Первые канонизированные Русской церковью князья Борис (990-е — 1015) и Глеб (990-е — 1015), в крещении Роман и Давид, сыновья равноапостольного великого князя Владимира Святославича (около 960—1015), являют особый тип святости и почитаются как страстотерпцы, принявшие добровольно мученический венец и тем самым последовавшие по пути Христа.

Согласно преданию, запечатленному в «Повести временных лет» (начало XII в.), в «Чте­нии о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» Нестора Летописца (на­чало XI в.), в «Сказании о Борисе и Глебе» (середина XI в. ) и других текстах, князья были убиты расчищавшим себе путь к власти сводным братом Святополком (979—1019), впоследствии про­званным Окаянным2,

15 июля 1015 г. в селе Берестове под Киевом умер великий князь Владимир. Этот факт неко­торое время скрывался, так как вокруг киевского престола еще при жизни князя началась борьба. Сын Владимира Святополк, находившийся в это время в заточении в Киеве, освободился и объ­явил себя великим князем. Борис получил известие о смерти отца и изменениях в столице, нахо­дясь в дороге. Дружина предложила свергнуть Святополка, но Борис отказался, и дружинники по­кинули его. 24 июля подосланные убийцы расправились с князем и его свитой. Глеб был вызван из Мурома в Киев обманом и 5 сентября убит по дороге; тело его бросили на берегу реки Смя-дыни, недалеко от Смоленска. Позднее сам Святополк погиб от руки Ярослава Владимировича (978—1054), отомстившего за смерть братьев. Борис и Глеб, не пожелавшие бороться со стар­шим братом за киевский престол, не подняли руки на Святополка и подосланных им убийц даже для защиты своей жизни. Тем самым они показали пример подчинения идее родового стар­шинства, господствовавшей в княжеской иерархии того времени3. Но современники увидели в жертвенности юных князей, родившихся уже после крещения Руси и воспитанных в вере, об­разец подлинно христианского смирения и любви.

Бориса похоронили в Вышгороде, у церкви Святителя Василия. Останки Глеба по распоряже­нию Ярослава перенесли с места гибели и захоронили рядом с братом. В 1026 г. церковь Святителя

Василия сгорела, взамен нее Ярослав Мудрый построил новый храм-усыпальницу, в который по­местили гробницы с телами святых братьев. Здесь, в пригороде Киева, и начал складываться культ Бориса и Глеба, причем младшего Глеба почитать стали раньше4.

Точное время установления почитания первых русских святых неизвестно. Исследователи приходят порой к совершенно разным выводам. Наиболее аргументированная точка зрения свя­зывает общерусскую канонизацию с постройкой в 1072 г. нового храма в Вышгороде и перенесе­нием туда мощей святых братьев при сыновьях Ярослава Мудрого князьях Изяславе, Святославе и Всеволоде, а также киевском митрополите Георгии5. В столетнюю годовщину смерти Бориса и Глеба при киевском князе Владимире Мономахе состоялось перенесение мощей в новый камен­ный храм, построенный Олегом Святославичем, ставший центром почитания святых и местом па­ломничества. В этом храме, помимо собственно мощей Бориса и Глеба, хранились другие их ре­ликвии, например, меч Бориса. В 1155 г. князь Андрей Боголюбский вывез этот меч во Владимир. Согласно преданию, им он защищался перед смертью. В 1240 г. Борисоглебский храм в Вышгороде был разрушен татарами, тогда же пропали и мощи первых русских святых.

Вскоре после захоронения тел убитых князей у их гробниц стали происходить чудеса6, глав­ным образом исцеления. Это определило особенности первоначального почитания благоверных князей прежде всего как целителей, о чем свидетельствуют сохранившиеся кресты-энколпионы и другие произведения малых форм с их изображениями — предметы личного благочестия. Одно­временно уже в древнейших текстах, посвященных Борису и Глебу, отмечается их покровитель­ство князьям, воинам и защитникам земли русской. Со временем именно этот аспект почитания святых братьев станет наиболее значимым.

Первые иконы Бориса и Глеба появились уже через несколько десятилетий после их гибели. Согласно «Чтению о Борисе и Глебе» Нестора Летописца, еще в XI в. князь Ярослав заказал об­раз святых братьев для Вышгородского храма7. В 1146 г. в Новгороде была воздвигнута церковь во имя святых Бориса и Глеба8. О сложении иконографического канона святых можно говорить уже к концу XII в.: Борис и Глеб изображались как мученики и воины: с крестом в правой руке и с мечом в левой, в одеянии русских князей — длинных рубахах с орнаментом по горловине и по­долу, в подбитых мехом плащах (корзно), застегнутых на груди, в княжеских шапках с меховой оторочкой. В основе парного полнофигурного изображения Бориса и Глеба лежит подобная ико­нография воинов и мучеников Сергия и Вакха, Георгия и Дмитрия и др., имевшая широкое рас­пространение в странах византийского круга и в западном искусстве.

В ранних иконах святые братья представлены в рост, строго фронтально, с традиционными атрибутами. Скорее всего, прототипом этих икон был древний образ, помещенный у гробниц братьев в храме-усыпальнице в Вышгороде (1072 г.?). Этому типу в целом принадлежит и ком­позиция иконы из Зверина монастыря. Ей свойственна строгая фронтальность и идентичность поз, повторяемость в расположении и украшении одежд (треугольный край плаща, свисающий спереди, декоративные элементы и др.). Эти особенности определяют архаичность иконы. Но­вая черта, появившаяся в иконографии борисоглебских икон в XIII в., — отдельное, строго верти­кальное положение меча, которое мы видим в иконе из Зверина монастыря9. Ближайшей анало­гией памятнику из собрания ГИМ является икона из новгородского Савво-Вишерского монастыря (Киевский музей русского искусства; произведение связывается исследователями с тверской иконописью)10.

Икона святых Бориса и Глеба

Сходство этих двух произведений позволяет предположить, что они имели один прототип — возможно, неизвестный нам чтимый образ. Обе иконы отмечены выраженной арха­ичностью, свойственной искусству Новгорода, Пскова и Твери. Особенности художественного языка произведения дают возможность датировать его 1440-ми гг.12

В иконе из Зверина монастыря мастер создал образ мужественных защитников отчей земли, небесных покровителей князей и помощников воинским дружинам. Массивные и неподвижные фигуры святых, близкие силуэты, повторяемость деталей, общая монументальность решения со­здают впечатление такой стойкости и незыблемости, что невольно вспоминается эпитет, усвояе­мый Богоматери и ставший наименованием Ее чтимого образа, — «нерушимая стена».

Стилистическая справка

Происхождение

Часовня Зверина монастыря в Новгороде

Библиография

Работу выполнила Смирнова Екатерина

ЯГПУ, 2003 год

Изучая историю России, мы часто забываем, какое место в деятельности русских князей занимала православная вера. Святость можно и должно осмысливать и в исторических категориях. Познавание русской святости в ее истории и ее религиозной феноменологии является сейчас одной из насущных задач нашего христианского и национального возрождения. В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех, отмеченный вехами героического подвижничества немногих. Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки. Если мы не обманываемся в убеждении, что вся культура народа, в последнем счете, определяется его религией, то в русской святости найдем ключ, объясняющий многое в явлениях и современной, секуляризированной русской культуры.

Святые "благоверные" князья составляют особый, весьма многочисленный чин святых в русской церкви. Можно насчитать около 50 князей и княгинь, канонизованных к общему или местному почитанию. В данной работе мне хотелось рассказать о мирской жизни и политической карьере самых известных на Руси правителей. Главной задачей явилось показать связь между православием и исторической деятельностью князей. А для начала краткий экскурс в историю…

Есть записи, что киевские князья Аскольд и Дир, пораженные чудом во время осады ими Царьграда в 862 году, приняли христианство. Уже в посольстве князя Игоря в Царьград были христиане, которые при клятве целовали крест.

Княгиня Ольга крестилась в Царьграде, и была образована Епархия, подчиненная Константинополю. Хотя существует историческая версия о том, что св. Ольга была крещена в Киеве до своего торжественного крещения в Царьграде.

Боясь насмешек дружины и по собственному нерасположению, Святослав христианства не принял, однако и не препятствовал ему.

Князя Владимира , после разгульной юности, тяготило язычество. Он, видимо, искал истинную веру, так как наводил справки о разных вероисповеданиях. Выбор им православия был под сильным влиянием того, что бабушка его, княгиня Ольга, приняла православие, будучи "мудрейшей из людей". Крещение Руси св.кн.Владимиром произошло в 988 году в Киеве. Затем проводилось энергичное проповедование христианской веры во всех городах Киевского Государства. Однако, язычество было еще очень сильно, и вскоре появились первые мученики, канонизированные церковью, сыновья св.Владимира Борис и Глеб . Во время между усобиц Церковь, оставаясь единой, содействовала объединению страны.

Кафедра Митрополита находилась в Киеве. В остальных больших городах были епархии, возглавляемые епископами. Самая большая епархия была Новгородская, возглавляемая архиепископом. Киевская Митрополия была зависима от Константинополя, хотя патриарх и не вмешивался во внутреннее управление епархии. Первым Митрополитом был св.Михаил, крестивший Русь при св.Владимире и много сделавший для духовного возрождения князя и его двора, давая тем пример народу.

В 1240 г. Земля Русская была покорена татарами. Сначала северные, а затем и южные княжества были разорены и выжжены. Храмы и монастыри погибли вместе с городами. Русским архипастырям с большим трудом пришлось восстанавливать Русскую Церковь. Первыми мучениками, пострадавшими от Орды за православную веру, были князь Михаил II Всеволодович Михаил II Всеволодович Черниговский и боярин Федор. Разорив Русскую землю, татары не дошли до Новгорода, но православие там было под ударом католичества. Римский папа издал буллу, призывая к крестовому походу на Русь. Когда шведское войско высадилось на берегу Невы, князь Александр с дружиной на него напал. Видение св. Бориса и Глеба подняло дух войска, и была одержана победа, за которую св. князь получил имя Невского. Вскоре Ливонский орден Меченоспев опять пошел на русских и взял город Псков. Св. князь опять вывел войско на бой и разбил их на льду Чудского озера в 1242 году.

Затем посылались в Псков и Юрьев католические кардиналы, но они не смогли насадить католичества, — православие уже глубоко укоренилось в русском народе.

Защитниками, просветителями и ходатаями в Орде, поднимая дух и народное единство, были святители митрополиты Кирилл, Петр и Алексей. Перед своей смертью митрополит Алексей имел большое утешение видеть усиление Московского княжества и, во главе его, сильного князя Дмитрия (Донского) В XV веке галицкие князья хотели иметь своего митрополита и получили его от Константинопольского патриарха.

Икона Бориса и Глеба

Получилось очень вредное двоевластие. Византийская империя переживала кризис, страна была под угрозой захвата турками. Ища помощи Запада, император и епископы подписали Флорентийскую унию. Но народ не принял ее. Царьград поставил для русской церкви митрополита-униата, но великий князь Василий объявил его еретиком и изгнал, объявив московскую митрополию независимой и поставив первого независимого митрополита Иону. С тех пор Русская Православная Церковь стала самостоятельной.

Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб

И так велика была их вера, так впечатлил их образ Христа, что, когда пришли к ним убийцы, они не стали противиться злу и лить кровь, а отдали себя в жертву. Поэтому они прославлены как святые страстотерпцы. Это было 1003 года назад. А их старший брат Святополк, опасавшийся, что они станут оспаривать великокняжеский престол, и потому отдавший приказ убить их, с тех пор остался в истории под прозвищем «Окаянный».

Святым князьям молятся

  • Об освобождении от зависти и ревности
  • О сохранении юных в истинной вере, об избавлении их от искушений, нетерпимости и злости
  • О даровании крепкой веры, на которую можно опираться в любых невзгодах
  • Об укрощении вражды и злобы, о защите от недоброжелателей
  • О решении сложной ситуации на работе, при конфликтах с коллегами и начальством
  • О помощи тем, кто защищает Родину от нападок врагов, будь то военные, экономические, политические или идеологические атаки
  • Об избавлении от болезней, особенно при слепоте и болезнях ног, так как известно множество свидетельств о чудесных исцелениях перед их иконами
  • О душевной чистоте и внутренней гармонии
  • О мире в семье, о согласии с родственниками и близкими

Как погибли Борис и Глеб

Эти смутные времена наступили сразу после смерти великого князя Владимира. Старший сын его Святополк, бывший в то время в Киеве, объявил себя великим князем Киевским. Борис же возвращался со своей дружиной из похода на печенегов. Получив весть о том, что брат Святополк самовольно занял престол, он принял это известие со смирением и распустил свою дружину, хотя бояре из числа старших дружинников и уговаривали его пойти в Киев и занять великокняжеский престол. Борис не хотел оспаривать решение Святополка, ему претила сама мысль о междоусобной войне.

Он был убит по приказу Святополка 6 августа 1015 года во время молитвы в своем шатре на берегу реки Альты в Киевской области.

Святые благоверные князья Борис и Глеб

Князь погиб не сразу, первым закололи копьями его верного слугу Георгия Угрина, который бросился на его защиту. Перед смертью Борис сказал убийцам: «Братья, приступивши – заканчивайте службу свою. И да будет мир брату моему и вам, братья!».

Глеб же по приказу отца княжил в то время в Муроме. Ему заранее донесли, что Святополк отправил к нему воинов и ему грозит смерть. Но, как и Борис, он решился принять ее, поскольку кровопролитная междоусобная война со старшим братом была для него страшенее смерти. Как и Борис, он не оказал сопротивления посланным к нему воинам. Его убийство произошло 9 сентября 1015 года рядом со Смоленском, в месте, где река Смядынь, впадая в Днепр, образует небольшую, удобную для остановки судов, бухту.

В чем состоит их святость

«До нас дошли несколько источников, повествующие о Борисе и Глебе, и они немного по-разному расставляют акценты, – говорит доктор филологических наук, учёный секретарь Свято-Филаретовского православно-христианского института, специалист по истории церкви Юлия Балакшина. – Есть «Чтение о житии Бориса и Глеба», а есть «Сказание о Борисе и Глебе». «Чтение», которое было менее популярно на Руси, говорит о том, что они не оказали сопротивления своему брату из нежелания увеличивать междоусобицу на Руси, разрушать эти родовые отношения. Это одна мотивировка. Вторая мотивировка, которая предлагается «Сказанием», говорит о том, что для них было важнее подражание Христу. Они оказались в ситуации, когда могли принять свою смерть как добровольную жертву в подражание подвигу Христа».

Русь к этому моменту еще совсем недавно приняла христианство, и совсем недавно перед взором русских людей встал лик Христа, его подвиг и жизненный путь. И вот, Борис и Глеб были настолько вдохновлены этим евангельским идеалом, образом и обликом Спасителя, что они захотели закончить свою жизнь, подражая Христу – принести эту добровольную жертву. По словам Юлии Балакшиной, это и стало новым особым чином, особым духовным подвигом страстотерпчества, смысл которого в том, чтобы, не увеличивая зло на этом и без того зараженном злом свете, увеличивать силу любви.

Почему этот тип святости современным людям кажется не очень понятным?

«Мы все дети советского времени, когда героем считался носитель силы, но силы не духовной, а силы как мощного физического, даже природного начала, которое поворачивает реки вспять, вспахивает огромные пространства и так далее. Красота подвига добровольной жертвы собой оказалась утрачена, потому что была утрачена вера, был утрачен евангельский идеал, и было уничтожено национальное начало. Другой, триумфалистский тип человека вышел на первое место в сознании людей», – объясняет Юлия Балакшина.

Но это видится наследием именно советского времени. Люди, которые жили в русской эмиграции и, в отличие от советских, сохранили национальную традицию, как раз очень тонко чувствовали эту красоту немощи, эту силу внешнего поражения, которое оборачивается духовной, внутренней победой.

«Мы привыкли, что на внешнюю силу можно отвечать только силой, на насилие – насилием, – говорит историк церкви. – Но такой ответ эту цепочку делает бесконечной: на одну злую силу непременно найдется другая. И в какой-то момент действие этой силы зла нужно прервать и остановить. И сделать это можно только силой еще большей, чем эта разрушительная энергия. И такой силой является сила любви – любви к другому человеку, любви к Богу, любви ко Христу. И как раз в этих людях, Борисе и Глебе, судя по всему, нашлась эта сила любви, которая оказалась выше инстинкта самосохранения, выше желания отомстить брату, восстановить справедливость и так далее. Их победа не в эту же минуту обнаружилась. Они были убиты, и власть досталась не им. Но совершенно очевидно, что духовная победа – в веках, в русской душе, в истории России – осталась за ними».

Краткое житие святых благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба.

празднование совершается 2/15 мая и 24 июля/6 августа

Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб (в святом Крещении — Роман и Давид) — первые русские святые, канонизованные как Русской, так и Константинопольской Церковью. Они были младшими сыновьями святого равноапостольного князя Владимира (+ 15 июля 1015). Родившиеся незадолго до Крещения Руси святые братья были воспитаны в христианском благочестии. Старший из братьев— Борис получил хорошее образование. Он любил читать Священное Писание, творения святых отцов и особенно жития святых. Под их влиянием святой Борис возымел горячее желание подражать подвигу угодников Божиих и часто молился, чтобы Господь удостоил его такой чести.

Святой Глеб с раннего детства воспитывался вместе с братом и разделял его стремление посвятить жизнь исключительно служению Богу. Оба брата отличались милосердием и сердечной добротой, подражая примеру святого равноапостольного великого князя Владимира, милостивого и отзывчивого к бедным, больным, обездоленным.

Еще при жизни отца святой Борис получил в удел Ростов. Управляя своим княжеством, он проявил мудрость и кротость, заботясь прежде всего о насаждении Православной веры и утверждении благочестивого образа жизни среди подданных. Молодой князь прославился также как храбрый и искусный воин. Незадолго до своей смерти великий князь Владимир призвал Бориса в Киев и направил его с войском против печенегов. Когда последовала кончина равноапостольного князя Владимира, старший сын его Святополк, бывший в то время в Киеве, объявил себя великим князем Киевским. Святой Борис в это время возвращался из похода, так и не встретив печенегов, вероятно, испугавшихся его и ушедших в степи. Узнав о смерти отца, он сильно огорчился. Дружина уговаривала его пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но святой князь Борис, не желая междоусобной распри, распустил свое войско: «Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца!»

Однако коварный и властолюбивый Святополк не поверил искренности Бориса; стремясь оградить себя от возможного соперничества брата, на стороне которого были симпатии народа и войска, он подослал к нему убийц. Святой Борис был извещен о таком вероломстве Святополка, но не стал скрываться и, подобно мученикам первых веков христианства, с готовностью встретил смерть. Убийцы настигли его, когда он молился за утреней в воскресный день 24 июля 1015 года в своем шатре на берегу реки Альты. После службы они ворвались в шатер к князю и пронзили его копьями. Любимый слуга святого князя Бориса — Георгий Угрин (родом венгр) бросился на защиту господина и немедленно был убит. Но святой Борис был еще жив. Выйдя из шатра, он стал горячо молиться, а потом обратился к убийцам: «Подходите, братия, кончите службу свою, и да будет мир брату Святополку и вам». Тогда один из них подошел и пронзил его копьем. Слуги Святополка повезли тело Бориса в Киев, по дороге им попались навстречу два варяга, посланных Святополком, чтобы ускорить дело. Варяги заметили, что князь еще жив, хотя и едва дышал. Тогда один из них мечом пронзил его сердце. Тело святого страстотерпца князя Бориса тайно привезли в Вышгород и положили в храме во имя святого Василия Великого.

После этого Святополк столь же вероломно умертвил святого князя Глеба. Коварно вызвав брата из его удела — Мурома, Святополк послал ему навстречу дружинников, чтобы убить святого Глеба по дороге. Князь Глеб уже знал о кончине отца и злодейском убийстве князя Бориса. Глубоко скорбя, он предпочел смерть, нежели войну с братом. Встреча святого Глеба с убийцами произошла в устье реки Смядыни, неподалеку от Смоленска. 5/18 сентября день мученической кончины святого Глеба.

В чем же состоял подвиг святых благоверных князей Бориса и Глеба? Какой смысл в том, чтобы вот так — без сопротивления погибнуть от рук убийц?

Жизнь святых страстотерпцев была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. «Кто говорит: «Я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец» Ин. 1, 4, 20). Святые братья сделали то, что было еще ново и непонятно для языческой Руси, привыкшей к кровной мести — они показали, что за зло нельзя воздавать злом, даже под угрозой смерти. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10, 28).

Первые святые: кто такие Борис и Глеб и почему их канонизировали?

Святые мученики Борис и Глеб отдали жизнь ради соблюдения послушания, на котором зиждется духовная жизнь человека и вообще всякая жизнь в обществе. «Видите ли, братия,— замечает преподобный Нестор Летописец,— как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога. Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не сподобляются благодати, какой удостоились сии святые».

Благоверные князья-страстотерпцы не захотели поднять руку на брата, но Господь Сам отомстил властолюбивому тирану: «Мне отмщение и Аз воздам» (Рим. 12, 19).

В 1019 году князь Киевский Ярослав Мудрый, также один из сыновей равноапостольного князя Владимира, собрал войско и разбил дружину Святополка. По Промыслу Божию, решающая битва произошла на поле у реки Альты, где был убит святой Борис. Святополк, названный русским народом Окаянным, бежал в Польшу и, подобно первому братоубийце Каину, нигде не находил себе покоя и пристанища. Летописцы свидетельствуют, что даже от могилы его исходил смрад.

«С того времени,— пишет летописец,— затихла на Руси крамола». Кровь, пролитая святыми братьями ради предотвращения междоусобных распрей, явилась тем благодатным семенем, которое укрепляло единство Руси.

Благоверные князья страстотерпцы не только прославлены от Бога даром исцелений, но они — особые покровители, защитники Русской земли. Известны многие случаи их явления в трудное для нашего Отечества время, например,— святому Александру Невскому накануне Ледового побоища (1242), великому князю Димитрию Донскому в день Куликовской битвы (1380). Почитание святых Бориса и Глеба началось очень рано, вскоре после их кончины. Служба святым была составлена митрополитом Киевским Иоанном I (1008—1035).

Великий князь Киевский Ярослав Мудрый позаботился о том, чтобы разыскать останки святого Глеба, бывшие 4 года непогребенными, и совершил их погребение в Вышгороде, в храме во имя святого Василия Великого, рядом с мощами святого князя Бориса. Через некоторое время храм этот сгорел, мощи же остались невредимы, и от них совершалось много чудотворений. Один варяг неблагоговейно стал на могилу святых братьев, и внезапно исшедшее пламя опалило ему ноги. От мощей святых князей получил исцеление хромой отрок, сын жителя Вышгорода: святые Борис и Глеб явились отроку во сне и осенили крестом больную ногу. Мальчик пробудился от сна и встал совершенно здоровым. Благоверный князь Ярослав Мудрый построил на этом месте каменный пятиглавый храм, который был освящен 24 июля 1026 года митрополитом Киевским Иоанном с собором духовенства. Множество храмов и монастырей по всей Руси было посвящено святым князьям Борису и Глебу, фрески и иконы святых братьев-страстотерпцев также известны в многочисленных храмах Русской Церкви.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *