Заседание Священного Синода Русской Православной Церкви 12 марта 2013 года. Фото с официального сайта РПЦ

Священный СинодРусской Православной Церкви — орган управления Русской Православной Церкви между Архиерейскими Соборами. Является правоприемником Святейшего Синода — высшего органа церковной власти с 1721 по 1918 годы.

Священный Синод Русской Православной Церкви был учрежден Всероссийским Собором в 1917 году как один из двух органов коллегиального управления Церковью в межсоборный период. Синод состоял из председателя-патриарха и 12 членов-архиереев. Намеченный на 1921 год Поместный Собор созвать не удалось и формально в связи с истечением трехлетнего межсоборного срока полномочия избранных членов Синода прекратились, но фактически они были продолжены на неопределенно долгий срок до будущего Собора. Деятельность Синода продолжалась вплоть до апреля 1922 года, но произошедший в мае того года обновленческий раскол прервал её.

Ныне Священный Синод состоит из председателя — патриарха Московского и всея Руси или его местоблюстителя, — а также девяти постоянных и пяти временных членов — епархиальных архиереев. Подробнее см. в V разделе Устава Русской Православной Церкви.

Председатель

Постоянные члены

  • Онуфрий (Березовский), митр. Киевский и всея Украины
  • Варсонофий (Судаков), митр. Санкт–Петербургский и Ладожский, управляющий делами Московской патриархии, секретарь Священного Синода
  • Ювеналий (Поярков), митр.

    Священный Синод Русской Православной Церкви

    Крутицкий и Коломенский

  • Павел (Пономарев), митр. Минский и Заславский, патриарший экзарх всея Белоруссии
  • Владимир (Кантарян), митр. Кишинёвский и всея Молдовы
  • Александр (Могилёв), митр. Астанайский и Казахстанский, глава глава Митрополичьего округа в Республике Казахстан
  • Викентий (Морарь), митр. Ташкенский и Узбекистанский, глава Среднеазиатского митрополичьего округа
  • Иларион (Алфеев), митр. Волоколамский, председатель Отдела внешних церковных связей

Временные члены зимней сессии (сентябрь 2018 года — февраль 2019 года)

См. также

  "ЖУРНАЛ № 67", ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 14 июля 2018 года, официальный сайт Русской Православной Церкви, 14 июля 2018, http://www.patriarchia.ru/db/text/5236824.html

У этого термина существуют и другие значения, см. Знаменский собор.

Синода́льный Зна́менский Собо́р (англ. Cathedral of Our Lady of the Sign) — ставропигиальный домовый храм Русской Православной Церкви Заграницей, располагающийся в особняке в восточной части Манхэттена на пересечении Парк Авеню и 93-й улицы. В здании также заседает Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви и расположена резиденция первоиерарха. Настоятель — митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион (Капрал).

История

После Второй мировой войны решено было перенести Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви из Европы в США, что и произошло в 1951 году. Для нужд Архиерейского Синода князь Сергей Белосельский-Белозерский (1895—1978) предоставил своё загородное поместье в местечке Магопак на север от Нью-Йорка, однако Магопак был местом достаточно удалённым от большинства мест компактного проживания русских эмигрантов, которые по экономическим соображениям селились в Нью-Йорке или его ближайших пригородах.

Тогда князь Белосельский-Белозерский передал Синоду дом на 77-й улице в западной части Манхэттена, куда и переехала церковная администрация РПЦЗ.

Тогда же американский банкир русского происхождения Сергей Семененко узнал, что в Нью-Йорке поселился митрополит Анастасий, который ещё в бытность архиепископом помог его семье выехать из объятой гражданской войной России, а ему самому поступить в Гарвардский университет. Малопрезентабельный дом из коричневого кирпича на 77-й улице показался Семененко не соответствующим достоинству и престижу Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. В благодарность за оказанную в сложный период жизни помощь, он обещал подыскать подходящий дом для митрополита и Синодальной администрации. К поискам подключился русский эмигрант Михаил Григорьевич Щербинин, вхожий в высшие круги нью-йоркского общества.

В итоге лучшим вариантом оказался особняк Палмера-Бейкера № 75 на Ист 93-й улице, который был приобретён в 1957 году и в 1958 году Архиерейский Синод переехал сюда. Сюда же «переехала» и чудотворная Курская Коренная икона Божией Матери, которая располагается по левую сторону от солеи в киоте.

Священный Синод

Бальный зал стал соборным храмом Знамения Божией Матери, бывшая главная столовая была переоборудована под храм во имя преподобного Сергия Радонежского, где ежедневно совершаются богослужения, в том числе и ранние службы на английском языке для православных американцев. В главной гостиной разместился Синодальный зал, где отныне приходили заседания Архиерейского Синода.

12/25 октября 1959 года состоялось освящение Знаменского собора. Иконы для храмового иконостаса написал архимандрит Киприан (Пыжов). Во время паломничества святого образа его заменяет копия, написанная архимандритом Киприаном.

В 1990-х финансовое положение РПЦЗ было настолько тяжёлым, что шла речь о продаже синодального здания[1].

Примечания

Ссылки

Синод был учрежден в ходе преобразований Петра I вместо упраздненного им патриаршества первоначально как Духовная Коллегия (указом от 25 января 1721) и торжественно открыт 14 февраля 1721 под названием Святейший Правительствующий Синод. В 1723 Синод был признан патриархами восточных православных церквей как «возлюбленный о Господе брат», имеющий все патриаршие права. Члены Синода (первоначально 11, после 1819 — семь) — президент (Стефан Яворский, после смерти которого в 1722 должность была упразднена), два вице-президента, четыре советника и четыре асессора из лиц черного и белого духовенства. Местопребывание Синода было в Санкт-Петербурге.

Обоснование синодальной реформы было дано в «Духовном регламенте» одним из сподвижников Петра I, епископом Псковским Феофаном Прокоповичем. Согласно «Регламенту», коллегиальное устройство обеспечивало гарантии беспристрастности, повышало авторитет церковных решений и в то же время устраняло опасность двоевластия, связанную с сохранением патриаршества.

Все прерогативы и полномочия Синод получал от императора и рассматривался как орган, посредством которого император управлял церковными делами. В компетенцию Синода входили: толкование догматов и надзор за соблюдением обрядов, вопросы духовной цензуры, миссионерской деятельности и просвещения, борьба с расколами и ересями, решение церковно-административных вопросов, избрание и представление на утверждение царю кандидатов в архиереи. Синод являлся также высшей церковно-судебной инстанцией. Имел статус высшего государственного учреждения, равного Сенату.

В 1722 была учреждена должность обер-прокурора, который руководил канцелярией Синода и наблюдал за тем, чтобы решения Синода соответствовали законам и интересам государства. В 19 в. после учреждения министерств обер-прокурор становится единственным посредником при общении Синода с императором и светскими учреждениями (1803). В 1817-1824 Синод входит в состав Министерства духовных дел и народного просвещения. С 1830-х годов при Синоде возникает ряд органов, сосредоточивших в своих руках ведение административных дел, управление финансами и имуществом церкви (Канцелярия обер-прокурора, Хозяйственное управление, Контроль). Все эти учреждения состоящие из светских чиновников, подчинялись обер-прокурору, который по статусу становится равен министру.

В течение 19 века при Синоде создается также ряд органов для управления духовно-учебными заведениями: Комиссия духовных училищ (1808), Духовно-учебное управление (1839), Учебный комитет (1867). В 1885 учреждается Училищный совет, руководивший церковно-приходскими школами.

Глава V. Священный Синод

В ведении Синода находились Московская и Грузино-Имеретинская синодальные конторы, решавшие ряд местных вопросов, относившихся к компетенции Синода.

С 1830-40-х годов Синод фактически был оттеснен от управления церковными делами; все текущие дела решались только по докладу обер-прокурорской канцелярии; обер-прокурор мог приостановить (фактически — отменить) любое постановление Синода, оказывал решающее влияние на вызов иерархов в Синод и увольнение из него. С середины 19 в. в церковных и общественных кругах выдвигаются проекты церковных реформ, направленные на возвращение обер-прокурора к исполнению наблюдательных функций и передачу церковно-административных дел в непосредственное ведение Синода. Учрежденное в 1906 Предсоборное присутствие высказалось за передачу Синоду всей полноты власти над церковью и изменение системы государственного контроля (правительственный чиновник — прокурор — должен был лишь сверять решения Синода с существующими законами, не участвуя в заседаниях Синода). После 1917 Священный Синод — совещательный орган при Патриархе Московском и всея Руси.

Автор: А.Ю. Полунов

  • Барсов Т. В. Святейший Синод в его прошлом. СПб., 1896.
  • Барсов Т. В. Синодальные учреждения прежнего времени. СПб., 1897.
  • Барсов Т. В. Синодальные учреждения настоящего времени. СПб., 1899.
  • Благовидов Ф. В. Обер-прокуроры Святейшего Синода в 18 и в первой половине 19 века. Казань, 1900. 2-е изд.
  • Рункевич С. Г. История русской церкви под управлением Св. Синода. СПб., 1900.
  • Федоров В. А. Русская православная церковь и государство. Синодальный период (1700-1917). — М.: Рус. панорама, 2003.
  • Алексеева С. И. Святейший Синод в системе высших и центральных государственных учреждений пореформенной России, 1856-1904 гг. — СПб.: Наука, 2003.
  • Бабкин М. А. Духовенство РПЦ и февральская революция 1917 г. — М., 2002.

СВЯЩЕННЫЙ СИНОД РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ГЛАВА 2. Учреждение Святейшего синода

От греч. Σύνοδος — «собрание», «собор») — согласно действующему уставу РПЦ (Устав Русской Православной Церкви ), высший «орган управления Русской православной церкви в период между Архиерейскими соборами». В синодальный период Святейший Правительствующий Синод был высшим государственным органом церковно-административной власти в Российской империи.

В России до Императора Петра Первого было две главы: царь и патриарх. Они сотрудничали и помогали друг другу и Церковь имела полную свободу. Русская Церковь всегда находилась в тесной связи с народом и государством, никогда не отделялась от них и всегда служила их истинному благу. Такое сотрудничество Церкви и государства называется греческим словом «симфония» (по русски «согласие»).

Император Петр Первый производил реформы на пользу России, но не все были с ним согласны. Он встречал со всех сторон, включая духовенство, сопротивление и враждебность. Поэтому, после смерти патриарха Адриана (1690-1700 гг.), новый патриарх не был избран. Рязанский митрополит Стефан Яворский был поставлен Местоблюстителем патриаршего престола (1700-1721гг.); то есть временно заменял патриарха. До 1700 года, в Русской Церкви было десять (10) патриархов. В 1721 году Петр Первый учредил Святейший Синод, который заменял патриарха. Синод сперва назывался Духовной Коллегией.

Это изменение в управлении Российской Церковью было одобрено и утверждено восточными патриархами. Они признали Святейший Синод своим братом, имеющим равную с ними власть и степень в церковной иерархии; то есть они признали что Святейший Синод имеет ту же власть что и патриарх. Таким образом Святейший Синод заменил собою патриарха.

Святейший Синод состоял из: (1) Президента, (2) Двух ВицеПрезидентов, (3) Четырех советников и (4) Четырех ассесоров. Первын президентом Синода был митрополит Стефан Яворский. Позже, светские имена были заменены более подходящими названиями: (1) первенствующий член, (2) члены Синода и (3) присуствующих в Синоде.

По приказу Императора Петра Первого, Митрополит Феофан Прокопович издал Духовный Регламент. В нем древние церковные правила которые остались в силе, были применены к современному положению Русской Церкви. Духовная Колегия была подчинена царю через специального чиновника — оберпрокурора (светское лицо). Таким образом Русская Церковь лишилась независимости и самостоятельности.

Заменив собою патриарха, Святейший Синод принял на себя и дела патриаршего управления. Его главные задачи были:

-Наблюдение за чистотой учения и благочиния в богослужении,

-Избрание и поставление достойных архипастырей и пастырей,

-Надсмотр за духовно-учебными заведениями,

-Цензура духовных книг,

-Бракоразводные дела и прочее.

Глава 3 Святейший Синод при Петре II и Анне Иоанновне и борьба Феофана с своими врагами.

Еще хуже сделалось положение Святейшего Синода при молодом Петре II, когда всеми делами государства ворочали исключительно временщики — сначала Меньшиков, потом Долгорукие. Реакционный характер этого царствования способствовал еще большему подъему значения великорусской партии иерархов. Георгий Дашков провел Льва Юрлова до архиерейства в Воронежской епархии и успел ввести в Синод еще нового члена из великороссов, старого опального митрополита Игнатия Смолу, который был вызван теперь из своего Ниловского заточения на Коломенскую кафедру. Все они дружно стали действовать против Феофана. Феофилакт, единственный кроме него ученый член, не пристал к ним, но сделал Феофану большую неприятность, издав в 1728 году, с разрешения верховного совета, труд Яворского — “Камень веры”, обличавший те самые ереси, в каких враги обвиняли Феофана. В кружках старинного вельможества и духовенства заговорили даже о восстановлении патриаршества. Положение Феофана, бывшего теперь единственным представителем Петровских идей в Синоде, сделалось крайне опасным и заставляло его напрягать в разгоревшейся борьбе все свои силы и всю изворотливость. Оружие в этой борьбе y его противников было прежнее, которым он был встречен в Москве еще в 1718 г. при Стефане Яворском — это обвинение в ересях. В роли обвинителя, весьма неудобной для таких плохих богословов, как Георгий, выставлен был один из киевских же ученых, архимандрит юрьевский Mаркелл Родышевский, знавший Феофана еще с академии и одно время служивший y него в Псковской епархии судьей архиерейского дома. Еще в 1726 году им подан был Святейшему Синоду донос на Феофана в 47 пунктах, будто он, Феофан, не признает церковных преданий и учения святых отцов, не чтит святых икон и мощей, отрицает оправдание делами, смеется над церковными обрядами, акафистами, сказаниями Миней и Прологов, отвергает некоторые правила Кормчей, хулит церковное пение, а хвалит лютеранские органы, желает искоренить монашество и т. д. Так истолкованы были в доносе разные места из сочинений и устные речи Феофана, в которых выражалась его действительно подчас слишком горячая полемика или против католичества, или против домашних русских суеверий и обрядоверия. Дело это кончилось тогда заключением Маркелла в Петропавловскую крепость и внушением Феофану от лица императрицы, чтобы он впредь никаких противностей православной церкви не чинил, а жил, как живут все “великороссийские” архиереи. При Петре II Маркелл напал, как на еретические, на разные сочинения Феофана — букварь, толкование блаженств, об обливательном крещении и другие, прося y Синода немедленного осуждения и их, и их автора. На этот раз донос его уже вовсе не имел силы; Феофану легко было доказать, что все эти сочинения написаны были им по мысли Петра Великого и изданы с разрешения Святейшего Синода, и обвинить самого доносчика в том, что он осмелился винить в ересях самый Синод и “терзать славу толикаго монарха”. Потерпев неудачу в Синоде, Маркелл обратился к тайной канцелярии и донес ей, что Феофаном была написана “Правда воли монаршей” — сочинение, направленное к лишению наследия престола царевича Алексея, следовательно, противное и царствующему государю — сыну Алексея; но тайная канцелярия и без доноса хорошо знала это, равно как и то, что сочинение это написано было тоже по воле Петра Великого. Доносчик подвергся новому заключению — в Симонов монастырь. Феофан таким образом оставался цел и невредим; но положение его было все-таки очень шатко — Дашков все усиливался, и Феофану могла грозить впереди та же участь, какую недавно испытал другой нелюбимый великороссами черкашенин Феодосий. Его избавила от тяжких тревог неожиданная кончина Петра II (в январе 1730 года), за которой последовали восшествие на престол Анны Иоанновны и падение верховников. Сошедшись с духовником Анны Иоанновны, архимандритом Варлаамом, Родышевский хотел было и при ней продолжать свои нападения на Феофана; в своем Симоновском заточении он начал составлять против него новые обвинения, написал несколько тетрадей, в которых, кроме указанных сочинений, подверг резкой критике написанный Феофаном указ 1724 года о монашестве и самый Духовный регламент. Но при императрице Анне настали уже другие времена, когда вошли в силу не обвинения в ересях, а доносы политические, а этим оружием Феофан умел владеть лучше своих противников. Самую крепкую опору он нашел себе в господствовавшей при дворе немецко-курляндской партии, с интересами которой множеством нитей связывались его собственные интересы. Та же самая партия старинных людей, которая угрожала недавно ему, была теперь грозой и нового курляндского правительства. Последнее живо чувствовало свою ненациональность и слабость в России, хорошо знало, что право на престол, по завещанию Екатерины I, принадлежало не Анне Иоанновне, а дочерям Петра Великого с их потомством, и подозрительно прислушивалось ко всяким заявлениям в народном и православном духе и к толкам о цесаревне Елизавете, о сыне покойной царевны Анны Петре Голштинском и даже о царице Евдокии Лопухиной. Полемика против немецких ересей и обвинение в них кого-нибудь при таких обстоятельствах легко становились признаком политической неблагонадежности самих обвинителей и полемистов и влекли за собой неизбежные допросы в тайной канцелярии. За падением верховников скоро последовало и падение поддерживаемой ими великорусской партии в Синоде. Первым из архиереев попался в политическом деле Лев Юрлов, на которого было донесено из Воронежа, что, по получении здесь первого сенатского указа о восшествии на престол императрицы Анны, он не отслужил торжественного молебствия, а стал для того ждать еще особого указа из Св. Синода, в ожидании же этого несколько запоздавшего указа распорядился поминать царствующее семейство по порядку старшинства, начиная с царицы Евдокии. В Синоде, по влиянию Георгия и Игнатия, отнеслись к этому доносу легко и отложили его рассмотрение до новых разъяснений из Воронежа.

Священный синод Русской православной церкви

Но вслед за этим все члены, кроме Феофана, вдруг были уволены из Синода и на места их назначены другие — Леонид Крутицкий, Иоаким Суздальский и Питирим Нижегородский — все такие архиереи, которые вполне подчинялись Феофану; тогда же, кроме архиереев, в состав Синода опять, как при Петре, введены были архимандриты и протоиереи. По делу Льва началось следствие, к которому притянуты были и его доброжелатели, Георгий с Игнатием; все трое были признаны противниками царствующей императрицы, обвинены, кроме того, в разных злоупотреблениях по своим епархиям и по лишении сана разосланы в разные монастыри. В том же 1730 году был лишен сана и заточен в Кириллов монастырь Варлаам Вонатович Киевский за то, что, как и Лев, тоже не отслужил вовремя молебна на восшествие императрицы на престол; но больше всего он провинился в том, что плохо удерживал свое духовенство от толков об еретичестве Феофана и дозволил y себя в Киеве новое издание “Камня веры”. В следующем году был лишен сана и посажен в Выборгскую крепость архиерей той же великорусской партии Сильвестр Казанский, на которого донесли, что при Екатерине он запрещал поминать Св. Синод при богослужении, рвал и велел переписывать на свое имя прошения, подаваемые ему на Высочайшее имя, говорил об императрице Анне противные речи, делал лишние поборы по епархии и прочее.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *