Теургия описывает практику ритуалов, иногда воспринимаемых как магические. Они совершаются с целью вызвать появление одного или нескольких божеств или побудить их к действию, или для объединения с божеством и совершенствования себя.

Определения

Прокл: «Теургия – это «сила, превышающая всякую человеческую мудрость, использующая дар предсказания и очистительное свойство посвящения».

Кит Томас: «духовная магия или теургия была основана на идее, что постижение бога возможно”.

Пьер а. Риффард: «теургия – это тип магии. Она состоит из набора магических практик, выполненных для того, чтобы вызвать добрых духов, увидеть и узнать их, либо чтобы повлиять на них.

Неоплатонизм

Теургия означает «божественную работу”. Первое использование термина встречается в неоплатоническом произведении середины второго века «халдейские оракулы”: «ибо теурги не из стада, управляемого судьбой”. Источник западной теургии можно найти в философии поздних неоплатонистов, особенно у ямвлиха. В позднем неоплатонизме духовная вселенная рассматривается как ряд эманаций от единого. От единого исходил божественный разум (ноус), а в свою очередь от божественного разума исходила мировая душа (психе). Неоплатонисты настаивали на том, что Единый является абсолютно трансцендентным, и что в эманациях ничего высшего не утеряно и не передалось нижнему.

Для Плотина эманации имеют следующий вид:

TO HEN – Единый: божество без качеств, иногда называемое Благим – NOUS – Разумом: вселенское сознание, от которого происходит PSYCHE – душа: включая как отдельную, так и мировую душу, что, в конечном итоге, приводит к PHYSIS, природе.

Плотин укказывл на необходимость медитаций для проведения теургических обрядов, целью которых было воссоединение с божественным, поэтому его школа напоминает школу медитации или созерцания. Ямвлих, ученик порфирия (который сам был учеником плотина) преподавал более ритуализованный метод теургии, предполагавший обращение к религиозном и магическим ритуалам. По мнению ямвлиха, теургия была подражанием жизни богов, и в своем основном труде «О тайнах египтян, халдеев и ассирийцев” он описал теургический ритуал как «обращенную в обряд космогонию”, которая наделяла воплощенные души божественной ответственностью за создание и сохранение космоса. Теургия по его мнению представляет собой ряд ритуалов и операций, направленных на восстановление трансцендентной сущности. Образование важно для понимания схемы вещей, представленной аристотелем, платоном и пифагором. Теург работает по принципу «как с подобными”: на материальном уровне – с физическими символами; на более высоком уровне – с умственными и чисто духовными практиками. Начиная с нахождения божественного в материи, теург, в конце концов, достигает уровня, когда внутренняя божественность души объединяется с божеством.

Император Юлиан

Император юлиан (332-363) принял неоплатоническую философию и пытался заменить христианство одним из вариантов неоплатонического язычества. Из-за его внезапной смерти и давления христиан, удерживавших господствующее положение в империи, эта реформа закончилась неудачей. Однако юлиану действительно удалось выпустить несколько работ по философии и теологии, в том числе популярный гимн солнцу. В его теологии гелиос, солнце, был идеальным примером совершенства богов и света, символом божественной эманации.

Юлиан предпочитал ритуальную теологию, с акцентом на жертвоприношение и молитву.

Эзотерическое христианство

Эзотерическое христианство принимает теургию как традицию, которая может принести большую пользу человеку. Отличительная особенность эзотерического христианства – познание таинств бога и восхождение к высшему сознанию. Теургия в эзотерической традиции использует это знание для развития собственной духовной природы.

В эзотерическом христианстве теургия, как правило, является практикой, пытающейся получить высшее знание и вести диалог с высшим «я”, или внутреннем богом, чтобы обучиться духовной истине и мудрости от бога – тому, чему нельзя научиться у человека (алхимия, христианская каббала, теософия). Некоторые направления эзотерического христианства полагают, что если эзотерический христианин, розенкрейцер или теософист исповедует теургию, то он может потенциально подняться до степени магуса или адепта после достижения определенного духовного уровня. В традиционном и магическом смысле теургия рассматривается как противоположность гоэтии (традиция вызывания демонов и составления талисманов), хотя многие утверждают, что они пересекаются. Некоторые организации, такие как Герметический Орден Золотой Зари, утверждают, что учат тому типу теургии, который поможет ученику подняться духовно, а также понять истинную природу самого себя и свое отношение к божественному и вселенной.

«Золотая Заря” имеет достаточно значительное историческое значение и влияние; в то же время считается, что многие теологи, как правило, занимающиеся самостоятельной практикой, ищут божественный свет обособленно, посредством ритуала и внутреннего духовного и психологического равновесия. Теургия в данном магическом смысле подчеркивает потребность человека отделить и проанализировать отдельные компоненты, из которых состоит повседневное сознание, и воссоединяет их способом, который преобразует личное сознание в состояние, в котором легко воспринимается и принимается духовная благодать.

Иудаизм

Следуя сценарию, очень схожему с тем, что у неоплатонистов, средневековая еврейская мистическая традиция каббалы развивала концепцию, согласно которой вселенная рассматривается как ряд эманаций от бога, а именно 10 сефирот. Сказано, что бог создал мир, используя сефироты, вливая божественное в творение через эти «сосуды”, которые также имеют индивидуальные черты. Высшая сефира, кетер «корона”, обладает самым божественным светом, наименее доступным для человечества. Самая низко расположенная сефира малкут все же выше самой материи, поэтому параллель с неоплатонизмом хдесь не полная. В то же время малкут считается аспектом бога, хорошо воспринимаемым в материальном мире. Известна также под названием шхина.

Для каббалиста бог является исключительно единым, это не отдельные «боги”. Учение избегает политеизма. Сефироты представлены в виде трех столбцов, в виде схемы, называемой древо жизни. Медитируя на сефироте и молясь об их объединении, каббалисты стремятся к теургической цели исцеления разрушенного мира.

Для каббалистов сефиротами являются следующие: кетер «корона, венец»; хохма «мудрость”; бина «понимание”; хесед «милосердие”; гвура «власть, суровость”; тиферет «красота”; нецах «победа”; ход «слава”; йесод «основание” и малхут «королевство, суверенитет».

понятие мистического и магического философского дискурса, в котором представлены попытки практического воздействия на богов, ангелов, архангелов и демонов с целью получения от них помощи или благ, ритуальные и магические действа, молитвенные формулы, непосредственное видение духовных существ визионерами. Теургия предполагает причастность к совершенному знанию богов и связь с учением о спасении, человека (сотериологией). Теургия — путь к спасению, к блаженству, путь приобщения к самой природе божества, когда человек становится демиургом и творит то, что творится только богом (чудеса). Теургия находит свое выражение не только в видениях теурга (визионера), но и 1) в мистериальных (культовых) действах (напр., элевсинских мистериях в Древней Греции), открывавших неизреченно сакральное в экстазе, неистовом пении и пр., 2) в мантике, т. е. в способности пророчества и гадания, 3) в жертвоприношениях, 4) в молитве, призывающей божество, 5) в определенных символах, функция которых быть связующим звеном между божественным и человеческим миром, 6) в магии.
Уже Платон утверждал, что только «очистившиеся и принявшие посвящение, отойдя в Аид, поселятся среди богов» (Федон 69 cd, пер. С. П. Маркиша). В его позднем учении о безмолвном языке символов чувствуется влияние теургическомагического посвящения в таинства (Платон, Письма, 341 cd). Строя иерархию демонов — от низших к высшим, Порфирий в своем учении о душе как форме тела и «жизненном духе» как посреднике между душой и телом проводил аналогии между человеческим миром и демоническим и совершал магико-теургические операции изгнания демонов. Отношение к теургии у Порфирия двойственное: с одной стороны, он отвергает ее как ложную науку, а с другой — допускает очищение души с помощью теургии: душа становится способной к общению с духами и ангелами и к видению богов и духов. Теургия — основное понятие гностицизма и неоплатонизма, особенно герметического корпуса (3 в. до н. э.). В нем различаются три вида гадания: 1) теургическое, когда бог является непосредственно или в экстазе визионера, душа которого возносится в небо и лицезреет божество, или вызванный силами и магическими действиями проявляется в определенных лицах — теургах; 2) магическое гадание, опосредствованное медиумом или каким-то материальным предметом; 3) гоэтическое гадание, при котором бог «оживляет» некоторый предмет, придавая ему желаемые человеком качества. До 1614 герметический корпус считался египетским источником, а сам Гермес — египетским мудрецом (см. Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. К.—М., 1998). Ямзлих в «Египетских мистериях», выступая против черной магии, соединяющей человека со злыми демонами (Myst. IU 31), противопоставляет ей правильную теургию, обращающуюся к высшим способностям человеческой души и воздействующую в культовых действах на божество. В теургии он усматривает путь к счастью, освобождение от судьбы. Теургия, согласно Ямвлиху, соединяет божественные действия и усилия человека (Myst. 19), в ней осуществляется причастность человека божественному знанию. Божественное предстает в телесном мире как неизреченное и символическое. Наряду с теологией как способом умопостижения в теоретических рассуждениях о божественном мире Ямвлих допускает и теургию как путь вхождения в высшие и универсальные сферы, с помощью магии, молитвы, божественных символов (прежде всего магичности божественных имен), как путь достижения знания и влияния на волю богов, ангелов и демонов. «Знание бога, достигнутое только путем теоретической философии и теософии, не может соединить человека с богом. Теургическое соединение с богом основано в большей степени на исполнении тайных священных обрядов, которые проводятся так, как это подобает данному божеству, и превосходит всякое разумное познание. Такие обряды возможны только благодаря символам, которые понятны лишь одним богам» (Myst. II 11). Символ трактуется Ямвлихом как субстанциальное тождество эйдоса чистого мышления с материально-чувственным отображением (см. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Последние века, т. 1. M., 1988, с. 259 и далее). Теургия непосредственно связана не только с демонизмом, но и с символизмом. Как заметил С. Н. Трубецкой, «первоначальная суть гностицизма заключалась в магии (теургии) и апокалиптике — откровении тайн небесного мира, учении об ангелах, демонах и посредствующих духах, описании мытарств и т. д.» (Трубецкой С. Н. Соч. М., 1988, с. 346). С теургией связаны такие особенности мистического философствования, как учение о небесной иерархии, таинственных именах божественных сил, заклинательные формулы магическо-астрологического суеверия, каббалистика, тяга к оккультизму, демонологии. Поскольку в теургии материальное и идеальное тождественны по своей сути, постольку изречения теурга имеют магическое и онтологическое значение. Его речения тождественны бытию, а имена и даже буквы сакральных языков обладают магическим воздействием. Прокл, полагая, что душа человека оторвалась от божественного мира, стремится с помощью теургии возвратить ее к божественному источнику. Для этого необходимо возродить в человеке «теургические добродетели», превращающие человека в бога. А. Ф. Лосев удачно определил философию Прокла как «славословие всеединству» (Лосев А. Ф. Там же, т. 2. M., 1988, с. 115), ибо с этим связано обращение Прокла к таинствам, чародейству, очищению душ с помощью мистических ритуальных действий.
Христианство критически относится к теургии как к пути достижения или узрения божественного мира. Августин не приемлет теургии и называет ее волхвованием и прорицанием, которые измышлены нечестивым любопытством. В теургии люди «преданы лживым обрядам демонов, выдаваемых за ангелов» (О Граде Божием, т. 2. К., 1905; репринт: М., 1994, с. 118). Он критикует Порфирия и проводит мысль о том, что теургические мистерии — это «святотатственные обряды», а теургические «видения — дело того, кто желает уловить несчастные души ложными обрядами многих и ложных богов и отвратить их от почитания истинного Бога» (там же, с. 122). Теурги возвещают очищение человеческой души посредством теургического искусства (магических действ, мистерий, заклинаний и т. п.), после чего она призвана обитать в «эфирных странах среди эфирных богов» (там же, с. 153). Теургический путь спасения души, согласно Августину, — это ложный путь. Теурги скорее «оскверняют, чем очищают, человеческую душу лживостью призраков и лукавой обманчивостью пустых образов» (там же, с. 154), Хотя христианство выступало с критикой теургии, ведущей к апологии магии и оккультизма, однако в житиях святых существуют описания путешествий по загробному миру и видений потустороннего мира. Такого рода описания являются вариантом религиозной теургии. Эти описания собраны и проанализированы П. Динцельбахом, Ж. Ле Гоффом, А. Я. Гуревичем. Надо подчеркнуть, что магическим было не только сознание народных масс, но и интеллектуалов Средневековья. Св. Франциск Ассизский, св. Тереза Авильская, Майстер Экхарт, немецкие мистики 14 в. оставили описания своих видений потустороннего мира. В культуре Средневековья схоластика с ее рационалистическими дистинкциями и дидактизмом восполнялась теургически-религиозным визионерством, с наибольшей силой представленным у испанских и немецких мистиков.
Мыслители эпохи Возрождения (М. Фичино,Дж. Пико делла Мирандола, Дж. Бруно, Д. Кардана, Парацельс, Т. Кампанелла, Л. Балла) увидели в магии, прежде всего в натуральной магии, практическое искусство, которое, используя силы вещей, позволяет достичь удивительных и необычных результатов, объяснить то, что толпа считает чудесами и что выше человеческого разума. Бруно называет мага человеком мудрым, способным к действию и к постижению тайн природы. Фичино проводит мысль о том, что человек восходит в высшие сферы, не отвергая низшего мира, поскольку именно он — вселенский художник: «Если божественное провидение есть условие существования всего космоса, то человек, который господствует над всеми существами, живыми и неживыми, конечно, является некоторого рода богом. Он — бог неразумных животных. Он — бог стихий, он — бог всех материальных вещей. И этот человек, который занимает место бессмертного бога, без всякого сомнения, также бессмертен» (Theol. Plat. Il 2). Культ человека замещает культ Бога, а человекобожие влечет за собой апологию магии и каббалы, с помощью которых человек может управлять всеми природными силами. Линии магии и теургии в философии Возрождения противостояла другая линия — стремление объяснить естественными причинами таинственные и загадочные явления. Так, П. Помпонацци в трактате «О причинах естественных явлений» утверждает, что «невежественная и непосвященная чернь и темные люди относят к Богу и к демонам все то, чему они не ведают очевидных и явных причин» (Трактаты. М., 1990, с. 135). Эта линия в конечном счете привела к утверждению/>в»(ио»(а.

ТЕУРГИЯ (греч. theos — бог, ergon — работа; буквально — боготворчество) — термин теологии, фиксирующий феномен перманентного присутствия Бога в мире, эволюция которого трактуется в данном контексте как теургический процесс. Основывается на презумпции возможности чуда как «препобеждающего» естественные законы по воле Божьей, семантически уходя корнями к традиционным магическим представлениям и архаическим мистериальным культам. В зрелой своей форме Т. конституируется в контексте теизма, в системе отсчета которого трансцендентный статус Бога по отношению к миру, с одной стороны, задает интенцию на рассмотрение последнего в качестве «разволшебствленного» (М.Вебер), с другой же — делает его потенциальной ареной чудотворного Божественного вмешательства (ср. с феноменом деизма, локализующим Т. исключительно в рамках креационного акта). В отличие от характерной для язычества идеи теофании, т.е. непосредственной явленности богов (например, вмешательство практически всего Олимпа в Троянскую войну в «Илиаде», явление Афины Уллису в «Одиссее», эротическое снисхождение Афродиты к смертным в «Гомеровских гимнах» и т.п.), в теизме Бог презентирует себя в мире посредством Т. Единственный прецедент теофании в иудаизме и христианстве — первое явление Бога Моше/Моисею (Танах/Ветхий Завет), сменяемое затем эксплицитно подчеркнутой трансцендентностью…

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *