Когда Бог планировал Церковь, Он планировал влиятельную Церковь

«и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф.16:18-19)

Из священного писания для нас становится очевидным, что Церкви свойственна наступательная позиция!

Свойства влиятельной церкви:

  1. Заблудшие люди приходят ко Христу
  2. Пришедшие люди возрастают
  3. Церковь обретает значимость в обществе (через влияние)

Мы можем рассматривать Церковь как семью, пристанище для отчаявшихся, молитвенный дом и т.д. Но есть библейское понимание церкви.

«И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова; дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, но истинною любовью все возвращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви» (Еф.4:11-16)

У Церкви есть вектор — взращивать учеников. Поэтому мы видим Ее как некий «духовный институт», в котором возрастают духовно зрелые личности.

Наше видение строится на 5 библейских постулатах, вытекающих в большей степени из великого поручения Иисуса Христа

Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28:19-20)

1. Идя по этой жизни мы призваны к тому, чтобы проповедовать Евангелие всякому, с кем сталкиваемся в своей повседневности. Мы искренне верим, что желание Бога в том, чтобы все спаслись и достигли познания истины. Именно поэтому Бог послал в этот мир Своего Сына и позволил Ему умереть на кресте позорной, мучительной смертью. Сегодня всякий уверовавший в Него обретает спасение и жизнь вечную в раю.

«Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк.16:16)

Через благовестие люди приходят ко Христу. Осознают свою нужду в Боге, греховность, понимают, что есть выход из сложившихся жизненных тупиков.

2. Ученичество — это когда новообращенные возрастают в зрелости.

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк.11:24-26)

Наша задача, чтобы новообращенные люди не просто прочитали молитву покаяния, а посвятили себя изучению писания, росли в молитвенной жизни. Уверовавший человек призван Богом в глубокие взаимоотношения через постоянное духовное возрастание.

Правда в том, что после того, когда человек прочитал молитву покаяния — он либо возрастает во спасение, либо теряет его окончательно. Ученичество — это неотъемлемая часть в следовании за Богом.

3. Крещение в тело Христово. Крещение — это не просто обряд погружения в воду. Принимая водное крещение мы крестимся в Тело Христово, которое есть Церковь Иисуса Христа.

«Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (1 Кор.12:13)

Когда Христос вернётся, то Он вернётся за Своей Церковью. Кто- то сказал: в одиночку нельзя сделать две вещи — нельзя жениться и быть христианином.

4. Ввести в служение. Бог дал дары человекам. У каждого человека есть потребность высвобождать свой духовный потенциал. У каждого человека есть потребность быть принятым и нужным. «к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова,» (Еф.4:12). Не вводя людей в служение — мы обкрадываем людей. У Бога есть воздаяние за служение.

«служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой и воду твою; и отвращу от вас болезни» (Исх.23:25) или «И тогда снова увидите различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему» (Мал.3:18)

В жизнях людей, которые не служат Богу, ничего не происходит, потому что служение — это точка соприкосновения (контакта), где высвобождается благодать, помазание, активируются дары Духа Святого.

5. Высылать на миссию. Миссия бывает разная. В священном писании мы видим разный масштаб влияния.

«но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян.1:8)

Но факт остается фактом. Господь ожидает, что мы будем, свидетельствуя, взращивать себе подобных. Мы верим, что самым эффективным способом благовествовать этот мир является насаждение поместных Церквей.

Мы выяснили, кто стоит за широко рекламируемыми реабилитационными центрами
С тех пор, как буквально на каждом столбе Нижнего появились объявления с призывами «Свобода от наркотиков!», к нам в редакцию позвонило немало читателей. Люди просили выяснить, кто стоит за этими плакатами, а главное – зачем им понадобилась вся эта благотворительность. Нет ли, мол, тут подвоха?
Мы провели независимое расследование.
Чаю? Кофе? Присядете?
Для начала мы отправились на сайты narko-net и narkoprotest, чьи адреса были указаны на этих объявлениях. Изучив первый из них, узнали, что протестантская церковь «Краеугольный камень» предлагает наркозависимым программу христианской реабилитации «Жизнь во Христе». На интернет-ресурсе сообщается: «Наш реабилитационный центр находится в 60 км от города в живописном месте. Мы не используем медикаменты, утро начинается с молитвы, в течение дня – изучение Библии и работа. В свободное время – спорт, просто отдых. Содержание в центре осуществляется при финансовой поддержке родителей».
Реабилитация в «Жизни во Христе» состоит из двух этапов. На первом — молитва, разбор Библии, Поклонение, Богослужение, а также дежурства по кухне, кочегарке и жилым помещениям. Второй этап реабилитации — подготовка к так называемому служению. Те, кто заслужил доверие церкви, перебирается в другой центр – уже в Нижнем. Но они по-прежнему остаются под контролем старшего смены. Если разрешит пастор – так в протестантских церквях называют священников — по двое выходят в город. Что ж, немного тюрьму напоминает, но, наверно, есть в этом свой смысл…
Иду на сайт narkoprotest и узнаю, что свою помощь наркозависимым предлагает христианский центр «Обновление». Под эгидой опять же протестантской церкви «Дерево жизни». Пожалуй, надо лично сходить на собрание. Легенда такая – сын лучшей подруги начал колоться, и вот я вызвалась помочь ей и изучить, так сказать, рынок реабилитационных услуг.

В центре «Обновление» меня встречают приветливые молодые люди и девушки – все не старше 25 лет. Чай, кофе, присаживайтесь, тут вам будет поудобнее… Исключительно предупредительный пастор Антон деликатно интересуется моими проблемами. Грамотная речь, вкрадчивый голос, излучающий тепло взгляд… Антон рассказывает про реабилитационную программу – она примерно такая же, что и в «Краеугольном камне» — никаких лекарств, только изучение Библии и молитвы.
— Подруга боится, что под видом исцеления ее сына затянут в секту, — запускаю я пробный шар.
— Знаете, я сам бывший наркоман, — доверительно сообщает пастор. — Когда три года назад я пришел сюда впервые, тоже подумал, что это секта. Но ведь что такое секта? Это то место, куда легко войти, но трудно выйти. У нас же полная свобода. И вообще, помните, как в Библии говорится: «По плодам вы их узнаете…»?
…В дверях я сталкиваюсь с глубоко пьющим на вид мужичком – из тех, что не стесняются стрелять у прохожих «рублик» на опохмел души. Мужичок грязен, от него плохо пахнет. Но пастор Антон поднимается ему навстречу с доброжелательной улыбкой:
— Здравствуйте! Чаю? Кофе? Присаживайтесь сюда, здесь вам будет удобнее…
Прощай, наркотик. Здравствуй, сектозависимость?
Так что же это за организации такие – «Дерево жизни» и «Краеугольный камень»? Обе они – как и уже 15 лет работающий в Нижнем Библейский центр «Посольство Иисуса» — входят в Российский объединенный Союз христиан веры Евангельской (РОС ХВЕ). Иначе их называет пятидесятниками. Каждая из трех упомянутых церквей имеет не по одному реабилитационному центру в Нижегородской области. Месяц пребывания в них обходится родственникам страждущего в 5-7 тысяч. Однако представители церквей подчеркивают, что это – добровольные пожертвования.
На первый взгляд, безобидные общественные организации занимаются благим делом – наставляют на путь истинный наркоманов и алкоголиков. Однако священники Русской православной церкви (РПЦ) к их деятельности относятся весьма настороженно. Вот что говорит протоиерей Александр Новопашин, заместитель директора Центра религиоведческих исследований:
— Сейчас только ленивый не использует тему реабилитации наркозависимых. И самые активные в этом направлении – неопятидесятнические секты, так называемые «русские протестанты». Это сравнительно молодое движение родилось в ХХ веке в Америке, затем перекочевало в Европу, а в смутные перестроечные годы хлынуло в Россию.
Вопреки тому, что новохристианские общины упорно красятся под протестантизм, к историческому явлению протестантизма они отношения не имеют. Сами лютеране настаивают, что неопятидесятническое заблуждение даже христианством назвать нельзя, и носит оно ярко выраженный оккультный характер. Его использовал еще Адольф Гитлер, когда целые стадионы видели в нем божество и впадали в транс…
Реабилитация, которую обещают и рекламируют в различных «христианских» центрах, приводит к так называемой перезависимости, — продолжает отец Александр. — То есть, «освобождаясь» от тяги к наркотикам, человек приобретает зависимость от псевдомолитвенного состояния, в которое его ввергает священнослужитель — пастор. Гипнотический транс – эффективная форма управления сознанием, которая позволяет внушать человеку все что угодно.
Особый род сектантской молитвы называется «молитвой мук рождения»: молящийся должен просто кричать изо всех сил, не произнося никаких слов и стараясь вопить как можно громче и дольше. То, что происходит на молитвенных собраниях харизматов, называется глоссолалия (несвязная речь, бормотание, крики), а в православной духовной практике определяется однозначно – беснование.
Иногда служения заканчиваются тем, что все участники вповалку лежат на полу, ползают под стульями.
Есть еще «феномен Торонто», или «святой смех». С подачи проповедника аудитория заходится в многочасовом истерическом смехе. Люди катаются по полу, теряют сознание. Это называлось «евангельским пробуждением» и «радостью о Господе».
— Беда в том, что люди знают всего лишь одну сторону явления – красочную, любвеобильную… словом, ту, которую сектанты демонстрируют, — продолжает отец Александр. — Ложь обаятельна и заманчива. Сначала перед вами выступает группа экзальтированных верующих, ранее «смертельно больных», но счастливо «исцеленных», потом вас баюкают уверением, что «мы – не секта, не хотите, не ходите», потом предлагают ряд проповедей… И вот, с убеждением, что в любой момент вы можете выйти из общины, вы садитесь на крючок!
…Но, может быть, лучше ходить на подобные богослужения, чем колоться? В ответ на это протоиерей Александр Новопашин приводит следующие шокирующие данные.
— Шведским психиатрам, супругам Свартлинг удалось обследовать несколько десятков адептов тоталитарной неопятидесятнической секты «Движение Веры», которая зарегистрирована у нас как Российский объединенный союз христиан веры евангельской. Ученые выяснили, что 93% сектантов испытывают панические страхи, 86% страдают нарушением сна, 88% испытывают чувство опустошенности, 75% имеют трудности с концентрацией внимания, 77% боятся потерять разум, 60% отмечали в себе чувство потери личности. Каждый четвертый опрошенный предпринял серьезную попытку самоубийства.
Год назад РПЦ провела круглый стол, на который пригласила психиатров и наркологов (резюме встречи доступно на www.narkotiki.ru).Участники обсуждения выразили обеспокоенность тем, что «в процессе обработки сознания «вновь обращенных» в подобных организациях используются разрушительные для человеческой психики технологии. Чтобы радикально изменить сознание человека, за ним устанавливают тотальный психологический контроль. Контролируется все: поведение, эмоции, мысли, поступающая информация. Каждая из этих форм контроля оказывает огромное влияние на человеческий мозг. Вместе они образуют тоталитарную паутину, при помощи которой можно манипулировать даже очень сильной личностью».
Психиатры предупреждают, что выйти из деструктивного культа очень трудно. «Людям постоянно внушают, что на уход из секты толкает слабость духа, незрелость, глупость, гордыня, греховность. И если человек все же покидает группу раньше срока, то чувство вины и стыда за невыполнение обязательств, данных им, как им кажется, самому Богу в лице лидеров неопятидесятнической группы, приводит его к психическим проблемам». А отсюда и до самоубийства недалеко, считают психиатры.

В итоговом документе встречи приводится и перечень подобных организаций, зарегистрированных в России и ближнем зарубежье. В длинном списке мы видим и «Дерево жизни», и «Краеугольный камень». При этом нас предупреждают, что это отнюдь не полный перечень. «Дело в том, что в случае возникновения каких-либо проблем с государственными надзорными органами подобные организации быстро меняют свое название и место дислокации. Кроме того, в последнее время их представители стали умело маскироваться, категорически отрицая свою причастность к неопятидесятническому движению. Гораздо проще вербовать новых адептов, называясь общественной организацией, желающей бескорыстно помочь наркозависимым обрести трезвую жизнь».
«Сыну внушали: «Без церкви ты ничто»
А вот что рассказала мне об опыте реабилитации ее сына-наркомана в одном из местных неопятидесятнических центров нижегородка Лариса Ивановна:
— Я увидела объявление о помощи наркоманам и решила сначала сама сходить на такое богослужение. В зале было яблоку негде упасть. Вскоре девушки на синтезаторах заиграли какую-то приятную, но очень привязчивую мелодию. Нам раздали листки с текстом. Через слово там было: «Иисус нас спасет». Многие стали петь и пританцовывать. Я иначе представляла себе богослужение, поэтому через 10 минут в шоке выскочила на улицу.
Но сына надо было как-то спасать, и в следующее воскресенье я опять пришла на богослужение. Снова было пение, танцы, а потом нас призвали пожертвовать «десятину». Многие отдавали приличные суммы. Я, пенсионерка, пожертвовала 500 рублей. А потом мальчик, который собирал деньги, обошел зал по второму разу. И все опять подали.
Как-то я узнала, что одна женщина, у которой в реабилитационном центре находились сразу муж, дочь и зять, пожертвовала церкви загородный особняк с большим участком земли.
Затем я познакомилась с пастором Максимом и стала ходить к нему на домашние собрания. Мы пили чай и говорили о Спасении. Сам Максим – бывший наркоман, его жена – тоже. Они не закончили и девяти классов. Из-за отсутствия то ли образованности, то ли жизненного опыта молоденький пастор часто не мог ответить на терзающие меня вопросы.
А потом я заметила, что старенький телевизор в их квартире поменялся на большой плазменный, пастор купил машину, а потом они с женой на месяц поехали в круиз по Дальнему Востоку. Я задалась вопросом: уж не на деньги ли прихожан роскошествует пастор?
Мой сын провел в реабилитационном центре пять месяцев. Он рассказал, что они много молились, читали Библию, играли в футбол. Старшими у них там были такие же, как они, бывшие наркоманы. Что мне понравилось – они друг за другом ходят как самые лучшие няньки, не оставляют ни на минуту. Что не понравилось – внушается, что без церкви они – никто и ничто. Перестанете ходить в церковь – опять сорветесь.
Но надо отдать должное – после реабилитации сын уже около семи месяцев не употребляет наркотики. Правда, в ту церковь мы больше не ходим.
А вот что рассказала Сусанна Т., мама 18-летней наркозависимой дочери:
— До обращения в христианский реабилитационный центр моя девочка уже дважды проходила курс в известной клинике. За 35 дней я выкладывала 50 тысяч. Но каждый раз она срывалась. Тогда я уговорила дочку на реабилитационный центр. Она вернулась домой на следующее утро.

— Спрашиваю: «Что случилось, доченька?» А она мне: «Меня все время заставляли молиться. А я не знаю, как. Спросила, а мне сказали: как умеешь – так и молись. Весь день крутили религиозные фильмы. А утром вывели на улицу и заставили громко благодарить Иисуса за то, что трава зеленая, небо синее и солнце светит. При этом никто не интересовался моим внутренним миром и переживаниями. Мне показалось, что если я останусь здесь, то потеряю свою личность. И я сбежала».
«По полу не катаемся и под стульями не ползаем»
— Я вас уверяю, что на наших богослужениях никто не катается по полу и не залезает под стулья, — улыбается пастор Денис Зорин, руководитель фонда социальной помощи ПФО при Библейском центре «Посольство Иисуса». – Если где-то когда-то такое и произошло, то не надо всех равнять под одну гребенку.
Да вы приходите на наши богослужения, сами все увидите… Мы не секта, вербованием адептов, как их называют, не занимаемся.
— Почему же о пятидесятнических церквях упорно говорят как о сектах?
— От незнания. Люди просто не знают истории протестантизма. Наряду с нашими организациями работают похожие, которые действительно являются сектами – «Свидетели Иеговы», мормоны. Но ведь и в православной церкви были пензенские сидельцы, также сектанты.
— В чем состоит ваша работа с наркоманами?
— У нас четыре центра духовной – подчеркиваю, не медицинской – реабилитации. Мы не занимаемся лечением наркоманов, мы освобождаем их от старой жизни. Они читают Библию, молятся, трудятся, занимаются физкультурой.
— И каков процент тех, кто бросает?
— Очень большой. Посмотрите на меня. Я девять лет не употребляю наркотики, у нас с женой здоровый ребенок, я не имею никаких медицинских и психических отклонений. И таких, как я – бывших наркоманов, но сейчас не курящих, не пьющих, не колющихся — в нашей общине сотни. Наши реабилитанты восстанавливают семьи, устраиваются работать в хорошие места. Вот, посмотрите на эту фотографию. Разве вы скажете, что этот молодой человек – бывший бомж и алкоголик? У него не было денег даже на то, чтобы доехать до нашего центра на Бору. Так он пришел пешком из Нижнего – по льду Волги. И вот, смотрите, мы уже гуляем на его свадьбе!
— Денис, как вы считаете, почему у православных священников столько претензий к деятельности пятидесятнических объединений?
— Мне это непонятно. Я знаю, что в верхах между РПЦ и РОС ХВЕ царит согласие. У нашего епископа Сергея Ряховского — хорошие отношения с патриархом Кириллом. Они вместе входят в совет по религиозным вопросам при президенте РФ.
— Организации, подобные вашей, часто обвиняют в корыстолюбии. Что скажете?
— Да что можно взять с наркомана или алкоголика? Когда я пришел сюда, то был настоящим оборванцем.
— Но вы стали другим человеком и сейчас-то с вас есть что взять…
— Ну, так можно договориться до того, что это мировой заговор. Но кому придет в голову мысль вкладывать в какого-то наркомана, чтобы потом – непонятно когда — с него что-то получить? Нет-нет, это абсурд.
А напоследок Денис Зорин произнес фразу, которую накануне я уже слышала от пастора Антона: — В Библии сказано: «По плодам узнаете их, чьи они ученики». Это значит, что если вы признаете дерево хорошим, то признайте хорошими и плоды. И наоборот. Мы можем по праву сказать, что у нашей деятельности — хорошие плоды.
Встретимся в пятницу у «Неупиваемой чаши»
Между тем, пока протестанты активно борются за души заблудших нижегородцев, Нижегородская епархия начала работать с наркоманами и алкоголиками относительно недавно. И чувствуется, полного понимания, как это делать, у наших батюшек пока нет.
— Мы готовы работать только в связке с системой здравоохранения, наркологами, — говорит священник Михаил Зазвонов, руководитель отдела по взаимодействию с медицинскими и социальными учреждениями Нижегородской епархии. – Методы, которые предлагают протестантские реабилитационные центры, для нас неприемлемы, поскольку они отвергают вмешательство наркологов. Мы же готовы работать с наркозависимым, когда он уже получил лечение у нарколога, когда ему сняли состояние интоксикации, когда с ним можно поговорить по душам, а не кнутом вбивать ему слово Божие. Хочу обратиться к страждущим и их родственникам: подумайте, прежде, чем довериться христианским реабилитационным центрам. Вместо одной зависимости – наркологической – вы можете получить другую.
— Протестанты призывают судить об их деятельности по ее плодам. А это, по их словам, десятки людей, которые теперь не пьют, не колются, имеют работу, создали семьи…
— По моим данным, плоды у них как раз и не хороши. Иначе бы наркоманы, которые уже прошли через эти реабилитационные центры, не обращались бы к нам.
От лица РПЦ работу с наркоманами и алкоголиками в Нижнем ведет священник храма Сергия Радонежского Игорь Балабанов. Каждую пятницу, в 17.30 специально для них отец Игорь проводит молебен с акафистом у иконы «Неупиваемая чаша», а потом беседует со страждущими и их родственниками. Есть у него и помощник – глава общественной организации «Осознание», 33-летний дзержинский предприниматель Алексей Фирстов, который сам целых 10 лет плотно «сидел» на героине.
— Я был конченым человеком, — рассказывает «НР» Алексей. – За курсы лечения в коммерческих центрах мой отец отдал целое состояние. Но толку не было: выдержу дня 3-4, максимум месяц – и снова уколюсь. Не раз «перекумаривался» — снимал «ломку» — в наркологической больнице на Дьяконова. Там накалывали лекарствами до растительного состояния… К сожалению, нынешняя государственная наркологическая помощь – это только вывод из «ломки». Но вот ты трезвый вернулся домой, а на тебя тут же куча проблем наваливается – работы нет, полно долгов, нормального круга общения нет. Плюс жуткая тяга к наркотику. И ты опять срываешься.
Как-то отец Алексея узнал, что в Гороховце с наркоманами работает игумен мужского монастыря Петр (Радзин). Наш собеседник прожил у него в монастыре четыре месяца и потом почти год не кололся. Но как-то выпил, потом потянулся за шприцом, и все понеслось по-старому…
До финиша доходят два из десяти
Алексей опять приехал к батюшке Петру, снова несколько месяцев жил в монастыре.
— А потом я решил открыть свой реабилитационный центр, — продолжает Алексей Фирстов. – Игумен Илья, преемник умершего отца Петра, свел меня с иереем Сергием Пылаевым, моим земляком из Дзержинска. Он принял сан в довольно зрелом возрасте, и вот ему дали приход в деревне Гришино Владимирской области.

Увидев разрушенную сельскую церковь, отец Сергий несколько растерялся. Как же тут служить? Алексей Фирстов предложил: организуем в деревне реабилитационную общину. Где? Да вот хоть в этой заброшенной избе. Пусть заблудшие души воцерковляются, отрезвляются и храм восстанавливают.
— Привозили их сюда еще под кайфом, — вспоминает Алексей. – А самое страшное для наркомана – это пережить ломку. Но, знаете, как случалось? Для нормального человека чудо – это когда икона начинает мироточить. А для наркомана чудо – это когда уже через три дня пребывания в общине «ломка» у него проходит, и он наконец-то может уснуть. А почему так происходит? Потому что мы молимся друг за друга…
Сейчас в четырех общинах Фирстова – одна из них женская — учатся трезвости 22 человека от 19 до 60 лет. Родственники платят за их содержание около семи тысяч в месяц. В общине вставшие на путь исправления живут год, а потом Фирстов старается устроить их на работу. Некоторые – самые активные, волевые – становятся старшими новых реабилитационных центров.
— Но не думайте, что у нас любой берется за ум, — предупреждает Алексей. – Тут никаких гарантий быть не может. Как правило, до финиша доходят только два человека из десяти. Некоторые уже через 3-4 месяца считают, что выздоровели. Уезжают. А потом срываются и опять возвращаются к нам.
Но вот что удивительно: православные центры Фирстова расположены в Гороховецком и Вязниковском районах – а это Владимирская область. Сейчас предприниматель ведет переговоры об открытии центра в Муроме. И только на нижегородской земле почему-то до сих пор нет ни одного православного реабилитационного центра.
— В начале осени 2008 года был готов проект, который мы планировали запустить весной. Но помешал кризис, — объясняет отец Михаил Зазвонов. — Пока нет денег. Но я молюсь о том, чтобы наше начинание воплотилось в жизнь как можно скорее…
Мнение
Главврач ГУЗ НО «Наркологическая больница», главный нарколог Нижнего Новгорода Андрей Федоров:
— По официальной статистике, сейчас в Нижнем Новгороде насчитывается около пяти тысяч наркозависимых. На самом же деле их раз в пять больше – как минимум. Резкий рост числа наркозависимых мы отмечали в начале 1990-х, сейчас он поспокойнее – 3-4 процента в год. На базе ГУЗ НО «Наркологическая больница» мы помогаем пациентам как в амбулаторных, так и в стационарных условиях. Первый этап – это снятие абстиненции, или «ломки». Это состояние, которого наркоманы боятся больше всего, длится 5-7 дней. Но едва наркоман переживает «ломку», он чувствует себя здоровым и часто отказывается от дальнейшего лечения. И скоро попадает к нам в очередной раз. Те же, кто настроен серьезно, проходят полный курс стационарного и амбулаторного лечения, а также амбулаторной реабилитации. При нашей больнице действуют нерелигиозные реабилитационные программы, которые основаны на взаимопомощи наркозависимых. Это программа «12 шагов» или «Анонимные наркоманы». В данной работе также участвуют такие общественные организации как «Родители против наркотиков», «Второе рождение», «Право на жизнь». Эффективность такой реабилитации: 20 процентов пациентов после нее не употребляют наркотики свыше года. Однако эту эффективность можно повысить, если включить в программу третье звено – стационарную реабилитацию – адаптацию наркомана к жизни в обществе, к труду. Ведь зачастую он ни дня не работал или трудовые навыки потерял… И по всей видимости, скоро при областном наркодиспансере будет создан центр медико-социальной реабилитации, где ежегодно смогут получать помощь до 300 пациентов. Это одна из мер, заложенных в программе «Совершенствование наркологической медицинской помощи на 2009-2011 годы», которую правительство Нижегородской области приняло полгода назад. Что касается так называемых реабилитационных центров, то я против их деятельности. В них вместо одной зависимости пациенты получают другую.

Психолог Татьяна Зайкова (www.annews.ru):
Существуют специальные приемы, позволяющие заменить одну зависимость на другую, более легкую. Например, наркоманию на алкоголизм. Хотя с моральной точки зрения такое «лечение» назвать корректным можно с большой натяжкой. Есть и другие виды зависимости. Так, в последнее время в психиатрии появился новый термин – сектозависимость. Вовлеченные в деструктивную организацию, больные перестают употреблять наркотики и с головой уходят в ее учение, оставаясь по-прежнему, как и в период потребления наркотических веществ, выключенными из активной социальной жизни.
Я далека от мысли, что сектанты действительно хотят вылечить больных, помочь людям восстановить их внутреннее душевное равновесие. На самом деле лидерам сект нужны безграничная власть над своими адептами и деньги, много денег.

(после 2015 года)

Первая попытка организовать в Туле действующую ячейку неопятидесятнической секты «Краеугольный камень» («КК») в 2009-2015 г.г., предпринятая со стороны активистов этой секты из г.Новосибирска, потерпела неудачу. К 2015 году местная ячейка «КК» почти перестала существовать. Подробнее об этом читайте ниже…

Очередную попытку организовать деятельность секты «Краеугольный камень» в Туле предприняли активисты секты «КК» из г.Санк-Петербург.

В июне 2015 года в Тулу прибыла «миссионерская команда» из «ЦХВЕ «Краеугольный камень» г. Санкт-Петербург».

Нынешний лидер тульской ячейки секты «КК» Митрофанов Олег

Приоритетным «служением» для себя члены этой «команды» определили работу с людьми попавшим в наркотическую и алкогольную зависимость.

Они тут же наладили деятельность «Центра духовно-нравственного восстановления» в г.Чекалин, Суворовского района, Тульской области.

Вот что пишут сектанты о своем «реабцентре»:

«Центр восстановления построен по типу христианских общин, в основе которых лежит Божья любовь и братская поддержка. Он не являются лечебным заведением, поэтому для его работы не нужны медикаменты, специальные помещения и медицинское оборудование. Мы не используем медикаменты, так как не считаем наркоманию болезнью, но духовной зависимостью. Курс восстановления состоит из двух этапов: 1) Основная реабилитация. 2) Подготовка к служению. Эти этапы, в свою очередь, внутри себя делятся на под этапы.

Вот так вот просто! Сектанты как бы говорят: «Нам врачи и медикаменты не нужны. Мы просто объявляем наркоманию не болезнью, а духовной зависимостью! И все!»

А вот официальная медицина считает это болезнью! И лечить наркоманию надо профессионально! Сектанты же своими кустарными «реабцентрами» могут только нанести вред. Более того, наркоманы там не только не вылечиваются, но и становятся сектантами!

Сектанты из тульской ячейки «КК» заявляют, что в среднем в год у них «спасаются» до 150 человек. На вопрос, почему же тогда их воскресные «богослужебные» собрания посещают в среднем 5-10 чел., они отвечают витиевато: «У Господа ни одна душа не пропадёт, все наши с нами».

Так же сектанты заявляют, что у них в Тульской области два «Дома милосердия» и три пункта раздачи пищи. Один такой пункт сектанты организовали при Государственной областной социальной гостинице (там они раздают пищу по субботам в 19.00), второй пункт действует во дворе оного из домов, расположенным возле Московского вокзала.

«Богослужения» секты проходит каждое воскресенье в 14.00 в помещении одного из офисных зданий на ул. Каминского в Туле. Кстати, в этом же помещении проходят «богослужения» еще одной неохаризматической секты: «Библейский центр «Слово жизни». Секты дружат меж собой и арендуют одно помещение, так дешевле!

Нынешним пастором тульской ячейки секты «КК» является Митрофанов Олег Александрович.

Сектой «Краеугольный камень» в России организовано т.н. «служение» «Матери против наркотиков». В Туле одно время сектанты расклеивали объявления данного сектантского «служения».

Сектаинфо, 2018 год.

Секта «Краеугольный камень» в Туле (2009-2015 г.г.)

Первые представители неохаризматической секты «Краеугольный камень» появились в Туле примерно в 2009 году. В это время сектанты на стенах домов и фонарных столбах города начали расклеивать объявления некоего «Центра реабилитации» наркоманов и алкоголиков. Всех туляков, звонивших по указанному в объявлении номеру телефона, сектанты направляли поначалу в калужский «реабцентр» указанной секты.

После небольшого перерыва, летом 2010 года, в Туле снова в немалых количествах появились объявления этой секты. В этот раз туляки зазывались в «Центр восстановления и развития личности». И, как и ранее, в объявлениях не было никакой информации о том, какой организацией данный центр учрежден.

В Туле руководителем названного «Центра восстановления» поначалу был некий Антон Анатолиевич, называвший себя так же пастором «церкви». Спустя некоторое время Антон Анатольевич отбыл из Тулы и на его место прибыл другой «пастор» – некий Сергей Галкин. Сам «Центр» располагался в одном из домов в черте города Тулы. Адрес «Центра» ответственные лица сообщали только после предварительной встречи и договоренности о реабилитации с наркоманом или его родственниками.

Курс реабилитации в тульском «Центре» длился от 8 месяцев. Со слов сектантов, сама реабилитация бесплатна, взималась лишь плата в размере 8 тысяч рублей (по состоянию на 2011 год) в месяц за проживание и питание реабилитируемого.

На базе «Центра» активно действовала религиозная группа (секта), возглавляемая все тем же Сергеем Галкиным. Данная религиозная группа относила себя к «объединению церквей «Краеугольный камень». Для своих «богослужений» некоторое время сектанты арендовали помещение в молельном доме секты «Вефиль». В секте «Краеугольный камень» практикуется глоссолалия («говорение на языках). Это значит, что сектанты на своих «богослужениях» доводят себя до такого состояния, когда начинают произносить непонятные и нечленораздельные звуки, именуемые ими «ангельскими языками». По мнению исследователей сектантства, подобные практики далеко не безопасны для психики.

Секта «Краеугольный камень» обосновалась в нашем городе, можно сказать, используя «классическую» схему. Сначала в Туле появилась весьма сомнительная «служба» помощи страдающим разного рода зависимостями, а после на ее базе возникла сектантская группа. Так же было чуть ранее с сектой «Исход».

Наиболее активная деятельность сектантской группы «Краеугольный камень» в Туле началась с прибытия в наш город в апреле 2010 года команды выпускников сектантской «миссионерской школы» г.Новосибирска.

10 мая «миссионерская группа» уже снимала частную квартиру. В это же время они взяли первого доверчивого человека на «реабилитацию».

В один из воскресных дней, после своего прибытия в Тулу, сектанты в городском парке ЦПКиО (судя по всему где-то на одной из полян) провели свое первое «богослужение». Позже они собирались в парке у пруда. Эти воскресные встречи практиковались почти два месяца. Там же в пруду, почему то названном сектантами городским озером, состоялись первые «крещения» новых «прихожан». Затем собрания новоиспеченной секты проходили в молельном доме секты секты «Вефиль». На этот период, как заявляли сектанты, в их рядах уже было 40 человек.

17,18,19, декабря 2010 года сектанты на базе молельного дома «Вефиль» провели первую свою «конференцию» (миссионерско-вербовочное мероприятие), посвященную, как они выражаются, «Божьим чудесам и исцелениям». Это не случайно, т.к. в секте «Краеугольный Камень» практикуются неопятидесятнические «служения исцеления», посредством которых они якобы избавляют людей от разного рода недугов. Указанное мероприятие в декабре 2010 года посетили Рябов Дмитрий (пастор секты «Краеугольный Камень» г.Калуга), Голунов Алексей (пастор секты «Краеугольный Камень» г. Кстово), так же на этом сборище присутствовал пастор секты «Вефиль» г.Тулы Назаров Владимир.

Сектанты из «Краеугольного камня» в описанный выше период времени развернули довольно активную миссионерско-вербовочную деятельность в нашем городе. На базе молельного дома секты «Вефиль» на Косой Горе они организовывали различные мероприятия, привлекая к ним туляков красочными листовками и объявлениями.

Так же, они использовали такую весьма хитрую уловку. Как-то в центре Тулы сектанты раздавали прохожим листовки, в которых были указаны номера мобильных телефонов, и из сопроводительного текста листовки следовало, что по этим номерам телефона можно звонить и заказывать молитву за свое здоровье и здоровье близких, при этом звонившие должны были оставлять свои контактные данные, а именно личные номера телефонов. Люди, подавшие заявку на «молитву об исцелении», информировались затем сектантами смс-сообщениями о том, когда и где будут проходить «служения исцеления». Листовки с призывом звонить и заказывать «молитву об исцелении» сектанты так же активно расклеивали в общественных местах и общественном транспорте Тулы. В планах на будущее у сектантов в то время было открытие в Туле «Школы исцеления».

Говоря о главном направлении деятельности сектантов из «КК» – «реабилитации» наркоманов и алкоголиков важно понимать, что громкие заявления организаторов и функционеров подобных «Центров» зачастую не соответствуют действительности. В этих центрах нет ни врачей, ни иного рода специалистов. Медики однозначно отрицательно относятся к деятельности подобных учреждений. В наркологии запрещена частная практика, поскольку наркомания – очень серьезная болезнь. Лечить ее надо комплексно. Необходимо, чтобы в центре реабилитации были нарколог, психиатр, социальный психолог. Что касается центров, организуемых сектантами, там всё строится только на принципах взаимоподдержки. Пребывание в подобных организациях, особенно если они еще и сектантской направленности, может навредить тем, кто нуждается в помощи.

Сектоведы считают, что организация «центров реабилитации» при разного рода сектах способствует притоку в эти секты новых членов, как правило, вербуемых из числа родственников реабилитируемых. Кроме этого, сектанты где только это возможно кричат о том, какую социально значимую роль они выполняют, организуя такие центры. Но умалчивают при этом о крайне низкой эффективности их работы или отсутствия таковой.

«Реабилитационные центры» секты «церковь Краеугольный камень» в настоящее время есть в 53 городах РФ. Все они действуют в рамках местных ячеек данной секты. Головная организация «объединения церквей «Краеугольный камень» находится в Новосибирске. Руководителем объединения является «старший пастор» Непомнящих Сергей Владимирович. Объединение в Новосибирске действует на базе Местной Религиозной организации «церкви» «Краеугольный камень». Секты данного объединения входят в Централизованную религиозную организацию «Ассоциация Христиан Веры Евангельской «Церкви веры». Президентом Ассоциации является Маттс-Ола Исхоел, исполнительным директором — Попов Олег Борисович. Ассоциация была создана в 1996 году. В 1997 году Ассоциация стала одним из учредителей «Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников)», возглавляемого скандально известным «епископом» С.В.Ряховским.

В последние пару-тройку лет тульские адепты «Краеугольного Камня» арендовали для своих «богослужений» офисное помещение в здании манежа тульского стадиона. В то время секту посещали около 20 человек. Секта испытывала финансовые и иные трудности. В настоящее время данная сектантская ячейка в Туле, судя по всему, окончательно зачахла.

Сектаинфо, 2015 год.

Предстоящее богослужение церковь христиан веры евангельских из Новосибирска будет транслировать в онлайн-режиме

Пастор церкви «Краеугольный камень» (Новосибирск) Василий Доценко обратился к прихожанам общины с информацией об отмене еженедельного богослужения в храме церкви. Такая мера принята руководством церкви на фоне распространения коронавируса нового типа COVID-19.

— В эти выходные у нас не будет служения в субботу. Мы проведем только онлайн-служение в 12:00 в воскресенье. Давайте, вместе соберемся по домашним группам, чтобы вместе молиться. Мы видим, что первая церковь собиралась в храме и по домам. Я верю, что Господь — наш защитник, помогающий пройти любые испытания, — обратился пастор к членам церкви. https://vk.com/cornerstone_novosibirsk?w=wall-29777051_11194

На данный момент в мире известно о 251,1 тыс. зараженных новой коронавирусной инфекцией. Из них погибло 10,5 тыс. человек. В России известно о 200 заболевших, двое из которых выявлены в Новосибирской области. В регионе введен режим повышенной готовности, власти запретили проведение всех массовых мероприятий.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *