Поделиться

Святитель Лука Войно-Ясенецкий

Перед Великой отечественной войной в селе Большая Мурта под Красноярском появился странный ссыльный. Он устроился работать в местную больницу, и сразу стало понятно, что это очень хороший доктор. Но перед операцией – это медсестры видели своими глазами! – он широко крестился и йодом рисовал на месте разреза крест. Церкви в селе давно уже не было, и этот странный доктор уходил в соседний лесок, ставил там на пень икону и молился. По документам звали его Валентин Феликсович Ясенецкий, но рецепты он подписывал двойной подписью – с добавлением «епископ Лука». А через несколько месяцев после начала войны в село прилетел самолет, приземлился на поле за огородами и забрал доктора-епископа.

Доктор, которого прикомандировали к главному красноярскому госпиталю, вытащив из ссылки, и был святитель Лука, в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий.

Священник и врач, богослов, проповедник и автор «Очерков гнойной хирургии», которые до сих пор служат учебником для хирургов. Вскоре после Великой Отечественной войны он почти одновременно становится лауреатом Сталинской премии и обладателем самой высшей церковной награды – бриллиантового креста. Уникальный человек, всю жизнь отдавший служению людям, и, наконец, святой, который помогает верующим и после своей земной жизни – по вере и молитве. Как все это соединялось в одном человеке, как это было возможно?

Родился Святитель Лука 27 апреля 1877 года в Керчи. Он с детства обладал талантом к рисованию, увлекался философией и другими гуманитарными науками, но, в конце концов, решил окончить медицинский факультет. С юношеским максимализмом он считал, что сейчас важнее помогать людям и сразу же после окончания института уехал в деревню работать земским врачом.

Молодой доктор работает над диссертацией, делает серьезные научные открытия и ничто не предвещает, что он когда-либо станет священником. Но вот перед самой революцией Валентин Войно-Ясенецкий начинает писать книгу о гнойной хирургии. И однажды совершенно неожиданно у него возникает странная мысль, что когда он закончит этот труд, на титульном листе рядом с его фамилией появится слово «епископ».

Вскоре из-за болезни супруги ему приходится уехать в сухой и жаркий климат, в Ташкент. Начинается гражданская война, гонения на церковь, а он, наоборот, в церковь приходит. Посещает богослужения, выступает на собраниях верующих. Но ни о каком священстве, а тем более о сане епископа все также не думает.

Все происходит неожиданно для него самого. Однажды на епархиальном собрании он очень хорошо выступил. Он говорил о положении дел в епархии, о том, как жить верующему человеку в условиях безбожной советской власти. И после собрания правящий архиерей епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий, восторгаясь его выступлением, вдруг сказал: «Доктор, Вам нужно быть священником!». И ни минуты не размышляя, Валентин Войно-Ясенецкий, неожиданно для самого себя, вдруг сказал: «Хорошо, Владыко! Буду, если так Богу угодно!». И уже в следующее воскресенье в чужом подряснике он вышел к стоящему на кафедре собора архиерею и был посвящен сначала в иподиакона, а потом, во время литургии и в сан диакона. Еще через неделю его рукоположили в иерея, он стал священником.

А наутро в понедельник уважаемый хирург появился в больничном коридоре в необычном виде…

Как оказалось, бывает! Не обращая внимания на удивленные взгляды, Войно-Ясенецкий прошел в свой кабинет, снял церковное облачение, надел халат и стал готовиться к операции. Ассистенту, который обратился к нему по имени и отчеству, сказал – что Валентина Феликсовича больше нет. Теперь есть отец Валентин.

Коллеги недоумевали, студенты пытались устроить обструкцию профессору, коммунисты впрямую издевались. Войно-Ясенецкий не обращал внимания, но уж если вступал в дискуссии, то за словом в карман не лез.

В двадцать первом году чекисты решили устроить показательный суд над коллегами Войно-Ясенецкого. Ясенецкий выступил в их защиту. С научными аргументами, убедительно и весомо. Тогда начальник Ташкентского ЧК Яков Петерс задает, как ему думается, убийственный вопрос, который должен опустить противника в глазах зрителей…

ПЕТЕРС

Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?

Отец Валентин тогда ответил, не задумываясь: «Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей Вы, гражданин общественный обвинитель?». Коллег Войно-Ясенецкого на тот момент оправдали, но чекисты впоследствии припомнили ему этот диалог.

А времена надвигались страшные. Разрушения храмов, аресты и расстрелы священников. Опасно было не то, что бы служить, – опасно было просто верить.

Но именно тогда священник Войно-Ясенецкий делает следующий шаг – он принимает сан епископа. И получает новое имя – в честь евангелиста Луки.

Это почти автоматически означало арест. От него требовали одного: отречься от веры, снять с себя сан и пожалуйста – работай, оперируй, живи, как советская элита. Он выбрал другое – тюрьмы, допросы, пытки и ссылки – в Енисейск, Архангельск, далекий Туруханск.

Работа в маленьких сельских больницах и служба в сохранившихся еще храмах. Суровые условия жизни, морозы, бедность, человеческие страдания.

Как ни странно, освобождение принесла война! Нужно было спасать огромное число раненых, и его уникальный опыт в гнойной хирургии стал жизненно необходим. И более того, он понадобился и как священник, как епископ! В тяжелое военное время Сталин вспомнил о церкви, о том, что она утешает и укрепляет, помогает пережить потери и дает силы. В стране открываются храмы, нужны священники и церковные иерархи, но почти все они уничтожены репрессиями. Войно-Ясенецкого назначают епископом Красноярским.

С утра он оперирует, осматривает раненых, консультирует. А потом – отправляется на службу, принимает по церковным делам.

После Красноярска его направили архиепископом в Тамбов, а после окончания войны – в Ялту. Везде он лечил и проповедовал, устраивал жизнь епархии и помогал людям. За научные медицинские труды ему была присуждена Сталинская премия.

Казалось, жизнь наладилась. Однако испытания его не закончились.

Он постепенно слепнет, не может уже заниматься врачебной деятельностью. В стране начинаются новые гонения на церковь, закрытие храмов и пропаганда атеизма. До самого конца своей нелегкой жизни он продолжает бороться – как с собственными недугами, так и с непростыми обстоятельствами жизни внешней. Борется за каждый храм в епархии, за каждую душу. Люди записывают его проповеди, передают друг другу простые тетрадки с записями.

Святитель Лука покинул этот мир 11 июня 1961 г. – в день празднования Всех Святых, в земле Российской просиявших.

Надпись на могильном камне он придумал заранее. Она включала все, что ему было дорого. То, что он всю жизнь пытался соединить и все-таки соединил. «АРХИЕПИСКОП ЛУКА ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКИЙ, доктор медицинских наук, профессор хирургии. Лауреат».

Правда, прошло еще тридцать лет, прежде чем на очередном издании его «Очерков гнойной хирургии» к фамилии автора на обложке добавилось слово «епископ». Но это все-таки произошло, и, значит, все было правильно и верно.

В 1996 году были обретены нетленными его честные мощи, которые покоятся ныне в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. В 2000 году архиепископ Лука Войно-Ясенецкий был причислен к лику святых как святитель и исповедник. И до сих пор он продолжает помогать тем, кто приходит к нему с молитвой о помощи и исцелении.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) — один из самых почитаемых святых, прославленных Русской Церковью на рубеже XX-ХХI веков. Уважение и любовь народа он снискал своим ревностным служением Богу и людям, неустанной архиерейской деятельностью, самоотверженным врачебным трудом, проникновенными проповедями и глубокими научными исследованиями в медицине. Его неординарная личность гармонично объединяла в себе нравственные качества духовного лица и профессионализм хирурга, талант богослова и профессорский кругозор. Благодарные и теплые воспоминания о нем хранили тамбовчане, которые молились с ним в храмах, ассистировали во время операций, пересекались с ним на жизненном пути. Статья опубликована в «Журнале Московской Патриархии» (№ 5, 2020).

Архиепископ Лука получил назначение на Тамбовскую кафедру в начале января 1944 года. Епархия была полностью уничтожена. Его предшественника — епископа Венедикта (Алентова) — арестовали по ложным обвинениям 28 апреля 1937 года, а 6 декабря того же года расстреляли. Были сосланы в лагеря и расстреляны большинство священнослужителей, прекратилась всякая легальная церковная деятельность. К началу Великой Отечественной войны на территории области не осталось ни единого действовавшего храма. Тамбовский край превратился в духовную пустыню и стал подобным «дикому полю», как его называли вплоть до XVII века, когда он еще не был просвещен светом Христовой веры. К моменту приезда преосвященного Луки в Тамбов в городе уже некоторое время действовал небольшой Покровский двухэтажный храм, ставший затем кафедральным собором.

Святитель занимал Тамбовскую кафедру до мая 1946 года, то есть чуть больше двух лет. Но за столь краткое время ему удалось сделать очень много! Прежде всего архипастырь озаботился возвращением храмов и возобновлением в них богослужений. К концу 1945 года было открыто 24 храма1, а в конце 1946 года их насчитывалось уже 432. Точно не известно, сколько храмов до своего отъезда из Тамбова открыл архиепископ Лука. Преосвященный считал, что богослужения должны возобновиться во всех неразрушенных храмах, однако местные власти всячески препятствовали этому. Он назначал на служение в открывавшиеся храмы в первую очередь священников, которые вернулись из тюрем и лагерей. С большой осторожностью святитель относился к священнослужителям, переходившим в Московский Патриархат из обновленческого раскола. Преосвященный составил специальный покаянный чин для обновленцев и настаивал на том, чтобы они приносили раскаяние в присутствии всех молящихся в храме.

Святитель Лука проповедовал за каждым богослужением. Его проповеди отличались проникновенностью, простотой изложения и в то же время богословской глубиной. Почитатели записывали их, составляли рукописные и машинописные сборники, часть которых сохранилась до наших дней.

В Тамбове после долгих лет ссылок и лагерей исповедник смог продолжить свои научные труды по медицине и богословию. В 1944 году он издал работу по хирургии «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» и дополнил с учетом богатейшей личной врачебной практики свои знаменитые «Очерки гнойной хирургии», изданные еще в 1934 году. Именно «Очерки…», за которые в 1945 году архиепископ Лука получил Сталинскую премию, способствовали признанию его заслуг научным медицинским сообществом. Рекомендации, изложенные в них, спасли жизни тысяч солдат, раненных во время Великой Отечественной войны. В Тамбове святитель начал писать богословско-апологетическое сочинение «Дух, душа и тело»3.

Преосвященный Лука был человеком независимым и принципиальным, не допускавшим компромиссов в вопросах веры и всегда поступавшим в соответствии со своими убеждениями. Такое поведение рассматривалось чиновниками как сознательное противление принятым в советском обществе порядкам. Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви в 1944 году писал в отчете, что «архиепископ Лука в хирургическом отделении госпиталя № 1494 повесил икону и перед проведением операции проводит молебные служения»4. В отчете также сообщалось, что святитель присутствовал «на межобластном совещании врачей эвакогоспиталей в полном архиерейском облачении»5. Эта информация свидетельствует о том, что он считал для себя естественным появиться в светском обществе или на совещании в рясе, клобуке и с панагией. Тем самым он подчеркивал, что является не только профессором и хирургом, но и священнослужителем.

Получив в пользование маленький Покровский храм, святитель Лука стал предпринимать усилия по возвращению Спасо-Преображенского кафедрального собора и мощей святителя Питирима Тамбовского. Он планировал начать строительство небольших деревянных храмов по всей епархии, хотел открыть воскресные школы в каждом приходе, наладить духовно-просветительскую работу среди населения, издавать епархиальный журнал, проводить ежегодные съезды духовенства. Естественно, власти не могли позволить деятельному епископу реализовать все его планы — тамбовские партийные руководители добились его перевода на Симферопольскую кафедру.

Все советские годы тамбовчане бережно хранили память о святителе Луке. В конце прошлого века, когда Церковь обрела свободу, появилась возможность увековечить его имя на Тамбовской земле. С инициативой о присвоении имени святителя Луки 2-й городской клинической больнице выступил ее главный врач Яков Фарбер. Идею поддержали руководители города и области, а также управляющий Тамбовской епархией архиепископ Евгений (Ждан; † 2002). В 1994 году больница получила имя архиепископа Луки, и на тот момент присвоение государственному лечебному учреждению имени святого стало беспрецедентным событием в новейшей российской истории6. Через некоторое время перед главным входом в эту больницу был установлен памятник святителю, который изготовил врач и скульптор, уроженец Дагестана Гамзат Юсупов. «С архиепископом получилось удивительное совпадение. Я видел энтузиазм врача Якова Иосифовича Фарбера, видел, как он радовался, когда дали добро на присвоение имени архиепископа Луки больнице. Хотя, если честно, до приезда в Тамбов об этом священнослужителе я и не слышал. Знал со студенческих лет профессора медицины Войно-Ясенецкого, читал его книгу по гнойной хирургии, но как-то не связывал тогда это имя с личностью архиепископа Луки, тем более — с Тамбовом, — вспоминал незадолго до своей кончины в 2014 году Гамзат Юсупов. — Когда я увидел фотографию архиепископа Луки, был поражен монументальным видом этого человека. Я решил воссоздать этот образ, в котором надо было соединить священнослужителя, хирурга и человека»7. В 1995 году по инициативе епархии была учреждена премия имени архиепископа Луки для врачей, медсестер и учащихся медицинского колледжа, которая вручается ежегодно управляющим Тамбовской епархией.

Мемориальные доски в память о святителе в течение 1990-х годов были установлены на зданиях, непосредственно связанных с его именем: на главном корпусе областной больницы, где владыка оперировал, и на доме по улице Комсомольской, где он проживал во время служения в Тамбове. В июне 2011 года, к полувековому юбилею со дня кончины исповедника, на здании областного Музейно-выставочного комплекса, где в годы Великой Отечественной войны располагался госпиталь № 5355 и где трудился святитель-хирург, открыли еще одну мемориальную доску.

Второй памятник преосвященному установили в городе Тамбове на Комсомольской улице перед домом № 9, где святитель проживал в годы управления епархией. Его торжественное освящение состоялось 14 октября 2017 года.

Через год, 13 октября 2018 года, состоялось открытие Историко-мемориального музея архиепископа Луки, что стало долгожданным событием для жителей города. В музее собраны различные предметы и артефакты, письма и фотографии, книги, предметы быта, мебель и т.д.

К празднику Покрова Пресвятой Богородицы 2018 года Тамбовская городская Дума переименовала часть улицы Комсомольской (от улицы Набережная до Советской) в улицу в честь архиепископа Луки и установила на домах соответствующие надписи. Указанная улица стала первой за 100 лет в городе Тамбове, носящей имя святого исповедника и подвижника Русской Православной Церкви.

Молитвенное почитание святителя Луки — важная составляющая приобщения наших современников к его духовному наследию. После прославления архиепископа Луки в сонме святых стало возможным поклонение его святым мощам. Впервые частица мощей исповедника была доставлена в Вознесенский женский монастырь Тамбова 16 ноября 2013 года из Ильинского мужского монастыря (Одесса, Украина). 3 февраля 2018 года его святые мощи прибыли в Тамбов из Ташкентской епархии. 15 ноября 2018 года у Спасо-Преображенского кафедрального собора состоялась торжественная встреча доставленного из Симферополя ковчега с частицей мощей святителя.

Наследие, оставленное архиепископом Лукой на Тамбовской земле, широко и многогранно. Именно святителю Тамбовская епархия обязана своим возрождением. И хотя он провел в Тамбове не так много времени, но, как он сам признавался, именно здесь он впервые почувствовал себя архиереем.

Митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий

1 Чеботарев С.А. Тамбовская епархия в 40-60-е гг. XX в., Тамбов, 2004. С. 308.

2 Там же. С. 309.

4 ГАТО. Ф. Р5220. Оп. 1. Д. 53. Л. 8.

5 Там же.

7 Образ святителя Луки стоял особняком в творчестве Гамзата Юсупова

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

СИМФЕРОПОЛЬ, 11 июн — РИА Новости Крым. Во вторник, 11 июня, Русская православная церковь отмечает день памяти святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского. Он ушел в лучший мир 11 июня 1961 года, в день празднования Всех Святых в земле Российской просиявших.

В 1996 году его честные мощи были обретены нетленными и с тех пор покоятся в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. В 2000 году архиепископ Лука был причислен к лику святых как святитель и исповедник.

В Крыму и за его пределами ходит много историй о чудесных исцелениях по молитвам Луке Крымскому. По случаю дня памяти святого сайт РИА Новости Крым собрал в открытых источниках несколько таких историй.

Персты судьбы

Летом 2002 года юный пианист Назар Стадниченко приехал вместе с семьей из Мурманска в Феодосию к бабушке. Из-за жары окна в квартире были открыты нараспашку. Однажды Назар отправился погулять с друзьями.

«Хлопнул дверью и начал спускаться по лестнице, — вспоминал он. — Спустился на один пролет, поворачиваю голову – и вижу на стене красные капли. И тут в мозгу у меня срабатывает, что вроде бы ничего не было такого, а откуда появилась кровь? Тут мой взгляд падает на левую руку, и я вижу, что у меня обрублены первые фаланги третьего и четвертого пальцев».

Сделанный в Феодосийской больнице рентген поврежденных пальцев показал, что их уже не спасти. Во время операции хирург ампутировал две фаланги, полностью удалив суставные сумки.

Спустя несколько дней после операции родители Назара поехали вместе с ним в Симферополь. Добравшись до Свято-Троицкой женской обители, они стали просить для своего сына исцеления. На память о посещении святыни мальчику привезли ламинированную икону святителя и масло от его мощей.

© РИА Новости Крым. Александр Полегенько Ребенок попросил прибинтовать к его искалеченным пальцам эту икону и каждый день помазывал их маслом. Через несколько недель, когда боль утихла, мальчик стал ощущать небольшой дискомфорт в месте ампутации, затем остатки пальцев стали чесаться. Семья обратилась к врачу. Тот при осмотре обнаружил на месте ампутации небольшие бугорки. Со временем они становились все больше и больше, пока не приобрели формы и размера нормальных фаланг. Позже отросли ногти.

Узнав об этом, проводивший ампутацию хирург из Феодосии не поверил в то, что такое произошло. Ведь общеизвестно: ампутированный сустав восстановиться не может. Когда же ему показали рентгеновские снимки с полностью восстановившимися суставами и костями, доктору ничего не оставалось, как признать — это чудо.

Вон из головы

© © Фото: фото предоставлено пресс-службой движения «Сорок сороков» У крымчанина Ивана Фомина диагностировали опухоль мозга.

«С самого начала и на протяжении всей болезни по благословению настоятельницы Свято-Троицкого женского монастыря игуменьи, матушки Евсевии мои родители каждый день читали акафист Святителю Луке, — рассказывает Иван. — Когда была такая возможность, привозили и прикладывали меня к мощам Святителя Луки. Помазывали мне голову маслом, освященным на мощах, причащали и соборовали меня».

По словам Фомина, после первой операции, которую проводили в НИИ нейрохирургии имени Бурденко в Москве, он пришел в себя в реанимации и единственное, что запомнил, — Святитель Лука стоит рядом с ним в черной одежде священника.

«Своим добрым взглядом Святитель Лука как будто бы говорил мне: «Ваня, ничего не бойся, теперь у тебя все будет хорошо». С этого момента я почувствовал какое-то внутреннее спокойствие и уверенность, понял, что Святитель Лука взял меня под свою защиту и покровительство», — признался он.

© Фото с сайта Симферопольской и Крымской епархии Отец Ивана Александр Фомин говорит, что после второй операции опухоль в голове сына уменьшилась до 1 см в диаметре.

«Потом эта остаточная опухоль превратилась кисту, которая затем превратилась в спайку, — рассказывает Александр. – Последние два МРТ показали, что вообще ничего нет: ни спайки, ни кисты, ни остаточной опухоли. Врач-онколог нашей детской больницы сказал, что так не бывает. Бывает наоборот – киста превращается в опухоль. По медицинскому протоколу произошедшее с Ваней невозможно».

В настоящее время Иван обучается в Крымском инженерно-педагогическом университете.

Разбиться – и родиться заново

Однажды в Бахчисарае 5-летний сын священника Сергия Лукина Арсений, когда началась гроза, открыл окно в квартире на третьем этаже, чтобы посмотреть на ливень. Мальчик облокотился на москитную сетку и вместе с ней выпал из окна. Из-за падения ребенок, по словам отца, получил открытую черепно-мозговую травму, разрыв двух барабанных перепонок, перелом основания черепа. После падение Арсений около полутора часов пролежал на земле, прежде чем его забрали медики.

В Крымской республиканской детской клинической больнице, куда госпитализировали мальчика, родителям посоветовали готовиться к худшему. Две недели Арсений находился в коме.

«Надежды было очень мало, практически никакой. Врачи велели молиться», — рассказывает отец Сергий. И священник просил помощи у святителя Луки Крымского.

Через две недели мальчик пришел в себя. «Как раз в свой день рождения, — уточняет отец Сергий. — И постепенно стала появляться речь. До этого он не мог ни ходить, ни разговаривать, ни есть, ни пить. Врачи сказали, что это чудо!»

Грыжа, которой нет

Переехавшая из Крыма в Подмосковье Юлия Комарова узнала о святителе Луке в 1991 году, прочитав автобиографию святого. По словам уроженки Крыма, через молитву святому она удерживал незримую связь с родиной.

Родив четвертого ребенка, почувствовала себя слабой. Впрочем, ничего удивительного при тех нагрузках, которые она себе позволяла, таская, к примеру, с этажа на этаж прогулочную закрытую коляску советского образца. В итоге у многодетной мамы диагностировали пупочную грыжу. Врач, к которому Юлия обратилась за помощью, был непреклонен: требуется срочная операция.

Прием проходил накануне отправления поездом в Симферополь. Крымские родственники призвали не отменять поездку, сославшись на то, что прооперироваться можно и в Крыму, выразив готовность присмотреть за детьми на время послеоперационной реабилитации.

Юлию встретили на автомобиле. По пути в Севастополь она попросила остановиться у Свято-Троицкого женского монастыря, в храме которого покоятся мощи святителя Луки. В соборе Юлия приложилась к мощам святого

В Севастополе день прошел во встречах с родными, прогулках по Приморскому бульвару. На следующий день утром к ее отчиму, который страдал хроническим бронхитом, приехал терапевт, чтобы прослушать того. Заодно Юлия попросила врача осмотреть ее грыжу. На вопрос врача, болит ли грыжа, женщина ответила, что нет, но все дорогу ужасно болела.

Вердикт врача ошеломил: «Я не нахожу у вас грыжи». В этот момент Юлия, по ее признанию, вспомнила о том, как прикладывалась к мощам святителя.

Материал подготовлен на основе открытых источников

Святитель Лука, архиепископ Крымский, в миру — Валентин Войно — Ясенецкий, родился в Керчи, в тысяча восемьсот семьдесят седьмом году. Юношей, он решил заниматься только тем, что «полезно для страдающих людей» и выбрал медицину. Так Войно — Ясенецкий стал хирургом. Но он всегда был верующим человеком, интересовался богословием. Вскоре после революции Ваалентин овдовел, и в двадцатом году принял священнический сан, а вскоре и монашеский постриг. В двадцать третьем году он стал епископом. Уже через неделю владыку Луку арестовали, обвинили в шпионаже и сослали в Туруханский край. В его судьбе это был не последний арест. Архиепископ Лука и в лагерях работал врачом, а в годы войны, будучи ссыльным, возглавлял госпиталя. Войно-Ясенецкий написал труды по хирургии и анестезиологии, создал несколько духовных трактатов. В конце сороковых хирург Войно-Ясенецкий перестал оперировать, но много лет консультировал коллег-врачей и пациентов. В пятьдесят шестом владыка Лука ослеп, но по памяти продолжал служить литургию. С сорок шестого года до самой своей кончины в шестьдесят первом, владыка Лука был правящим архиереем Крымской епархии. Его мощи были обретены в тысяча девятьсот девяносто шестом году. В наши дни в Свято-Троицкий кафедральный собор Симферополя, к архиепископу Луке идут поклониться тысячи паломников. Здесь и по сей день по молитвам к святителю происходят многочисленные исцеления.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *