Исламское общество считает себя «лучшей из общин», что в существенной степени определяет его характер: наличие конкретных социальных структур санкционируется волей аллаха, а свобода действий человека резко ограничивается.

Кроме того, это определяет отношения исламского государства с другими странами. Исламский образ жизни провозглашается универсальным и обязательным для всех общин и государств. Таким образом, ислам видит своё призвание в расширении сферы влияния исламской общины, во внедрении исламских норм и исламских политических структур во всём мире, то есть в создании единого общества, в котором действует исламское право.

Средством достижения этой цели и является джихад, который в неисламском мире ошибочно отождествляется только со «священной войной». На самом же деле это понятие гораздо шире. В переводе с арабского слово «джихад» означает «радение, усердие». Джихад бывает четырёх видов. Джихад сердца направлен на внутреннее самосовершенствование мусульманина. Только очистив своё сердце и свои помыслы в суровой борьбе со злом, мусульманин может считать себя вправе поучать других. Джихад языка — это пропаганда ислама, попытка убедить в верности исламского пути. Джихад руки предполагает целый ряд конкретных мер, обеспечивающих соблюдение исламских норм. И, наконец, джихад меча, который и означает священную войну против неверных. Причём павшему в этой борьбе уготовано вечное блаженство в раю.

Понятие «священной войны» вошло в Коран в период пребывания пророка Мухаммада в Медине, то есть между 622 и 632 годами.

В это время Мухаммад занимает жёсткую позицию по отношению к своим противникам, не соблюдающим достигнутые договорённости и не допускающим мусульман к священным местам в Мекке. Если до этого Коран санкционировал только оборонительную войну, то теперь в нём появляются пассажи, призывающие мусульман сражаться за свою жизнь, за свою веру и за единство общины:

«Борьбу ведите с ними до того мгновенья,
Пока не будет больше смут и угнетенья,
И правосудье воцарит, и вера в Бога
Объемлет всё и вся (на сей земле)».

Войну следует продолжать до тех пор, пока эта цель не будет достигнута:

«А потому (если язычники объявят вам войну)…
И с ними все сражайтесь так же,
как они все воюют против вас».

Согласно классическому исламскому учению, выработанному в Средние века, весь мир делится на две части: на территорию исламскую (дар аль-Ислам) и неисламскую, которая, в соответствии с обстоятельствами того времени, называлась территорией войны — дар аль-харб. Во времена мира, условия которого были чётко зафиксированы в договоре, неисламская территория называлась «договорной территорией» — дар аль-ахд.

Исламской территорией считается любая страна, население которой исповедует ислам и соблюдает исламские законы, а также территория страны, в которой мусульманин живёт в безопасности и может беспрепятственно исполнять свой религиозный долг, даже если правитель этой страны и немусульманин. Мусульмане обязаны покинуть страну, в которой у них нет возможности вести исламский образ жизни. Неисламской, то есть вражеской территорией считаются страны, в которых мусульмане лишены возможности соблюдать исламские законы.

Мусульманская община обязана защищать исламскую территорию. Причём здесь имеется в виду не только пассивное сопротивление или активная оборона, но и наступательная война с целью обращения неверных в ислам и установления исламских законов.

Священная война является долгом не каждого отдельного мусульманина, а всего исламского мира, рассматривающего себя как единую общину. Исключением является единственно ситуация, когда исламское государство подвергается неожиданному нападению. Если где-либо в мире осуществляется акция по распространению влияния ислама, то, тем самым, считается, что свой долг выполняет вся исламская община, и это как бы освобождает другие мусульманские страны от необходимости действовать. Таким образом, исламскому миру не нужно превращать всё взрослое мужское население в активных участников священной войны.

Священная война является долгом всего исламского сообщества, но долгом постоянным — в силу притязаний ислама на универсальность. Исламский мир обязан непрерывно проявлять инициативу в отношениях с немусульманами с целью укрепления и распространения ислама. Священная война может быть прекращена только по достижении конечной цели, когда весь мир либо переходит в ислам, либо подчиняется исламу. Причём иудейские и христианские общества, в отличие от политеистических или атеистических, оказываются в более выгодном положении: для них ислам предусматривает возможность сохранить свою веру, встав под защиту ислама и выплачивая дань (джизию). Таким образом, священная война — это перманентное состояние.

На исламской территории врагами считаются отступники, отказавшиеся от мусульманства, мятежники, еретики и сепаратисты. Кроме того, исламское государство обязано на своей территории бороться с безбожниками, многобожниками и иноверцами.

Согласно исламскому праву, священную войну против врагов ислама нельзя начинать без предварительного объявления войны, то есть сначала исламское государство должно официально обратиться к неверным с призывом перейти в мусульманство. К христианам и иудеям, которых ислам считает «людьми Писания», выдвигается требование подчиниться исламской общине и начать выплачивать дань. Это правило выводится из Корана, в котором говорится:

«И никогда никто не был наказан Нами,
Пока Мы не послали (к ним)
Посланника (с предупреждением о каре и наставлением на правый путь)».

Этого правила придерживался и пророк Мухаммад, который всем окрестным правителям разослал послания с призывом перейти в мусульманство. Этому примеру следовали и халифы, регулярно посылавшие подобные послания византийскому императору и правителям различных стран.

Согласно исламскому праву, такой раз направленный кому-либо призыв остаётся в силе навсегда. Христианам и иудеям, например, обычно направляется только требование подчиниться исламской общине и платить дань, поскольку обращённый к ним призыв перейти в мусульманство содержится в Коране, и поэтому повторять его не нужно.

Тем, кому направляется официальный призыв, даётся срок отреагировать на него. Этот срок может быть использован и для мирных переговоров. Только после того, как призыв был отклонён, а переговоры остались безрезультатными, следует официальное объявление войны. Объявить войну имеет право только имам исламской общины. Такое объявление войны является правовым актом, то есть правовым обоснованием враждебных отношений между исламской территорией и территорией врага. Священная война ведётся не для того, чтобы разбить или уничтожить врага и захватить его земли, а с целью распространения ислама.

В принципе, мусульманам позволено убивать солдат врага. Тем не менее, ведя священную войну, они должны помнить, что в Коране говорится: «Но пусть он не излишествует в убиении». Бой должен быть честным, ибо, согласно преданиям, Мухаммад был против коварства. Шпионов, действовавших на исламской территории, обычно приговаривали к смерти и казнили. По приказу имама, мужчину, как правило, распинали на кресте. Женщину же, занимавшуюся шпионажем, можно было убить, но не распять. Если шпионом оказывался мусульманин, его следовало наказать за измену — изгнать, избить, бросить в тюрьму, но не казнить. То же самое относится и к иудеям и христианам на исламской территории. Дети обычно считались военной добычей, так что их тоже нельзя убивать.

Гражданское население — женщин, детей, стариков, монахов, отшельников — следует щадить. Однако Коран санкционирует убийство стариков и монахов, участвующих в боях. Некоторые исламские правоведы считают, что крестьян и купцов, не участвующих в боевых действиях, также не следует наказывать. В сражениях мусульмане не должны проявлять жестокость. Они не должны уродовать трупы убитых врагов, например, отсекать им головы. В ходе боёв следует избегать бессмысленных разрушений и уничтожения имущества врага. Правда, здесь мнения правовых школ расходятся. Одна из них запрещает убивать скот и уничтожать ульи. Другая считает, что следует уничтожить всё, что невозможно переправить на мусульманскую территорию — дома, церкви, деревья, стада и домашних животных. Павших на поле боя врагов следует похоронить, поскольку так, согласно преданиям, поступил Мухаммад после победы над жителями Мекки в 624 году. Причём для этого не обязательно использовать гробы.

Согласно исламскому праву, с пленными можно было поступать трояко. Имам мог приказать немедленно казнить всех или нескольких пленных. Перед казнью им предлагалось перейти в мусульманство и тем самым спасти себе жизнь. Пленных можно было отпустить на свободу за выкуп. Некоторые правовые школы категорически отклоняют эту возможность. Освободить пленных можно и без выкупа, если они обяжутся никогда больше не воевать против мусульман. Имам мог обменять пленных врагов на оказавшихся в плену мусульман. Освобождение мусульман из плена — будь то за выкуп или путём возвращения части военной добычи — считается обязанностью мусульманской общины. И, наконец, пленные могут быть просто превращены в рабов.

Прекращение боевых действий всегда означает только временное перемирие, которое следует использовать для подготовки к следующему этапу войны. Окончательное прекращение войны возможно только после полной победы ислама над врагами, когда страна врага будет захвачена, а неверные перейдут в мусульманство.

Интересно, что исламские правоведы практически исключают возможность поражения мусульман в священной войне. Тем не менее, в истории ислама были времена, когда приходилось пересматривать закон о вооружённой борьбе. Если враг оказывался слишком сильным, то прекращение войны было оправданным. В этом случае глава исламской общины имел право заключить с врагом временный мирный договор. Срок действия этого договора не должен превышать 10 лет, поскольку именно на такой срок в 628 году Мухаммад заключил мирный договор с жителями Мекки. По истечении этого срока мусульмане обязаны либо возобновить войну, либо заключить новый мирный договор. Заключение мирного договора с внешним врагом допустимо также в случае начала гражданской войны на исламской территории.

В наше время лишь крайние фундаменталисты прокламируют цель глобального распространения ислама. Постепенно исламские правоведы приходили к убеждению, что и мирные времена имеют свои преимущества. Таким образом, отношения исламских государств друг с другом и другими странами начинали носить всё более мирный характер. Священная война по-прежнему остаётся долгом исламской общины, но только в теории. Исламские богословы стали признавать и другие формы «радения во имя Аллаха». Более того, священная война против неверных объявляется «малым джихадом», потому что Мухаммад якобы сказал: «Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому». «Великий джихад» — это повседневные усилия духа, направленные на строгое соблюдение исламских законов. Всё больший упор делается на «джихад сердца» и «джихад языка», то есть на необходимость делать добро и бороться со злом. По мнению многих современных исламских богословов, работа в социальной области и благотворительность, а также миссионерская деятельность в неисламских странах являются сегодня самой эффективной формой «радения во имя ислама», к которому призывает Коран.

Ссылки на Коран

Это было вовсе не публицистическое выступление одного эмоционального человека. Богословы подготовили документ по всем правилам исламского правоведения — фикха. Там много ссылок на строки главной книги мусульман. Для верующего человека это важно: знать и понимать, что дело, которое ты начинаешь и которому собираешься следовать, не твое своеволие или решение отдельной группки людей, а освящено именем Всевышнего, подкреплено и обосновано Божьим законом, благословлено высшими авторитетами твоей религии. Ислам схоластичен. Впрочем, как и любая другая религия.

Так Дмитрий Донской перед битвой с Мамаем шел за благословением к преподобному Сергию игумену Радонежскому и получал его: «И если Бог поможет тебе, ты победишь».

Так вставали из окопов «за царя, за Родину, за веру» русские люди в Первую мировую войну. Так, помолившись, шли на смерть за Россию мусульмане из Дикой дивизии.

Мощь, подкрепленная верой, убедительнее силы без веры. Но только тогда, когда за ней правда. Бог не прощает ни лицемерия, ни самонадеянности. Потому что правда в том, что Бог один. И он, как говорили предки, все видит.

Эта вера в единого и всевидящего Бога поднимала в атаку и придавала силы в окопах. Потому что, когда смотришь в глаза самой смерти, нужны не лозунги, нужна вера.

Тысячи и миллионы

Мусульмане принимали самое непосредственное участие в отражении фашистской агрессии. И чтобы там ни придумывал враг: открывал мечети на оккупированных территориях (церкви открывал тоже), объявлял безбожной большевистскую власть, создавал националистические легионы и батальоны, — все было напрасно. Мусульмане открывали свои святые предания — хадисы и читали: «Хуббуль ватан миналь иман», что означает: «Любовь к Родине — часть твоей веры». Они открывали Коран и читали: «Помогайте своей армии имуществом, скотом и другими, всеми путями, знайте, в этом благо для вас». Нет, это не советская пропаганда была убедительнее нацистской. Это правда побеждала ложь. А Бог, как всегда, был там, где правда.

Мусульмане СССР собирали пожертвования на покупку танков и самолетов. Муфтий Габдрахман Расулев написал письмо Сталину: «Воодушевленный успехами нашей славной Красной Армии, я лично вношу 50 тыс. рублей на строительство танковой колонны и особым посланием приглашаю верующих мусульман жертвовать на постройку колонны танков». Сторонники муфтия собрали 10 млн рублей. Инициативу подхватили. В короткий срок в Туркменской ССР было собрано 243 млн рублей, в Узбекской ССР -365 млн рублей, в Казахстане и Таджикистане по 1 млрд.

Казань и Уфа, Ташкент и Алма-Ата принимали эвакуированных. Казахстан принял миллион человек, Узбекистан еще миллион. Семья кузнеца Шамахмудова усыновила и воспитала 15 детей-сирот разных национальностей.

Перед праздником Победы или просто, когда разговор заходит о прошлой войне, очень часто звучат цифры. Считают ушедших на войну, погибших на ней, получивших ордена и медали. Только звания Героя Советского Союза в годы войны были удостоены более полутысячи мусульман: 161 татарин, 96 казахов, 69 узбеков, 57 дагестанцев (6 кумыков, 5 аварцев, 3 лезгина, 2 даргинца, по одному — каратинец, рутулец, лакец…), 43 азербайджанца, 39 башкир, 18 туркмен, 14 таджиков, 12 киргизов, 8 кабардинцев, 6 адыгейцев, 6 чеченцев, 6 крымских татар. Извините, если кого забыл или в цифрах напутал. Статистики, как и принято, спорят.

Но дело даже не в процентном высчитывании количества представителей той иной национальности или религии среди героев. Дело в том, что и сегодня, спустя три четверти века после начала той войны, для людей это важно, это принципиально, что их народ вырастил героев, что их вера воспитала.

Предатели были почти в каждом народе. Но сегодняшняя память людей не сохраняет их имена, сопротивляется, выталкивает. Поспрашивайте на улицах Бахчисарая, Баку и Казани — нет, не вспомнят. Это если нация здорова. Если нет, то она славит шухевичей и бандер, а по улицам ее городов маршируют неонацистские демонстрации.

Просто усердие

На самом деле «джихад» в точном переводе никакая не война. Война в исламе называется по другому- «харб». Джихад — это просто усердие на пути к Богу. Над собой усердие, за страну, ради Бога. Оно становится войной и борьбой, когда нападают на твою родину, притесняют людей, выгоняют их из домов и делают из них рабов. Человек, объявляющий джихад своей стране, идет против Бога. И это уже не джихад, а терроризм. Человек, убивающий стариков, женщин, детей, священнослужителей и других мирных людей, называющий это джихадом, — не просто террорист, но уже богоотступник. Его поражение неизбежно.

«Прав ли я?» — вопрошал князь Дмитрий у игумена Радонежского перед тем, как свершить величайшее усердие в жизни. И получил ответ. «Правы ли мы?» — обратился к святому Корану муфтий. «Сражайтесь с теми, которые сражаются с вами, но не будьте зачинщиками, — ответил стихами Корана Всевышний, — ибо Бог не любит несправедливых».

Крымский татарин летчик Ахмет-Хан Султан стал дважды Героем Советского Союза. Погиб в 1971 г. при испытании нового самолета.

В начале войны узбекский кузнец Шаахмед Шамахмудов и его жена Бахри Акрамова взяли на воспитание 15 детей, потерявших родителей и эвакуированных в Ташкент. За обеденным столом.

Сбор средств на танковую колонну «20 лет советского Узбекистана» вели десятки тысяч жителей Узбекской ССР. И весной 1945 года колонна танков Т-34 была передана наступающей Красной армии.

Калининский фронт. Гвардейцы-снайперы дивизии им. Панфилова киргиз Токтогул Шабеков и казах Рохомбай Бекенов уничтожили по 50 фашистов каждый.

Фото: Xinhua / Sipa USA / Scanpix

В начале октября представители духовенства Саудовской Аравии призвали к джихаду против властей Сирии, России и Ирана. Все знают, что «джихад» — это «священная война», и что связана она с активной борьбой за мусульманские ценности. Этим, как правило, представления о джихаде и ограничиваются. «Медуза» задает вопросы про джихад и находит на них доступные ответы.

Джихад — это вообще что?

Правильный, но скучный ответ. Джихад в самом популярном понимании — битва за веру, война против неверных. Само слово возникло от арабского корня «джахада» — «прилагать усилия». С ранней истории ислама джихад считался религиозной обязанностью каждого мусульманина. Некоторые радикальные исламисты называют его шестым столпом ислама. Большую роль в становлении современного исламского фундаментализма сыграли идеи египетского проповедника и идеолога радикального крыла «Братьев-мусульман» Саида Кутба. Одной из основных его концепций стало разделение мира «мир ислама» и «мир джахилии» (мира невежд, который нужно завоевать и исправить). Его идеи легли в основу деятельности «Талибана», «Аль-Каиды», «Исламского государства» (организации признаны в России террористическими и запрещены).

А теперь свои словами. Священная война мусульман против иноверцев для распространения ислама.

Джихад всегда связан с насилием?

Правильный, но скучный ответ. По исламской теории существуют два джихада. И основной — так называемый «большой джихад» — связан с «усилием на пути Аллаха»; это помощь ближним, изучение Корана, борьба со своими слабостями и ленью. Важность «большого джихада» подкрепляется словами пророка Мухаммеда: «Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому».

А теперь своими словами. Не всегда, но в Коране указано, что каждый мусульманин должен быть готов защищать с оружием свою веру.

Существует ли «неправильный» джихад?

Правильный, но скучный ответ. Любой улем (старейшина) или совет улемов (совет старейшин) может издать свою фетву (указ) о том, что объявленный им джихад правильный, и необходимо вести именно его. Эта фетва будет иметь значение только для тех мусульман, которые признают этого улема в качестве авторитета. В другом совете джихад могут посчитать ошибочным. Кроме того, важно, какие еще существуют источники права, кроме Корана и Сунны. Помимо иджмы (когда решение принимается единогласно на совете улемов), в мусульманском праве используется кыяс (решение принимается по аналогии с тем, как было написано в Коране) и иджтихад (решение принимается по личному суждению и трактовке, им часто, например, пользуется лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади). «Джихад», одобренный аль-Багдади, другие могут считать ошибочным. По той же причине призыв саудовского духовенства важен только для тех мусульман, которые уважают этих конкретных старейшин.

А теперь своими словами. Отклонение от нормы в исламе очень относительно, в мусульманском мире нет общего авторитета (вроде папы римского), который мог бы призвать к джихаду — и все бы были обязаны подчиниться. Поэтому одни мусульмане могут даже объявить джихад другим мусульманам (в апреле 2015 года, например, ИГ объявило джихад «Талибану»).

Российские мусульмане могут объявить джихад властям России?

Правильный, но скучный ответ. Теоретически — могут, если среди них появятся авторитеты, готовые издать фетву, призывающую к борьбе с российским государством. Кроме того, среди российских мусульман нет единения: не существует ни институционального единства, ни человека, на которого ориентировались бы все верующие (и который мог бы объявить джихад).

А теперь своими словами. «Официальные» мусульмане вряд ли, но экстремистские бандформирования с Северного Кавказа объявляли его российским властям не один раз.

Материал подготовлен при участии лектора курса «Ислам в истории и современности» в Высшей школе экономики Софьи Рагозиной

  • Напишите нам

Джиха́д (جِهَادٌ‎‎ араб. усердие, усилие) — понятие в исламе, означающее усердие на пути Аллаха.
Термин часто ошибочно переводится как «священная война».

В Коране

Первоначально под джихадом понималась борьба в защиту ислама. В отношении этой борьбы в Коране содержатся неоднозначные указания, отражающие конкретные условия деятельности Мухаммеда в мекканский и мединский периоды жизни:
1) не входить с язычниками в столкновение и склонять их к истинной вере «мудростью и хорошим увещанием»;
2) вести с врагами ислама только оборонительную войну;
3) нападать на неверных, но так, чтобы военные действия не приходились на священные месяцы;
4) нападать на них в любое время и повсюду.

Правила

Во времена Крестовых походов мусульманские правоведы разработали детальные кодексы ведения священной войны, базирующиеся на идее минимального ущерба военных действий для гражданского населения. Во время боевых действий запрещалось причинять зло женщинам, детям, старикам и больным, ломать деревья и наносить вред сельскохозяйственным припасам и угодьям.

Малый джихад

Слово «Джихад», обозначающее буквально «усилие, направленное на достижение определенной цели», часто переводится на европейские языки как «священная война». Однако его первое и важное значение — «усилие, направленное на самого себя» с целью следования по пути Бога. Наиболее полным переводом этого термина представляется выражение «усилие на дороге Бога».
Некоторые комментаторы выделяют великий джихад и малый джихад. Под великим джихадом понимается духовное самосовершенствование, постоянное борение против греха, ежедневные усилия мусульманина в соблюдении чистоты духа и отвержении зла. Великий джихад требует больших усилий и считается очень трудной задачей.
Малый джихад включает миссионерскую деятельность и вооруженную борьбу против неверных, тирании и гнета.

Духовное истолкование получил джихад в суфизме.
По мнению шиитов-двунадесятников, о священной войне не может идти речи до возвращения на землю скрывшегося имама.

Значения

Смыслы понятия джихад выражается в следующих значениях:
1) «Джихад сердца» (борьба с собственными дурными наклонностями)
2) «Джихад языка» («повеление достойного одобрения и запрещение порицания»)
3) «Джихад руки» (дисциплинарные меры в отношении преступников и нарушителей норм нравственности)
4) «Джихад меча» (вооруженная борьба за веру; павшим в священной борьбе уготовано вечное блаженство в раю).

Современность

В современный период некоторые мусульманские мыслители выступают с заявлениями, что долг каждого мусульманина вести вооруженную борьбу с государствами, не принадлежащими к исламскому миру, и против мусульманских государств, которые должным образом не соблюдают шариат. Это привело к росту организаций, использующих идеи джихада в национально-освободительном движении для активизации борьбы против колониализма и в защиту ислама.
В последние десятилетия торжество ислама во всемирном масштабе как цель Джихада декларируется некоторыми крайними фундаменталистами, а в практическом плане лозунги джихада используются террористами и экстремистами.
Современные мусульманские авторы подчеркивают оборонительное значение военного джихада, ведущегося только до тех пор, пока противник не сложит оружие.

О понятии джихада говорится в Коране, а дословно термин переводится как «усердие». Современные стереотипы о джихаде сводят его только к вооруженному действию, однако джихад с оружием в руках — лишь частный случай более широкого понятия, включающего в себя любые усилия, которые человек совершает во имя добра, справедливости и нравственного самосовершенствования. Добро можно сеять разными способами, поэтому иногда говорят о джихаде культуры, джихаде слова и так далее. Кроме того, в исламском богословии различают большой и малый джихад — и под большим как раз понимают нравственное самосовершенствование. По преданию, однажды после вооруженной победы мусульман Пророк сказал своим сподвижникам: «Теперь давайте перейдем от малого джихада к большому». Те спросили, какой может быть более великий джихад, чем тот, в котором они только что одержали победу, а Пророк ответил: «Джихад с самим собой». То есть он призвал мусульман бороться со своими пороками, которые мешают обрести нравственную чистоту. И эта борьба первична, потому что без внутренней составляющей внешний джихад с точки зрения ислама совершенно бессмысленен и ничтожен.

Да, джихад может быть вооруженным действием. Когда на родную землю мусульманина приходит враг и появляется необходимость отстоять честь, достоинство, свободу страны и семьи, вооруженная борьба становится необходимым действием. Яркий пример — Великая Отечественная война, которую наши муфтии провозгласили джихадом. Поэтому воины-мусульмане, павшие на той войне, считаются шахидами (мучениками). На Поклонной горе в Москве в едином комплексе с православной часовней и иудейской синагогой находится мемориальная мечеть, официальное название которой — «Мечеть шахидов». Она построена в честь мусульман, погибших в боях Великой Отечественной.

Нельзя сказать точно, когда стереотип о джихаде как исключительно вооруженной борьбе закрепился в европейском сознании. Я думаю, дело здесь в цивилизационном разломе между западной и восточной культурой, а он, как известно, имеет глубокие исторические корни. Западный мир часто демонизировал ислам, и сведение в общественном дискурсе понятия «джихад» только к вооруженной составляющей — проявление этой склонности.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *