В 16 км к востоку от г. Звенигород, на левом берегу Москвы-реки, расположено старинное с. Уборы, известное еще с 1504 г. как вотчина бояр Овциных, под названием «Луг Изборск». С 1610 г. Уборы принадлежали Шереметевым, затем село переходило к другим владельцам, но с 1883 г. вплоть до революции их хозяевами вновь стали Шереметевы. От бывшей усадьбы в Уборах сохранилась только Спасская церковь, и остатки парка с прудами.

В 1673 г. здесь построен деревянный храм во имя Спаса Нерукотворного Образа, и село какое-то время называлось Спасским. В 1694 г. Петр Васильевич Шереметев решил построить в своей усадьбе новый каменный храм и вручил подряд на строительство известному зодчему Якову Григорьевичу Бухвостову, который был крепостным окольничьего Татищева. Бухвостов не успел в срок сдать заказ, и по воле заказчика (П. В. Шереметева) был схвачен, посажен за решетку и был «бит нещадно кнутом». Однако граф беспокоился о судьбе своей постройки и освободил крепостного зодчего. Сам заказчик не дожил до окончания строительства церкви всего несколько недель. Он скончался в 1697 г.

Спасская церковь считается одним из лучших образцов московского барокко. Она близка по своей архитектуре к храму в Филях. Фасады ее богато украшены белокаменными резными наличниками и витыми колоннами с капителями. Церковь состоит из трех ярусов, нарядность храму придает сочетание белых резных украшений с красным кирпичом, из которого она сложена. Удачно также выбрано место постройки — она удивительно красиво вписана в окружающий ландшафт, особенно величественной и парадной кажется со стороны Москвы-реки.

Во время Войны 1812 г. храм был разорен и длительное время находился в запустении. В советское время власти разграбили церковь. Был уничтожен единственный в своем роде 25-метровый позолоченный резной иконостас в девять ярусов. Колокола, отлитые из чистого серебра, сняты на переплавку. Храм пустовал много лет, в нем хранили сено.

Летом 1995 г. его вернули верующим. Тогда же его посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Он благословил восстановление и приход храма. В настоящее время он практически восстановлен и вновь радует прихожан своей красотой и величием.

Святыни. От прошлого убранства храма сохранился большой подсвечник, который стоит у иконы апп. Петра и Павла.


Адрес: 143030, Московская обл., Одинцовский район, с. Уборы, ул. Парковая.

Телефон: (495) 561-66-21.

Настоятель храма — священник Александр Николаевич Сидоров, 1981.

Село Уборы с церковью Спаса Нерукотворного стоит на старой дороге, по которой шли паломники из Москвы на богомолье в Саввино-Сторожевский монастырь. Уборский храм – памятник нарышкинского барокко, стоящий в одном ряду с признанными образцами этого стиля, московским храмом Покрова Богородицы в Филях, Знаменской церковью на Шереметевом дворе и Троицкой церковью в Троице-Лыково.

В 1878 году архимандрит Троице-Сергиевой лавры Леонид Кавелин издал книгу «Московский Звенигород и его уезд в церковно-археологическом отношении». К тексту издания прилагалось пять литографий красивейших церквей уезда: Никольской в Вяземах, Димитрия Солунского в Дмитриевском, Благовещенской в Павловской Слободе, Никольской в Урюпине и, наконец, Спасской в селе Уборы. Сегодня эти отмеченные архимандритом храмы находятся в разных частях Подмосковья – Истринском, Одинцовском, Красногорском районах, которые в XIX веке составляли единую территорию Звенигородского уезда. Спасская церковь в Уборах может считаться одной из красивейших не только в западной части Подмосковья, но и во всей области. Подобный ей по архитектуре храм нарышкинского барокко есть лишь в селе Софрино в бывшей усадьбе Салтыковой-Ягужинской.

Название села Уборы по словарю народных географических терминов Э.М. Мурзаева, возможно, восходит к диалектным словам убор, уборье – возвышенность, высокое место. За свою историю селение несколько раз меняло имя. В начале XVI века местность значится в документах как «Луг Избореск», а в XVII веке по церкви Спаса Нерукотворного стало называться Спасским или Спас-Уборы.

Уникальность Уборской церкви в том, что этот прекрасный образец архитектуры нарышкинского барокко был выстроен человеком простого происхождения – крепостным крестьянином Якушкой Григорьевым, впоследствии именовавшимся Яковом Григорьевичем Бухвостовым. Зодчий-самородок родился на подмосковной земле в селе Никольское-Сверчково Берендеевского стана Дмитровского уезда. В 1690-х годах владелец Убор, воевода и начальник Поместного приказа Петр Васильевич Шереметев Меньшой задумал строительство в своей вотчине каменного Спасского храма, который бы не уступал по красоте лучшим на то время московским церквям. Шереметев поручил стройку уже знаменитому к тому времени «подрядчику каменных дел» Яшке Бухвостову и его товарищам Мишке Тимофееву и Митрошке Семенову.

Яков Григорьевич Бухвостов не единственный в русской архитектуре известный зодчий, который вышел из среды крепостных крестьян. Почти одновременно со строительством Спасской церкви в Уборах в Москве на Покровке возводился большой Успенский храм на средства купца Сверчкова. Его строителем стал зодчий Петрушка Потапов, как считается, крепостной крестьянин и самоучка. Красота этого удивительного храма в стиле нарышкинского барокко поражала Ф.М. Достоевского, а позднее – И. Э. Грабаря, Д.С. Лихачева. Выстроенный выходцем из народа храм после революции отмечал и первый комиссар народного просвещения РСФСР А.В. Луначарский. Он даже настоял на присвоении соседнему с церковью переулку имени зодчего Потапова. Увы, в 1930-е году Успенский храм на Покровке закрыли и снесли.

Можно вспомнить и крепостных зодчих, чье происхождение подтверждено документально. В усадьбах графской ветви Шереметевых работала целая династия крепостных художников и архитекторов Аргуновых. Федор Семенович Аргунов спроектировал несколько павильонов в усадьбе графа П.Б. Шереметева в Кусково, а Павел Иванович Аргунов выстроил позже дворец-театр в имении его сына в Останкино. Даже знаменитый Казанский собор на Невском проспекте в Санкт-Петербурге был воздвигнут по проекту бывшего крепостного крестьянина Андрея Никифоровича Воронихина.

Яков Бухвостов был предприимчивым мастером «каменных дел», легко брался за несколько подрядов одновременно, правда, не всегда разумно рассчитывал свои возможности. Еще не до конца завершив работы по возведению стен и башен Ново-Иерусалимского монастыря, Бухвостов взялся в 1693 году сразу за еще два больших дела: строительство нового Успенского собора в городе Рязани и каменной церкви под Москвой в Уборах для боярина П.В. Шереметева. Такая самонадеянность чуть не стоила «мужицкому» архитектору позорного наказания.

Бухвостов пообещал П.В. Шереметеву построить Спасскую церковь в Уборах за два года, однако, почти сразу забросил подмосковную стройку и уехал в Рязань, все время работая над возведением грандиозного собора. Заказчик пожаловался на зодчего в приказ каменных дел, после чего в Рязань за нарушителем выехал пристав. Посыльный не смог поймать и арестовать Бухвостова в Рязани, но спустя какое-то время зодчий сам явился к Шереметеву и заключил с боярином договор на новый срок. Однако и на второй раз Бухвостов не успел построить церковь в Уборах вовремя. Зодчего посадили за решетку и обязали срочно закончить дело, предварительно побив «нещадно кнутом». Позорное наказание, однако, было отменено по просьбе самого Шереметева, и к 1697 году великолепный каменный храм на берегу реки Москвы все же был возведен.

Неприятности с П.В. Шереметевым не исправили привычку неутомимого Бухвостова браться за несколько больших дел сразу. Известно, что после Рязанского собора зодчий одновременно принялся строить в этом городе архиерейские каменные житницы, палаты и сразу четыре церкви. Однако и там из-за спешки мастера не обошлось без проблем: «в каменном деле учинилась поруха», и Бухвостов «многие недели держан был у того дела по приказу митрополичью в железах».

Спасский храм в Уборах некогда был также великолепен по своему внутреннему убранству, как и внешне. К сожалению, в 1930-е годы он не избежал участи многих подмосковных церквей – был закрыт и разорен. Иконы и резной деревянный иконостас были порублены и расхищены. Однако и в советские годы понимали, что храм представляет большую ценность как памятник архитектуры, и в 1950-е годы специалистами была проведена основательная реставрация. Нынешние иконостас и храмовые образы появились в церкви после ее возвращения верующим в начале 1990-х годов.

25 июня митрополит Ювеналий совершил великое освящение Спасского храма в селе Уборы Одинцовского района и возглавил Божественную литургию в новоосвященном храме. Его Высокопреосвященству сослужили епископ Видновский Тихон, епископ Серпуховской Роман, благочинный Одинцовского округа архимандрит Нестор (Жиляев), благочинный Шатурского церковного округа священник Владислав Решетников, настоятель храма священник Александр Сидоров, настоятель Троицкого храма деревни Ивашево Ногинского района протоиерей Алексий Смирнов, духовенство Одинцовского благочиния.

За богослужением молились член Совета Федерации от Калининградской области О. П. Ткач, руководитель Федеральной налоговой службы РФ М. В. Мишустин, глава Одинцовского района А. Р. Иванов, председатель Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества А. В. Громова, благотворители и прихожане.

Богослужебные песнопения исполнял мужской состав молодежного хора Георгиевского собора под управлением Павла Карпова.

За богослужением была совершена священническая хиротония диакона Владимира Чиркина и диаконская хиротония Максима Смирнова. На малом входе благочинный Шатурского церковного округа священник Владислав Решетников был удостоен права ношения камилавки и наперсного креста.

По окончании богослужения со словами приветствия к митрополиту Ювеналию обратился архимандрит Нестор (Жиляев): «Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка, разрешите приветствовать Вас здесь, в Спасском храме села Уборы, в храме, который является жемчужиной не только Подмосковья, но и всей России. Этот храм много претерпел на своем веку, трудно описывать это без слез. Однако нашлись люди, верные Церкви, которые взяли на себя груз ответственности за его восстановление, за возвращение былой красоты. Я помню, приблизительно семь или восемь лет тому назад, Вы приезжали в этот храм, обсуждали вопрос установки иконостаса и говорили: «Доживу ли я до того дня, когда красота вернется в этот храм?» Владыка, это свершилось. Очень радостно, что Вы освятили храм. Конечно, как и в каждом храме, здесь предстоит совершить еще много трудов, но главное сделано. Храм будет служить народу Божиему, свидетельствовать о Христе, Распятом и Воскресшем.

Владыка, от всего сердца хочется поблагодарить Вас за Ваш приезд, за Ваше содействие в деле возрождения этого храма. Дорогой Владыка, пожалуйста, благословите свой народ и преподайте ему слово своего архипастыря».

Затем с архипастырским словом к духовенству и молящимся обратился митрополит Ювеналий: «Братья архипастыри, дорогой отец благочинный архимандрит Нестор, настоятель храма отец Александр, всечестные отцы, дорогие братья и сестры! Мы встречаемся с вами в период Петрова поста. Некоторые, тяготясь многочисленными постами и постными днями, говорят, что этот пост не столь серьезный и не столь важный, тем более, что, по сравнению, скажем, с Великим постом там есть послабления, можно в пищу рыбу употреблять. Но мне хочется обратить ваше внимание на нашу человеческую природу, склонную ко греху. И вот, чтобы мы духовно совершенствовались, чтобы мы стремились к святости и готовились к Царствию Божию, Святая Церковь, как ласковая заботливая мать, печется о нашем спасении, предлагая нам покаяние. Чем для нас важен этот пост в честь апостолов Петра и Павла? Когда мы честно анализируем свою жизнь, то видим, что в этих двух апостолах мы находим и свою судьбу, и потому можем им подражать. Возьмите апостола Петра — бросил мрежи, оставил свою профессию рыбака и пошел за Христом, был всегда с Ним и отличался горячей ревностью, преданностью Спасителю. Но и он тоже был человек, и Христос ему предсказал, что в момент испытания он от Него отречется. А тот не мог представить даже, что это может быть с ним, и говорил Спасителю: «Я душу мою положу за Тебя» (Ин. 13:37). Когда Христа в Гефсиманском саду по предательству Иуды взяли воины, апостол Петр показал свою слабую человеческую природу, когда служанка ему сказала: «И ты был с Иисусом Галилеянином» (Мф. 26:69), он отрекся перед всеми, сказав: «Не знаю, что ты говоришь» (Мф. 26:70). А потом и другие говорят: «И этот был с Иисусом Назореем» (Мф. 26:71). Тогда он уже с клятвой отрекается от Христа (Мф. 26:72). А когда апостол Петр увидел издали Христа, идущего на допрос к Каиафе, то вышел и горько плакал (см.: Лк. 22:62). Это были слезы покаяния. Мы знаем, что по Своему милосердию и любви, Христос, зная нашу природу, не отверг его, но принял и вновь удостоил быть своим апостолом (см.: Ин. 20:15–22).

А апостол Павел? Может быть, много сейчас в нашей стране таких, которые не знают Христа, которые гнали Его, которые, может быть, храмы разрушали и убивали служителей Церкви. Когда он шел в Дамаск, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» Он спросил: «Кто Ты, Господи?» и услышал ответ: «Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна» (см.: Деян. 9:4–5). Мы знаем, что после этой встречи он становится ревностным учеником и проповедником Христа Спасителя. Так и в наше время многие Савлы соделались Павлами. Сейчас отец Нестор вспоминал судьбу этого древнего прекрасного храма. У меня язык не поворачивается, чтобы озвучить то, что с ним было. Сейчас мы видим дивный иконостас. А тогда, может быть, он был еще красивее, еще богаче. Его демонтировали, распилили и здесь, на этом месте сжигали. До 1991 года храм был в поругании. Мы вспоминаем об этом потому, что в этом году исполняется 100 лет с начала гонений на Русскую Православную Церковь. Это было не только идеологическое сопротивление вероучению, это было желание физически уничтожить Русскую Православную Церковь — как храмы, так и служителей Церкви. Теперь многие говорят: «Народу нужно покаяние, все должны покаяться». Да, нужно каяться и в этом, хотя мы сами и не разрушали храмы, но нужно покаяться за грехи отцов и дедов наших, чтобы впредь не повторилось то, что они сделали. Как нужно каяться? Не просто прийти на исповедь и сказать: «Я каюсь за своего деда, или прадеда, или отца». Нужно принести плоды покаяния: такие, как мы видим сегодня. Я знаю, что эта малая община не в состоянии была бы восстановить в такой красоте и в таком величии этот храм, если бы не нашлись жертвователи, которые в знак покаяния отдали Церкви свои таланты, деньги. Это один пример.

Мы за последние годы не только много восстановили храмов, находившихся в поругании, но и построили свыше пятисот новых там, где их не было. Но еще есть где применить наше покаяние сегодня. В нашей Московской области еще 250 храмов находятся в руинах и поругании так, как было с этим святым храмом. Я, как ваш архиерей, хочу сказать жителям Подмосковья, что не будет совершенного покаяния в народе, пока все эти храмы не будут восстановлены, как этот Спасский храм. Я повторяю много раз, обращаясь к нашей пастве, что есть средства, есть богатые люди, которые живут в Подмосковье. И они в состоянии помочь в восстановлении святынь — так же, как и те, которые сегодня будут получать от Святейшего Патриарха и от меня, как Правящего архиерея, церковные награды. Много, может быть, найдется еще таких людей, которые обратят внимание на наши порушенные святыни. А храмы нам нужны для того, чтобы мы изо дня в день посещая их, получали Божию благодать, Божию силу для несения нашего жизненного креста, чтобы мы с мыслью о Боге могли трудиться и общаться друг с другом в радости и благодушии. Я хотел бы на память о сегодняшнем освящении Спасского храма передать образ Спаса Нерукотворного этому приходу, чтобы вы молились перед этой иконой и просили Господа о прощении своих грехов, и просили помощи и силы для несения вашего жизненного креста. А всех, кто приблизил этот день, я горячо благодарю и призываю на вас Божие благословение».

Затем Владыка Ювеналий вручил потрудившимся в деле восстановления храма церковные награды: священник Александр Сидоров был удостоен ордена прп. Серафима Саровского III степени, М. В. Мишустин — Патриаршего знака храмостроителя; О. П. Ткач — ордена прп. Андрея Иконописца III степени; Е. А. Аверьянов — медали Московской епархии «За жертвенные труды» I степени, благотворители и труженики храма — благодарственных и благословенных грамот митрополита Ювеналия.

После награждения к собравшимся обратился член Совета Федерации от Калининградской области О. П. Ткач: «Ваше Высокопреосвященство Владыка Ювеналий, Ваши Преосвященства Владыка Тихон и Владыка Роман, Ваше Высокопреподобие отец Нестор! От всех нас примите глубочайшую благодарность за то, что произошло сегодня. Для нашей общины это самое доброе, замечательное и благостное событие. Сегодня в нашем храме было совершено великое освящение. Сегодня наша община увидела своего отца, получила его благословение — Ваше благословение, Владыка. Хочу сказать Вам, что мы молимся за Вас на каждой службе, мы просим у Господа для Вас многих и благих лет. Мы просим и Ваших молитв о нас и благодарим Вас за все. Мы сегодня просто счастливы. Примите от нас этот образ Спасителя с благодарностью от нас».

Спасский храм в селе Уборы был построен в 1697 г. тщанием Петра Васильевича Шереметьева. В 1938 г. храм был разграблен. Единственный в своем роде иконостас был распилен на части и сожжен в центре храма. Колокола звонницы сбросили и увезли на переплавку. Здание переоборудовали под клуб, а потом в нем хранили сено.

Церковная жизнь была возобновлена в 1991 году. В 2008—2009 гг. были произведены ремонтно-реставрационные работы внутри храма и изготовлены иконостас храма и киоты, отлиты колокола для храмовой звонницы.

В 2012 г. ктиторами храма построен церковно-приходской дом. При храме функционирует воскресная школа.

Темы: митрополит Ювеналий, восстановление порушенных святынь, Одинцовский округ, освящение храма

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *