Противопоставление свободы и своеволия – общее место. Интернетовские попытнки найти первоисточник привели к цитате из Тацита (неплохая скороговорка, а).

Поэтому процитирую не первоисточники, а очень точную формулировку Надежды Мандельштам:

Что же такое свобода и своеволие? Свобода основана на нравственном законе, своеволие — результат игры страстей. Свобода говорит: «Так надо, значит, я могу». Своеволие говорит: «Я хочу, значит, я могу». Частый вариант: своеволие маскируется под научное знание. Оно говорит: «Я точно знаю, что нужно, значит, я могу и заставлю всех делать то, что считаю нужным».

<..>

Свобода ищет смысла, своеволие ставит цели. Свобода — торжество личности, своеволие — порождение индивидуализма

.

<..>

По-настоящему трагична свобода. Перед свободным человеком стоят тысячи вопросов, и основной из них — прав ли он, что стоит на своём, не считаясь с общим мнением, нет ли в его поведении гордыни. Ведь ему нередко приходится идти наперекор обществу, всегда до известной степени заражённому своеволием. Трагичность свободного человека особенно заметна в эпохи вроде нашей, когда болезнь своеволия охватывает целые народы. Свободному человеку приходится знать, видеть и понимать, чтобы не сбиться с пути. Он всегда в напряжённом внимании и никогда не теряет связи с действительностью, хотя толпе кажется, что он витает в облаках. Он вынужден подавлять в себе инстинкт самосохранения, чтобы сохранить свободу. Она не даётся готовенькой в руки, за неё нужно дорого платить.

Дело свободного человека ясно, потому что он не ставит цели, но ищет смысл. Искание смысла трудно, потому что непрерывно возникают миражи и не так-то просто рассеиваются. Свободный человек стоит на своём, потому что не может отречься от истины, но ведь и миражи прикидываются истиной. Свобода в руки не идёт, она достигается внутренней борьбой, преодолением себя и мира, постоянным вниманием и болью. И всё же даже неполная доля свободы резко выделяет свободного человека из толпы. У него прямая походка и глубокое сознание греховности, почти полностью утраченное сегодняшней толпой. Свободный человек не прельщается толпой на площади. Он не играет роли, а живёт. Жить ему трудно, но зато он свободен.

Несчастье своевольца (и своевольного общества) в разрыве между «хочу» (цель) и «могу». Когда своеволец не может добиться цели, он впадает в неистовство. Цель у своевольца бывает любая — женщина, богатство, перестройка общества по задуманному плану, что угодно…

<..>

Своеволец, услыхав от женщины «нет», способен пустить себе пулю в лоб, человек, стремящийся к богатству, пускает по ветру всё, что у него есть, надеясь выиграть в карточной или биржевой игре. Иногда он становится блатарём и вскрывает банковский сейф, расплачиваясь за это тюрьмой. Своеволец уничтожает всё и всех, кто ему мешает, и прежде всего самого себя. Разрушение и самоуничтожение — неизбежные следствия своеволия.

Своеволец, теряя чувство реальности, непрерывно взвинчивает себя мыслью, что ему всё доступно и он всё может. Своевольный человек и своевольное общество не только не желают считаться с реальностью, но действительно не видят её. В уме они переделывают её на свой лад и не способны поверить, что она иная.

История первой половины двадцатого века, прочтённая как разгул своеволия, отказавшегося, как ему положено, от всех ценностей, накопленных человечеством, является прямым следствием гуманизма и «демократии», потерявших религиозную основу. Таков процесс, длившийся веками и пришедший к логическому завершению в нашу эпоху.

Дар нашего времени — снисходительность к себе, отсутствие критериев и не покидавшая никого жажда счастья. Мне кажется, ни одна эпоха не дала такого пафоса самоутверждения и своеволия, как наша. Это болезнь времени, и она ещё в полном разгаре.

К чему я это всё? Политическая мысль нынешнего постмодернистского мира крайне поощрительно относится к любым проявлениям своеволия, но сплошь и рядом абсолютно нетерпима к свободе.

Да саму границу нынешнее государство, нарочито нерелигиозное, не может и не умеет провести. Да и кто будет отличать добро от зла? Трудно найти профессию, больше неподходящую для этого, чем политик или журналист. В профессии судьи или врача можно найти религиозную составляющую, и даже в профессии политика=царя. Но не в профессии профессионального выборного политика.

Что мы – не политики, а простые люди, еще не разучившиеся видеть суть и отличать свободу от своеволия – можем противопоставить этой мутной волне? В первую очередь – безразличие к их так называемым ущемленным правам. Борются ли они за свое право писать картины из говна и выставлять их на всеобщее обозрение и обоняние, добиваются ли они возможности женщинам молиться на мужской половине у Стены плача, пройтись гей-парадом по Святому городу; апеллируют при этом к демократическим традициям и свободе слова – мы им не защитники.

Это, впрочем, не значит, что у нас с ними не может быть тактических союзов. Но – при условии взаимности. А на чувства наши пусть не рассчитывают.

Своеволие как качество личности – склонность выставлять на первый план свои прихоти, намерения, идеи, в то же время, презирая или сопротивляясь не согласующимся с ними желаниям, намерениям, идеям других.

Человек захотел жить по воле Божией и вознамерился бросить пить. «А как жить по воле Божией? – подумал он. — Начну бросать монетку! Если выпадет орел, значит, выпью, а если выпадет решка, — не пью!» Кинул монетку, выпала решка. Кинул еще раз, снова решка. «Ну-ка, последний раз проверю!» – сказал он, кинул монетку, – и опять решка! «Ах, вот как! – рассердился этот человек. — Тогда все равно выпью!»

Своеволие — уродливое порождение эгоизма, самомнения, самовлюбленности или эгоцентризма. Сделав из себя центр Вселенной, оно презрительно заявляет: «Пошли все к чертям! Мы сами с усами – всё сделаем сами. Я само знаю, как и что». Раздутое эго своеволия, занятое только самим собой, ожесточенно сражается с любым инакомыслием. В своем эгоистическом пренебрежении своеволие отгородилось от внешнего мира неприступными стенами. Не доверяя никому, оно полностью перекрыло доступ к своему разуму новых идей и убеждений. Иными словами, своеволие – это перекрытый разум.

Своеволие, зачастую, рождается в детской и проявляется через прихоти ребенка и произвол. Маленький человек делает всё вразрез, наперекор требованиям и советам воспитателей. Своеволие, как правило, становится следствием развивающейся самостоятельности, волевых качеств, стремления самоутвердиться, идентифицироваться в группе, стать взрослым. Иногда корнями своеволия становятся протестные настроения ребенка в ответ на неправильное воспитание и несправедливости старших по отношению к нему. Своеволие растет, как на дрожжах, когда родители потакают прихотям ребенка, вскармливают его эгоизм, предъявляют к нему непоследовательные требования. «Встав на ноги», окрепнув, своеволие уже становится следствием ненависти, с растущими из нее жестокосердием и жестокостью.

Своеволие – это отсутствие логичности и присутствие необоснованности. Отсутствие логичности – это недостаток последовательности, закономерности и разумности. Необоснованность – это неподтвержденность фактами и серьезными доводами, неубедительность. Когда человек становится рабом своих желаний и страстей, он пренебрегает здравым смыслом, очевидностью ситуации, интуицией.

Красноречивым примером своевольной личности являются алкоголики, последними видящими свои проблемы. Психиатры, активно работавшие с алкоголиками, пишут: «Внутренне, в душе, алкоголик не выносит (не терпит) контроля людей и Бога. Он, алкоголик, есть (и должен быть) хозяином своей судьбы. Он будет драться до конца, чтобы сохранить эту позицию». Алкоголик, опираясь на эгоцентризм и самодовольство, верит, что он в любой момент способен остановиться. Попав в запой и видя, что самостоятельно выйти из него не может, алкоголик сдается на милость врачей, но когда опасность жизни миновала, он с большой долей сопротивления встречает слова врача. Тут же возникает «китайская стена» сопротивления.

Своеволие может быть активным и пассивным. Активное своеволие проявляется открыто посредством агрессивности к инакомыслящему человеку. Человек не может или не хочет контролировать себя. В ход идут оскорбления, угрозы и «физические замечания». Например, терроризм – это активное своеволие. Своевольный Фридрих Великий говорил: «Мы с моим народом пришли к соглашению: они будут говорить, что пожелают, а я буду делать, что пожелаю».

Пассивное своеволие проявляется в замаскированных, трусливых формах. Оно делает недовольную гримасу (надувает губы), саботирует, откладывает выражение своего несогласия со дня на день, мешкает с этим, недобросовестно исполняет свои обязанности, постоянно отрицает свои истинные чувства. Пассивное своеволие играет во множество игр. Например, в игре «Непрямое убийство» инакомыслящий оппонент уничтожается посредством сплетен, злословия, критики, клеветы и перефразирования. В игре «Неделание» своеволие публично слушает, кивает и соглашается с оппонентом. Тот уверен, что с его мнением согласились и не подозревает, что перед ним разыгрывался спектакль притворства – никто и не собирался применять его точку зрения в реалиях. В игре «Интеллектуализирование» своеволие пытается поставить оппонентов в затруднительное положение, задавая бесконечную серию гипотетических и безответных вопросов, которые никак не связаны с реальностью. В игре «Выискивание недостатков» своеволие пытается обратить чье-либо внимание, указав на пороки оппонента, исключив возможность взглянуть на его идеи.

Своеволие импульсивно, безответственно, недисциплинированно, нереалистично и неблагоразумно. Не получив немедленного удовлетворения своего желания, оно мгновенно раздражается. Будучи врагом авторитетности, оно, в то же время, позиционирует себя с лучшей стороны для реализации своих корыстных целей. Где своеволие, там обиженность, гневливость, ложь и обвинения других. Поэтому в православии своеволие является одним из четырех главных, соборных пороков, которые неотделимы от него — гордыня, злолюбие и сластолюбие. Блез Паскаль писал: «Наше своеволие таково, что добейся оно всего на свете, ему и этого будет мало».

Своеволие создает у человека иллюзию собственной исключительности, необычности. Ища тому подтверждение, своевольный человек всё больше и больше отдаляется и отчуждается от окружающих. Поэтому он не имеет вообще или имеет крайне ограниченное число близких людей. Водя хороводы с самостью, своеволие объясняет себе свою неповторимость особой одаренностью, талантливостью и даже гениальностью. Обыденные дела кажутся своеволию недостойными, чтобы в них ковыряться. Своевольный человек может посредством притворства подчиниться чужой воле, но внутренне он всегда будет протестовать и при первом удобном случае сделает всё по-своему. Шекспир писал: «Для своевольных людей те беды, что они сами себе приносят, служить должны учителями». Должны, но своеволие не учится на собственных ошибках, всякий раз наступая на всем известные грабли.

Джон Темплтон в книге «Всемирные законы жизни» пишет: «Когда мы стремимся во всем утвердить свою волю, мы можем помешать потоку добра, стремящегося попасть в нашу жизнь, как завал бревен останавливает сплав. Что происходит, если мы упорствуем в своем своеволии? Как сплавщик, применяющий динамит, чтобы избавиться от завала, жизнь устроит нам такое событие, которое снесет нас с места, на котором мы застряли. Результаты часто бывают весьма болезненными и разрушительными. Чем больше мы противимся потоку жизни, тем больше становится вероятность какого-то неприятного происшествия. Чем больше бревен окажется в заторе, тем большее количество динамита понадобится применить для его устранения».

Амбициозный своеволец ставит перед собой и другими явно невыполнимые задачи. Между его «хочу» и «могу» — гигантская пропасть. Не добиваясь цели, он впадает в ярость. Н. Мандельштам пишет: «Цель у своевольца бывает любая — женщина, богатство, перестройка общества по задуманному плану, что угодно… Своеволец, услыхав от женщины «нет», способен пустить себе пулю в лоб, человек, стремящийся к богатству, пускает по ветру всё, что у него есть, надеясь выиграть в карточной или биржевой игре. Иногда он становится блатарём и вскрывает банковский сейф, расплачиваясь за это тюрьмой. Своеволец уничтожает всё и всех, кто ему мешает, и прежде всего самого себя. Разрушение и самоуничтожение — неизбежные следствия своеволия».

— Видит все цвета? Это самая неуловимая Совершенная Призма! — в глазах Симы Ли были слезы тоски. — Человек с этим атрибутом был замечен раз в сотни и тысячи лет. Если такой человек появится, я задамся вопросом, какой же ураган он поднимет? Юэ, почему ты спрашиваешь меня об этом?

Сима Юэ услышала его и хотела сказать, что у нее есть Совершенная Призма, о которой он только что сказал! Но все-таки решила сдержаться, так как она еще не усовершенствовалась и не удивила его еще больше.

— Юэ, если только… Ты ощущаешь Духовного Ци в воздухе? — спросил Сима Ли, и его лицо озарилось надеждой.

— Да, — она засмеялась, когда увидела его реакцию, ее дед был действительно восхитительным.

— Ты говоришь мне правду? Ты действительно ощущаешь Духовного Ци в воздухе? — он чувствовал себя переполненным эмоциями и крепко обнял ее.

Она кивнула головой и подтвердила:

— Да, яд в моем теле был полностью очищен, и мои меридианы больше не блокируются. Я отправилась в путешествие по совершенствованию прошлой ночью и только сегодня утром смогла узреть слабое чувство Духовного Ци.

— Что? — Сима Ли застыл на мгновение и бросил на нее странный взгляд.

Сима Ю Юэ была обеспокоена изменением в его выражении лица.

Она осмелела и спросила:

— Дедушка, я почувствовала не Духовного Ци? Может быть, я ошибаюсь?

У Симы Ю Юэ проступил холодный пот, когда она увидела, что его лицо покраснело от волнения. Хотя он не ответил ей прямо, по его реакции она знала ответ.

Сима Ли, наконец, успокоился, осторожно посмотрел на нее и сказал:

— Юэ, никто никогда слышал о том, что можно ощутить Духовного Ци за одну ночь. То, чего ты только что достигла — огромный подвиг! Твой Дедушка также был назван гением, однако мне потребовалось от четырех до пяти дней, чтобы почувствовать слабый Духовный Ци. Среднему человеку требуется около полугода, а некоторые вообще не могут его почувствовать. У твоих братьев самая короткой продолжительностью была неделя! Ха-ха-ха! Ты не только можешь совершенствоваться, к тому же твой уровень восприятия абсурдно высок!

Сима Ю Юэ была ошеломлена, когда услышала его слова, ведь она думала, чтобы почувствовать Духовного Ци, целая ночь считалась долгим временем. Однако, к ее удивлению, это было исключительно короткое время!

Какое облегчение! В конце концов, у нее был талант, ей не нужно было тратить много времени!

— Юэ, какой цвет ты видишь? — спросил Сима Ли, его любопытство достигло своего пика, желая больше узнать о ее ситуации.

Сима Ю Юэ хотела иметь достаточную силу, прежде чем разгласить свой талант, чтобы никто не завидовал, как в ее прошлой жизни. И как упоминал ранее Сима Ли, никого с такими атрибутами не видел свет за последние сто тысяч лет. Если ее атрибут станет известен всем, это может привести к катастрофе для ее семьи.

— Дедушка, я могу только ощутить красный Духовный Ци, — она ответила тихо.

Сима Лоу и ее другие братья были из атрибута Огня, поэтому это было не слишком странно, если бы у нее было то же самое, что и у них.

— Ну, каждый член нашей семьи имеет атрибут огня, похоже, ты тоже, — радостно кивнул Сима Ли.

Затем он добавил:

— Сегодня вечером не забудь позвонить всем своим братьям, чтобы это отпраздновать! Мы всем расскажем, что ты можешь совершенствоваться. Хм, после сегодняшнего вечера посмотрим, кто еще посмеет назвать тебя мусором!

— Дед, я думаю, лучше будет, если мы оставим это между нами, — сказала Сима Ю Юэ.

— Хм… Почему? Я знаю, что несмотря на то, что ты не говоришь об этом, ты по-прежнему обеспокоена взглядами других людей! Я знаю, что ты пряталась во дворе и тайно плакала, поэтому, когда ты сказала, что не хочешь идти в Академию, я тебя не заставлял, — спросил он с недоумением.

— Я живу четырнадцать лет, и мне не удавалось совершенствоваться. Если бы мы внезапно заявили, что я могу совершенствоваться, разве это не привело бы к множеству ненужных неприятностей? Все будут шептаться и беспокоить меня, чтобы проверить этот факт, разве не лучше просто держать это в секрете?

Сима Ли нахмурил брови и сказал:

— Но ты беспокоишься о том, что думают другие люди… Ты ведь моя Внучка, почему тебе нужно брать все это на себя?

— Это правда, я была очень расстроена, что не могла совершенствоваться, однако моя грусть была основана на том факте, что я действительно не могла совершенствоваться, а не на том, что другие люди говорили обо мне. Теперь, когда я могу совершенствоваться, я не забочусь о том, что говорят другие. Кроме того, могу я совершенствоваться или нет — это тоже мое личное дело, другие не имеют права вмешиваться. Если бы другие знали, что я могу совершенствоваться и, конечно же, увеличивать силу нашей семьи, я боюсь, что это может вызвать и нежелательные проблемы. У вас много врагов, не так ли? Особенно семья Налан, они всегда выступали против нас. Если бы они узнали о моем таланте, то могли бы принести дополнительную неприятность, — уговаривала Сима Ю Юэ.

Сима Ли взглянул на нее теплыми глазами впервые с тех пор, как она была тяжело ранена. Она, похоже, действительно изменилась. Девочка больше не была своевольной, она стала более разумной и задумчивой.

— Ну, это имеет смысл, — сказал он. — Мы сейчас оставим этот вопрос, но тебе все равно придется позвонить всем своим братьям сегодня вечером, мы просто отпразднуем это одни.

Он неохотно сказал это, пытаясь изменить свой тон на более веселый, чтобы восстановить настроение.

— Хорошо, я сначала вернусь и буду совершенствоваться! Я приду на ужин, когда все мои братья вечером будут дома, — быстро сказала она и повернулась, чтобы уйти.

— Подожди, — остановил ее Сима Ли.

— В чем дело, Дедушка? — спросила она.

— Пойдем со мной не секундочку, — сказал он, поворачиваясь, и отвел ее в угол своего кабинета, его рука коснулась плитки на стене.

Он крепко прижался к ней, и раздался щелчок, а рядом с книжной полкой появилось небольшое отверстие. Он дотянулся и что-то потянул, и вскоре рядом с ними появилась лестница, ведущая вниз. Он щелкнул свое запястье, и на его ладони появилась легкая жемчужина, он повернулся к ней и кивнул:

— Пойдем.

Сима Ю Юэ внимательно шла за ним, ее интерес увеличивался все больше и больше. Он проводил ее в секретную комнату, они шли по длинному узкому коридору и только через некоторое время, наконец, остановились.

— Мы на месте, — сказал он мягко и повел дальше в маленькую каменную комнату.

Она огляделась и обнаружила, что кроме маленького каменного стола в центре, на котором стояла маленькая коробка, ничего больше не было. Он подошел к ящику и задумчиво сказал:

— Это для тебя оставил твой Отец, прежде чем он ушел, чтобы искать твою Мать. Он сказал, что если ты когда-либо сможешь совершенствоваться, я должен передать тебе эту коробку. Теперь я передаю ее тебе, — он вздохнул и посмотрел на нее.

Сима Ю Юэ почувствовала что-то странное, но не могла понять, что именно. Дедушкины глаза были полны эмоций, когда он отдавал ей коробку. Она взяла ее и собиралась открыть, но он остановил ее:

— Вернись и открой ее, когда будешь одна, — он был очень настойчив, и она могла только беспомощно подчиниться и кивнуть в ответ.

— Вернемся назад, — сказал он и отвел ее туда, откуда они и пришли.

Когда она покинула его кабинет, то быстро вернулась в свою комнату и села на свою постель, затем пристально посмотрела на коробку в руках. Возвращаясь к тому, что сказал Сима Ли, ранее он упомянул, что ее две служанки Ю Юэ и Чун Цзянь были людьми, которым она могла доверять. Несмотря на то, что это Сима Ли заставил их принести клятву, у них обеих были присяжные клятвы никогда не предавать ее. Сима Ли заставил их поклялись ей в верности. Содержание контракта было связано с ними, несмотря на то, что это сделал Сима Ли. Сила присяги в этом мире обладала магией. Это была клятва небу и земле. Если бы человек нарушил клятву, он оказался бы в аду и никогда не смог бы уйти! Так что, независимо от того, как она относилась к ним, они никогда не могли предать ее. Однако это не было известно бывшей Симе Ю Юэ. Из-за ее вздорного нрава Сима Ли и утаил это от нее.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
муж. р. ср. р. жен. р.
Им. своево́льный своево́льное своево́льная своево́льные
Рд. своево́льного своево́льного своево́льной своево́льных
Дт. своево́льному своево́льному своево́льной своево́льным
Вн. одуш. своево́льного своево́льное своево́льную своево́льных
неод. своево́льный своево́льные
Тв. своево́льным своево́льным своево́льной своево́льною своево́льными
Пр. своево́льном своево́льном своево́льной своево́льных
Кратк. форма своево́лен своево́льно своево́льна своево́льны

сво-е-во́ль-ный

Прилагательное, качественное, тип склонения по классификации А. Зализняка — 1*a. Сравнительная степень — своево́льнее, своево́льней.

Корень: -сво-; интерфикс: -е-; корень: -воль-; суффикс: -н; окончание: -ый .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. склонный поступать, действовать по своему произволу, по своей прихоти; упрямый, капризный ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  2. совершаемый по произволу, без разрешения; самовольный ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

  1. своенравный
  2. самовольный

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: своеволие

Этимология

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      Мы можем бродить по лесам и возделывать степь,

      Моря бороздить и на кухнях вести разговоры,

      Но мы, несомненно, узнаем друг друга в толпе:

      Ведь в наших зрачках до сих пор отражаются горы.

      Мы можем с другими устраивать тихий уют,

      Чинить в нем шкафы и развешивать новые шторы,

      Но наши сердца в унисон, несомненно, поют:

      Ведь в наших зрачках до сих пор отражаются горы.

      Мы можем прожить на равнине счастливую жизнь

      И быть в этой жизни кому-то надежной опорой,

      Но ох как нас тянет в то место, где мы родились!

      Ведь в наших зрачках до сих пор отражаются горы.

      (с)

      Я не очень хорошо помню, когда меня впервые посетила мысль о зимнем походе. Знаю только, что во время своего первого похода по Черногорскому хребту в 2011 году, слушая туристические байки у костра, я думала о том, что уж на зимний поход я точно никогда не решусь. Впрочем, тогда я сомневалась, что вообще когда-нибудь ещё отважусь на любой горный поход.

      Но шло время. К концу 2012 года за спиной остались ещё два летних похода по Карпатам и один осенний по Крыму. Нужно ли говорить, что горы уверенно и основательно завладели моим сердцем. Я возвращалась из очередного похода, переживала послегорное похмелье и снова начинала тосковать и мечтать о горах со страшной силой.

      Я люблю горы за их самоуверенную надежность, подкрепленную многовековым опытом существования, за их красоту и силу. Я люблю горы за их своевольность. Это только кажется, что они смиренны и покорны, но на самом деле они очень своевольны. И непредсказуемы.

      Карпаты же для меня — это что-то совершенно таинственное, живое, обладающее собственной душой.

      Мне очень нравится, что в горах, как правило, ты на несколько дней совершенно забываешь о всех городских проблемах, вырываешься из серых будней и не знаешь ничего о жизни вне гор. И это нисколько не пугает, а только радует. Мне кажется, что я бы с радостью прожила всю оставшуюся жизнь в подобном информационном вакууме.

      Так вот, в декабре я вдруг поняла, что всё — летние приключения и походы остались позади, воспоминания о них теряли свою яркость, а впереди много месяцев серости и зимы. И самое страшное, что я — о, ужас! — никуда не собираюсь ехать.

      И ко мне снова пришла она — её величество горная болезнь.

      «Горная болезнь бывает двух видов — вследствие гипоксии, присущая всем людях, находящимся в условиях высокогорья, и второй вид, это вследствие отсутствия высокогорья, присущая отдельным индивидуумам» (с)

      Тогда я обратилась к уже знакомому по нескольким походам клубу » Карпатские путешественники «. Выбор встал между новогодним походом по Мармарошу и восхождению на Поп-Иван . С Мармарошем по определенным обстоятельствам не сложилоась, так что было решено идти на Поп-Иван.

      Узнав о моем решении идти в зимний поход, друзья посмеивались и подкалывали. Дело в том, что в своих кругах я давно известна тем, что умудряюсь замерзать везде и всегда, что же тогда будет со мной в горах зимой? Но об этом я думала меньше всего, и даже «уровень сложности: сложно» меня не пугал. Я зря, как оказалось:)

      Так получилось, что на сборы у меня был отведен всего один день. Ночной поезд Москва-Белгород, суматошные сборы рюкзака, небольшие дружеские проводы. И вот уже я и Денис (удивительно легкий на подъем человек, сходу подхвативший мою идею зимнего похода) сидим в автобусе Белгород-Харьков. После — знакомый уже маршрут. Харьков — Львов, Львов — Ивано-Франковск. Полусонные пересадки, музыка в наушниках, радостный предпоходный мандраж. «Я что, действительно еду в зимние горы?» Я. В горы. Зимой. Шок.

      Ивано-Франковск встретил нас праздничными огнями, снегопадом и практически безлюдными улочками, что придавало этому городу ещё более сказочную атмосферу. Святой вечер.

      День первый.

      Проделав довольно долгий путь из Ивано-Франковска в славное местечко под названием Дземброня, наша маленькая компания — проводник Роман, Саша, Денис и я, бодро забрасывает рюкзаки за плечи и начинает первое восхождение.

      Настроение ещё склонное к романтизму, дышится легко, идется радостно, в голове пустота, за плечами ощущается приятная тяжесть. И ужасно жарко, даже не смотря на то, что я стягиваю с себя флиску. Кто бы мог подумать.

      В первый день нам предстояло пройти совсем немного и довольно скоро мы выходим к месту нашей ночевки — колыбе, которая пустует зимой.

      Набрав дров и воды, ребята занялись костром, а меня потянуло в сторону тишины и одиночества, и я решила побродить по окрестностям.

      Ах, как хотелось впитать в себя этот вечер, прочувствовать, чтобы он навечно отпечатался в памяти. Я стою здесь, среди этих мистических гор, дышу с ними одним воздухом — холодным и чистым, смотрю, как темнеет небо и в просветах облаков загораются звезды. Нигде больше не увидишь таких звёзд, только в горах! И кажется в этот момент, что в мире больше ничего нет. Горы. Небо. Вечер.

      Дальше были разговоры у костра, самый вкусный шашлык в моей жизни, приготовленный Денисом, глинтвейн, чай и баиньки. Завтра тяжелый день.

      День второй. Попытка восхождения.

      Ночью мне не спалось. Вопреки опасениям, холодно не было, но сон не шел. Я прислушивалась к песне ветра за стенами нашего домика и думала о предстоящем дне. Ночь тянулась бесконечно, и лишь под утро глубокий сон накрыл меня, словно мягким пуховым одеялом, а проснувшись, я, как это у меня бывает, какое-то время не могла понять, где нахожусь. Я очень люблю это ощущение, оно значит, что мозг отдыхает, что ему нет дела до бытовых проблем. Всё, перезагрузка произошла. Это потрясающе.

      Позавтракав и упаковав рюкзаки, мы взяли направление на взлёт. Я плохо помню начало подъема на Смотрич, я брела неспешно в своем темпе, стараясь не рвать за убегающими вперёд Ромой и Денисом, хотя очень хотелось. Но меня переполняло счастье, и казалось, что так я могу идти вечно. Наивная 🙂

      Потом начались сугробы, в которые мы проваливались по колено, а иногда и по пояс. Но это было ещё полбеды.

      В какой-то момент Рома сказал: «Всё! дальше — открытый космос». И уже спустя пару минут я смогла оценить и прочувствовать весь смысл этой фразы и масштаб трагедии. Штормовой ветер сбивал с ног, и если ребята держались вполне неплохо, то мои 45 кг буквально сдувало, каждый шаг давался все сложнее и сложнее.

      И тут то пришел сначала вопрос «Зачем я здесь???» а после и «Я сумасшедшая! Нормальный человек ни за что бы сюда не полез!» Правда, довольно быстро голову заняли куда более насущные вопросы. Например, как бы удержаться на ногах и сделать ещё один шаг.

      Стало ясно, что на Поп-Иван мы не поднимемся точно, скорее всего дойдем только до вершины Смотрича.

      Но потом, в один момент кто-то просто нажал на кнопку «off» в моей голове и я сказала: «Всё. Дальше я не пойду. Не смогу. Ни шагу». И мы без лишних разговоров повернули назад, за что ребятам, а особенно нашему командиру Роману, огромная благодарность.

      В колыбу, которая после Смотрича показалась мне пятизвездочным отелем, мы вернулись без приключений. Я рухнула, не переодеваясь, на каремат и какое-то время провалялась в полном коматозе. И лишь когда был сварен восхитительный сладкий кисель и разведен живительный костер, мир для меня снова засиял красками:)

      Третий день — это завершение нашей походной жизни. Ночью нагрянула оттепель и шел то ли дождь, то ли снег, то ли всё вместе. Неужели я могла подумать, что хоть один мой поход обойдется без дождя? Зима — ещё не повод нарушать традицию, всё правильно.

      Завтрак, сбор рюкзаков, спуск и возвращение в город.

      Как обычно, в последний день на душе немного мутно, одновременно радостно и грустно. Казалось бы, всего три неполных дня, а впечатлений хватит на целую зиму!

      Вернусь? Конечно же да! Разве можно жить в серых бетонных джунглях, зная, что в мире всегда есть что-то намного большее?

      Набрав дров и воды, ребята занялись костром, а меня потянуло в сторону тишины и одиночества, и я решила побродить по окрестностям.

      Ах, как хотелось впитать в себя этот вечер, прочувствовать, чтобы он навечно отпечатался в памяти. Я стою здесь, среди этих мистических гор, дышу с ними одним воздухом — холодным и чистым, смотрю, как темнеет небо и в просветах облаков загораются звезды. Нигде больше не увидишь таких звёзд, только в горах! И кажется в этот момент, что в мире больше ничего нет. Горы. Небо. Вечер.

      Дальше были разговоры у костра, самый вкусный шашлык в моей жизни, приготовленный Денисом, глинтвейн, чай и баиньки. Завтра тяжелый день.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *