X. Жалует царь, да не жалует псарь

Прошло несколько дней. На дворе стоял ноябрь в самом начале. В Москве ожидали приезда царя по случаю, как шли толки в народе, обручения красавицы-княжны Евпраксии Васильевны Прозоровской с сыном казненного опального вельможи — молодым князем Воротынским, которому сам Иоанн обещал быть вместо отца.

Было около полудня, когда Иоанн быстро пронесся по московским улицам с своими опричниками. Пешеходы, еще издали завидя эту скачку, спешили поскорее укрыться куда попало. Они делали это очень благоразумно, так как зазевавшимся грозила неминуемая опасность быть раздавленными лошадями. Прискакав в Кремль и войдя в царские палаты, царь взошел в свою опочивальню, крикнув за собою одного Малюту Скуратова. Он сел в высокие кресла, а верный клеврет молча стоял перед ним, ожидая, когда тот заговорит. Молчание продолжалось довольно долго. В палате царствовала совершенная тишина. Малюта стоял перед царем, боясь шелохнуться, затаив дыхание, устремив неподвижно свои суровые глаза на него, пытливо следя за малейшим его движением. Наконец царь поднял голову и, мрачно взглянув на Григория Лукьяновича, проговорил.

— Ты чего там, дорогой, с Алешкой Басмановым насчет Прозоровских перешептывался? Думал, чай, не слышу я? Шалишь, брат, уши еще не заложило! Говори, выкладывай, что знаешь, в лицо мне говори, а не за спиною! Знаешь, что не люблю я этих шепотков слуг моих!

Очи царя загорелись гневом, и он сильно ударил острием костыля в пол.

— Не таюсь я перед тобой, великий государь! Что за глаза, то и в глаза скажу… Спокойствие твое и государства твоего мне дороже жизни моей нестоящей, и гибель твоя и разорение русского царства страшнее гнева твоего… Казнить хоть вели, а говорить что надо буду…

— Какая гибель?.. Какое разорение?.. — вскинулся на него Иоанн. — Что загадки задаешь? Говори прямо, змей лукавый!

— Не ошибись, великий государь, не другого ли змея на груди своей отогреваешь, да не одного, а двух больших и одного змееныша, а во мне, верном холопе твоем, лукавства не было и нет.

Малюта, говоря это, почти хрипел от бушевавшей в нем внутренней злобы. Видно было, что для него наступила такая решительная минута, когда не было иного выбора, как на самом деле идти на казнь, или же добиться своей цели и заставить царя сделать по-своему.

— Опять ты за свое! Али кому я милость окажу, али как отличу, сейчас тебе тот ворогом лютым становится, — медленно произнес Иоанн, обводя своего любимца долгим подозрительным взглядом.

Григорий Лукьянович выдержал этот взгляд.

— Не мои вороги, государь, а твои и царства твоего! — глухим голосом ответил он.

— Чем же докажешь ты, что князья Прозоровские и мальчик-князь Воротынский — наши вороги? — ядовито спросил царь, не спуская с него все еще гневного взгляда.

— Докажу, великий государь, только яви божескую милость, выслушай, и по намеднешнему, когда в слободе еще говорить я тебе начал, не гневайся… Тогда еще сказал я тебе, что ласкаешь ты и греешь крамольников. Хитрей князя Никиты Прозоровского на свете человека нет: юлит перед твоею царскою милостью, а может, и чарами глаза тебе отводит, что не видишь, государь, как брат его от тебя сторонится, по нужде лишь, али уж так, по братнему настоянию, перед твои царские очи является…

При слове «чары» Иоанн стал боязливо оглядываться, поспешно креститься и шептать:

— Чур меня, чур меня!

Когда же Малюта начал говорить о редких посещениях князем Василием двора, царь, как бы про себя, молвил:

— Редко, редко видал я его, это что говорить, а когда и приезжал, так сидит, бывало, такой молчаливый, насупленный, точно кто его обидеть собирается…

— О старом времени, адашевском, тоскует, о святом, по его, старце Филиппе печалуется, — вставил Малюта, — тебя, царь батюшка, пуще зверя какого боится, на стороже держится…

— Чего же ему-то меня бояться?

— Кажись бы нечего, кабы на уме чего не было. Я и сам так смекал; чует сердце мое виноватого… А как узнал я из челобитья его тебе, что выдает он свою дочь за сына явного крамольника, так кровью облилось оно… Пораздумай сам, великий государь, откуда вывез он его? Из-под Новгорода! Ты сам, чай, знаешь, какой народ у тебя новгородцы?! О вольностях своих не забыли и каждый час Литве норовят передаться…

— Он на Москве еще к нему пришел, князь Никита мне сказывал, — возразил царь, но в голосе его уже прозвучали ноты подозрительности.

— А с чего же, великий государь, он его столько времени у себя хоронил и тебе не докладывал? Да и сам князь Никита не мог не знать, кто живет в доме его брата. Так с чего же он твою царскую милость не осведомил? Значит, был у них от тебя тайный уговор — скрыть до времени сына крамольника.

— Тэк… тэк… отец параклисиарх… пожалуй, и прав ты… Ну, да уж я помиловал… — почти с раскаянием заметил Иоанн.

— Что ж, что помиловал?.. Коли они тебе очи отвели, так милость к ним на гнев должна обратиться, по справедливости. Ужель дозволишь, великий государь, им над тобой в кулак посмеиваться, мы-де, по-прежнему, царем ворочаем; кого захотим, того он и милует, не разобрав даже путем — кого…

— Как не разобрав? — вспыхнул царь.

— Да так, великий государь, мальчишку-то ты нонче первый раз увидишь и прямо иконой благословлять будешь, вместо отца станешь. А может он, коли не сам, так со стороны подуськан на тебя. Да и пословица не мимо молвится: «Яблоко от яблони недалеко падает». Может, он по отцу пошел, тоже с Курбским в дружестве; али норовит вместе со своими благодетелями перебежать к старому князю Владимиру Андреевичу.

— А разве ты что слышал? — в нескрываемым беспокойством быстро спросил Иоанн.

— Положительных доказательств нет, на душу и греха брать не буду, — отвечал Малюта; — да не в этом и дело, великий государь, времена-то переживаются тяжелые и милость-то ноне надо оказывать не так, сплеча, а с опаскою: семь раз отмерить, а потом уж и отрезать: мне что, о тебе, великий царь, душою томится твой верный раб. Вести-то идут отовсюду нерадостные… Не до свадеб бы боярам, помощникам царя.

Григорий Лукьянович вынул из-за пазухи грамоту за печатью.

— Перед самым отъездом твоим, великий государь, прибыл в слободу гонец из Костромы, от воеводы князя Темникова, с грамотой; ты уж на коня садился, так я взялся тебе передать эту грамоту.

Иоанн стремительно выхватил ее из рук Малюты, сорвал печать и начал читать про себя. По мере чтения лицо его то бледнело, то покрывалось яркой краской. Прочтя, Иоанн, стараясь быть по возможности спокойным, дрожащим, однако, голосом сказал, подавая грамоту Малюте:

— Прочти и полюбуйся! Вести на самом деле нерадостные… ты прав…

Костромской воевода, князь Темников, уведомлял государя, что граждане и духовенство Костромы встретили его брата, князя Владимира Андреевича, с крестами, хлебом и солью, великою честью и с изъявлением любви. Князь Владимир проезжал Кострому во главе войска, следовавшего для защиты Астрахани, начальство над которым было вверено ему самим царем.

Григорий Лукъянович знал со слов гонца о содержании грамоты, и получение ее именно в тот день, когда царь ехал оказать великую милость семейству князей Прозоровских, было как раз на руку свирепому опричнику, желавшему во что бы то ни стало изменить решение царя относительно помилования жениха княжны Евпраксии, что было возможно лишь возбудив в нем его болезненную подозрительность. Он достиг этой цели.

— Что ты думаешь? — прохрипел Иоанн, совершенно красный от пережитого волнения.

— Измена! — лаконически-мрачно произнес Малюта.

— Воистину так! — задыхаясь, вымолвил царь. — Владимир, Владимир, года и милость моя не изменили тебя… Я лежал на дне смерти, а ты, брат мой, радовался этому и подкупал бояр и воинов на измену… Ты хотел отстранить от престола род мой и сам надеть на себя шапку Мономаха… Но я выздоровел… Господь не попустил совершиться несправедливости, и во имя родства я простил преступника, осыпал его милостями, вверил ему начальство над ратью, и что он?.. Он вновь замышляет измену, ласкает и льстит народу и боярам… Неблагодарный! Ты не перестаешь ковать ковы против меня… Но довольно, отныне я снова буду строгим судьей… Я должен защитить себя и род мой от брата-крамольника!..

— И от других его единомышленников, а не метать жемчуг твоей милости перед свиньями, — глухо добавил Григорий Лукьянович.

Иоанн в изнеможении откинулся на спинку кресла.

— Верно, верно, Григорий. Ты один верный слуга мой, не боящийся сказать мне правду.

Лицо Малюты исказилось злобно-довольною улыбкою.

— Слышал я, великий государь, что и в Новгороде, этом гнезде вольности и крамолы, тоже неладно, — начал он пониженным шепотом.

— А что? — испуганным и уже совсем ослабевшим голосом спросил царь.

— Не тревожь себя, государь, я настороже. Как соберу справки обо всем, тебя осведомлю, не допущу торжества крамольников, горло перегрызу своими зубами всякому за тебя, царь-батюшка.

Иоанн протянул ему руку. Григорий Лукьянович почти со страстью прильнул к ней.

— Только хотел я молвить тебе, великий государь, что вотчина та князя Василия Прозоровского близ Новгорода, в Шелонской пятине, и оттуда же он привез к себе этого князька, сына заведомого крамольника.

Царь молчал. Над его высоким челом, медленно приподнимаясь, слегка пришли в движение пряди редких волос — признак прихождения в ярость.

Малюта продолжал:

— Сыскать бы о делах того князька следовало: откуда он, до сей поры где жил, с кем дружествовал. Милость твоя не уйдет, и после оказать успеешь, коли стоит он. А то слышал я намедни от Левкия, что есть люди, напускающие по ветру, кому хочешь, страхи, видения сонные и тоску, и немощь душевную под чарами. Неспроста что-то, что все они милость у тебя вдруг обрели сразу небывалую…

Ему не дал договорить вскочивший Иоанн.

— Слышишь, — загремел он, — чтобы про этого князька я больше не слыхал…

Он не договорил и упал в кресло в судорожном припадке. Волосы его поднялись дыбом, все лицо исказилось судорожными передергиваниями. Малюта, привыкший к подобного рода припадкам Иоанна, схватил его в свои мощные объятия и держал над креслом почти на весу, не давая удариться головою бившемуся в его руках царю. Припадок ослабел. Григорий Лукьянович бережно усадил царя в кресло и стал около. Иоанн еще не приходил в себя и, с закрытыми глазами, полулежа в кресле, хрипел; у углов полуоткрытого рта выступала белая пена. Так всегда было в конце припадка. Малюта знал это и спокойно ожидал пробуждения царя от болезненного сна. Его дело было сделано: царь изрек жестокое приказание относительно жениха княжны Прозоровской. Более Малюте ничего не нужно было в данное время; гибель обоих князей Прозоровских он решил отложить, так как в его руках не было еще собрано если не данных, то, по крайней мере, искусно подтасованных доказательств их измены, а приступать с голыми руками к борьбе с все-таки «вельможными», сильными любовью народа врагами было рисковано даже для Малюты. Относительно их не вырвешь так легко решения от грозного царя даже во время припадка, а если и получишь его, то царь, придя в себя, может одуматься и тогда придется ему представлять несомненные доказательства, которые он будет взвешивать и рассматривать с присущею ему подозрительностью. Это не какой-нибудь сын опального князя, а еще незапятнанные ни малейшим подозрением князья, столпы древнего боярства, к заслугам которых даже Иоанн внутренне относится с уважением. Их не сломишь сразу, под них надо глубоко подкопаться, да и то, когда будут валиться, умеючи отскочить в сторону, чтобы, неравно, и самого не задавили.

Такие, или почти такие думы проносились в голове Малюты Скуратова, стоявшего около все еще хрипевшего царя.

— «Погубить бы только Яшку проклятого да свалить князя Василия, княжну в свою власть заполучить, а князь Никита пусть живет, по свету валандается… ништо…» — неслись в голове опричника планы будущего.

Иоанн очнулся и помутившимися глазами огляделся кругом. Выражение боязни еще не исчезло с его лица.

— Вернись-ка, великий государь, в слободу, там безопасливее, — наклонился к нему Григорий Лукьянович, — а я здесь останусь, сам доеду до князя Василия, открою глаза и ему, и князю Никите относительно их любимца, может, они и сами согласятся, что, по нынешним подозрительным временам, надобно добраться до истины.

— Дело, Лукьяныч, дело; вели готовить лошадей.

Не прошло и часа, как царский поезд снова выехал из Москвы в Александровскую слободу. В Москве остался один Малюта с избранными им опричниками.

Тихонов Н. И. и др.

  • По пути к промышленному садоводству
  • Предварительное сообщение экспедиции
  • История плодоводства
  • Экономика плодоводства
  • Плодовые деревья и ягодные кустарники
  • Агрикультурные мероприятия
  • Главнейшие болезни плодовых растений
  • Главнейшие вредители плодовых растений
  • Кооперирование садоводов и агропропаганда
  • Приложения

Плодовые деревья и ягодные кустарники

Из плодовых пород, могущих произрастать в условиях Уссурийского края, в описываемом районе разводятся все, не исключая и абрикоса, но последний не получил еще широкого распространения.
Как уже было сказано, яблоня является здесь наиболее рентабельной, а поэтому наиболее разводимой породой.

Возможность разведения того или иного сорта определяется, с одной стороны, желанием человека, с другой и, притом в более сильной степени, климатическими условиями места. Климат же с удалением от побережья становится более суровым. В соответствии с этим располагаются и сорта. Возьмем, например, долину реки Сучана: в удаленных от моря селениях Казанке и Фроловке культурные сорта яблони вымерзают. Здесь можно встретить только американские крэбы, русские китайки и местные мелкоплодные ранетки. Немного ближе к югу, а следовательно и к морю, в Сучанском руднике разводят многие сорта яблонь, зарегистрированные в районе вообще, но большинство садоводов жалуются на их невыносливость. Последнее было отмечено и нами, так как все виденные деревья в возрасте, превышающем 9—10 лет, носили на себе явные признаки ожогов, вызывающие гибель основных ветвей и целых деревьев. Исключение представляет только один сорт, а именно Репанка, который, кстати, можно причислить к культурным сортам, только с некоторой натяжкой.

Дальше, в с. Новицком, выносливым является «Белый налив», а на побережье относительно выносливы все разводимые в районе сорта.
Но такую закономерность в наростании количества сортов по мере приближения к морю пришлось отметить только в долине реки Сучана. В других местах, картина усложняется в очень сильной степени направлением долин и цепей сопок, создающих лучшие или худшие условия микроклимата (т. е. климата, свойственного очень небольшому участку земли).

Некоторую роль в возможности разведения того или иного сорта играют также почвенные условия и применяемые к плодовым деревьям меры ухода, но их значение несравненно менее факторов климатического порядка.

Сорта яблони. Переходим теперь к описанию и характеристике отдельных сортов, с указанием главнейших пунктов их распространения.

Все разводимые в районе сорта яблони можно разбить на две группы:
1. — Имеющие большое экономическое значение и могущие быть размножаемыми в больших количествах.
(Расположены по времени созревания).
1) Налив белый Прибалтийский или Паперовка.
2) Налив белый.
3) Грушовка московская.
4) Императорское наливное.
5) Репанка.
6) Царский шип (Шампанское Лифляндское, Суислеп, Артемовна).
7) Шеропай.
Мелкоплодные яблони:
8) Гислоп (крэб).
9) Трансцендент (крэб).
10) Китайка «Темнокарминовая».

Описание сортов

Налив белый Прибалтийский или Паперовка. Сорт получен по всей вероятности из Прибалтики, Польши или Литвы. Яблоко летнее, созревающее в конце августа, средней, а иногда довольно большой величины, изменчивой, но большей частью шаровидно-конической формы, при созревании палевое, с нежной, белой, рыхлой мякотью, очень приятного винносладкого вкуса. По качеству плодов этот сорт среди ранних летних, разводимых в крае, без сомнения, наилучший. Разводится по всему району там, где только встречается культурная яблоня, но всегда в единичных, экземплярах. К ожогам дерево довольно выносливое даже на Сучане-Руднике. Плодовые почки вымерзают в суровые зимы, благодаря чему урожайность его только средняя, а в некоторые годы даже плохая.

Белый налив настоящий. Сорт вне всякого сомнения русского происхождения (благодаря своей выносливости доходит в европейской части союза до северной границы разведения культурной яблони). Плоды средней или немного менее средней величины, шаровидной, несколько конической: формы; чашечка довольно большая, закрытая; ножка длинная, тонкая, окраска одноцветная, желтоватая, очень красивая; мякоть белая, нежная, мелкозернистая, вкусная; время созревания — конец августа, причем снятые недозрелыми плоды могут сохраняться несколько недель. Дерево устойчивое к ожогам, но плодовые почки в суровые зимы вымерзают.

Сорт этот нередко смешивается с предыдущим, вследствие сходной окраски и вкуса, но отличается от него меньшей величиной плодов и отсутствием острого шва, тянущегося от чашечки до ножки плода или только до его середины. Длительную перевозку вследствие своей нежности оба сорта плохо выдерживают.

Грушовка московская. Плоды мелкие и лишь на молодых деревьях средней величины, плоской или плоскоконической формы; чашечка закрытая или полуоткрытая; плодоножка довольно толстая, короткая; кожица светлого, зеленовато-желтого цвета с ярким кирпично-красным штриховым румянцем, покрывающим почти весь плод, мякоть белая, мягкая, мелкозернистая, очень сочная, кисло-сладкая (кислота несколько преобладает) очень приятного вкуса. Перезрелые плоды мучнеют. Сезон — конец августа — начало сентября. Дерево очень характерно своей светлой, желтовато-зеленой листвой, резко выделяющейся на фоне листвы других сортов. От ожогов дерево страдает мало, но плодовые почки в суровые зимы вымерзают, отчего плодоношение сосредоточивается на концах ветвей. Разводится изредка по р. Сучану и еще реже в западной части района.

Императорское наливное. (Точное помологическое название не определено, почему и указывается то наименование, под которым сорт разводится в обследованных садах). Плоды мелкие, плоскоконической, кальвилеобразной формы; чашечка средней величины, закрытая; ножка длинная, тонкая, деревянистая; кожица светло-желтовато-зеленоватого цвета со слабым коричневато-кирпичным румянцем; мякоть чуть-чуть зеленоватая, мелкозернистая, кисловатая, в совокупности вкусная. Сезон — конец августа — начало сентября. Дерево мало страдает от невзгод климата и характеризуется хорошей урожайностью.

Репанка

Репанка. (Под этим названием описываемый сорт получен из питомника Галахова в г. Венде, Рязанской губ.). Плоды небольшой величины, часто неправильной и неравнобокой шаровидно-боченковидной формы; чашечка закрытая, плодоножка толстая, короткая, нередко едва выступающая за пределы стеблевой воронки; кожица тонкая, желтовато-зеленая, с тусклым штриховым кирпичным румянцем на солнечной стороне, мякоть желтоватая, довольно грубая, сочная, медово-сладкого, грубого вкуса. Сезон — конец августа — начало сентября. Дерево вне сомнения наиболее выносливое из всех разводимых в районе культурных сортов и урожайное. Широко распространенный сорт в долине реки Сучана.

Царский шип

Царский шип. Под этим названием разводится в районе сорт, признаки которого за исключением некоторых морфологических (внешних) признаков дерева вполне сходны с сортом Суислеп, за что говорит и его происхождение из рижского питомника Шоха. Плоды шаровидно-конической или конической, нередко неравнобокой формы, средней, мало изменчивой величины; чашечка полуоткрытая или закрытая; плодоножка средней толщины и длины; кожица блестящая, цвета слоновой кости с ярким, размыто-штриховым, розовым румянцем; мякоть белая, иногда с розоватыми прожилками, мелкозернистая, сочная, прекрасного кисловато-сладкого вкуса. Сезон — сентябрь — половина октября. Дерево на побережье, где оно больше и разводится, к морозам выносливо и урожайно. Вне всякого сомнения это наиболее распространенный и лучший из всех сортов описываемого района, разводимый в настоящее время с промышленными целями.

Шеропай

Шеропай. Плоды более средней величины или крупные, изменяющиеся от шаровидно-сплюснутой до плоской формы. Чашечка полуоткрытая; ножка короткая, довольно толстая; кожица маслянистая на ощупь, желтовато-зеленая, в большинстве случаев со штриховым кирпично-карминовым румянцем; мякоть крупнозернистая, малосочная, сладковатого, грубого, неважного вкуса. Созревает в октябре и в хороших условиях, хранится до конца зимы. Дерево устойчивое к ожогам. Разводится, главным образом, по побережью и благодаря тому, что является почти единственным зимним сортом, пользуется большой популярностью. Почти везде разводится под неправильными названиями, как-то: Антоновка, Боровинка, Бабушкино.

МЕЛКОПЛОДНЫЕ ЯБЛОНИ И КРЭБЫ

Уступая крупноплодным сортам не только по величине плодов, но и по качеству, они далеко превосходят их в отношении выносливости и неприхотливости. Если нам приходилось редко встречать старые взрослые деревья крупноплодных яблонь, то мелкоплодные сорта нередко имеют своих представителей в виде старых, очень хорошо развитых, здоровых и урожайных экземпляров. Так, в саду Гришукова нам пришлось видеть 20-летние деревья, принесшие не менее 160 кило плодов каждое. Высоко расцениваясь на рынке, они могут давать хороший доход. Наибольшим распространением пользуются нижеописанные сорта, но ими далеко не исчерпывается список разводимых в районе мелкоплодных яблонь.

Крэб Гислоп

Гислоп (крэб). Плоды для садового яблока мелки, для крэба же довольно крупные, шаровидно-конической формы. Чашечка небольшая, закрытая; ножка длинная, тонкая; кожица покрыта голубоватым налетом бледно-желтая с мутным штриховым, кирпично-красным румянцем, покрывающим почти всю поверхность плода. Мякоть жестоковатая, плотная, грубая, терпкая, почти непригодная для еды в сыром виде, но печеные и в разных заготовках плоды очень хороши. Сорт зимний. Дерево к морозам выносливое и урожайное.

Трансцендент (крэб). Плоды около 40 м. м. ширины и такой же высоты, овальной или шаровидной формы; чашечка большая, закрытая; ножка длинная, тонкая, травянистая, достаточно крепкая; кожица покрыта голубоватым налетом, при зрелости интенсивного, золотисто- желтого цвета с весьма ярким размытым, красным румянцем, придающим плоду весьма нарядный вид; румянец покрывает плод почти целиком; мякоть жесткая, плотная, крупнозернистая, сочная, сладковатая, с некоторой терпкостью, но все же вполне съедобная в сыром виде; сезон — конец сентября — октябрь. Дерево к ожогам устойчивое, не вымерзают даже плодовые почки. Плодоношение начинается очень рано, так что нам приходилось встречать 3-летние деревца, сплошь усыпанные плодами. Оба эти сорта в большинстве случаев известны под собирательным именем «крэб», и лишь как исключение под своими настоящими именами.

Китайка «Темнокарминовая»

Китайка «Темнокарминовая». Сорт с утерянным названием или, быть может, совершенно его не имевший, почему приведенное выше дано нами за окраску его плодов в отличие от других сортов китаек, разводимых в районе. Плоды 4 на 4 см. (на молодых деревьях значительно крупнее) округло-яйцевидной формы; чашечка большая, закрытая, с прямостоящими чашелистиками; ножка длинная, тонкая, эластичная; кожица с голубоватым налетом, светлая, зеленовато-желтая, почти целиком покрытая ярким, темнокарминовым румянцем, по которому заметны еще более темные штрихи; мякоть жесткая, крупнозернистая, сочная, сладкая, более вкусная, чем у двух предыдущих сортов. Сезон — сентябрь— октябрь. Деревья выносливы и очень урожайны. Разводится только по реке Сучану, главным образом, в окружающих Сучан-Рудник селениях.

СОРТА ЛЮБИТЕЛЬСКИЕ ИЛИ МАЛОИСПЫТАННЫЕ

Яблоня «Анис серый»

Кроме перечисленных выше сортов встречаются и другие, как культурные, так и мелкоплодные, имеющие меньшее распространение в районе. Последнее объясняется в большинстве случаев малой пригодностью этих сортов для массового распространения вследствие их не- выносливости, но в некоторых случаях плохой осведомленностью о них населения. Так, разводимая в Сучане-Руднике Пепинка Литовская страдает очень сильно там от ожогов, на побережье же, где климат несколько мягче, быть может, она чувствовала бы себя лучше, но нигде там нами не была встречена.
Зарегистрированы еще следующие сорта:
1) Виргинское розовое. 2) Малиновка. 3) Коричневое полосатое 4) Венгерское розовое. 5) Титовка. 6) Анис серый. 7) Антоновка Курская. 8) Пепинка Литовская. 9) Апорт и несколько сортов разнообразных китаек и ранеток. В последние годы некоторыми плодоводами производится испытание целого ряда поволжских, южных, мичуринских и сибирских сортов, но это испытание начато 2—3 года тому назад, почему сказать что-либо определенное о них еще рано.

Слива. Следующее место по значению за яблоней принадлежит сливе, почти все сорта которой относятся к местному виду Prunus triflora Rохb. Делались и делаются попытки разведения европейских сортов, но в большинстве случаев неудачные, вследствие неправильности и односторонности опытов. Выписывались черенки или привитые деревья различных венгерок и ренклодов в надежде на их акклиматизацию, но несмотря на все применяемые ухищрения, как например, обвязки на зиму соломой и мешками, они все-таки гибли. Последнее, впрочем, не всегда случалось в первый год, некоторые сорта даже иногда приносили плоды, хотя и в незначительном количестве. Ни об одной попытке посеять косточки иноземных слив с целью получения новых сортов нам не пришлось слышать.

Местная слива представлена многими, но в большинстве малоценными сортами, преимущественно желтой окраски, мелкоплодными, малоурожайными, с приросшей к мякоти косточкой. Качество плодов ухудшается еще от несоответствующей культуры, главным образом от размножения слив отдирками, дающими много корневой поросли, засоряющей почву и ослабляющей материнское растение. Но у отдельных хозяев, например у Н. П. Дубодела в с. Владимиро-Александровском, пришлось наблюдать местные сорта с хорошими, крупными плодами и весьма урожайными и морозостойкими деревьями. Такие сорта не прочь были бы иметь не только Уссурийские садоводы, но и жители центрально-черноземных районов европейской части СССР. К сожалению, вследствие слабой осведомленности садоводов о работах своих: соседей, распространение этих сортов идет очень медленно.
Красноплодные сорта местных слив встречаются, как исключение.

Груша. В большинстве садов разводятся местные дикие груши (Pyrus ussuriensis Мах.), выкопанные в лесу.
Изредка среди них попадаются сорта, плоды которых пригодны в пищу непосредственно по снятии с дерева, обычно же они съедобны только после того, как станут совершенно мягкими. Сортов культурных или полукультурных мало, и наибольшее распространение из них имеет так называемая «Шевелевка», получившая такое название вследствие того, что она впервые стала распространяться из сада Шевелева. Представляет она из себя, по всей вероятности, гибрид между местной дикой грушей и каким-либо китайским сортом, так как имеет сходные черты с обоими. Плоды небольшой величины (вес до 60 гр.) от кубарчатой до грушевидной формы с толстой деревянистой ножкой средней длины; кожица грубая, толстая, светло-зеленая; мякоть при полном созревании очень мягкая, богатая грануляциями (камешками), сочная с кваском, по вкусу недалеко ушедшая от местных диких груш; время созревания — конец августа — начало сентября, но по созревании плоды могут храниться в течение 2—3 недель. В свежем виде мало пригодны для употребления в пищу, но очень хороши для мочки. Дерево вполне морозостойкое, устойчивое против; грибных заболеваний и очень урожайное. В текущем году некоторые 18-летние деревья в саду Гришукова в Новицком принесли не менее 150 килограмм плодов каждое.

Груша «Шевелевка»

Опыты по культуре европейских сортов груш делались многими, а некоторыми продолжаются и теперь, но они оказались в громадном большинстве случаев неудачными, так как все пришельцы из Европы вымерзли. Лишь в Сучанском Руднике и селе Новицком имеется один сорт европейской груши, всюду неправильно называемой «Гливой», представляя на самом деле летний бергамот. Плоды его средней величины, шаровидной несколько неравнобокой формы; ножка короткая, толстая, деревянистая; кожица светло-зеленая, толстая, грубая; мякоть желтоватая, сочная, сладкая со слабой кислотой, вкусная; время созревания — конец августа — начало сентября. Дерево очень слабо плодоносит, так как плодовые почки нередко вымерзают, а цветы дают лишь незначительное количество завязавшихся плодов. По этой причине, а также благодаря вымерзанию самих деревьев вплоть до самого места прививки, что бывает в некоторые годы, этот сорт не по лучил широкого распространения.

Интересно отметить также работу крестьянина А. Бойко в селе Домашлино по выведению новых сортов груш. 18 лет тому назад им были высеяны семена какого то зимнего сорта китайской груши, плоды которой были приобретены во Владивостоке. Сеянцы в первые годы жизни подмерзали, но после того, как в почву была внесена известь, подмерзания прекратились.

В 1925 году одно дерево принесло некрупные плоды овальной формы, хорошего вкуса и сохраняющиеся в комнате до весны. С каждым годом плоды увеличивались и качество их улучшалось. Дерево приносило уже урожаи превышающие 70 килограмм.

К сожалению, в прошлом году маточное дерево начало хиреть, плодоношение сошло почти на нет. Не лишена возможность полной гибели дерева. Точной причины страдания дерева выяснить не удалось, но наиболее вероятной следует считать близость подпочвенной воды. Можно только с уверенностью сказать, что вымерзание и ожоги в этом случае не имели места. В указанном хозяйстве в настоящее время имеются плодоносящие и неплодоносящие сеянцы того же происхождения, что и описанный, но они еще недостаточно испытаны.

Разочарованные в европейских сортах, местные садоводы в последние годы стали искать сорта более выносливые и в результате сейчас в некоторых хозяйствах испытываются лукашевские груши, главным образом Хэма. Можно надеяться, что эти, почти единственные выносливые и вместе с тем вполне культурные сорта нашего края, окажутся очень ценным приобретением для района и не дадут той массы разочарований, которые остались у садоводов после попыток развести европейские сорта груш.

Вишня. Европейских сортов вишни и черешни в районе нет. Лишь в питомнике П. А. Кашкина, ведущего опыты с вишнями около тридцати лет, имеются уже начавшие плодоносить сеянцы Prunus tomentosa Thunb. Все же остальные сорта относятся к местному виду Prunus japonica Thunb и натурализованному китайскому Prunus tomentosa Thunb.
Размножаются оба вида при помощи посева косточек, так что о каких-либо определенных сортах говорить не приходится.

Вишня Японская или Уссурийская (Prunus japonica Thunb.) представляет низкий кустарник в 60—120 см. высотой, с прямыми, растопыренными ветвями, поникающими к земле под тяжестью плодов. Листья овальные, или овально-эллиптические, длинно заостренные. Плоды для культурной вишни мелковатые, красные, со свободно лежащей в мякоти косточкой. Мякоть сладковато-горькая, грубая, в сыром виде почти несъедобная, но дает довольно вкусное своеобразное варение. Кусты при посеве обычно дают плоды на третий год и чрезвычайно урожайны. Встречаются в обследованных садах в незначительном количестве экземпляров. Плоды на рынок не поступают и потребляются в своем хозяйстве.

Вишня китайская пушистая

Prunus tomentosa T h u n b или китайская пушистая вишня натурализована в районе не ранее 12—15 лет тому назад и в настоящее время еще очень мало известна широкому кругу садоводов. Представляет она из себя низкий кустарник, редко превышающий 2 метра в высоту, с широкой обратно-пирамидальной кроной. Побеги прямые, с короткими междоузлиями. Листья мелкие, овальные, короткозаостренные. Как побеги, так и листья очень сильно опушены, за что эта вишня и получила свое название. Плоды мелкие (около 1 см. в диаметре), сидячие; окраска розовая или светло-розовая; косточка маленькая, приросшая к мякоти; вкус мякоти приятный, сладковатый, с едва заметной кислотой. Конечно, по вкусу эта вишня значительно уступает европейской, но может у нас довольно хорошо ее заменять. В тех селениях, где разводится эта вишня, на ее культуру обращают большое
внимание. Так, в селе Волчанец имеется плантация у гр. Думбравы в возрасте около 8 лет. По словам
владельца, кусты дают в этом возрасте около 4 килограмм плодов каждый.

Абрикос культурный

Абрикос. Это растение в садах встречено нами только 2 раза, а именно в с. Крым Шкотовского района, а также вблизи Шкотово у Кашкина. В первом пункте с абрикосами вела работы гр. А. Ф. Кузенкова, которая 22 года тому назад посеяла косточки крымского культурного абрикоса, размножаемого на родине посевом. Из трех сеянцев к настоящему времени сохранился только один, два же вымерзли в молодом возрасте. Оставшийся сеянец представляет из себя в настоящее время мощное, здоровое дерево с широко раскинувшейся плоской кроной, приносящее в урожайный год (со слов владельцев) до 100 килограмм плодов. Плоды средней величины, оранжево-желтые, со слабым румянцем на солнечной стороне; мякоть сочная, сладковатая, вкусная, без горечи, так часто свойственной сеянцам маньчжурских абрикосов. Время созревания — конец августа — начало сентября. К сожалению, этот сорт никем не размножается, за исключением самой Кузенковой, производящей очень незначительные посевы косточек, прививкой же не размножает его совершенно. Между тем, он заслуживает исключительного внимания, так как с выносливостью и урожайностью соединяет очень хороший вкус плодов.

Разочаровавшись в возможности акклиматизировать культурные европейские сорта абрикоса, П. А. Кашкин приступил к посевам кавказских сортов этого растения и к настоящему времени у него уже имеются, как начавшие плодоносить, так и близкие к плодоношению сеянцы. Ведет он также работы с маньчжурскими абрикосами.

Виноград Худяковский

Виноград. Южное положение района, а также наличие в лесах дикого винограда, всегда толкало садоводов на мысль о возможности разведения у нас культурного винограда. Первые опыты были произведены много лет тому назад, причем работали в этом направлении, главным образом, молдаване из села Бессарабка, Волчанед и др., получая посадочный материал из Бессарабии и отчасти с острова Путятина, где разводился европейский, мелкоплодный винный сорт, с утерянным, к сожалению, названием. У некоторых хозяев были уже целые плантации по нескольку десятков кустов, но к настоящему времени они погибли. Лишь кое-где остались единичные кусты путятинского винограда. Однако этот факт вовсе не говорит за невозможность культуры здесь винограда, он лишний раз только показывает, что европейские сорта (Vitis vinifera L.) мало пригодны для местностей с суровым климатом вследствие своей слабой морозостойкости.

В последние годы некоторые молдаване в с. Волчанец, а также П. А. Кашкин, приступили к испытанию выведенного вблизи с. Раздольного (Суйфунский район) Худяковского гибридного винограда, а также американского Конкорда. Первый произошел от скрещивания Уссурийского дикого винограда с европейским сортом, благодаря чему его лоза очень устойчива к морозам и в некоторые годы переносила зимы без всяких повреждений только под защитой одного снега. Плоды его мелкие, черные, сладкие, вкусные, созревающие в первой половине сентября, за несколько дней раньше даже местного дикого винограда.

Конкорд представляет один из сортов американского вида Vitis Labrusca L. и по своей выносливости стоит значительно выше европейских сортов. Плоды крупные, черные, вкусные, со специфическим привкусом. Главнейшим недостатком этого сорта является его несколько позднее созревание, а именно начало октября. Вследствие кратковременности опытов с этими сортами определенных выводов о них сделать еще нельзя.

Ягодные кустарники. В период работ экспедиции ягодные кустарники были уже без плодов, вследствие чего определение сортов было очень затруднительным. Приходилось, главным образом, довольствоваться опросом хозяев, познания которых о сортах обычно очень ограничены.

Таким образом о ягодниках можно сказать лишь следующее: Наиболее распространенным ягодным растением является малина, представленная преимущественно красноплодными сортами типа Мальборо и Усанка. Изредка попадается и американская черная малина. Желтая встречается, как исключение.

Смородина разводится главным образом черная, в европейских сортах, почему на зиму ее всегда прикапывают. Красные и белые сорта несколько выносливее, но распространены значительно меньше благодаря тому, что они на рынках расцениваются значительно ниже. В с. Новицком у Гришукова собрана очень большая коллекция сортов смородины, превышающая 80 наименований, но в настоящее время сорта все перепутаны, наблюдений за ними никаких нет, так что ее ценность очень незначительна.

Земляника крупноплодная, всюду именуемая клубникой, размножается преимущественно в местных сортах, выведенных в прошедшие годы Кашкиным и другими садоводами. Каких-либо определенных сортов нет, т. ч. всюду размножаются смеси их, не дающие для рынка однородного продукта. Но есть у них и преимущества по сравнению с культурными европейскими сортами в большей выносливости и неприхотливости. Разводится земляника главным образом на Сучанском Руднике иве. Владимиро-Александровском.

Крыжовник в английских крупноплодных сортах встречается редко, преобладает же американский горный с мелкими плодами, но более устойчивый и урожайный.
В настоящее время опыты с введением в культуру местной жимолости Lomcera eduns Turcz. ставит П. А. Кашкин.

При изучении сортового состава садов в районе, бросалась в глаза его бедность у всех пород. Так, у яблони можно назвать всего лишь около 10 сортов, включая сюда и крэбы, которые могут быть посажены в саду, закладываемом с промышленными целями. Из них зимний только один — Шеропай, остальные же летние или ранне-осенние, т. е., наименее ценные для культуры, но и они далеко не в той степени выносливы, как это было бы желательно. С грушами дело обстоит хуже, так как в настоящее время кроме испытываемых Лукашевских в районе нет выносливых культурных сортов. Настоящие вишни и черешни не встречаются совершенно. Ягодные кустарники, как малина ,крыжовник, смородина и земляника вследствие того, что все эти европейские сорта нуждаются в хорошей защите на зиму, что в очень сильной степени удорожает их культуру, разводятся населением в небольшом количестве.

Если довольствоваться тем, что имеется из плодовых растений сейчас, это значит сознательно стремиться не к широкому развитию плодоводства, а к его прозябанию. Одна натурализация (перенесение сортов из местности со сходным климатом) не сможет дать ощутительных результатов, так как то немногое, что она дала к настоящему времени, потребовало затраты десятков лет многих работников. Единственный путь к получению богатого и разнообразного сортимента, действительно пригодного к нашему климату, лежит в выведении при помощи гибридизации и селекции своих собственных сортов. При их наличии плодоводство в районе получит блестящее развитие, несравненное с его настоящим.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *