Тропарь, глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху: да возсияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Кондак, глас 7

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

Величание

Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем пречистыя плоти Твоея преславное Преображение.

Молитва

Господи Иисусе Христе, Боже наш, во Свете живый неприступнем, Сияние сый Славы Отчия и Образ Ипостаси Его! Егда прииде исполнение времен, Ты за милосердие неизреченное к падшему роду человеческому Себе умалил еси, зрак раба приял еси, смирил еси Себе, послушлив бысть даже до смерти. Обаче прежде Креста и вольныя страсти Твоея на горе Фаворстей преобразился еси в Божественней Славе Своей пред святыми Твоими ученики и Апостолы, мало скрыв плоти восприятие, да егда Тя узрят распинаема, и смерти предаваема, уразумеют убо страдание Твое вольное и Божество. Даруй же и нам всем, пречистыя Плоти Твоея Преображение празднующим, чистым сердцем и нескверными умы взыти на Святую гору Твою, в селения святыя славы Твоея, идеже глас чист празднующих, глас несказаннаго радования, да тамо купно с ними лицем к лицу узрим Славу Твою в невечернем дни Царствия Твоего, и со всеми святыми, от века Тебе благоугодившими, прославим Всесвятое имя Твое со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом ныне и присно и во веки веков.

Главная Богослужение Тропарь, кондак, задостойник и величание праздника

Тропарь — жанр церковной гимнографии, краткое песнопение, выражающее суть празднуемого события. Ранние тропари писались ритмической прозой, в IV-V вв. появились стихотворные тропари.

Тропарь, глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, / показавый учеником Твоим славу Твою, / якоже можаху: / да возсияет и нам грешным / свет Твой присносущный, / молитвами Богородицы, / Светодавче, слава Тебе. Преобразился Ты на горе, Христос Бог, / показавший ученикам Твоим славу Твою, / насколько могли понять: / да воссияет и нам, грешным / свет Твой вечный, / по молитвам Богородицы. / Податель Света, слава Тебе.

Кондак — жанр церковной гимнографии, созданный преподобным Романом Сладкопевцем; в первоначальном виде представлял собой поэму из 20-30 строф. В современной его форме кондак — краткое песнопение, по форме и содержанию очень близкое к тропарю, так что тропарь и кондак вместе дополняют друг друга.

Кондак, глас 7

На горе преобразился еси, / и якоже вмещаху ученицы Твои, / славу Твою, Христе Боже, видеша; / да егда Тя узрят распинаема, / страдание убо уразумеют вольное, / мирови же проповедят, // яко Ты еси воистинну Отчее сияние. На горе преобразился Ты, / и насколько могли ученики Твои, / славу Твою, Христос Бог, увидели; / чтобы, видя Тебя распинаемого, / поняли добровольность страдания, / миру же проповедали, // что Ты воистинну сияние Отца.

Величание — краткое торжественное церковное песнопение, поющееся духовенством в центре храма перед праздничной иконой во время самой торжественной части всенощного бдения накануне дня праздника. Пение величания подхватывает хор, а затем и все собравшиеся в храме, и поют его до тех пор, пока священник совершает каждение всего храма.

Величаем Тя,
Живодавче Христе,
и почитаем пречистыя плоти Твоея
преславное Преображение.

Задостойник — церковное песнопение, поющееся на литургии во время Евхаристического канона. На литургии святителя Иоанна Златоуста поется «Достойно есть…», на литургии святителя Василия Великого «О Тебе радуется…», но в двунадесятые праздники, каковым является Преображение, вместо «Достойно есть…» поются припевы и ирмос 9-й песни канона, отсюда и пошло название «задостойник».

Припевы

Величай, душе моя, на Фаворе преобразившегося Господа»

Ирмос 9-й песни

Рождество Твое нетленно явися: / Бог из боку Твоею пройде, / яко Плотоносец явися на земли / и с человеки поживе. / Тя, Богородице, тем вси величаем. Порождение Твое нетленно явилось: / Бог из чрева Твоего произошел, / как носитель плоти явился на земле, / и с людьми жил. // Тебя, Богородица, поэтому все величаем.

Добавить в блог

Греческий:
Μετεμορφώθης ἐν τῷ ὄρει Χριστὲ ὁ Θεός,
δείξας τοῖς Μαθηταῖς σου τὴν δόξαν σου,
καθὼς ἠδύναντο.
Λάμψον καὶ ἡμῖν τοῖς ἁμαρτωλοῖς,
τὸ φῶς σου τὸ ἀΐδιον,
πρεσβείαις τῆς Θεοτόκου,
φωτοδότα δόξα σοι.
Церковнославянский:
Преобразился еси на горе, Христе Боже,
показавый учеником Твоим славу Твою,
якоже можаху,
да возсияет и нам, грешным,
Свет Твой присносущный
молитвами Богородицы,
Светодавче, слава Тебе.
Перевод иеромонаха Амвросия (Тимрота):
Преобразился Ты на горе, Христе Боже,
показав ученикам Твоим славу Твою,
насколько это было для них возможно.
Да воссияет и нам, грешным,
свет Твой вечный,
по молитвам Богородицы;
Податель света, слава Тебе!
Тропарь Преображения построен просто. Первая его часть – три стиха – очень кратко излагает событие, которое празднуется: как обычно, в богословской перспективе и, как обычно, в форме обращения, во втором лице: «Преобразился Ты на горе». Богословский комментарий тропаря предельно сжат: сказано, что Преображение – это явление Христа во славе, что слава эта, слава Божия, принадлежит Ему («славу Твою») и что возможность видеть эту славу у человека весьма ограничена.
О связи Преображения со Страстями (Преображение произошло незадолго до Крестных страданий Христа, хотя в церковном календаре оно оказалось от них отодвинуто) тропарь молчит; об этом говорит кондак праздника:
На горе преобразился еси,
и якоже вмещаху ученицы Твои,
славу Твою Христе Боже видеша:
да егда Тя узрят распинаема,
страдание убо разумеют вольное,
мирови же проповедят: яко Ты еси воистинну
Отчее сияние.
На горе преобразился Ты,
и, насколько могли вместить это ученики Твои,
славу Твою, Христе Боже, они увидели:
чтобы, когда увидят они, как Тебя распинают,
понимали, что это (Твое) добровольное страдание,
и миру принесли весть,
что Ты воистину –
сияние Отца.
О ветхозаветных прообразах явления славы Господней на горе Моисею и Илие говорят библейские паремии и другие праздничные песнопения.
В отличие от многих праздничных тропарей и кондаков, в преображенском тропаре речь ведется в прошедшем времени, а не в настоящем (ср. «Днесь спасения нашего главизна», тропарь Благовещения; «Дева днесь Пресущественнаго раждает», кондак Рождества; «Явился еси днесь вселенней», кондак Крещения; «Днесь благоволения Божия предображение», тропарь Введения во Храм; «Дева днесь предстоит в церкви», кондак Покрова и др.). Можно предположить, что эта форма повествования избрана неслучайно: тропарь Преображения (как и кондак этого праздника) говорит об этом событии как о случившемся единожды1, он не хочет представить его как происходящее сейчас («днесь»), перед глазами собравшихся. Увидеть свет Преображения страшно и непосильно даже избранным ученикам, что отмечено в третьем стихе: они видели славу Божию, якоже можаху – насколько это было в их силах. Евангельское повествование и иконография Преображения изображают ужас учеников, «павших на лица свои» (Мф. 17:6). И потому, вероятно, появляется в следующем стихе редкое для праздничных песнопений (и естественное в молитвах) воспоминание о грехе: Да воссияет и нам, грешным. О том, чтобы удостоиться видения этого «присносущного», то есть несотворенного, нетварного, невещественного света, чтобы он «просиял и нам», просит вторая часть тропаря, прямо переходящая в славословие Христу, Подателю Света.
Естественно, основной мотив тропаря – свет: его несут слова «свет», «воссияет», «светодавец», «слава» (о том, что библейская слава имеет световую природу или проявляется как свет, мы уже говорили).
И сам праздник Преображения, и Свет, который был явлен на Фаворе, входят в самую сердцевину православной традиции и составляют ее своеобразие. Фаворский свет, божественные энергии, нетварная благодать – важнейшие темы православного богословия, православной мистики и молитвенной практики. Второе воскресение Великого поста посвящено свт. Григорию Паламе, «проповеднику благодати», как говорит о нем его тропарь. В центре его учения располагается нетварный свет, тот, который якоже можаху видели на Фаворе ученики и к которому – путем особого молитвенного делания – стремится человек.
Но почему тропарь, прося о том, чтобы и нам было дано видеть «свет присносущный», обращается с этим к Богородице («молитвами Богородицы»)? Ведь во всех повествованиях синоптиков о Преображении речь о Богородице не заходит; в этом событии Она как будто не участвует. Можно предположить, что это обращение связывает Преображение, явление Христа во славе, с Рождеством. В самом начале наших комментариев мы говорили об истолковании Рождества в тропаре как откровения света. В евангельских повествованиях о Преображении белизну света, который окружает Христа, евангелист сравнивает с выбеленными холстами – как будто овеществляется стих псалма: «Одеяйся светом яко ризою» (Пс. 103:2)2. Христос облекается светом, как одеянием, но Он и есть Свет: «Свет от Света» (Символ веры); «свет неприступный» («пришел еси и явился еси, Свет Неприступный», кондак Крещения). На земле Свет «возсия» (зажегся) в Богородице: «Из Тебе бо возсия Солнце правды Христос Бог наш» – с глаголом из нашего тропаря: «да возсияет» (тропари Рождества Богородицы и Сретения). Христос является на Фаворе во славе («показа учеником Своим славу Свою»). Но Он и есть Слава Божия, «Слава Бога Отца» (Флп. 2:11), и потому Богородица именуется «священное сокровище славы Божия» (кондак на Введение во Храм).
Тема «света Христова» и Христа – Света – любимая тема множества литургических песнопений, включающих в себя стихи псалмов и другие цитаты Св. Писания: «во свете Твоем узрим свет» (Пс. 35:10); «Свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир» (Ин. 1:9). Заключительная молитва Первого часа дает что-то вроде световой суммы православной мысли: «Христе, Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мир, да знаменается на нас свет лица Твоего, да в нем узрим свет неприступный» – «Христос, истинный Свет (также Свет истины), Который просвещает и освящает каждого человека, приходящего в мир! Пусть знаменуется на нас свет лица Твоего, чтобы в нем (при нем)3 увидели мы свет неприступный».
По свидетельству всех трех синоптиков, апостол Иоанн был одним из трех свидетелей Преображения – и, однако, в его повествовании этот эпизод отсутствует. Но след – или плод – этого опыта лежит в сердцевине пролога к Евангелию от Иоанна, к Иоаннову богословию света, которое всегда излагается как богословие свидетельское: «и видехом славу Его, славу яко единороднаго от Отца» – «и мы видели…» (Ин. 1:14).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *