Жизнь многообразна и одной из ее важнейших составляющих является внутренний мир человека. Но, несмотря на то, что он был и остается загадкой, попытки его понять продолжаются. Кто-то хочет видеть мотивы других людей, кто-то – помочь близкому преодолеть душевные травмы, кто-то – научиться разбираться в людях, а кто-то – лучше понимать тех, кто рядом. И более всего приблизиться к реализации этих целей помогает психология, ведь именно она изучает человеческую природу. Однако вставший на путь изучения психологии должен быть готов к серьезному труду и кропотливой работе. Одной же из самых серьезных проблем здесь является начало. И мы хотим рассказать вам о том, с чего начать изучение психологии самостоятельно.

Психология: начало изучения и принципы психолога

Первым и, пожалуй, наиболее важным шагом на пути самостоятельного изучения психологии станет понимание того, для чего и зачем вам вообще нужно изучать психологию. В первую очередь необходимо осознать и осмыслить личные мотивы. Что вас мотивирует:

  • Изучение детской психологии?
  • Правильное воспитание детей?
  • Улучшение отношений с окружающими?
  • Построение гармоничной семьи?
  • Достижение успехов в деловой сфере?
  • Помощь людям в решении проблем?
  • Желание личностно расти и развиваться?
  • Получение новой профессии?

Причин, по которым возникает желание освоить основы психологии, может быть множество, и каждый должен определить их сам, погрузившись внутрь себя. Психология – это умение работать с внутренним миром человека, и начинать нужно с себя.

Другой стороной этого вопроса является этическая: вы хотите изучать психологию для себя и улучшения своей жизни или чтобы научиться воздействовать на окружающих? Второе может показаться менее этичным, все-таки здесь затрагиваются отношения с другими людьми. Но психология обладает уникальным свойством менять сознание того, кто ее изучает. И даже если это начинает делать «плохой» человек, велика вероятность того, что эта наука сделает его лучше, и он переоценит и себя, и свои мотивы, и свои поступки. Если вам удастся пробраться через дебри психологии и вы проникнетесь ею, вы обязательно придете к пониманию, что это наука не просто гуманитарная, но и гуманистическая – она обращена к личности, ее интересам, свободам и правам, и она любит человека. Изучая психологию, человек сам становится человечнее.

Но все же мы должны указать на несколько принципов, которых обязан придерживаться любой психолог как при работе с собой, так и при работе с другими:

  • Компетентность. Как психолог, вы не должны заниматься тем, в чем не разбираетесь, браться за то, чего не умеете. Вам дозволено только то, что входит в круг ваших обязанностей, как специалиста, и только то, что не идет вразрез с этическими нормами. Кроме того, нельзя предлагать людям свою помощь, лишь начав изучать психологию.
  • Безоценочность. Принимать любого человека нужно таким, какой он есть. Ни в коем случае нельзя «чесать всех под одну гребенку» и навешивать ярлыки. Люди, к которым относятся так, навсегда закрывают доступ в свой внутренний мир.
  • Добровольность. Вы не имеете права принуждать кого-либо взаимодействовать с вами или навязывать свою точку зрения. Каждый по своему собственному желанию принимает решение, работать ему с психологом или нет.
  • Конфиденциальность. Абсолютно все, что вы узнаете о других людях, должно оставаться только между вами и ими. Разглашать информацию и выносить ее на всеобщее обозрение не допускается.
  • Бескорыстность. Все, что вы узнаете о тех, с кем будете работать, нельзя применять с целью заработка или получения другой выгоды, со злым умыслом и т.п. В противном случае можно нанести непоправимый урон другому человеку, а также заработать себе нелицеприятную репутацию.

Разбираясь, с чего начать изучение психологии личности, мы не можем не сказать, что начинающий психолог должен неустанно работать над собой и развивать в себе необходимые качества. Не познав себя, вы никогда не сможете приблизиться к познанию кого-то еще.

Науку о человеке невозможно постичь, если нет любви к человеку. А эта любовь проявляется в искренности, способности поставить себя на место другого и представить его эмоции и чувства. Не менее важно обладать способностью к саморефлексии и самоанализу – умениям, позволяющим разбираться в своих собственных состояниях и действиях.

Еще одним ключевым моментом для новичка в психологии является развитие осознанности. Это незаменимое качество помогает лучше воспринимать происходящее вокруг и свое окружение, налаживать контакт, понимать себя, решать проблемы и эффективно работать с собственными тревогами, страхами, комплексами.

Не будет лишним сказать также и о соблюдении определенной дистанции при общении психолога с другим человеком. Только находясь на некотором расстоянии от клиента (физическом, психологическом, эмоциональном), психолог может объективно взглянуть на состояние своего собеседника и распознать его внутренний настрой.

Конечно же, есть немало других принципов и правил теоретической и практической психологии, но все они, так или иначе, приводят нас к одному выводу. Изучение и применение психологических знаний должно быть полезным не только для исследователя, но и для всех других людей, с кем этот исследователь взаимодействует.

Думаем, что вам будет полезно и это видео, где вкратце рассказывается, с чего начинать изучение психологии самостоятельно. После его просмотра мы переведем разговор в более практическую плоскость.

Изучение психологии: основы и база знаний

Не важно, чему вы хотите в дальнейшем посвящать время – уделять его изучению детской психологии, психологии личности или социальной психологии – в первую очередь необходимо усвоить основы. Другими словами, начинать нужно с освоения азов, и все они содержатся в базовом курсе этой науки – общей психологии.

Общая психология теоретически и экспериментально исследует закономерности, по которым возникает, развивается и функционирует человеческая психика. В этом разделе представлены общие понятия, термины, критерии, принципы, методы и законы психологии. Лишь разобравшись в них и получив базовые знания, человек будет способен оперировать ими, выносить собственные суждения, осмысленно решать проблемы и изучать другие разделы, которые включает в себя психология.

Начало обучения происходит с книг. Литературы на эту тему существует просто невероятное количество. Примером замечательной книги служит учебник известного советского и российского психолога Роберта Семеновича Немова. Он так и называется – «Психология. Книга 1. Общие основы психологии».

Вы можете смело к нему обращаться, ведь его используют для обучения в вузах студентов. Перечислять все мы, конечно, не будем, но скажем, что из этой работы вы узнаете о предмете психологии, ее задачах, методах и историческом развитии (в краткой форме). Познакомитесь с понятиями внимания, деятельности, мышления, ощущения и восприятия, памяти, воображения и речи, характера и темперамента, способностей, эмоций, мотивации, общения, воли. Также есть раздел, посвященный интимным межличностным отношениям.

Прочитав эту книгу, вы уже сможете сказать, что знаете, что такое психология. Но на этом, естественно, останавливаться нельзя. Помимо вышеназванного учебника, есть масса других прекрасных учебных пособий по психологии, и они вполне подойдут для начала обучения. Это работы столпов мировой психологии: Альфреда Адлера, Карла Густава Юнга, Карен Хорни, Эриха Фромма и, безусловно, Зигмунда Фрейда.

А вот несколько относительно более легких книг, которые пригодятся в самом начале:

  • Сергей Рубинштейн «Основы общей психологии»
  • Юлия Гиппенрейтер «Введение в общую психологию»
  • Геннадий Старшенбаум «Энциклопедия начинающего психолога»
  • Александр Морозов «История психологии»
  • Анатолий Маклаков «Общая психология»
  • Пол Клейнман «Психология. Люди, концепции, эксперименты»
  • Алла Болотова «Перспективные направления психологической науки»

Наряду с базовой информацией, в учебниках вы встретите много интересных, необычных и даже поражающих воображение вещей, о которых не знали раньше. И почти все это пригодится вам на практике и принесет пользу.

Как только общая психология будет более-менее освоена и ваш уровень возрастет, беритесь за другие разделы науки. Так, есть смысл посвятить время изучению истории психологии и узнать, какие существуют психологические направления, например гештальт-психология, бихевиоризм, психоанализ и т.д. Вы обязательно будете сталкиваться со ссылками на первоисточники, поэтому обращайтесь и к ним, ведь большинство таких работ принадлежит выдающимся деятелям психологии, признанным мировым научным сообществом.

Хорошим продолжением станет знакомство с ответвлениями психологической науки, такими как конфликтология, психология личности, психология мотивации, организационная психология, возрастная психология, социальная психология, семейная психология. Сюда же относится и изучение детской психологии.

Тут уже можно говорить о личных интересах и намечать пути дальнейшего движения. Выбирайте направления, которые более всего интересны вам с практической стороны или актуальны на сегодняшний день. Находите литературу (в том числе и авторские работы), где подробно описываются конкретные проблемы, полезные практические рекомендации, советы, техники и упражнения. Это источник, откуда вы будете черпать то, что впоследствии будете применять на практике.

Большинство учебников и учебных пособий можно без проблем найти в свободном доступе в Интернете и традиционных библиотеках. Но мы все-таки рекомендуем приобретать литературу для себя в книжных магазинах – к ней всегда легко обратиться, можно делать закладки и записи, не нужно рыскать глазами по экрану в поиске нужной заметки.

Важное дополнение к поиску литературы: сегодня, как мы и сказали, есть тысячи книг по психологии, и очень важно отличать стоящие труды от дилетантских. Поэтому, заинтересовавшись какой-то книгой, обязательно узнайте все о ее авторе. Желательно обращаться к работам профессиональных психологов с опытом работы не менее десяти лет, а также имеющих авторитет и вес в научных кругах. Касаемо психологии, преимущественно такие авторы достойны, чтобы опираться на их идеи и книги.

И еще несколько слов о книгах: психология тесно взаимосвязана с социологией и философией, поэтому, если позволяет время, читайте книги и по этим направлениям. Они будут способствовать формированию гуманитарного мышления, необходимого для освоения психологических основ. В то же время не забывайте, что много полезной психологической информации содержится в художественной литературе. Есть немало писателей, которые отлично анализируют природу поступков, мотивов и вообще внутреннего мира людей. К тому же чтение таких книг разбавит атмосферу и отвлечет от сугубо научных трудов.

Небольшой список художественно-психологической литературы:

  • Донна Тартт «Щегол»
  • Людмила Улицкая «Искренне ваш, Шурик»
  • Стивен Кинг «Темная башня»
  • Бернар Вербер «Тайны богов»
  • Фабио Воло «Мое большое маленькое Я»
  • Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»
  • Ганс Фаллада «Каждый умирает в одиночку»
  • Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»
  • Франсуа Саган «Сигнал к капитуляции»
  • Герман Гессе «Сидхартха»

Было бы неправильным обойти вниманием русских классиков. Психологические темы замечательно раскрываются в творениях А. И. Куприна, Ф. М. Достоевского, А. С Пушкина, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, И. С. Тургенева и других известных авторов.

Помимо всего прочего, не приминайте пользоваться Интернетом – на бескрайнем информационном пространстве есть куча публикаций и ресурсов, посвященных психологии, среди которых имеются и сайты разных образовательных учреждений. Обратите внимания на такие электронные издания:

  • Журнал «Psychologies»
  • Журнал «Экзистенциальная и гуманистическая психология»
  • Журнал «Экспериментальная психология»
  • Издание «Российский психологический журнал»
  • Издание «Психологическая газета»

Авторами материалов на этих ресурсах часто являются квалифицированные сотрудники институтов и университетов, а сами статьи носят научный характер. Но есть и публикации, рассчитанные на широкого читателя.

Теперь же давайте рассмотрим еще один вопрос на тему того, с чего начать изучение психологии личности. Хотя, по сути, здесь речь пойдет больше о том, как вы хотите это делать.

Изучение психологии: формы обучения

Выбор формы обучения играет не менее важную роль в изучении психологии, чем все остальное. Но зависит это от того, какую цель вы изначально перед собой поставили. Если ваша задача – полноценное изучение детской психологии, реальная практика, работа психологом в государственном или коммерческом учреждении, лучшим выбором, безусловно, станет вуз, где можно освоить соответствующую специальность. Обучением там занимаются профессиональные преподаватели, студентов обеспечивают самой разной практикой, знания даются в четкой систематизированной форме, проверенной десятками лет.

Если же задача состоит в том, чтобы просто научиться лучше разбираться в людях, понимать особенности человеческой личности, овладевать навыком самопомощи и помощи близким в сложных жизненных ситуациях, или просто саморазвитие и повышение уровня своего образования и интеллекта, вполне подойдут и самостоятельные занятия.

Сегодня постоянно проводятся тренинги и семинары по обучению психологии для неспециалистов, организуются курсы и другие образовательные мероприятия. В книжных магазинах и Интернете можно найти немало достойных самоучителей, учебных пособий, программ и других материалов, из которых любой желающий может узнать основы психологии и взять для себя то, что ему нужно.

Особое внимание мы хотим обратить и на наш собственный бесплатный курс «Психология человека». Он посвящен основным разделам психологической науки, таким как общая психология, методы психологии, психология личности, мотивация, психология развития и социальная психология. Также из него можно узнать о лучших книгах и учебниках, множестве психологических эффектов, интересных экспериментах и играх. А после прохождения курса предстоит сдать два экзамена: один – по теории, второй – по практике.

Таким образом, изучить психологию самостоятельно может каждый. Единственное, что нужно понимать, – это то, что освоить эту поистине потрясающую науку за пару дней, недель или месяцев не получится. Во-первых, сделать это не позволит колоссальный объем информации, которую нужно прочитать, изучить и понять. Во-вторых, полученные знания обязательно придется применять на практике, что тоже требует немалого времени. И, в-третьих, само направление психологической науки непрестанно развивается, становится шире и многогранней, а это значит, что нужно постоянно обновлять свою базу знаний, изучать новые тенденции и шагать в ногу со временем.

Если вы твердо решили начать изучать психологию, не исключено, что вы посвятите ей всю свою жизнь. Но это достойный путь, проходя который вы будете становиться лучше, умнее, опытнее и мудрее. Так что анализируйте жизнь и людей, наблюдайте, выстраивайте причинно-следственные связи, задавайте вопросы и ищите на них ответы. Изучение психологии – начало новой жизни, и эта жизнь достойна того, чтобы ее прожить.

В завершение предлагаем вам узнать о пользе изучения психологии для человека еще больше. Отдохните от чтения, расслабьтесь и уделите час своего времени просмотру видео с участием психолога, доктора психологических наук, психотерапевта Европейского и Всемирного реестров, автора свыше тридцати книг и учебных пособий Сергея Викторовича Ковалева.

Ключевые слова:1Самопознание

УДК 614.25:2

ВРАЧИ — ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ХХ ВЕКА

А.А. Краснощеков, О.В. Родионов, А.В. Попов, П.П. Пароваев, С.В. Левкин

Госпиталь ГУВД Волгоградской области

Целью настоящего исследования является анализ информации о медиках, ставших в ХХ веке православными священниками и выяснение результатов совмещения занятий медициной и религией.

Если исходить из положения, что лечение может быть адекватным лишь в случае благоприятного воздействия на качество жизни (что есть «адекватность психосоматического состояния индивида его социальному статусу ), то пациент нуждается не только в медикаментозном воздействии на организм, но и духовном влиянии на его нравственные начала. Уже в ветхозаветное время болезнь рассматривалась не как что-то отдельное от духовного состояния человека, а как прямое следствие этого состояния. А также и исцеление от болезни наступало или не наступало в зависимости от осознания или не осознания человеком своего греха. Исход 15:26: «И сказал: если ты будешь слушаться гласа Господа, Бога твоего, и делать угодное пред очами Его, и внимать заповедям Его, и соблюдать все уставы Его, то не наведу на тебя ни одной из болезней, которые навел Я на Египет, ибо Я Господь, целитель твой».

Во всех древних цивилизациях существовали врачи. В плане этического учения Православная церковь продолжает постоянно учить об ответственности христианина за заботу о здоровье.

В Россию христианство пришло в десятом веке через Кирилла и Мефодия. Возникло понятие монашеского целительства, то есть больниц, существовавших при монастырях. После падения Константинополя Россия стала единственным независимым православным государством. В Средневековье на Западе образец исцеления и подготовки медиков следовал образцу православных церквей на Востоке. Медицинская подготовка была связана с церковными монастырями, где студенты получали богословское и медицинское образование. Бог не отменяет медицину.

В советское время законодательство запрещало Церкви заниматься благотворительностью, о чем свидетельствует закон «О свободе совести» 1929 г. Нарушители этого закона несли уголовную ответственность. Поэтому от того расцвета благотворительности, который был до революции 1917 г. — Церковь имела свои богадельни, больницы, дома для подростков — в годы советской власти не осталось и следа.

Поэтому вполне логично в настоящее время совмещение многими медиками с профессией священника .

На первый взгляд, врач — обычная человеческая профессия. Но вместе с тем — это профессия, особо отмеченная Богом. Не случайно многие служители Церкви совмещали и совмещают свою духовную профессию (исцеление душ человеческих) с профес-

сией врача (исцеление тела).

Конечно же, наиболее показателен пример В.Ф. Войно-Ясенецкого (1877-1961), который после окончания Университета им. свт. Владимира в Киеве работал в земских больницах. В 1921 г. становится священником. В течение двух лет, будучи заведующим кафедрой оперативной хирургии в Туркестанском университете, в рясе читал лекции. В 1923 г. принимает постриг с именем Лука. Начался период ссылок и тюрем. В годы войны оперировал в военных госпиталях. Его главный научный труд «Очерки гнойной хирургии» отмечен Сталинской премией. В 1946 г. стал архиепископом Крымским и Симферопольским. Отошел в вечность 11.06.1961.

Интересна судьба отца Дмитрия (Крылова). Он являлся студентом медицинского факультета Томского университета. За участие в революционной деятельности (был членом общества «Народная воля») был исключен с последнего курса, арестован и в 1900 г. выслан на арестантские работы в г. Змеино-горск Алтайского края. После отбытия наказания поступил в Томскую духовную семинарию, окончил ее и был рукоположен в священники. Отправлял свой долг священнослужителя и врача в 1918-1920 гг. по просьбе партизан 7-го Кулундинского полка, воевавших против Белой армии. Служил в приходах Алтайского края. Звание протоиерея и благочинного заслужил в Локтевском приходе. В 1929 г. арестовали. Конфисковали все ценности и отправили в г. Бийск. Больше родным о судьбе отца Дмитрия ничего не известно.

Отец Максим (Жижиленко Михаил Александрович), епископ Серпуховский. После окончания медицинского факультета Московского университета в 1912 г. работал в Сокольниках психиатром. В 19121914 гг. врач Министерства путей сообщения в г. Благовещенске и в Москве. С начала Первой Мировой войны до января 1918 г. участвовал в боевых действиях в Галиции врачом Кубанского пластунского батальона. После октябрьского переворота и окончания войны занимал различные медицинские должности, в том числе и в Красной армии. В августе 1919 г., будучи главным врачом полевого госпиталя Красной армии, находился в плену у казаков знаменитого генерала Мамонтова. До 1928 г. работал врачом в Таганской тюрьме в Москве. В 1928 г. тайно посвящен в сан священника. В сентябре того же года, продолжая работать врачом, принял монашеский постриг с именем Максим. Арестован 24 мая 1929 г. в Серпухове и приговорен Коллегией ОГПУ к трем годам. Работал тюремным врачом с 1929 г. в Соловецком лагере, а затем в Белбалтлаге. Приговорен к смертной казни в Москве 18 февраля и расстре-

ФТ^оПФ

лян 4 июня 1931 г. за участие в антисоветской цер-ковно-монархической организации. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Отец Николай (Муравьев-Уральский Владимир Михайлович), епископ Муромский. Родился в 1882 г. в г. Екатеринбурге. С 11-летнего возраста прислуживал при богослужениях. В 1910 г. окончил Военно-медицинскую академию, а в 1912 г. в качестве вольнослушателя — Петербургскую духовную академию. В этом же году пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха, а потом возведен и в сан архимандрита. Во время первой империалистической войны был полковым священником и врачом на юго-западном фронте (1914 г.). До 1924 года работал врачом в частях Красной Армии и начальником лазарета в Ленинграде. 29 марта 1931 г. хиротонисан во епископа Кимрского. 3 мая 1934 г. уволен на покой. В последние годы работал в больницах по своей специальности, как врач-отоларинголог. Скончался 30 марта 1961 г. в г. Угличе. Погребен возле алтаря Угличской св. Димитрия церкви.

Преподобномученик Феодор (в миру Олег Богоявленский, 1905-1943). В связи с болезнью матери ушел с 4-го курса медицинского факультета МГУ. Служил в санитарном отделе Московского военного округа. В 1930 г. принял монашеский постриг. В 1933 г. арестован. В лагере был помощником врача, поэтому ассистировал более чем при ста аппендэк-томиях, удалял зубы, принимал роды, как иеродиакон укреплял словом больных и умирающих. В 1937 г. его освободили, в том же году рукоположили в иеромонаха. В 1941 г. сотрудники НКВД подсунули ему конверт с портретом Гитлера и арестовали. Скончался в тюрьме г. Балашова.

Известен настоятель домового храма преп. Серафима Саровского при Институте трансплантологии и искусственных органов иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук. После окончания медицинского училища он работал медбратом в Институте нейрохирургии. А потом, прослужив в армии, поступил во 2-й Московский мединститут на педиатрический факультет. На 5 курсе его решили выгнать из института, несмотря на то, что был ленинским стипендиатом, единственным на курсе. Сказали: «За аморальное поведение. Вы, будучи комсомольцем, ходите в церковь и верите в Бога!» После окончания института (не дали «диплом с отличием») остался на кафедре нервных болезней педиатрического факультета. Окончил ординатуру, затем аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, остался на кафедре преподавателем, ассистентом, затем доцентом. В 1991 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Инфекционные нейротокси-козы у детей». И тогда же принял сан диакона. Назначили директором реабилитационного центра для инвалидов, страдающих детским церебральным параличом. Так исполнилось его желание быть и священнослужителем, и врачом одновременно. В Москве организовал Православный медицинский консультационно-диагностический центр. Занимался

3-2006 |

организацией медицинского факультета при Российском православном университете.

Несколько лет назад был организован церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Председатель — ректор санкт-петербургской академии и семинарии, кандидат медицинских наук епископ Тихвинский Константин.

Есть в Петербурге церковная благотворительная больница имени святой блаженной Ксении Петер-буржской. Здесь зримо воплощаются евангельские заповеди любви и милосердия. Медперсонал под руководством главного врача больницы священника отца Артемия (Темирова) искренне заботится о своих пациентах, и записываются сюда на лечение заранее. Больница эта благотворительная. Ежедневно в домовой церкви совершается утреннее и вечернее молитвенное правило, а в день памяти святой блаженной Ксении Петербуржской — Божественная литургия.

Профессор, доктор медицинских наук, отец Сергий (Вогулкин) — настоятель храма при госпитале ветеранов войн в Екатеринбурге — за свои пастырские труды был удостоен Патриархом Алексием ордена святого благоверного князя Даниила Московского III степени. Отец Сергий окормляет четыре больничных храма Екатеринбургской епархии, является председателем Общества православных медицинских работников, проректор по науке и развитию Уральского гуманитарного института, декан факультета психологии.

Священник Вячеслав Зайцев, настоятель храма во имя Святого Праведного Симеона Верхотурского г. Екатеринбурга, врач-терапевт с более чем 20-летним стажем.

Священник Георгий Викторов, клирик НовоТихвинского женского монастыря г. Екатеринбурга, врач-хирург с 20-летним стажем.

Настоятель храма святителя Николая в с. Ромаш-ково Московской области и клирик домового храма Божией Матери «Целительница» при Центре психического здоровья Российской академии медицинских наук (НЦПЗ РАМН), врач-психиатр протоиерей Алексий Бабурин считает, что актуален вопрос о формировании больничного духовенства.

Священник Валентин Жохов (тоже врач по светской специальности) читает лекции в медицинском училище при Марфо-Мариинской обители (г. Москва).

Отец Филипп (Филиппов), настоятель Свято-Казанского храма г. Сыктывкара. Его опыт врача и священника, трезвый консерватизм представляют особую ценность.

Протоиерей Сергий Филимонов, канд. мед. наук, является председателем Санкт-Петербургского общества православных врачей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Священник Вадим Гурин, настоятель Свято -Троицкого храма п. Билимбай, врач-инфекционист, закончил Уральский Медицинский институт в 1995 г., несет свое медицинское служение и в настоящее время.

Иеромонах Димитрий (Байбаков), настоятель

| 3-2006

Свято-Пантелеимоновского больничного храма Екатеринбурга, курирующий еще несколько больничных приходов, врач-психиатр, закончил Уральский Медицинский институт в 1994 г.

При Свято-Троицком Ново-Голутвином женском монастыре в Коломне с конца 1997 г. действует православный медицинский центр в честь святой блаженной Ксении Петербургской. Медицинскую помощь оказывают три насельницы монастыря, имеющие медицинское образование. Главный врач центра монахиня Екатерина.

В Ярославле настоятель церкви Великомученицы Параскевы Пятницы врач Александр Зайцев.

В начале прошлого столетия в пределах нынешних границ Ненецкого автономного округа действовало 10 церквей. В Благовещенскую церковь в Неси (единственный храм в округе, сумевший сохраниться до наших дней) священником определен отец Антоний (в миру Антон Антипов), уроженец Санкт-Петербурга, имеющий медицинское образование, выходец из интеллигентной профессорской семьи.

Яновский Феофил Гаврилович, который не стал священником, но его называли «святым доктором». Ибо всю жизнь был настоящим христианином, человеком верующим, как его воспитали глубоко верующие родители, и он не отрекался от своих убеждений никогда. Он был терапевтом, бактериологом, патологоанатомом, знатоком лабораторного дела и курортологии. Именно Яновский основал и возглавлял первую в Киеве бактериологическую лабораторию, был основателем первых пригородных санаториев в Боярке и Пуще-Водице, возглавлял Общество ночных врачебных дежурств — предтечу станции скорой помощи. Всю жизнь он не уставал повторять: «Ближе к больному! Как можно ближе к больному! » Феофил Гаврилович находил еще силы и время работать над первым в стране учебником по туберкулезу, который был напечатан в 1923 г. В 1928 г. хоронил его весь Киев, отпевали представители всех религиозных конфессий и всех церквей.

Преподобномученица Великая княгина Елизавета (1864-1918). После убийства в 1905 г. террористами мужа Великого князя Сергея Александровича, основала Марфо-Мариинскую обитель в Москве. В связи с тем, что уже в то время сестры милосердия стали настолько свободомыслящими, что многие к ним относились отрицательно, она решила организовать что-то среднее между монастырем и больницей. Больница состояла из четырех палат, отдельных комнат для тяжелобольных, операционной и перевя-

зочной. Рядом разместилась аптека, амбулатория с 6 кабинетами (в частности, зубоврачебным), библиотека. В саду гуляли выздоравливающие пациенты, играли дети приюта и отдыхали сестры обители. Душистые цветы в большинстве своем были белого цвета. Сама Елизавета Федоровна ассистировала при операциях, делала перевязки. Если больной умирал, всегда была при его последнем вздохе и молилась за отходящую душу. В часовне над покойником беспрерывно до дня погребения читались псалмы, причем ночами читала всегда сама Елизавета Федоровна. Больницу на 15 пациентов возглавлял доктор медицины А.Л. Никитин, работали лучшие специалисты города, 34 врача. Операции производились бесплатно. В обитель из других больниц направляли самых тяжелых пациентов. Аптека отпускала лекарства бедным бесплатно, остальным — со скидкой. За один только 1913 г. было 10 814 амбулаторных приема. Некоторые кровати носили имена лиц, внесших крупную сумму в фонд общины. 18 июля 1918 г. чекисты Елизавету Федоровну с другими мучениками сбросили в 60-метровую шахту железного рудника г. Алапаевска, забросали гранатами, завалили хворостом, валежником и подожгли. Местные крестьяне еще в течение 3 дней слышали пение молитв. А некоторые палачи впоследствии сошли с ума.

И в наше время сложно быть православным врачом. И в первую очередь, в связи с молчаливым недовольством администрации. Поэтому профессионализм должен быть высоким не только подкрепленным документами, но и делами, подлинным уважением со стороны коллег, чтобы не дать повода лишиться места работы по профессиональным качествам. Врачу, обратившемуся к Богу, не стоит менять профессию. В подтверждение этого мы имеем ясное Слово Божье, обращенное к верующим врачам: «В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом» (1 Кор. 7:24). Врач, уверовавший в Бога и ставший христианином, должен оставаться врачом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Голубцов С.А. Московское духовенство в преддверии и начале гонений 1917-1922 гг. — М., 1999.

2. Дубинский А.Ю. Московская Духовная семинария. Алфавитный список выпускников 1901-1917 годов. — М., 1998.

3. Петров В.И.., Седова Н.Н. Проблема качества жизни в биоэтике. — Волгоград, 2001.

В структурах Русской православной церкви продолжает обсуждаться проект документа «Профессии, совместимые и несовместимые со священством». Если документ будет принят, священникам запретят работать врачами, заниматься собственным бизнесом или профессиональным спортом, быть актерами или певцами. Специально для «Медузы» Диана Карлинер поговорила с несколькими людьми, которые совмещают служение в церкви с другой профессиональной деятельностью, — и выяснила, как устроена их жизнь и как они относятся к возможным запретам.

Иеромонах Феодорит Сеньчуков, врач

Работает врачом-реаниматологом в Москве

Фото: Семен Кац для «Медузы»

В восьмом классе, когда надо было определяться с профессией, у меня было два варианта — поступать на филфак либо в медицинский. Я выбрал второй — и вот уже 38 лет работаю врачом. А с 1985 года — на скорой. И даже тогда, когда я становился священником, перерыва не было. Владыка благословил на то, чтобы я продолжал врачебную деятельность.

Я прихожу на работу в восемь утра, расписываюсь в табеле за «наркотики» — обезболивающие, иду в столовую, молюсь, ем, молюсь после еды, отдыхаю, если есть возможность, и жду вызова. У меня специфическая бригада и реанимобиль особого статуса: мы редко ездим по обычным вызовам и часто осуществляем дальние и сверхдальние транспортировки. Бывает, я утром уезжаю за тяжелобольным куда-нибудь в Воронеж и возвращаюсь только на следующий день.

На работу я хожу в медицинской форме, но люди узнают во мне священника — «попа и в рогожке видать». Удивляются, но реагируют нормально. С негативом столкнулся один раз. бухтел, говорил, что в Бога он не верит, что ненавидит священников и священство вообще. Но за свои годы я слышал столько гадостей и про священников, и про врачей…

Изредка дежурства выпадают на церковные праздники. Поскольку на работе я помогаю людям, не вижу в этом греха. Обычно я прошу начальство меня на эти дни не назначать, и они идут навстречу. Но вот, например, вчера ночь отработал — сегодня на службу. Стараюсь, чтобы такого не было. Под Пасху беру две недели отпуска.

Один раз на работе я принимал исповедь. Там была экстренная ситуация, попросили подъехать к больному, которого я однажды транспортировал. Обычно, если я на работе встречаю того, кто еще может исповедоваться, говорю, чтобы приходил в церковь. «А вы батюшка?» — «Батюшка». — «А можно вам исповедоваться?» — «Можно, но в церкви». Но вы знаете, так как я реаниматолог, встречаю пациентов, которым уже поздно . Если человек при смерти попросит его исповедовать, я исповедую.

Как-то мне пришлось реанимировать во время службы — я еще дьяконом был. Служили мы в моем родном храме, куда я приходил до пострига. Не успел облачиться, зовут: «Отец Феодорит, там женщине плохо». Прихожанка, бабушка, я знал ее много лет, пришла, помолилась и упала. Я начал реанимацию, но она все равно умерла. Это было на Пасху, поэтому можно предположить, что она сразу в рай попала, минуя предварительные мытарства. Она и правда была святая при жизни.

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Конечно, есть специальности, в которых я бы не стал работать священником. Например, пластическим хирургом. Не потому что действие греховное — это вопрос спорный. А потому что риск при этих операциях достаточно высок, а человек приходит туда здоровый. Одно дело, когда пациента с ножом в сердце привезли на экстренную операцию — и он, скорее всего, умрет, даже если доктор все делает правильно. В пластической хирургии иначе: человек пришел здоровый — и операционная агрессия могла спровоцировать серьезную болезнь.

сейчас многие обсуждают. Медицинская деятельность не массовая среди священников. Считать ее небогоугодной нельзя, она богоугодна — в Писании об этом сказано. Камнем преткновения стало то, что в медицине человека можно не спасти, — священнику нельзя быть причастным к чьей-то смерти. Но в современной медицине сложно предположить, что врач может стать невольным убийцей. Это коллегиальная область, и хотя я несу тройную ответственность за то, что делаю, от одного врача зависит очень мало. За собой надо следить, работать хорошо, но бывает — не успели. Что с этим поделаешь? Царствие небесное, вечный покой. Надо помолиться.

А если человек умирает по вине врача-священника, то все так же, как если бы священник на машине задавил человека, — запрет служения. Но мы все водим машины, хоть и патриарх говорит, что это не желательно. К каждому водителя не приставишь. Я еще ни разу не сталкивался с ситуацией, чтобы кто-то меня осуждал за то, что я священник и продолжаю работать врачом.

Бывают ситуации, когда человек отказывается от помощи. И тут батюшка не виноват, потому что нельзя преступить закон. Я могу сказать пациенту, что так он совершает самоубийство и его ждет ад, если он умрет от болезни, не пытаясь лечиться. Он может мне ответить: «Да и пусть — гореть в аду, я в твой ад не верю». Это его право. Однако опыт показывает, что такое происходит крайне редко. Конечно, человек может уповать на волю Божью, но не только на нее, когда рядом врачи. Если отказывается, мы можем надеяться, что Господь помилует его.

Возможность для священника работать в миру — это скорее плюс для епархии, чем минус. Потому что отпадает вопрос о том, на что священник живет. Когда-то я служил в бедной украинской епархии. У нас в соседнем селе батюшка с матушкой в землянке жили. Денег у них не было, купить дом они не могли, храм был полуразрушен. Пять бабушек принесут им, если не пост, яйца, сало, молоко, когда-нибудь курочку — так и жили. Лучше, конечно, когда священник занимается только служением и миссионерством, не отвлекается, но на те деньги, которые есть в сельских приходах, священника не прокормить.

Иерей Василий Лях, спортсмен

Настоятель Введенского храма в Болхове, Орловская область. Работает тренером по паркуру и уличной акробатике

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Я воспитывался в семье священника и после школы пошел в семинарию. Я интересовался тюнингом автомобилей, устройством самолетов, думал о том, не уйти ли мне из семинарии в пожарные. Это опасно, экстремально, но ты можешь спасать людей. Я рассказал об этом одному старшему священнику, и он тогда сказал, что спасти душу сложнее, чем тело. Так что не занимаюсь я ни машинами, ни самолетами, не работаю в пожарной части. Отучился, рукоположился — и стал священником.

Спортивным я был всегда. В школьные годы занимался самбо, играл в баскетбол, в хоккей. Обучаясь в семинарии, мы с ребятами ходили на тренажеры. За нашим курсом был закреплен инспектор, который следил за успеваемостью и посещаемостью, так с ним мы иногда тренировались на улице на турниках. Еще у нас была футбольная команда. Там же, в семинарии, я занялся паркуром. Старался особо не афишировать — знали только некоторые однокурсники. Когда мама узнала — удивилась. У меня были поцарапаны руки, предплечье. Она спросила, что случилось. Так и сказал, что на скалы ходил, на тренировку.

В 2009 году, когда меня назначили священником, я переехал в Орел. Здесь сразу нашел ребят, которые занимаются паркуром. С ними мы организовали небольшую неформальную команду и подумали, что можно провести фестиваль, обучить других ребят. Паркур — такая дисциплина, где люди сами занимаются, нужно просто показать базу. Есть ошибки, на которые укажет только тот, кто занимается паркуром давно. Для этого на первых занятиях важен наставник, который сможет подстраховать, проконтролировать. И мы занимались тем, что предотвращали травмы и поддерживали ребят. К нам приехало человек восемьдесят. Не ожидали, что будет так много. Так все и началось — каждые полгода мы проводили семинары для новичков.

На фестивалях у нас были выступления, и после них бабушки, родители спрашивали нас про тренировки, просили записать своего сына или внука. Кто-то из них, может быть, и знал, что я священник, но детей они приводили не поэтому. Орел — небольшой город, и у подростков способов провести время не очень много. В Евангелии есть такая строчка: «Почему те дела, которые я ненавижу, — те и люблю, а благие — преступаю» (на самом деле это цитата из молитв на сон грядущий — прим. «Медузы»). Родители понимают: если молодежь не увлечь чем-то полезным, то она сама себя увлечет и будет бесконтрольно этим заниматься. У меня когда-то один парень из деревни на тренировках был. Он сказал, скорее в шутку: «Знаешь, я в паркуре, потому что мне надоело пить водку».

На тренировках я просто Василий, хотя ребята, естественно, знают, что я священник. Это трудно скрыть: я с бородой всегда, у меня длинные волосы, да и люди общаются между собой. Подростки ходят компаниями, один, бывает, другому скажет: «Знаешь, а у нас тренер — священник».

Не все в юном возрасте могут преступить порог храма, все-таки это шаг для зрелых людей. Были случаи, ребята ко мне с вопросами обращались, когда у кого-то близкий умирал или проблемы с девушкой были. Спрашивают меня с церковной точки зрения, но тут я им как бы свой парень. Они не боятся, не стесняются, и я всегда объясняю. Вообще я не навязываю свое общение, стараюсь не поучать ни в коем случае. Но когда я вижу, что человек поступает несправедливо, я сразу пресекаю это, хоть на меня и обижаются. Если проблемы, всегда стараюсь помочь как могу.

Фото: Семен Кац для «Медузы»

У паркура есть своя негласная философия. Во-первых, человек свободен — нет границ, есть только препятствия. Второй постулат: «будь сильным, чтобы быть полезным» — его заложил один из основателей паркура. Его отец работал пожарным, спасателем, я думаю, это неслучайно. Сейчас паркур становится частью шоу, увеселительных программ, и поэтому от прохожих мы иногда слышим, что занимаемся ерундой, топчем газон и портим здания. Но эти тренировки подразумевают конкретную пользу, и паркурщик не должен обращать внимания на критику без основания. Если случится экстремальная ситуация, ты применишь навыки и поможешь. И тогда человек уже не будет думать, что паркур — это ерунда. Такой вот нравственный посыл.

Некоторые тренируются в выходные и в церковные праздники, и я не вижу в этом проблемы. Фестивали по уличной акробатике и паркуру мы проводим после службы. Смысл в том, что день воскресный нужно уделить Богу, и здесь нет противоречия со спортом. Есть верующие профессиональные спортсмены, они занимаются каждый день и не могут пропускать тренировки. Да и нет у нас такого закона, что мы должны сиднем сидеть. Сходил на службу — иди занимайся. Но у меня воскресенье — сложный день, времени на паркур не остается.

Сначала у меня были сомнения, можно ли мне заниматься паркуром или нет? И как вообще Церковь относится к спорту? В посланиях апостола Павла сказано: «Все мне позволительно, но не все полезно. Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною». Если спорт не портит человека, не вредит ему духовно, то почему нельзя? Просто нужно помнить, что тренировки, как и любое другое увлечение, не должны затмевать Бога.

Если до революции люди занимались физическим трудом, то сейчас это необязательно, в городах такой потребности нет. Но у человека должно быть увлечение, отвлекающее его от каких-то плохих вещей, которые могут привести к деградации. Даже церковный человек не может постоянно находиться в молитве. Должна быть какая-то смена, потому что человек — не машина. Даже монахи не молятся без остановки, они трудятся, ездят в паломнические путешествия.

Документ, который планируют принимать, я читал давно. Ничего нового я там не увидел. Не думаю, что он как-то нас ограничит. В каждом регионе есть правящие архиереи, и они решают, что можно разрешить, а что запретить священнику. И Патриаршая комиссия по вопросам физкультуры и спорта, в которую я вхожу, считает спорт полезным. Скорее всего, там имеют в виду спорт высоких достижений, к которому не относятся соревнования даже европейского масштаба — не то что наши занятия паркуром. Если бы священник участвовал в Олимпиаде, это могло бы его ограничить, но таких случаев еще не было.

Игумен Лука Степанов, бывший актер

Настоятель Спасо-Преображенского Пронского монастыря, Рязанская область. Работает ведущим на местном телеканале и завкафедрой теологии в Рязанском госуниверситете

Фото: Семен Кац для «Медузы»

У меня все хорошо складывалось — это меня и разочаровало. Я окончил ГИТИС, во ВГИКе три года преподавал мастерство актера, меня пригласили на две главные роли в спектакли московских театров. При этом актерская жизнь требовала от меня большего. Например, в Гоголевском театре, кроме главной роли Ромашова в пьесе Куприна «Поединок», я должен был танцевать нечистую силу в мюзикле по «Вию» Гоголя. Нужно было ездить на гастроли с какими-то сказками, совершенно не греющими мою душу. Это приходилось на Страстную седмицу, на Светлую седмицу, — а я уже начал ходить в храм. Несмотря на привлекательность главных ролей, я понял, что актерская жизнь меня не удовлетворяет. Все-таки это очень своеобразная общность, и кроме того, чтобы сверкать в главных ролях, нужно любить театральный быт. А мне он показался настолько нетерпимым, что ради освобождения от него я был готов пожертвовать даже теми перспективными и желанными ролями, которые мне светили.

В юности мне хотелось выступать на подмостках, быть правителем душ. Конечно, это замешано на тщеславии, на гордыне, на неведении своих грехов, на обольщении. Насколько это перекликается с сегодняшним служением? Теперь у меня желание не просто влиять не людей, а служить. Прославлять не себя, а имя Божье.

В кино показать любовь к Богу никто не даст, если это только не такой маститый режиссер, как Михалков. Если ты актер, ты играешь функцию — и твои духовные искания никого не волнуют. Передача духовного в кино, в театре затруднена — для этого существуют другие формы: проповедь, иконопись. Не будем отказывать театру в силе, но все же его влияние мизерно по сравнению с силами Божьей благодати, даваемой через священников в таинствах православной церкви. Мне бессмертная душа стала дороже тех образов, которые пытаешься воплотить, когда именуешься артистом. Я это пережил и ни минуты не жалел, что не состоялся как артист, хотя, по общему признанию, были у меня все предпосылки.

Навыки сценического мастерства оказали мне пользу в миссионерском служении, в работе в СМИ. Эти годы не были напрасными, знание зарубежной и русской классики — нелишний багаж для любого священника. На рязанском телеканале мы записываем передачу «Душевная вечеря». Видите ли, там не обойтись без навыка общения, без умения с энергичностью рассматривать проблему, которая для тебя может быть сейчас не столь важна. Для хорошего ведущего каждая тема должна быть темой его жизни. Равнодушные люди, призванные только любоваться собой, отчужденные от общения, они, конечно, не тянут на успешного ведущего.

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Кроме послушания настоятеля у меня есть послушание заведующего кафедрой теологии в Рязанском университете. Там я получаю зарплату, хотя не могу сказать, что ее хватает на что-нибудь существенное. Гонорарчики, которые выделяются на телевидении, как правило, я отдаю собеседникам.

Сама постановка вопроса о том, что батюшка должен зарабатывать, неправильная. Церковь живет на подаяние. И на Руси было неправильным совмещать священство с какой-нибудь должностью — хоть садовника, хоть банкира, хоть извозчика. К сожалению, необходимость заработка имеет место в западных странах, где приход даже своего священника не может содержать. Не так давно мне приходилось быть в Швеции, в Англии, я общался с православными русскими батюшками. Для меня стало большой неожиданностью, что они чисто из материальной необходимости вынуждены активно трудиться в будние дни. На Руси это не в порядке вещей. Как музыкант должен быть погружен в свою музыку, как художник — в художественное, так священник — в священное, быть образцом нравственной высоты.

Уникальное исключение выпало на долю иеромонаха Фотия, который совмещает свое монашеское служение и концертную деятельность. Фотий в своем роде неповторим, хотя сейчас и на Украине поет один батюшка — поет прекрасно. Это не значит, что молодые послушники теперь будут думать: «Ну ладно, еще годочек поcмиряюсь, а потом пойду участвовать в шоу на Первом канале; может быть, ко мне обернется какой-нибудь раб божий Григорий или Аркадий и будет у меня и слава человеческая, и монашеская красота». Нет, такого не будет. И всякий, кто так думает, глубоко заблуждается. Дело иеромонаха Фотия полезное и для Церкви, и для тысяч людей, которые его слушают. И не думаю, что документ может как-то повлиять на него. Важно понимать, что он не будет догматическим, он носит рекомендательный характер.

Конечно, священник может найти работу. Но она не будет давать ему те средства, которые ему нужны для восстановления храма, для того, чтобы рождать новые монастыри. Что такое заработать, скажем, сто тысяч рублей в месяц? Нужно усердно пахать на руководящей должности. А та сумма, которая должна идти на разные расходы в монастыре, — это 200–300 тысяч . Я не отказываюсь от фантазии, что мог бы заняться каким-нибудь светским делом, оно стало бы успешным. Но Церковь живет на пожертвования, и благодетели должны видеть в священнике не предпринимателя, а молитвенника, ориентир христианской жизни. Им совершенно не нужен оборотень в рясе, который под видом благочестия скрывал бы бурную светскую деятельность ради земного прибытка.

Поделиться:

Я сказал в первой части этой темы, что задаться вопросом сходства Бога и человека меня заставила другая пара «психотерапевт — клиент”. Чем один отличается от другого? Это важный для меня вопрос. Я бы даже сказал, что это вообще важный вопрос — и для клиентов, и для терапевтов, и для терапии в целом.

Представители разных направлений психотерапии смотрят на это по-разному, мне же все эти их взгляды, по больше части, не нравятся. Я б даже может сказал, что ничем они не отличаются. И частенько на группах я так и говорю. Декларирую даже, я бы сказал, что ничем мы не отличаемся, все мы немножко клиенты, все мы одной крови, ты и я….. Но, вообще, мне в это время всегда немножко неудобно. Чувствую, что где-то вру.

(Особенно, когда провожу рукой по бумажке, которую они платят — а я получаю. Ну, как минимум, это нас уже отличает).

При этом я действительно думаю, что психотерапевт и клиент принципиально ничем не отличаются (один — подобие другого, хоть и с отличиями, ну понятно, да?) И порой, я сам обращаюсь к коллегам — и в тяжелые моменты (ни раз, ни два и ни три в жизни) они мне действительно здорово помогали. И, несмотря на это, разница есть, и существенная. Я это чувствую.

Для нормального человека — приход в терапию, разбор своих проблем — это порог, это уровень, который надо пройти и двигаться дальше. Возможно там случится новый порог, и новый уровень — но эта история всегда конечна. И я согласен — терапией действительно правильно, здорово, экологично не увлекаться, чтобы не подменять свою жизнь личностным ростом. Для терапевта же весь этот клиентский процесс (и свой собственный процесс с каждым клиентом, и каждой группой) — и есть жизнь, ну или большая ее часть.

Есть еще те, кто по-своему сделал клиентский процесс — жизнью. Такие серийные ходоки за личностным ростом. Мне бы их любить — кормильцев моих — а я вот не люблю и сетую. Поскольку уверен, что дело это не благодарное. На мой взгляд нормальному человеку жить полагается, путешествовать, изготовлять, придумывать, а не заниматься в порядке увлечения аутохирургией. Личный рост без конца и края, эдак в порядке хобби, напоминает мне о людях через чур увлекшихся татуировкой и пирсингом — когда вместо одного стильного колечка или бабочки, человек целиком покрывает себя наскальной живописью и шрамами.

Для тех же, кто без терапии жизни уже не представляет, есть легитимная возможность. Похоже на то, что психотерапевт, практический психолог — это клиент, который сделал для себя пространство личностного роста, сопровождение личностного роста, сферой компетенции, зоной профессионализма, своей работой… Его действия связаны с сопровождением человека в некотором коротком или более длинном участке пути ЧерезНаПеревал (на Гору.) (Воображение услужливо рисует картину шерпов, которые за скромную мзду тащат на себе часть груза, консультируют взбирающихся на гору по погоде и маршруту)

Так чем же отличается альпинист от шерпа? Чем отличается психолог от клиента?

Одни — совершают свой перевал, переход каждый отпущенный им день, для других — это одно из событий, короткой и стремительной жизни. Поэтому я думаю что Бог наверняка должен быть и человеком, а шерп наверняка в какой-то мере альпинист, а психотерапевт, психолог обязательно и в огромной мере(отчасти) клиент .Очень Хороший Клиент =). Хотя, разумеется, не только. Не только…

А как это для вас, дорогие читатели?

Вильгельм Вундт известен как основоположник экспериментальной психологии как науки, а также как один из пионеров когнитивной и социальной психологии (психологии народов). Им была открыта первая психологическая лаборатория. Будучи энциклопедически образованным человеком, Вундт имел широчайшие эрудицию и сферу научных интересов. В психологии же его исследовательский подход был чрезвычайно скрупулезным: в его видении, психика человека представляет собой состоящий из отдельных деталей механизм, который можно разобрать и составные части которого можно рассмотреть по отдельности.

Научное сообщество времен Вундта относилось к самой возможности экспериментального подхода в психологии весьма скептично. Действительно, как можно давать глубинную психологическую интерпретацию внешней реакции на внешний же стимул и что вообще эта реакция может сказать об устройстве человеческой психики? С точки зрения экспериментальной науки того времени, реакция на стимул — нечто так или иначе наблюдаемое, физиологическое (сокращение мышцы, возбуждение нерва), но не внутренние, субъективные «ощущения» испытуемого (которые Вундт считал важнейшим показателем, точкой соприкосновения физического и психического).

Вундту удалось соединить в своем методе эмпирическую основательность физиологического эксперимента с чисто психологическим набором экспериментальных процедур. Ключом к этому стал изобретенный Вундтом знаменитый метод «интроспекции», или самопознания.

В научной среде у этого метода было множество противников, ведь он, как кажется, подразумевал, что изучающий и изучаемое — одно лицо, а человеческое сознание, будучи несовершенным, не может одинаково успешно справляться с двумя задачами одновременно: испытывать ощущение и интерпретировать его. Вундт запросто разрешил этот парадокс: при интроспекции следует рассматривать в первую очередь неожиданные, неумышленные психические реакции, и затем описывать их, не пытаясь при этом дать психофическое объяснение и обосновать такую реакцию физиологически. В методе Вундта соблюдались обязательные для любого эксперимента условия: была контролируемая переменная (внешние факторы, стимул), и неконтролируемый, исследуемый фактор — психическая реакция, отображаемая тремя переменными: качеством, интенсивностью и «тоном ощущения» (Gefuehlston).

Перу Вундта принадлежат бесчисленные статьи о физиологии людей и животных, о гипнозе, об истории, политике, философии, языкознании и о многом другом. Несмотря на широту своих интересов, Вундт не считал себя «мультидисциплинарным» исследователем; наоборот, его главным устремлением было создание всеобъемлющей научно-философской системы.

Геннадий Личинский

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *