НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018

УДК 930.2

Шахова Елена Михайловна, к.ф.н, доцент кафедры рекламы и издательского дела Таврической академии «Крымского Федерального Университета им. В.И. Вернадского». e-mail: Shahova72@mail.ru

Тангелов Павел Игоревич, студент 2 курса факультета информационно-полиграфических технологий Таврической академии «Крымского Федерального Университета им. В.И. Вернадского». e-mail: pasha.tangelov@mail.ru

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО ДОКУМЕНТА (НА ПРИМЕРЕ «РУССКОЙ ПРАВДЫ»)

Аннотация: в статье проведено исследование первого нормативно-правового документа в Древней Руси «Русской правды» Ярослава Мудрого. Методология исследования заключается в изучении истории возникновения документа (предпосылки), его содержания, а также в выявлении значения и влияния данного свода законов на развитие нормативно-правового документа в последующих столетиях. В представленной работе предоставлены конечные результаты, в ходе которых достигнута основная цель статьи.

Ключевые слова: нормативно-правовой документ, история возникновения, Ярослав Мудрый, Древняя Русь, система штрафов, социальная структура общества, законодательная система, значение документа, тенденция развития.

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018

e-mail: pasha.tangelov@mail.ru

HISTORY OF THE ORIGIN AND DEVELOPMENT OF NORMATIVELEGAL DOCUMENT (FOR EXAMPLE, «RUSSIAN TRUTH»)

«Русская правда» — первый писаный свод законов, нормативно-правовой документ Древней Руси, который был принят в период правления князя Ярослава Мудрого. По многочисленным источникам, именно с данного сборника правовых норм и начинается развитие такого вида документов как нормативно-правовой. Исходя из этого факта, можно прийти к выводу, что данная тема является актуальной, так как изучив первый свод законов Древней Руси, мы сможем выявить причины и предпосылки возникновения такого вида документа, а также тенденции его развития.

Целью данной научной статьи является изучение истории возникновения «Русской правды», её содержания и роли в становлении нормативно-правового документа, а также выявление тенденций развития данного вида в последующие столетия.

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018 После крещения Руси создались предпосылки для письменной записи законов государства — необходимо было провести замену языческих представлений о преступлении/наказании на христианские. Долгое время таких законов никто не создавал и прописанного свода законов не существовало вообще, так как положение страны было крайне тяжелым и князьям приходилось постоянно вести войны с внешними и внутренними врагами. Поначалу, жизнь в государстве регламентировалась морально-этическими христианскими нормами, которые были отражены в церковной литературе. Также появление «Русской правды» было обусловлено переходом к государственности и изживанием норм родоплеменного строя.

При правлении князя Ярослава в стране наступил долгожданный мир и появился первый письменный свод законов, который носил название «Правда Ярослава» или «Русская правда Ярослава Мудрого». Дата создания такого закона — 1016 год. К сожалению, в первоначальном виде он не дошел до наших дней, но сохранились более поздние списки документа. Списки Русской Правды объединяются в три редакции: краткая (древнейший вариант), пространная (вторая редакция книги) и сокращённая (более поздний вариант).

В этом законодательном сборнике были предельно четко структурированы те законы и обычаи, которые были на тот момент в Древней Руси. Всего «Русская правда» состояла из тридцати пяти глав, которые содержали нормы наследственного, торгового и процессуального права, но особо выделялось гражданское и уголовное (слово «уголовный» произошло от древнерусского «головщина», что означало убийство). Источниками содержания «Русской правды» были княжеские указы, нормативно-правовые акты, а также административные документы.

Кратко рассмотрим то, какие аспекты жизни общества определял первый нормативно-правовой сборник законов Древней Руси. Начнем с системы штрафов. Согласно новому закону, штрафы выплачивались в разных денежных единицах: гривнах, кунах и других. Были введены такие виды взысканий как вира (штраф за убийство свободного человека; чем выше социальный статус ISSN: 2499-9911 3

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018 убитого, тем выше больше штраф), полувирье (штраф за тяжкое телесное повреждение), продажа (штраф за кражу). Такая система была достаточно удобной для Древней Руси, поскольку теперь был правовой документ, который жестко регулировал любые правонарушения в обществе и, в последствие, определял сумму штрафа для виновного: «Аще ли кто кого оударить батогомъ, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогомъ, или тылеснию, то 12 гривне; аще сего не постигнуть, то платити емоу, то тоу конець» .

Еще одним важным элементом «Русской правды» являлась социальная структура общества. Теперь она была четко установлена и выглядела так: низшее положение занимали смерды, холопы, рядовичи и закупы, а привилегированное положение имели княжеские кормильцы, княжеские сельские и ратайные старосты. «Русская правда» Ярослава Мудрого определяла и возможность изменения статуса человека, например, холоп мог стать свободным. Для этого ему было необходимо заплатить своему хозяину сумму, равную тому доходу, который барин мог получить от работы своего холопа.

Также одним из известных пунктов свода законов Ярослава Мудрого является допуск кровной мести. Теперь за убийство человека, убийце разрешалось мстить, но делать это могли только близкие родственники — отец, сын, брат, дядя. Если таковых не было, то убийца обязан заплатить виру в 40 гривен: «Оубьеть моужь моужа, то мьстить братоу брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братоучадоу, любо сестриноу сынови; аще не боудеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову…» .

В целом «Русская правда» составлена достаточно грамотно и регулировала практически все сферы жизни того времени. Исходя уже из нескольких вышеперечисленных пунктов первого свода законов, можно оценить значение документа и его роль в дальнейшем развитии подобного вида «ценных бумаг»:

1. Благодаря «Русской правде» Ярослава Мудрого, современный человек имеет представление о судебных процессах в Древней Руси, а также о жизненном укладе общества.

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018

2. Также, исходя из данного документа, мы имеем представление о традициях и обычаях Древней Руси.

3. И наконец, «Русская правда» это основа, опираясь на которую и составлялась вся дальнейшая законодательная система и создавались другие нормативно-правовые документы.

Таким образом, можно сделать вывод, что «Русская правда» Ярослава Мудрого — это первый письменный свод законов, который упорядочил жизнь Древней Руси и дал толчок для дальнейшего развития законодательной системы в государстве, а также появлению новых, более усовершенствованных нормативно-правовых документов. После смерти Ярослава Мудрого его потомки дополняли этот документ новыми статьями, тем самым образовав в 1072 году «Правду Ярославичей» (этот документ регулировал отношения внутри государства вплоть до периода феодальной раздробленности Руси).

Нормативно-правовой вид документа получил свое развитие с момента возникновения «Русской правды» и, несомненно, эта тенденция начала усиливаться с каждым столетием, поскольку роль такого рода «регулятора» очень важна и необходима на протяжении всего периода становления государства и последующем его развитии.

Список источников:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Кушнаренко, Н. Н. Документоведение: учебное пособие / Н. Н. Кушнаренко. — Киев: О-во «Знання», КОО, 2001. — 460 с.

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, № 7 (18) 2018

5. Щапов, Я. Н. Княжеские уставы и церковь в древней Руси. Х1-Х1У вв. : монографическое исследование / Я. Н. Щапов. — М. : «Наука», 1972. — 338 с.

УДК 94(47).02

РУССКАЯ ПРАВДА И ИСТОКИ ДРЕВНЕРУССКОГО ПРАВА

В.И. Меркулов

Авторское резюме

В настоящей статье автор предлагает принципиально новую постановку вопроса об источниках древнерусского правового кодекса — Русской Правды, анализируя исторический фон, на котором возник этот документ, и связывая его с варягами и варяжскими законами.

Ключевые слова: Русская Правда, варяги, древнерусское право, Древняя Русь.

The Russian Pravda and sources of the Old Russian right

V.I. Merkulov

Russian-german historical seminar (public and scientific project) е-mail: mail@pereformat.ru

Keywords: Russian Pravda, Varangians, Old Russian right, Ancient Russia.

Возникновение Древнерусского государства в IX в. сопровождалось формированием и утверждением особых правовых отношений.

Заложенные правовые нормы продолжали действовать и во время раздробленности — как в северорусских княжествах, так и в галицко-волынских землях, переживавших время наивысшего подъема во время правления «первого русского короля» Даниила Романовича Галицкого.

Ключевая проблематика по этой теме связана с Русской Правдой, которую справедливо считают выдающимся историко-юридическим памятником. И действительно, особое значение Русской Правды было выражено в ее широком распространении, она дошла до сегодняшних дней в десятках списков XШ-XVШ вв. Интерес ученых не ослабевал к ней с того времени, когда она была открыта и введена в научный оборот В.Н. Татищевым1. Казалось бы, после всех написанных и опубликованных исследований о Русской Правде добавить что-то принципиально новое крайне сложно.

В дореволюционной науке этим документом занимались такие выдающиеся исследователи, как И.Н. Болтин, В.О. Ключевский,

А.Е. Пресняков, В.И. Сергеевич, Г. Эверс и др. Он был переведен на польский и немецкий языки, что сделало его доступным для иностранного читателя. Собственно говоря, тогда же была заложена научная основа для последующего исследования Русской Правды. В советское время к ее изучению обратились самые видные ученые, хотя под влиянием марксистско-ленинской методологии их внимание привлекала скорее «классовая сущность» источника в свете формирования феодальных отношений в Древней Руси.

Однако, несмотря на то, что ученая полемика велась практически по всем вопросам, касающимся Русской Правды, в историографии закрепился весьма общий взгляд на происхождение этого памятника. Притом давно считается, что со времен В.Н. Татищева были решены или, по крайней мере, поставлены основные проблемы, касающиеся истории текста и содержания документа. К сожалению, это привело к тому, что в последние годы исследовательский интерес к нему заметно остыл.

Вместе с тем, вопрос о происхождении и становлении права является одним из ключевых в изучении начала государственности. Развитие правовых норм обычно идет параллельно развитию государства, определяя специфику страны и ее внутреннего уклада. Кроме того, обращение к истокам права и правовых отношений нередко позволяет определить и истоки самой государственности. На наш взгляд, одним из таких особенных и показательных документов как раз является Русская Правда.

В настоящее время под общим названием Русская Правда понимают три разновременных, но связанных между собой памятника, которые

принято называть редакциями. Наиболее ранним документом в этом корпусе является так называемая Древнейшая Правда (или Краткая Правда), которую обычно датируют первой половиной XI в. Она представляет собой сборник положений, изданных Ярославом Мудрым.

Еще В.Н. Татищев определил, что Древнейшая Правда состояла из двух частей — Правды Ярослава и Правды Ярославичей. При этом И.А. Стратонов справедливо полагал, что в изначальном тексте летописи приводилась не вся Краткая Правда, а только ее первая часть (Правда Ярослава)2. Это предположение отчасти разделил М.Н. Тихомиров, который внес серьезный вклад в изучение Русской Правды3.

По мнению М.Н. Тихомирова, Древнейшая Правда была записана в Новгороде, и ее источником академик считал новгородское обычное право4. Очень близок к Тихомирову по своим взглядам на происхождение Древнейшей Правды оказался Л.В. Черепнин5. Позднее М.Б. Свердлов справедливо рассматривал этот источник как одну из варварских Правд, сравнивая его с западноевропейскими аналогами6.

Новгородское обычное право представляло собой, по всей видимости, типичную систему норм и правил поведения, основывавшуюся на обычае. Вообще обычное право было традиционно для ранних средневековых государств Европы, став основой для формирования первых законов. Оно явилось результатом длительной общественной практики, сложившейся в той или иной среде, приобретая свою специфику под влиянием родовых обычаев.

Варяго-русское обычное право нашло прямое отражение в договорах Руси с Византией. В 911 г. князь Олег, желая «удостоверить дружбу» с византийским императором, отправил в Константинополь послов, чтобы заключить мирный договор. При этом одним из оснований для договора стало применение обычного права: «(…) Если случится какое злоумышление, урядимся так: те злодеяния, которые будут явно удостоверены (то есть при наличии свидетелей. — В.М.), пусть считаются бесспорно совершившимися; а какому злодеянию не станут верить, пусть клянется та сторона, которая домогается, чтобы злодеянию этому не верили; и когда поклянется сторона та, пусть будет наказание в меру прегрешения»7.

Некоторые примеры древнерусского обычного права можно встретить в арабских источниках.

«И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе

стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием (мечами), и чей меч острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники (обеих сторон) приходят вооруженные и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело» (Ибн-Русте)8.

«Если они поймают вора или грабителя, то они поведут его к длинному толстому дереву, привяжут ему на шею крепкую веревку и подвесят его на нем навсегда, пока он не распадается на куски от ветра и дождей» (Ибн-Фадлан)9.

Невозможно отрицать, что обычное право оказало огромное влияние на Русскую Правду, да и она сама была выражением обычного права. Несмотря на такое очевидное, казалось бы, утверждение, вопрос об источниках Русской Правды стал одним из основных в дискуссии вокруг этого документа.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Со времен В.Н. Татищева и И.Н. Болтина в историографии бытовало мнение, что правовые нормы, ставшие основой Русской Правды, сформировались в древнейший период истории Руси, то есть до X в.

Советский историк А.А. Зимин высказал предположение, что нормы Русской Правды существовали в обычном праве и были отражены в Законе Русском уже в первой половине X в. В то же время он уточнял, что «вопрос о существовании письменных законов русских в начале Х в. остается спорным»10.

М.Б. Свердлов напрямую связывал Русскую Правду с Законом Русским и в соответствии с этим конкретизировал состав статей. При этом он проанализировал не только нормы Закона Русского, Краткой редакции Русской Правды, Пространной редакции Русской Правды, но и нормы других варварских Правд11.

Под влиянием положений норманнской теории, отождествившей понятия «варяжский» и «скандинавский», некоторые историки стали понимать под Законом Русским скандинавское право. Но С.В. Юшков стремился показать «решительную необоснованность» исторических концепций о «влиянии иноземного права на Русскую Правду»12. Однако вряд ли можно считать «наиболее ярким проявлением норманизма» (как он писал) взгляды некоторых историков о близости северноевропейских законов.

Струбе де Пьермонт в «Слове о начале и переменах Российских законов», например, писал о сходстве между древнерусскими законами и древними законами Дании и Швеции13. Другое дело, что его выводы основывались на простом сравнении статей Русской Правды со статьями датских и шведских законов, что, конечно, само по себе не позволяет считать их источниками Русской Правды. При этом необходимо учитывать, что северноевропейские законы были

созданы народами одного культурного круга, близких традиций и обычаев, чем объясняется возникновение и применение сходных законов.

Вместе с тем, некоторые авторы не избежали соблазна трактовать известные сходства без взвешенной научной аргументации. Наиболее популярными в историографии стали взгляды о влиянии на Русскую Правду законодательств Дании и Швеции. Этой точки зрения придерживались Н.М. Карамзин, А.Е. Пресняков, Е.Ф. Карский и др. Их доводы также основывались главным образом на сравнении статей Русской Правды со статьями датских и шведских законов. Хотя в науке уже отмечалось, что такие «норманисты», как С.М. Соловьев и

В.О. Ключевский, не поддерживали данную точку зрения.

Немецкий славист Л.К. Гётц, полагая, что нормы, отраженные в Русской Правде, существовали уже в VNMX вв., считал, что большое влияние на нее оказала франкская Салическая Правда. Ее влияние он стремился связать с появлением варягов на Руси14. Точку зрения Гётца справедливо критиковал С.В. Юшков, отмечая, что в то время, когда создавались нормы Русской Правды, Салическая Правда была забыта даже в тех областях, где она когда-то применялась в качестве действующего источника права15.

Но С.В. Юшков не усомнился в правомерности самой идеи связывать Салическую Правду с варягами. Впрочем, с их появлением в Новгороде и в других севернорусских городах и возникновением Русской Правды было бы логичнее усматривать влияние на древнерусское право не франкской Салической Правды, а неких собственно варяжских законов. Приведенное указание М.Н. Тихомирова на новгородское происхождение документа представляется при этом весьма существенным. Иными словами, правовым предшественником Русский Правды мог выступать свод варяжских законов — более древний документ, который условно можно назвать «Варяжской Правдой».

При этом, что очевидно, простого сравнительного анализа положений Русской Правды с положениями других средневековых варварских Правд совершенно недостаточно, это не приводит к решению поставленного вопроса об источниках. При исследовании источников Русской Правды необходимо учитывать весь исторический фон, на котором происходило зарождение древнерусского права. В этой связи большое значение приобретают сообщения о варягах как таковых, а также современные исследования, результаты которых позволяют уверенно связывать летописных варягов с южным побережьем Балтийского моря16. Не случайно академик В.Л. Янин, который более пятидесяти лет вел археологические раскопки в

Новгороде, высказался об этом довольно определенно: «Решено было отправить послов к Рюрику, к тем варягам, которые называли себя русью. Проживали они на территории Южной Балтики, Северной Польши и Северной Германии. Наши пращуры призвали князя оттуда, откуда многие из них и сами были родом. Можно сказать, они обратились за помощью к дальним родственникам»17.

Интересное сообщение содержится в «Повести временных лет». Не вдаваясь в подробности о происхождении варягов, летописец достаточно определенно указывает их географическое местоположение: «…по томоу же морю седят къ западоу до земля Агляньскии». То есть варяги населяли побережье Балтийского моря вплоть «до земли Агляньской» на западе. Тем самым летописец представил довольно точную локализацию. Самая западная оконечность побережья Балтийского моря — это историческая область Ангельн в сегодняшнем Шлезвиг-Гольштейне, бывшая прародиной племени англов, откуда они в свое время переселились в Британию. Совсем рядом, тоже на Балтийском побережье, располагается другая историческая область — Вагрия ^адгіеп, Waierlaпd, Wagerland), которая на западе как раз граничит с областью Ангельн. Это максимально точное географическое совпадение с описанием «Повести временных лет». Поэтому, на наш взгляд, Вагрия в восточном Гольштейне является наиболее реальным претендентом, чтобы считаться прародиной летописных варягов. Поблизости также фиксируются «русская» топонимика — например деревня Russow, которая впервые упоминается в источниках в XIII в. в связи с церковной историей соседней земли Мекленбург — Передняя Померания (это было как раз время христианизации славян-вендов), а также топонимы с корнем вар- в Гольштейне и Мекленбурге.

Еще в начале нашей эры римский историк Тацит писал, что побережье Балтийского моря населяют апдііі, а рядом с ними -уагіпі. По всей видимости, их же мы встречаем у других античных и средневековых авторов: уагіппае у Плиния Старшего, уагпі у Прокопия, waari или wari у Видукинда, waari у Саксонского анналиста, wari у Титмара. В немецкой письменной традиции они именовались Wagrier, т. е. вагры.

Впрочем, форма waigri впервые встречается у хрониста Адама Бременского в XI в., вслед за которым Гельмольд использует написание wagiri (реже — wairi), упоминая это племя наряду с ободритами и другими балтийскими славянами. При этом первый употребляет также форму wairis, которая близка к формам уагіпі, wari в других исторических источниках.

Можно ли связывать варинов ^гірі) с варягами древнерусских летописей? Это вопрос специального лингвистического исследования.

Вероятно, что при утрате носовых гласных в языке восточных славян получилось древнерусское «варязи» через промежуточную форму wari. Возможно, преобразование произошло через суффикс -ing, как в случае jatving — ятвяг, или у других балтийских славян: polabingi (также polabi) или smeldingi. Это могло быть связано с некоторыми языковыми особенностями. Например, у кашубов, одного из западнославянских народов, сохранилась балтская форма kuling вместо славянской кулик. Однако точное летописное указание на местоположение варягов в области Вагрия в восточном Гольштейне свидетельствует в пользу тождества varini = wari = варяги. И этот исторический факт непременно должны учитывать лингвисты.

Традиция связывать варягов с гольштейнской Вагрией была хорошо известна у средневековых немецких авторов. Сигизмунд Герберштейн в своём труде «Rerum Moscoviticarum Commentarii» (1549) писал: «Если принять во внимание, что они ( т. е. русские. — В.М.) сами именуют Варяжским море Балтийское и то, которое отделяет от Швеции Пруссию и Ливонию, а затем и часть их собственных владений, то я лично полагал, что князья их были, по соседству, или шведы, или датчане, или пруссы. Далее, по-видимому, славнейший некогда город и область вандалов, Вагрия, была погранична с Любеком и Голштинским герцогством, и то море, которое называется Балтийским, получило, по мнению некоторых, название от этой Вагрии, и при том само оно и тот залив, который отделяет Германию от Дании, равно как Пруссию, Ливонию и, наконец, приморскую часть Московского государства от Швеции, и доселе еще удерживает у русских свое название, именуясь Варецкое море, т. е. Варяжское море. Сверх того, вандалы в то же время были могущественны, употребляли, наконец, русский язык и имели русские обычаи и религию. На основании этого мне представляется, что русские вызвали своих князей скорее от вагрийцев, или варягов, чем вручили власть иностранцам, разнящимся с ними верою, обычаями и языком»18.

Позднее аналогичной точки зрения придерживался выдающийся немецкий ученый, основатель и первый президент Берлинской Академии наук Готфрид Вильгельм Лейбниц. В одном позднем письме Лейбниц высказал свое мнение о происхождении варягов. Он полагал, что Рюрик имел датские корни, потому что это имя часто встречается в Скандинавии, тогда как у славян не употребляется. Но Рюрик пришел в Россию не из Дании, а из Вагрии, области около Любека, населенной славянами. Эта Вагрия многократно завоевывалась данами и норманнами. А у русских от Вагрии произошли варяги19. Таким образом, идея связывать древнерусских варягов с гольштейнской Вагрией имеет давние традиции.

В целом, общий исторический фон, на котором появилась Русская Правда, представляется следующим образом. Во-первых, есть основания связывать происхождение этого законодательного памятника с Новгородом и варягами. Во-вторых, наиболее вероятная трактовка летописного сообщения относит варягов в южнобалтийский регион, а именно в область Вагрия, граничащую с областью Ангельн. И эти обстоятельства открывают принципиально новые перспективы для изучения источников Русской Правды уже в контексте истории и становления права на Южной Балтике. Как ни странно, до сих пор в историографии таким образом вопрос не ставился, несмотря на огромное количество трудов и широкие дискуссии вокруг Русской Правды (причем историографическая традиция связывать самих варягов с Южной Балтикой хорошо известна).

Новгородская IV летопись дает пусть и позднее, но весьма важное уточнение к легенде о призвании варягов-руси: «Избрашася от Немецъ три браты с роды своими, и пояша съ собою дроужину многоу. И пришедъ стареишиною Рюрикъ седе в Новегороди, а Синеоусъ, брат Рюриковъ, на Белиозере, а Труворъ вы Изборьсце; и начаша воевати всюды. Отъ техъ Варягъ находницехъ прозвашася Роусь, и отъ техъ словеть Роуская земля; и суть Новгородстии людие и до дняшнего дни отъ рода Варяжеска»20.

По всей видимости, переселение с южного и юго-восточного берегов Балтийского моря в Приильменье и Приладожье происходило на протяжении нескольких столетий, как минимум, со времени Рюрика. Оно стало завершаться лишь к тому моменту, когда крестоносцы полностью захватили Померанию и Пруссию. Изначально в новгородском делопроизводстве применяется термин «варяги». Позднее выходцы с южной Балтики получали прозвище «из немец», указывавшее на выселение из земель, колонизированных «немцами», или «из прус» (по названию области), которое сохранилось даже после немецкого завоевания.

Наконец, летописные свидетельства хорошо сочетаются со сведениями, которые были известны немецкой историографии. Это особенно ценно тем, что данные немецких средневековых авторов были почерпнуты из неких источников, не связанных с древнерусским летописанием, которое стало известно на Западе только в XVIII в. благодаря переводам Г.Ф. Миллера21. В некоторых генеалогиях князь Рюрик указывается выходцем из династии вендо-ободритских правителей, сыном князя Годлава (Годлиба или Годелайба), убитого данами в 808 г. в Рерике, и внуком короля Витислава22. Впоследствии серьезный мекленбургский историк Матиус Иоанн фон Бэр обобщал сведения, по которым у короля Витислава был сын Годелайв, у

которого в свою очередь был сын Рюрик, основавший Новгород и ставший русским великим князем23. Сам Витислав известен по франкским хроникам. Он был союзником франкского императора Карла Великого: «795… (Карлу) было неожиданно сообщено, что король ободритов Витцин при переходе через Эльбу попал в расставленные саксами ловушки и был ими убит. Это деяние словно придало некий стимул намерению короля быстрее одолеть саксов и сильнее возбудило в ненависти к нечестивому народу»24.

Непосредственно подходим к нашей теме. В начале IX в. Карл Великий утвердил единый закон, получивший название Правды англов и варинов (Lex Angliorum et Verinorum). Кажется, данный документ максимально подходит на роль собственно варяжского правового кодекса, нормы которого варяги могли позднее перенести на Русь. Некоторые историки догадывались и ранее об этом: «Содержание сих законов одинаково; и если сравнивать Leges Anglorum et Verinorum, о коих упоминает Виарда в своей Истории Восточной Фрисландии, тогда бы открылось в оных еще больше сходства с древними российскими законами, кои собраны Ярославом Владимировичем»25.

В первой половине XIX в. историк и филолог Степан Васильевич Руссов (1768-1842) перевел и опубликовал сами тексты «Варяжских законов», о которых «ученые уже давно упоминая., кажется, сомневались в возможности отыскать их»26. С.В. Руссов не слишком хорошо известен в историографии, и его труды, безусловно, еще нуждаются в изучении. Но его основная заслуга, на наш взгляд, состоит именно в первой публикации «Варяжских законов», которые он привел с краткими комментариями.

Данный документ известен также под названием «Lex Thuringorum» (Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum). Соотношение Правды с турингами и Тюрингией — это отдельный вопрос, оставим пока его за рамками настоящей статьи. Ограничимся лишь кратким замечанием о том, что Тюрингенская марка входила в состав государства Карла Великого и на её территории известен загадочный «русский» след27. В Советской исторической энциклопедии указывалось, что «Lex Thuringorum. представляет собой запись обычного права англов и варнов — предшественников тюрингов (первоначально наз. «Lex Angliorum et Werinorum»)»28.

Источник существует в двух списках: первый — в составе рукописи Корвейского монастыря середины X в. под названием «Lex Thuringorum», второй — в издании гуманиста Герольда 1557 г. под названием «Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum». Критический анализ показывает, что текст из публикации Герольда

восходит к некоему иному первоисточнику, нежели корвейская рукопись29. Первую часть документа иногда называют Judicia Vulemarus по фразе из текста <^аес judicia Vulemarus dictauit», т. е. «сии права издал Вулимар» (в переводе Руссова). Сам С.В. Руссов в комментарии указывал, что «Вулимер есть король вандальский, см. выписку Гроция»30, имея в виду, вероятно, его «Историю готов, вандалов и лангобардов»31.

Благодаря удачным войнам Карл Великий расширил границы Франкского королевства, включив в его состав многие племена. Соответственно, перед ним встали задачи укрепления военной организации, административной централизации и подчинения обширных и разноплеменных территорий единым законам либо законам, адаптированным к франкскому праву. В частности, Карл повелел привести в соответствие и утвердить многие правовые нормы. В конце VIII — начале IX в. появилась не только Правда англов и варинов, но и Саксонская и Фризская правды. Считается, что Правда англов и варинов относится к 802-803 гг., то есть ко времени, предшествовавшему варяжской колонизации в восточнославянские земли. Естественно, эта Варяжская Правда могла быть правовым регулятором не только в собственно варяжской среде, но и оказать влияние на всё древнерусское право, выразившееся со временем в Русской Правде.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кажется, именно на этот источник должно быть обращено самое пристальное внимание ученых в связи с определением источников Русской Правды и с изучением древнерусского права в целом. Но это уже предмет дальнейших исследований. Настоящая статья только указывает направление, в котором их следует продолжить. Таким образом, известные наработки и выводы предшествующих историков по источникам Русской Правды могут существенно корректироваться и дополняться новыми обстоятельствами.

ЛИТЕРАТУРА

1. В.Н. Татищев подготовил текст Русской Правды к печати в 1738 г., однако издание увидело свет значительно позже: Законы древние русские, для пользы всех любомудрых, собранные и несколько истолкованные тайным советником Васильем Татищевым 1738 г. / Продолжение Древней Российской Вифлиофики. Ч. 1. СПб., 1786.

2. Стратонов И.А. К вопросу о составе и происхождении краткой редакции Русской Правды // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Казань, 1920. Т. XXX. Вып. 4. С. 385-494.

3. Тихомиров М.Н. Исследование о Русской Правде. М.; Л., 1941. С. 40.

4. Ibid. С. 56.

5. Черепнин Л.В. // Исторический журнал. 1941. № 3. С. 131-137.

7. Откуда есть пошла русская земля. Кн. 2. М., 1986. С. 488. См. также: Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980.

8. Ibid. С. 567.

9. Ibid. С. 571.

10. ЗиминА.А. Правда Русская. М., 1999. С. 70.

11. Свердлов М.Б. От Закона Русского к Русской Правде. М., 1988.

12. Юшков С.В. Русская Правда. М., 2002. С. 352.

13. Strube de Pyrmont. Discours sur l’origine et les changements des lois Russiennes. St.P, 1756.

14. GotzL.K. Das Russische Recht. Bd. I. Stuttgart, 1910. S. 126, 150, 174-175.

15. Юшков С.В. Op. cit. С. 356.

17. Бабиченко Д. Фундамент империи // Итоги. 2007. № 38. С. 24.

18. Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб., 1908. С. 4.

19. Guerrier W. Leibniz in seinen Beziehungen zu Russland und Peter dem Grossen. St.Petersburg-Leipzig, 1873. S. 95-96.

20. Полное собрание русских летописей. Т. IV. Ч. 1. М., 2000. С. 11.

23. Beehr M.J. Rerum Meclenburgicarum. Leipzig, 1741. S. 30-31.

25. Рустрингия. Первоначальное отечество первого Российского великого князя Рюрика и братьев его. Исторический опыт Германа Фридриха Голлмана. М., 1819. С. 26.

26. Руссов С. Варяжские законы с российским переводом и краткими замечаниями. СПб., 1824. Автор благодарит директора Государственной публичной исторической библиотеки М.Д. Афанасьева за содействие в получении копии оригинального издания этой книги.

27. Меркулов В.И. Ройсс, или «Русская земля» // Родина. 2013. № 1. С. 106-108.

28. Советская историческая энциклопедия. Т. 14. М., 1973. С. 625.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Руссов С. Варяжские законы… С. 14.

Beehr M.J. Rerum Meclenburgicarum , Lipsiae, 1741 .

Gotz L.K. Das Russische Recht , Bd. I, Stuttgart, 1910 .

Babichenko D. Fundament imperii , Itogi, 2007, Nr 38 .

Zimin A.A. Pravda Russkaya , M., 1999 .

Merkulov V.I. Reuss ili «Russkaya zemlya» , Rodina, 2013, Nr 1, pp. 106-108 .

SaharovA.N. Diplomatiya Drevney Rusi , M., 1980 .

Sverdlov M.B. Ot Zakona Russkogo k Russkoy Pravde , M., 1988 .

Sovetskaya istoricheskaya entsiklopediya , vol. 14, M., 1973 .

TihomirovM.N. IssLedovanie o Russkoy Pravde , M.; L., 1941 .

Yushkov S.V Russkaya Pravda , M., 2002 .

Меркулов Всеволод Игоревич — кандидат исторических наук, координатор общественно-научного проекта «Российско-немецкий исторический семинар».

Подписка

На международный исторический журнал

объявлена подписка в Республике Молдова

Журнал выходит четыре раза в год

Подписаться на журнал можно в любом отделении связи Республики Молдова Отдельные номера журнала можно приобрести в Общественной ассоциации «Русь»

(тел. для справок (+373 22) 28-75-59)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Русская Правда – это сборник правовых норм, возникший в Киевской Руси во время княжения Ярослава Мудрого, является одним из основных письменных источников русского права. Нормативно-правовые акты, принимаемые князьями, назывались, как правило, «правда», «устав», «покон». Русская Правда – памятник светского права. Она включает в себя нормы различных отраслей, но основное число норм посвящено уголовному и процессуальному праву, а также проблемам взаимоотношения церкви и государства (в частности закрепление пожалованных церкви льгот).

Ярослав Мудрый. Реконструкция М. М. Герасимова

Летописная легенда, зафиксированная в Новгородской I летописи младшего извода, под 1016 годом рассказывает о событиях, связанных с борьбой князя Ярослава,1´ который в дальнейшем получил прозвание Мудрый, за великое Киевское княжение. Именно тогда якобы и была создана так называемая Русская правда. Впрочем, реальные обстоятельства составления этого памятника русской истории и культуры до сих пор остаются дискуссионными.

» …а Ярославъ иде къ Кыеву, сѣде на столѣ отца своего Володимера; и абие нача вои свои дѣлитѣ, старостамъ по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнѣ, а новгородцомъ по 10 гривенъ всѣмъ, и отпусти ихъ всѣх домовъ, и давъ имъ правду, и уставъ списавъ, тако рекши имъ: «по се грамотѣ ходите, якоже списах вамъ, такоже держите”».2´

Далее в летописи читается текст Русской Правды в Краткой редакции.

Русская Правда сохранилась в огромном количестве рукописных копий, их насчитывается более сотни. Однако архетип3´ и ранние списки памятника до наших дней не дошли, имеются только поздние списки, которые включаются в летописи и различные сборники церковных правовых текстов.

Русская Правда. Толстовский список Софийской 1 летописи Младшей редакции (ОР РНБ. ОСРК. F.IV.211)Русская Правда. Кормчая книга Новгородско-Софийской группы (ОР РНБ. Софийское собр., № 1173) Иллюстрации из открытого источника. URL: http://expositions.nlr.ru/ruspravda/index.phpРусская Правда. Список А.А. Бардина (ОР РНБ. Собрание М.П. Погодина, № 75б)

Все списки Русской Правды подразделяются на три редакции: Краткую, Пространную и Сокращенную, наибольшее количество сохранившихся списков относится к Пространной редакции.

Татищев Василий Никитич (1686 – 1750)

Известно лишь два аутентичных списка Краткой редакции Русской Правды (или Краткой Правды) – Комиссионный (Археографический) и Академический XV века списки, которые представляют Новгородскую I летопись младшего извода. Краткая Правда была открыта В.Н. Татищевым,4´ он же первым описал данный правовой кодекс и подготовил его к публикации.5´ Именно он разделил Краткую Правду на две основные части – Правду Ярослава и Правду Ярославичей – и предложил их рубрикацию на статьи.

  • Краткая редакция включает 43 статьи и состоит из следующих частей:
  • Правда Ярослава – статьи 1 – 18 (самая древняя часть, большинство ученых полагает, что ее надо датировать 1016 годом),
  • Правда Ярославичей (Изяслава, Всеволода и Святослава) – статьи 19 – 41 (не имеет точной даты),
  • Покон вирный – статья 42, представляет собой определение порядка кормления вирников (создана с 1020-х или 1030-х годах),
  • Урок мостникам – статья 43, представляет собой регулирование оплаты строителей мостовых или мостов (создана с 1020-х или 1030-х годах).

Страница из древнейшего Синодального списка Русской Правды, конец XIII в. Илл. из открытого источника: http://www.historicus.ru/Russkaya_Pravda_kak_istoricheskii_istochnik

Пространная редакция (или Пространная Правда) известна в нескольких десятках списков, в основном они датируются XIII – XV веками и более поздним временем и входят в состав Кормчих книг,6´ Мерила Праведного,7´ летописей и книг церковно-правового характера. Древнейший список представлен в Синодальной Кормчей XIII века (так называемый Синодальный список Русской Правды). Наиболее сохранный список входит в состав Троицкого списка Мерила праведного XIV века (Троицкий список Русской правды).

Владимир Всеволодович Мономах. Миниатюра Царского титулярника, 1672 г.Илл. из открытого источника: https://drevo-info.ru/articles/22539.html

В Пространной редакции выделяют 121 статью, объединенные в две основные части – Устав Ярослава Владимировича и Устав Владимира Всеволодовича Мономаха8´ (или Устав о резах). Исследователи полагают, что Пространная редакция основана на Краткой, в которую были внесены изменения и дополнения, в том числе и во времена правления Мономаха. Пространная редакция, таким образом, возникла в XII веке, а в XIII веке, по мнению Я. Н. Щапова,9´ она активно использовалась в Новгородском церковном суде по светским делам.

Значительный вклад в изучение Русской Правды внесли А. И. Соболевский10´ и Е. Ф. Карский,11´ осуществившие фототипические издания памятника по Синодальному списку.12´

Зимин Александр Александрович (1920 – 1980)

Сокращенная редакция Русской Павды была составлена путем сокращения пространной Правды, известна в двух списках Кормчих XVII века.

В состав Сокращенной редакции входит 50 статей. По мнению А. А. Зимина13´ Сокращенная редакция была попыткой приспособить Пространную Правду к реалиям XVI – начала XVII веков при помощи исключения устаревших норм.

Размышляя о языке Русской Правды Б. А. Ларин14´ указывает, что он представляет собой «наиболее обобщенный тип языка Древней Руси, это лучший источник для наших суждений о едином и общем языке всей Киевской Руси. Если сравнить язык «Русской правды” с языком договоров с греками X в., то окажется, что при аналогичном содержании во многих местах договоры с греками и «Русская правда” весьма существенно различаются. Договоры с греками изобилуют книжной фразеологией, формулами, заимствованными у византийцев; там гораздо шире слой церковнославянизмов, т.е. древнеболгарского литературного языка. Можно говорить о смешанном характере языка договоров с греками, где основную, определяющую роль играют русские элементы, но широко применены и использованы и византийско-болгарские элементы языка. В «Русской правде” чуждых церковнославянизмов гораздо меньше, византийско-болгарское влияние там почти не сказывается».15´

В фонетике, морфологии и синтаксисе Русской Правды преобладают восточнославянские черты.

В фонетике – использование полногласных форм, употребление приставки роз-, начального гласного «о» на месте старославянского «е», начальных сочетаний ро-, ло-, слов с «ж» на месте старославянского «жд», «ч» на месте старославянского «щ».

В синтаксисе – преимущественно сочинительная связь предложений, преобладание бессоюзия (а если и употребляются союзы, то большей частью русские по происхождению), встречается чисто русская синтаксическая черта – оборот именительный дополнения при инфинитиве.

Из всех типов синтаксических связей в Русской правде преобладают условные. Текст состоит из цепей формулировок, каждая из которых в синтаксическом плане представляет собой условную конструкцию. Они выражались либо бессоюзным способом, либо с использованием союзов: сочинительного «а» и подчинительных – «аже», «оже» (исконно русских по происхождению) либо старославянского союза «аще».

Лексика и фразеология Русской Правды относится к сфере государственно-юридической и общественно-политической жизни, также обильно представлена сельскохозяйственная лексика.

__________

1 ´ Ярослав Владимирович Мудрый (около 978 – 1054) – сын князя Владимира Святославича, княжил в Ростове, Новгороде, великий князь Киевский (1016 – 1054 годы). В крещении наречен Георгием, в Русской Православной Церкви почитается как святой благоверный князь. При Ярославе Мудром на Руси активно строили храмы, развивалась книжная культура и образованность, был составлен первый свод государственных законов Русская Правда, развивались дипломатические отношения с Византией и европейскими странами.

2 ´ Новгородская первая летопись младшего извода // Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – Л., 1950. С.175-176.

3 ´ Архетип (от др.-греч. ἀρχέτυπον – «первообраз») – в текстологии наиболее древний (обычно неизвестный) текст документа (письменного памятника), являющийся первоисточником для последующих известных списков и копий данного документа (произведения) либо текст, от которого произошли тексты всех известных списков редакции – архетип редакции, или любой родственной группы списков.

4 ´ Татищев Василий Никитич (1686 – 1750) – российский историк, географ, экономист и государственный деятель; автор первого капитального труда по русской истории – «Истории Российской», основатель Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми. Вторая редакция «Истории Российской» была издана через 18 лет после его смерти, при Екатерине II в 1768 году. Первая редакция «Истории Российской», написанная «древним наречием», была впервые издана только в 1964 году.

5 ´ Законы древние Руские, для пользы всех любомудрых собранные и неколико истолкованные тайным советником Васильем Татищевым. 1738 года // Продолжение Древней российской вивлиофики. Часть 1, содержащая Правду Русскую и Судебник царя и великого князя Ивана Васильевича с примечаниями г. тайного советника Василья Никитича Татищева. СПб., 1786

6 ´ Кормчая книга, Кормчая, Пидалион (греч. Πηδάλιον, Πηδαλίων – кормовое весло, кормило, рукоять кормила или руль), или Номоканон (греч. Νομοκανών от греч. νόμος – закон, устав + греч. κᾰνών – канон, правило) – сборники церковных и светских законов, являвшихся руководством при управлении церковью и в церковном суде православных славянских стран; также служили для передачи различных древних текстов. На русской почве византийский сборник дополнялся древнерусскими правовыми документами.

7 ´ Мерило праведное – древнерусских сборник церковно-канонических и юридических и документов. Древнейший список относится с XIV веку. Состоит из двух частей. Первая включает слова и поучения о праведных судьях и князьях. Вторая часть представляет собой тематическую подборку статей у судьях из Кормчей книги русской редакции. Мерило праведное носило учительный характер, свойственный византийским юридическим памятникам.

8 ´ Владимир Всеволодович Мономах (в крещении – Василий, 1053 – 1125), – князь ростовский, смоленский, черниговский, переяславский, великий князь Киевский с 113 по 1125 годы., государственный деятель, военачальник, писатель, мыслитель. Владимир Мономах был сыном князя Всеволода Ярославича. Считается, что прозван Мономахом по родовому имени матери, которая, предположительно, была дочерью византийского императора Константина IX Мономаха. С деятельностью Владимира Мономаха связано создание «Устава Владимира Мономаха» или «Устава о резах», который вошёл в состав пространной редакции «Русской Правды». В конце жизни написал «Поучение к чадам». В Русской Православной Церкви почитается как благоверный князь в соборе Всех святых в земле Российской просиявших и в соборе Киевских святых.

9 ´ Щапов Ярослав Николаевич (1928 – 2011) – советский и российский историк, историк церкви. Доктор исторических наук, профессор. Член-корреспондент РАН; член-корреспондент АН СССР, Советник Российской академии наук. Автор 10 монографий и более 400 научных работ по истории Древней Руси IX—XIV вв. и публикатор источников.

10 ´ Соболевский Алексей Иванович (1856 – 1929) – российский и советский лингвист, палеограф, историк литературы, славист. Член Императорской Академии наук. Автор работ в области истории русского и старославянского языков, русской диалектологии, палеографии, этнографии, топонимики, ономастики, лексики, словообразования, этимологии. Среди многочисленных научных достижений Соболевского – описание и датировка большого фонда восточнославянских рукописей, открытие второго южнославянского влияния, изучение диалектных особенностей древнерусских регионов, таких как галицко-волынский и древненовгородский диалект, открытие нескольких датирующих признаков в палеографии. Наиболее значительные труды: «Лекции по истории русского языка», (1988), «Древний церковнославянский язык» (1891), «Славяно-русская палеография» (1901).

11 ´ Карский Евфимий (Ефим) Фёдорович (1860/1861—1931) – русский, белорусский филолог-славист, палеограф и этнограф. Ректор Императорского Варшавского университета (1905 – 1910), академик Петербургской (1916) и Чешской (1926) академий наук, директор Музея антропологии и этнографии, главный редактор журнала «Русский филологический вестник». Почётный член Витебской губернской учёной архивной комиссии. Подвергался необоснованной критике и гонениям при Советской власти.

12 ´ См.: Соболевский А. И. Две редакции Русской Правды. – М.,1916; Карский Е.Ф. Русская Правда по древнейшему списку. – Л., 1930.

13 ´ Зимин Александр Александрович (1920 – 1980) – советский историк, исследователь русского средневековья, археограф. Автор многочисленных работ по истории России XI –VIII веков; специалист по проблемам социально-политической истории, истории общественной мысли, историографии и источниковедения. Разработал концепцию о времени создания «Слова о полку Игореве» и его авторе, в качестве которого он видел архимандрита Иоиля (Быковского). Редактор и составитель многих сборников исторических документов.

14 ´ Ларин Борис Александрович (1893 – 1964) – советский лингвист, член-корреспондент АН УССР (1945), академик АН Литовской ССР (1949). Один из первых советских социолингвистов, основоположник социальной диалектологии. Крупный специалист по славистике (славянской диалектологии, русской исторической лексикологии, украинскому языку). В 1945 году организовал работу по подготовке «Диалектологического атласа украинского языка». Занимался русской лексикографией. Участвовал в составлении «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова. Автор работы «Проект древнерусского словаря. (Принципы, инструкции, источники)» (1936); под его руководством создана картотека этого словаря.

Из общей характеристики «Русской Правды» мы замечаем, что она еще составлялась и в XII в., долго после смерти Ярослава; что она представляет не везде подлинный текст закона, а иногда только его повествовательное изложение; что она игнорирует судебные поединки, несомненно практиковавшиеся в русских судах XI и XII вв., но противные Церкви; что «Русская Правда» является не особым самостоятельным судебником, а только одной из дополнительных статей Кормчей книги и что эта «Правда» составлялась не без влияния памятников византийского права, среди которых она вращалась.

Русская Правда. Кодекс законов Руси

Совокупность этих наблюдений и приводит к тому, что читаемый нами текст «Русской Правды» сложился в сфере не княжеского, а церковного суда, в среде церковной юрисдикции, нуждами и целями которой и руководился составитель «Правды» в своей работе. Церковный кодификатор воспроизводил действовавшее на Руси право, имея в виду потребности церковной юрисдикции, и воспроизводил только в меру этих потребностей. Этим объясняется, почему в «Правде» нет постановлений о преступлениях политических, которые не подлежали церковному суду, а также статей об оскорблении женщин и детей и об обидах словом, которые разбирались исключительно церковным судом, но на основании не «Русской Правды», а особых церковных законов.

Со времени принятия христианства русской Церкви была предоставлена двоякая юрисдикция. Она, во-первых, судила всех христиан, духовных и мирян, по некоторым делам духовно-нравственного характера; во-вторых, она судила некоторых христиан, духовных и мирян, по всем делам, церковным и нецерковным, гражданским и уголовным.

Для церковного суда над этими христианами по нецерковным делам и был необходим церковным судьям писаный свод местных законов. Необходимость эта обусловливалась двумя причинами: 1) первые церковные судьи, греки или южные славяне, не знакомы были с русскими юридическими обычаями; 2) этим судьям нужен был такой писаный свод туземных законов, в котором были бы устранены, по крайней мере изменены, некоторые туземные обычаи, особенно претившие нравственному и юридическому чувству христианских судей, воспитанных на византийском церковном и гражданском праве.

Этими потребностями и вызвана была в церковной среде попытка составить кодекс, который воспроизводил бы действовавшие на Руси юридические обычаи применительно к изменившимся под влиянием Церкви понятиям и отношениям. Плодом этой попытки и была «Русская Правда».

Начало ее составления относится ко времени Ярослава Мудрого, почему «Русская Правда» и носит имя этого князя. Завершение этой работы над сводом можно отодвигать не далее конца XII в.

Итак, «Русская Правда» вырабатывалась около полутора столетий.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *