КВАНТОВАЯ ФИЗИКА И ВЕРА В БОГА

Збигнев Яцина-Онышкевич, профессор квантовой физики Познаньского университета

Научно-исследовательский подход, используемый в естественных науках, состоит в том, что ученые рассматривают каждое явление с натуралистической точки зрения, не беря во внимание сверхъестественные факторы. Иначе говоря, в этих случаях исследования ведутся так, как будто Бога не существует. Естественные науки смогли по-настоящему развиться лишь тогда, когда отказались от рассмотрения вопросов, на которые не могли найти ответа.

Хотелось бы только задуматься над тем, на самом ли деле христианская вера стоит в противоречии с наукой. В средние века никто не думал об атеизме, никому не приходило в голову подвергать сомнению само существование Бога. Достаточно вспомнить, что великий физик Исаак Ньютон еще в XVII веке говорил: «атеизм – это настолько нелепое мировоззрение, что в принципе никто его не принимает». И так действительно было. Но сегодня атеизм является одной из наиболее значительных религий мира с большим числом последователей.

В конце XIX века благодаря развитию оптики (например, усовершенствованию телескопов), ученые убедились, что Солнце – это звезда, и что таких звезд во вселенной миллиарды. Наше Солнце входит в огромное скопление звезд, которое называется Млечный Путь или Галактика, в котором насчитывается – как мы теперь знаем – примерно 300 млрд. звезд. Мы видим, что Солнце и вся Солнечная Система вместе с Землей – это всего лишь маленький элемент этого скопления. Чтобы постичь размеры нашей дискообразной Галактики, достаточно вообразить, что если бы мы смогли уменьшить расстояние Земля – Солнце (примерно 150 млн. км) до одного миллиметра, то диаметр Галактики пропорционально уменьшился бы до 6 тыс. км. Об этом знали уже к концу XIX века, и считали, что это скопление звезд «висит» в пустом, бесконечном пространстве. Тогда предполагали, что время тоже длится без начала и без конца, и поэтому звезды постоянно изменяются: одни возникают, другие распадаются, а сама вселенная вечна.

Именно стремительный прогресс естественных наук и тесно связанное с ним развитие техники привели к выработке определенного подхода к исследованию природных явлений. Ученые поняли, что можно исследовать лишь те величины, которые можно измерить и описать математически. И поэтому было принято негласное правило, что нас интересует только материальная природа. Это правило иногда называют «методологическим натурализмом». Натурализм означает, что нас интересует исключительно природа, и ничто кроме природы как бы не существует. Иначе говоря, науки функционируют так, как будто Бога нет. Такова их методологическая предпосылка.

Научно-техническому прогрессу XIX века сопутствовала эйфория, под влиянием которой эта методологическая обусловленность была перенесена на всё, что существует. Ученые стали вести себя так, как будто речь идет не о какой-то условной методологии, которая привела к головокружительному успеху, а о реальности, и начали создавать иллюзию, будто природа существует сама по себе, и кроме природы ничто не существует. Так возник «метафизический натурализм», в котором принято считать, что кроме природы ничего нет. Но такое утверждение – это уже не наука, а вполне конкретная идеология. И именно эта идеология стала фундаментом безбожия, атеизма, т.е. отрицания какой бы то ни было действительности, кроме природы.

Стремительное развитие науки и техники в ХХ веке привело к тому, что во многих кругах, особенно научных, распространялось убеждение, что природа на самом деле сама себя объясняет, и поэтому нет необходимости ссылаться на трансцендентную действительность вне природы. Эта идеология воцарилась в умах образованных людей различных направлений и укрепилась благодаря дарвинизму, который считал, что человек появился в результате биологического процесса эволюции, составляющего элемент эволюции всей вселенной. С точки зрения натуралистической идеологии такой вывод просто неизбежен, потому что если принять, что вне природы ничто не существует, то и человек должен быть произведением природы, а человеческое сознание должно быть продуктом организованной материи (тогда наше мышление сводится лишь к работе мозга). Именно отсюда непосредственно возникло философское течение, которое называется научным материализмом или прямо научным атеизмом.

Но в ХХ веке эта ситуация стала изменяться. Дело в том, что, исследуя космос, ученые открыли несколько удивительных фактов: например, оказалось, что вселенная постоянно расширяется. Отсюда следует, что в прошлом галактики находились гораздо ближе друг к другу. И можно предположить, что приблизительно 14 млрд. лет назад вся вселенная занимала гораздо меньше места. Из этого следует, что мы не в состоянии воспринимать свет, источник которого находится дальше, чем 14 млрд. световых лет. Оказывается, мы не можем наблюдать бесконечно далеких расстояний во вселенной и не можем всё глубже проникать в нее, как это представлялось ученым IX века. Чтобы лучше понять это, давайте вернемся к масштабу нашей Галактики: если мы уменьшим ее диаметр до одного миллиметра, тогда вся доступная нашему обозрению вселенная будет иметь радиус примерно 140 м. Получается, что мы находимся как бы в середине шара, и не можем наблюдать ничего, что находится вне его. Появляется первая проблема: возможность наблюдений и связанных с ними научных исследований серьезно ограничена. И эти ограничения касаются как пространства, так и времени. Поэтому, если мы вернемся на 14 млрд. лет назад, то окажемся в пункте, когда вселенная была очень горячей, раскаленной до температуры больше 3 тысяч градусов. И даже если до этого у вселенной было какое-либо прошлое, исследовать его совершенно невозможно.

Далее, из факта постоянного расширения вселенной следует, что в будущем материя рассеется (в космическом измерении времени это наступит очень быстро), и в будущем жизнь станет невозможной во всех точках вселенной. Таким образом, человечество не может существовать бесконечно, неизбежно наступит его конец. Даже космические путешествия не изменят ситуации, потому что вся вселенная станет непригодной для жизни. В 1917 году А.Эйнштейн на основании общей теории относительности пришел к выводу, что в принципе не имеет смысла описание Вселенной иначе, как в виде замкнутой системы, объем которой ограничен.

Отсюда видно, что материалистический энтузиазм XIX века дал трещину в результате новейших исследований макрокосмоса. Но и исследования микрокосмоса привели к растерянности физиков, которые не ожидали, какой результат будет получен. Изучение материи приводит к наблюдению, что она состоит из очень маленьких частичек: атомов и субатомных частиц. Оказалось, что законы физики, управляющие этими маленькими частицами (эту область науки называют квантовой физикой), сильно отличаются от законов физики, управляющих большими объектами. Прежде всего, ученые обнаружили, что невозможно предвидеть, какие явления появятся в среде этих частиц. Можно лишь рассчитать вероятность, что данное явление будет иметь место или нет, но полной уверенности никогда не будет. То есть, в квантовой физике нет такой возможности, как в макрокосмосе, где можно рассчитать движение планет на тысячи и миллионы лет вперед или назад. Здесь можно лишь определить вероятность, что данное явление произойдет, если мы его будем наблюдать. Иначе говоря, квантовая физика не описывает перемещение объектов в пространстве и времени; она описывает перемещение вероятности. Законы квантовой физики касаются шансов, а не объектов. Пока мы не наблюдаем объекта типа атома или субатомной частицы, он представляет собой всего лишь множество шансов, и ему нельзя приписать никаких физических параметров. Физические параметры относятся лишь к процессу измерения. И это удивительно, потому что это подвергает сомнению саму реальность существования материи.

Таким образом, оказалось, что каждый физический объект можно приравнять к конечному множеству информации. Т.е. объект вообще может не существовать, а вместо него существует лишь информация. Появляется вопрос: как можно это объяснить, какую метафизику принять, чтобы описать все эти удивительные явления квантовой физики? Научный материализм, который так гордится своими достижениями и считает сам себя единственной настоящей наукой, бессилен в квантовой физике. Бессилен потому, что материю можно свести к информации, а когда ее не наблюдают, то вообще ничего нельзя ей приписать. Именно поэтому необходима какая-то новая метафизика, которая объясняла бы действительность, стоящую за пределами законов квантовой физики.

Каждый ученый, изучающий природу, неизбежно открывает очевидную истину, что исследуемая действительность рациональна, ее можно понять и описать, будь то атом или массивный предмет, или живой организм. Даже неверующий ученый верит, что в разуме мы имеем частичные, преходящие знания, но благодаря развитию науки сможем всё глубже познавать действительность. Но в действительности процесс познания не может длиться бесконечно, потому что имеются непреодолимые ограничения. Разница между верующим и неверующим ученым именно в том, что верующий ученый верит в существование такого общего Разума и понимания, который объемлет всю существующую действительность. Верит в существование Кого-то, кто понимает и знает всё. Такой всеобъемлющий акт познания мы можем отождествлять с Богом. Именно Бог знает всё. Можно сказать, что объем знаний Бога настолько велик, что невозможно придумать бОльших знаний. Иногда мы говорим, что это и есть «всезнание». Принято считать, что характерная черта Бога состоит в том, что Он знает всё. Традиция монотеизма именно такое всезнание считает фундаментальным атрибутом Бога.

Далее логика нас убеждает, что каждая идея, объемлющая самое себя, непознаваема для рационального мышления; мы не в состоянии этого познать. Это означает, что Бог, который есть всезнание, является тайной, которую мы не сможем никогда познать путем рациональных рассуждений. Бог может явить нам Себя, но без Его помощи мы не в состоянии Его понять путем анализа и логического мышления.

Кроме того, если Бог есть любовь (1Ин. 4,16), то наше существование свидетельствует о том, что Он создал нас из любви. Мы представляем собой всего лишь часть всезнания, часть, которую Бог наделил двумя важными свойствами: каждый из нас индивидуален и каждый имеет свободную волю. Бог создал нас затем, чтобы мы могли построить взаимоотношения любви с Любовью. Именно Триединый Бог и есть Любовь.

Если мы откажемся от мнения, что Бог един в трех личностях, само существование человека становится бессмысленным, и нельзя объяснить, зачем ему нужна вольная воля. Но если Бог создал нас из любви, нам необходима возможность выбора – т.е. должна существовать область деятельности человека, в рамках которой он может выбрать любовь или воспротивиться любви. И именно эту область нашей деятельности мы воспринимаем как наше тело, находящееся во вселенной.

Я хочу подчеркнуть факт, что вселенная может состоять исключительно из всезнания, потому что по определению ничто не существует вне пределов всезнания. Таким образом, наш мир, который мы воспринимаем как очень сложную действительность, можно объяснить в определенном смысле как поток информации, который Бог генерирует в виде соответствующих порций (квантов) знаний.

Возможно, это покажется кому-то обычным измышлением. Но обратите внимание на то, что именно такая, странная на первый взгляд, метафизика (онтология), такая странная структура окружающей действительности в точности соответствует тому, что говорит квантовая физика. Почему?

Квантовые парадоксы приводят к мысли о существовании Бога

Потому что если на самом деле вселенная представляет собой определенное количество информации, то пока я не спрашиваю, какое явление произошло, то оно остается всего лишь множеством возможностей. Лишь тогда, когда я спрошу, что произошло, получаю от Бога ответ. Конечно же, этот ответ уже давно известен Богу, потому что Он есть всезнание, и Он всегда знал, всегда знает, какой ответ будет мне дан. Мало того: если я имею вольную волю, то я должен иметь возможность действовать – т.е. имею возможность выбрать одну из нескольких возможностей. Но квантовая физика говорит, что я могу лишь определить вероятность того, что произойдет. И действительно, пока Бог не примет решение, любой вопрос остается без ответа, и существует несколько возможностей. Именно такое состояние вещей соответствует математическому формализму, лежащему в основах квантовой физики.

Давайте посмотрим еще, какие выводы следуют из такой метафизики. Если не было человека, то не было и вселенной. Но с другой стороны мы наблюдаем, что вселенная существовала 14 млрд. лет. Но и здесь действует закон квантовой физики, который говорит, что если над объектом не ведут наблюдения, то он остается всего лишь множеством шансов, и никаких свойств ему нельзя приписать. Иначе говоря, вселенная начала существовать тогда, когда начал существовать первый человек – из целого множества возможностей был выделен один, в котором может существовать такой человек, каким Бог решил его создать. И в космологических исследованиях удалось установить, что вселенная построена настолько точно, что даже мельчайшие изменения в его структуре сделали бы жизнь человека невозможной. А когда мы углубляемся в прошлое вселенной, то это лишь проекция нашего воображения, основанного на законах физики, таких, которые в настоящее время действуют во вселенной.

С этой точки зрения открывается совершенно иная перспектива теории эволюции. Конечно, при исследовании окаменелостей у нас создается впечатление, что мы познаем далекое прошлое, но на самом деле существование вселенной может быть только таким, как существование человека. Отсюда следует очевидный вывод, что идеология и концепция Дарвина в корне неверна: человек – это не продукт развития вселенной, генетически модифицированное животное, у которого в результате труда возникло самосознание. С точки зрения квантовой физики всё как раз наоборот: натуралистический подход здесь маловероятен. Сегодняшние знания о мире показывают, что метафизика, базирующая на Триедином Личностном Всезнании, гораздо ближе к действительности и объясняет гораздо больше наблюдаемых явлений.

«Известия» от 01 февраля 2002 г., отдел «Наука»;
см. также: «Успехи физических наук», Трибуна УФН,
http://www.ufn.ru/tribune/Science_And.pdf

Наука и религия в современном мире

Верующих учёных на самом деле очень немного

Виталий Гинзбург, академик РАН

Появление в отделе «Наука» газеты «Известия» от 25 января 2002 г. статей П. Гайденко «Наука и религия должны избегать друг друга» и А. Силина «Наука должна признать религию» побуждают и даже до какой-то степени обязывают меня ещё раз обратиться к вопросу о взаимоотношении науки и религии в современном мире. К сожалению, эта тема сейчас актуальна в России в связи с клерикальным наступлением, особенно со стороны русской православной церкви (РПЦ). Ярким проявлением такого наступления служит появление немалого числа статей и передач в средствах массовой информации, например, большое интервью  близкого к властям политолога Г. Павловского (НГ-Религии от 26 декабря 2001 г.). В настоящей статье, однако, я не собираюсь касаться политики, хотя и возмущён многочисленными, нарушающими конституцию России, проявлениями вмешательства церкви в светскую жизнь нашего общества.

Обсуждение роли религии и веры в Бога не может быть плодотворным, если не определить понятия и терминологию, хотя почти всякие определения условны. Будем понимать под религиозностью не просто веру в существование Бога, но и принадлежность к какому-то вероисповеданию (конфессии), например, христианству, исламу, иудаизму и т. д. Таким образом, религиозный человек верит не только в нечто существующее за пределами природы (в Бога), но и в конкретное вероучение и его положения, например, в христианстве – в непорочное зачатие, воскрешение из мертвых, святость Библии и т. д. Вместе с тем, многие верующие в существование Бога никакой религии не исповедуют и, коротко говоря, на вопрос: верите ли Вы в Бога? отвечают утвердительно, но совершенно не верят в чудеса, святость Библии, Корана и других «священных» сочинений, а часто даже относятся отрицательно к любым религиозным организациям. Итак, это категория верующих в Бога, но не религиозных людей, не теистов, а, скажем, деистов. Далее следует категория агностиков, на вопрос о существовании Бога отвечающих «не знаю». Наконец, атеисты совсем не верят в Бога, считают существующей лишь природу, всестороннее изучение которой (её строения, управляющих ею законов и т. д.) является содержанием и целью науки.

Весьма интересен вопрос о количестве людей, приверженных той или другой из этих четырех категорий. К сожалению, сколько-нибудь подробных сведений на этот счёт у меня нет, но кое-что всё же известно. Так, в конце моей статьи «Религия и наука, разум и вера» , опубликованной в журнале «Наука и жизнь» (2000, № 7, С. 22), была предложена соответствующая анкета. На неё было получено около 200 ответов, и отказалось, что 60 % респондентов являются атеистами, 20 % – людьми религиозными, 10 % верят в Бога (но не являются религиозными; см. выше) и 10 % объявили себя агностиками (эти данные опубликованы в журнале «Наука и жизнь» (2001, № 9, С. 46)) . Могу также сообщить, что среди членов Национальной Академии наук США, ответивших на вопросы, верующими назвали себя 7 % опрошенных (Nature 394, 313, 1998). Было бы интересно и полезно провести такой опрос и среди членов Российской Академии наук, а также всех сотрудников РАН. К сожалению, это не сделано, и весьма сомневаюсь, что будет сделано. Думаю, что среди учёных (кроме, быть может, гуманитариев) религиозных людей не больше нескольких процентов.

Помимо упомянутой популярной статьи в «Науке и жизни», я опубликовал также статью «Разум и вера (замечания в связи с энцикликой папы Иоанна-Павла II "Вера и разум")»  в «Вестнике РАН» (1999, № 6, С. 546); статья помещена также в журнале «Здравый смысл» (1999, № 13, С. 51) и в моей книге «О науке, о себе и о других» (М.: Физматлит, 2001). Упомянутая выше последняя энциклика папы Иоанна-Павла II, этого выдающегося церковного деятеля, имеющаяся и на русском языке (М.: Издательство Францисканцев, 1999), является, видимо, богословским завещанием папы и отражает видение места и содержания католицизма на начало третьего тысячелетия нашей эры. Мне неизвестно в деталях отношение к этой энциклике представителей других христианских конфессий. Но то, что я знаю в этом отношении в случаях православной и англиканской церквей, позволяет предполагать, что в интересующем нас здесь вопросе о взаимоотношении науки и религии, все христианские конфессии согласны между собой.

Это согласие отражает радикальное изменение взглядов церкви на связи науки и религии, разума и веры по сравнению с имевшими место в прошлом. Как известно, евангельская легенда повествует, что на вопрос Понтия Пилата «Что есть истина?» Иисус Христос не ответил. Христианская же церковь в течение столетий считала ответ ей известным и пыталась диктовать науке своё понимание того, что истинно и что ложно. При этом истинным считалось написанное в Библии. Свою правоту церковь на многовековом этапе пыталась утвердить путем насилия, наиболее известным проявлением которого являлась деятельность инквизиции. По «суду» инквизиции в 1600 г. был сожжён на костре Джордано Бруно (этот 400-летний юбилей в 2000 г. отмечен, конечно, не был; отмечался другой юбилей). В 1633 г. инквизиция осудила великого Галилея. Только в 1992 г., т. е.

Теория Всего . Неврология и квантовая физика. «Бог в нейронах»

более чем через 350 лет, Иоанн-Павел II открыл новую страницу в истории католицизма, «реабилитировав» Галилея.

Развитие науки, связанное на первом этапе с именами Коперника, Галилея, Кеплера и Ньютона, а затем блестяще продолжавшееся в XVIII и XIX веках, не оставило камня на камне на «библейской науке» и привело к широчайшему распространению атеизма, во всяком случае, среди учёных и образованной части общества. Для того чтобы как-то сохранить своё влияние не только в темных массах, верящих в чудеса, церковь перестроилась и, можно сказать, признала науку, разум в качестве чего-то равноправного с верой. Упомянутая энциклика папы начинается словами: «Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины. Сам Бог заложил в сердце человека желание познать истину и в конечном итоге познать Его, чтобы тот, познавая и любя Его, мог достичь полноты истины в себе самом».

Центральный пункт современной религиозной доктрины, насколько я понимаю, состоит таким образом в том, что церковь признаёт роль разума (науки) в познании истины, но считает, что достичь полноты понимания истины о человеке и окружающей его реальности (видимой и невидимой) только разумом невозможно. Нужно кроме разума ещё и Откровение, ибо «истина, постигнутая через философское размышление, и истина Откровения не перепутываются, как и ни одна из них не делает другую излишней».

Я был бы рад, если бы понимал: что такое Откровение, и каким образом оно и, вообще, вера в существование Бога может помочь в познании истины, что является целью науки или во всяком случае материалистической науки, признающей существование истины. Атеизм, как я его понимаю, не видит никакого места для Бога, не знает никаких доказательств того, что вера в Бога помогает познать истину. Задача теологов, казалось бы, состоит в том, чтобы привести такие доказательства. Мне они совершенно неизвестны. Не знает их, по-видимому, и П. Гайденко, рекомендующая религии вообще избегать науки. О статье П. Гайденко писать подробнее не буду, поскольку это сделано Е. Л. Фейнбергом в его статье, с которой я согласен. Позволю себе лишь высказать свое возмущение глубокими, по её мнению, философски обоснованными замечаниями о соприкосновении с мистикой и оккультизмом блестящих достижений современной теоретической физики. Эти достижения, вызывающие восторг у квалифицированных физиков, противоречат здравому смыслу неспециалистов, и поэтому плохи. Вот поистине оригинальное философское суждение. Кстати, уже упомянутый совет П. Гайденко, заключающийся в том, что «наука и религия должны избегать друг друга», противоречит мнению церкви. Действительно, как ясно из вышеизложенного, церковь считает, что религия способна и даже должна помогать науке в познании истины. В этом вопросе позицию П. Гайденко я считаю более обоснованной.

Что касается статьи доктора технических наук А. Силина, то, видимо, не обнаружив в недрах технических наук каких-либо указаний на существование Бога, он обратился к космологии и биологии. Думаю, что источником его информации является какая-то второсортная научно-популярная литература. Например, он так характеризует антропный принцип: «…появление человека было запланировано Высшими силами». На самом деле, так называемый антропный принцип сводится к замечанию, что жизнь (существование живых организмов) в известных нам формах возможна не при всех физических параметрах, характеризующих материю. В нашей Вселенной эти параметры таковы, что жизнь возможна. Если же существуют другие Вселенные (в таком случае их правильнее назвать Метагалактиками), а такая гипотеза существует, то в некоторых из них, характеризуемых другими параметрами взаимодействия между частицами вещества, жизнь была бы невозможна. Причем здесь Бог и религия? Обращаясь к биологии, А. Силин ссылается на хорошо известные трудности, связанные с темпами эволюции организмов и т. д. Этой теме, как и вообще великой проблеме происхождения жизни и мышления, посвящены многочисленные исследования. На многие вопросы, в частности, упоминаемые А. Силиным, получены ответы, но в целом проблема ещё, конечно, не решена – она является объектом изучения целого комплекса наук о живом. С современным состоянием этой проблематики читатели могут познакомиться в статье Д. С. Чернавского «Проблема происхождения жизни и мышления с точки зрения современной физики» (Успехи Физических Наук 170, 157 (2000)). В конце своей статьи А. Силин пишет: «Современное естествознание не нуждается в Боге так же, как во времена Лапласа, заставляя натуралистов дерзко измышлять гипотезы и проверять их опытом. Тем не менее, наука должна открыто признать то, что она давно приняла фактически: наличие в природе идеальной реальности, несводимой к реальности материальной». Это «открыто должна признать» дорогого стоит. Нет, наука не только не «должна признать», но в своем подавляющем большинстве учёные этого и не признают. Во «врезке» от редакции, предваряющей статьи П. Гайденко и А. Силина, а также и в самих этих статьях имеются ссылки на каких-то «видных учёных», которые якобы «вынуждены были – под давлением новых фактов и не видя иного пути – обратиться к помощи религии». Кто же эти видные учёные, наши современники? Мне таковые неизвестны. Кстати, я являюсь иностранным членом ряда академий наук, в том числе наиболее известных и уважаемых – Национальной Академии наук США (НАН) и Лондонского Королевского общества. Получаю их материалы. И за многие годы в числе этих материалов не было ничего относящегося к религии за исключением одной брошюры, составленной специальной комиссией НАН и посвященной доказательствам полнейшей несостоятельности креационизма.

Теперь сделаю замечание об одном распространенном у нас в массах аргументе против атеизма. Он заключается в ссылке на действия так называемых «воинствующих безбожников». Последние во времена преступной большевистской диктатуры преследовали верующих, разрушали храмы, вообще совершили немало хулиганских и даже бандитских поступков. Однако как-то связывать, а тем более отождествлять атеистов с «воинствующими безбожниками» просто абсурдно. Для этого не больше оснований, чем отождествлять верующих христиан с инквизицией или всех исповедующих ислам с исламскими фундаменталистами и гнусными террористами. Признание полной свободы совести, уважение к правам верующих – естественное поведение любого цивилизованного человека. Атеисты в этом отношении не составляют никакого исключения.

Наконец, последнее. Чем же объясняется известное возрождение религиозности и клерикализма в наши дни в России? Во-первых, это реакция на ситуацию, имевшую место в советские времена (см. выше). Во-вторых, это следствие низкой образованности населения. Образованный человек должен знать не только имена авторов «Евгения Онегина» и «Войны и мира», но и иметь достаточно обширные представления о строении вещества (физика) и живых организмов (биология). К сожалению, с подлинной образованностью дела в России, да и во многих других странах не блестящи. Наконец, третья и, вероятно, основная причина роста клерикализма в стране – это государственная политика в отношении религии и насаждение религиозной и, особенно православной идеологии, что проявляется как в поддержке РПЦ, так и в появлении слова Бог даже в гимне нашей светской страны (!). Я глубоко убеждён в том, что попытки поставить на место потерпевшей полный крах коммунистической (большевистской) идеологии православную идеологию, о чём мечтают уже упомянутый выше Г. Павловский и его единомышленники, являются реакционными и обречены на провал. Светлое будущее человечество может увидеть только на пути просвещенного светского (секулярного) гуманизма. Не знающие, что такое современное всемирное гуманистическое движение, могут обратиться хотя бы к нашей совместной с В. А. Кувакиным статье  на эту тему, опубликованную в «Вестнике РАН» (2000, № 6, С. 483,), в журнале «Нева» (2000, № 6, С. 141) и в упомянутой выше моей книге «О науке, о себе и о других».

К сожалению, торжества гуманизма мне увидеть уже не суждено, но мои правнуки, которым сейчас два года, быть может, его дождутся.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Ещё раз о войнах мышей и лягушек. Интервью с Г. О. Павловским // НГ-Религии от 26 декабря 2001 г., http://religion.ng.ru/concepts/2001-12-26/1_war.html
  2. В. Л. Гинзбург, Религия и наука. Разум и вера // Наука и жизнь № 7, 2000 г., стр. 22 – 29,http://www.nkj.ru/archive/articles/7709/
  3. Разум и вера. Мнение читателей // Наука и жизнь № 9, 2001 г., стр. 46, http://www.nkj.ru/archive/articles/6867/
  4. В. Л. Гинзбург, Разум и вера (замечания в связи с энцикликой папы Иоанна-Павла II «Вера и разум») // «О науке, о себе и о других», М.: «ФМЛ» 2001, Статья 21, стр. 449 – 462
  5. В. Л. Гинзбург, В. А. Кувакин. Международное гуманистическое движение и «Манифест 2000» // «О науке, о себе и о других», М.: «ФМЛ» 2001, Статья 21, стр. 463 – 483

От составителя подборки:
Ссылки на литературные источники (в квадратных скобках) и весь список литературы добавлены составителем; внутренние ссылки подборки выделены форматированием, ссылки на внешние источники даны в явной форме.

28 января 2015 г.

Религия — значительная часть нашей культуры. Однако не все разделяют идею о существовании Бога. Некоторые являются стойкими атеистами, не верящими в высшие силы, при этом кто-то считает себя агностиком, что является изысканным способом, сказать: я, честно говоря, не знаю существует ли Бог, да мне и все равно. Другие заявляют, что они более духовно развиты, что, как я предполагаю, значит, что они много занимаются йогой. С другой стороны, можно увидеть знаменитостей, на церемониях вручения наград благодарящих Бога за свой успех. Они обычно относятся к двум категориям: рэперы и исполнители музыки в стиле кантри. А что на счет этого списка? Вы никогда не услышите, как эти знаменитости упоминают Бога в своей благодарственной речи. Какие-то их упомянутых ниже имен не особо удивляют, в то время как некоторые другие просто поражают. Без прочих лишних слов, вот 10 знаменитостей, о чьем атеизме вы не догадывались.

Анджелина Джоли

В 2000 году Джоли сказала следующее:

«Мне не обязательно нужен Бог. В самих людях есть что-то духовное, божественное. Я не считаю, что делаю что-либо лишь потому, что люди так говорят, но я также, на самом деле, и не уверена, лучше ли просто ни во что не верить».

М-да, Джоли определенно занимается йогой.

Тату Анджелины Джоли

Брэд Питт

Муж Джоли обратился к этой теме в 2009 году, когда сказал:

«Я, наверное, на 20% атеист и на 80% агностик. Думаю, никто не знает наверняка. Вы выясните или не выясните это, когда окажетесь там, а до этого момента бессмысленно думать об этом».

Кабы я был Брэдом, у меня, наверно, тоже не нашлось бы на это времени. Я был бы слишком занят своей привлекательностью и талантом.

Эмма Томпсон

Эмма занимает более жесткую позицию, чем Питт.

«Я атеист.

КВАНТОВАЯ ФИЗИКА И ВЕРА В БОГА

Думаю, вы можете назвать меня либертарианской анархисткой в некотором роде. Я отношусь к религии боязливо и подозрительно. Сказать, что я не верю в Бога, значит, ничего не сказать. На деле, я воспринимаю эту систему как внушающую беспокойство. Меня обижают некоторые вещи, сказанные в Библии и Коране, и я их опровергаю».

Эмма, черт возьми. Скажи нам, что ты чувствуешь на самом деле.

Джоди Фостер

В 2007 году в своем интервью Фостер заявила:

«Я атеист, но я совершенно замечательно отношусь к религиям и обрядам. Хотя я и не верю в Бога, в нашей семье мы с детьми празднуем многие праздники разных религий».

Интересно, празднуют ли они Рождествуку, как Коэны. Да, это был намек на «О.С. — Одинокие сердца». Всегда пожалуйста.

Джулианна Мур

В 2002 году в шоу «В студии актерского мастерства», Мур был задан вопрос: если тот свет существует, чтобы вы хотели услышать от Бога у его врат. И она ответила: «Что ж, видимо, вы ошибались. Я существую!». Я, честно говоря, не особо удивлен. В конце концов, она ведь Доктор Сара Хардинг из «Парка Юрского периода», а, как нам известно, наука и религия плохо совместимы.

Морган Фриман

В 2012 после того, как его спросили, считает ли он Бога выдумкой человечества, Фриман ответил: «Да. Видел ли кто-нибудь когда-нибудь неоспоримое доказательство? Все, что у нас имеется, это теории от предыдущих проповедников. Сегодня люди, считающие, что нас создал Бог, считают, что Земля не может быть старше 6000 лет. Так что, мне кажется, это вопрос веры». Это было несколько удивительным при том, что Фриман, как ни странно, играл Бога в «Брюсе Всемогущем».

Хью Хефнер

В 2012 году Хефнер написал в редакторской статье:

«Когда законодательство диктует в большей мере религия, а не здравый смысл, не ждите логики в законах».

Совсем неудивительно слышать это от парня, который столь сексуально раскрепощен, как Хефнер.

Кира Найтли

«Если бы только я не была атеисткой, мне бы все сходило с рук. Надо лишь попросить о прощении, и ты будешь прощен».

Не волнуйся, Кира. Ты молодая, красивая и знаменитая, так что мы вполне уверены, что тебе многое могло бы сойти с рук, если бы тебе захотелось.

Хавьер Бардем

Вторая половина Пенелопы Крус сказал вот что:

«Я всегда говорил, что не верю в Бога, я верю в Аль Пачино».

Вам не понятно, к чему это отсылает? Посмотрите фильм «Адвокат дьявола».

Дэниэл Редклифф

В 2009 году Редклифф признался в интервью:

«Я атеист, но не заморачиваюсь на этот счет. Я не проповедую свой атеизм, но я очень уважаю таких людей, как Ричард Докинз, которые это делают».

И это неудивительно, учитывая, что большую часть своего детства Редклифф практиковался в колдовстве.

анджелина джоли брэд питт джулианна мур кира найтли дэниэл рэдклифф цитаты социальное

5.0 из 0/5 (голосов: 35)

Высказывания, афоризмы и цитаты Исаака Ньютона.

Исаак Ньютон (4 января 1643 — 31 марта 1727) английский астроном, математик, механик, учёный, физикГлавная ошибка истолкователей Апокалипсиса заключалась в том, что они на основании Откровения пытались предсказывать времена и события, как будто Бог сделал их Пророками. Благодаря этому эти истолкователи подверглись осуждению сами и вместе с тем возбудили недоверие и к пророчеству вообще.

Профессор в области ядерной физики Владислав Ольховский: «Вся Вселенная создана под человека»

Но Божественное предначертание заключалось совсем в ином. Бог дал это Откровение, так же как и Пророчество Ветхого Завета, не ради того, чтобы удовлетворить любопытство людей, делая их способными предусматривать будущее, но ради того, чтобы исполнением на деле явлен был миру святой Промысл Его, а не проницательность истолкователей. Ибо наступление событий, предсказанных за несколько столетий, служит убедительным доказательством того, что вселенная управляется Провидением… В последние же времена огромный переворот предсказанный в Святом Писании, сразу же обратит взоры людей и на Пророчество, и на обстоятельное истолкование их.Так как точное время рождения и страданий Христовых не существенно для религии, то на определение его в первые века христианства обращалось мало внимания. Те, кто впервые начал праздновать эти события, приУрочил их к поворотным моментам года; так Благовещение Святой Девы Марии было приурочено к дню весеннего равноденствия; день Иоанна Крестителя стал праздноваться в день летнего солнцестояния; день святого Михаила — на осеннее равноденствие и рождение Христа — на зимнее солнцестояние.После многих лет постоянной болезни растительная диета доставила мне, наконец, то облегчение, какое я напрасно надеялся получить от лекарств, и поэтому, из сочувствия к страждущим, у меня явилось горячее желание сообщить другим о благотворных испытанных мною результатах. С другой стороны, я хотел бы, по мере сил, содействовать уничтожению предрассудков, против которых человечество ведет борьбу, и которые касаются вопросов, имеющих такое близкое отношение к здоровью и счастью людей.Установление власти императоров, царей и князей есть установление человеческое. Власть соборов, синодов, епископов и пресвитеров есть установление человеческое. Учительство же Пророков, включая в число их Моисея и апостолов, есть установление божественное и коренится в глубочайшем существе религии; если Ангел с неба будет проповедовать другое благовествование, чем открыли эти посланники Божий, «то анафема да будет».Небесный Владыка управляет всем миром как Властитель Вселенной… Из слепой физической необходимости, которая всегда и везде одинакова, не могло бы произойти никакого разнообразия, и всё соответственное месту и времени разнообразие сотворённых предметов, что и составляют строй и жизнь вселенной, могло произойти только по мысли и воле Существа Самобытного, которого я называю Господь Бог.Что касается общеизвестного довода, будто бы склонность к мясу и вкусовое наслаждение, которое оно доставляет, служит лучшим доказательством его пригодности, то многие дикие народы с таким же наслаждением пожирают всякого рода неестественную отвратительную пищу, так что приятный вкус, сам по себе, ничего не доказывает, или, вернее, доказывает слишком многое.Я смотрю на себя, как на ребенка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины расстилался перед моим взором неисследованным.В философии не может быть государя, кроме истины… Мы должны поставить памятники из золота Кеплеру, Галилею, Декарту и на каждом написать: «Платон — друг, Аристотель — друг, но главный друг — истина».На языке Пророков все мироздание, небо и земля обозначают весь мир властей, состоящий из престолов и народов, и все вещи в том мире обозначают соответствующие вещи в этом.На каждое действие существует равное по силе и противоположно направленное действие.Пророчество как предвещание грядущего относится к состоянию Церкви во все века.Если я и видел дальше других, то только потому, что стоял на плечах гигантов

У сердца свой порядок, у разума — свой, основанный на правилах и доказательствах. У сердца порядок другой. Вы не станете доказывать, что вас следует любить, рассуждая по порядку о причинах любви; это было бы смешно.

Блез Паскаль

Может ли профессиональный футболист на досуге сыграть в хоккей? А почему бы и нет? Но с клюшкой в руках он перестает быть футболистом и становится (плохим или хорошим) хоккеистом.

Может ли ученый быть верующим человеком? Безусловно. Не вижу противоречий. В лаборатории человек строит модели и ищет доказательства, в церкви он надеется и верит. Само наличие верующего в бога ученого не говорит ни о чем другом, кроме того, что ученые — тоже люди, ничто человеческое им не чуждо, в том числе и желание чуда.

КВАНТОВАЯ ФИЗИКА ПОДТВЕРЖДАЕТ БОЖЕСТВЕННОЕ БЫТИЕ

Вот только авторитет абстрактного ученого распространяется исключительно на сферу его профессиональных интересов, а его мнение на темы кулинарии или религии имеет под собой не больше оснований, чем мнение абстрактного обывателя по этим же вопросам. Также надо понимать, что диплом и должность ничего не говорят о профессиональном уровне конкретного специалиста. Шарлатанов среди научной братии всегда было предостаточно.

Альберт Эйнштейн в своем эссе «Наука и религия» отводит религии важную роль. Наука помогает понять, как устроен мир, но не дает ответа на вопрос, как этим знанием следует воспользоваться. В своем эссе Эйнштейн пишет, что благотворная роль религии может заключаться в разъяснении смысла «конечных фундаментальных целей». Чтобы реализовать эту миссию, по мнению ученого, религия должна отказаться от идеи существования всемогущего, справедливого и всеблагого личностного Бога. Иначе вся ответственность за человеческие поступки остается лежать на всемогущем существе. Эйнштейн пишет: «В своей борьбе за этическое добро, учителя от религии должны иметь мужество отказаться от доктрины Бога как личности, то есть отказаться от этого источника страха и надежды, который в прошлом дал такую всеобъемлющую власть в руки служителей церкви».

Тут гениальный физик демонстрирует детскую наивность в религиозных вопросах. Религия, которая (как конфуцианство) откажется от доктрины личностного бога потеряет свой статус и силу. В первую очередь, такая религия не нужна религиозным функционерам: перестав быть представителями и посредниками бога на земле, они превратятся в мужиков в платьях и дорогих автомобилях. Во вторую очередь, такая религия не нужна самим верующим: исчезнет надежда на Шару.

Итого: своей жизни человек может играть роль ученого, верующего, мужа, отца, посетителя МакДональдза и тысячу других ролей. Но не все сразу. И не все одинаково хорошо.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *