Учение о Святой Троице

Свою книгу «О Троице» Августин написал в конце жизни. В ней суммируется все его понятие о Боге. Эта книга стала впоследствии основой классического западного, «психологического» понимания Святой Троицы.

Так пребывает Троица: разум, любовь, знание; несли-янно, но множественно в самих себе, взаимно все во всех… Таким образом, в разуме имеется своего рода об­раз Троицы: знание — отпрыск разума, — и его слово касательно самого себя; третий элемент составляет лю­бовь, и все три составляют единство и одну сущность. («О Троице», 9, 8. 18)

Августин начинает рассуждение с человека, создан­ного по образу Божию, и на основании своего пони­мания человеческой психологии делает выводы каса­тельно Святой Троицы. Он понимает, что этого недо­статочно, и поэтому продолжает:

В этой верховной Троице, несравненно превосходя­щей все, Лица нераздельны: нельзя троих людей назвать одним человеком, но Троица называется одним Богом, Она и есть один Бог. Далее, троичность Троицы отли­чается от человеческой. Человек, этот образ Божий, состоит из трех элементов, являясь одной личностью.

УЧЕНИЕ О ТРОИЦЕ

В Троице три Лица: Отец Сына, Сын Отца и Дух Отца и Сына… В этом образе Троицы (человеке) три элемента принадлежат человеку, но не есть человек, тогда как в верховной Троице, об образе Которой идет речь, три Лица не принадлежат Богу, а являются Им, будучи сами тремя Лицами, а не одним. И это, вне всякого сомне­ния, удивительно непостижимо или непостижимо уди­вительно: ибо, хотя образ Троицы — одно лицо, а сама верховная Троица — три Лица, эта божественная Трои­ца трех Лиц более нераздельна, нежели человеческая троица в одном лице.

(Там же, 15, 43)

Эта отдаленная, не очень удачная Аналогия с человеком представляет собой попытку раз и навсегда по­кончить с арианской ересью: Августин хочет показать, что Сын и Дух Святой принадлежат самой сущности Бога. В отличие от Григория Нисского, у которого об­раз Божий представляет собой все человечество в со­бирательном смысле, у Августина — это одна абстрактная личность.

Такая логика рассуждения — от одной личности к Троице — нашла свое крайнее выражение в западных ересях, савеллианстве и модализме. Восточный подход, заключающийся в утверждении троичной природы Бога и лишь затем в доказательстве, что эти три составля­ют единство, открывает дорогу арианству. Оба подхо­да правомочны, но ни один не свободен от опасности еретических недоразумений и злоупотреблений.

Для большей наглядности Августин прибегает к са­мым разнообразным аналогиям:

Далее, когда я говорю о своей памяти, интеллекте и воле, каждое из этих различных имен относится к раз­личным сущностям, но эти три сущности объединяются, порождая отдельные названия (ибо каждое из этих на­званий — результат деятельности памяти, интеллекта и воли). Точно так же голос Отца, плоть Сына, любовь Духа Святого — каждое из них происходит из совместной

деятельности Троицы, хотя эти проявления относятся к соответствующим Лицам.

(Там же, 4, 30)

Но и это не очень-то помогает. Августин изо всех сил старается все уяснить себе и объяснить другим. Там, где восточные отцы прямо бы сказали, что мы имеем дело с тайной, которую нельзя объяснить, а можно лишь созерцать, западный богослов не оставля­ет своих усилий. Он пытается объяснить троичность Бога с философской точки зрения в категориях «отно­сительных предикатов». Сущность Бога одна, но вну­три этой сущности имеют место относительные разли­чия. Августин прекрасно понимает, что он пользуется терминами «сущность» и «ипостась» не в том же смыс­ле, что и греки:

Они (греки) употребляют также термин ипостась в отличие от усия, сущность; и многие наши писатели, ис­следуя эти вопросы в греческих источниках, усвоили фразу: «одна усия, три ипостаси». По-латыни это звучит, как «одна сущность (essentia), три субстанции (substantia)». Но в нашем языке «сущность» по значению совпадает с «субстанция», поэтому мы избегаем пользо­ваться этой формулой: мы предпочитаем говорить: «одна essentia или substantia и три Лица» — фразеология, кото­рой пользовались многие латинские авторитеты.

(Там же, 5, 9, 10)

Очевидно, все упиралось в проблему терминологии, которая тогда еще была в процессе разработки. Тер­мин усия, сущность, был внове — сам Василий Великий применял его не вполне последовательно. Кроме того, слово Лицо, persona, также имеет оттенок двусмыслен­ности в латинском языке, и Августину это было хоро­шо известно. В книге «О Троице» обсуждается также и вопрос о Святом Духе:

Во взаимоотношениях Троицы… Отец, рождающий Сына, является Его источником. Является ли Он также источником Духа Святого — вопрос нелегкий, ибо «Он (Дух) от Отца исходит». А раз так, то в силу этого Он (Отец) является источником не только в отношении того, что Он рождает или творит, но и в отношении того, что Он дарует. Это также проливает свет на волнующий многих вопрос, почему Дух не есть также и Сын, раз Он «исходит от Отца». Ибо Он исходит не как рожденный, а как дарованный: поэтому его не называют Сыном, так как Он не связан с Отцом как Единородный. Также не был Он и сотворен, подобно нам, чтобы получить усы­новление. …Если дар имеет источником дарующего, то следует признать, что Отец и Сын являются источника­ми Духа: не два источника, но один в отношении Духа Святого, так же как относительно Творения Отец, Сын и Дух — один источник, один Творец, один Господь.

(Там же, 5, 15)

Такое понимание Духа Святого как дара мы встречаем также и у святого Илария Пиктавийского. Пыта­ясь согласовать это с утверждением Писания, что «Дух исходит от Отца», Августину приходится релятивизи-ровать различия между Отцом и Сыном. Такой под­ход неизбежно приводит к выводу о некоторой второ­степенное™ Духа. Подобное богословское понимание Святой Троицы впоследствии послужит удобным оп­равданием Filioque, добавление которого к Символу веры получит на Западе догматическое обоснование.

Как уже отмечалось, богословие Августина исходит из интуитивного философского утверждения, что Бог един. Все суждения о Троице строятся на основе этого утверждения. Этот подход имел очень серьезные послед­ствия для западного богословия. На общедоступном уровне реальность Святой Троицы быстро утратила смысл и превратилась в нечто вроде никому не нужного философского довеска. Многие современные западные христиане верят в Бога Отца, в Христа, а о Троице не имеют ни малейшего представления. Это происходит не от интеллектуального безразличия, а от деистического понимания Бога как философски единой Сущности. Пожалуй, в конечном счете эти различия между восточным и западным подходом к Святой Троице имеют большее значение, чем даже вопрос о Filioque как таковой. Проблема подробно обсуждается В. Н. Лосским в терминах различий между духом восточного и западно­го христианства. На Востоке царствуют первенство Духа (выражающееся, например, в Евхаристии как эпиклеза), свобода, мистицизм. На Западе Дух находится в подчи­ненном положении: отсюда иная церковная иерархия, другое понимание таинств, боязнь мистицизма. Лосский настолько увлекался этой идеей, что даже настаивал, будто бы западные взгляды на Духа Святого имеют прямое отношение к возникновению папства. Теория его по этому поводу смела, но, вероятно, является упроще­нием. Исторически доказать такого рода утверждение вряд ли возможно.

В МОТОСАЛОНЕ “БайкЛэнд” я у видел непривычную картину: все механики, покинув свои рабочие места, столпились вокруг одного из подъемников, внимательно наблюдая за работой двух человек – явно не наших, судя по том у, что они общались между собой на английском языке. Эти двое колдовали над подвеской новенького “КТМ-525”. Заднее колесо мотоцикла было снято, а вместо него они прилаживали снегоходного вида гусеницу.

– Американцы! – шепнул мне на ухо один из механиков. – Предлагают ноу-хау – гусеницу “Switch Traxx” от фирмы “Snoxcycle”. В комплекте к ней – лыжа на переднюю вилку вместо колеса. Из мотоцикла получается снегоход. По моему разумению, штука прикольная..

На гусеничном ходу

ПОКА американцы прилаживают свое изобретение (обещали управиться за час), давайте вспомним, какие еще машины, за исключением танков и тракторов, оснащаются гусеницами.

Первое, что приходит на ум, – конечно, снегоход. Классная вещь и для активного отдыха, и для спорта, если бы не одно “но”: снегоходу требуется снег. Минувшей зимой, когда вместо снега чаще лил дождь, поклонникам этого вида транспорта оставалось только смотреть на небо, утешая себя старой песенкой “у природы нет плохой погоды”..

Еще один из породы гусеничных – “Hawk”. В общем, тоже снегоход, но однозначно созданный для любителей экстремального спорта (сказать “отдыха” – язык не поворачивается). Я “Hawk” тестировал года два тому назад. Из воспоминаний самое яркое – о том, как сломал ключицу. Напомню, как выглядит этот монстр. Гусеница сзади и одна лыжа на кроссовой мотоциклетной вилке спереди. Прибор достаточно тяжелый и неповоротливый, он оживает только в руках опытных спортсменов, как правило, бывших кроссменов, и обязательно в глубоком снегу. Я видел эффектные ролики, отснятые в предгорьях Альп, где спортсмены выделывали на “Hawk” фигуры высшего пилотажа, но – еще раз повторю – для этого требуется глубокий снег. В противном случае счет сломанным ключицам будет, по всей вероятности, идти не на единицы.. Забегая вперед, скажу, что легкий кроссовый мотоцикл с гусеницей “Switch Traxx2Х” правится на снегу не в пример лучше, чем тяжелый “Hawk”.

Гусеницы можно заказать и на четырехколесник. Когда их приспособишь вместо колес, получается настоящий болотоход. Надо отдать должное, наберется мало препятствий, которые он не смог бы осилить. Вот только скорость вряд ли перевалит за 30 км/ч, и чтобы повернуть руль на гусеничном четырехколеснике, надо обладать силой голливудского Терминатора.

На восьмиколесный плавающий вездеход “Аrgo” тоже надеваются гусеницы – по одной на каждые два колеса. Тогда “Аrgo”, который и без того может похвастать отменной проходимостью, превращается в короля бездорожья. Кстати, с гусеницами, у которых высокие грунтозацепы, он и плавает лучше, чем с колесами.

Еще мне приходилось тестировать некую совершенно несерьезную машинку, изрядно смахивающую на детский самокат с моторчиком, только вместо заднего колеса у него гусеница. Для детей, может быть, забавное развлечение, но для взрослого дяди – сущее недоразумение.

Вот, пожалуй, и все, что передвигается по земле и снегу с помощью гусениц. А теперь к этой небольшой компании может прибавиться мотоцикл – обычная кроссовая модель или спортивный эндуро. И почему это раньше никому не пришло в голову? Просто до изумления. Снимается заднее колесо, на его место ставится сдвоенная гусеница “Dual Track” общей шириной трака 28 см. Сдвоенная потому, что между траками проходит цепь отбора мощности и стоит ее натяжитель. Процесс замены не слишком трудоемок и занимает около часа. Еще фирма “Snoxcycle” предлагает трак одинарный, шириной 15 см, но это – для сильно продвинутых спортсменов, которые хотят совместить потрясающую проходимость, обеспеченную гусеницей, с управляемостью, которую можно ожидать от колеса.

“Dual Track” можно установить на 99% всех кроссовых мотоциклов, начиная с 1998 года выпуска. Если сейчас у вас, например, “Honda”, а на следующий год хотите пересесть на “Suzuki”, то гусеница с комплектом адаптеров без проблем перекочует на него, равно как на мотоцикл любой другой марки.

“Snoxcycle” рекомендует свою гусеницу для мотоциклов с двухтактными двигателями от 250 куб. см и выше, а также с четырехтактными объемом не меньше 400 куб. см. Впрочем, на фирме сейчас работают над облегченной гусеницей для мотоциклов с мотором объемом менее 250 куб. см и одновременно на большие – от 950 куб. см – эндуро.

Хотя сама гусеница не тяжелая (49 кг), это все-таки не колесо. Мотор мотоцикла не должен быть обижен тягой, особенно на низких и средних оборотах. Поэтому для нашего эксперимента был выбран КТМ с четырехтактным двигателем 525 куб. см.

Там, где кончается асфальт..

ВСЕ ГОТОВО, гусеница на месте, а вот вместо лыжи впереди осталось родное кроссовое колесо. Весна на дворе, за снегом пришлось бы ехать далеко на север.

Американский механик, которому, видимо, тоже не терпелось попробовать то, что он собрал, едва вытерев руки ветошью, прыгнул в седло мотоцикла. Привычно, как ковбой – в седло верного коня. Прогревая двигатель, он сидит, не касаясь ногами земли: гусеница уверенно держит мотоцикл в вертикальном положении:

– Where’s the truck? – спросил гость из-за океана. Ему показали рукой в сторону трассы, на которую не то что выехать, ногой ступить было страшно, так ее развезло. Снег-то растаял, зато обычной грязи – море.

Парня это не смутило. Ездил он здорово. По-моему, американец напрочь позабыл про гусеницу, а та временами скрывалась полностью в такой шикарной хляби, что со стороны было вообще непонятно, на чем человек передвигается.

Через полчаса испытатель вернулся. На него больно было смотреть, до такой степени бедняга изгваздался в российской грязи. Зато лицо у него было счастливое, как у ребенка, которому подарили красивую игрушку.

– Good dirt! – с удовольствием подытожил представитель США. Что означало – “отличная грязь!”.

Так о чем мы ведем речь? О снегоходе, болотоходе или все-таки….

Вот! Это самое главное. У вас кроссовая модель или эндуро. Отъездили сезон.

Догмат о троице

Началась грязь, распутица, все ставят свои мотоциклы в гараж, а вы монтируете “Dual Track”. И с передним колесом, обутым в злую, зубастую кроссовую покрышку, без каких-либо колебаний и сомнений – прямо в грязь. Как говорится, “аки по суху”. Причем, чем грязь страшнее, тем лучше стоит гусеница “Switch Traxx-2Х”. А когда повалит снег, снимаете переднее колесо, ставите на вилку лыжу – и мотоцикл превращается в снегоход.

Итог – ваш любимец становится всесезонной машиной, исправно исполняя не только свою роль, но и амплуа снегохода и внедорожника. Надо лишь приноровиться к езде с гусеницей вместо заднего колеса.

 

 

АвторВячеслав КИЦИСИзданиеКлаксон №7 2007 год

Всё для жизни

Божественная Троица

Мы знаем, что Логос нашей системы (а большинство людей, говоря о Боге, в действительности говорят именно о нём) троичен. У него есть три лица, или, скорее, он существует в трех лицах и действует через три аспекта. В разных религиях они называются многими различными именами и не всегда рассматриваются одинаково, ибо эта великая схема Троичности имеет так много аспектов, что до сих пор ни одной религии не удалось символизировать всю истину. В некоторых религиях имеется Троица Отца, Матери и Сына, которая, по крайней мере, понятна нам, когда мы думаем о способах рождения и взаимодействия. К такому типу относятся Осирис, Исида и Гор в египетском учении, а также Один, Фрайя и Тор в скандинавской мифологии. Ассирийцы и финикийцы верили в Троицу, лицами которых были Ану, Эа и Бэл. Друиды называли их Таулак, Фан и Моллак. В северном Буддизме нам говорят об Амитабхе, Авалокитешваре и Манджушри. В иудейской каббале Трое суть: Кетер, Бина и Хокма, а в зороастрийской религии — Ахурамазда, Аша и Вохумано, или иногда — Ахурамазда, Митра и Ариман. Повсюду признается принцип троичности, хотя проявления её бывают различными.

В великой индусской системе есть Троица Шивы, Вишну и Брахмы. В этой Троице материнский элемент не показан, но он косвенно признаётся, находя выражение в том, что, как говорится, у каждого есть шакти, или сила, которая иногда называется в символизме супругой его. Очевидно, это проявление его силы в материи, быть может, несколько более низкое проявление, чем то, о котором думаем, когда упоминаем саму Троицу. В христианской системе у нас есть Троица Отца, Сына и Святого Духа. В связи с этим интересно отметить, что в некоторых древних книгах Святой Дух определенно считается женским началом. И совершенно отдельно от этого инстинктивная потребность человека в признании Божественного Материнства нашла в христианстве выражение в культе Пресвятой Девы, которая, хотя и не будучи лицом Троицы, тем не менее является Всеобщей Матерью, Царицей Ангелов и Звездой Моря.

Изучающим следует понимать, что во Внутреннем Правительстве мира есть великий отдел Материнства, занимающий там важное место. Как Ману является главой отдела, занимающегося физическим развитием рас и подрас, и как Бодхисаттва возглавляет другой отдел, курирующий религию и образование, так есть там и глава отдела Материнства, именуемая Джагат-Амба или Матерью Мира. И как в настоящее время Господь Вайвасвата занимает пост ману, а Господь Майтрея — мирового учителя, так и пост матери мира занимает великий ангел, бывший однажды матерью, давшей жизнь телу Иисуса.

Работа этого отдела состоит как раз в том, чтобы присматривать за всеми матерями мира. С оккультной точки зрения величайшая слава для женщины не в том, чтобы стать лидером в обществе или получить высокую университетскую степень и жить в презрительном уединении, но в том, чтобы давать проводники тем «я», которые собираются прийти в воплощение. И это не должно считаться чем-то таким, что следует скрывать или чего нужно почти что стыдиться — это великая слава и великая возможность, которую даёт женское воплощение, и которой мужчины не располагают. У них есть другие возможности, но они лишены этой воистину чудесной привилегии материнства. Именно женщины выполняют эту великую работу помощи миру по продолжению рода, и совершают они её ценой страданий, о которых мы, мужчины, не можем даже иметь представления.

Поскольку это так, по причине необходимости этой великой работы и существования ужасных страданий, которые она вызывает, во внутреннем правительстве мира и существует этот специальный отдел, и долг его работников состоит в том, чтобы присматривать за каждой женщиной, когда она испытывает страдания, и дать ей столько сил и помощи, сколько позволяет её карма. Как нам было сказано, Матерь Мира имеет в распоряжении огромные сонмы ангельских существ, и кто-либо из них в качестве её представителя всегда присутствует при рождении каждого ребёнка. Каждое празднование Святой Евхаристии посещается Ангелом Присутствия, который в действительности есть мыслеформа самого Христа, через которую он удостоверяет и подтверждает таинство, совершаемое священником; и хотя Христос един и неделим, совершенно верно, что он тем не менее одновременно действительно присутствует на многих тысячах алтарей. Точно так же, хотя и на значительно более низком уровне, Матерь Мира через своего представителя сама присутствует у ложа каждой страдающей матери. Многие женщины при таких обстоятельствах видели её, а не имевшие такой привилегии всё же чувствовали изливаемую ею помощь и даваемое ею подкрепление.

Искреннее желание Матери Мира — чтобы каждая женщина во время своих испытаний имела бы наилучшее возможное окружение, чтобы она была окутана глубокой и истинной любовью и была полна самых святых и благородных мыслей, дабы никакие влияния, кроме самых высших, не воздействовали на будущего ребёнка, и его жизнь получила бы поистине благоприятное начало. Никакой магнетизм не должен ожидать его, кроме самого лучшего и чистого, и потому скрупулёзное соблюдение физической чистоты во всём является здесь настоятельной необходимостью. Лишь строжайшее соблюдение правил гигиены может дать те благоприятные условия, которые позволят родиться благородному и здоровому телу, годному для обитания возвышенного «я».

Этот вопрос обеспечения подходящих воплощений для высокоразвитых «я» вызывает у Матери Мира и её ангелов-хранителей значительную озабоченность. Много тысяч продвинувшихся душ готовы к воплощению и желают принять его, дабы помогать в работе Мирового Учителя, но трудность нахождения подходящих тел весьма велика. Вследствие глупого и показного предлога, что женщины и мужчины не могут позволить себе вступать брак, поскольку содержать большие семьи слишком дорого, в западном мире начинает уже появляться зловредная традиция.

Святая Троица в Православной Церкви

Не понимая замечательной возможности, которую предоставляет им их пол, женщины желают быть свободны от ограничений брака, чтобы подражать стилю жизни и деятельности мужчин, вместо того, чтобы воспользоваться своими собственными особыми привилегиями. Такие настроения и такая линия действий являются очевидно губительными для будущего расы, поскольку это означает, что представители высших классов не участвуют в продолжении рода, оставляя это всецело в руках менее развитых «я», участие которых в этом как раз менее желательно.

В Индии обстоятельства иные, поскольку брак воспринимается как нечто само собой разумеющееся, но даже в высших кастах зачастую прискорбно мало внимания уделяется условиям, которые оказываются весьма неблагоприятными для рождения хороших и здоровых тел. Это очень серьёзный вопрос, и я советую рассмотреть его всем изучающим оккультизм, которые непременно должны делать всё, что в их силах, чтобы добиться более удовлетворительного состояния дел.

Женщинам всех стран было бы хорошо объединиться в своих усилиях по распространению среди своих сестёр верных сведений по этому важнейшему вопросу; каждая женщина должна вполне осознавать великолепные возможности, которые даёт ей женское воплощение, и каждой следует дать знания об абсолютной необходимости условий, которые должны сопровождать беременность, а также предшествующий и последующий периоды. Тщательное внимание должно уделяться не только чистоте, которой следует окружить тело ребёнка, но и совершенным астральным и ментальным условиям, которых достигают любовью и доверием, счастьем и святостью. Таким образом работа Матери Мира будет в огромной мере облегчена, а будущее расы обеспечено.

Часто спрашивают, есть ли адепты, живущие в женских телах. Существование Матери Мира и является ответом на этот вопрос. Благодаря её удивительной чистоте и развитию в иных направлениях она была избрана матерью ученика Иисуса, родившегося когда-то в Палестине; а в силу великого терпения и благородства души, с которым она перенесла все ужасные страдания, пришедшие к ней в результате этого, она достигла в той же жизни уровня адепта. Когда после этого перед ней открылись семь путей, она избрала тот, по которому вступают в великолепную эволюцию дэв, и была принята туда с великой честью и отличием.

Вот истина, лежащая за католической доктриной принятия Девы Марии в сонм ангелов — не то, чтобы она была взята на небо и помещена среди ангелов в физическом теле, но когда она оставила это тело, то заняла место среди ангелов и была вскоре назначена Матерью Мира, став воистину царицей ангельской, как поэтически выражается Церковь. Великая дэви не нуждается в физическом теле, но в силу своей нынешней должности она всегда является нам в женской форме, как и те адепты, которые решили помогать ей в её работе.

Веками тысячи и тысячи людей изливали к её ногам самое сердечное благоговение, и можно быть уверенным, что ни капля его не была растрачена зря или использована не по назначению, ибо она, чья любовь к человечеству и вызвала эти чувства, всегда до предела использовала свои силы для того многотрудного дела, за которое она взялась. Как бы мало люди ни знали об этом, но они изливали к её ногам столько любви не потому что она была однажды матерью Иисуса, но потому что она сейчас — Мать всего живого.

Мы не должны думать, что это знание о Матери Мира является исключительным достоянием христианства — в Индии её почитают как Джагат-Амбу, а в Китае — как Гуань-Инь, Матерь Милосердия и Знания. По сути она является представительницей самой любви, чистоты и благоговения, воистину она — мудрость небесная, но прежде всего она — Consolatrix Afflictorum, утешительница и помощница всем, кто в беде, в страдании, в нужде, в болезни или ином несчастии.

Шакти или женский аспект каждого лица Святой Троицы распознаётся также и в некоторых четвертях известной эмблемы тройного Тау, как показано на рис. 7.

Подобная же троичность существует и у более высоких и великих логосов, а далеко за ними и выше всего, что только можно узнать или вообразить, находится Абсолют, который представляется также Троичным. На другом конце шкалы мы находим Троицу в человеке: его Дух, Интуицию и Разум, которые представляют тройное качество воли, мудрости и деятельности. Эта троица в человеке является образом другой, большей Троицы, но это есть также нечто больше, чем образ. Это не только символ Трех Лиц Логоса, но каким-то непостижимым для физического сознания образом это также действительное выражение и проявление этих Трех Лиц на нашем низшем уровне.

Догмат Пресвятой Троицы

Бог един по Существу и троичен в Лицах. Догмат Троичности — основной догмат христианства. На нем непосредственно основывается ряд великих догматов Церкви и, прежде всего, догмат нашего искупления. Вследствие такой своей особенной важности, учение о Пресвятой Троице составляет содержание всех символов веры, какие употреблялись и употребляются в Православной Церкви, равно как и всех частных исповеданий веры, написанных по разным случаям пастырями Церкви.

Будучи важнейшим, из всех христианских догматов, догмат о Пресвятой Троице есть вместе и самый трудный для его усвоения ограниченной человеческой мыслью. Вот отчего ни о какой иной христианской истине, борьба не была столь напряженной в истории древней Церкви, как об этом догмате и об истинах, непосредственно с ним связанных.

Догмат Святой Троицы заключает в себе две основные истины:

А. Бог есть един по Существу, но Троичен в Лицах, или иными словами: Бог — Триединый, Триипостасный, Троица Единосущная.

Б. Ипостаси имеют личные, или ипостасные свойства: Отец не рожден. Сын рожден от Отца. Дух Святой исходит от Отца.

Мы поклоняемся Пресвятой Троице единым нераздельным поклонением. У Отцов Церкви и в богослужении Троица именуется часто единицей в Троице, единицей Триипостасной. В большинстве случаев молитвы, обращенные к поклоняемому одному Лицу Святой Троицы, заканчиваются славословием всем трем Лицам (напр., в молитве Господу Иисусу Христу: Яко препрославлен еси со Безначальным Твоим Отцем и с Пресвятым Духом во веки, аминь.)

Церковь, обращаясь молитвенно к Пресвятой Троице, призывает Ее в единственном, а не во множественном числе, напр.: Яко Тя (а не Вас) хвалят все силы небесные, и Тебе(а не Вам) славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Христианская Церковь, сознавая таинственность этого догмата, видит в нем великое откровение, возвышающее веру христианскую неизмеримо над всяким исповеданием простого единобожия, какое встречается и в иных религиях, нехристианских. Догмат — три Ипостаси — указывает на полноту таинственной внутренней жизни в Боге, ибо Бог есть любовь, и любовь Божия не может только простираться на сотворенный Богом мир: она в Святой Троице обращена и внутрь Божественной жизни. Еще яснее для нас догмат три ипостаси указывает на близость Божию к миру: Бог над нами, Бог с нами, Бог в нас и во всем творении. Над нами — Бог Отец, Источник приснотекущий, по выражению молитвы церковной, Основа всякого бытия, Отец щедрот, любящий нас и пекущийся о нас, творении Его, мы — дети Его по благодати. С нами — Бог Сын, рождение Его, ради любви Божественной явивший Себя людям Человеком, чтобы мы знали и своими глазами увидели, что Бог с нами, преискренне, т. е.

Откуда берет происхождение учение о Троице?

совершеннейшим образом «приобщившийся нам» (Евр. 2:14). В нас и во всем творении — Своею силою и благодатью — Дух Святой, Иже вся исполняй, жизни Податель, Животворящий, Утешитель, Сокровище и Источник благ. Три Божественных Лица, имеющие превечное и предвечное бытие, явлены миру с пришествием и воплощением Сына Божия, будучи «едина Сила, едино Существо, едино Божество» (стихира в день Пятидесятницы).

Так как Бог по самому Существу Своему есть весь сознание и мысль и самосознание, то и каждое из этих тройственных вечных проявлений Себя Богом Единым имеет самосознание, и потому каждое — есть Лицо, и Лица не суть просто формы, или единичные явления, или свойства, или действия; Три Лица содержатся в самом Единстве Существа Божия. Таким образом, когда в христианском учении говорим о Триединстве Божием, то говорим о таинственной, в глубине Божества сокрытой внутренней жизни Божией, явленной — приоткрытой миру во времени, в Новом Завете, ниспосланием от Отца в мир Сына Божия и действием чудотворящей, жизнеподательной, спасающей силы Утешителя-Духа Святаго.

Учение Джона Оуэна о Троице и его значение сегодня

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *