<<<     &#923;&#923;&#923;     >>>   

Пятый грех – печаль, которая может быть «принесена от людей» или от несбывшихся ожиданий (от гордыни). Печаль, или пессимистическое состояние, как потеря надежды и ропот. Состояние, ведущее к унынию (депрессии). Печаль есть неудовлетворение потребностей в любви и признании. А, следовательно, печаль снимается в блаженном плаче, или этическом катарсисе (очищении совести через покаяние). Реальная антитеза – оптимизм, или обретение веры и надежды. По мысли Нила Сорского «вообще Бог все, что ни посылает нам, посылает на пользу и на спасение душ наших. И если посылаемое не представляется нам в настоящее время полезным, то последствия совершенно ясно удостоверяют, что истинно полезно нам не то, чего сами желаем, но то, что устрояет Бог». И, как и в случае «брани» с другими грехами, Бог есть трансцендентальный источник победы над грешной страстью.

Однако печаль может быть негреховна, по мнению Серафима Саровского: «Как огонь очищает золото, так печаль по Бозе очищает греховное сердце». Эту же мысль находим и у Нила Сорского: «Подобает иметь скорбь, — истинно полезную скорбь о грехах своих, в покаянии, но со благою надеждою на Бога и с твердою уверенностию, что нет греха, побеждающего человеколюбие Божие, и что Он все грехи прощает кающимся и молящимся. Сия скорбь растворяется радостию и утешением; сия скорбь соделывает человека усердным и ревностным ко всякой добродетели; она во всякой болезни и злострадании терпелива и благодушна. Скорбь бо, яже по Бозе, говорит». Печаль выступает как качество очищения во взаимодействии индивидов в русском коллективе, а покаяние выполняет роль регулятивного инструмента в этих взаимоотношениях.

Шестой грех уныние (депрессия, по психологической терминологии), или потеря надежды и как следствие: в одном случае — «леность ко всякому доброму делу», апатия, потеря потребностей, отсутствие желаний, ожесточение. В целом это состояние, характерно для русского человека, описанное выше как «мыслительная пессимистическая агрессия». В другом случае, состояние характерное для энергичных людей, описанное Пушкиным в поведении Евгения Онегина после дуэли. Серафим Саровский так описывает это состояние: «в он испытывает душевную тесноту и это есть предвкушение геенны; вследствие же сего находит дух исступления, от которого происходят тысячи искушений: смущение, ярость, хула, жалоба на свою участь, развращенные помыслы, переселение из места в место и тому подобное»

Преодоление это греха описывает Дьяченко: «Усердие ко всякому доброму делу. Неленостное исправление церковного и келейного правила. Внимание при молитве. Тщательное наблюдение за всеми делами, словами и помышлениями и чувствами своими. Крайняя недоверчивость к себе. Непрестанное пребывание в молитве и Слове Божием. Благоговение. Постоянное бодрствование над собою. Хранение себя от многого сна и изнеженности, празднословия, шуток и острых слов. Любление нощных бдений, поклонов и прочих подвигов, доставляющих бодрость душе. Редкое по возможности исхождение из келий. Воспоминание о вечных благах, желание и ожидание их». Такое преодоление именуется «трезвение». Описанные действия – не более чем методика психологического преодоления уныния (депрессии), но в отличие от преодоления других грехов здесь нет трансцендентального обоснования такого преодоления. А поэтому грех уныния по Нилу Сорскому «зело лют», и по Серафиму Саровскому «от него раждается всякое зло».

Грех уныния в большей мере, чем представителям других культур, свойственен именно русскому человеку. Не случайно в концепции западного этического строя нам трудно найти некий аналог данному качеству. Источником этого греха является лень и целенеопределенность русской души. А поэтому «трезвение» — преодоление греха уныния полагается одним труднейших нравственных «подвигов».

Седьмой – грех тщеславия. «Искание славы человеческой. Хвастовство. Желание и искание земных и суетных почестей. Любление красивых одежд, экипажей, прислуги и келейных вещей. Внимание к красоте своего лица, приятности голоса и прочим качествам тела. … Стыд исповедовать грехи свои. … Лукавство. Самооправдание. Прекословие. Составление своего разума. Лицемерие. Ложь. Лесть. Человекоугодие. Зависть. Уничижение ближнего. Переменчивость нрава. Потворство. Бессовестность».

Последовательно сравним все характеристики греха тщеславия с основными моментами этической концепции «капитализма», описанной Вебером.

Первый принцип, собственно религиозный, фундамент протестантской этики, идущий от Лютера, – Бог есть дело личной совести каждого человека, между человеком и Богом не должно быть посредника.

Сравним: «Самооправдание. … Составление своего разума».

Следующий за первым второй принцип призвания и вытекающее из него стремление «завоевать себе положение в обществе».

Сравним: «Искание славы человеческой. Хвастовство. Желание и искание земных и суетных почестей».

Явно обнаруживается одна вещь – «тщеславие» является ключевой точкой, различающей Православную и Протестантскую нравственные концепции, а в целом определяющим границу между западным и русским этическим строем. Отношение к тщеславию — нравственная граница наших культур, образно говоря, «железный занавес», или «бор брани».

Длительное соприкосновение России с Западом способствовало выработке весьма деятельного механизма регуляции человеческого поведения – «смирение». Смирение как модель поведения заложена в коллективном характере русского человека (описывалось выше), а тем самым это качество смирения органично в нравственной Православной парадигме, приобретя в ней дополнительное трансцендентальное обоснование. На наш взгляд, именно в смирении находится основа религиозной формации русской души. В этом основа устойчивости русского характера. С потерей смирения начинается нравственный развал русского общества. Именно тщеславие открывает русскому человеку формулу: «все дозволено». Русское тщеславие далеко не похоже на «игрушечный» аналог, свойственный западному человеку, проявляемый в потребности в признании, авторитете (по терминологии Маслоу). Тщеславие западного рационалиста предельно заземлено и определено, т.е. предсказуемо. Действия и цели западного человека «запрограммированы» и известны. А, будучи вписаны в систему общественного договора, они вообще не представляют социальной опасности. И даже более того, тщеславие оказывается дополнительным стимулом активности, обеспечивающей баланс социальной системы. Совсем иное иррациональное тщеславие русского человека, необузданное и непредсказуемое. Тщеславие влечет за собой более страшный грех – гордыню.

Самый страшный смертный грех – гордыня. Как и тщеславие, этот грех соотносим с четвертой потребностью Маслоу. Но если тщеславию более свойственен нарциссизм, инфантильный эгоизм, то эгоизм в гордыне доходит до презрения к другим людям и цинизма. Дьяченко так описывает гордыню: «Презрение ближнего. Предпочтение себя всем. Дерзость. Омрачение, дебелость ума и сердца. Пригвождение их к земному. Хула. Неверие. Лжеименитый разум. Непокорность Закону Божию и Церкви. Последование своей плотской воле. Чтение книг еретических, развратных и суетных. Неповиновение властям. Колкое насмешничество. Оставление христоподражательного смирения и молчания. Потеря простоты. Потеря любви к Богу и ближнему. Ложная философия. Ересь. Безбожие. Невежество. Смерть души». Нил Сорский полагает, что гордая мысль может быть свойственна любому, но грехом становится не мысль, «гордыня есть то, когда человек приемлет гордостные помыслы, как приличные и достодолжные, и не почитает их за губительные и богопротивные. Верх гордости — когда страсть сия обнаруживается и в словах, и в делах: сие не останется без осуждения».

Гордыня, как и тщеславие, и сребролюбие, – водораздел русской и западной культур. Западный мир принимает рациональную гордость, протестантская этика оправдывает и обосновывает гордыню, которая, как и тщеславие, органично вплетено в западную культуру. Совсем иное иррациональная гордыня русского человека. Необузданная и непредсказуемая. Гордыня, усиленная мессианской идеей, русским догматизмом, переключившимся с религиозных на иные цели. В поведении личности гордыня выводит индивида за пределы коллективного всевидения и превращает в маргинала («беспредельщика» – в современной бытовой лексике), не знающего границ, пределов, правил. А гордыня как социальный феномен влечет за собой русский бунт, революцию, русский радикализм. Все это описано Бердяевым.

Смирение – добродетель, противостоящая тщеславию, вырастает из русского коллективизма. Но устойчивость его обеспечивается религиозной формацией, трансцендентальным обоснованием. Утрата религии, потеря Бога, в результате Октябрьской революции открыла простор русскому тщеславию и гордыне – неограниченному иррациональному стремлению. Культ личности Сталина – феномен неограниченного иррационального тщеславия, в социальном действии превращается в сталинскую деспотию (гордыню), призванную, и в этом иррациональный парадокс тирании, ограничить русское тщеславие и гордыню. Если так можно выразиться, тирания, убив Бога, встала на его место. На место нравственного смирения, и христианской любви, трансцендентально обоснованных в страхе Божием, приходит идеологическая «смирительная рубашка» «любви к партии», сшитая из страха перед репрессивными органами. Естественно, такой эрзац традиционного русского смирения будет устойчив, пока устойчивы репрессивные органы. Но вместе с падением памятника Дзержинскому, в России опять стало «все дозволено».

В православной нравственной концепции противостоит гордыне христианская любовь. И как гордыня вырастает из тщеславия, так и христианская любовь вырастает из смирения.

Что такое тщеславие — путь к успеху или греховная страсть?

Любовь – высшее трансцендентальное обоснование русской нравственности. Любовь – акциденция и закономерная метаморфоза страха Божия. Любовь – высшая ценность православной нравственности, в любви происходит снисхождение Духа Святого на человека и отступление всех страстей. Сам «Бог есть Любовь».

Сравним схематически нравственный строй Западного общества, аккумулированный в концепции Маслоу с нравственным строем русской социальной системы, оформленной Православием.

Таблица 6. Этический строй России и Запада (добродетели и грехи в Православной нравственной концепции и потребности по концепции Маслоу)

 <<<     &#923;&#923;&#923;     >>>   

При этом энергичным системам свойственно расходовать свою энергию
Управление производительностью
Зачастую жестко регламентированным правилам в сфере взаимодействия с другими индивидами
Дух капитализма с
Такая инициатива в нашей культуре всегда носит краткосрочный

В 17 веке жил праведный Симеон Верхотурский. Святой был дворянином, однако, он скрывал свое происхождение и вел бедную и смиренную жизнь. Симеон ходил по деревням и бесплатно шил полушубки и другую верхнюю одежду, преимущественно для бедных. Но обязательно что-либо не дошивал —  это был или рукав, или воротник. За, как казалось бы неради-вость, он терпел поношения от заказчиков, дабы никто не похвалил его и он бы не впал в тщеславие. "Когда хвалители наши, или, лучше сказать, обольстители начнут хвалить нас, тогда поспешим вспомнить множество наших беззаконий; и увидим, что мы поистине недостойны того, что говорят или делают в честь нашу", — преподобный Иоанн Лествичник.

Самоукорение — один из способов борьбы с тщеславием. Однако, и в самоукорении есть много тонкостей. Одна из них: тщеславный склонен укорять себя прилюдно, но если же кто-либо из окружающих скажет про него нелицеприятную правду, тут же становится злым и начинает отвечать грубостями "обидчику". "Тщеславие, если его тронуть пальцем, кричит: кожу дерут" (преподобный Амвросий Оптинский).

Людям искренним, простым сердцем легче уберечься от яда тщеславия, чем обладающим естественными дарованиями, т. е. остроумием, понятливостию, искусством в чтении и произношении, быстротою разума, и другими способностями, без труда нами полученными, тот никогда не получит вышеестественных благ; ибо неверный в малом — и во многом неверен и тщеславен.не очень подвержены отравлению сим ядом; ибо тщеславие есть погубление простоты и притворное жительство."(Иоанн Лествичник).

Вторая из тонкостей самоукорения состоит в том, что укорять себя надо обязательно со смирением и с мужеством, смеясь над диаволом, а не с чувством собственного злополучия, которое всевается нам врагом рода человеческого, чтобы довести нас до уныния и отчаяния в спасении.

Гордыня и тщеславие

Вот что говорит об этом старец Паисий Святогорец: "К примеру, диавол может сказать человеку: «Ты такой великий грешник, что не спасешься» . Делая вид, что заботится о душе человека, диавол ввергает его в душевную тревогу и отчаяние! Так зачем же позволять диаволу делать все, что он хочет? Когда диавол говорит тебе:  «Ты грешница» , отвечай ему: «Ну а тебе-то какое до этого дело? Я скажу, что я грешница, когда захочу этого сама, а не тогда, когда этого захочешь ты» ". 

Также, чтобы не допустить  любые тщеславные помыслы их следует отслеживать и сразу же отсекать. Особенно следует быть внимательными,  когда мы совершаем какое-либо доброе дело и ждём положительной оценки от окружающих. Следует сразу же отсечь похвалу, потому как всегда надо помнить о том, что без Господа Бога мы, грешные не можем "творить ничесоже" (Ин. 15, 5). Потому как только Бог может даровать нам силы для совершения дел и средства для благотворительности. В ответ на это лукавый с бесами на все голоса сладко станут  петь о том, чтобы мы захотели на свой счёт записать любой наш хороший поступок, тем самым превращая этот поступок в ничто… Но мы должны твёрдо знать, что вся наша жизнь, наше здоровье, наши поступки, всё-всё, что касается нас находится в руках Господа. "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного" надо стараться произносить как можно чаще. 

Каждый из нас более или менее поражён тщеславием и гордостью. И ничто другое так не препятствует успеху в нашей духовной жизни, как эти две страсти. Апостол Павел заповедует: "Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать" (Гал.5, 26). Зависть и ненависть, гнев и памятозлобие  — порождения тщеславия и гордости.  "Ненависть от гнева, гнев от гордости, а гордость от самолюбия" (преподобный Макарий Еги­петский «Семь слов», Слово 1, гл. 8). "Господь в Евангелии прямо объявляет, что и доброе творящие ради славы и похвалы восприемлют здесь мзду свою. Также и с гордостью и осуждением других добродетель проходящие отвержены бывают Богом, как показывает евангельская притча о мытаре и фарисее. А блаженное смирение, как сказано в той притче, и неисправных и грешных оправды­вает пред Богом" (преподобный Амвросий Оптинский).

Начинать же истребление тщеславия нам всем следует с "хранения уст и любление бесчестия (преподобный Иоанн Лествичник), далее мы должны отсечь все тщеславные помыслы, всеянные в наш разум и сердце дъяволом, затем следует нам научиться делать перед людьми то, что нас уничижает, и при этом совершенно не чувствовать скорби и уныния и помнить, что часто людям, склонным к тщеславию, Господь Бог во исцеление посылает бесчестие.

"Не должно тщеславиться ни здоровьем, ни красотою, ни другими дарами Божиими… Все земное непрочно, и красота, и здоровье. Благодарить Господа надо, благода­рить со смирением, сознавая свое недостоинство, а не тще­славиться чем-либо" (преподобный Никон Оптинский).  

ОТЦЫ ЦЕРКВИ О ТЩЕСЛАВИИ

Сергей Михайлович Масленников

Тщеславие. Избранные места

Из творений святых отцов

Текст предоставлен правообладателемhttp://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2477175

Страсти – болезни души. Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов. / Сост.

и предисл. Масленникова Сергея Михайловича: Сибирская Благозвонница; Москва; 2011

ISBN 978-5-91362-413-0

Аннотация

Многие люди в мире любят творить добрые дела, чтобы испытывать приятное

чувство самодовольства, а некоторые делают их напоказ, для похвалы человеческой,

тогда приятность еще сильней, сладкий яд тщеславия еще более «концентрированный».

Также и мы, христиане, если исполняем заповеди Христовы и не устраняем возникающего

самодовольства, то не только не спасаемся, а наоборот, губим себя, развивая страсть

тщеславия. Возникающее внутри чувство приятности нужно осуждать как грех и каяться в

нем.

На основе творений святых Отцов и простых примеров из современной жизни

предлагается обнаружить в себе самую скрытую из всех страстей-болезней души и

научиться бороться с нею.

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

Предисловие 4

ОТЦЫ ЦЕРКВИ О ТЩЕСЛАВИИ 8

Святой Иоанн Кассиан Римлянин 8

Преподобный Нил Синайский 12

Святой Ефрем Сирин 16

Святой Иоанн Лествичник 18

Преподобный Нил Сорский 21

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 22

О человеческой славе 22

Фарисей 25

Поучение в среду 1-й недели Великого поста 34

Изречения отцов Церкви о тщеславии 39

Приложение 41

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

Сергей Михайлович Масленников

Страсти – болезни души. Тщеславие

Избранные места из

Творений святых отцов

Предисловие

Борьба со страстями – необыкновенно полезна: она более всего

приводит к нищете духа.

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

«Мало – изучить страсти с их многоплетенными отраслями в чтении книг отеческих:

надо прочитать их в живой книге душевной и стяжать знания о них опытные»1.

Приведенная цитата содержит несколько призывов великого святителя Церкви Хри-

стовой, обращенных к православным христианам, существенно важных для нашего спасе-

ния:

1. изучить страсти с их отраслями;

2. изучить их по творениям святых отцов;

3. увидеть эти страсти в своей душе;

4. обрести опыт борьбы с ними.

Разберемся подробно с каждым разделом.

Посмотрим, насколько посильно нам, современным христианам, освоить все это.

1. Почему так необходимо изучить страсти? Возможно ли без такого знания спастись?

В нынешние времена на эту тему говорить не принято. Может быть, это казалось важным

для древних христиан, монахов и отшельников? А мы-то, немощные, куда устремляемся?

Но вот беда, незнание не освобождает от ответственности! Не стать бы нам гостями без

брачной одежды, которые будут выброшены во тьму внешнюю (см.: Мф. 22, 12–13). Не упо-

добиться бы юродивым девам, светильники которых оказались пусты (см.: Мф. 25, 1-13).

Апостол предупреждает: Каждый из нас за себя даст отчет Богу (Рим. 14, 12). И застанет нас

смерть во страстях наших, если мы ничего о них не знаем: «Страсти живут тайно в людях,

проводящих рассеянную, невнимательную жизнь; по большей части они (страсти) удовле-

творяются ими (людьми), по большей части не примечаются ими, по большей части оправ-

дываются – часто признаются за чистейшие, возвышеннейшие добродетели» (1, 528). Это

касается не только безбожников, но и нас, христиан, не обнаруживших наличие страстей в

своей душе: «Лишены надежды спасения и те православные христиане, которые стяжали

греховные страсти и посредством их вступили в общение с сатаной, расторгнув общение

с Богом» (3, 165). Удивительное открытие! Если верить святителю Игнатию (а не верить

нельзя), то страсти отрывают нас от Бога и соединяют с сатаной. Так говорит и Евангелие:

Ваш отец – диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего (Ин. 8, 44). Поскольку зна-

ние о страстях у нас поверхностное, то некоторые проявления их, самые грубейшие, мы не

допускаем, а с другими проявлениями совсем не боремся, а зачастую одобряем и любим их.

Как же победить болезни души? Ведь вот что может ожидать нас: «Если же будешь побла-

Игнатий (Брянчанинов), свт. Творения: В 7 т. М.: Сретенский монастырь, 1996–2001. Т. 2. С. 217. В дальнейшем ссылки

на это издание в Предисловии, Приложении о тщеславии, Приложении о гордости с указанием номера тома и страницы.

Цифрой-номером в квадратных скобках обозначены примечания к цитируемым творениям святых отцов.

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

жать им (страстям), беседовать с ними, питать их в себе и услаждаться ими, то они умертвят

тебя» (5, 149). Умертвят вечной смертью, т. е. «помогут» перейти душе в ад, навсегда.

Всякому понятно, что пораженный несколькими смертельными болезнями и не обра-

щающий на них никакого внимания – обязательно умрет. Лишится жизни и тот, кто ведет

борьбу только с некоторыми симптомами болезни, а другие, наоборот, любит и развивает.

Но мертвому никакое лекарство уже не поможет. Так и душа, имеющая в себе страсти и

не ведущая должной борьбы с ними, станет добычей сатаны, добровольной жертвой ада,

а, оказавшись там, не сможет изменить своей участи, потому что покаяние после смерти

теряет силу. Можно ли откладывать изучение предложенной темы, когда предстоит борьба

до пролития крови, а день и час смерти никому не известен?

2. Святитель Игнатий предлагает современному христианину изучить страсти по тво-

рениям святых отцов. Бесценный духовный опыт передавался из поколения в поколение.

Опытные старцы восприняли от своих наставников навык борьбы со страстями, победили

собственные болезни души, стяжали в борьбе благодать, понесли тяжкий крест учительства

в отношении новых подвижников и по внушению Святого Духа оставили нам свои писания

– нам, христианам последних времен, пытающимся обрести спасение по книгам, за неиме-

нием духоносных, прозорливых отцов, способных видеть души человеческие и врачевать

их болезни. Но способны ли мы воспринимать эти творения?

В течение восьми лет автор этих строк вел на приходе огласительные беседы, воскрес-

ную школу для взрослых; помогал прихожанам готовиться к Таинствам, разбираться в труд-

ных жизненных обстоятельствах, искать путь спасения, и встретился только один человек,

самостоятельно читавший творения древних отцов, но, к сожалению, он не мог понимать их

и применять в жизни. Еще один человек самостоятельно прочитал труды святителя Игнатия

(Брянчанинова) и после этого пришел к вере. Остальные прихожане (400 человек) обуча-

лись вопросам веры уже в храме. После нескольких месяцев занятий по изучению Еванге-

лия, основ веры, правил христианской жизни, страстей, смертных грехов, принеся генераль-

ную исповедь и начав постоянно бывать за богослужением и приступать к Святым Тайнам,

лишь немногие прихожане оказались способными читать самостоятельно труды святителя

Игнатия, а единицы – древних отцов. Другие же могли усваивать материал лишь в простой

доступной форме, с обязательными примерами из жизни. Б0льшая часть слушателей пони-

мала только примеры. Такова реальная картина! Ум современного человека с трудом вос-

принимает язык, стиль и смысл произведений древних учителей точно так же, как перво-

классник – научные работы. Можно, поупражнявшись, привыкнуть к языку и стилю: для

образованного человека это вопрос времени и усердия, а вот «войти» в тему, изучить ее –

это совсем иное. Одно дело – удерживать нить рассуждения, читая сложные предложения

длиной в целую страницу, если тема тебе понятна и знакома, и совсем другое дело – постичь

смысл того, с чем никогда еще не встречался. Можно перечитывать коротенький абзац три

раза и с горечью оставить его так и не понятым. Охватывать тему необходимо постепенно:

от самого простого к более сложному, как изучаются любые науки. Надо помнить, что спа-

сение – наука из наук, которую бесполезно осваивать теоретически. Многое в духовной

жизни остается непонятым потому, что в миру это считается безумием, поэтому принима-

ется только верой, соединенной с покаянным подвигом: Ибо слово о кресте для погибающих

юродство есть (1 Кор. 1, 18).

3. Всякий человек, осознавший с Божьей помощью смертельную опасность болезней

души – страстей, пожелает поскорее исследовать себя: а вдруг поражен ими? Тогда медлить

нельзя: «Пребывание в смертном грехе, пребывание в порабощении у страсти есть условие

погибели вечной» (5, 436).

В конце Приложения дан перечень грехов, рождающихся от соответствующей страсти.

Внутренний анализ сделать очень легко: если есть симптомы (грехи), то есть и сама болезнь

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

(страсть). Теперь остается решить: бороться или продолжать изображать из себя христиа-

нина, оставаясь рабом сатаны и добровольной жертвой ада.

Грех тщеславие

Если кто-то выберет борьбу, то святитель Игнатий дает следующий совет: «Каждое

сопротивление, оказанное требованию страсти, ослабляет ее; постоянное сопротивление

низлагает ее. Каждое увлечение страстью усиливает ее, постоянное увлечение страстью

порабощает… увлекающегося ею» (1, 525).

Казалось бы, все процитированное просто для понимания, но будем помнить, что про-

тивостоит человеку в этой борьбе – диавол, враг рода человеческого, поэтому быстрых и

легких побед не бывает, а скорее наоборот: «Пострадавший и распявшийся за нас Богочело-

век требует от учеников и последователей Своих, чтоб они подражали Его страданиям, чтоб

пожертвовали всем временным для вечного, тленным для нетленного, чтоб были учениками

и последователями Богочеловека самою жизнью» (1, 525).

Учителя Церкви разделяют все грехи на восемь частей. У каждой части свои особые

проявления, как и у болезни телесной свои особые симптомы, поэтому в церковнославян-

ском языке болезнь души названа страстью, т. е. страданием души. По способу взаимодей-

ствия между собой страсти разделены отцами на две группы: одна объединяет с первой по

шестую (чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние); другая объединяет седь-

мую и восьмую (тщеславие, гордость). Об этом можно почитать во втором томе «Доброто-

любия», у святого Иоанна Кассиана.

Как внутри первой, так и внутри второй группы страсть предыдущая усиливает после-

дующую. Например, если человек не следит за режимом питания, объедается, употребляет

разнообразные напитки без меры, не соблюдает постов, – все перечисленное относится к

страсти чревоугодия, то у него обязательно будет подпитываться и блудная страсть, которая

может сразу не проявляться, но, постепенно окрепнув, неожиданно нанесет удар. Невнима-

тельно относясь к чревоугодию, блуду и сребролюбию, мы создаем условия для развития

гнева, потому что для удовлетворения указанных страстей необходимо употреблять усилие,

а желаемый результат не всегда удается достигнуть. При этом, естественно, возникнет раз-

дражение, осуждение и гнев, – так постепенно формируется следующая страсть. Если гнев

не привел к удовлетворению предыдущих страстей, то присоединится печаль, как мрачное

расстройство от несбывшейся мечты и неисполнившегося желания. Причем если мы начнем

бороться со страстями, то каждая, побежденная ранее, будет ослаблять последующую. Это

знание облегчает нам борьбу. Против опытного и коварного врага должна применяться гра-

мотная тактика, как на войне, иначе никогда не победить. Во второй группе страстей между

тщеславием и гордостью есть такая же взаимная связь: сильно развитое тщеславие является

началом гордости.

Особый интерес представляет взаимная связь между группами. Оказывается, страсти

второй группы могут расти тогда, когда уменьшаются страсти первой группы. Вот такая

опасная особенность, и если мы не знаем об этом, то опыт пребывания в Церкви может

печально для нас закончиться – печалью вечной, адской, безутешной, поэтому обращение к

святым отцам, тонким исследователям души человеческой, абсолютно необходимо. Борясь

со страстями первой группы, проявления которых обычно хорошо видны, как грубые и

явные, мы почти не замечаем незаметных действий страстей второй группы и тем более не

понимаем самого «механизма» перехода страстной силы из первой группы во вторую.

Неопытный ум не в состоянии разглядеть этот скрытый «канал связи». Схема работает

по принципу сообщающихся сосудов из школьного курса физики: если поршнем выдавли-

вать жидкость из левого сосуда, то она перемещается в правый. Точно так же, ограничивая

страсти первой группы и оставляя без борьбы вторую группу, мы открываем возможность

для страстной силы переместиться в более пригодное для нее место. Фактически, никакой

победы не происходит. Наоборот, состояние души делается более опасным: раньше грехи

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

были грубыми и легко заметными, а теперь стали тонкими, расширяющими поле грехов-

ной жизни, разнообразно и прикровенно действующими. Бесполезно и опасно вести борьбу

с грубыми страстями и не обращать внимание на тщеславие. Необходимо «перекрывать»

все страсти, а не «перегонять из одного в другое». При незнании этих особенностей легко

допустить ошибку, и от спасения мы только удалимся, хотя внешне все будет идти хорошо.

Окружающие люди смогут восхищаться тем, что у нас так замечательно проходит церковная

жизнь, да и мы сами будем довольны, испытывая некоторую радость от того, что одержи-

ваем победы.

Это и есть тщеславие – самая тонкая и скрытая из всех страстей.

Предлагаемая книга подобна учебнику, по которому можно научиться не только обна-

руживать страсть, но и бороться с нею. Сущность страсти раскрывают творения святых

отцов Церкви, а для удобства и простоты усвоения темы в Приложении приводятся примеры

из современной жизни и перечень грехов, рождающихся из тщеславия.

Некоторые фразы и предложения в тексте выделены, желательно обратить на них вни-

мание и запомнить, чтобы борьба была результативной, – да поможет в этом Господь.

С. М. Масленников. «Тщеславие. Избранные места из творений святых отцов»

ОТЦЫ ЦЕРКВИ О ТЩЕСЛАВИИ

Святой Иоанн Кассиан Римлянин

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *