Сегодня мусульмане мира празднуют один из самых великих праздников – Ураза-байрам (Праздник разговения). Он отмечается в первые три дня месяца Шавваль в честь окончания поста в месяц Рамазан. В связи с этим праздником мы решили вспомнить священные места в нашей республике.

Мавзолей хаджи Хусейн-бека – первого имама башкир

Хаджа Хусейн-бек считается первым имамом (духовным главой мусульман) на территории современного Башкортостана. Он был отправлен из Туркестана для проповедования ислама.

В башкирских землях он стал духовным судьей и носил титул кади. После определенных успехов в распространении ислама Хаджи-Хусейн-бек становится первым имамом башкир.

Он умер в 1341 (1342) году и был похоронен рядом с озером Акзират, на небольшом холме. Теперь это территория поселка Чишмы Чишминского района Башкирии.

Когда в 1393–1394 годах среднеазиатский завоеватель Тамерлан вступил на территорию Урала и наткнулся на могилу Хусейн-бека, он повелел построить вокруг него гробницу. Надгробную плиту привезли из Туркестана на 12 волах. На ней было написано: «Да будет милосердие Бога покойному Хаджи-Хусейн – беку, сыну Гумар-бека из рода Тарасов, из земли Туркестана. Господи, Боже мой, не оставь его твоей милостью! Хусейн-бек, сын Гумар-бека, умер в 744 году Хижри (в 1366 году по миляди), имеет от роду 76 лет. Внемлите, правоверные». Сейчас плита находится в Уфимском краеведческом музее. Гробница представляла собой квадратное строение из крупных тесаных глыб известняка, увенчанное сферическим куполом.

К XVIII веку мавзолей был полностью разрушен. И только в 1911 году уфимский муфтий принял решение о восстановлении гробницы, так как она была очень почитаемой мусульманской святыней. В связи с этим начались раскопки гробницы. В результате были обнаружены девять захоронений. В шести погребениях были дети, а в остальных – мужчина, женщина и сам Хусейн-бек. Археологи реконструировали его облик: рост примерно 160 см, среднеазиатский тип лица.

Среди местных ходит легенда, будто бы однажды над мавзолеем появился столп света. Раньше рядом с мавзолеем находился колодец, который тоже почитался как святой.

Мавзолей Хусейн-бека

Гора Ауштау и родник Аулия

Гора Ауштау и родник Аулия находятся на территории села Старобайрамгулово Учалинского района Башкирии, в 15 км от границы с Челябинской областью.

Согласно преданию, здесь местными жителями был убит аулия (святой) Рамазан. Ему отрубили голову, но он взял ее в руки и поднялся на вершину горы Ауштау. Затем над его телом запорхали ангелы. После смерти Рамазана на горе забил источник, прозванный родником Аулия, возле которого и захоронено тело святого.

Местные жители верят, что вода из родника имеет чудодейственную силу.

Вид с горы Ауштау

Мужавир хазрат, предсказавший войну с фашистами

Мужавир хазрат Сиражетдинов (1876–1967) был известен на весь СССР как народный целитель, лекарь и провидец, который лечил всех, несмотря на вероисповедание, национальность и пол. Он до встречи с человеком уже мог угадать, чем тот болен.

Мужавир хазрат имел дар предсказывания. За предсказание будущей войны с фашисткой Германией в 1939 году святой попал в застенки НКВД. Его приговорили к десяти годам тюрьмы. После проведенных в тюрьме шести лет, в 1945 году администрация тюрьмы выхлопотала Мужавир хазрату досрочное освобождение за исцеление тюремного начальства, их родственников и своих же сторожей.

Мужавир хазрат никогда не разрешал себя фотографировать. Хотя однажды этот запрет нарушил его сын, тайком сфотографировавший отца. Единственную фотографию разместили на обложке книги, посвященной ему.

Хазрат ушел из жизни в 1967 году. Он похоронен на кладбище возле родной деревни Бахтигареево (Баймакский район). По сей день на его могилу не иссякает поток паломников, считается, что даже земля с его могилы имеет целебную силу.

Могила Мужавир хазрата

Целитель Гатаулла ишан

Не один Мужавир хазрат был известен своим даром исцеления. Гатаулла Алибаев, известный религиозный деятель, ишан (духовный лидер в суфизме), живший во второй половине XIX века – в начале ХХ века, так же был известен как искусный лекарь. Этот религиозный деятель много путешествовал по свету, совершил хадж в Мекку, изучал ислам в Стамбуле и Багдаде.

Его считали святым – он не только лечил больных, но и предсказывал будущее. Могила ишана находится возле деревни Валитово Хайбуллинского района Башкирии.

Паломничество на могилу Гатауллы-ишана

Гора Нарыстау, исполняющая желания

Эта гора возле села Ильчигулово Миякинского района известна тем, что в ней похоронены сподвижники пророка Мухаммеда – сын и отец Зубаир бин Заит и Абдуррахман бин Зубаир.

С подножия горы стекает родник, вода которого имеет целебные свойства. Сюда приезжают не только со всей России, но и из Средней Азии и Казахстана. В мечети, которая построена рядом с горой, можно помолиться.

Согласно преданию, если загадать желание и обойти вокруг захоронений семь раз, то оно обязательно исполнится.

Захоронение на горе Нарыстау

Мавзолей Турахана, потомка Чингисхана

Мавзолей Турахана находится неподалеку от мавзолея Хусейн-бека. Он построен в XIV веке (по другим данным, XII веке).

Согласно легенде, Турахан был потомком Чингисхана, кочевал в районе Тобольска, а потом из-за распрей с родственниками оказался на башкирских землях. Большинство ученых предполагает, что в этом здании пытали, судили и казнили преступников. Сейчас мавзолей огорожен решеткой, на входе в него висит замок.

Находится в 12 км на юго-запад от поселка Чишмы, рядом с дорогой, ведущей в деревню Нижние Термы.

Мавзолей Турахана

Мудрая Бэндэбикэ, выступающая за мир

По башкирской легенде, Бэндэбикэ – женщина, прославившаяся своей мудростью. Она выступала за прекращение междоусобиц между башкирскими племенами. По той же легенде, Бэндэбикэ способствовала установлению долгосрочного мира между башкирами и казахами. Ее муж был известным воином и сэсэном (поэтом-импровизатором) Ерэнсой. Башкирский фольклор сохранил огромное количество легенд, преданий и анекдотов, связанных с этой семьей. Бэндэбикэ имела дар ясновидящей и предсказала поражение войска мужа от казахов и свою смерть.

Ее усыпальница находится на территории Кугарчинского района, на окраине села Максютово. Особенности кладки из кирпича-сырца и слабо обожженного кирпича, а также особый кирпичный орнамент внешних стен позволяют отнести время сооружения мавзолея к XIV веку. Старейшины этого села во все времена берегли святыню, охраняли ее как могли, передавали молодым историю славной семьи. Так она и дошла до наших дней.

Мавзолей Бэндэбикэ

Святые места Башкирии. Красноусольск.

Храм Покрова Божией Матери известен по всей Башкирии (и не только) явлением чудотворной иконы Табынской богоматери, которая помогает всем больным и страждущим исцеления. Помимо этого чудесного явления место славится лечебными грязями и источниками воды.
Вот это чудесное место решили и мы посетить всей семьей – 6 взрослых и 2 детей. Ехали из Магнитогорска на 2 машинах, на дорогу ушло около 4 часов, включая остановки и то, что ехали туда впервые. Дорога оказалась на удивление хорошей, полностью асфальтированной и прямой.
И вот мы прибыли на место – рядом расположен не менее известный санаторий «Красноусольский», который очень понравился своей огромной территорией и красотой. Вход к святыне свободный, лишь заплатили за стоянку по 100р с машины. И вот мы на месте – территория чистая, ухоженная – беседки, дорожки. И вот мы огибаем небольшую горку и перед нами во всей красе предстает Храм. К нему ведет довольно высокая лестница, а у подножия расположились 2 киоска с религиозными сувенирами. Там же у подножия скалы есть природная пещера, в которой и было «явление» иконы. Там до сих пор есть копия, и там читаются молитвы и горит много свечей.
По лестнице мы поднялись в церковь, зашли, заказали молебен о здравии детей, и отправились к чудотворному кресту, находящемся на горе в лесу. К нему ведет нахоженная тропа, и практически все, кто посещает Храм, идут и на это место.
Храм окружает некое подобие смотровой площадки, с которой открывается великолепный вид на весь курорт и территорию санатория.
Не обошли мы своим вниманием и купальни, которые наполняются прямо таки ледяной водой из сероводородных источников. По поверьям, нужно окунуться 3 раза и будешь здоров весь следующий год, либо исцеляются различные недуги. Желающих очень много, но очень трудно пересилить себя и окунуться в воду. Но мы все же это сделали и надеемся на богатырское здоровье. Даже 2-летний сынишка пожелал принять в этом участие, и даже не пикнул, когда папа окунал его в купель.
После мы немного посидели на берегу, полюбовались красотой этого места, отдохнули душой.
На обратном пути мы проехали через сам п. Красноусольский, который оказался небольшим, чистеньким поселением. Уезжали мы с массой положительный впечатлений и планами на будущее посещение санатория Красноусольский. 21 июля 2015

(Евдокия Яковлевна Суханова: 1820-1935). Память 1 марта

Родилась Евдокия Яковлевна Суханова в крестьянской семье села Сенцовка Оренбургской губернии 01 марта 1820 года. Воспитана была своими родителями в страхе Божием и вере православной. Кроткая и молчаливая, молитвенно настроенная, она отличалась от сверстников младенческим незлобием, отрешенностью от мирской суеты, трудолюбием. Шли годы, ей прочили замужество, но девица решительно отказывалась от вступления в брак. Тогда отец выпорол ее плетью, и послушная дочь вышла замуж за небогатого и богобоязненного парня. О семейной жизни ее известно немного. Мужа, говорят, убили на русско-турецкой войне, а единственный сын погиб нелепо на охоте. Ставшая вдовой жена ее погибшего сына позже стала келейницей преподобной Зосимы и не покинула ее до самой смерти.

Когда точно Евдокия приняла постриг в мантию с именем Евникия (греч. «благопобедная») нам не известно, возможно, это было в середине или во второй половине 90-х годов XIX века. Свой иноческий путь она начала в Еннатском Покровском монастыре, расположенном на территории Стерлитамакского кантона входившего в состав Уфимской епархии, ныне это Федоровский район Башкирии. Обитель находится недалеко от ныне существующих села Дедова и деревни Новомихайловки. Этот женский монастырь образован инициативой храмоздателей, местных помещиков Эннатских. Святейший Синод дал официальное утверждение 30 сентября 1893 года об учреждении при селе Прасковьине Стерлитамакского уезда Дедовской волости женской общины в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Первый деревянный храм появился в обители довольно скоро — 29 июня 1894 года. Он был освящён епископом Уфимским и Мензелинским Дионисием Хитровым (на Уфимской кафедре был с 12 декабря 1883 года по 8 сентября 1896 года) в память Святителя Николая Чудотворца (по другим данным в честь Покрова Божией Матери). Источники по истории монастыря и села Прасковьина (с кирпичной Параскевинской церковью, построенной в 1860-1861 гг. также помещиками Эннатскими) крайне скудны и противоречивы.

В феврале 1898 года община была обращена в женский общежительный монастырь, торжественно открытый в первых числах сентября этого же года епископом Иустином Полянским (на Уфимской кафедре был с 14 октября 1896 года по 14 июля 1900 года). В 1900 – 1904 гг. стараниями помещиков Эннатских при монастыре началось строительство огромного кирпичного Покровского храма. Конец его строительства относится к началу 10-х годов XX века. В 1912 — 1917 гг. настоятельницею монастыря являлась игуменья Антонина, его последней игуменьей была преподобная Зосима.

Примерно в двух километрах в двух от обители она ископала источник, от которого болящие стали получать исцеление. Вблизи источника позже был устроен скит с часовней в честь Пресвятой Троицы и пчельником.

Когда наступило время всеобщего гонения на Церковь, приблизительно в 1919 году, матушка Евникия приняла великую схиму с именем Зосима (греч. «жизненная»). Постриг совершил епископ Уфимский и Мензелиновский Андрей Ухтомский (на Уфимской кафедре был с 22 декабря 1913 года по 1920 год).

С принятием схимы она уже до конца дней своих спала в кипарисовом гробу, привезенном ею некогда в 1912 году из Иерусалима. По свидетельствам, она как минимум дважды бывала в Иерусалиме, проходя пешком к нему через территорию Турции. При этом там, по рассказу преподобной, во время одного из паломничеств, когда она шла по одной из улиц святого города, ее маленькую и сухонькую старушку вдруг подхватил на руки какой-то юродивый огромного роста в одной только повязке на бедрах и воскликнул: «Зосимия, Зосимия, Зосимия! Тебя в схиму будет постригать Андрюша Уфимский, князь Ухтомский!»

В 1920 году Покрово-Еннатский монастырь преобразовали в трудовую коммуну, а в 1923 году его совсем закрыли, разогнав насельниц.

По воспоминаниям схиархимандрита Серафима Томина из подворья Андреевского монастыря в Оренбурге: «Когда монастырь закрыли, сотрудники ГПУ прямо в гробу и повезли ее по селам. Везут, начальник ГПУ ругается: «Такая-сякая! Возись еще с ней!» А она ему и говорит: «Что ты меня ругаешь, я в гробу лежу, никуда не денусь. А ты, сынок, беги скорее домой. Сейчас твоя жена пошла за водой с коромыслом, упала и умерла!». Он ей со злобою в ответ: «Ты что городишь, я только вот пришел из дома, ничего там не случилось!». Однако его товарищ настоял: «Да, ты все-таки сбегай, посмотри!». И действительно, жена как несла воду, так и упала на пороге, лежит бездыханная в луже рядом ведрами».

После закрытия монастыря матушка поселилась в селе Ново-Архангеловка (село Дема) на территории нынешней Оренбургской области в маленьком домике, построенном во дворе у одного благочестивого семейства. Однако местные власти, недовольные ее «странным» поведением и стечением к ней большого количества страждущих, постоянно тайно перевозили матушку Зосиму с ее кипарисовым гробом в разные деревни. Окончила своей земной путь в селе Сенцовка Шарлыкского района (ныне Октябрьский район), расположенного на территории Оренбургской области.

В лихие времена советской власти Господь даровал матушке Зосиме дары прозорливости и исцеления. Наверное, ни в одну больницу столько не везли больных, как к ней. Ночью она молилась, днем к ней текли вереницы людей не только из Оренбургской области, но и из соседних регионов.

Она исцеляла людей от различных болезней, по ее молитвам из людей выходили бесы. К ней обращались за помощью даже с больной скотиной, и она не отказывала – корова или лошадь в те времена были драгоценными кормилицами, и их потеря вводила семью в бедственное положение. Открыто ей было и настоящее, и прошлое. Причем ведомы были события, поступки, мысли людей, с какими шли к ней. Провидела будущее и помогала всем, кто к ней обращался.

По свидетельству ныне покойного бывшего секретаря Самарского Епархиального управления Андрея Андреевича Савина, во времена гонения на Церковь, когда рушился весь уклад жизни, его дядя пошел к матушке Зосиме за советом. Увидев его, старица обратилась к нему по имени:

— Аким, зачем ты ко мне пришел?

— Как жить и спастись нам, матушка?

Она ответила:

— Разве мы спасемся? Купим акафист и положим за сундук, не прочитав.

Дала наставление, и он ушел. В скором времени верные люди посоветовали ему уехать, ибо он был в списке на раскулачивание за его веру во Христа. Распродав имущество, ночью они быстро стали загружать оставшийся скарб на подводу. Когда отодвинули сундук, нашли за ним акафист, и дядя понял, что матушка, говоря об акафисте, имела в виду не себя, а его. Он же, уходя от старицы, в душе осудил ее.

Упомянутый схиархимандрит Серафим Томин вспоминал: «Я родился в 1923 году в бедной крестьянской семье в селе Бараково Шарлыкского района Оренбургской области. Был первым сыном своих родителей — Константина Леонтьевича и Александры Григорьевны Томиных. Мама заболела грудницей и не смогла кормить меня грудью. Кормили искусственно — был такой специальный рожок, через него давали молоко и каши. Не брал грудь и у других кормилиц, плакал и выплевывал. Когда прорезались зубки, стали мне давать птичье мясо, но я и его не мог принимать, с плачем выплевывал.

Когда мне было три года, – рассказывали мои родители, – у меня, как у рахитика, ножки оставались скрюченными. В райцентре Шарлык в те годы жил осужденный за веру и высланный из Москвы профессор Александр Афанасьевич Барынин. Прежде он был личным врачом многих руководителей государства. Осмотрев мои ножки, он сказал, что эта болезнь «не физическая», и, пожалев меня, посоветовал обратиться к схимонахине Зосиме из Еннатского Покровского монастыря.

Положившись на милость Господню, мои родные — мама, бабушка Евдокия Васильевна и ее дочь Фекла, моя няня, решили везти меня к старице. Помолившись перед дорогой и дав обет в пути ничего не вкушать: «Когда возьмем у матушки благословение, тогда и будем кушать», — рано утром отправились в путь. И всего-то надо было проехать девятнадцать километров, так что можно было одним днем туда и обратно съездить. Дорога шла через небольшую гору, в народе она называется Прямица. Родные не удержались и на горе, нарушив свое обещание, наелись.

Приехали в Дему, легко нашли, где живет матушка Зосима. Когда мы подъехали, старица сама вышла нам на встречу из кельи и укоряюще произнесла:

– Я вас не приму! Бесстыдницы! Дали обещание — «Пока не возьмем благословение у матушки Зосимы, кушать не будем», — а сами на Прямице остановили жеребца и наелись. Я вас не приму!

Родные мои, заплакав, упали на колени, прося прощения. А матушка Зосима обратилась к моей маме:

– Молодушка, зайди ко мне с ребеночком.

Уже в келье у старицы мама спешно начала объяснять:

– Да вот, матушка, первый сыночек, несчастный совсем, я грудью его не кормила, у меня груди болят, ребенка кормить не могу…

– Как бы он пил твое молоко! Ты доишь коровку — корова буйная, брыкается, а ты черным словом ругаешься! Твой мальчик потому не сосал груди, что он будет монахом.

– Матушка, он и мяса не ест, выплевывает.

– Не будет монах мясо есть, разве монахи мясо едят? Он будет на Афоне, в высоком сане, и помрет на Афоне. Мясо он совсем есть не будет, как и последний твой сын, – ответила старица. – Подыми-ка его.

Мать подняла меня, а матушка Зосима зачерпнула водички из кипарисовой кадочки, что принесла из Иордана со святой Земли, и окропила мои скрюченные ножки этой водой. Встряхнула меня. И вот какое чудо! Они тут же выпрямились.

– Будет стоять! Будет стоять! Будет стоять! — трижды сказала она. Перекрестила мне макушку, поцеловала и добавила:

– Всех своих детей будешь грудью кормить. А у мамы нас было четырнадцать.

Всё же всех простила и благословила в дорогу. И что за радость была, что за веселие, когда весь обратный путь я ехал, стоя на своих исцеленных ножках!

Вот какая была матушка. Все, что она тогда предсказала, сбылось. Я – монах и мяса ни разу в жизни своей не вкушал, и мой младший брат, тринадцатый ребенок в семье, тоже никогда мяса в рот не брал.

И еще я хорошо помню, как матушка спасла моего отца от тюрьмы. В 1934 году мой отец был председателем сельсовета в Бараково. У него как председателя сельсовета были тарантас и прекрасный племенной жеребец, который стоил больших денег. Как-то в начале Петрова поста его вызвали на заседание в Шарлык. После заседания он с товарищами немного выпил и, возвращаясь из райцентра, не смог управлять лошадью. У развилки дорог на Бараково и Мустафино отпряг жеребца, дал ему сенца, привязал к тарантасу, а сам лег спать под тарантас. Проезжали мимо двое татар из Мустафино, отвязали жеребца и увели его.

Проснувшись и не увидев жеребца, отец сразу протрезвел и поспешил домой. Несколько дней всем селом искали по всем оврагам — нигде жеребца не было. Отец лежал на кровати и плакал. За потерю такого ценного жеребца ему грозила тюрьма, а дома оставалась беспомощная жена с семью детьми. И вот моя бабушка по отцу решила идти к матушке.

До Сенцовки, где тогда жила матушка, было больше пятидесяти километров. Мне было одиннадцать лет, и я попросился, чтобы бабушка взяла меня с собою… Всю дорогу шли и плакали, молились, вброд перешли реку Салмыш и очень устали. Когда пришли в Сенцовку, увидели, как в церкви, приспособленной под колхозные цели, женщины веют веялками пшеницу. Спросили у них, где живет матушка Зосима, — нам показали, что надо идти через мост.

Матушка Зосима жила отдельно в маленькой келье во дворе одних благочестивых хозяев. Вся улица перед кельей матушки была запружена страждущими людьми. Вели к ней и больную скотину. На улице стояло много телег, в одной из них лежала бесноватая. И двор был полон народа.

Две монахини под руки вывели из келии матушку, она была в монашеской схиме. Роста она была небольшого, ей было сто четырнадцать лет, от старости веки ее не закрывались, но глаза смотрели на людей с необыкновенной любовью. Она медленно осенила людей крестным знамением и благословила. Все поклонились. Люди молились, некоторые плакали. Матушка обратилась к нам:

– Дарья, подойди ко мне!

Моя бабушка Дарья, которая видела матушку Зосиму впервые, не поняла, что это ее зовут. Матушка повторила:

– Дарья с Мишуткой из Баракова.

Народ расступился, и мы с бабушкой подошли. Она стоит на крылечке кельи и так грозно говорит:

— Дарья! Дарья! Что ж твой сукин сын Костя сделал! Беда! Тюрьма ему грозит! — Мы с бабушкой плачем, а она продолжает:

— Ну да жив жеребец, его татары откармливают на мясо в Мустафино. Придешь домой, скажи Константину, чтобы шел в Мустафино поздно вечером и в седьмом доме со стороны Шарлыка, с краю села как зайдет, ищет жеребца, но не с улицы, а со дворов, сзади, — берет жеребца и уводит.

Мы обрадовались. Заводит нас матушка Зосима в келью свою, внутри стол, на скамейке гроб стоит. Берет она перламутровый крест из Иерусалима и говорит мне: «Мишунька! Вот с этим крестом тебя будут постригать в монашество!» — и отдает мне этот крест. Подарила мне на память также очень красивый ящичек панорам для просмотра — около двухсот живописных картин по Святому граду Иерусалиму.

Шли мы всю обратную дорогу, плакали от радости и молились. Придя домой, бабушка подробно рассказала отцу про разговор с матушкой Зосимой. Взял отец уздечку и часов в одиннадцать вечера пошел в Мустафино. И как только подошел к седьмому двору, жеребец заржал, узнав хозяина. Отец отвязал его тайно и поскакал обратно. Но хоть в тюрьму отца и не посадили, из председателей сняли и в партию не приняли. Стал он работать простым механизатором на комбайне. А я с данным матушкой крестом из Иерусалима по ее пророческим словам впоследствии, в 1946 году, принял монашество с именем Мисаил и свято храню этот крест всю жизнь как Божие благословение».

Незадолго до кончины старица объявила своим близким:

– Когда родилась, тогда и умру. Вы смерти моей не увидите. Через три дня после похорон придут чекисты, могилку мою раскопают, в гробу будут что-то искать. Ничего не найдут. Меня перевернут лицом вниз, а вас всех арестуют, кроме одного человека. Вы не скорбите. Коли будет так, значит, я у Бога достойная, а если нет, плачьте обо мне, погибла я…

Именно так все и вышло. Умерла схимонахиня в ночь 01 марта 1935 года в свой 115-й день рождения, так что смерти ее никто не видел. Ее похоронили на кладбище села Сенцовка Шарлыкского района (ныне Октябрьского района) Оренбургской области. Вскоре по чьей-то зависти было заявлено в ГПУ, что с матушкой в могилу положили много золота. После похорон чекисты из Шарлыка раскопали могилу, открыли гроб, развили ее мантию. Конечно, ничего не нашли… Всех ее духовных чад вскоре арестовали, кроме одного человека…

Святая старица советовала людям, чтобы они приходили к ней, когда им будет плохо. И люди сразу потянулись к ее могиле. Несли свое горе, просили благословения, спешили сюда со своими духовными и телесными недугами. Привезенный матушкой из Иерусалима огромный кипарисовый крест разобрали на щепочки. Паломники постоянно уносили с собой землю с могилы, так что постоянно приходилось ее подсыпать. По ее небесным молитвам люди получали и получают исцеление и помощь.

Сейчас на ее могиле стоит крест с надписью благодарения от святогорца схиархимандрита Серафима Томина Оренбургского за исцеление его во младенчестве и предсказание ему будущего монашества.

Святые мощи преподобной старицы обретены в 14 декабря 2003 года и перевезены в Казанско-Богородский храм г. Мелеуза Уфимской епархии, затем в Иоанно-Предтеченский храм г. Кумертау.

Была обретена только часть ее мощей — череп и ряд костей. Это связано и с тем, что открытие проходило в зимнее время, и с тем, что к ее могиле было подхоронено еще пять человек (к ней положено трое младенцев, ее свояк, неизвестный человек, прямо над гробом матушки стоял еще гроб ее духовной дочери монахини Маргариты), и, видимо, главное, с ее собственным пророчеством. Так местные жители говорили, что она при жизни им обещала: «Навсегда останусь с вами, никогда от вас не уйду!». Определить мощи, принадлежащие 115-летней старице, помог присутствовавший при обретении иеромонах Лука Выштыкалюк, врач по образованию.

Ныне святые мощи находятся в Покрово-Еннатском мужском монастыре рядом с селом Дедово Федоровского района Башкирии, откуда и начинался ее иноческий путь.

11 июня 2006 года в праздник Святой Троицы в Марфо-Мариинском женском монастыре села Ира Кумертауского района Уфимской епархии Архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон совершил чин канонизации в лике местночтимых святых преподобной Зосимы Еннатской.

На торжества по случаю канонизации преподобной Зосимы Еннатской и открытию Марфо-Мариинского женского монастыря прибыли многочисленные паломники не только Уфимской епархии, но и Оренбургской, Казанской, Челябинской, Самарской, Уральской (Казахстан), Пермской и Екатеринбургской епархий.

Архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон зачитал Указ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II о прославлении в лике местночтимых святых Уфимской епархии преподобной Зосимы Еннатской. «Прославляя исповеднический подвиг новых молитвенных заступников, Русская Православная Церковь прославляет не только их подвижническую жизнь, но и блаженную кончину, — отмечалось в Указе. — Таковой была и прославляемая ныне святая преподобная Зосима Еннатская, которая от юности своей вела подвижническую жизнь во имя Христово, свою веру во Христа засвидетельствовав подвигами, молитвами, исповедничеством, оставшись со своими верными чадами, дабы принять Богом уготованный венец и явить образ праведницы, чудотворицы и при жизни еще сподобившейся дара прозорливости. Отныне Святая Церковь будет чтить память новопрославленной святой в ее день рождения и день кончины — 1/14 марта».

Сейчас готовится к печати новое издание акафиста преподобной Зосимы Еннатской. В него войдут рассказы о чудесах, совершенных Господом, благодаря заступничеству преподобной Зосимы. Мы предлагаем вам несколько отрывков из новой книги.

Николай Алексеевич Подковыров из города Соль-Илецка Оренбургской области рассказывает: «Моя бабушка, Ксения Филлиповна, уроженка села Бараково Шарлыкского района Оренбургской области, приходилась родственницей ныне здравствующему старцу-подвижнику схиархимандриту Серафиму (Томину). Кто читал житие святой, знают, что матушка Зосима исцелила его в раннем детстве, предсказав ему будущее монашество. Так вот бабушка моя тоже знала матушку Зосиму и часто про нее рассказывала, к тому же провидица помогла в устройстве и ее жизни.

Моя бабушка рано овдовела, ее муж погиб в самом начале первой Мировой войны. Похоронка пришла вскоре после рождения сына. Была Ксения Филипповна очень верующей, и хотя родственники уговаривали ее опять выйти замуж, решила уйти в монастырь. Чтобы укрепиться в выборе такого решения, она пошла за советом и благословением к матушке Зосиме. Но выслушав ее, матушка сказала: «Оставайся в миру. Ты должна родить священника». Только после такого напутствия моя бабушка вышла второй раз замуж — за моего деда Подковырова Дениса Филипповича.

Вскоре они переехали в Оренбург, где и родился в 1927 году мой отец Алексей Денисович. Во время войны его, школьника, мобилизовали на Оренбургский сверлильный завод, где он проработал около 10 лет, был ударником труда.

Но мысль о другом предназначении подспудно жила в его сознании все эти годы. И только после смерти Сталина решился поступить в духовную семинарию. На заводе его отговаривали, предлагали повышение в должности и, соответственно, зарплаты, но он не отступил от своего решения. Закончив Саратовскую духовную семинарию, стал священником, прослужив более 30 лет в храме Казанской Божией Матери Оренбурга. Похоронен митрофорный протоиерей Алексей на территории храма у алтарной стены напротив иконы Божией Матери. Так сбылись слова матушки Зосимы.

Бабушка Ксения рассказывала, как матушка Зосима лечила бесноватых. Был случай, когда одного мужчину привезли к ней связанного цепью — его силы не выдерживали никакие веревки. У лошадей пена шла изо рта, — не могли сдвинуть телегу, на которой его собирались везти к матушке. И только она своей молитвой помогла несчастному избавиться от власти дьявола и обрести душевный покой. Много еще и других примеров, когда матушка Зосима помогала людям в их бедах и скорбях: избежать несчастий, найти украденное, исцелить больного, вразумляла и наставляла на путь истинный, укрепляла в вере».

Об одном таком случае поведала Мария Владимировна Сидорович из Стерлитамака:

«Вместе с родителями я была на прославлении мощей преподобной Зосимы в селе Ира. День был очень хороший. Мы усердно молились и о духовном вразумлении, и о помощи в мирских делах. Как и у большинства прихожан, проблем у нас было много и со здоровьем, и в житейских вопросах. У меня не было работы. Анкеты мною были оставлены в нескольких организациях, но приглашений ниоткуда не поступало. И я с большой надеждой просила матушку Зосиму о помощи.

И вот на следующее же утро мне позвонили из одной организации и пригласили на собеседование. В ходе беседы директор посоветовала мне, учитывая мое высшее образование и специфику, подходящее место в вышестоящей организации, куда она была согласна меня рекомендовать. И снова потянулись дни ожидания, время шло, а меня никто не вызывал.

Как раз в эти дни мы поехали к родственникам в Кумертау и зашли в храм, где находились мощи матушки Зосимы. Мы помолились ей, попросили о помощи. И как в прошлый раз, уже наутро, меня ждала долгожданная радость — звонок с приглашением на работу, как раз с той организации, куда меня обещали порекомендовать.

Мы сразу почувствовали, что это не случайность, что только по молитвам матушки Зосимы Господь услышал и помог мне. Слава Богу за все!»

Жительница села Шарлык Оренбургской области Валентина Николаевна Бобкова поделилась воспоминаниями ее мамы, Куликовой Екатерины Ивановны, 1909 г.р., проживавшей в с. Кармалка Шарлыкского района и умершей там же в 1999 году.

«Мама рассказывала, что когда ей было лет 10, она сильно заболела, ее сорок дней и ночей «трепала» лихорадка. Обращались к знахаркам, возили в больницу, — улучшения не было. Кто-то подсказал моей бабушке, чтобы маму свозили в деревню Сенцовку к матушке Зосиме. Запрягли лошадь, положили маму в тарантас (от слабости она уже не могла ни ходить, ни сидеть) и поехали. Матушка встретила их на крыльце дома со словами: «Что же вы так долго не ехали, я давно вас поджидаю. Что же ты, Катя, так разболелась? Ну, идемте в дом, я вас полечу».

Маму на руках занесли в дом. Матушка стала читать молитвы над ее головой, дала попить святой водицы. После этого маму стало трясти все реже и реже. Благословив их в дорогу, матушка сказала: «Сейчас она уснет, пусть спит столько, сколько проспит, не будите, все пройдет». Когда они отъехали от дома Зосимы, мама спросила бабушку, откуда матушка узнала ее имя. Бабушка сама была удивлена: «Мы ей ничего не говорили». Дорогой мама уснула, ее занесли в дом, и она проспала более полутора суток. Проснувшись, попросила поесть. С этого и началось ее выздоровление, болезнь отступила.

Другой случай тоже произошел в нашем селе. У Пашковой Софьи Ивановны, 1896 г.р., заболела дочь Еля (Евгения), ей было годика 2-3. Она плакала дни и ночи. В больнице ничего не обнаружили, никакие заговоры тоже не помогали. Добрые люди подсказали не мучить ребенка, а свозить девочку к матушке в Сенцовку. Как и в предыдущем случае, доехали до Сенцовки с большим трудом, лошадь упиралась, никак не хотела идти. Но слава Богу, добрались. Когда матушка читала молитвы над Елей, она стала потихоньку успокаиваться и замолчала. После лечения матушка напомнила тете Соне случай: «Помнишь, это было на Пасху, ты дала дочке красное яичко, а она не удержала его и уронила. А ты подняла яичко, обтерла об фартук и отругала ее, а потом снова дала ей в руки это яичко». Тетя Соня вспомнила этот случай. А матушка наставила ее: «Вот какую силу имеет материнское слово! Никогда нельзя говорить плохие слова ни на детей, ни на других людей». Матушка вылечила и Елю. А сколько людей она исцелила за свою жизнь!»

* * *

Силою веры в Господа нашего Иисуса Христа
изгонявшая нечистую силу из одержимых,
исцелявшая недуги телесные и душевные.
Прозорливостью своею заблудших
на путь истинный наставлявшая.
Гонения от безбожной власти претерпевшая.
Радуйся, мати наша Зосимо,
подвигом жизни своей многолетней
Дух Святый стяжавшая.
Молись о нас, святая преподобная мати Зосимо,
праведница Еннатская.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *