После лекции А. Н. Ужанкова. Впечатления

Юрий Анников 2

Телеканал «Культура» в будние дни по вечерам в цикле передач «Академия» предоставляет слово учёным разных разделов науки.
Мы с вами в большинстве, как говориться, находимся «в сторонке» от этих «высоких» интересов. Но если лекции публичные, а язык академиков ДОСТУПНЫЙ, почему бы не послушать их?! Приподнимаясь, пусть лишь слегка, над обыденностью?!
28 и 29 марта Александр Николаевич Ужанков рассказывал о «Слове о полку Игореве».
Было сомнение: а интересны ли мне специальные литературоведческие вопросы?
Но язык был доступный, лекция – увлекла. И вот что я понял.

Оказывается, «Слово» — провозглашает «нелепостью» лишь перечислять исторические события. Важнее, предлагает Оно – ОСМЫСЛИТЬ жизнь с высоты этих событий!
Но в те древние времена наши предки делали это осмысление НЕ так, чтобы «ум за разум заходил»!

УЖАНКОВ – РЕАЛЬНО КРУТОЙ УЧЁНЫЙ

А так, как делал Баян — величественно, проникая в сердца и души!

Автор «Слова» (по предположениям А.Н. Ужанкова), был один из полутора десятков взятых в плен после разгрома пятитысячной дружины Игоря. А кого тогда брали в плен, ожидая выкупа? Князя и его приближённых. Так что автор «Слова» с большой вероятностью — человек по тем временам образованный. На момент написания своего произведения, очевидно, монах. И – как теперь мы убеждаемся, — древний русский Поэт, понимающий своё предназначение «глаголом жечь сердца людей».
Поэтическая образность изложения – величественна! Она постоянно обращается к теме затмения солнца, связывая это предзнаменование с затмением разума вождя, отошедшего от светлых устремлений силы во имя защиты своего народа. Поход Игоря, оказывается, был завоевательный, «с тёмными» целями! Мало того, у Игоря это было не впервые. Он ходил в поход и на соседних соплеменников.
Мог ли Поэт – автор «Слова», переживший трагедию гибели дружины и своего чудесного исцеления не думать обо всём этом? И не заставить свой народ ОСМЫСЛИТЬ жизнь с высоты этих событий!

Но он – человек своего времени – не мог делать это без опоры на общечеловеческую мудрость, изложенную в Библии! Ведь в Ней можно найти ВСЁ! Потому что в жизни всё повторяется! И вот А.Н. Ужанков обнаруживает удивительные параллели между событиями, отражёнными пророком Иеремией и событиями похода Игоря. А раз так, то читателям «Слова» его Автор советует ещё раз вникнуть в древние поучения и учесть их на будущее!
(А как мы ныне относимся к любым поучениям?!)

Интересны и замеченные Александром Николаевичем некоторые «частности», забытые современным человеком, но такие очевидные в понимании жизни наших предков. По их мнению, на жизнь мужчин, делающих «Дело», прямое влияние оказывают слёзы их жён и детей, живущих чувством! Вот почему так значим в «Слове» «плачь Ярославны». Именно только после него, к князю приходит «осветление ума», раскаяние в содеянном грехе! И только после раскаяния осуществляется его побег из плена. Из тьмы ночи в свет утра!

Интересен и сам процесс поиска ответов на разнообразные вопросы, произошедшие восемь веков назад.

После этой лекции приходит желание иметь в своей библиотеке «Слово о полку Игореве» — поэтический образец древнерусского эпоса времён Баяна. С комментариями Александра Николаевича Ужанкова!
И… сохранять интерес к лекциям других учёных в цикле передач «Академия»! Есть же выражение: «роскошь человеческого общения»!
Пусть даже неполного. Зато – с людьми высшего наполнения знанием в определённых областях!

© Copyright: Юрий Анников 2, 2012
Свидетельство о публикации №212033001301

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Юрий Анников 2

Рецензии

Написать рецензию

Действительно, жизнь прожитая народом обязана оформляться в карту его пути, где указаны испытаные ямы, а так же достигнутые высоты. Такая карта была бы полезна и поучительна для потомков. И если её осмыслить охватно, сложилась бы фонтастическая картина.

И так жаль, что не находится в разгуляе теле-радио-канализации места для классической музыки, для документального и авторского кинематографа. Лишены мы ноне пищи человеческой. По слову Данте — "Есть пища скотская, и есть человеческая. И есть люди, которую всю жизнь питаются только скотской пищей".
Скотская — им сказано образно, но наше телявидение часто и напрямую соответствует на все сто.

Юрий, с уважением…

Владимир Рысинов   17.07.2013 15:50   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Здравствуйте, Владимир!
Появилось "окошечко" между хлопотами в связи с приездом родных. Воспользуюсь.
Статью об Ужанкове Александре Николаевиче я собираюсь переделать. На сайте http://predanie.ru/audio/lekcii/Aleksander_Uzhankov/ он разместил свои лекции по истории русской литературы. Если найдёте время, прослушайте там первую «Вступительную лекцию». Мало времени — прослушайте только последние минут 15 этой лекции.
Его главная задача — дать обзорное представление об основах нашей духовной культуры и её языка. Если бы, — говорит он, такой мощный пласт духовной культуры имелся, скажем, в США, они бы прожужжали всем уши! А мы… что имеем, не храним! Слышали ли вы, Владимир, определение понятия времени? Время относится к понятиям простым, а, значит, не может быть выражено словами. А вот наши предки сумели сделать это тремя словами: Время — это выпадение из вечности! Мол, оно — время — понятие реальной жизни, а потому и… (Это из первой лекции А.Н.!) Александр Николаевич — настоящий учёный, не боящийся учиться у наших предков!! Он не "жонглирует" цитатами из Библии, чтобы заработать себе авторитет. Он сжился с древнерусской мудростью.

Юрий Анников 2   18.07.2013 09:59   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Юрий Анников 2

 

Стихи Михаила Лермонтова о любви

***

Пусть я кого-нибудь люблю:

Пусть я кого-нибудь люблю:
Любовь не красит жизнь мою.
Она как чумное пятно
На сердце, жжет, хотя темно;
Враждебной силою гоним,
Я тем живу, что смерть другим:
Живу — как неба властелин —
В прекрасном мире — но один.

***

К *** (Я не унижусь пред тобою…)

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для зблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд!- прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил,-
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец!- лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

***

Нет, не тебя так пылко я люблю

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.
Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых — уста давно немые,
В глазах — огонь угаснувших очей.

 ***

Я не хочу, чтоб свет узнал…

Я не хочу, чтоб свет узнал
Мою таинственную повесть;
Как я любил, за что страдал,
Тому судья лишь бог да совесть!..
Им сердце в чувствах даст отчет,
У них попросит сожаленья;
И пусть меня накажет тот,
Кто изобрел мои мученья;
Укор невежд, укор людей
Души высокой не печалит;
Пускай шумит волна морей,
Утес гранитный не повалит;
Его чело меж облаков,
Он двух стихий жилец угрюмый
И, кроме бури да громов,
Он никому не вверит думы…

 ***

Поцелуями прежде считал…

Поцелуями прежде считал
Я счастливую жизнь свою,
Но теперь я от счастья устал,
Но теперь никого не люблю.
И слезами когда-то считал
Я мятежную жизнь мою,
Но тогда я любил и желал —
А теперь никого не люблю!
И я счет своих лет потерял
И я крылья забвенья ловлю:
Как я сердце унесть бы им дал!
Как бы вечность им бросил мою!

 ***

Время сердцу быть в покое…

Время сердцу быть в покое
От волненья своего
С той минуты, как другое
Уж не бьется для него;
Но пускай оно трепещет —
То безумной страсти след:
Так все бурно море плещет,
Хоть над ним уж бури нет!..
Неужли ты не видала
В час разлуки роковой,
Как слеза моя блистала,
Чтоб упасть перед тобой?
Ты отвергнула с презреньем
Жертву лучшую мою,
Ты боялась сожаленьем
Воскресить любовь свою.
Но сердечного недуга
Не смогла ты утаить;
Слишком знаем мы друг друга,
Чтоб друг друга позабыть.
Так расселись под громами,
Видел я, в единый миг
Пощаженные веками
Два утеса бреговых;
Но приметно сохранила
Знаки каждая скала,
Что природа съединила,
А судьба их развела.

 ***

Она поет — и звуки тают…

Она поет — и звуки тают
Как поцелуи на устах,
Глядит — и небеса играют
В ее божественных глазах;
Идет ли — все ее движенья,
Иль молвит слово — все черты
Так полны чувства, выраженья,
Так полны дивной простоты.

 ***

Они любили друг друга так долго и нежно…

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.
Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порой видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.

***

Она была прекрасна, как мечта…

Она была прекрасна, как мечта
Ребенка под светилом южных стран;
Кто объяснит, что значит красота:
Грудь полная иль стройный, гибкий стан,
Или большие очи? — но порой
Все это не зовем мы красотой:
Уста без слов—любить никто не мог;
Взор без огня — без запаха цветок!
О небо, я клянусь, она была
Прекрасна!.. я горел, я трепетал,
Когда кудрей, сбегающих с чела,
Шелк золотой рукой своей встречал,
Я был готов упасть к ногам ее,
Отдать ей волю, жизнь, и рай, и все,
Чтоб получить один, один лишь взгляд
Из тех, которых все блаженство — яд!

***

К Л.- (У ног других не забывал…)

(Подражание Байрону)

У ног других не забывал
Я взор твоих очей;
Любя других, я лишь страдал
Любовью прежних дней;
Так память, демон-властелин,
Все будит старину,
И я твержу один, один:
Люблю, люблю одну!
Принадлежишь другому ты,
Забыт певец тобой;
С тех пор влекут меня мечты
Прочь от земли родной;
Корабль умчит меня от ней
В безвестную страну,
И повторит волна морей:
Люблю, люблю одну!
И не узнает шумный свет,
Кто нежно так любим,
Как я страдал и сколько лет
Я памятью томим;
И где бы я ни стал искать
Былую тишину,
Все сердце будет мне шептать:
Люблю, люблю одну!

***

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.

***

Ребенку

О грезах юности томим воспоминаньем,
С отрадой тайною и тайным содроганьем,
Прекрасное дитя, я на тебя смотрю…
О, если б знало ты, как я тебя люблю!
Как милы мне твои улыбки молодые,
И быстрые глаза, и кудри золотые,
И звонкий голосок!— Не правда ль, говорят,
Ты на нее похож?— Увы! года летят;
Страдания ее до срока изменили,
Но верные мечты тот образ сохранили
В груди моей; тот взор, исполненный огня,
Всегда со мной. А ты, ты любишь ли меня?
Не скучны ли тебе непрошеные ласки?
Не слишком часто ль я твои целую глазки?
Слеза моя ланит твоих не обожгла ль?
Смотри ж, не говори ни про мою печаль,
Ни вовсе обо мне…

Posts navigation

К чему? Ее, быть может,
Ребяческий рассказ рассердит иль встревожит…
Но мне ты всё поверь. Когда в вечерний час,
Пред образом с тобой заботливо склонясь,
Молитву детскую она тебе шептала,
И в знаменье креста персты твои сжимала,
И все знакомые родные имена
Ты повторял за ней,— скажи, тебя она
Ни за кого еще молиться не учила?
Бледнея, может быть, она произносила
Название, теперь забытое тобой…
Не вспоминай его… Что имя?— звук пустой!
Дай бог, чтоб для тебя оно осталось тайной.
Но если как-нибудь, когда-нибудь, случайно
Узнаешь ты его — ребяческие дни
Ты вспомни, и его, дитя, не прокляни!

Асадов  |  Рубальская  |  Ахматова  |  Бальмонт  |  Баратынский  |  Бернс  |  Блок  |  Брюсов  |  Гамзатов  |  Дельвиг  |  Друнина  |  Есенин  |  Заболоцкий  |  Лермонтов  |  Набоков  |  Пастернак  |  Плещеев  |  Полонский  |  Пушкин  |  Рождественский  |  Тютчев  |  Фет  |  Цветаева

***

Голосовые признания на телефон

***

 

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *