Китайская Православная Церковь, автономная Церковь в составе Московского Патриархата

  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта (нет точных координат)

Насчитывает около 15 тысяч верующих:

  • Около 7 тыс. потомки трёхреченских казаков компактно проживающих в районе г. Лабдарин на территории провинции Внутренняя монголия в т.н. Русском автономном уезде.
  • Около 3 тысяч этнических русских и китайцев от смешанных браков в Синзян-Уйгурском автономном округе (г. Урумчи и др.).
  • Несколько сот православных китайцев потомков албазинских казаков, пленённых в конце XVII века после разгрома маньчжурами г. Албазина в Приамурье, проживают в основном в Пекине и дисперсно в других провинциях Китая.
  • Небольшое количество православных китайцев потомков обращённых в православие Русской Духовной миссией в XVIII — нач. XX вв.

Из-за сложных исторических судеб и позиции современных китайских властей деятельность Церкви строго ограничена. Религиозное законодательство КНР не позволяет совершать неофициальные богослужения, можно только молиться в домах прихожан. Действующими легально зарегистрированными храмами Китайской Православной Церкви являются Ининский Никольский, Лабудалинский Иннокентиевский, Урумчинский Никольский и Харбинский Покровский. Кроме них на территории Китая также действует ряд приходов и общин для иностранцев, официально не входящих в состав Китайской Церкви.

Последний китайский священник старого поставления до конца своих дней служивший на территории Китая — протоиерей Александр Ду — скончался в 2003 году; проживший до 2015 года отец Михаил Ван не мог совершать регулярных богослужений. Протоиерей Михаил Ли, проходивший служение в клире Русской Православной Церкви Заграницей в Австралии, скончался в 2016 году. При этом в 2014 году, впервые за 60 лет, для служения в Китае были рукоположены новые клирики-китайцы — священник Анатолий Кун и диакон Александр Юй. В 2018 году к ним прибавился священник Павел Сунь.

Архиереев нет. Впредь до избрания Поместным Собором Китайской Автономной Православной Церкви своего Предстоятеля каноническое попечение о приходах на территории КНР осуществляется патриархом Московским и всея Руси.

История Китайской Церкви

Христианство в Китае до XVII в.

Дошедшие до нас исторические источники свидетельствуют о том, что христианство исповедовали в I — II веках и позднее многие народы, населявшие Западный Китай. С началом гонений на христиан в Китайской империи и с утверждением в Западном Китае ислама христианство, казалось, окончательно ушло из страны.

Впервые православные русские люди появляются в пределах нынешнего Китая в XIII столетии, когда по сожжении монголами Киева несколько десятков тысяч пленных было уведено в глубинные районы Азии. Но уже к середине следующего столетия они, не имея связи с родиной и духовной поддержки, совершенно ассимилируются и растворяются в местных племенах. Однако и сегодня еще можно найти в Китае старинные следы христианства, относящиеся к разным периодам истории страны.

Православие в Китае с XVII века до 1917 года

История Православия в Китае начинается с прибытием в острог Албазин старца Гермогена, который в 1671 году с согласия всех албазинцев заложил близ острога монастырь во имя Всемилостивого Спаса, его же стараниями была построена в крепости и церковь Воскресения Христова. В 1685 Албазин был взят и разорён китайцами. После окончательной потери Албазина в 1689 часть албазинцев поселилась в Пекине.

В 1713 году была учреждена Русская Духовная Миссия в Китае, задачами которой первоначально являлись, кроме пастырского окормления православных в Пекине, научная деятельность и осуществление дипломатических функций. После подписания Тяньцзиньского трактата в 1864 году, предоставившего иностранцам религиозные свободы, стала активно развиваться деятельность российских миссионеров.

В XVIII веке Русская Православная Церковь учредила в Китае епископскую кафедру. Мысль о необходимости послать с Миссией архиерея высказал митрополит Филофей, снова управлявший тогда сибирской епархией по кончине митрополита Иоанна (Максимовича). Получив известие о кончине о. Илариона, он писал князю Гагарину:

«Мы благодарим Бога, что расширяется христианская вера, имя Божие славится во языцех, и впредь есть надежда на прославление имени Божия среди китайцев… Аще ваше сиятельство приимеши по Бозе ревность, с преосвященным Стефаном (Яворским) посоветовав, доложите его Царскому Величеству и, избрав доброго и мудрого человека, туда в царство китайское пошлете не замедля. Аще хоть бы и чином архиерейским почтите, и клиру с ним человек 15 послати, понеже то они китайцы разумеют, что Его Царское Величество для укрепления вечного мира таких людей пришлет”.

Мысль святителя была с сочувствием воспринята членами Правительствующего Сената и Святейшего Синода. Первым православным епископом в Китае был назначен свт. Иннокентий (Кульчицкий), однако прибыть в Китай он не смог.

Православие было не единственной христианской конфессией в Поднебесной. Тогда в столице Китайской империи находилось немало иезуитов, которые появились в Китае в начале XVI столетия, а вслед за ними в 1631 году прибыли доминиканцы и францисканцы из Италии, Франции, Португалии. Двадцати французским миссионерам Людовик XIV назначил пансион в 9200 ливров, папские эмиссары получали субсидии и от китайского богдыхана, за что, кроме других работ, с 1708 по 1718 год составили географический атлас китайской империи. К 1723 году в Китае насчитывалось свыше 300 000 католических прозелитов, которые к XVIII веку перевели на китайский язык до 500 книг религиозно-нравственного содержания, в том числе Ветхий и Новый Завет. Представители различных католических конгрегаций добыли себе в Пекине участки земли и на них к 1721 году воздвигли четыре храма. Один из них, северный, находился даже в «красном городе”, возле дворца. Это место иезуиты получили от Канси в благодарность за излечение его от опасной лихорадки. Иезуит Вербье, находясь почти неотлучно при императоре во время его малолетства, истощал всё своё красноречие для обращения Канси, который оказывал большое уважение к «религии Владыки неба”, не возбранял даже принимать её своим подданным, но сам остался и умер в язычестве. Однако при таком выгодном положении в это время в среде католических миссионеров шли сильные раздоры из-за послаблений со стороны иезуитов китайским обычаям. Эти распри подрывали силу и значение католиков в Пекине. Незадолго до назначения о. Иннокентия (Кульчицкого) столицу Китая посетил папский легат Меццабарба с неудавшеюся миссиею по спорным вопросам. Вот в таких условиях Русская Православная Миссия продолжила свою проповедь.

К 1860 году в Китае насчитывалось не более 200 православных, как китайцев и маньчжуров, так и потомков русских «албазинцев».

На вторую половину XIX столетия приходится первоначальный период распространения Православия в Китае за пределы столицы Империи. Русская Духовная Миссия в Пекине в 1864 году была освобождена от обязанностей исполнения дипломатических функций в связи с открытием Русского Посольства. Члены Миссии, ученые и богословы, приступили к трудам по переводам богослужебной литературы на китайский язык. Этот период деятельности Миссии славен также синологическими трудами ее членов, заложивших основу русского китаеведения. Начало XX века – краткий период расцвета Пекинской Миссии. За несколько десятилетий было сделано немало переводов Священного Писания на китайский язык, были переведены основные богослужебные тексты и некоторые труды святых отцов. В те годы Миссия издавала как ученые труды членов Пекинской Миссии, так и церковные книги. В Пекине был основан первый китайский монастырь. В Москве и Петербурге действовали Подворья Пекинской Миссии.

За время существования Русской Духовной Миссии в Китае было возведено тридцать семь храмов (в том числе, храмы в Пекине, Харбине, Тяньцзине, Шанхае, отличавшиеся самобытностью), создано более сорока проповеднических точек, пять епархий (Пекинская, Тяньцзиньская, Синьцзянская, Шанхайская, Харбинская); учреждена православная семинария, двадцать мужских и женских религиозных школ, распространялось религиозное учение, была открыта библиотека, основано издательство и выпускался на русском, английском и китайском языках журнал «Китайский благовестник” («Чжунго фуынь бао”), проводилась благотворительная деятельность.

В результате т.н. «боксёрского восстания» (1899-1901) из 1000 человек православной паствы Русская Духовная миссия потеряла 300 человек; некоторые из них отреклись от Православия, но другие, в числе 222, явились святыми исповедниками и мучениками за веру Христову.

В 1902 году было принято решение о возведении Начальника Российской Духовной Миссии в Китае архимандрита Иннокентия (Фигуровского) в сан епископа, в обязанности которого входило архипастырское окормление православной паствы, проживающей на всей территории Китая, Монголии, Синьцзяна и Тибета. В том же году Святейший Синод принял решение о канонизации 222-х китайских мучеников, пострадавших от ихэтуаней.

Православие в Китае в период с 1917 по 80-е годы XX века

Сложным и вместе с тем плодотворным стал период после 1917 года. Изгнанничество русской полумиллионной эмиграции в Китае дало обильные плоды святости: чудотворцы нового времени — святитель Иона Ханькоуский и архиепископ Иоанн Шанхайский, благочестивые архипастыри, насельники Харбинских обителей, стяжавшие благодатные дары прозорливости, многие тайные подвижники благочестия, имена которых ведает один лишь Бог. Своё последнее пристанище и упокоение в Китае нашли убиенные в Алапаевске в 1918 году родственники последнего императора Николая II. В Пекине до переезда в Иерусалим своими святыми мощами почивали преподобномученицы Елисавета Феодоровна и инокиня Варвара (Яковлева).

Трагические революционные события в России и массовая эмиграция из России в Китай прервали миссионерскую деятельность Русской Православной Церкви в Китае. Духовенство Пекинской Миссии почти не занималось проповедью Православия среди китайцев, а сосредоточило все свои труды на пастырском попечении о русских беженцах.

С 1918 года Русская Духовная Миссия в Китае была оторвана от каких-либо связей с Родиной и впоследствии подчинена Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей.

В 20-е – 40-е годы минувшего века Китай ближе познакомился с Православием – русские эмигранты построили на территории Китая более сотни храмов – в Пекине, Харбине, Синьцзян, Внутренней Монголии, Гонконге, Ханькоу, Тяньцзине – во всех городах, где жили русские, можно было видеть Православные храмы. Православие воспринималось, правда, как «русская вера” — знакомство Китая с Церковью было внешним. Богослужения на китайском языке совершались только в Пекине, да и то нечасто. Китайской паствой Русской Православной Церкви были в основном крестьяне. К 1949 году в Китае было построено до 106 православных храмов: как на Севере, так и на Юге страны, в крупнейших городах и в провинциях.

27 декабря 1945 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви вошли в состав Московского Патриархата дальневосточные епархии на территории Китая согласно просьбам о воссоединении с Матерью Церковью митрополита Харбинского Мелетия и Начальника Миссии архиепископа Пекинского Виктора с их викариями.

В июне 1946 года на территории Китая образован Восточно-Азиатский Экзархат Московского Патриархата, включавший в себя Харбинскую и Пекинскую епархии.

Китайская революция 1949 года и последовавшая за ней массовая эмиграция русских беженцев из Китая поставили перед Церковью вопрос о создании Китайской Автономной Православной Церкви. После «исхода» русских верующих из Китая в 1949 году в стране оставалось 10 000 православных христиан.

Новая коммунистическая власть усилила давление на Церковь – в Китае была провозглашена политика государственного атеизма. Русская Православная Церковь была вынуждена покинуть Китай, оставив свою единокровную дочь, Церковь Китайскую, перед лицом страшных событий «великой пролетарской культурной революции”, известной варварским бесчинством хунвэйбинов, разрушением храмов и кладбищ, осквернением мощей и сожжением икон. На несколько десятилетий Церковь в Китае как бы прекратила свое существование – храмы были разрушены, богослужения не совершались более 20 лет.

В 1954 году была закрыта Русская Духовная Миссия в Китае. 24 апреля 1956 года начальник Отдела культов при Госсовете КНР Хэ Ченсян дал своё согласие на назначение архимандрита Василия (Шуана) епископом Пекинским, который должен был также временно исполнять обязанности главы Китайской Православной Церкви. В Отделе культов было высказано мнение о желательности сохранения православного центра КНР в Пекине. Было обещано построить новый храм и жилые помещения для священнослужителей и православных. Отдел культов при Госсовете КНР был извещён о мнении Московской Патриархии по организации управления Православной Церкви в КНР. 23 ноября 1956 года Священный Синод РПЦ принял решение о даровании автономии Китайской Православной Церкви и хиротонии во епископа Пекинского архимандрита Василия (Шуана), которая состоялась 30 мая 1957 года в Москве.

После смерти китайских граждан епископов Пекинского Василия (1962) и Шанхайского Симеона (1965) Китайская Православная Церковь лишилась архипастырского руководства.

«Культурная революция» 1966-1976 годов разрушила институционально молодую Китайскую Автономную Православную Церковь. Были закрыты все православные храмы, многие священники претерпели гонения, ссылки, некоторые были убиты.

Современное состояние православной жизни в Китае

Православие в Китае начало возрождаться с середины 80-х годов XX века. Первым открытым храмом стал Свято-Покровский храм в Харбине. Немногие оставшиеся в Харбине русские и православные китайцы получили разрешение молиться в нём в 1986 году. Настоятелем храма был назначен иерей Григорий Чжу, служивший в Харбине до своей смерти в 2000 году. Сегодня в Харбинском приходе около 120 прихожан, русских из них всего лишь 7 человек. Богослужение совершались по-славянски — китайские богослужебные книги, конфискованные в годы «культурной революции”, не возвращены до сих пор. За богослужением в Харбинском храме возносилось имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

В сентябре 1997 года завершена реставрация Свято-Софийского храма, бывшего некогда украшением Харбина.

На территории Автономного Района Внутренняя Монголия, в Трёхречье, проживает около 7 000 православных христиан, в основном русских потомков трёхреченских казаков. Центром их церковной жизни является город Лабдарин. На одной из главных улиц этого города как бы в компенсацию за 18 разрушенных храмов Трёхречья власти возвели новый храм в честь святителя Иннокентия Иркутского, освященный в 2009 году. Однако, за отсутствием священника, регулярных богослужений в нём не совершалось.

В Урумчи в 1986 году трехтысячная община русских, проживающих в Синьцзяне, добилась разрешения на строительство Свято-Никольского храма. Строительство было завершено к 1990 году Богослужения в храме, однако, не возобновились — в Синьцзяне также нет священников. Храм так и остался неосвящённым до сегодняшнего дня. По праздникам и в воскресные дни православные Синьцзяна сами собираются в храм для молитвы. Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР объявили Рождество Христово нерабочим днём для православного населения. В дни Пасхи местные власти устраивают для православных праздничный банкет. В Синьцзяне православные храмы построены также в Кульдже (Инин) и Чугучаке.

В 1993 году состоялся визит в Китай делегации Русской Православной Церкви во главе с митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом, председателем Отдела внешних церковных сношений. С ответным визитом посетила Москву китайская делегация во главе с иереем Григорием Чжу.

Со времени дарования Автономии Китайской Православной Церкви имя Предстоятеля Матери-Церкви — Патриарха Московского и всея Руси неукоснительно возносится за богослужениями во всех приходах Китайской Автономной Православной Церкви.

Ныне покойный настоятель прихода в Харбине священник Григорий Чжу святое Миро и новый антиминс получил из Московской Патриархии в 1996 году.

В Пекине вокруг территории Посольства России — бывшей территории Русской Духовной Миссии — до сегодняшнего дня живёт около 400 албазинцев. Все они сохранили веру, смогли тайно в годы «культурной революции крестить своих детей и внуков. В Пекине также проживал до своей кончины в 2003 году пожилой китайский священник — протоиерей Александр Ду. Несмотря на преклонный возраст он неоднократно обращался к городским властям Пекина с просьбой открыть для православных пекинцев храм, однако всегда получал отказ.

Около 30 православных китайцев живут в Шанхае. Так же как и в Пекине, власти не соглашаются до сего дня открыть в Шанхае Православный храм. Городские власти Шанхая объявили архитектурными памятниками и взяли под свою охрану два сохранившихся православных храма города — кафедральный собор в память иконы Божией Матери «Споручница грешных” и Свято-Николаевский храм, воздвигнутый в память об убиении Императора Николая II. Рядом с кафедральным собором сохранился архиерейский дом. В самом соборе открыта биржа, а в Свято-Николаевском храме — ресторан.

17 февраля 1997 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил в связи с исполняющимся в 1997 году 40-летнм юбилеем дарования автономии Китайской Православной Церкви в более полной мере осуществлять попечение о пастве Китайской Автономной Православной Церкви. Принято было также решение о том, что впредь до избрания Поместным Собором Китайской Автономной Православной Церкви своего Предстоятеля каноническое попечение о приходах на территории КНР осуществляется патриархом Московским и всея Руси.

Китайская Автономная Православная Церковь долго продолжала испытывать притеснения и давление со стороны властей. Годами невозможно было решить вопрос о рукоположении новых священнослужителей, не было возможности издавать Священное Писание и богослужебные книги, получать церковное образование. Последний китайский священник старого поставления в клире Китайской Церкви, иерей Михаил Ван, скончался в 2015 году. Одновременно, в 2010-х годах наметились подвижки к лучшему: в 2014 году, впервые за 60 лет, были рукоположены два новых клирика-китайца получивших образование в духовных школах России — священник Анатолий Кун и диакон Александр Юй; в 2018 году к ним прибавился священник Павел Сунь. Пошла публикация новых богослужебных и катехизических текстов на китайском языке.

Константинопольский Патриархат учредил в 1996 году митрополию Гонконга и Юго-Восточной Азии. В 2008 году Священный Синод Константинопольского Патриархата заново определил границы митрополии Гонконга, включив в ее пределы Китайскую Народную Республику, Тайвань и ряд государств Юго-Восточной Азии. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2008 года заявил о нерушимости канонических границ Китайской Автономной Православной Церкви и одобрил позицию по защите прав паствы Китайской Православной Церкви, сформулированную в соответствующем заявлении Священного Синода от 15 апреля 2008 года .

Предстоятели

Использованные материалы

  • «Китайская Автономная Православная Церковь: история, сегодняшний день, перспективы». Доклад председателя ОВЦС Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла

«Китайская Автономная Православная Церковь» —

Самые известные монастыри Китая. Все о святых местах и паломнических маршрутах по Китаю.

  • Ханчжоу, Zhejiang самое-самое

    Линъиньсы

    Ханчжоу, Zhejiang Линъиньсы — один из древнейших буддистских монастырей Китая. Свою историю храм отсчитывает с начала четвертого века и, несмотря на минувшее тысячелетие, по сей день остается очень влиятельным и почитаемым в Китае и за его пределами.

  • Шаньси, Datong, Shanxi самое-самое

    Сюанькун

    Шаньси, Datong, Shanxi На всех, кто впервые видит Сюанькун (пусть даже на фотографиях), старинный китайский монастырь производит сильное впечатление. И дело не в его возрасте (к слову, храм, по мнению историков, был возведен в конце пятого века), а в его уникальном месторасположении.

  • Чжэнчжоу, Dengfeng, Henan самое-самое

    Шаолинь

    Чжэнчжоу, Dengfeng, Henan Самый известный монастырь Китая? Конечно, Шаолинь! По мнению ученых, легендарный буддистский храм отсчитывает свою историю аж с конца пятого века и, по всей видимости, он будет существовать еще очень долго. Хотя, надо признать, в судьбе Шаолиня были и совсем безрадостные времена.

  • отлично Пекин, Dongcheng, St. Yonghegong, 12 самое-самое

    Юнхэгун

    отлично Пекин, Dongcheng, St. Yonghegong, 12 В Пекине много храмов, Юнхэгун определенно заслуживает того чтобы его посетить. Это один из самых известных и, по мнению побывавших здесь туристов, один из самых красивых буддистских монастырей Китая. Юнхэгун в переводе означает ламаистский храм, таким он и является по вероучению.

  • Провинция Ганьсу, Gannan, Xiahe, St. Renmin E

    Лабранг

    Провинция Ганьсу, Gannan, Xiahe, St. Renmin E Если путешествовать по изведанным туристическим маршрутам — не ваша стихия, смело пакуйте рюкзак и отправляйтесь на поиски загадочного или, как сейчас принято говорить, аутентичного монастыря Лабранг. Несмотря на большую известность, этот храмовый комплекс в Китае посещает мало туристов.

Китай невозможно представить без монастырей, и, как бы далеко ни ушел технический прогресс, духовные центры в Поднебесной будут всегда. Некоторым монастырям Китая давно перевалило за тысячу лет, но они до сих пор остаются глубоко почитаемыми и играют важную роль в духовной жизни жителей этой страны. Несмотря на трепетно хранимые традиции и учения, монастыри Китая открыты для любых посетителей. Единственное, что требуется от туристов, это соответствующее месту поведение и оплата входных билетов. В какой бы из храмов вы ни заглянули, везде вас ждет атмосфера спокойствия, умиротворения и искреннего радушия со стороны монахов.

Каждый из монастырей Китая, как правило, имеет по несколько храмов, представляющих собой просторные залы с религиозной атрибутикой. Архитектура и убранство китайских обителей не похожи на святыни других азиатских стран. Пожалуй, главный символ храмов Поднебесной — это скульптуры Будды. Они установлены практически во всех залах и помещениях монастырей. В какой бы из храмовых комплексов вы ни заглянули, везде вас ждет атмосфера спокойствия, умиротворения и радушия со стороны монахов.

Если говорить о самых известных монастырях Китая, то в этом списке на первом месте окажется бессмертный Шаолинь.

Легендарный храм и в наши дни продолжает «ковать» мастеров по кунг-фу. К слову, стать учеником Шаолиня могут все желающие иностранцы. Буквально толпами туристы ездят и в Сюанькун — монастырь, выстроенный прямо на крутой скале, словно ласточкино гнездо. Если изведанные тропы — не ваш метод, добро пожаловать в монастырь Лабранг. Туристов здесь единицы, а загадочности и аскетичности хоть отбавляй. А чтобы увидеть самые большие статуи Будды, установленные в монастырях Китая, нужно будет посетить храмы Линъиньсы и Юнхэгун.

Об этом сообщает otpusk.com.

«В знаменитом китайском Висячем монастыре, названном самым ненадежно расположенным зданием в мире, закончились реставрационные работы после падения на него обломка скалы. Теперь туристы вновь могут посетить уникальный китайский храм, построенный в 491 году и объединяющий буддизм, даосизм и конфуцианство», — говорится в публикации.

Монастырь Сюанькун-сы сооружен на отвесной скале на высоте 75 метров от земли, недалеко от святой для китайцев горы Хэншань. Его общая длина составляет 32 метра. Храм состоит из нескольких секций. И если первая из них крепко стоит на кирпичном основании, то две другие утоплены в высеченной скале и держатся с помощью дубовых опор. Соединяют секции специальные мостки, прогулки по которым по-настоящему щекочут нервы.

В Китае появился необычный наскальный ресторан

Висячий монастырь располагает 40 залами, в которых находится порядка 80 статуй из бронзы, железа, камня и глины. Многие скульптуры признаны сокровищами искусства с высокой художественной ценностью. В 1982 году Сюанькун-сы был включен в список ключевых культурных реликвий Китая и находится под защитой.

Расположен монастырь в провинции Шанси, в 65 километрах от города Датун. Он входит в группу храмов, которые относятся к сооружениям горы Хэньшань. Обойти весь монастырь туристам не удастся, так как многие лестницы и мостики очень узкие, а часть переходов закрыты из-за риска обрушения. Также опасен визит в дождливую погоду, предупреждают китайские туроператоры.

Добраться до китайской достопримечательности можно из Датуна на автобусе №8 либо на такси. Висячий храм работает ежедневно с 9 до 17 часов. Цена входного билета составляет 130 юаней (примерно 540 грн).

КИТАЙСКАЯ АВТОНОМНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ — ав­то­ном­ная пра­во­слав­ная цер­ковь в юрис­дик­ции Мо­сков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

Объ­еди­ня­ет пра­во­слав­ные об­щи­ны на тер­ри­то­рии Ки­тая.

Ис­то­рия.

Православие появилось в Китае в XVII веке, когда в Пекин прибыл русский священник Максим Леонтьев. В 1713 году была образована Российская духовная миссия в Китае (РДМК; другое название — Пекинская миссия), прибывшая в Пекин в 1715 году и исполнявшая, наряду с миссионерскими, функции дипломатического представительства России. В 1902 году РДМК возглавил архиерей. После Октябрьской ре­во­лю­ции 1917 года в России РДМК перешла в подчинение зарубежному Архиерейскому синоду Русской церкви, в 1922 году на базе миссии были учреждены Пекинская епархия, включавшая Шанхайское и Тяньцзиньское (позднее Ханькоуское) викариатства, и Харбинская епархия, в состав которой вошли Хайларское и Цицикарское викариатства. В 1934 году в Пекинской епархии было дополнительно учреждено Синьцзянское викариатство.

Во время 2-й мировой войны контакты между православной церковью в Китае и РПЦЗ прервались. В 1945 году работавшее в Харбине епископское совещание решило просить патриарха Московского и всея Руси Алек­сия I о возвращении в юрисдикцию Московского патриархата. Воссоединение состоялось 27.12.1945 года. В пределах Китая и Кореи был образован единый митрополичий округ с присвоением митрополиту титула Харбинский и Восточно-Азиатский. В 1946 году округ был преобразован в Восточно-Азиатский экзархат, включающий Пекинскую, Харбинскую, Шанхайскую, Тяньцзиньскую и Синьцзянскую епархии. Однако в том же году епископ Шанхайский Иоанн (Максимович) восстановил общение с РПЦЗ, в результате чего на территории Китая возникли параллельные церковные структуры. Патриарх Московский утвердил в должности начальника РДМК архиепископа Пекинского и Китайского Виктора (Святина), а Архиерейский синод РПЦЗ — архиепископа Иоанна (Максимовича). После образования КНР (1949 год) архиепископ Иоанн вместе со многими русскими эмигрантами выехал из Китая.

В 1950 году в Московском патриархате было принято решение менее чем за 10 лет создать в Китае православную церковь с национальным клиром и паствой. 30.07.1950 года был рукоположен первый архиерей-китаец — епископ Тяньцзиньский Симеон (Ду). Число китайских священников увеличивалось. В 1954 году Синод РПЦ упразднил миссию, оставив все православные храмы в Китае в ведении Восточно-Азиатского экзархата. Однако изменения в общественной жизни КНР привели к упразднению экзархата. 23.11.1956 года Синод РПЦ передал все храмы в ведение Китайской православной церкви. Ей была предоставлена автономия с правом избрания предстоятеля, который должен был утверждаться патриархом Московским и всея Руси. В 1956 году Отдел культов при Госсовете КНР дал согласие на назначение главы КАПЦ.

В Москве 30.05.1957 года состоялась архиерейская хиротония епископа Пекинского и Китайского Василия (Шуана), который должен был временно исполнять обязанности главы КАПЦ. Однако созвать собор, полномочный избрать главу КАПЦ, не удалось. После смерти епископов Василия (1962 год) и Симеона (1965 год) КАПЦ лишилась архипастырского руководства. Гонения, последовавшие в период «куль­тур­ной ре­во­лю­ции» 1966-1976 годов, сде­ла­ли не­воз­мож­ной пол­но­цен­ную цер­ков­ную жизнь.

Со­вре­мен­ное по­ло­же­ние.

К началу XXI века в Китае насчитывалось несколько тысяч верующих, принадлежащих КАПЦ, проживающих в Пекине, Шанхае, провинции Хэйлунцзян, автономных районах (Синьцзян-Уйгурский и Внутренняя Монголия). Церковь не имеет предстоятеля. Каноническое попечение о её пастве осуществляется патриархом Московским и всея Руси. Председателю Отдела внешних церковных связей Московского патриархата поручено решение практических вопросов по урегулированию православной жизни в Китае. Отделом возобновлено издание журнала «Китайский благовестник» на русском языке, с частью материалов на китайском языке; силами китайских верующих при поддержке Ташкентской и Среднеазиатской епархии РПЦ на китайском языке издаётся журнал «Китайское благовестие» . Богослужение совершается на китайском, церковнославянском и английском языках. Решением Священного Синода от 06.10.2008 года возобновлена деятельность прихода в честь святых апостолов Петра и Павла в специальном административном районе КНР Сянган (Гонконг).

Почему Китай?

Часто, говоря о православии в Китае и Гонконге, я предваряю свой рассказ вступлением, в котором отвечаю на вопрос, для многих очевидный: почему Китай? Какой интерес для русского православного священника представляет собой эта страна? Почему выбрано служение в ней?

Впервые я приехал в Пекин в 1994 году – по приглашению моего друга-китайца, которого крестил еще в Москве. Китай я полюбил еще в детстве. Позже, учась в семинарии, заинтересовался историей Пекинской миссии. Позднее Бог судил мне познакомиться со многими людьми – и в Китае, и в Европе, и в Америке, – которые имели непосредственное отношение к истории Православной Церкви в Китае. Постепенно пришло понимание того, что и как нужно сделать, чтобы Православная Церковь в Китае не стала лишь случайным эпизодом в истории Поднебесной.

В свое время у меня была возможность поделиться своими мыслями со Святейшим Патриархом Кириллом, возглавлявшим тогда Отдел внешних церковных связей Русской Православной Церкви. Тогда же сложилось и понимание того, что особую роль в проекте возрождения Православной Церкви в Китае может сыграть Гонконг как территория, с одной стороны, китайская, а с другой – не обремененная законодательными ограничениями для деятельности христианских, в том числе и иностранных, миссионеров. С 1994 года я регулярно ездил в Китай, сначала – в Пекин, Харбин, Синьзян. Со временем поездки стали достаточно частыми, возобновились регулярные службы на территории бывшей Пекинской миссии – ныне посольства России в Пекине. Укрепились контакты с немногоми православными китайцами. И наконец, в 2003 году я получил благословение на воссоздание православной общины в Гонконге.

Как появилось православие в Китае?

Православная миссия возникла в Китае в начале XVIII века. В те времена император Петр I активно стремился установить отношения с Китаем, хотя это было весьма непросто: Поднебесная всегда оставалась замкнутой страной. Предлогом для направления официальной миссии в Китай была забота о группе русских пленных албазинцах (албазинцы – потомки русских казаков-поселенцев пограничного с Китаем острога Албазин; в конце XVII века острог был захвачен китайцами, а казаки в качестве пленных были доставлены в Пекин – Ред.). Это был первый шаг России в Китай. И до конца XIX века Пекинская миссия наряду с миссионерскими задачами исполняла и дипломатические поручения, что не могло не обременять ее, не очень способствуя выполнению основной, проповеднической задачи. По-настоящему миссионерская работа в Поднебесной началась лишь в конце XIX века, хотя, к сожалению, события 1917 года в России ее существенно затормозили.

Албазинская икона Божией Матери

Сегодня православной миссии в Китайской Народной Республике де-юре нет. Согласно китайским законам, иностранные миссии не имеют права действовать на территории страны. Чтобы как-то обойти этот закон, в 50-х годах прошлого века Пекинская миссия была преобразована в Китайскую Православную Церковь, но она, увы, не пережила периода «культурной революции» и была фактически уничтожена. Хотя модель автономной Православной Церкви была создана, были рукоположены два китайских епископа, полтора десятка китайских священников. Тем не менее, фундамент этой Церкви не выдержал испытаний «культурной революции» – институционально оны была разрушена в 60-е годы прошлого века.

Китайские просфоры

Однако в некоторых местах остались верующие, сохранились храмы. И сегодня идет речь о том, как нормализовать церковную жизнь православных верующих. Правда, работа в этом направлении не может развиваться без поддержки извне, и прежде всего со стороны Русской Православной Церкви. В этом смысле правильно говорить о необходимости создания православной среды, развития китайской православной культуры для утверждения православия среди китайцев. В этом смысле такую задачу можно назвать по-настоящему миссионерской.

Основная проблема Православной Церкви в Китае – это то, что в силу исторических обстоятельств была разрушена православная среда приходов. Нет системы образования, нет архиереев, людям неоткуда серьезным образом получить опыт духовной и богослужебной жизни. Нынешние власти, учитывая сегодняшнюю их политику, вполне адекватно бы отреагировали на увеличение православной общины. Нужно сказать, что все православные храмы на территории Китая были открыты или восстановлены без всякой инициативы извне. Это всегда была инициатива местных приходов или местного правительства. То есть когда шло восстановление церковной жизни в Китае, скажем, в 80-90-е годы, со стороны Русской Православной Церкви на это не было направлено никаких усилий. Так, храм в Кульдже, построенный в 2000 году, возник по инициативе местной общины, на деньги местного правительства. Поэтому мы видим много примеров того, что китайские власти готовы адекватно реагировать на развитие православия в том случае, когда оно идет изнутри, по линии именно местных общин.

Православие – всемирная религия, православные общины Китая не могут быть изолированными. В силу исторической связи они опираются прежде всего на Русскую Православную Церковь. Не имея достаточной степени внутренних ресурсов для своего роста и развития, они надеются на ту помощь, которая могла бы и должна была бы прийти со стороны Русской Православной Церкви. Для китайских властей сейчас самая большая сложность – понять, в какой мере и в какой форме они готовы допустить эту необходимую для нормализации православной жизни в Китае помощь со стороны Русской Православной Церкви. С одной стороны, существуют улучшающиеся отношения: председатель КНР Си Цзиньпин встречался с Патриархом. Но нужно заметить, что для официальных властей Китая это всегда взгляд с политической точки зрения. Нельзя сказать, что в религиозной жизни нет политического аспекта. Но, наверное, здесь, в том числе и со стороны Православной Церкви, важно ставить акцент на духовную сторону вопроса, а не на политику. Дело не в российско-китайских отношениях, не в стремлении России усилить свои отношения с Китаем. Первая забота – о духовной жизни существующих там общин, об образовании людей, об опыте молитвы, богослужения.

Самое важное – укрепление этой самой православной среды, из которой могли бы выходить собственные китайские священнослужители. Когда эта среда станет достаточно сильна, надеюсь, при помощи Русской Православной Церкви, тогда и реакция китайских властей будет совершенно адекватна. Но когда мы говорим о том, что православных немного, они рассредоточены по стране и часто не в состоянии объединиться, то попытки со стороны любых иностранных сил (будь то Русская Православная Церковь или Константинопольский Патриархат) вести какую-то неофициальную или незаконную деятельность на территории страны будут вызывать беспокойство у китайских властей. Они хотели бы контролировать все процессы. В силу того, что это власти светские, они, как я уже сказал, воспринимают религиозные движения с политической точки зрения. Всё неизвестное вызывает беспокойство, и они бы не хотели, чтобы в стране происходило что-то непонятное, неизвестное, потенциально, может быть, враждебное, а может быть, и не враждебное. Откуда им знать – какое?

Поэтому я думаю, что все шаги, которые Русская Православная Церковь предпринимала и предпринимает, должны быть открытыми, ясными, понятными, заранее согласованными. Со стороны же китайских властей я вижу основную проблему в крайне плохом представлении о православии. Практически мы не можем встретить нормальную, адекватную экспертную оценку. Наверное, не по их вине. Поскольку православие в стране представлено слабо, и чтобы с ним серьезно познакомиться, надо немало прочитать, посетить множество православных общин за пределами Китая. Для того чтобы увидеть, как это работает. Здесь, я полагаю, совершенно необходима помощь со стороны Русской Православной Церкви. В том, чтобы сформировать правильное, адекватное видение и понимание ситуации у китайских официальных лиц касательно Православной Церкви. Если не будет адекватного понимания – будут неадекватные реакции.

Гонконг

Совершенно особую роль в деле возрождения Православной Церкви в Китае играет Гонконг. Законы здесь значительно отличаются от законов, действующих на остальной территории КНР. Здесь нет ограничения для религиозной деятельности иностранцев. Именно поэтому только в Гонконге мы как иностранцы можем официально вести религиозную деятельность. Вместе с тем Гонконг тесно связан с континентальным Китаем, и благодаря этому многие приезжают к нам для участия в богослужениях, для Крещения.

Освящение чая

Приход Гонконга помогает православным китайцами во всех регионах Китая наладить церковную жизнь. Мы регулярно совершаем богослужения в общинах Шэньчжэня, Гуанчжоу, Даляня. Кроме того, регулярные богослужения совершаются русскими священниками на территории российского посольства в Пекине и консульства в Шанхае. В Харбине в Покровском храме служит китайский священник. Сегодня в Гуанчжоу и Шэньчжэне есть две общины, в которых по выходным дням богослужения совершаются в домовых храмах. Есть также храм в Тайбэе, где регулярно проходят службы. В открытых храмах в Синьцзяне и Внутренней Монголии богослужения совершаются мирским чином по воскресным дням и праздникам.

В самом Гонконге мы служим в небольшом домовом храме в центре города на 12-м этаже одного из небоскребов. Именем святых апостолов Петра и Павла храм был назван в 1934 году, когда он был открыт. Возобновляя его деятельность в 2003 году, мы решили не менять имя. Община нашего храма – это несколько десятков человек. Из них примерно четверть прихожан – китайцы. Форма домового храма типична для Китая, здесь подавляющее большинство храмов располагаются в небоскребах. Ведь в Гонконге самая дорогая в мире недвижимость. Скажем, 150 кв. метров, на которых располагается наш храм, можно арендовать за 4 000 долларов США в месяц. Покупка этого помещения будет стоить порядка двух миллионов. А уж приобретение участка земли и строительство храма обойдется в десятки миллионов долларов!

Помимо богослужебной деятельности, приход в Гонконге занимается рядом миссионерских проектов. Мы открыли первое в Китае издательство православной литературы, много работаем над переводами вероучительных и богослужебных книг. Это сложная работа, требующая высококвалифицированного труда. И стоит она немалых денег. Все проекты по переводам финансируются только путем частных пожертвований.

Есть у нас и медийный проект, ведь речь идет не только о том, чтобы сделать перевод того или иного текста на китайский – его ведь надо облечь в какую-то определенную форму: книги, аудиозаписи, фильма, веб-страницы. Мы создали и несколько китайских приложений для смартфонов – молитвослов, православный календарь.

Все это довольно-таки востребовано, ведь китайское общество сегодня переживает быстрый процесс трансформации, который сопровождается кризисными явлениями. На этом фоне многие в Китае интересуются вопросами веры. Православие для китайцев – нечто новое и малознакомое (по сравнению с католицизмом и протестантизмом). Именно в силу своей новизны оно имеет шанс на развитие. В Китае нет запрета на исповедование православия, как ошибочно полагают многие. Проблема лишь в недостаточном объеме и ограниченной доступности материалов о православии, а также в невозможности для китайцев регулярно посещать храмы и богослужения. Тем не менее китайцы часто осознанно и охотно принимают Крещение в Православной Церкви. По большому счету, речь сейчас идет о том, чтобы о православии для китайцев мы могли рассказать на доступном для них языке, в широком смысле этого слова.

К сожалению, Православная Церковь в Китае никогда не получала от Церкви в России даже малой доли тех усилий, заботы, материальных и человеческих ресурсов, которые были приложены католиками и протестантами для развития их церквей – видимо, в силу того, что российское общество всегда было достаточно равнодушно к вопросам миссии в Китае. Не так было в Европе и Америке – и сегодня мы видим в Китае несколько десятков миллионов инославных христиан, численность которых быстро растет.

Иконостас

И мы многому можем поучится у католиков и протестантов в деле организации миссии. Ведь все мы здесь христиане в окружении постхристианского мира. У всех христиан в Китае общие проблемы. Мы все живем в одном обществе, в довольно специфическом социуме, и нам важно знать любой опыт решения самых разных проблем. Именно поэтому и многие католики и протестанты активно интересуются практикой духовной жизни Православной Церкви.

Иногда меня спрашивают о том, что Русская Православная Церквоь получает от развития православия в Китае. Казалось бы, в России немало таких проблем, которые мы должны были бы решить, работая прежде всего у себя дома. Миссионерство – в самой природе Церкви, дух его – в словах Спасителя, благословляющего апостолов «научить все народы». Православие в Китае – это такая задача, на решении которой мы можем понять, остался ли миссионерский потенциал в Русской Православной Церкви, остались ли силы, умение, желание к этому стремиться. Если мы на этом пробном камне поймем, что внутренний потенциал есть, это скажет нам, что Русская Православная Церковь жива и сильна.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *