Церковь Николая Чудотворца стоит в селе Царево недалеко от города Красноармейска. Ее возвели в начале XIX века в стиле русской готики. Храм действовал в советские годы, поэтому сохранил старые иконы, включая почитаемый образ святителя Николая. Сохранился и уникальный для Подмосковья настенный каменный фриз со сценами из Библии. В этой статье мы рассмотрим, каким темам скульптор Гавриил Тихонович Замараев посвятил барельефы храма в Царево.

Авраам, Исаак, Иаков и Соломоново решение

На сайте прихода Никольского храма в Царево указано: «фигуры фриза изображают различные сцены из Евангелия». На самом деле семь из двадцати четырех барельефов посвящены сценам Ветхого Завета. Четыре из них образуют цепочку сюжетов об Аврааме, его сыне Исааке и внуке Иакове.

Барельефы «Гостеприимство Авраама» и «Жертвоприношение Исаака» располагаются в разных частях фриза, но близки по содержанию. На барельефе «Гостеприимство Авраама» изображены три ангела за столом и стоящий на коленях старец. Видение Аврааму в дубраве Мамре описано в 18 главе книги Бытия. Авраам сидел у шатра во время зноя и увидел перед собой трех странников. Он поклонился им до земли и предложил омыть ноги, поесть и отдохнуть под дубом. За трапезой один из ангелов предрек, что у престарелых и бездетных Авраама и Сарры родится сын Исаак. Эти слова рассмешили Сарру, но ангел подтвердил, что от Исаака «произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли».

Барельеф «Жертвоприношение Исаака» иллюстрирует историю из 22 главы книги Бытия. Обещание Господа сбылось – у Авраама и Сарры родился сын Исаак. Мальчик подрос, и Авраам получил от Бога страшное повеление принести единственного и любимого сына в жертву. Авраам послушался: взял нож, наколол дров для огня, оседлал осла и направился с мальчиком к горе для жертвоприношения. Когда Авраам уже разложил дрова, связал сына и хотел умертвить, ему явился ангел и велел опустить нож. Жертвоприношение не состоялось, но за доверие Богу Авраам услышал от ангела благословение: «умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря… и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушал гласа Моего».

Следующие два барельефа «Благословение Исааком Иакова» и «Бегство Иакова в Харран» продолжают иллюстрировать повествование из книги Бытия. На первом изображен состарившийся Исаак с женой Ревеккой, а перед ним склонился их младший сын Иаков. Перед смертью Исаак захотел благословить старшего сына Исава, но сначала велел ему поймать дичи и приготовить поесть. Когда Исав ушел на охоту, Ревекка подговорила второго сына надеть одежду старшего брата и хитростью получить благословение отца. Исаак в старости ослеп, поэтому его можно было легко обмануть. Иаков вошел в шатер к отцу, представился Исавом и предложил кушанье. Исаак благословил Иакова, думая, что это старший сын Исав.

На следующем барельефе изображено «Бегство Иакова в Харран». Исав вернулся с охоты и выяснил, что брат Иаков обманом получил отцовское благословение, пока его не было. Престарелый Исаак тоже понял ошибку, но, несмотря на уговоры Исава, не стал менять благословение. С тех пор Исав возненавидел младшего брата и решил его убить. Узнав об этом, Ревекка велела Иакову бежать в землю Харран, пока не пройдет гнев брата.

Еще один интересный сюжет из Ветхого Завета «Соломоново решение» расположен на части фриза алтарного выступа. История содержится в третьей главе 3-й книги Царств. Две женщины родили сыновей в одном доме и в одно время. Первая случайно удавила во сне новорожденного и ночью подменила его, взяв у соседки живого. Утром обе женщины пришли на суд к царю Соломону, и каждая утверждала, что живой ребенок ее, а мертвый – соседки. Царь велел стражнику взять меч и разрубить живого младенца пополам, чтобы отдать каждой по половине. Услышав о таком решении Соломона, одна женщина стала умолять не рубить ребенка и согласилась оставить его соседке, а другая заговорила: «пусть же не будет ни мне, ни тебе, рубите». Так царь определил настоящую мать, и велел отдать ребенка той, что согласилась оставить сына сопернице.

Евангельские сцены: страдания и воскресение Христа

Барельефы на евангельские сюжеты длиннее и больше по числу персонажей в сравнении с ветхозаветными сценами. Здесь число героев доходит до шестнадцати, а ветхозаветные сцены часто ограничиваются тремя фигурами. Кроме того, барельефы на тему Евангелия расположены в более значимых и видных местах церкви: у входа, на выступах и у алтаря. Почти все посвящены теме казни и воскресения Христа или событиям, которые этому предшествовали.

Слева и справа от входа на выступах боковых приделов расположены два больших барельефа «Суд у Пилата» и «Несение креста». На барельефе «Суд у Пилата» изображено двенадцать фигур. Связанный солдатами Иисус Христос смотрит в сторону судьи, которому слуга льет из кувшина воду на руки. Пилат не нашел вины Иисуса, но отдал на казнь по требованию толпы. Он умыл руки, показывая народу, что не хотел смерти праведника. На барельефе «Несение креста» помещено шестнадцать фигур. Воины заставили случайного прохожего по имени Симон Киринеянин нести крест Иисуса.

Над входом в храм и со стороны алтаря расположены два одинаковых барельефа с «Тайной вечерей». Это была последняя трапеза Иисуса Христа с учениками перед взятием под стражу. На боковой стене между приделом и основной частью храма есть еще одна композиция, напоминающая «Тайную вечерю». Рассадка за столом и повороты фигур апостолов будто повторяют барельеф «Тайная вечеря», но есть важное отличие. У ног Иисуса склонилась женщина с кувшином в руках. Она помазывает его ноги драгоценным миром. Помазание ног Иисуса произошло в доме Симона прокаженного в Вифании незадолго до ареста и казни. Некоторые ученики осудили расточительный поступок женщины, потратившей дорогое миро, но Иисус ответил: «она доброе дело сделала для меня… приготовила меня к погребению». В то время в Палестине умерших растирали благовонными маслами.

Дважды на фризе у алтарной части повторена сцена «Уверение Фомы». Среди двенадцати апостолов и жен-мироносиц стоит воскресший Иисус со знаменем в руке. Апостол Фома не поверил рассказам женщин и других апостолов о том, что после смерти на кресте Иисус являлся живым, а в гробе не нашли тела. Он сказал: «Если не увижу на руках его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра его, не поверю». На барельефе изображена сцена, когда Иисус взял руку Фомы и поднес ее к своей ране от удара копья римского солдата.

Среди двадцати четырех частей фриза есть не только сложные композиции, но и одиночные фигуры. С четырех сторон основного объема храма помещены апостолы и евангелисты Иоанн, Лука, Матфей и Марк. Над входом справа и слева от барельефа «Тайная вечеря» изображены архангелы Михаил и Гавриил. Один держит в руках скрижали с десятью заповедями, а дугой – крест и книгу.

24 апреля 1692 года Патриарх Адриан приехал в село Пушкино «для смотру и благословению места, где… строить новую каменную церковь во имя Николы Чудотворца». Считается, что Патриарх желал воздвигнуть новую постройку по образцу храма в честь святых бессребреников Космы и Дамиана в московских Кадашах. Туда он специально отправился в сентябре 1692 года с целью «досмотра» иконостаса, образов и церковных глав. «которых строить в Московском уезде в домовом патриаршем селе Пушкине, в новопостроенной каменной церкви Николая Чудотворца». Пушкинский храм возводился два года. В сентябре 1693-го года сюда был закуплен колокол, весивший 20 пудов 36 фунтов, т. е. более 330 килограммов. В трапезной нового храма разместили иконы из старой церкви, некоторые из них были выполнены иконописцами ещё в 1643 году. Как это часто бывало в то время, прежний, деревянный, храм разобрали не сразу. Некоторое время он оставался действующим, выполняя задачи кладбищенского. Впоследствии на его месте была сооружена деревянная часовня.

15 июня 1694 года патриарх Адриан прибыл в Пушкино. На следующий день он отслужил литургию в старой церкви, а 17 июня освятил новый каменный храм в честь святителя Николая Чудотворца. Храм возвели однопрестольным и не отапливаемым — богослужения в нём совершались только летом. За правым клиросом в храме было установлено патриаршее место, обитое бархатом, а над ним — икона святителя Алексия Московского. Патриарх Адриан неоднократно бывал в Пушкине после постройки каменного храма, делал вклады. Например, к числу его вкладов в церковь относятся напрестольное Евангелие с собственноручным автографом, напрестольный крест с частицами мощей святых, а также 240 десятин земли, выделенной из патриаршей вотчины. Первые испытания Никольского храма начались вскоре после его постройки. В 1701 году, как докладывал священник церкви Борис Тимофеев в Дворцовый приказ, «в патриаршем селе Пушкине крест бурею сломило, … а на колокольне глава вся распаялась, и с киот бурею все разломало и разнесло». В киоте находилась икона Иисуса Христа, которая, вероятно, тоже пострадала.

После официального упразднения патриаршества и создания Святейшего Синода в 1721 году Никольский храм со всей патриаршей резиденцией в Пушкине перешёл в ведение синодальной администрации. Летом 1747 года синодальные власти распорядились провести в Никольском храме значительные восстановительные работы. Мастера починили кровлю на самой церкви и колокольне, отремонтировали главки и кресты. Самым серьёзным итогом этих работ стало устройство при храме тёплого придела во имя Иоанна Богослова. Впервые после постройки каменного здания Никольской церкви появилась возможность служить в нём литургию круглый год. В 1753 году было разобрано патриаршее место, которое к тому времени сильно обветшало. Из бархата, которым оно было обтянуто, сделали две пелены, епитрахиль, несколько поручей и мешочек под просфоры. Все эти предметы заняли место в храмовой ризнице.

В 1760-е годы, в годы секуляризационных мероприятий, село Пушкино и его храм перешли под государственное управление. В первой четверти ХIХ века разобрали первоначальную колокольню и вместо неё построили новую. По сведениям клировых ведомостей, в начале ХIХ века причт церкви состоял из одного дьякона и двух причетников. Назначенный митрополитом Филаретом в 1853 году новый настоятель священник Дмитрий Сперанский начал своё служение в Никольской церкви с обновления старинного иконостаса. Этот шестиярусный позолоченный иконостас с потемневшими иконами древнего письма от времени потускнел. И уже в июне 1861 года освящение поновлённого Никольского храма возглавил сам митрополит Филарет (Дроздов). Главной заслугой отца Дмитрия стало столь долгожданное расширение церковного пространства церкви за счёт пристройки к нему двух симметричных приделов.

В конце ХIХ века население Пушкино быстро увеличивалось, становился многочисленнее и приход Никольской церкви, — она перестала вмещать всех верующих. Особенно стеснённость условий чувствовалась по большим празничным дням и в зимнее время, когда службы совершались лишь в приделе тёплой трапезной части храма. Причт церкви решил подойти к делу радикально. После установки двух печей, храм стал отапливаться полностью. Но на этом изменения не закончились. Предстояли самые важные работы по возведению боковых приделов, на достройку которых прихожане собрали около девяти тысяч рублей. Однако этой суммы оказалось недостаточно, и тогда староста храма, купец Николай Авученков, ставший главным и неутомимым помощником настоятеля, восполнил недостающие средства личным пожертвованием. Нашлись и другие благотворители, которые оплачивали дорогостоящие строительно-ремонтные работы, начатые в июне 1874 года. Среди них был и пушкинский фабрикант Евгений Арманд, один из самых состоятельных местных жителей. Реконструирован был Никольский храм по проекту архитектора Николая Павловича Милюкова. Симметричные основному объёму старинной церкви приделы были вытянуты в ряд и соединялись с ней открытыми арками. Полы устлали полированными плитами, вытесанными из подольского известняка. На средства московского купца 1-й гильдии Ивана Булочкина закупили церковную утварь, устроили иконостасы и заказали иконы для новых приделов. Торжественное празднование обновления Никольской церкви состоялось в воскресеный день 26 октября 1875 года и было приурочено прихожанами и благотворителями храма ко дню тезоименитства настоятеля отца Дмитрия Сперанского. В 1904 году в храме вместо прежних двух больших и к тому времени обветшавших печей установили новые, с кирпичными трубами и новой вентиляцей.

После революции 1917 года Никольский храм лишился своей земли, а вскоре и здания приходской богадельни. Во время кампании по изъятию церковных ценностей, прокатившейся по стране в 1922 году, под благочестивым предлогом помощи голодающим Поволжья из Никольского храма были изъяты ризы, богослужебные сосуды, лампады, кадила, нательные кресты с цепочками и ряд других предметов. Новые власти запретили также колокольные звоны. 4 сентября 1939 года на заседании Мособлисполкома церковное здание было решено переоборудовать под клуб. Однако приходу удалось продержаться несколько месяцев, до июня 1940-го года, когда решением Пушкинского райисполкома старинный храм был всё-таки закрыт. В качестве клуба его не переоборудовали, но площади заняли — под вековыми сводами разместили склад колхоза «Вперёд». Перед наполнением помещения складским инвентарём, храм был повторно разграблен. Сосновые, позолоченные, с резными колоннами и царскими вратами иконостасы сломали. Фрески с «историческими картинами новозаветными» замазали. Иконы, а это были древние образа, особенно в главном иконостасе, относящиеся ко времени постройки храма в конце ХVII века, сняли и отправили невесть куда. Наконец, Никольский храм лишился своего «голоса»: с кирпичной колокольни были сброшены колокола и отправлены на пепреплавку. В 1947 году храм снова открыли. Приходскую жизнь пришлось возрождать почти с нуля. Из закрытого храма села Болдина Мытищинского района перенесли трёхъярусный иконостас. Прихожане приносили в церковь свои домовые иконы. Спустя какое-то время приобрели и колокола. Никольская церковь стала одной из немногих, восстановленных в советское время.

Сохранилось описание Никольского храма, составленного настоятелем Игнатием Казанским в 1887 году: «Вся церковь устроена из кирпича. Стены выкладены сплошной кладкою, из крупного тяжеловесного обожжёного кирпича с известью. Связи в стенах железные. Наружные стены гладкие, но в середине, объединяясь, выделяется из кирича в ребро на угол пояс с кирпичной высечкой разных узоров. Выше пояса в стенах есть выступы, сведённые к верху в три арки и образующие собой три углубления на каждой стороне. На углах полуколонны фигурчатые. Между выступами алтаря есть колонны. В среднем поясе есть икона в улублении на западной стороне. Карнизы сделаны из кирпича в виде пояса. Над карнизом по четыре полуциркульных на каждой стороне углубления, с выступами. Кровля на сводах церкви на четыре ската из железа и окрашена зелёной краской. Фонарей глухих на сводах пять с разными выступами. Внизу пояс, потом выше полукруглые выступы. Далее опять пояс, выше продолговатые колонны с закруглением наверху, в середине их впадина и ещё далее пояс круглый и наконец выше пояса выступышашками кирпичными. Глав на церкви пять, они размещены так: четыре с отступкою от углов, в середине пятая. Главы окрашены голубой краской. Кресты на главах железные четырёхконечные с цепями, спускающимися к главам».

Глядя на архитектуру храма, его украшения, отчётливо бросается в глаза его бегунец — образующий на поверхности стен ряд треугольных углублений, попеременно обращённых вершинами вверх и вниз. На стенах храма также видны сухарики — декоративное украшение в виде направленных вниз зубчиков в древнерусской архитектуре. Наличники придают особый колорит зданию, создавая ощущение динамики. Горизонтали наличников подчёркнуты полуколоннами. Навершие представлено многопрофильным трёхчастным завершением, которое по своим чертам напоминает корону. Храмовые барабаны вполне традиционны для русского зодчества ХVII века. Они глухие, не выполняют светового назначения. Обильно украшены декором, причём декор одинаков как на центральном барабане, так и на боковых. По периметру всех барабанов протянуты аркатурно-колончатые пояса с бусинами-перехватами посередине. В нижнем поясе барабанов — перспективные килевидные кокошники. В храме три престола: главный — в честь святителя Николая Чудотворца, северный — во имя преподобного Сергия Радонежского, южный — во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Трапезная достаточно обширна. Она вытянута по оси запад-восток. Из неё можно попасть и в основное пространство храма, и в оба придела. Стены и своды трапезной расписаны; среди сюжетов, размещённых здесь, можно увидеть «Сошествие Святого Духа на апостолов», «Вознесение Господне», а также другие композиции. В четверик храма из трапезной ведёт широкий проход через арку. Особое внимание входящего приковывает деревянный резной иконостас. Его можно назвать четырёхъярусным, хотя верхний ярус не совсем обычный: иконы помещены в отдельных медальонах, которые возвышаются над основным объёмом иконостаса. В едином стиле с иконостасом основного престола выполнены и небольшие иконостасы приделов. На всём пространстве храма — и в трапезной, и в основной части, и в приделах — полы выложены разноцветной узорчатой плиткой.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №229, 2017 г.

Храм Николая Чудотворца в ЦарёвоСтраница приходаРусская Православная Церковь, Московская епархия (областная), Ивантеевское благочиние

Престольный праздник — свт. Николая (19 декабря, 22 мая)

Настоятель священник Сергий Сергеевич Львов, 1979

Приделы
прор. Илии (2 августа)

Приписные храмы
больничный храм иконы Божией Матери «Целительница»
храм Покрова Божией Матери

При храме
воскресная школа
библиотека
приход выпускает газету «Дорога к храму».

Svt.Nikolay@mail.ru (496) 538-27-43; (496) 538-24-33; 8-906-749-26-49 http://tsarevo.prihod.ru/ Адрес: Россия, Московская область, Пушкинский район, село ЦаревоИдет

Из истори
По преданию, в декабре 1564 г. царь Иван Грозный по пути в Александровскую слободу останавливался в селе Иевлеве, позже переименованном в Царево. Там его супруга Мария Темрюковна якобы родила сына Василия. Младенец умер и был похоронен в храме. До нашего времени на южной стороне храма сохранился склеп, который и называют местом погребения царского сына.

Писцовая книга 1624 г. указывает, что в селе Иевлево имелась нарядная шатровая с двумя приделами деревянная церковь.

Строительство дошедшего до нас храма во имя святителя Николая было начато на средства владельцев села Дурасовых в 1812 г. и продолжалось в течение трех лет. Предположительно, автором проекта был ученик В.И.Баженова — И.Еготов.

Храм построен из кирпича и украшен белокаменной отделкой. Он является наиболее значимым памятником псевдоготической архитектуры под Москвой. Основной объем храма — ротонда, завершенная массивным световым барабаном, покоящимся на восьми устоях. Купол его увенчивает граненый трибун со шпилем и четырьмя пинаклями. Аналогичная композиция завершает небольшую звонницу, устроенную над притвором. Фасады здания, расчлененные сильно вытянутыми колоннами, опоясаны горельефным фризом на библейские сюжеты работы скульптора Т.Замараева.

Главный престол храма освящен во имя святителя Николая, левый придел — во имя пророка Илии, правый — мученицы Агриппины. Иконостас в четыре яруса сохранился со времени строительства храма. Масляная живопись на стенах и сводах — второй половины XIX в.

Богослужения в церкви продолжались вплоть до 1940 г., когда храм ненадолго закрылся. Богослужения возобновились в начале Великой Отечественной войны.

Благодаря уцелевшим документам при оформлении брачных свидетельств установлены имена священников церкви с момента ее построения.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *