Церковь Николы со Усохи. 1536 г.

г. Псков, ул. Советская, 19

Кончанский храм древнего Опоцкого конца (т.е. района города). Впервые был построен в 1371 г., в 1536 г., после пожара, был возведен заново. «В то время это было второе по величине здание после Троицкого собора. Теперь оно не менее чем на два метра от первоначального основания закрыто напластованиями, наросшими с 16 века» (Ю. П. Спегальский).

Крупный, одноглавый, трехапсидный каменный храм с северным бесстолпным приделом во имя Сретения Господня; с южной стороны, возможно, был теплый придел во имя Иоанна Богослова; оба придела имели крыльца.

Притворы — главный, западный, и боковые — северный и южный, — соединялись галереей. Однако переделки 17–19 вв. значительно исказили облик храма.

Реставрация 1946 –1974 гг. (архитекторы — Ю. П. Спегальский, В. А. Лебедева, Б. С. Скобельцын) вернула памятнику древние формы одного из самых значительных памятников псковского церковного зодчества 16 в.

Церковь Николы со Усохи сохранила удивительную пристройку с юго–востока, известную в Пскове как «часовня неугасимой свечи». Эта небольшая, с крохотной изящной главкой усыпальница прорезана крупными арками, — и по контрасту форм (приему, которым мастерски владели псковичи) обращает на себя внимание. В глубокой полукруглой нише часовни был написан лик святителя Николая Чудотворца. Перед ним постоянно теплилась лампада и горели свечи, — отсюда и название часовни.

В интерьере храма — высокое подкупольное пространство, с крупными столпами, с повышенными подпружными арками. В люнетах — голосники — керамические сосуды, вставленные в стены для облегчения кладки и улучшения акустики и создающие особый, светотеневой орнамент. В вышине купола недавно чудесным образом проявились фрески.

По характеру декора: лопатки, «поребрик — бегунец — поребрик», «бровки», валиковые разводы на апсидах, также украшенных «псковским ожерельем», — это подчеркнуто псковский храм, с сознательным отношением к своей исторической традиции, и вместе с тем — он неповторим (часовня, изящная двухпролетная звонничка на северной стене, компоновка форм).

Блистательный образец псковской школы 16 века, храм создавался псковичами как градостроительная доминанта на важнейшей Великой улице города.

С другой стороны, живописная композиция Никольской церкви перекликалась с храмами Василия на горке и Одигитрии на Печерском подворье, соединенными прихотливо изогнутой, уютной улочкой Враговкой.

Ныне храм мощно выступает всеми своими апсидами на улицу Советскую (бывшую Великую) и хранится музейно.

«Храмы Пскова». Т.В. Шулакова, Л.Ю. Дудченко.

Церковь Николы на Усохе — бывший кончанский храм древнего Опочского конца в Пскове. По свидетельству летописей, этот храм впервые был построен в 1371 г. Место, где он находился, в XV в. не раз выгорало — в 1406 г., когда «весь Псков погорел», в 1451 г., когда «погоре весь град Псков», и в 1466 г., когда пожар начался на Усохе. Надо полагать, что во время пожаров церковь получала повреждения. Рядом с храмом в древности было расположено кладбище («буй»). Под 1473 г. летопись сообщает: «Тоя же весне около буя святого Николе, у Вопочском конци, каменем оделав и врата каменыя изрядив, и садом яблонями насадили». Под 1536 г. в летописи вновь говорится, что «свершена бысть церковь святый Никола на Усохи» и «освещаю месяца декабря в 6 день». Новая церковь, вероятно, пострадала от пожара в 1550 г. Большой пожар в 1562 г. миновал ее, что видно из описания пожара, но в 1609 г., когда сгорел весь Псков, она, видимо, вновь была повреждена.

Церковь приходила в ветхость и неоднократно подвергалась перестройкам в XVII—XIX вв. Результаты этих перестроек были отчетливо видны на здании до начала работ по его частичной реставрации в 1946 г. Несомненно, что в конце XVII в, первоначальные восьмискатные покрытия основного объема храма и его придела были переделаны на четырехскатные, подобно тому, как были в это время изменены крыши всех церквей Пскова.

Тогда же были перекрыты сводами боковые притворы, а с запада пристроено новое каменное крыльцо и переделаны окна. Судя по состоянию каменной кладки, находившейся под надкладками, сделанными в конце XVII в. (сняты в 1948 г.), церковь перед этой перестройкой сильно обветшала. Крыши на ней не было. На Сретенском приделе росла трава, а верхние части стен (как придела, так и основной части храма) были сильно размыты и разрушены.

Не менее заметными были и следы перестройки, относившейся к концу XVIII в. Тогда рядом с церковью была выстроена колокольня, у южной абсиды построена новая часовня, вновь подверглись переделке окна храма, а над его барабаном была сделана новая глава с перехватом, сохраняющаяся и поныне. Клейма на полосовом железе, из которого сделан каркас главы, свидетельствуют, что оно было изготовлено в конце XVIII в.

Перестройки продолжались и в XIX в. В 1865 и 1873 гг. производились работы по южному приделу Иоанна Богослова, входе которых до уровня земли были снесены все выступавшие к югу от четверика храма части (может быть, измененные уже в XVII в.), а на их месте, на новых фундаментах построена южная пристройка. Капитальной переделке церковь подвергалась также в 1878—1879 гг., когда были расширены ее окна, надстроен деревянный верх колокольни, подняты полы и произведены другие работы.

В XX в. церковь Николы на Усохе не перестраивалась, но потеряла иконостас та все внутреннее убранство. В 1941 г. здание было повреждено пожаром, а в 1946 г., реставрировалось (за исключением притворов). Эта реставрация ставила целью возвратить памятнику его первоначальные формы и сопровождалась его изучением. Последнее облегчалось, в частности, ясно различимой разницей между кладками отдельных строительных периодов.

В процессе изучения было установлено, что первоначальная постройка сложена из подтесанной, постелистой, серой плиты на растворе из желтоватой извести с крупным, а в некоторых местах и мелким, речным песком. Кладка XVII в. сделана из крупной тесанной плнты на растворе из известите очень мелким горным желтым песком. Цвет плиты в кладке XVII в. — голубоватый и зеленоватый, в то время как для плиты первоначальной кладки характерны теплые оттенки. Более поздние кладки отличаются иными составами растворов и применением кирпича, а также употреблением плиты только в рваном или грубо околотом виде. Все это позволило отличить первоначальную основу от частей XVII, XVIII, XIX и XX вв.

Из публикуемых здесь обмерных чертежей четырех фасадов церкви Николы на Усохе, характеризующих ее общее состояние через четыре года после пожара 1941 г., а также из обмера ее плана, хорошо видно, что главный объем памятника, его северный придел и два крыльца (западное и северное) сохранились сравнительно хорошо. Бьши переделаны только их покрытия, чего не избежала ни одна из церквей, построенных в Пскове до XVII в. Как обычно, были изменены также окна и двери, пробиты новые оконные и дверные проемы, и, кроме того, в стенах четверика устроены ниши. Окна барабана храма были расширены, а над барабаном в конце XVIII в. сделан каменный карниз. Часовня у южной абсиды, хотя и пострадала при перестройках церкви, но все же сохранила свой основной объем.

Все части, располагавшиеся с южной стороны основного объема церкви, не сохранились. Они были сломаны в XIX в. при постройке южного придела. Однако фактически подверглось уничтожению лишь то, что возвышалось над уровнем земли. Находившиеся в толще культурного слоя древние стены сохранились на высоту около 1,5 м. Стены северной половины притворов были повреждены при перестройке XVII в. Сохранились два участка их — примыкающий к западному крыльцу и расположенный к западу от крыльца придела. В последнем участке осталось нетронутое первоначальное окно.

От звонницы, которая стояла на северной стене основного объема церкви, осталось лишь основание. Столбы ее были сломаны, очевидно, в связи с постройкой новой колокольни в конце XVIII в. После переделки восьмискатного покрытия церкви на четырехскатное, в конце XVII в., звонница еще существовала. Свидетельством этого было то, что до 1946 г. обломки разрушенной звонницы заполняли пазухи над северными сводами вровень с верхами надкладок, сделанных в XVII в. под четырехскатную крышу.

К сожалению, реставрация памятника и его исследование были прерваны в 1947 г. и остались далеко не законченными. Однако данные, полученные в ходе работ и обмеров, позволяют сделать выводы о времени его сооружения и дать представление о его первоначальном виде.

Несмотря на перестройки, от всех первоначальных частей церкви Николы на Усохе сохранились остатки и следы (за исключением, конечно, покрытий и завершений глав и внутреннего убранства). Пока что не все из них изучены. Остатки уничтоженных в XIX в. частей церкви, сохраняющиеся, как уже говорилось, ниже современного уровня почвы, при исследовании 1946 г. не раскапывались. Однако по следам, сохранившимся на южной стене четверика, об этих частях можно судить с точностью, вполне достаточной для их графической реконструкции.

По этим следам видно, что у входа в церковь с юга было крыльцо. Нижняя часть его полустолба была раскопана при реставрации дверного проема в 1946 г. Этот полустолб и следы примыкания свода крыльца к стене храма показывают, что южное крыльцо было таким же, как и целиком сохранившееся северное крыльцо, с той лишь разницей, что если к последнему с востока примыкал высокий придел, то к южному — палатка, имевшая небольшую высоту и являвшаяся как бы продолжением притвора. На угловой (восточной) лопатке южного фасада четверика, срубленной внизу при постройке в конце XIX в. южного придела, осталась у самого угла несрубленная полоса. На этой полосе сохранилась штраба, свидетельствующая, что палатка была сложена вместе с основным объемом памятника. По этой штрабе точно устанавливается высота палатки.

Изучение церкви Николы на Усохе и обследование других древних памятников Пскова показало, что сложившиеся представления о псковских церковных крыльцах XV—XVI вв., как о трехпролетных навесах, покоившихся на круглых столбах, не отвечают действительности. Этот тип крылец появился только в XVII в.

Крыльца XV—XVI вв. при наличии боковых арок, опирающихся у стен четверика на закругленные полустолбы, с лицевой стороны всегда ограничивались стеной с высоким дверным проемом, затворявшимся двухстворной железной дверью. Такие крыльца устраивались только при наличии боковых притворов; иногда их называют галереями. Широкие арки крылец связывали их с притворами. Если притворов у храма не было, то тогда в крыльце не делалось и боковых проемов. Снаружи крыльца обычно обрабатывались как бы вставленными в их углы круглыми столбами. Это и создавало ложное впечатление широких заложенных проемов.

Как правило, щипцы крылец украшались выступающими пятилопастными дугами и нишами (обычно тремя) для образцов, исполнявшихся фреской. Таким было первоначальное западное крыльцо церкви Николы на Усохе. Сохранившееся целиком, без каких-либо утрат, оно лишь заслонено другим крыльцом, пристроенным к нему уже в XVII в.

По сохранившимся участкам стен первоначальных притворов видно, что они перекрывались деревянными настилами. Так же была перекрыта и палатка за южным крыльцом. Подобного рода настилы были, вероятно, наклонными, а их уклон соответствовал уклону крыш. Детали устройства таких деревянных перекрытий пока не установлены. Притворы церквей Успения в Святогорском монастыре (построена после 1568 г.) и Ильи в Выбутах (XVI в.), как показывают их остатки, тоже имели деревянные перекрытия. В XVI в. и, вероятно, в XV в. такие перекрытия в Пскове, по-видимому, не были исключением.

В сохранившейся части стены северного притвора существует совершенно целое первоначальное окно. В стене притвора, к югу от западного крыльца церкви, осталась притолока, подоконник и часть перемычки другого такого же окна. Положение этих окон позволяет догадываться о расположении остальных.

В ходе работ 1946 г. была обнаружена, а затем и расчищена от обстройки XVIII в. древняя часовня, особенность которой состоит в том, что ее верхняя часть была открытой и представляла навес, державшийся на двух столбах. При реставрации часовни было установлено, что она на 2 м закрыта позднейшими напластованиями, целиком скрывшими ее нижний этаж — помещение с одним дверным проемом. Под остатками обрушившегося ползучего свода, перекрывавшего помещение, найдены человеческие кости и черепа — свидетельство того, что здесь был склеп. В настоящее время вход в склеп скрыт под поверхностью земли. Над склепом расположена собственно часовня, сохранившая до нашего времени основные части — столбы, арки, сводчатое перекрытие и нишу в абсиде с остатками изображения Николы, написанного на штукатурке. Пол часовни был первоначально на столь значительной высоте от земли, что вход в нее мог быть только по ступеням какой-то лестницы. Обследование часовни на Мироносицком кладбище — единственного псковского памятника, приближающегося по типу к часовне у церкви Николы на Усохе, — показало, что перед ее входом также была лестница. Вероятно, подобная же лестница существовала и у часовни церкви Николы на Усохе. Остатки ее, надо полагать, существуют в земле, хотя они, наверное, пострадали при постройке колокольни в конце XVIII в. На реконструкции лестница часовни церкви Николы на Усохе показана условно, на основании предварительных соображений, а не точных данных, которые можно получить только путем раскопок.

Сохранившийся над торцом часовни щипец свидетельствует о том, что ее покрытие было двухскатным. Этот щипец позволяет установить уклон скатов кровли часовни. Что касается главки часовни, изображенной на реконструкции, необходимо отметить, что если косвенные данные и говорят за то, что она здесь существовала, то непосредственных следов ее не сохранилось. К косвенным данным можно отнести упоминание И. Ф. Годовикова о древнем кресте, находившемся над часовней. Он был типичен для крестов, венчавших главы, и не мог быть установлен просто на крыше. В натуре на своде часовни до 1946 г. сохранялись остатки барабана главки, сделанного, как можно было видеть по его кладке, в XVIII в. Есть основание предполагать, что эта главка была построена на месте старой, так как положение ее по отношению к часовне XVIII в. оказалось случайным. В XIX в. эта главка была сломана и заменена глухой деревянной главкой, поставленной на месте, более соответствующем композиции новой часовни. Барабан главки XVIII в. имел световое отверстие, открытое внутрь часовни, но первоначальная главка могла быть только глухой, потому что отверстие в своде под барабаном XVIII в. было пробито при его постройке. Такой главка показана на реконструкции.

Часовня сложена не вместе с абсидой, к которой она примыкает, а сделана уже после того, как основная часть храма была возведена. При постройке часовни для ее западной арки в кладке абсиды была выломана пята и сделана штраба для присоединения восточной стенки часовни. Но ниша, в которой находится изображение Николы, была выложена уже при кладке абсиды. Очевидно, часовня входила в первоначальный замысел постройки, но во избежание большой разницы в осадке тяжелого основного объема храма и легкой часовенки кладка последней была начата позднее.

Как уже упоминалось, окна и двери церкви Николы на Усохе не раз переделывались. Однако от первоначальных проемов остались следы, по которым можно восстановить их величину и форму с полнейшей точностью. Из всех древних окон только одно в жертвеннике было расширено во все четыре стороны, т. е. таким образом что остатков его прежнего проема не сохранилось. Это окно было восстановлено по аналогии с симметричным ему древним окном диаконника. Все же остальные окна и двери реконструированы по сохранившимся следам. Реконструкция окон барабана никаких затруднений не представляет, так как они были расширены только в наружных частях, что же касается их устройства, то оно аналогично другим одновременным псковским церквам, в которых окна барабанов сохранились нетронутыми.

Как уже упоминалось выше, первоначальное покрытие основного объема церкви было восьмискатным. Скаты первоначальных щипцов, после снятия их вершин и надкладки нижних частей в конце XVII в., еще на значительном протяжении сохранились, хотя и были местами размыты и нарушены. Надкладки были много тоньше старых стенок щипцов, и это при работах 1946 г. дало возможность точно воспроизвести линии скатов первоначальной крыши.

Необходимость восстановить крышу в натуре привела к тому, что были установлены не только уклоны щипцов и соответственно им наружные очертания скатов крыши, но и определены некоторые, неизвестные ранее типичные особенности восьмискатных (с прямыми скатами) покрытий, характерные для псковской архитектуры. Если легко можно было бы нарисовать на фасадах церкви Николы на Усохе восьмискатное покрытие по образцу новгородских, со скатами крыши, непосредственно пересекающимися с барабаном, то оказалось бы, что выполнить такое покрытие в натуре без сломки древней кладки невозможно. Кладка пандатативов и забутка пазух ступенчато повышенных подпружных арок выступает выше уровня плоскостей скатов восьмискатной крыши. Это говорит о том, что под барабаном была поднимавшаяся над основной крышей часть покрытия. Об этом же свидетельствует сохранившийся на барабане след примыкания первоначального покрытия. Он представляет собою кольцевую выдру, проходящую вокруг барабана.

Изучение следов восьмискатных крыш на церквах Богоявления с Запсковья (1496), Козьмы и Дамиана с Примостья (подпружные арки, глава и покрытие — после 1507 г.), Николы на Снятой горе (1519), Успенской у Паромени (1521), Николы в Острове (1543), Успения в Святогорском монастыре (после 1568 г.), Николы в Устье (кон. XV — нач. XVI в.), Ильи в Выбутах (XVI в.) и Иоакима и Анны на Полонище (XVI в.) — показало, что покрытия всегда пересекались с барабанами в горизонтальной плоскости на один ряд кладки ниже окон.

Во всех осмотренных памятниках в этом месте оказалась горизонтальная кольцевая выдра, сделанная во время кладки барабана. Осмотр церкви Михаила архангела (1462) в селе Кобылье Городище — единственного памятника древней псковской архитектуры, сохранившего восьмискатное покрытие, — показал, что у основания барабана устраивалось окрытие конической формы, возвышавшееся над скатами восьмискатной крыши. В XV—XVI вв. такая особенность восьмискатного покрытия в Пскове неизменно повторялась и в тех случаях, когда подпружные арки и их забутка не возвышались над сводами и не препятствовали пересечению скатов восьмискатной крыши непосредственно с поверхностью барабанов. Например, церкви Михаила архангела в Кобыльем Городище, Козьмы и Дамиана с Примостья в Пскове, а также приделы церквей Николы на Усохе в Пскове и Николы в Острове. Объясняется это тем, что конические окрытия препятствовали скоплению снега у основания барабанов и хорошо предохраняли их от разрушения влагой. Именно поэтому подобное окрытие и имело в псковской архитектуре только коническую (а не сферическую) форму.

Для уточнения вида восьмискатного покрытия памятника пришлось также выяснить положение коньков первоначальной крыши и ее разжелобков. Во всех перечисленных выше церквах, как и в церкви Николы на Усохе, гнезда от концов коньковых брусьев, оставшиеся в кладке барабана, всегда находятся на оси, проходящей через центр последнего. Это говорит о том, что коньки подходили к середине барабана. В то же время вершины щипцов (и, следовательно, коньки крыш над ними) помещались на середине протяжения каждого из фасадов, в том числе и боковых. Так как барабаны обычно ставились ближе к восточной стене четверика, коньки, направлявшиеся от вершин северного и южного щипцов к барабану, не были параллельны; их концы, примыкавшие к барабану, сдвигались к востоку. С этим связана особенность в обработке боковых (северного и южного) щипцов псковских восьмискатных церквей, которая отличает их от новгородских.

В церквах Пскова и Новгорода восточные членения боковых фасадов меньше западных, что наиболее резко выражено на больших церквах; центры же средних делений боковых стен не совпадают с их геометрической серединой. В Новгороде вершины щипцов совпадают с серединой центральных делений фасадов и соответствуют положению барабана. В Пскове их вершины всегда находятся примерно в геометрической середине фасадов и потому большей частью (особенно в крупных церквах) на боковых фасадах не совпадают ни с центрами средних делений, ни с центрами барабанов. Поэтому боковые фасады псковских церквей имеют весьма характерный вид: завершающие лопасти их западных членений подняты выше восточных, а над лопастями среднего членения с западной стороны образуются большие гладкие поля.

Первоначальное покрытие придела церкви Николы на Усохе было образовано на основе обычного восьмискатного покрытия, но так как с западной стороны к приделу примыкало одинаковое по высоте крыльцо, покрытое, как обычно, на два ската, то с этой стороны над стеной придела щипец отсутствовал и место четырех скатов занял один. Он сопрягался по разжелобку с соседним скатом крыши крыльца. Об этом свидетельствуют гнезда, оставшиеся от опорных брусьев покрытия.

Остатки сильно разрушенных щипцов северной стены придела и северного крыльца во время перестройки конца XVII в. были уничтожены. Однако о том, что они существовали, говорят гнезда, оставшиеся от опорных брусьев в стене основного объема храма и в барабане придела. Покрытие придела и северного крыльца нами восстановлено в соответствии с расположением этих гнезд.

Скаты первоначального западного крыльца и примыкающих к нему частей притворов остались нетронутыми. До 1946 г. над ними местами возвышались остатки надкладки конца XVII в., резко отличавшейся от первоначальных стен по толщине, цвету камня, его обработке и составу раствора.

Покрытие южного крыльца и палатки возле него реконструируется в соответствии с остатками гнезд от опорных брусьев крыши крыльца. Для того чтобы судить о формах первоначальных покрытий глав, необходимо предварительно ответить на вопрос о датировке здания. Из приведенного материала видно, что его крыльца и притворы типичны для псковской архитектуры конца XV и XVI вв. К этому следует добавить, что такое устройство крыши, как в церкви Николы на Усохе (с щипцовыми стенками, высоко поднятыми над сводами), впервые появилось в Пскове в самом конце XV в. и характерно для XVI в. Кладка первоначальных частей здания однородна. Перевязка между ними свидетельствует об их одновременности. Здание не включает никаких частей или остатков более раннего времени.

До раскопок нельзя даже сказать, стояла ли церковь Николы на Усохе 1371 г. на том же месте, что и существующая. «Свершение» церкви, о котором, говорят летописи под 1536 г., являлось возведением совершенно нового здания. Как отмечено летописью, оно было закончено к декабрю 1536 г., т. е. по современному счету еще в 1535 г.

Для Пскова XVI в. наиболее вероятной и даже несомненной является луковичная форма глав. Об этом достаточно убедительно говорят изображения церковных верхов на псковской керамике и резьбе царских врат, относящихся к XVI в. На иконе «из часовни Владычного креста», исполненной, вероятно, в XVII в. но получившей, вследствие позднейших переписок, значительные изменения, покрытие большой главы церкви Николы на Усохе изображено коническим. Это либо фантазия иконописца, либо временное покрытие, которое могло иметь место при перестройке церкви.

На иконе «из Железного ряда», которая хотя и относится к более позднему времени, чем предыдущая, но менее переписана, главы церкви Николы на Усохе и ее придела имеют луковичную форму. До пожара 1941 г. над приделом была луковичная глава, каркас которой, видимо, принадлежал XVII в. Во всяком случае, ничего, свойственного XVIII в., не было в ее форме.

В 1945 г. при снятии надкладок с щипцов церкви в их кладке были найдены куски черепицы с главы. Керамическая масса и темно-зеленая полива, покрывающая наружную сторону этой черепицы, характерны для псковских керамических изделий XVI в. Эта черепица гораздо толще черепицы XVII в., остатки которой еще встречаются в Пскове. Толщина ее около 2,5 см, в то время как толщина черепицы XVII в. колеблется от 1 до 1,5 см. Все это позволяет предполагать, что обломки черепицы, найденные в надкладках, являются остатками первоначального покрытия главы.

От звонницы сохранилось не только основание, но и нижний ряд кладки двух столбов. Это позволило точно восстановить ее план. Фасад звонницы реконструирован в соответствии с обычными пропорциями столбов псковских звонниц того времени. Упомянутые выше изображения церкви Николы на Усохе на старинных иконах показывают, что звонница была покрыта по двум щипцам, т. е. двухскатной крышей над каждым пролетом. Сомневаться в правильности такого изображения нет оснований, ибо так до XVII в. покрывались многие другие псковские звонницы.

Очень большие свесы крыши над звонницами были характерны для старинной псковской архитектуры. Для предохранения этих крыш от срыва ветром их нижние опорные брусья крепились длинными скобами из полосового железа к аркам звона. Эти скобы показаны на северном фасаде памятника. В большие колокола звонили, раскачивая не язык, а весь колокол. Для этого он наглухо прикреплялся к деревянному валу, вращающемуся на оси и к тому же валу крепился длинный деревянный рычаг, к концу которого прикреплялась веревка. Эти рычаги показаны на чертежах фасадов.

Из изложенного выше видно, что не все первоначальные части церкви Николы на Усохе реконструированы нами с желательной точностью. Объясняется это полным исчезновением некоторых из них (например, покрытий и завершений глав), а также тем, что не все остатки первоначальных частей были раскрыты и изучены (лестница часовни, например). Однако эта реконструкция, сделанная с разной достоверностью деталей, все же целиком показывает здание в его первоначальном виде и дает ясное представление о его общей композиции. Эта реконструкция знакомит нас также с рядом черт, которые вообще типичны для псковской церковной архитектуры в последние годы XV в. и XVI в. В заключение остается добавить, что для полного представления о характерных чертах и общей архитектурной композиции церкви Николы на Усохе (как и других древних псковских зданий) необходимо изобразить ее в цвете, так как он играл существенную роль в ее облике.

Спегальский Ю.П. Реконструкция церкви Николы на Усохе в Пскове. Памятники культуры. Исследования и реставрация. Вып. 3. М., 1961

Мiръ Россия Псковская область Псков Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе (Псков)

Идёт загрузка карты…

Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе была построена в середине XVI века, расположена на Запсковье на старом Иоанно-Богословском кладбище. Престольный праздник: 9 октября, Преставление Иоанна Богослова.

История

Название Мишарина гора, по преданию, происходит от дьяка Мисюря Мунехина, жившего в первой половине XVI столетия, известного своей благотворительностью и усердием к церквам Божьим. Известный краевед Н. Ф. Окулич-Казарин более правдоподобным считал происхождение этого названия от маленьких болот, называемых мшарами, которыми гора была окружена в древности. Милявица, или Милевка — небольшой ручей, текущий у подножия Мишариной горы.

Церковь построена в 1547 году, каменная. Первоначально храм был монастырским. В Писцовой книге под 1623 годом упоминается мужской Котельников монастырь с Мишариной горы. О Псковском Котельникове монастыре есть упоминание в Четьях минеях митрополита Всероссийского Макария. Над перепиской миней в 1553 году трудились около ста писцов, среди них — псковский инок Касьян с Гремячей горы и писец из Котельникова монастыря. Предположительно, игуменом Котельникова монастыря в 60-е годы XVI века был Василий-Варлаам.

Он автор житий Евфросина Псковского, Александра Невского, Всеволода-Гавриила. Житие Евфросина Псковского написано им в 1547 году. Помимо житий, Варлаам написал службы и каноны Евфросину, Савве Крыпецкому, Нифонту, Георгию Болгарскому. Игумену Варлааму приписывается авторство «Повести о прихождении гордого польского короля Стефана Батория на Богоспасаемый град Псков». В начале XVIII века монастырская церковь стала приходской.

В 1808 году церковь предназначалась к сносу как совершенно ветхая, однако Святейший Синод снос церкви не разрешил.

В 1882 году псковским купцом Петром Михайловичем Стехновским перед входом в церковь сделана каменная пристройка. В 1892-1893 годах ремонтно-реставрационные работы в храме проведены на средства церковного старосты, почетного гражданина Пскова Ивана Михайловича Кафельникова. В церкви два престола. Главный — Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, в приделе — Святого Мученика Иоанна Воина.

С 1786 по 1808 год к ней приписана церковь Георгия со Взвоза, в 1834 году приписана церковь Святых Равноапостольных Царя Константина и матери его Царицы Елены. Колокольня построена одновременно и в связи с церковью, на ней висели шесть колоколов. Большой колокол весил 36 п. 16 ф., второй и третий колокола — по три пуда каждый, вес четвертого колокола — 2 п., пятого и шестого колоколов — по 27 ф. каждый. На большом колоколе была надпись: «Лит колокол в СПТ.-е купецкий сын Михаил Стуколкин 1845 года мая 5 дня в Псковскую Иоанно-Богословскую Мишаринскую церковь».

В приходе существовали три деревянные часовни: Святителя и Чудотворца Николая близ деревни Хрястолово, Преподобномученицы Анастасии в деревне Горы и Святой Мученицы Анастасии.

При церкви существовали церковно-приходское попечительство, богадельня, больница; церковно-приходской школы не было. В конце XIX века в деревне Козий Брод была церковно-приходская школа, но она закрылась в 1895 году из-за близости к городским школам.

В приходе церкви были деревни Филоново, Панино, Хлебная Горка.

Вокруг церкви расположено кладбище. Здесь погребены краевед и историк С. А. Цвылёв, реставратор В. П. Смирнов, воины, погибшие при выполнении боевого долга в Чечне.

С 1913 года в церкви служил священник Феодор Васильевич Колобов. В 1927 году после нескольких арестов его выслали на Урал, по другим сведениям — в Сибирь. Его жена последовала за ним, оба они исчезли бесследно. Псаломщиком-дьяконом служил Михаил Лебедев. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

23 декабря 1936 года Псковский окрисполком принял решение о закрытии церкви, однако по другим сведениям, богослужения в храме продолжались до Великой Отечественной войны. В годы войны церковь получила частичные повреждения кровли, стен, наружной и внутренней отделки. В 1970-1989 годах по проекту В. А. Лебедева проведена реставрация церкви. Однако службы здесь не велись, здание церкви было в небрежении. Решением Псковского горисполкома от 3 марта 1965 года закрыто для массовых захоронений кладбище вокруг церкви.

В 1992 году первые службы совершались на улице, при входе в храм, 1993-й год встречали в приделе Святого Мученика Иоанна Воина.

Современное состояние

Возрождение храма Святого Иоанна Богослова связано с именем игумена Ионы (Михайлова, 4 января 1937 — 19 мая 1999). Восстановленная колокольня стала одной из первых полных звонниц в Пскове.

Многие годы в церкви служится молебен с акафистом Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову «О умножении любви и искоренении ненависти и всякой злобы».

25 августа 2001 года архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий освятил восемь колоколов, отлитых в Воронеже по старинному способу артелью «Гончаров и Ко».

20 мая 2006 года архиепископ Евсевий освятил Крест мемориала, посвященного священнослужителям храма Иоанна Богослова, игуменам Котельникова монастыря, двумстам русским офицерам, замученным китайскими красноармейцами в Гражданскую войну, и всем здесь погребенным православным христианам.

Сегодня при храме действуют детская воскресная школа, паломническая служба, получившая статус епархиальной. Неподалеку от церкви находится база отряда «Зубр». Перед командировками в «горячие точки» по просьбе бойцов совершается молебен «Благословение воинам на брань» с освящением знамени и оружия. Бойцы приходят в храм со знаменем и в полном боевом вооружении, т.к. в молебне совершается «Чин освящения оружия». Вместе со священником и прихожанами бойцы просят «… силу и крепость на сотрение и попрание крепости супостат».

Как добраться

Адрес: Псков, Аллейная ул., д. 1

Ссылки

  • Иоанна Богослова на Мишариной Горе, церковь. Общие сведения
  • Храмы Пскова. Церковь Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова на Мишариной горе (на Милявице)
  • Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе (на Милявице). Историческая справка и фтографии
  • Официальный сайт Псковского Епархиального Управления издается по благословению Высокопреосвященнейшего Евсевия, Митрополита Псковского и Великолукского. Храм во имя святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова на Мишариной горе

Церковь Николая Чудотворца, д. Устье

Церковь Николы Чудотворца с Устья расположена на левом берегу реки Великой в 18 км к северо-западу от Пскова у деревни Устье. Это храм-маяк, предвестник Пскова. Место необычайно живописно, вокруг водные просторы, с островами. Церковь упоминается в летописи в связи с посещением ее в 1473 г. византийской принцессой Софьей Палеолог, когда она ехала из Рима в Москву к своему будущему супругу великому князю Ивану III.

Церковь построена во второй половине XV века. Это один из лучших памятников псковской архитектуры этого времени. Храм одноглавый, трехапсидый, восьмискатный, наружные стены разбиты на три части лопатками. В XV- XVI веках был сооружен притвор с трехстолпной звонни­цей, портал был расписан фресками. Южный придел во имя иконы Казанской Божьей матери появился в XVIII веке. В 1866 г. к расписанному фресками порталу были пристроены трехъярусная колокольня и новый притвор.

Во время Великой Отечественной войны церковь силь­но пострадала. Сейчас храм полностью реставрирован. Рядом расположена пристань. Из Пскова сюда можно добраться на катере.

В дельте реки Великой в 4 км от Устья на острове Горка находится маленькая часовня Николая Чудотворца (XIX век). Внутри часовни у алтарной стены установлен каменный крест XIV века.

Материалы: Путеводитель «Псковская область». ИД «Симон-Пресс», 2000 г.
[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *