Великий Князь Сергей Александрович и Великая Княгиня Елизавета Феодоровна

4 февраля 1905 г. в Кремле, близ Никольских ворот, террорист Каляев бомбой убил Великого Князя Сергея Александровича. Пострадало много случайных людей.

Незадолго до того Великий Князь, будучи генерал-губернатором Москвы и предпринимая меры против революционного еврейства (начиналась т.н. «первая революция»), выселил из города в соответствии с законом о черте оседлости тысячи евреев и закрыл синагогу. В связи с этим еврейский историк Дубнов писал, что Каляев – «орудие исторической Немезиды, покаравшей московского Амана за поругание еврейства».

По этой причине Сергей Александрович стал для евреев одной из наиболее ненавистных фигур, на которую было принято лить всевозможную клевету в печати, приписывать ему всевозможные пороки, в том числе позже даже в «солидных» исторических трудах. Постараемся восстановить и сохранить в нашей памяти его светлый облик.

+ + +

Сергей Александрович Романов, пятый сын Императора Александра II, родился 29 апреля 1857 г. в Царском Селе. В детстве воспитательницей Великого Князя была Анна Феодоровна Тютчева, в замужестве Аксакова, а в 1864 г. воспитателем был назначен капитан-лейтенант Дмитрий Сергеевич Арсеньев – оба люди незаурядные, привившие Великому Князю любовь к родине с ранних лет. Большое воздействие на душу Сергея Александровича и его последующую жизнь оказало знакомство в юности с архиепископом Ярославским и Ростовским Леонидом.

В благочестивом и набожном окружении усилиями матери Великий Князь получил прекрасное образование. Энциклопедию права ему читал Константин Петрович Победоносцев, которого Сергей Александрович знал и любил с детства, государственное право было поручено Николаю Степановичу Таганцову, политическая экономия – Владиміру Павловичу Безобразову. Зимой 1876 г. историю Великому Князю преподавал Сергей Михайлович Соловьев, русскую литературу читал профессор Орест Феодорович Миллер. Ему также читали курс военных наук, однако любимой наукой его была история. Вместе с профессором истории Константином Николаевичем Бестужевым-Рюминым Великий Князь уже в ранние годы совершил поездку по северу России и большую часть времени посвятил изучению исторических памятников и святынь.

В 1877 г. начались занятия по приготовлению Сергея Александровича к присяге. Эти занятия вел истинный патриот, глубоко верующий человек – князь Сергей Николаевич Урусов. 29 апреля 1877 г. Великий Князь принес присягу на верность Царю и Отечеству и вскоре отправился в действующую армию на Балканы, где в то время шла русско-турецкая война. За проявленную отвагу при военных действиях Великий Князь был награжден орденом святого великомученика Георгия Победоносца IV степени.

В 1882 г. Сергей Александрович был назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка. Он был образцом исполнения служебных обязанностей, настоящим отцом-командиром, которого любили и уважали и солдаты, и офицеры. До конца жизни Великий Князь не терял связи со своими преображенцами. Для улучшения быта «слабосильных нижних чинов» Сергей Александрович пожертвовал в полк капитал в 10000 рублей.

1 марта 1881 г. от бомбы террориста погиб отец Сергея Александровича, Император Александр II. 21 мая Великие Князья Сергей Александрович, Павел Александрович и Константин Константинович совершили паломничество во Святую Землю, желая после перенесенных тяжелых нравственных потрясений найти утешение в молитве у Живоносного Гроба Господня. После беседы с ними архимандрит Антонин (Капустин), начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме, записал в своем дневнике: «Чистые, благие и святые души царевичей пленили меня». О Великих Князьях он также писал В.Н. Хитрово: «Независимо от своего царского рода и положения, это наилучшие люди, каких только я видел в свете… Меня они очаровали своею чистотою, искренностью, приветливостью и глубоким благочестием в духе Православной Церкви».

Вскоре по возвращении в Петербург Сергеем Александровичем было учреждено Православное Палестинское общество, в котором Великий Князь принял обязанности председателя. Общество стало заботиться о святынях Палестины, собирать, разрабатывать и распространять в России сведения о святых местах Востока и оказывать всемерное содействие русским паломникам. В Иерусалиме для русских богомольцев было сооружено подворье с гостиницами, устроены прекрасная больница, школа и странноприимные дома. По инициативе и на средства Великого Князя в Иерусалиме были произведены раскопки, давшие много ценных результатов. Под вековыми наслоениями был обретен порог так называемых «Судных врат», чрез которые шел с Крестом на Голгофу Господь наш Иисус Христос. На этом священном месте был сооружен храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, в память Царя-Освободителя. Великие Князья также приобрели место на склоне Елеонской Горы, близ Гефсиманского сада, на котором вскоре на их средства был построен новый пятиглавый храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины, в память благочестивой Императрицы Марии Александровны. Имя Великого Князя Сергея Александровича должно всегда с благодарностью почитаться каждым православным паломником на Святой Земле.

Жизнь, отданная Богу

3 июня 1884 г. Сергей Александрович вступил в брак с дочерью Великого Герцога Гессенского Людвига IV, ставшей Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной. По обоюдному желанию супруги хранили чистоту, так как еще до свадьбы благочестивые жених и невеста решили жить как брат и сестра. Этот союз был удивительно счастливым, поскольку супруги имели глубокое духовное родство.

26 февраля 1891 г. Высочайшим приказом Великий Князь Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором. За время своего генерал-губернаторства Великий Князь Сергей Александрович очень много сделал для Москвы. Особо следует сказать об учреждении общеобразовательных чтений для рабочих. Великий Князь горячо принимал к сердцу их интересы, поощряя распространение исторических знаний в рабочей среде при участии священнослужителей. За два года Комиссией по устройству чтений было предпринято около 50 изданий, включая книги по богословию, истории, литературе, географии, биологии, искусству. Председатель Комиссии, ректор Московской Духовной Семинарии архимандрит Анастасий (Грибановский) в своей речи перед слушателями очередных чтений, состоявшихся 6 февраля 1905 г., произнес:

«Великий Князь особенно чтил Москву как скрижаль нашей отечественной истории… Поникшее было в прежнее время, под воздействием чуждых нам влияний, значение святынь Москвы, исторических достопамятностей, самого уклада жизни московской при Великом Князе поднялось, возвысилось и стало виднее во всех концах России, сами Государи стали чаще посещать Москву. Царь Александр III, в правление Москвой Великим Князем, в одном из своих пребываний здесь, сказал достопамятные слова: «Москва – это храм России, а Кремль – ее алтарь»».

В начале XX века в России поднялась новая волна терроризма. Сергей Александрович был непримирим к бунтовщикам и революционерам, считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к террористам. Правительство не поддержало Великого Князя, и 1 января 1905 г. Сергей Александрович добровольно отказался от поста генерал-губернатора, не желая продолжать политическую деятельность. Великий Князь пожелал сохранить за собой только воинское звание. Однако он чувствовал, что приговорен к смерти. «Когда служили панихиду по разорванному на части бомбою министре Плеве, Великий Князь Сергей Александрович, склонившись в молитве и весь отдавшись Богу и Его воле, уже знал твердо, что участь его решена», – писал протоиерей Иоанн Восторгов (впоследствии священномученик).

4 февраля 1905 г. в 2 часа 50 минут по полудни Сергей Александрович, как обычно, выехал из Николаевского дворца в карете с одним кучером, без охраны – последнее время он ездил даже без адъютанта, никого не желая подвергать опасности. Когда до Никольских ворот оставалось не более 15 саженей, прогремел чудовищной силы взрыв. Он был настолько силен, что в здании Судебных Установлений и здании Арсенала вылетели окна. Когда рассеялся дым, представилась страшная картина: в луже крови безформенной грудой лежали останки. Со всех сторон к месту трагедии кинулись люди.

Но вдруг толпа расступилась… Приехала Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, которой успели сообщить о злодеянии, жертвой которого пал ее Августейший супруг. Она приблизилась к останкам Великого Князя и со слезами склонилась к ним. Это была потрясающая минута… Останки Великого Князя были перенесены в Алексеевскую церковь кафедрального Чудова монастыря. Все время, пока останки находились в храме, в Кремль длинной вереницей тянулись молящиеся от Спасских ворот. Многие простаивали в ожидании 5-6 часов.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский прислал Императору следующую телеграмму: «Скорбь Ваша неописуема. Скорбь Спасителя в Гефсиманском саду за грехи міра была безмерна, присоедините Вашу скорбь к Его скорби: в ней найдете утешение». В речи на панихиде по убиенном Великом Князе 5 февраля 1905 г. протоиерей Иоанн Восторгов произнес:

«Выстрел за выстрелом, взрыв за взрывом, кровь за кровью и убийство за убийством на Русской Земле. И вот пролилась кровь, благородная кровь ближайшего Сродника Государева. Не в честном бою, не пред лицом открытого ополчившегося врага, а от злодея, из-за угла поджидавшего жертву… Государство в опасности, люди гибнут на войне и внутри страны, презренное и гнусное убийство вышло из темных углов и нагло показывается на улицах, а сыны народа, почитаемые его мыслящею частью, как будто ничего не случилось, твердят и твердят о своих мечтательных и заморских идеалах, своими писаниями плодят и плодят недовольство в стране вместо успокоения, несут разделения, раздоры вместо мира и согласия… Люди русские! Одумаемся! Суд при дверях. Господь близ. Жертвы кровавые перед нами. Поминая молитвою эту новую и страшную жертву – убиенного Великого Князя Сергея Александровича, восплачем о нем, восплачем о растерзанном сердце Царя, о несчастной терзаемой России, восплачем и о себе самих!»

10 февраля, в день отпевания Великого Князя, с ним прощалась вся Москва, а вместе с нею и вся Россия. «Ты был верен до самой смерти своему долгу и запечатлел своею кровью верность твою святым исконным заветам Земли Русской, оставив нам высокий пример непоколебимой веры в Бога, преданности святой Церкви и Престолу и служения ближним, не жалея себя… Вечная память тебе на Святой Руси, наш дорогой, горячо любимый Великий Князь! Не забывай нас в твоих истых молитвах пред Престолом Всевышнего, да ниспошлет Господь мир и тишину Земле нашей, о которой ты столько болел душою и печалился, живя между нами», – писали в тот день «Московские ведомости».

По окончании отпевания дубовый гроб с серебряными государственными гербами по бокам был перенесен в храм во имя святого Апостола Андрея Первозванного в Чудовом монастыре, а 4 июля 1906 г. погребен в склепе специально построенного храма-усыпальницы в честь преподобного Сергия Радонежского – Небесного покровителя Великого Князя.

Елисавета Феодоровна посетила в тюрьме убийцу своего супруга, передала ему образок и сказала: «Я вас прощаю, Бог будет Судьей между Князем и вами, а я буду ходатайствовать о сохранении вам жизни».

На месте мученической кончины Сергея Александровича 5-й гренадерский полк поставил белый крест. К подножию креста люди начали класть деньги, и Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, назначенная шефом полка по кончине Великого Князя, выразила желание, чтобы на эти средства был сооружен новый крест-памятник. 2 апреля 1908 года после литургии в храме-усыпальнице состоялось освящение креста, выполненного по проекту В.М. Васнецова. У подножия креста было начертано: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят», а по всему кресту шла надпись «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще бо живем, аще умираем Господеви есмь. Вечная память Великому Князю Сергею Александровичу, убиенному 4 февраля 1905 года. Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем».

Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, всегда отдававшаяся делам милосердия и благотворительности, после кончины Великого Князя всю жизнь свою посвятила служению Богу и ближним. Она оставила придворную жизнь, продала свой дворец и на эти деньги устроила больницу, приют для детей, основала Марфо-Мариинскую обитель, в которой, приняв монашество, стала настоятельницей. За Божественной литургией 10 апреля 1910 г. в храме Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, учрежденной Елисаветой Феодоровной, состоялось возложение на Великую Княгиню креста настоятельницы. Великая Княгиня Елисавета, немка по происхождению, как и ее сестра Государыня Александра Феодоровна, приняв в замужестве Православие, стала очень русской по духу. Она была убита в 1918 г. в Алапаевске вместе с другими членами Императорской Фамилии. Мощи ее были вывезены Белой армией в Пекин, затем Иерусалим. Причислена к лику святых Русской Зарубежной Церковью в 1981 г..

1 мая 1918 г. крест на месте убиения Великого Князя был снесен при личном участии Ленина, который накинул веревку на крест на уровне шеи изображенного на кресте Иисуса Христа. В 1929 г. был разрушен и Чудов монастырь…

В 1986 г. при проведении в Кремле ремонтных работ был обнаружен сохранившийся склеп с захоронением Великого Князя. В 1995 г. его останки были торжественно перенесены из Кремля при большом стечении народа в московский Новоспасский монастырь, в котором находится усыпальница бояр Романовых – предков царственного Дома. На территории Новоспасского монастыря восстановлен и крест в прежнем виде.

В проповеди 1998 г. в день убиения Великого Князя Сергея Александровича протоиерей Александр Шаргунов сказал: «Великий князь Сергей Александрович – один из первых новомучеников российских, еще не прославленный. Это был человек, исполненный благочестия и заботы об Отечестве, поэтому у него было так много ненавистников и врагов. Его жизнь, как и жизнь святых Царственных мучеников и Великой княгини Елисаветы, была окружена ненавистью, враждой и клеветой. Как говорит сегодня апостол Иоанн Богослов, «не дивитесь, братия мои, если мір ненавидит вас» (1 Ин. 3, 13), потому что прежде он возненавидел Того, Кто является вашим Учителем и Господом».

Князь-мученик

День мученической кончины: 4/17 февраля 1905 года

Великий князь Сергей Александрович Великий князь Сергей Александрович – сын Царя-Освободителя Александра II, брат Царя-Миротворца Александра III, дядя Царя-Мученика Николая II. Один из самых трагических персонажей кануна русской катастрофы, человек сложной, драматической судьбы, непонятый и даже оболганный как при жизни, так и посмертно. Подвижник Православной Церкви и первый из мучеников Императорского Дома в XX веке. Около 14 лет он занимал пост Московского генерал-губернатора. Великий князь являлся покровителем, главой или почетным членом многих общественных, благотворительных, научных и культурных учреждений, поддерживая многочисленные начинания, направленные на упрочение и развитие в Москве нравственности, духовности, просветительства. Он был Председателем Государственного Исторического музея, руководителем Комитета по созданию Музея изящных искусств (ныне – Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), возглавлял Императорское Палестинское Общество.

Думается, в скором времени должна восстановиться справедливость – и историческая, и небесная. Имя Великого князя должно встать в нашей Церкви рядом с именем его святой жены – княгини Елизаветы Федоровны. Этой публикацией мы хотим отдать долг памяти Великому князю и его жизненному подвигу, послужить тому, чтобы приблизить момент его прославления.

История России последних веков непостижимым образом связана с таинственным апостольским словом об удерживающем теперь: Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7). Эти слова – о России, о православном русском народе. И о его великих православных самодержцах, которые первые принимали на себя направленный против веры и Отечества удар. Они и удерживали. Удерживать беззаконие, не допустить его разгула в мире век от века становилось все труднее. Только Россия, с ее православным укладом жизни, с ее материальной мощью и геополитическим положением, одна была тогда в силах «удерживать».

Обет

Рождению Великого князя предшествовало необычное событие. В сентябре 1856 года, после своей коронации, его отец Александр II с супругой Марией Александровной посетили Троице-Сергиеву лавру и независимо друг от друга тайно обещали перед мощами преподобного Сергия: если у них родится мальчик, назвать его Сергеем.

Мальчик появился на свет на следующий год.

В честь этого события московский митрополит Филарет (Дроздов) произнес особую проповедь. Святитель говорил, что рождение Великого князя – «знамение во благо», знак благословения Божия для только что начавшегося царствования. Сергей Александрович был уже седьмым ребенком в семье, но он первый рождался порфирородным – после воцарения отца. Судьба такого «обетного» царственного ребенка обещала быть необычной.

Воспитанием мальчика сначала занималась фрейлина А.Ф.Тютчева (дочь великого поэта, супруга славянофила И.С. Аксакова). «Широко просвещенная, обладавшая огненным словом, она рано научила любить русскую землю, православную веру и церковь… Она не скрывала от царских детей, что они не свободны от терний жизни, от скорбей и горя и должны готовиться к мужественной их встрече», – писал один из биографов Великого князя.

Когда мальчику исполнилось семь лет, его воспитателем назначили капитан-лейтенанта Д.С. Арсеньева. «Сергий Александрович был доброе, чрезвычайно сердечное и симпатичное дитя, нежно привязанное к родителям и особенно к матери, к своей сестре и младшему брату; он очень много и интересно играл и, благодаря своему живому воображению, игры его были умные», – вспоминал Д.С. Арсеньев.

Великий князь Сергей с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность

Великий князь Сергей появился на свет 29 апреля 1857 года и уже с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность. И еще с самого начала он через всю жизнь пронес чувство ответственности за данное ему имя, имя преподобного Сергия, полученное царевичем по обету его родителей, как знак их надежды на заступничество Радонежского чудотворца на пороге нового исторического пути России.

Вместе с этой дорогой начался и жизненный путь самого Сергея Александровича. И постепенно шествуя по нему, всегда и везде – в годы учебы и нравственного роста, на фронте Русско-турецкой войны, где он проявил себя настоящим героем и был удостоен Георгиевского креста, во время командования лейб-гвардии Преображенским полком – он не переставал сверяться с теми ценностными ориентирами, что составляли его кредо. Российское самодержавие виделось ему одним из догматов веры русского человека, отступление от которого приравнивалось к святотатству. Честное служение, законопослушание, богопочитание и любовь к Родине – вот слагаемые русской государственности, понимаемые Великим князем как Божественное соизволение.

Основа мировоззрения Сергея – Православие. Глубокую искреннюю веру, заложенную в нем с детства, он сохранял на протяжении всей жизни, являя пример христианского смирения, благочестия и верности Русской Церкви.

Родители

Великий князь был убежден, что либерализм тесно связан с повреждением нравственности

Великий князь был твердо убежден, что либерализм в политике тесно связан с повреждением нравственности. Доказательство этому он видел в семье родителей. Его отец, инициатор великих реформ и, по представлениям Сергея Александровича, западник и либерал, был неверен жене. В течение 14 лет он изменял ей с другой женщиной – фрейлиной Екатериной Долгорукой, родившей ему троих детей. Неприятие действий отца особенно обострилось после тяжелой, воистину мученической кончины Марии Александровны. Императрица страдала тяжелой формой туберкулеза. Через 45 дней после ее смерти Александр II женился на Долгорукой…

Трудно передать, кем была Мария Александровна (до перехода в Православие – принцесса Максимилиана-Вильгельмина-Августа) для Сергея Александровича и других младших детей – Марии и Павла. От мамы Сергей унаследовал любовь к музыке, живописи, поэзии. Она воспитала в нем сострадательность и доброту. Научила молиться.

Когда в 1865-м году восьмилетний Сергей вместе с мамой приехал в Москву для отдыха и лечения, он удивил всех тем, что попросил вместо развлечений показать ему архиерейское богослужение в Кремле и выстоял всю службу в Алексеевском храме Чудова монастыря.

«Кто подходил к Ней, – говорил о Марии Александровне высоко ее почитавший К.П. Победоносцев, – чувствовал присутствие чистоты, ума, доброты и сам становился при Ней чище, светлее, сдержаннее».

Когда ее не стало, Сергей Александрович пережил тяжелейшее потрясение.

Отцовскую измену Сергей Александрович объяснял увлеченностью чуждыми России западными (либеральными) идеями. Западническое воспитание, казалось, подтолкнуло императора Александра II и к проведению либеральных реформ, и к супружеской неверности. Злополучное венчание с Долгорукой (о котором Сергей узнал только от адмирала Арсеньева и почти через полгода) произошло тогда же, когда у царя окончательно созрело намерение ввести в России конституцию. Все это вместе – по убеждению Великого князя – и привело отца к трагической гибели! 1 марта 1881 года Государь был убит.

Под влиянием всего перенесенного в 1880-м году у Сергея Александровича сложилось твердое убеждение в том, что спасти от нравственной и политической гибели – и отдельно взятого человека, и страну – может только приверженность исторической и духовной традиции, верность Православию и самодержавию.

Естественно, что из-за подобных взглядов Сергей Александрович нажил себе множество врагов в «передовом» русском обществе, охваченном либеральными и даже революционными настроениями.

Суженая

В соединении Сергея Александровича с Елизаветой Федоровной – принцессой из Гессен-Дармштадта, будущей русской святой – есть что-то предопределенное. Они как будто заранее были суждены – сужены – друг другу. Сергей Александрович знал Эллу с рождения. И… даже раньше.

Летом 1864 года семилетний Сережа посетил Дармштадт вместе с матерью, дочерью гессенского герцога Людвига II. Неожиданный визит внес сначала переполох в герцогское семейство, но сердечность и обаяние русских родственников быстро заставили забыть о волнении. Особенно поразил всех маленький Сергей. Он вел себя необычайно учтиво и галантно – особенно с беременной женой наследника Алисой…

Через несколько месяцев дочь Алисы увидит свет и будет наречена Елизаветой (уменьшительно Эллой). Через год Сергей Александрович впервые увидит ее. Впоследствии он еще не раз будет в Дармштадте, и Элла проникнется искренней симпатией к нему. Его благородство и рыцарственность, искренний и правдивый характер всерьез очаруют и увлекут ее. Когда в 1883-м году стеснительный Сергей решится все же сделать ей предложение, она будет по-настоящему счастлива. На двадцатом году принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича. До этого все претенденты на ее руку получали отказ. Еще с ранней юности она отдала свое сердце Великому князю, когда он приезжал к ним и гостил месяцами со своей матерью, Императрицей Марией Александровной. Сергей и Элла необычайно подходили друг другу. У них были схожие интересы. Расставание хотя бы на один день было для обоих тяжким наказанием. Их объединяло живое христианское чувство, стремление помочь ближнему. То сочувствие, деятельное участие в жизни ближнего, которые Елизавета Федоровна видела в своей семье, то, чему учила их с сестрами мать Алиса – все нашло поддержку и развитие в новой среде, среди Романовых.

Уже в подмосковном имении Ильинском (завещанном Сергею матерью), где молодые провели медовый месяц, они вместе устроили родильный приют. Как могли, старались улучшить крестьянскую жизнь. И были восприемниками множества крестьянских младенцев.

Видя высокую духовную настроенность Сергея Александровича, Елизавета Федоровна в 1891-м году приняла решение перейти из лютеранства в Православие. Мог ли знать Великий князь, что воспитает для Православной Церкви новую святую? «Это было бы грехом, – писала она отцу, – оставаться так, как я теперь – принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж… Моя душа принадлежит полностью религии здесь… Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне этого не позволяет».

Признание в Гефсиманском саду

За три года до этого письма Елизавета Федоровна посетила вместе с мужем Святую Землю. Сам Сергей Александрович первое паломничество на Святую Землю совершил после гибели отца, в 1881-м году. Та поездка произвела на него глубокое впечатление. Он навсегда полюбил Палестину. Узнав о бедственном положении русских паломников, о том, сколько им приходится претерпевать неприятностей от местных жителей и турецких властей, великий князь Сергей задался целью им помочь и в 1882-м году основал Православное Палестинское (с 1889 года – Императорское) общество. Благодаря содействию этого общества Святую Землю беспрепятственно смогли посещать тысячи русских людей самых разных сословий. Поездка обходилась в 38 руб. (туда и обратно) и стала доступна даже крестьянам. Кроме того, «Палестинское общество в Палестине стало строить, восстанавливать и поддерживать православные храмы. Оно открывало поликлиники, школы, амбулатории и больницы. Амбулатории в Иерусалиме, Назарете и Вифлееме принимали ежегодно до 60 тыс. больных; снабжали бесплатным лекарством», – пишет современный исследователь, священник Афанасий Гумеров.

В 1883-м году при содействии Великого князя начались археологические раскопки в Иерусалиме. Они подтвердили историческую подлинность местоположения Голгофы. Были открыты остатки древних городских стен и ворот времен земной жизни Спасителя. Знаменитый русский археолог А.С. Уваров называл Сергея Александровича «Великим князем от археологии».

В 1888-м году великокняжеская чета приехала в Палестину на освящение храма Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Этот храм возводился на средства Александра III и братьев в память об их матери Марии Александровне. После церемонии освящения Елизавета Федоровна призналась, что хотела бы быть похороненной здесь. В 1918-м году Господь исполнит это ее желание.

Милосердная чета

Ряд исследователей считают, что брак Сергея и Эллы был исключительно духовным. По взаимному согласию они сохранили в браке свое девство. Одна из возможных причин такого решения – близкая степень родства: Елизавета Федоровна приходилась двоюродной племянницей Сергею Александровичу.

Но их духовное единение в таком случае представляется вдвойне удивительным. Особым образом единодушие супругов проявилось в осуществлении дел милосердия во время нахождения Сергея Александровича на посту генерал-губернатора.

Сразу после вступления в новую должность в 1891-м году Великий князь Сергей обратил внимание московского митрополита Иоанникия на то, как много в столице детей, оставшихся без попечения родителей. В апреле следующего года в генерал-губернаторском доме на Тверской было открыто Елизаветинское общество попечения о детях. При 11 городских благочиниях стали действовать 220 комитетов общества, повсюду организовывались ясли и детские приюты. Уже в конце апреля в приходе Рождества Богородицы в Столешниках открылись первые ясли на 15 детей грудного возраста, взятые под особое покровительство Великого князя Сергея. Оба супруга помогали всем новым яслям и садам. Для беднейших детей устанавливались именные стипендии. При своем вступлении в должность генерал-губернатора Сергей Александрович пожертвовал на пользу бедняков столицы огромную по тем временам сумму – пять тысяч рублей.

Он продолжает помогать также в сооружении памятников и музеев. Особого упоминания заслуживает его меценатская деятельность. Когда в Москве, на Волхонке, стал создаваться музей изобразительных искусств (нынешний музей им. Пушкина), Великий князь не только возглавил комитет по его устройству, но и вместе с братом своим Павлом Александровичем принял на себя расходы по строительству зала Парфенона. Современники «отдали должный восторг этому залу дорического стиля, – писал в 1908-м г., когда Сергея Александровича уже не было в живых, основатель музея И. В. Цветаев. – Это вышел хороший памятник почившему благодетелю музея». Основателю музея вторит его дочь, великая поэтесса Марина Ивановна Цветаева. «Слово ‟музей” мы, дети, слышали неизменно в окружении имен: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев… Первое понятно, ибо Великий князь был покровителем искусств», – находим в ее автобиографической прозе.

«Проклятый» вопроc

Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих

Сергей Александрович задался целью разрешить «проклятый» для тогдашней России рабочий вопрос. Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих, видя необходимость в первую очередь в организации обществ взаимопомощи. Рабочие получали возможность законным образом направлять свои претензии работодателям. А в случае неисполнения их требований – послать свой протест непосредственно в государственные органы. Ни много ни мало – в полицию! Это было удивительное время. Полицейские чины под руководством С.В. Зубатова, ближайшего помощника Великого князя, рассматривали рабочие жалобы, а фабриканты скрепя сердце спешили их удовлетворять. Крупный московский заводчик Юлий Гужон, не желавший выполнять справедливые требования своих работников, получил полицейское предписание в течение 48 часов покинуть пределы России и удалиться в родную Францию.

Общества рабочей взаимопомощи создавались при непременном участии священников и обращались к идеалам Евангелия. Это были своего рода христианские профсоюзы.

Подобная политика возбуждала злобу как революционеров, так и капиталистов. Последним при помощи тогда еще всесильного министра финансов Витте удалось добиться удаления Зубатова из Москвы и свертывания рабочих организаций (спрашивается, кого в такой ситуации называть «реакционером» и «ретроградом»?).

Не участвовавший в начинаниях Великого князя Сергея и, в общем-то, скептически к нему относившийся профессор Московского университета М.М. Богословский в своих воспоминаниях вынужден был признать, что Сергей Александрович все-таки «преисполнен был самых благих намерений», а его «неоткрытость и неприветливость», может быть, «происходили только от застенчивости». Кроме того, профессор замечал: «Приходилось слышать, что он окончательно уничтожил последние остатки прежнего мордобойства, привычного в московских войсках, строго преследуя всякую кулачную расправу с солдатами».

Ходынская катастрофа

В очень затруднительное положение его поставила Ходынская катастрофа. Но какова в действительности была вина Сергея Александровича? Важно отметить, что устройство народного гуляния на Ходынском поле было поручено Министерству двора, а из ведения московского генерал-губернатора оно было изъято. Это же министерство взяло на себя ответственность и за поддержание порядка на месте гуляния. Но порядок отнюдь не был обеспечен: при раздаче царских подарков произошла страшная давка, в которой одних только погибших оказалось свыше тысячи человек.

Напомним, что после трагедии пострадавших навещали в больницах Николай II и Александра Федоровна, а также, отдельно от них, Мария Федоровна. Большинство из раненых говорили, что только они сами «во всем виноваты», и просили прощения за то, что «испортили праздник».

По воспоминаниям толстовца В. Краснова, люди накануне злополучного праздника будоражили себя слухами о том, что на следующий день прямо из земли будут бить фонтаны вина и пива, появятся диковинные животные и прочие чудеса. К утру общее настроение неожиданно переменилось на «озлобленное», по выражению Краснова, даже «зверское». Народ устремился к подаркам, чтобы скорее попасть домой, и произошла смертоубийственная давка.

Последние дни

1 января 1905 года Сергей Александрович ушел в отставку, но продолжал командовать Московским военным округом и оставался опасным для революционеров. На него открыли настоящую охоту. Каждый день Сергей Александрович получал записки угрожающего содержания. Никому не показывая, он рвал их в клочки. Во время жизни в Москве Великий князь Сергей и Елизавета Федоровна любили останавливаться в Нескучном дворце. По устоявшейся в их семье традиции в ночь с 31 декабря на 1 января 1905 года, в день памяти Василия Великого, здесь была отслужена всенощная и литургия. Все причастились Святых Христовых Тайн. Вечером 9 января великокняжеская чета была вынуждена перебраться в Кремль, откуда Сергей Александрович каждый день неизменно отправлялся в генерал-губернаторский дом. Зная о том, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта, а полицейскому сопровождению велел держаться на безопасном расстоянии от своего экипажа. 4 февраля в обычное время Великий князь выехал в карете из ворот Никольской башни Кремля – и был разорван «адской машиной», брошенной террористом Иваном Каляевым.

Зная, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта

Носилки, на которые обезумевшая от горя Елизавета Федоровна своими руками собрала останки мужа, были принесены в Алексеевский храм Чудова монастыря. Именно здесь маленький Сергей отстоял когда-то архиерейскую службу.

Молясь у растерзанного тела Великого князя, Елизавета Федоровна почувствовала, что Сергей будто чего-то ждет от нее. Тогда, собравшись с духом, она отправилась в тюрьму, где был заключен Каляев, и принесла ему прощение от имени мужа, оставив заключенному Евангелие.

В 1905-м г., после того как Сергей Александрович трагически погиб, разорванный бомбой террориста Каляева, пост Председателя ИППО согласилась занять его супруга, Великая княгиня Елизавета Федоровна.

18 июля 1918 г. Елизавета Федоровна была сброшена в шахту под Алапаевском. В 1992-м г. причислена к лику святых Русской Православной Церковью. В настоящее время мощи преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны покоятся в храме Марии Магдалины в Иерусалиме.

2 апреля 1908 года на месте гибели Великого князя Сергея Александровича был установлен памятник – крест, сооруженный на доброхотные пожертвования 5-го гренадерского полка, шефом которого при жизни был покойный. Крест был сделан по проекту художника В. Васнецова, на кресте по предложению Елизаветы Федоровны запечатлена была Евангельская строфа: Отче, отпусти им, не ведят бо что творят (Лк. 23, 34). После революции крест был разрушен, причем 1 мая 1918 года его во время субботника собственноручно сбросил веревкой с постамента Ленин. Сейчас копия этого креста установлена в Новоспасском мужском монастыре, куда в 1995-м году были торжественно перенесены останки Великого князя Сергея. Надгробие князя Сергея находится в нижнем храме – во имя св. Романа Сладкопевца.

Известно, что в монастыре уже начали записывать случаи исцелений, связанных с именем Сергея Александровича. Например, женщина, в течение 15-ти лет страдавшая экземой на руках, свидетельствовала, что получила исцеление, когда разбирала личные вещи Великого князя, обретенные на месте его захоронения.

Наместник Новоспасского монастыря архиепископ Орехово-Зуевский Алексий отмечает, что «Великий князь был убит за то, что верно служил России». Он не исключил вероятности того, что «Сергей Романов будет прославлен в лике святых». Русская Зарубежная Церковь уже канонизировала этого выдающегося государственного и общественного деятеля.

Памятник великому князю Сергею Александровичу — памятник в Московском Кремле, освящённый 2 апреля 1908 года на месте убийства великого князя Сергея Александровича. Располагался недалеко от Никольской башни, между зданиями Сената и Арсенала. Памятник был сделан по эскизам художника В. М. Васнецова.
2 апреля 1908 года на Сенатской площади Кремля у здания Арсенала, на месте мученической кончины Великого князя, был открыт крест-памятник Сергею Александровичу на пожертвования 5-го Киевского гренадёрского полка, шефом которого был Великий князь. Памятник представлял собой высокий бронзовый крест-распятье с эмалевыми вставками. Над распятьем — два скорбящих ангела и Богородица, олицетворяющая скорбь Великой княгини Елизаветы Фёдоровны, на глазах которой было совершено страшное убийство её мужа Сергея Александровича террористом Каляевым. У подножья креста было написано на церковнославянском: «Отче, отпусти им, — не ведают бо что творят», а по всему кресту шла надпись «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще бо живем, аще умираем Господеви есмь. Вечная память Великому Князю Сергею Александровичу, убиенному 4 февраля 1905 года. Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». На обратной стороне креста надпись: «Вечная память Великому князю Сергею Александровичу убиенному в 1905 году. Помяни нас, Господи, егда приидеши во царствии твоём». Ступенчатый постамент был изготовлен из тёмно-зелёного лабрадора, на нём была надпись «Поставлен на доброхотные пожертвования, собранные 5-м гренадерским Киевским полком в память своего бывшего шефа Сергея Александровича, на сем месте убиенного, и на пожертвования всех, почтивших память Великого Князя». Перед памятником была поставлена неугасимая лампада.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *