревних телегах. У нас (мы — это дедушка, бабушка и я) была двуколка, телега о двух колесах. И конь-красавец, блестяще-черный конь по кличке Воронок. Не знаю, с какой скоростью мы летели. И когда перелетали через какие-то железнодорожные пути, одно колесо нашей двуколки рассыпалось. Но Воронок не остановился. и не мог остановиться. Дедушка стегал нашего прекрасного Воронка не переставая… Одно колесо крутилось, а обломок другого бороздил, пахал землю. Когда мы остановились, уже освобожденные, Воронок был весь в мыле. Он стал белым-белым. Так люди седеют за одно мгновение или за одну ночь…

Знаете ли вы, сколько на свете седых детей?

 

Сын полка

А потом было возвращение своим ходом всей оставшейся деревней в родные места.

10 книг о Великой Отечественной войне, которые следует прочесть каждому

Незабываемые картины: по обе стороны дороги разбитая и брошенная военная техника, окопы, кое-где не убранные трупы, запах пороха и какой-то гари. Дребезжало пустое ведро, привязанное к задку телеги. И было очень пусто вокруг. И пусто в желудке.

Проезжали через какие-то селения. Запомнился колодец на одной из улиц. Колодец с журавлем. Оградка вокруг колодца и надпись: «Заминировано!» Как прочитал дедушка.

Иногда останавливались на отдых. Запомнилась стоянка в сосновом бору. Запомнилась своей красотой. От сосен исходило необыкновенное тепло. Какая-то любовь была разлита в сосновом бору и наполняла тело и душу… Много-много сосновых шишек на земле, и от них тоже исходило тепло. Они походили на маленьких живых ежат.

И там же расположилась, очевидно, тоже на отдых какая-то танковая часть. И была там девушка, очень красивая, стройная, в форме. Я понравился ей. И она просила дедушку и бабушку, чтобы они отдали меня ей. Чтобы я стал сыном полка. Но меня не отдали. Жалею ли я сейчас, что меня не отдали в сыновья полка, не знаю. Знаю только, что в тот день я испытал свою первую любовь: к солнцу, к соснам, к шишкам, к этой неизвестной девушке…

Уже после войны я несчетное число раз бегал со своими сверстниками на фильм «Сын полка» по повести Валентина Катаева. И каждый раз мы жили одной жизнью с Ваней Солнцевым, участвуя всем своим существом в той большой войне.

А в техникуме я потом учился с настоящим бывшим сыном полка. И мы с ним очень долго дружили.

 

Яичко

Это очень короткий рассказ. Однажды мы остановились где-то прямо во чистом поле. И где-то посередине нашего каравана сидел на телеге мальчик Ванечка, Ванечка Щербаков. Он был младше меня, совсем маленький. И поэтому все называли его ласково Ванечка-Сопливый. И увидел Ванечка на обочине дороги что-то привлекательное, блестящее. И попросил, чтобы ему это подали. Это было яичко, но не простое, а … игрушечное. И дали его Ванечке. Обрадовался Ванечка игрушке неожиданной. И стал играть с ней. И раздался взрыв. И не стало Ванечки. Кончилось детство, едва начавшись.

 

Колодец

А потом мы ехали на нашей двуколке одни, все больше и больше отставая ото всех. Это получилось вот почему. Мы ехали всегда впереди нашего тележного каравана. Однажды проезжали лесом. И вышли из леса какие-то люди. Сказали, что они — партизаны. И забрали у нас Воронка. Но пожалели нас и взамен дали какую-то заморенную лошадку. Так мы оказались в хвосте каравана, а потом совсем отстали. Но до родных мест было уже недалеко. Вот и город Орел. Весь в развалинах, в руинах. Мост через реку Орлик был взорван. Его восстанавливали. А переезжали на другой берег по временному понтонному мосту. Переехали и мы. Поднялись на высокий берег. Дедушка остановил лошадку. Он увидел недалеко в стороне колодец, отвязал ведро и пошел к нему. А с восстанавливаемого моста начали кричать: «Заминировано!» Махали руками, и кричали, кричали. А дедушка шел, он был глухой. Слышали и видели это все, я и бабушка. Кричали с моста, кричала бабушка, дед шел к заминированному колодцу, а я оцепенел. Во мне уже гремел взрыв. И уже не было дедушки. Конец всему. И уже какое-то нескончаемое рыдание подымалось во мне, и готово было прорваться. А дедушка уже рядом с колодцем… Но, не доходя буквально одного шага до колодца, он остановился. Огляделся вокруг. Увидел кричащих и машущих с моста. Наверное, все понял и вернулся. Какая сила его остановила, не знаю. Я часто вспоминаю эту страшную ситуацию, и мне приходят на память строки из стихотворения Александра Блока:

Пройди опасные года.
Тебя подстерегают всюду.
Но если выйдешь цел — тогда
Ты, наконец, поверишь чуду.

 

Иван Косой

И вот мы — дома. Приехали днем. А вечером лошадка, которую дедушка, помнится, называл Серый, умерла. Про лошадь говорят — сдохла. Но Серый — умер. Довез нас и умер. Как хорошо исполнивший свой долг человек.

…А потом была голодная осень. И голодная зима. И еще более голодная весна. Весной посадили картошку. А осенью уже убирали с дедушкой этот спасительный урожай. До сих пор помню это великое чудо: выкапывание из земли прекрасного картофельного куста, корни которого густо облеплены картофелинами. Все картофелины — живые, напоминающие какие-то сказочные существа, с головой, туловищем, ручками и ножками. И все картофелины разные. Как люди. Я потом никогда нигде не встречал таких чудесных картофелин…

Копаем мы с дедушкой картофель. И подходит к нам Иван Зайцев. Он на год старше меня, но в детстве разница в один год очень ощутима. Иван — заводила во всех наших ребяческих делах. Хата Зайцевых недалеко от нашей. У Ивана что-то в руках. Он показывает это дедушке и говорит: «Вот я нашел самолетик». Дедушка сразу понял, что это за игрушка: «Это не самолетик, Ванечка, это — мина». Не успел дедушка что-то сделать, как Иван, испугавшись, отвернулся от нас и бросил эту страшную игрушку на землю. И взметнулся столб огня. И, может быть, за секунду до взрыва дедушка сбил меня на землю и сам упал на меня, накрыл собою. А когда прогремел взрыв, Иван повернулся к нам. Лицо его было в крови. Мне показалось, что он весь в крови. Называли его потом в деревне — Иван Косой. Осколками мины у него был выбит глаз, один осколок пробил легкое, другой задел внутренние органы; и много было мелких ран на теле.

…Читаю журнал «Экология и жизнь» (№ 5, 2002 г.): «По оценкам экспертов, на всей планете в земле лежит более 100 миллионов противопехотных мин» (стр.64). А сколько мин взорвалось! И за каждой миной я вижу мальчишку, похожего на Ивана Косого. А те, кто начиняет минами землю, — детоненавистники, детоубийцы!

 

Рассказ не последний

И началась мирная жизнь. Но не была она мирной. Взрывались на минах коровы, подрывались трактора. Война продолжалась. Она продолжалась и в наших детских играх. Мы находили много боевых патронов. Любимым занятием было: разжечь костер, быстро побросать в костер патроны и быстро укрыться, залечь за бугорок. И с замиранием сердца слышать выстрелы и свист пуль. Как на войне. Много было оставлено везде линейного пороха. Мы заворачивали его в бумагу, скрепляли и поджигали один конец. Получалась маленькая ракета — змея, она непредсказуемыми путями летала по воздуху, шлепалась на землю, снова взлетала, а мы от нее уворачивались.

А самодельные пистолеты! Примитивные, деревянные. Спусковой крючок — резинка, ударный боек-гвоздь. Один из таких пистолетов взорвался в руках моего дружка.

Но самая большая трагедия случилась летом, перед тем, как Ваня Зайцев нашел мину. Мальчишки нашли в одном из больших логов склад со снарядами. Взрослым об этом не сказали. Кому-то пришла в голову идея свинтить со всех снарядов головки, ссыпать порох в одну кучу и поджечь. Дело было под вечер. Я поливал нижний огород, торопился, чтобы бежать играть к ребятам. И вдруг раздался мощный взрыв из того лога, где мальчишки возились со снарядами. Вся деревня бросилась туда… В живых из мальчишек никого не было, родные собирали своих по кусочкам, узнавая по каким-то приметам. Погиб в этом логу и мой двоюродный брат…

Когда писал это, по радио прозвучало сообщение: ребята нашли боевую гранату, она взорвалась, два мальчика убито, восемь ранено. Война продолжается. Чего больше всего произвел человек на земле? Хлеба, картофеля, яблок, ботинок, шапок? Больше всего на земле оружия, самого разнообразного — от газовых пистолетов до все более новейших образцов оружия массового поражения. Еще в 60-е годы XX века была озвучена такая цифра: на земле накоплено столько оружия, что им можно поразить все живое на планете 10 раз. А сколько же сейчас?..

Зайдите в детские магазины, чего там больше всего из игрушек? Оружия! Война продолжается! Любая война — это война против детства. Невольно вспоминаются два фильма великого американского режиссера Стенли Крамера: «Этот безумный, безумный, безумный мир» и «На последнем берегу».

 

Яблоки

Но детство — всегда детство. Детству свойственна радость. Ребенку дарят радость, или он сам ее находит, придумывает, или радость сама находит ребенка. И в нашем военном детстве были, конечно, свои радости, маленькие и большие. Рассказом об одной такой радости я и закончу мою маленькую повесть…

В первый год после возвращения с Украины мы сильно бедствовали. Просто нищенствовали. Ходили с бабушкой по окрестным деревням, ближним и дальним городам и просили милостыню. Много мы исходили. Много памятного осталось в сердце. Но одно запечатлелось особенно, запомнилось навсегда. После нескольких неудачных наших походов надумала бабушка идти просить милостыню в соседнюю Брянскую область. Там в одном из сел жила ее давняя хорошая подруга.

Вышли рано утром. И к обеду пришли в то село. Встретила нас бабушкина подруга радушно. Накормила супом. Это была большая радость — поесть настоящего супа, о котором я что-то слышал, но вкуса не знал… Однако самая большая радость была впереди. После обеда меня и внучку бабушкиной подруги отправили во двор, играть в саду. Сад был большой. И много было в саду яблонь. Казалось, что все небо было заполнено яблоками. Поражала красота этих яблок, были они как волшебные, с разными оттенками румянца на боках. Девочка была моих годков, какая-то необыкновенно чистенькая, легкая, воздушная. От нее исходило какое-то тепло и доброта. Это было так ново после наших с бабушкой многомесячных унизительных скитаний в поисках куска хлеба.

…Не помню, что мы делали в этом райском саду, во что мы играли. Только очень хорошо помню чувство счастья. И хотелось, чтобы оно не кончалось… А когда мы уходили из этого гостеприимного дома, девочка набрала нам в котомку яблок, этих самых, райских яблок. Я нес эту котомку с яблоками как самую большую драгоценность и тайну.

Дома я сложил яблоки в большой ящик из-под патронов. По несколько раз в день открывал волшебный ящик и любовался яблоками. И все видел перед собой эту девочку. Я так и не съел ни одного яблока, даже подумать не мог, что такие яблоки можно есть.

 

©В.А.Жилкин

 

© С.В.Кочевых, 2011

На страницах прозаических произведений мы находим своеобразную летопись войны, достоверно передававшую все этапы великой битвы советского народа с гитлеровским фашизмом.

Русская литература стала литературой одной темы – темы войны, темы Родины. Писатели дышали единым дыханием с борющимся народом и чувствовали себя “окопными поэтами”, а вся литература в целом, про выражению А. Толстого, была “голосом героической души народа”.

Советская литература военного времени была многопроблемной и многожанровой. Стихотворения, очерки, рассказы, пьесы, поэмы, романы создавались нашими писателями в годы войны.

Опираясь на героические традиции русской и советской литературы, проза времен Великой Отечественной войны достигла больших творческих вершин.

Для прозы военных лет характерны усиление романтических и лирических элементов, широкое использование художниками декламационных и песенных интонаций, ораторских оборотов, обращение к таким поэтическим средствам, как аллегория, символ, метафора.

Традиции литературы Великой Отечественной войны – это фундамент творческих поисков современной советской прозы. Без этих традиций, в основе которых лежит ясное понимание решающей роли народных масс в войне, их героизма и беззаветной преданности Родине, невозможны были бы успехи, которые достигнуты советской “военной” прозой сегодня.

Свое дальнейшее развитие проза о Великой Отечественной войне получила в первые послевоенные годы. Продолжал работу над романом “Они сражались за Родину” Шолохов. Появились в первое послевоенное десятилетие и ряд произведений, над которыми плодотворно работали такие писатели, как Симонов, Коновалов, Стаднюк, Чаковский, Авижюс, Шамякин, Бондарев, Астафьев, Быков, Васильев.

Значительных успехов военная проза достигла на современном этапе своего развития.

Большой вклад в развитие советской военной прозы внесли писатели так называемой “второй войны”, писатели-фронтовики, вступившие в большую литературу в конце 50-х – начале 60-х годов. Это такие прозаики, как Бондарев, Быков, Ананьев, Бакланов, Гончаров, Богомолов, Курочкин, Астафьев.

В творчестве писателей-фронтовиков, в их произведениях 50-60-х годов, по сравнению с книгами предшествующего десятилетия усиливался трагический акцент в изображении войны.

Война в изображении прозаиков-фронтовиков – это не только и даже не сколько эффектные героические подвиги, выдающиеся поступки, сколько утомительный каждодневный труд, труд тяжелый, кровавый, но жизненно необходимый. И именно в этом каждодневном труде и…видели советского человека писатели “второй войны”.

Тема Великой Отечественной войны – вообще центральная в творчестве Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий Константина Михайловича Симонова (выезжал в качестве корреспондента в места боев).

Военная документалистика и аналитика

Свидетель и участник грандиозных событий, он почти все свои произведения посвятил событиям военного времени. Сам Симонов отмечал, что почти все, что им создано, “связано с Великой Отечественной войной” и что он “до сих пор был и продолжает оставаться военным писателем”.

Симонов создал стихотворения, вписавшие его имя в историю поэзии Великой Отечественной войны. Его перу принадлежат пьесы о войне, о себе он говорит так: “Я сам себя ощущаю прозаиком. Все главное в моей работе много лет уже связано с прозой.”

Проза Симонова многогранна и разнообразна по жанрам. Очерки и публицистика, рассказы и повести, роман “Товарищи по оружию”, трилогия “Живые и мертвые” – все говорит о ключевых моментах Великой Отечественной войны, в которых проявились мужество нашего народа, жизнестойкость государства.

Общая тенденция нашей военной прозы к более широкому и более объективному изображению Великой Отечественной войны сказалась и на творчестве писателей “второй волны”, многие из которых пришли к мысли о том, что сегодня писать о войне с позиции взводного или ротного командира уже не достаточно, что надо охватывать более широкую панораму событий.

Дистанция времени, помогая писателям-фронтовикам увидеть картину войны гораздо яснее и в большем объеме, когда появились первые их произведения, была одной из причин, обусловивших эволюцию их творческого подхода к военной теме.

Прозаики, с одной стороны, использовали свой военный опыт, а с другой – опыт художественный, позволивший им успешно реализовать свои творческие замыслы.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что развитие прозы о Великой Отечественной войне со всей очевидностью показывает, что в кругу основных ее проблем главной, стоящей на протяжении более чем сорока лет в центре творческого поиска наших писателей, являлась и является проблема героизма. Особенно заметно это в творчестве писателей-фронтовиков, крупным планом показавших в своих произведениях героизм наших людей, стойкость солдат.

(1 оценок, среднее: 5.00 из 5)
Loading…

Топ художественных книг о войне 1941-1945

Прочитали: 20694

В преддверии 9 мая, Дня Великой Победы, NL хочет предложить своим читателям не только почтить память войнов, отстоявших настоящее и спасших будущее нашей страны, но и узнать немного больше о тех трагических и героических временах и судьбах.

Эти 10 замечательных книг о войне 1941-1945 годов,  помогут узнать о страшных событиях больше, чем многие фильмы.

Роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» по жанру относят к военной прозе. Но война – это не только фронт, где стреляют, бомбят, и идет в атаку пехота. Война это еще и берег Оби в Сибири, карантин, куда собрали новобранцев перед отправкой на фронт. Собрали «с миру по нитке» бывших крестьян и старообрядцев, блатняков и просто шпану, – призыв 1924 года рождения.

Полуголодное, плохо одетое мерзнущее и больное разношерстное воинство в промозгших землянках со сгнившими полами, – не то армия, не то зона. Командный состав карантина тоже собран с бору по сосенке и малопригоден к управлению этим не то человечьим стадом, не то волчьей стаей.

Книга «Воспоминания о войне» Николая Никулина, была составлена автором для того, чтобы освободиться от гнетущих тяжелых воспоминаний, в которых преобладали «мерзость, муть и свинство». Никулин рассуждает о том, что война – это самая большая подлость, когда-либо придуманная человечеством, а армия – лишь только орудие убийства, инструмент, созданный для того, чтобы вершить зло. Там, где есть война, – нет места справедливости. Любая битва бесчеловечна.

Рассказ "Судьба человека" — о несгибаемой воле и силе духа  человека, о высокой философии жизни, о любви к миру. Автор рассказывает о  солдате, которого война подвергла страшным испытаниям, лишила дома и семьи, бросила в концлагерь. Но судьба не сломила его дух — он выжил, отстоял свое право быть человеком, сохранил способность любить…

Жизнь на грани детства прекрасна и удивительна. Можно мечтать о том, как будет закончена школа, как к уже имеющейся фотографии, сделанной после окончания 7 класса, будет добавлен еще один фотодокумент, свидетельствующий об окончании 10-го класса…

Но избитая фраза о том, что жизнь вносит свои коррективы, как всегда оказывается права: из 45 сегодняшних семиклассников в живых останется только 19. Почему? Об этом рассказывает книга Васильева «Завтра была война…»

Как фронтовой писатель Александр Бек стал одной из важнейших литературных фигур еще в 1940-х гг., в чем немалую роль сыграло появление на свет повести «Волоколамское шоссе» – она обрела большую популярность среди обычных читателей, а кроме того, среди солдат, героев-освободителей, которые носили книгу при себе в самые трудные минуты войны.

До сих пор все желающие могут почерпнуть из данной истории много интересного и животрепещущего о тех тяжелых временах. Кстати, произведение «Волоколамское шоссе» признали достойным образцом художественной прозы не только соотечественники, но и зарубежные читатели и критики.

В своем блестящем произведении «Сестра печали» талантливейший писатель Вадим Шефнер повествует о войне, о том, как вчерашние беспризорники стали освободителями Отечества, об их взрослении и реальных переживаниях.

В центре внимания – обреченный град на Неве. Внутренний мир жителей блокадного Ленинграда предстает перед читателем как огромная правда о большом горе. Не только в книге Шефнера, но еще в Библии сказано, что война – сестра печали, и этот отсыл к священной книге придает произведению особый смысл. Кстати, книга во многом автобиографична.

Действие повести Бориса Васильева «В списках не значился» разворачивается в начале Великой Отечественной Войны в осажденной немецкими захватчиками Брестской крепости. Главный герой — Николай Плужников – попадает в крепость, отделившую мир от войны. На рассвете начался бой, который длился девять месяцев. Сознание своего долга перед родиной побудили Плужникова биться до конца.

Он стоял насмерть и вышел к врагам лишь тогда, когда узнал, что немцы разбиты под Москвой. «Крепость не пала: она просто истекла кровью. Я – последняя ее капля», — говорит главный герой.

Война соединила судьбы героев книги Василя Быкова «Альпийская баллада» итальянки Джулии и белоруса Ивана. Соединила всего на три коротких дня. Двое бежавших из концлагеря людей прячутся, скрываются от преследователей, и совершенно неожиданно для себя самих влюбляются.

Ретроспективно и вперемешку в романе разворачиваются картины прошлого. Окоп под Харьковом, где Иван с еще несколькими солдатами остался прикрывать отступающие войска, плен и первый побег, поимка беглеца. И совершенно спонтанный, не планировавшийся второй побег на волне дикой ярости. И вот теперь рядом с ним эта белозубая итальянка с ее веселой улыбкой.

Это произведение Юрия Бондарева затрагивает тему войны мирных дней, охватывает социально-философские идеи, проблему поиска человеком сея, своего истинного «я».

Главный персонаж романа «Берег» – человек, который выжил в тылу страшной войны стал мудрее, набрался опыта. Теперь, в мирное время, он страдает от нелегких мыслей о вечных проблемах бытия, которые в нем породила война.

Результаты поиска по запросу: "документальные книги вов читать онлайн бесплатно"

Главным же "наследством" того времени остается любовь, толчком к пробуждению которой стала нежданная встреча главного героя романа с той, которая не смогла его забыть.

История — повесть Владимира Богомолова "Иван". Эта история трагическая и беспощадная в своей обнаженной правдивости. Это история отважного мальчика-разведчика, который исполняет свой долг и гибнет от рук фашистов.

В 1962 году известный режиссер Андрей Тарковский снял знаменитую экранизацию повести — фильм "Иваново детство".

По материалам: books.imhonet.ru

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *