8 ноября — день памяти Великомученика Димитрия Солунского

Великомученик Димитрий Солунский родился в городе Солуни в Греции (иначе – Фессалоники, ныне – Салоники) в правление нечестивых царей-богоборцев Диоклетиана и Максимиана.

Родители его, тайные христиане, долго не имели детей. Они усердно молили Господа о даровании им наследника. Всемилостивый Господь внял их молитвам и даровал им сына, которого они назвали Димитрием. Когда отрок подрос, они, призвав священника, тайно крестили его в своем потаенном домашнем храме и постоянно наставляли в вере.

Отец его, римский проконсул, умер, когда Димитрий Солунский достиг совершеннолетия. Император Максимиан Галерий, вступивший на престол в 305 году, назначил Димитрия на место отца властителем и воеводой Фессалонийской области.

Главной обязанностью Димитрия было защищать свою область от внешних врагов, но император потребовал от него также, чтобы он истреблял христиан. Димитрий вместо этого стал искоренять языческие обычаи, а язычников обращать к Христовой вере.

Конечно, императору вскоре донесли, что проконсул Димитрий Солунский — христианин.

Возвращаясь из похода против сарматов (племен, населявших причерноморские степи), Максимиан остановился в Солуни. Готовясь к смерти, Димитрий Солунский раздал свое имущество бедным, а сам предался молитве и посту. Император заключил проконсула в темницу.

Как в светлом чертоге святой Димитрий Солунский сидел в темнице, хваля и прославляя Бога.

Дьявол, желая устрашить святого, обратился в скорпиона и хотел ужалить его в ногу. Осенив себя крестным знамением, святой безбоязненно растоптал нападавшего. Также он сподобился посещения Ангела Божьего, принесшего ему мир и ободрившего его перед страданиями.

В это время нечестивый Максимиан развлекал себя и жителей Солуни гладиаторскими сражениями в цирке. Христиан разыскивали и тащили на арену. Известный среди гладиаторов гордый и надменный Лий легко одолевал кротких христиан в сражении и, при ликовании озверевшей толпы, сбрасывал их на копья воинов.

Юноша Нестор, из христиан, навестил Димитрия Солунского в темнице, и испросил у него благословения на единоборство с Лием. Укрепляемый Богом, Нестор одолел гордого гладиатора и бросил его на копья воинов.

Гибель Лия сильно опечалила Максимиана, и он тотчас приказал казнить блаженного Нестора. Но эта казнь не утешила злочестивца, а когда он узнал, что святой Нестор поразил злодея Лия по совету и благословению святого Димитрия, он разозлился еще сильнее и возгорелся желанием отомстить за гибель любимого борца.

Ранним утром 26 октября 306 года в темницу вошли воины. Они застали святого стоящим на молитве и тут же пронзили его копьями. Так исповедник Христов, святой Димитрий, перешел в вечные светлые обители. Тело великомученика Димитрия выбросили на съедение зверям, но солуняне тайно предали его земле.

Слуга Димитрия Солунского Лупп взял кровавую ризу и перстень мученика и начал ими исцелять недужных. Когда слух об этом дошел до Максимиана, император приказал ему тоже отрубить голову.

В правление императора Константина Великого (324-337 гг.) над могилой великомученика Димитрия воздвигли храм, в котором совершалось множество чудес и исцелений. А через сто лет один иллирийский вельможа по имени Леонтий, получив в том храме исцеление от тяжкого, неизлечимого недуга, захотел в знак благодарности построить новый величественный храм.

Два Деметрия и один Бог

При разборке старого храма были обретены нетленные мощи. Из них истекало благовонное миро, так что весь город наполнился благоуханием. От прикосновения к мощам и помазания святым миром совершались чудеса и исцеления. Намного позднее, в XIV веке Димитрий Хризолог напишет: миро «по свойству своему не вода, но гуще ее и не похоже ни на одно из известных нам веществ… Оно удивительнее всех благовоний не только искусственных, но и по естеству созданных Богом”. По этой причине великомученика Димитрия наименовали Мироточивым.

Когда Леонтий отправлялся на родину, он взял с собой плащаницу, обагренную кровью святого, с помощью которой он чудесно перешел через встретившуюся ему на пути волнующуюся и многоводную реку.

Вернувшись в Иллирию, Леонтий построил и там храм во имя святого великомученика Димитрия, и там тоже творились чудеса: правитель Иллирии получил исцеление от струпьев и гноя, покрывавших его тело, множество бесновавшихся и недужных навсегда исцелились.

В правление императора Маврикия авары, жившие на Дону, осадили город Солунь. Святой Димитрий явился на городской стене и, поразив копьем, сбросил со стены первого из неприятелей, который поднялся на стену. Падая, тот увлек за собой других наступавших, и 100-тысячное войско осаждавших в ужасе обратилось в бегство. Но спустя некоторое время неприятель опомнился и снова осадил город.

В это время некий благочестивый житель Солуни по имени Иллюстрий горячо молился в храме святого великомученика Димитрия об избавления города от врагов. И вдруг он увидел двух ангелов, вошедших в храм и направившихся ко гробу святого. Вышедшему им навстречу великомученику ангелы возвестили Божие повеление оставить город, ибо Богу было угодно предать Солунь в руки врага. Святой Димитрий смиренно ответил, что не покинет родного города, умоляя милосердие Божие пощадить городских жителей, после чего он возвратился в свою гробницу.

Утром Иллюстрий рассказал о видении своим согражданам, чем очень их ободрил и обрадовал. На седьмой день осады враги без всякой видимой причины обратились в бегство, побросав свои палатки и метательные орудия.

Но в результате осады оказались уничтоженными все хлебные запасы, и в городе начался голод. Святой несколько раз являлся на кораблях, плававших по морю, обходил пристани и острова, повелевая повсюду кораблям с пшеницей плыть в Солунь. Так город был спасен от голода.

Когда благочестивый царь Юстиниан выстроил в Константинополе новый великолепный храм во имя Софии Премудрости Божией на месте сгоревшего старого, он послал в Солунь благочестивых мужей, чтобы они доставили оттуда часть мощей великомученика Димитрия. Когда посланники приблизились к ковчегу, оттуда вырвался столп пламени, и из огня послышался грозный голос, запрещавший прикасаться к мощам.

Однажды юноша по имени Онисифор, исполнявший послушания в солунском храме, по научению дьявола придумал красть свечи, возжигаемые у раки с мощами, и вновь продавать их, присваивая вырученные деньги себе. Святой Димитрий явился во сне Онисифору и с величайшим снисхождением обличил его.

Это произвело впечатление на юношу, но ненадолго. Вскоре он опять вернулся к прежнему занятию. И вот, когда он в очередной раз протянул руку к свечам, из гроба раздался громогласный голос: «Опять ты делаешь это?!» Юноша упал на землю и лежал, пока его не подняли, после чего он рассказал присутствовавшим о своей греховной страсти и об обличениях святого Димитрия и покаялся.

Кто такие святые?

Житие святого Димитрия повествует также, что он освобождал пленных от ига неверных и помогал им достигнуть Солуни.

Так две прекрасные девицы, попав в плен и получив повеление от иноземного князя вышить образ святого Димитрия Солунского (князь-язычник много слышал о чудесах святого и хотел поклониться его изображению, словно идолу). Когда утомленные девицы заснули за работой, они были чудесным образом перенесены вместе с вышитым ими образом в солунский храм, где как раз совершалось бдение в честь праздника святого Димитрия Солунского. Проснувшиеся девицы прославили Бога, а образ был поставлен над алтарем.

Множество чудес совершил святой великомученик Димитрий Солунский и в нашем Отечестве.

По предуказанию Божьему его имя в самых древних русских летописях упомянуто прежде, чем другие имена святых: преподобный Нестор летописец рассказывает, что греки, побежденные великим князем Олегом под Константинополем в 907 г. приписывали свое поражение не храбрости славян, а заступничеству за них их покровителя святого Димитрия.

Об особом почитании святого Димитрия среди славян свидетельствует такой выдающийся факт: первым сочинением на славянском языке святых равноапостольных Мефодия и Кирилла после создания ими славянской азбуки был «Канон Димитрию Солунскому».

Этот канон считается отправным местом в рождении великой славянской литературы.

Сербы и болгары с древнейших времен почитают великомученика Димитрия как покровителя славян, называют «отечестволюбцем» славянских народов, связывая это со славянским происхождением святого, а в старинных русских сказаниях святой Димитрий предстает русским по происхождению.

Церковное почитание святого великомученика Димитрия в Русской Церкви началось сразу после Крещения Руси.

Русские издревле старались приобрести хоть малейшие частички от мощей, одежды, миро или даже персти от гроба святого Димитрия. Поэтому во всех древних русских монастырях и храмах среди частиц мощей различных святых почти непременно находится часть мощей или миро от святого великомученика Димитрия.

В начале 70-х годов XI столетия основан Дмитриевский монастырь в Киеве, известный ввпоследствии как Михайлов-Златоверхий монастырь. В XII веке воздвигнут Дмитриевский собор во Владимире, который и доныне является украшением этого древнего города. В 80-х годах XIII столетия святой благоверный князь Даниил Московский воздвиг храм во имя святого великомученика Димитрия, который стал первым каменным храмом Московского Кремля. Позже, в 1326 году, при князе Иоанне Калите, он был разобран, а на его месте был воздвигнут Успенский собор с приделом Димитрия Солунского.

В 1197 году была перенесена из Солуни во Владимир великим князем Всеволодом Юрьевичем икона святого великомученика Димитрия, написанная на гробовой доске святого, и это событие было внесено как праздник в древние святцы.

Эта чудотворная икона сначала находилась в Киеве, потом во Владимире, а накануне Куликовской битвы в 1380 году была торжественно перенесена в Москву как великая святыня святым благоверным князем Димитрием Донским и поставлена в Успенском соборе Московского Кремля.

Одним из ценнейших изображений святого Димитрия является также фреска на столпе Успенского собора во Владимире, написанная преподобным Андреем Рублевым.

В древней Руси день святого великомученика Димитрия был в числе больших праздников; службу обыкновенно совершал сам Патриарх в присутствии Государя.

Память святого Димитрия Солунского издревле связывалась на Руси с воинским подвигом, патриотизмом и защитой Отечества. Святой изображается на иконах в воинских доспехах, с копьем и мечем в руках. На свитке писали молитву, с которой святой Димитрий обращался к Богу в видении Иллюстрия: «Господи, не погуби град и людей. Если град спасешь и людей – с ними и я спасен буду, если погубишь – с ними и я погибну».

Об особом почитании на Руси святого Димитрия свидетельствует и традиция русских князей называть своих первенцев его именем. Так было у Ярослава I, Юрия Долгорукого, Александра Невского, Иоанна II, Иоанна Грозного, Алексея Михайловича. Святой благоверный великий князь Димитрий Донской был ревностным почитателем святого Димитрия.

Предстательством святого великомученика Димитрия Солунского Мироточивого и молитвенным ходатайством преподобного чудотворца Сергия Радонежского русскими воинами была одержана важнейшая в истории нашего Отечества победа над иноверной татаро-монгольской ордой и началось собирание Земли Русской.

После победы в Куликовской битве в память о русских воинах, павших в сражении с Мамаем, была установлена для общецерковного поминовения Дмитриевская родительская суббота. В первый раз эта панихида была совершена 20 октября 1380 года в Троицком монастыре преподобным Сергием Радонежским в присутствии святого благоверного великого князя Димитрия Донского. Эта церковная традиция жива и по сей день.

Молитвы святому великомученику Димитрию Солунскому

Молитва первая

Святый и славный великомучениче Христов Димитрие, скорый помощниче и теплый заступниче с верою притекающих к тебе! Предстоя со дерзновением Небесному Царю, испроси у Него прощение согрешений наших и о еже избавитися нам от всегубительныя язвы, труса, потопа, огня, меча и вечныя казни. Моли благость Его, еже ущедрити град сей, обитель сию (или храм сей) и всякую страну христианскую. Исходатайствуй у Царя Царствующих на враги победу и одоление, всей державе православной мир, тишину, твердость в вере и преспеяние во благочестии; нам же, чтущим честную память твою, испроси благодатное укрепление на дела благая, да благоугодное Владыце нашему Христу Богу зде творяще, сподобимся молитвами твоими наследовати Царствие Небесное для вечнаго прославления Его со Отцем и Святым Духом. Аминь.

Молитва вторая

Святый великомучениче Христов Димитрие! Предстоя со дерзновением Небесному Царю, испроси у Него прощение согрешений наших и о еже избавитися нам, окаянным (имена) от всегубительныя язвы, огня и вечныя казни. Моли благость Его, еже ущедрити приход (или дом) сей и храм наш. Испроси нам благодатное укрепление на дела благая, да благоугодное Владыце нашему Христу Богу зде творяще, сподобимся молитвами Твоими наследовати Царствие Небесное и тамо прославляти Его, со Отцем и Святым Духом, во веки веков.

Мужские имена

А Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Э Ю Я

Женские имена

А Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Э Ю Я

День Ангела — день нашего Ангела Хранителя, данного нам при Святом Крещении, а день празднования памяти святого, имя которого мы носим, называется именинами. Поэтому день Ангела следует праздновать в день крещения, а именины — в день памяти святого небесного покровителя.

Для того, чтобы узнать, в честь кого из святых мы названы, следует взять церковный календарь и найти ближайший после даты нашего рождения день памяти святого с нашим именем. Этот день памяти святого покровителя и станет именинами, когда бы в церковному году ни праздновался.

А вот если этих праздников несколько, тогда выбирают ко днюрождения или ко дню крещения, или ко дню воцерковления — как будет угодно. Конечно, православный имеет иконочку своего святого и знает его жизнь. Жизнь нашего святого служит нам примером и вдохновением.

Молитва небесному покровителю

Моли Бога о мне, святой угодниче Божий (имя), яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому помощнику и молитвеннику о душе моей

Молитва Ангелу-Хранителю

Ангеле Божий, хранителю мой святы и, на соблюдение мне от Бога с небесе данный, прилежно молю тя: ты мя днесь просвети, и от всякого зла сохрани, ко благому деянию настави и на путь спасения направи. Аминь.

Об имени и именинах

Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.

Евангелие от Луки(X, 20)

В нашу жизнь возвращается чудесный праздник — именины.

Как и многие другие культурные традиции, празднование именин последние десятилетия находилось в забвении, более того, в 20-30-х годах подвергалось официальному гонению. Правда, искоренить вековые народные привычки оказалось трудно: до сих пор на день рождения поздравляют именинника, а если виновник торжества совсем юн, поют песенку: «как на … именины испекли мы каравай». Между тем, именины — праздник особый, который можно было бы назвать днем духовного рождения, так как он связан прежде всего с таинством Крещения и с именами, которые носят наши соименные небесные покровители.

Традиция празднования именин известна на Руси с XVII века. Обычно накануне праздника семья именинника варила пиво, пекла именинные калачи, пироги и караваи. В день самого праздника именинник со своими родными ходил в церковь к обедне, заказывал молебен за здравие, ставил свечи и прикладывался к иконе с ликом своего небесного покровителя. Днем друзьям и родственникам разносились именинные пироги, причем часто начинка и величина пирога имела особый смысл, определяемый характером отношений именинника и его близких. Вечером устраивался праздничный ужин.

Особенно пышно справлялись царские именины (день Тезоименитства), которые считались государственным праздником. В этот день бояре и придворные являлись к царскому двору с тем, чтобы поднести подарки и принять участие в праздничном пире, за которым пели многолетие. Иногда царь самолично раздавал пироги. Народу разносились огромные именинные калачи. Позднее появились другие традиции: военные парады, фейерверки, иллюминация, щиты с императорскими вензелями.

После революции с именинами начали серьезную и планомерную идеологическую борьбу: обряд крещения был признан контрреволюционным, и его попытались заменить на «октябрины» и «звездины». Был детально разработан ритуал, при котором новорожденного в строгой последовательности поздравляли октябренок, пионер, комсомолец, коммунист, «почетные родители», иногда младенца символически зачисляли в профсоюз и проч. Борьба с «пережитками» доходила до анекдотических крайностей: так, в 20-х годах цензура запретила «Муху-Цокотуху» К. Чуковского за «пропаганду именин».

Но все возвращается на круги своя, и мы вновь поздравляем наших родных и знакомых с Днем Ангела (это название именин напоминает о том, что в старину небесных покровителей иногда называли Ангелами их земных тезок; нельзя, однако, смешивать святых покровителей с Ангелами-Хранителями, посылаемыми для попечения и охранения людей). Традиционно День Ангела относят на тот день памяти соименного (тезоименитого) святого, который следует непосредственно за днем рождения, хотя существует и традиция празднования именин в день памяти самого прославленного соименного святого, например, Св. Николая Чудотворца, апостола Петра, Св. Александра Невского и т. д. В прошлом именины считались более важным праздником, чем день «телесного» рождения, кроме того, во многих случаях эти праздники практически совпадали, т. к. традиционно ребенка несли крестить на восьмой день после рождения: восьмой день — это символ Небесного Царства, к которому приобщается крещаемый человек, в то время как число семь — древнее сакральное число, обозначающее сотворенный земной мир. Крестильные имена выбирались по церковному календарю (святцам). По старому обычаю выбор имени был ограничен именами святых, память которых праздновалась в день крещения. Позднее (особенно в городском обществе) от этого строгого обычая отошли и стали выбирать имена, руководствуясь личным вкусом и иными соображениями — в честь родственников, например.

Именины обращают нас к одной из наших ипостасей — к личному имени.

Быть может, к древнему девизу «Познай себя» следует добавить: «Познай свое имя». Конечно, имя в первую очередь служит различению людей. В прошлом имя могло быть социальным знаком, указывать «а место в обществе — сейчас, пожалуй, лишь монашеские (иноческие) имена резко выделяются из русского именослова. Но есть еще и почти забытый ныне, мистический смысл имени.

В древности люди придавали имени гораздо большее значение, чем сейчас. Имя считалось значительной составляющей частью человека. Содержание имени соотносилось с внутренним смыслом человека, оно как бы вкладывалось ему внутрь. Имя управляло судьбой («хорошее имя — хороший знак»). Удачно выбранное имя становилось источником силы и процветания. Наречение считалось высоким актом творения, отгадыванием человеческой сути, иризыванием благодати.

В первобытном обществе к имени относились как к части тела, подобно глазам, зубам и т. д. Слитность души и имени казалась несомненной, более того, иногда считалось, что сколько существует имен — столько и душ, поэтому в некоторых племенах перед тем, как убить противника, полагалось выведать его имя с тем, чтобы использовать его в родном племени.

Часто имена скрывались, чтобы не дать оружия врагу. От дурного обращения с именем ожидали вреда, неприятностей. В некоторых племенах категорически воспрещалось произносить (табуизировалось) имя вождя. В других — практиковался обычай присваивать старцам новые имена, придававшие новые силы. Считалось, что больному ребенку силу сообщало имя отца, которое кричали в ухо или даже называли его именем отца (матери), полагая, что часть жизненной энергии родителей поможет победить болезнь. Если же ребенок особенно много плакал — значит имя выбрано неверно. У разных народностей долго сохранялась традиция наречения «обманных», ложных имен: истинное имя не произносилось в надежде, что смерть и злые духи, быть может, не найдут младенца. Существовал другой вариант защитных имен — непривлекательные, безобразные, отпугивающие имена (напр. Некрас, Нелюба и даже Мертвой), отвращавшие невзгоды и несчастья.

В Древнем Египте личное имя тщательно оберегалось. Египтяне имели «малое» имя, известное всем, и «большое», которое считалось истинным: оно хранилось в тайне и произносилось лишь во время важных обрядов. Особым почтением пользовались имена фараонов — в текстах их выделяли специальным картушем. С огромным уважением египтяне относились к именам умерших — неправильное обращение с ними наносило непоправимый вред потустороннему бытию. Имя и его носитель составляли одно целое: характерен египетский миф, по которому бог Ра скрывал свое имя, но богине Исиде удалось-таки его выведать, вскрыв ему грудь — имя буквальным образом оказалось внутри тела!

Издавна изменение имени соответствовало изменению человеческой сути. Новые имена давались подросткам при инициации, т. е. при вступлении во взрослые члены общины. В Китае до сих пор существуют детские «молочные» имена, от которых отказываются с возмужанием. В античной Греции новоиспеченные жрецы, отрекаясь от старых имен, вырезали их на металлических дощечках и топили в море. Отзвуки этих представлений можно увидеть в христианской традиции наречения иноческими именами, когда принявший постриг оставляет мир и свое мирское имя.

У многих народов табуизировались имена языческих богов и духов. Особенно опасно было называть злых духов («чертыхаться»): таким образом можно было накликать «недобрую силу». Древние евреи не смели называть Имя Божие:

Ягве (Иегова) в Ветхом Завете — это «неизреченное Имя», священная тетраграмма, которую можно перевести как «Я семь, Который есмь». По Библии акт называния часто становится Божиим делом: Господь дал имена Аврааму, Сарре, Исааку, Измаилу, Соломону, переименовал Иакова в Израиль. Особый религиозный дар еврейского народа проявился во множестве имен, которые называют теофорными — в них присутствует Божие «неизреченное Имя»: так через свое личное имя человек связывался с Богом.

Христианство, как высший религиозный опыт человечества, со всей серьезностью относится к личным именам. Имя человека отображает таинство неповторимой, драгоценной личности, оно предполагает личное общение с Богом. При таинстве Крещения христианская Церковь, принимая в свое лоно новую душу, связывает ее через личное имя с именем Божиим. Как писал о. Сергий Булгаков, «человеческое именование и имявоплощение существует по образу и подобию божественного боговоплощения и наименования… всякий человек есть воплощенное слово, осуществленное имя, ибо сам Господь есть воплощенное Имя и Слово».

Предназначением христиан считается святость, и в прошлом каждое христианское имя считалось святым. Нарекая младенца именем канонизированного святого, Церковь старается направить его на путь истинный: ведь это имя уже «реализовалось» в жизни как святое. Носящий святое имя всегда хранит в себе возвышающий образ своего небесного покровителя, «помощника», «молитвенника». С другой стороны, общность имен объединяет христиан в одно тело Церкви, в один «избранный народ».

В Православии сила имени считается столь значительной, что святость икон действительна лишь в том случае, если лик изображенного святого «подтвержден» написанным именем.

Почтительность к высоким именам выражалась и в том, что в православной традиции не было принято давать имена в память Богородицы и Христа. Раньше имя Богородицы отличалось даже иным ударением — Мария, в то время, как другие святые жены имели имя Мария (Марья). Редкое монашеское (схимническое) имя Иисус присваивалось в память не Иисуса Христа, а праведного Иисуса Навина.

В начале XX века в православном монашестве возникло характерное течение — имяславцы, которые утверждали, что в Имени Божием сокрыто богоприсутствие, сила и энергия, исходящая от Самого Господа. В краткой форме это положение выражалось словами Св. Иоанна Кронштадтского: «Имя Божие есть Бог». В имяславии Имя становилось мостом, соединяющим небесное и земное. Проблема соотношения Имени и Сущности имеет свои корни в философии и богословии, как проблема соотношения Энергии и Сущности, которую разрабатывали еще неоплатоники, а в Средние века — Св. Фома Аквинат и Св. Григорий Палама.

Имяславцы оказали сильное влияние на русскую философию начала века. А.Ф.Лосев в 20-х годах написал работу «Философия имени», где дал глубокий анализ «мира как имени». Лосев пишет: «В любви мы повторяем имя и взываем к любимому через имя. В ненависти мы хулим и унижаем ненавидимое через его имя. И молимся мы и проклинаем через имена, через произнесение имени… Именем и словами создан и держится мир. Имя носит на себе каждое живое существо. Именем и словами живут народы, сдвигаются с места миллионы людей» (досовское «имя», конечно, шире понятия «личное имя»). В те же годы новомученик о.Павел Флоренский развивал имяславческие идеи о том, что святые люди имели определенный склад личности и «определенную кривую жизненного пути», как носители имен, более того, как «наилучшие их выразители» («по имени — житие, а не по житию — имя»). Силою своей благодати, святые посылают от Небесного Чертога энергию своего имени на соименных людей. Флоренский определяет имя как формообразующую силу, как «эмблему» и выражение типа личности, ее духовного и душевного строения.

Русский христианский именослов складывался веками.

Первый обширный пласт русских имен возник в дохристианскую эпоху. Причины возникновения того или иного имени могли быть самыми различными: помимо религиозных мотивов, играли роль обстоятельства рождения, внешний облик, характер и т. д. Позднее, после Крещения Руси, эти имена, порой трудно отличимые от прозвищ, сосуществовали с христианскими календарными именами (вплоть до XVII века). Даже священники иногда носили прозвища. Бывало, что один человек мог иметь целых три личных имени: «прозвищное» имя и два крестильных имени (одно — явное, другое — потаенное, известное лишь духовнику). Когда христианский именослов полностью вытеснил дохристианские «прозвищные» имена, они не ушли от нас насовсем, перейдя в другой класс имен — в фамилии (напр. Некрасов, Жданов, Найденов). Некоторые дохристианские имена канонизированных русских святых впоследствии стали календарными (напр. Ярослав, Вячеслав, Владимир).

С принятием христианства Русь обогатилась именословом всей человеческой цивилизации: с византийскими святцами к нам пришли греческие, еврейские, римские и иные имена. Иногда под христианским именем скрывались образы более древних религий и культур. Со временем эти имена обрусели, да так сильно, что самими русскими именами стали древнееврейские — Иван да Марья. Вместе с тем следует иметь в виду высокую мысль о. Павла Флоренского: «нет имен ни еврейских, ни греческих, ни латинских, ни русских — есть только имена общечеловеческие, общее достояние человечества».

Послереволюционная история русских имен складывалась драматично: проводилась массовая кампания «дехристианизации» именослова. Революционное мракобесие некоторых слоев общества, сочетаемое с жесткой государственной политикой, было направлен на переустройство, а значит — и на переименование мира. Вместе с переименованием страны, ее городов и улиц, переименовывались люди. Составлялись «красные святцы», выдумывались новые, «революционные» имена, многие из которых теперь звучат просто как курьезы (напр. Малентро, т.е. Маркс, Ленин, Троцкий; Даздраперма, т.е. Да здравствует Первомай и т.д.). Процесс революционного имятворчества, характерный для идеологических революций вообще (он был известен и во Франции в конце XVIII века, и в республиканской Испании, и в странах бывшего «социалистического лагеря») продолжался в Советской России недолго, около десятилетия (20-30-е годы). Вскоре эти имена стали достоянием истории — здесь уместно вспомнить другую мысль о.Павла Флоренского: «имена не придумаешь», в том смысле, что они «наиболее устойчивый факт культуры и важнейший из ее устоев».

Изменение русского именника шло и по линии заимствования из других культур — западно-европейских (напр. Альберт, Виктория, Жанна) и общеславянских христианских имен (напр. Станислав, Бронислава), имен из греческой и римской мифологии и истории (напр. Аврелий, Афродита, Венера) и т.д. Со временем русское общество опять вернулось к календарным именам, но «дехристианизация» и перерыв в традиции привели к необычайному оскудению современного именослова, состоящего ныне всего лишь из нескольких десятков имен (сыграло свою роль и общее свойство «массовых культур» — стремление к усреднению, стандартизации).

* * *

Настоящий справочник посвящен личным именам как памятникам религиозной культуры. Он представляет собой первую попытку дать полный православный именослов с указанием дней памяти всех соименных святых.

В справочнике даны только христианские имена. Иногда для отличия от нехристианского имени их называли крестными и даже ангельскими именами. Основное внимание уделено канонической форме имени, т. е. той форме, которая употребляется в богослужебных книгах, с определенным написанием и ударением (другое название этой формы — литургическая или церковно-славянская). Только через каноническую форму имен в святых таинствах и церковных обрядах призывается на людские души Божия благодать. Каждая статья раздела «Православный именослов» начинается именно с канонической формы, выделенной жирным шрифтом. Далее, в статье, посвященной этому имени, оно сокращается до начальной буквы. Следует иметь в виду, что такое написание (напр. И. Предтеча) в другом контексте неупотребительно.

Иногда одно и то же имя имеет разные канонические формы (напр. Матфей и Матфий), в таком случае одно из них принимается за основное (напр. Матфей), в дальнейшем сокращается до начальной буквы (М.), а другая каноническая форма в статье пишется полностью.

После указания канонической формы перечислены варианты неканонических форм (если таковые имеются), которые могут быть различны: литературная, просторечная, разговорная. В справочнике неканонические варианты имен приведены без указания этих различий. Национальные варианты имен не указаны, кроме тех исключительных случаев, когда они часто встречаются в русскоязычной среде (напр. украинизм Оксана). Если неканонический вариант имени начинается с другой буквы алфавита, предусмотрены отсылки (напр. Авдотья — см. Евдокия). В справочник включены только полные формы имен, другие, неполные формы (сокращенные, уменьшительно-ласкательные, пренебрежительные и т.д.), не указаны ввиду их необозримого разнообразия.

В ряде случаев этимология (толкование) имен не совпадает с принятым в советской антропонимике (т.е. науке об именах), т.к. нередко религиозному смыслу многих имен, по крайней мере, не придавалось значения.

Календари дней памяти соименных святых составлены на основании полного современного православного месяцеслова (см. «Настольная книга священнослужителя», т. 2-3, М., 1978). Каждой дате месяцеслова соответствует празднование памяти тех или иных святых. Основание выбора даты могут быть различными: день кончины, канонизации, обретения мощей, посвящения храма и проч. Иногда это обстоятельство уточнено в месяцеслове и соответственно — в настоящем справочнике.

Формирование месяцеслова, начавшееся с первых веков христианства, продолжается и доныне канонизационными актами Православной Церкви, которые также учтены.

Каноническое написание имен иногда подвергалось исправлению. Самые значительные исправления произошли во время реформы патриарха Никона в 1670-х годах.

По характеру христианских подвигов святых традиционно разделяют на лики (разряды):

  • пророки — избранники Божий, которым Бог открывал Свою волю (главным предметом пророческих предсказаний был обещанный Спаситель);
  • апостолы (т. е. посланники, вестники) — первые ученики Иисуса Христа, из которых некоторые принадлежат к числу двенадцати ближайших учеников, другие, из числа семидесяти, не были постоянными свидетелями дел Божиих, и не во всей полноте были облечены той духовной силою и властью, которой были облечены двенадцать апостолов;
  • равноапостольные и просветители — святые, приведшие к Христу своею проповедью после времен апостольских целые народы и страны;
  • святители — отцы, пастыри, учителя Церкви: иерархи, получившие благодать Св. Духа от апостолов с обязанностью блюсти паству Христову, вести христиан в Царство Божие;
  • мученики, великомученики, страстотерпцы, исповедники — святые, принявшие мученическую смерть или потерпевшие жестокое гонение за христианскую веру. Замученные в сане епископа или священника называются священномучениками, а пострадавшие в иночестве (монашестве) — преподобномучениками];
  • преподобные — подвижники из монашеского чина, оставившие мир и его блага, семейные и общественные отношения во имя близости к Богу, во имя чистоты и святости жизни;
  • бессеребреники — святые, жертвенно и бескорыстно служившие бедным, страждущим и больным;
  • юродивые Христа ради (блаженные) — подвижники, отрекшиеся от привычного благоразумия и образа жизни, терпевшие поношения и гонения, но получившие дары пророчества и чудотворения;
  • праведные — святые, угодившие Богу, но не покидавшие мира;
  • благоверные — святые правители: цари, князья.

Следует помнить, что святых Божиих — неисчислимые сонмы. Не все люди, совершившие подвиг святости ведомы миру и упомянуты в месяцесловах. С другой стороны, жития некоторых святых не сохранились, известны лишь их имена, сохраняемые в святцах.

Справочный характер издания не позволяет передать обстоятельства подвигов тех или иных святых, но, несомненно, полноценное празднование именин предполагает знание о тезоименитом святом, более того — следование в жизни образу своего покровителя.

Иногда память некоторых святых традиционно празднуется вместе — чтобы не упустить это обстоятельство, имя другого святого проставляется в скобках (напр. Косьма (и Дамиан)).

Следует иметь в виду, что некоторые святые могли носить несколько христианских имен: мирское, крестное, иноческое, схимническое (напр. благоверный князь Борис, во святом крещении Роман). Дни памяти этих святых отмечены в справочнике под всеми упомянутыми в месяцеслове именами.

В тех редких случаях, когда канон допускает незначительные расхождения в написании календарного имени, указываются все варианты (напр. Алвиан и Альвиан, Валерий и Уалерий).

В справочник не внесены грузинские святые, память которых по традиции празднуется Русской Церковью, но имена которых не используются в русском крестильном именослове (напр. Шио, Элизбар, Або), а также введенные в 1980-х годах празднования соборов русских святых.

26 октября город Салоники отмечает день памяти своего небесного покровителя — День Святого великомученика Димитрия Мироточивого.

Из истории

Римское господство в Греции было установлено еще во II в. до н. э. В III в. уже нашей эры структура правления Римской империи была реформирована. В это время император Диоклетиан разделил Римскую Империю на четыре части: на две половины и каждую из них снова пополам, в результате чего образовалась Италия (Италия, северо-запад Балкан, Африка), Галлия (Галлия, то есть Франция, Испания, Британия и Мавритания), Восток (Азия, Египет, Фракия с Константинополем) и Иллирия (Македония и Греция). Соответственно теперь было два императора (вернее, августов): восточный и западный, каждый их которых назначал себе соправителя — цезаря. Такая система управления получила наименование тетрархии (четверовластия).

Таким образом, Диоклетиан управлял восточной половиной империи, а Максимиан — западной. В помощники августам были выбраны цезари Галерий, которому была отдана власть над Иллирией, и Констанций Хлор (отец Константина Великого).

Святой Димитрий

В это время, ориентировочно в 280-284 годах, в семье римского проконсула города Салоники (Фессалоники) родился мальчик, которого родители назвали Димитрием, крестив его скрыто в домашней церкви, поскольку новая вера уже начала преследоваться со стороны язычников.

Родители воспитали Димитрия в соответствии с христианскими устоями. После смерти отца правивший в то время Галерий вызвал юношу к себе и, увидев перед собой умного, образованного и отважного молодого человека, назначил его правителем всей Солунской области, поручив, однако, «очистить город от нечестивых христиан».

Димитрий же, возвратившись в родной город, напротив начал открыто исповедовать и прославлять Иисуса Христа, поучая заповедям Христовым и обращая язычников к святой вере. При этом юноша знал о неизбежности царского гнева. Еще до прибытия императора в город, Димитрий начал молиться и поститься, готовясь к мученическому венцу, поручив своему верному слуге Луппу, такому же юному как он, раздать все свое имущество бедным.

Когда император, прибыв в Салоники, вызвал к себе молодого военачальника, тот бестрепетно выступил пред ним и исповедал себя христианином. Царь заключил Димитрия в темницу, а сам тем временем устроил игры, забавляясь зрелищами. При этом Галерий приказал построить высокие подмостки и с удовольствием смотрел на то, как его любимый борец Лий низвергает с высоты подмостков своих противников — христиан прямо на копья стоящих внизу воинов, предавая их мучительной смерти. В это время среди зрителей находился друг Димитрия Нестор. Видя, что Лий на глазах у всех губит христиан, которых насильно заставляли вступать с ним в бой, юноша решил сразиться с ним, но прежде он отправился в темницу, где был заточен Димитрий, чтобы испросить у него благословления.

Получив благословение Димитрия, Нестор вступил в бой с Лием и одолел его. Гибель Лия сильно опечалила императора, который приказал предать смертной казни блаженного Нестора, а, узнав, что Нестор вступил в единоборство с Лием с благословения Димитрия, император повелел пронзить копьями и святого великомученика.

Лишь только забрезжилось утро 26 октября 305 года, в темницу к Димитрию вошли воины. Застав святого мужа стоящим на молитве, они устремились на него и пронзили его копьями…

Согласно житию св. Димитрия, тело казнённого Димитрия было брошено на съедение зверям, но те не тронули его, и останки были погребены салоникскими христианами. В IV веке над могилой святого в Салониках была построена первая церковь, скорее небольшой молитвенный дом. В середине V века епарх Иллирии Леонтий, в благодарность за исцеление от болезни с помощью Святого Димитрия, «выстроил досточтенный храм мученика» — трехнефную базилику.

Алтарная часть уже первой церкви была расположена над предполагаемым местом захоронения святого, так что при строительстве базилики были обретены мощи Святого Димитрия.

История мощей

В течение многих веков существования храма Святого Димитрия святые мощи защитника города Салоники претерпели много испытаний. В самом начале они были перенесены на место, где сегодня находится шестиугольная основа кивория в храме Святого Димитрия, где после прекращения гонений на христиан был основан небольшой храм для верующих (молитвенный дом), чтобы они могли почтить память Великомученика.

После построения епархом Иллирии Леонтием в благодарность за своё чудесное исцеление на месте маленькой церквушки нового величественного храма, слава о чуде, происшедшем с Леонтием, и о других чудесах, связанных с именем Святого Димитрия, распространились по всему христианскому миру.

По преданию, император Юстиниан пожелал приобрести часть священных мощей Великомученика для собора Святой Софии в Константинополе, но архиепископу Салоник во сне явился сам Святой Димитрий, не разрешивший разделение своих мощей.

По мнению исследователей, мощи Святого хранились в храме и при нашествии сарацин в 904 году, и при нашествии норманнов в 1185 году, однако, при захвате города латинскими крестоносцами (1204-1223 гг.) они всё же были разделены и перенесены в аббатство Сан Лоренцо inCampo, но по какой-то причине не получили должного внимания и были преданы забвению.

20 июня 1520 года, во время реставрационных работ, в стене Священного алтаря аббатства была найдена деревянная рака красного цвета, в которой находились мощи и свинцовая табличка на латинском языке: «Здесь покоится тело Святого Димитрия».

В 1968 году, после опознания, было официально признано, что это мощи Святого Димитрия Мироточивого. В 1978 году известный византинист Мария Феохари, после длительного научного исследования, подтвердила, что святые останки в Сан Лоренцо действительно принадлежат Святому покровителю города Салоники. Эта новость произвела глубокое впечатление на Церковь и всех верующих, особенно, на жителей города Салоники. Тогда митрополит Салоник Пантелеймон лично посетил аббатство Сан Лоренцо, чтобы принять священные мощи Святого Димитрия и 23 октября 1978 года в Салоники прибыло достопочтенное чело Святого, а два года спустя, 10 апреля 1980 года, были привезены и остальные мощи Святого Димитрия на его родину — в город, который он так любил и не щадя своей жизни защищал от врага. На свитке (в более поздних изображениях Святого Димитрия) писали молитву, с которой Святой обращался к Богу о спасении родного города Салоники: «Господи, не погуби град и людей. Если град спасешь и людей — с ними и я спасен буду, если погубишь — с ними и я погибну».

С тех пор и по сегодняшний день мощи Святого Димитрия хранятся в одноимённом храме города Салоники в серебряном саркофаге, охраняя любимый город Святого от бед и напастей.

Саркофаг с мощами Святого Димитрия размещён в недавно построенном мраморном Кивории, являясь не только местом поклонения, но и источником благословления, прежде всего, для самих жителей города Салоники, а также для всех многочисленных паломников, стекающихся сюда со всех концов мира.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *