Митрополит Серафим (Чичагов), видный деятель Русской Православной Церкви, был прославлен общецерковно как священномученик в сонме Собора новомучеников и исповедников Российских в 1997 году.

Главным делом жизни митрополита Серафима (Чичагова) было служение Русской Православной Церкви. Особую заботу он проявлял в отношении возрождения христианской жизни в народе. Разносторонне одаренный, Леонид Михайлович Чичагов (композитор, художник, философ, богослов) является автором известной книги «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Желание максимально помогать страждущим привело митрополита Серафима к занятиям медициной, которую он самостоятельно досконально изучил, в том числе и народную. Свой исторический анализ развития медицины с момента ее зарождения до ХХ века, а также оригинальный новый подход проверочной диагностики заболеваний и новые принципы лечения он изложил в двухтомном труде «Медицинские беседы».

«Медицинские беседы» были написаны в ХIХ веке, получившем название «нервный век». Л.М. Чичагов в «Медицинских беседах» дает четкую и краткую характеристику состояния здоровья людей своего века: «Чрезмерное напряжение или истощение нервов – есть эпидемическая всеобщая боль людей ХIХ века».

«Возникшее в «медицинской касте» разногласие в способах лечения (аллопатией, гомеопатией, гидпопатией, гигиеной и др.) привело к тому, что большинство людей окончательно спуталось в понятиях о медицине, об истинных причинах своих болезней и рациональных способах лечения» (Л.М. Чичагов). В «Медицинских беседах» митрополит Серафим поясняет, что его «система Л.М. Чичагова» родилась из всестороннего изучения медицины и существующих ныне методов лечения. Основные положения системы базируются на учении Гиппократа о болезни, гомеопатическом законе подобия и эмпирическом знании народной медицины. Он признает себя «составителем не новой медицины, а новой фармакологии, новой дозировки лекарств и нового их употребления, изобретателем проверочного способа диагностирования болезней (с помощью лекарства) и сторонником предохранительной медицины».

Отдельные положения «Системы Л.М. Чичагова» вызывают особый интерес.

1.Причины болезни кроются в нарушении правильного кровообращения вследствие болезненного состава крови.

2.Правильное состояние крови поддерживается, если ей непрерывно доставляются необходимые для питания вещества и беспрерывно удаляются из нее вредные.

3.Кровь делается источником всех болезней, если в ней будут задержаны и скопятся негодные и вредные вещества, которые должны быть выведены из нее различными органами тела.

4.Болезненность крови, если она не врожденная, может быстро развиваться от неправильности в образе жизни.

5.На состояние крови влияет расстройство нервной системы. Нервы могут быть насильственно истощены страстями и пороками, чрезмерным напряжением и мозговым истощением.

6.Предрасположенность к известным болезням есть не что иное, как скрыто существующая болезнь, сопровождающаяся расстройством кровообращения.

7.Диагноз болезней должен состоять из исследования наружного вида больного и его физического самочувствия (осмотра), из допроса субъективных ощущений больного, из исследования объективных симптомов (с помощью ощупывания, выслушивания) и из контрольного диагноза с помощью лекарств.

Кропотливая индивидуальная лекарственная диагностика Л.М. Чичаговым применялась для проверки диагноза в сомнительных случаях и заключалась в контрольном назначении больному водного раствора лекарства по 1 чайной ложке ежеминутно: «…6 чайных ложек довольно, чтобы выяснить симптом действия лекарства». При этом больной должен был следить за своими ощущениями (нет изменения, либо улучшение, либо ухудшение), а врач – оценить их. Если изменений в состоянии нет, возможен неверный диагноз, и следует дать другое лекарство.

8.В лечении больных должен соблюдаться принцип индивидуализации каждого случая.

9.Особенность его фармакологии – использование преимущественно неядовитых средств, главным сырьем для которых служили «исключительно для человека созданные в природе деревья и кустарники». Его опыт показал преимущество древесных перед травяными средствами для оздоровления болезненной человеческой крови». При лечении травами он использовал рецепты народной медицины.

10. Особенность дозирования лекарственных средств – это использование малых доз в разных концентрациях. «Мера лекарства должна равняться такому количеству, которое будучи принято, не достигает желудка и расходуется на смачивание слизистой оболочки рта, горла, пищевода… Все должно даваться в размере 1 чайной ложки. …Мои лекарства имеют действие исключительно по пути до желудка». Число приемов лекарства на день зависит от характера болезни (острая или хроническая), а также степени расстройства кровообращения. По опыту он определил, что действие принятого лекарства оканчивается в течение 1-2 часов.

Признавая для себя обязательным гомеопатический закон подобия (многие вещества, в зависимости от доз и количества приемов, имеют совершенно противоположные физиолого-терапевтические действия), он не был гомеопатом, как некоторые считают, хотя и назначал малые дозы препаратов в различных концентрациях. Приготовление лекарств у него было «иное, чем у гомеопатов». Он использовал преимущественно водные растворы одного лекарства растительного происхождения. Моментальный эффект малых доз применяемых им лекарств, действующих исключительно «на пути до желудка», по его мнению, обусловлено динамическим, а не химическим действием.

Таким образом, в основу своей системы Л.М. Чичагов положил учение о болезни Гиппократа: «Болезнь есть нарушение обмена веществ или равновесия в организме, т.е. нарушение правильности кровообращения вследствие болезненного состояния крови», – которое дополнил некоторыми принципами гомеопатического лечения (закон подобия и дозирование лекарств малыми дозами) и эмпирическим опытом народной медицины. Им были разработаны новые дозировки лекарств, новое их употребление и изобретен «проверочный способ диагностирования болезней» с помощью лекарства.

Митрополит Серафим пользовался огромным авторитетом как врач. По его воспоминаниям число его пациентов составляло 2000 человек.

Некоторые из приведенных положений, изложенных в «Медицинских беседах» Л.М. Чичагова, актуальны и в наш ХХI век. Владыка Серафим подчеркивал важность здорового образа жизни в поддержании здоровья, отмечая, что страсти и пороки, чрезмерное напряжение, несбалансированное питание могут привести к расстройству нервной системы.

Система питания по Серафиму Чичагову

В лечении он был противником смешения лекарств (полипрагмазии). Он считал необходимым соблюдение индивидуального подхода при лечении больного. Он утверждал: «Всякая болезнь излечивается не иначе, чем при помощи сил организма, а постороннее пособие играет роль подспорья в природе». Был он также сторонником предупреждения болезней или профилактической медицины.

Вызывает огорчение и сожаление, что в последнее время среди православных людей имеет популярность медицински безграмотный метод оздоровления, называемый «Здоровье по Чичагову». Так, некая «псевдоцелительница» и «практикующий врач» К.П. Кравченко, спекулируя именем глубокопочитаемого митрополита Серафима (Чичагова), обманом добилась популярности у доверчивых людей, увлекающихся самолечением.

Эпидемия лечения по методу так называемого «практикующего врача» К.П. Кравченко достигла из Московской, Владимирской областей и Краснодарского края и Тюменской области.

Чтобы остановить повальное увлечение опасной для здоровья методикой К.П. Кравченко, приводим выдержки из комментария священника-врача о. Георгия Шинкаренко (Собор Рождества Христова, г. Александров):

«Безграмотная по существу, «система лечения К.П. Кравченко» не имеет ничего общего ни с официальной медициной, ни с системой подвижника ХХ века священномученика Серафима (Чичагова) и его именем. Его именем она прикрывает собственные бредовые измышления. Предложенные этой целительницей способы лечения «сбоев» в эндокринной системе, инфекционных, онкологических заболеваний, укрепления иммунной системы большими дозами декариса вредны для здоровья. Свои псевдонаучные методы она прикрывает якобы благословением анонимных старцев».

Игумен Тихон (Барсуков) утверждает, что она никогда не практиковала в медсанчасти Троице-Сергиевой Лавры. На дисках с записью ее лекций самочинно поставлен логотип студии «Обитель Троице-Сергиевой Лавры».

Ее диски и брошюры имеют ярко выраженный лженаучный и псевдоправославный характер. На них отсутствует гриф «Одобрено Издательским Советом Русской Православной Церкви», их распространение в Церкви незаконно.

В социальной сети «В контакте» православными медиками создана группа «Опасная деятельность К.П. Кравченко» http:vk.com/club43549603, где приведены свидетельства пострадавших от ее деятельности, экспертизы врачей, отклики священников. К сожалению, и у нас уже имеются случаи, когда у больных после «лечения» большими дозами йода по методу К.П. Кравченко был спровоцирован рост злокачественных опухолей. А ведь главным принципом медицины является «Не навреди!». На наш взгляд, особо преступным является гриф на изданных ею безграмотных брошюрах «Разрешено для детей старше 12 лет».

Желание немедленного излечения, поиски «чудодейственных православных» средств приводят к игнорированию рекомендаций профессионального врача не испытывать на себе порой губительные для здоровья советы «оздоровителей» и «целителей», в том числе К.П. Кравченко.

«Здоровье есть драгоценный дар Божий, и доставляет удивление, что в наш практический век, научивший всех недоверчивости и скептицизму, многие люди продолжают им распоряжаться безотчетнейшим образом» (сщмч. Серафим). Эти слова можно отнести и к нашему ХХI веку. В заключение своей монографии «Медицинские беседы» митрополит Серафим напоминает изречение из «Книги премудрости Иисуса, сына Сирахова»: «Господь создал из земли врачества, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими» (Сирах. 38, 4).

Л.Ф. РУДНЕВА,
заслуженный врач РФ,
доктор медицинских наук,
профессор ТюмГМА

День памяти: 28 ноября ()

Святитель Серафим (в миру Чичагов Леонид Михайлович) происходил из известного аристократического рода, прославившегося в Русской истории выдающимися деятелями, в том числе военными, среди которых было два адмирала. Леонид появился на свет 9 января 1856 года, в городе Санкт-Петербурге.

Его отец, Михаил Никифорович, был полковником артиллерии, и по понятным соображениям желал сыну аналогичной карьеры. Между тем, когда Леониду было всего десять лет, отец умер, и все обязанности по содержанию и воспитанию сына (и трех его братьев) взяла на себя мать, Мария Николаевна.

Через какое-то время, движимая желанием устройства военной карьеры для своих сыновей, она определила Леонида и двух его братьев в Пажеский корпус – известное в то время в России военно-воспитательное заведение. За год до окончания обучения в Пажеском Корпусе Леонид получил звание камер-пажа, а окончив его в возрасте 18 лет, поступил в Артиллерийскую академию, после чего отправился на военную службу.

В 1877 году он оказался на Балканах, где участвовал в кровопролитных русско-турецких боях — на Шипкинском перевале, а также во взятии Телеша и Плевны. Мужество и героизм, проявленные Леонидом на войне, были отмечены боевыми наградами. Промысел Божий уберёг его от возможной смерти.

По возвращении с фронта в мирный Петербург он находился под столь сильным впечатлением от пережитого на войне, что написал по этому поводу несколько книг: о героизме русских солдат, о смысле жизни, о смерти. Кроме того, глубоко тронутый виденными им страданиями раненных бойцов, он приступил к изучению медицины, результатом чего явилось двухтомное сочинение «Медицинские беседы».

В 1878 году Л. М. Чичагов имел встречу со святым Праведным Иоанном Кронштадтским, великим светильником Русской земли. Тот разрешил ряд волновавших его жизненных вопросов и с тех пор стал ему духовным наставником.

8 апреля 1879 года, Леонид, будучи в возрасте 23 лет, связал себя брачными узами с Наталией Николаевной Дохтуровой, дочерью камергера. Как и положено православному, Леонид старался выстраивать отношения в семье на основах христианской морали и нравственности, эту же нравственность он стремился привить четырем своим дочерям.

В возрасте тридцати четырех лет, неожиданно для окружающих, он решил оставить воинскую службу и озвучил твёрдое желание посвятить свою дальнейшую жизнь служению Богу, став Православным священником. Эта новость ошеломила родных, не встретила сочувствия в семье. Даже горячо любимая супруга Леонида Михайловича воспротивилась воле мужа. Ей, светской даме, давно уже привыкшей к укладу аристократической жизни, весьма трудно было представить себя в роли какой-то попадьи. Тем более, что отношение аристократии к духовенству нередко выражалось даже и в пренебрежении.

Однако Леонид нашёл верное решение: он обратился за помощью к протоиерею Иоанну Кронштадтскому, который, собственно, и благословил его на подвиг священнического служения. Тогда праведный пастырь лично встретился с Наталией Николаевной и найдя подходящие к её сердцу слова убедил не противиться Промыслу Божию и принять выбор мужа. Наконец, она дала своё согласие.

15 апреля 1890 года Леонид Чичагов был отправлен в отставку, после чего вместе с семьёй перебрался в Москву. В доме на Остроженке, 37, где когда-то жил И. Тургенев, они прожили три года. В это время Леонид занимался серьёзным изучением богословских наук. В 1893 году, 26 февраля, он был рукоположен во диакона, а уже через два дня, 28 февраля, — в сан священника.

Первый год пастырского служения отца Леонида совпал с тяжелой болезнью супруги, в результате которой матушка Наталия умерла. Шёл 1895 год. Отец Леонид перевез её тело в Дивеево, и оно было предано земле на монастырском кладбище.

Через три года, после того как батюшка овдовел, он принял монашество. Тогда же он получил новое имя Серафим, в честь своего покровителя, великого святого земли Русской, Серафима Саровского. К этому времени его дочери повзрослели, старшей было уже 18 лет.

В 1898 году отец Серафим был определен для служения в Свято-Троицкую Лавру в Сергиевом Посаде. Надо сказать, что его отношения с братиями обители складывались не лучшим образом. Недавний аристократ, представитель высшего общества, да к тому же не имевший серьёзного монашеского опыта, вызывал у насельников, многие из которых имели простонародное происхождение, недоверие и казался им юродствующим барином.

Через год, стараниями близких друзей, удалось выхлопотать новое назначение. В результате отец Серафим перешёл в Суздальскую Спасо-Евфимиеву обитель. 14 августа 1899 года указом Святейшего Синода он был назначен её настоятелем, с последующим посвящением в сан архимандрита.

Здесь, помимо исполнения общих монастырских послушаний, по поручению начальства он занимался подготовкой документов, необходимых для канонизации Серафима Саровского, а в 1903 году ему предоставили право разработки церемониала грядущей канонизации с участием августейшей семьи. Надо сказать, что он справился с этой задачей безукоризненно: торжественная церемония прошла без сбоев и происшествий.

14 февраля 1904 года отец Серафим получил назначение на должность настоятеля Воскресенской Ново-Иерусалимской обители. А в апреле 1904 года он был рукоположен во епископа Сухумского.

Шли годы, надвигалось время страшных социальных потрясений, нравственных испытаний и катастроф: приближались революции 1917 года — Февральская и за нею — Октябрьская. В этот период святитель Серафим служил, волей Божьей, последовательно в четырех епархиях, а именно: в Сухуми, Орле, Кишиневе, Твери.

Осуществляя архипастырское служение и стремясь исполнять его с надлежащей ответственностью, отец Серафим открывал приюты, больницы, приходские советы. Одним из важнейших направлений его деятельности была борьба с заблуждениями, ересью, сектантством.

Вместе с тем, как отмечают историки, ему не удалось избежать некоторых острых ошибок. Так, будучи в Кишиневе, отец Серафим, увлекшись жаром политических волнений, проникся идеями сторонников «Союза русского народа» и влился в число его вдохновителей. Между тем это движение, вместо способствования укреплению Российской монархии, дискредитировало её.

Ни Февральская, ни Октябрьская революции не нашли сочувствия в сердце архиерея. Вскоре усилиями враждебно настроенных по отношению к нему представителей духовенства, при посредстве большевистских властей он был изгнан из Тверской губернии.

Стремясь отгородить святителя от вероятной расправы, Святейший Патриарх Тихон провёл на заседании Святейшего Синода решение о его назначении на кафедру Варшавскую и Привисленскую. Однако разгоревшаяся гражданская, а затем и советско-польская война отрезали путь в Польшу фронтами и сделали отъезд святителя к месту его назначения технически невозможным. Он остался в Москве. Здесь его навещали и ободряли родные и близкие.

В 1921 году святитель Серафим был подвергнут аресту и заточен в Таганскую тюрьму, которую покинул лишь в 1922 году. Затем ему опять предъявили обвинение в преступлениях против Советской Власти и приговорили к ссылке в Архангельскую область, где он провел около года.

По возвращении из ссылки архипастырь остановился в Москве. Через непродолжительное время, в апреле 1924 года, его вновь арестовали, обвинив в организации торжеств в честь прославления Серафима Саровского в 1903 году.

Стараниями Патриарха Тихона святитель Серафим был освобожден из-под стражи, но в Москве он оставаться не мог.

Статьи о Серафиме Чичагове и его системе

После того как ему отказали в возможности поселиться в Серафимо-Дивеевском монастыре, он, раздосадованный, уехал в деревню Шуи, где его приняли с радушием в Воскресенский Феодоровский монастырь.

В 1927 году святитель Серафим, сердечно простившись с подвижницами, отправился на новое служение: митрополит Сергий, выступивший с нашумевшей тогда деклараций, частично поддержавшей государственную власть, была необходима помощь соратников. Весной 1928 года, страдалец, уже как митрополит Ленинградский и Гдовский, вернулся в родной ему город.

Достойно признания, что поддерживая митрополита Сергия, он не поддерживал его слепо и всецело, равно как не поддерживал и государственную политику, направленную против Бога и Его Церкви.

Нужно отметить, что святитель Серафим раздражал светские власти не только своим ревностным отношением к Православному богослужению, но и к широкой проповеди, что тогда признавалось за антисоветскую пропаганду. 1932 год ознаменовался массовым арестом священнослужителей, в том числе монашествующих. На фоне общего негативного отношения власти к священству возрастала угроза и в отношении владыки Серафима. К этому времени здоровье его пошатнулось. Все перечисленные факторы вкупе послужили причиной увольнения святителя на покой. Это случилось в октябре 1933 года.

Наступил кровавый 1937-й год. В сентябре владыку арестовали в очередной и последний раз. Не пощадили даже его старость — ему было 82 года. Ввиду того, что арестованный не мог самостоятельно ходить, его вынесли на носилках, а затем, на машине скорой помощи, перевезли в Таганскую тюрьму. 11 декабря, по приговору тройки НКВД, его расстреляли на печально прославившемся Бутовском полигоне.

Утверждают, что день смерти святителя Серафима был предсказан ему святым праведным Иоанном Кронштадтским, в словах: «Помни день трех святителей». Каждый раз в этот день святой Серафим готовился к смерти. Сообщается, что владыка втретил её не только как истинный воин Христов, мученик за веру, но и как подлинный офицер: не преклонив перед палачами главы, не замарав чести христианской и архипастырского достоинства.

Тропарь священномученику Серафиму, глас 5

Воинство Царя Небеснаго / паче земнаго возлюбив, / служитель пламенный Святыя Троицы явился еси, / наставления Кронштадтскаго пастыря в сердце своем слагая, / данная ти от Бога многообразная дарования / к пользе народа Божия приумножил еси, / учитель благочестия / и поборник единства церковнаго быв, / пострадати даже до крове сподобился еси, / священномучениче Серафиме, / моли Христа Бога // спастися душам нашим.

Кондак священномученику Серафиму, глас 6

Саровскому чудотворцу тезоименит быв, / теплую любовь к нему имел еси, / писаньми твоими подвиги и чудеса того миру возвестив, / верныя к его прославлению подвигл еси / и благодарственнаго посещения / самаго преподобнаго сподобился еси. / С нимже ныне, священномучениче Серафиме, / в Небесных чертозех водворяяся, / моли Христа Бога // серафимския радости нам причастником быти.

Медицинское наследие священномученика митрополита Серафима (Чичагова)

В сонме мучеников Русской Православной Церкви XX века особое, одному ему присущее место занимает священномученик митрополит Серафим (Чичагов).

Родовитый русский аристократ и блестящий гвардейский офицер, благочестивый православный мирянин и вдохновенный приходской батюшка, самоотверженный монастырский игумен и строгий епархиальный архиерей — таковы яркие образы, которыми запечатлелась в русской церковной и гражданской истории замечательная личность святителя Серафима. В историю же русской святости святитель Серафим вошел прежде всего как мужественный исповедник и величественный священномученик, сочетавший эти два подвижнические служения в своей долгой и праведной жизни.

Святитель Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился 9 января 1856 г.

Учился в Первой Санкт-Петербургской военной гимназии, окончил по первому разряду Пажеский корпус в 1875 году.

В 1877-1878 годах участвовал в русско-турецкой войне.

Самостоятельно изучал богословские науки. Интересовался проблемами народной медицины (автор системы лечения организма лекарствами растительного происхождения, которая изложена им в фундаментальном труде "Медицинские беседы"). В результате систематических богословских занятий, не получивший даже семинарского образования офицер превратится в энциклопедически образованного богослова, авторитет которого со временем будет признан всей Русской Православной Церковью.

В 1890 году уволен в отставку, в 1891 году "для сравнения со сверстниками" произведён в полковники.

С 1878 года был духовным чадом знаменитого св.праведного Иоанна Кронштадтского. По его благословению вышел в отставку и принял духовный сан.

В 1896 году вышло в свет первое издание составленной им "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря", значительная часть которой была посвящена деятельности Серафима Саровского. Посетил этот монастырь, где монахиня Пелагия, помнившая старца Серафима, сказала ему: "Вот хорошо, что ты пришел, я тебя давно поджидаю: преподобный Серафим велел тебе передать, чтобы ты доложил Государю, что наступило время открытия его мощей, прославления". Позднее действительно получил аудиенцию у императора Николая II, передал ему свою книгу, что способствовало канонизации Серафима Саровского.

В 1902 году по повелению императора и определению Священного синода ему были поручены подготовительные работы к канонизации Серафима Саровского, состоявшейся в 1903 году. Написал житие преподобного, выпустил второе издание "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря". Был одним из организаторов церемонии прославления.

С февраля 1928 года стал митрополитом Ленинградским.

Был расстрелян 11 декабря 1937 г..

Канонизован Русской Церковью в 1997 году.

Серафим Чичагов
ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА, САРОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА
Серафимо-Дивеевский монастырь, 1903

Батюшка о. Серафим поступил в Саровскую пустынь в 1778-м году, 20-го ноября, накануне Введения Пресвятой Богородицы во храм и поручен был в послушание старцу иеромонаху Иосифу.

Родиной его был губернский город Курск, где отец его, Исидор Мошнин, имел кирпичные заводы и занимался в качестве подрядчика постройкой каменных зданий, церквей и домов. Исидор Мошнин слыл за чрезвычайно честного человека, усердного к храмам Божиим и богатого, именитого купца. За десять лет до смерти своей он взялся построить в Курске новый храм во имя преподобного Сергия, по плану знаменитого архитектора Растрелли. Впоследствии, в 1833 году, этот храм сделан был кафедральным собором. В 1752-м году состоялась закладка храма, и, когда нижняя церковь, с престолом во имя преподобного Сергия, была готова в 1762-м году, благочестивый строитель, отец великого старца Серафима, основателя Дивеевского монастыря, скончался. Передав всё состояние своё доброй и умной жене Агафии, он поручил ей довести дело построения храма до конца. Мать о. Серафима была ещё благочестивее и милостивее отца: она много помогала бедным, в особенности сиротам и неимущим невестам.

Агафия Мошнина в течение многих лет продолжала постройку Сергиевской церкви и лично наблюдала за рабочими. В 1778-м году храм был окончательно отделан, и исполнение работ было так хорошо и добросовестно, что семейство Мошниных приобрело особое уважение между жителями Курска.

Отец Серафим родился в 1759-м году, 19-го июля, и наречён Прохором. При смерти отца Прохору было не более трёх лет от рождения, следовательно, его всецело воспитала боголюбивая, добрая и умная матушка, которая учила его более примером своей жизни, проходившей в молитве, посещении храмов и в помощи бедным. Что Прохор был избранником Божиим от рождения своего — это видели все духовно развитые люди, и не могла не почувствовать благочестивая его мать. Так, однажды, осматривая строение Сергиевской церкви, Агафия Мошнина ходила вместе со своим семилетним Прохором и незаметно дошла до самого верха строившейся тогда колокольни. Отойдя вдруг от матери, быстрый мальчик перевесился за перила, чтобы посмотреть вниз, и, по неосторожности, упал на землю. Испуганная мать в ужасном виде сбежала с колокольни, воображая найти своего сына разбитым до смерти, но, к несказанной радости и величайшему удивлению, увидела его целым и невредимым. Дитя стояло на ногах. Мать слёзно возблагодарила Бога за спасение сына и поняла, что сын Прохор охраняется особым Промыслом Божиим.

Через три года новое событие обнаружило ясным образом покровительство Божие над Прохором. Ему исполнилось десять лет, и он отличался крепким телосложением, остротою ума, быстрою памятью и, одновременно, кротостью и смирением. Его начали учить церковной грамоте, и Прохор взялся за дело с охотою, но вдруг сильно заболел, и даже домашние не надеялись на его выздоровление. В самое трудное время болезни, в сонном видении, Прохор увидел Пресвятую Богородицу, Которая обещала посетить его и исцелить от болезни. Проснувшись, он рассказал это видение своей матери. Действительно, вскоре в одном из крестных ходов несли по городу Курску чудотворную икону Знамения Божией Матери по той улице, где был дом Мошниной. Пошёл сильный дождь. Чтобы перейти на другую улицу, крестный ход, вероятно, для сокращения пути и избежания грязи, направился через двор Мошниной. Пользуясь этим случаем, Агафия вынесла больного сына на двор, приложила к чудотворной иконе и поднесла под её осенение. Заметили, что с этого времени Прохор начал поправляться в здоровье и скоро совсем выздоровел. Так исполнилось обещание Царицы Небесной посетить отрока и исцелить его. С восстановлением здоровья Прохор продолжал успешно своё учение, изучал Часослов, Псалтирь, выучился писать и полюбил чтение Библии и духовных книг.

Старший брат Прохора, Алексей, занимался торговлею и имел свою лавку в Курске, так что малолетнего Прохора заставляли приучаться к торговле в этой лавке; но к торговле и барышам не лежало его сердце. Молодой Прохор не опускал почти ни одного дня без того, чтобы не посетить храма Божия, и, за невозможностью быть у поздней литургии и вечерни по случаю занятий в лавке, он вставал ранее других и спешил к утрене и ранней обедне. В то время в г. Курске жил какой-то Христа ради юродивый, которого имя теперь забыто, но тогда все чтили. Прохор с ним познакомился и всем сердцем прилепился к юродивому; последний, в свою очередь, возлюбил Прохора и своим влиянием ещё больше расположил душу его к благочестию и уединённой жизни. Умная мать его всё примечала и душевно радовалась, что её сын так близок к Господу. Редкое счастье выпало и Прохору иметь такую мать и воспитательницу, которая не мешала, но способствовала его желанию выбрать себе духовную жизнь.

Через несколько лет Прохор стал заговаривать о монашестве и осторожно вызнавал, будет ли мать его против того, чтобы ему пойти в монастырь. Он, конечно, заметил, что добрая его воспитательница не противоречит его желанию и охотнее хотела бы отпустить его, чем удержать в мире; от этого в его сердце ещё сильнее разгоралось желание монашеской жизни. Тогда Прохор начал говорить о монашестве со знакомыми людьми, и во многих он нашёл сочувствие и одобрение. Так, купцы Иван Дружинин, Иван Безходарный, Алексей Меленин и ещё двое выражали надежду идти вместе с ним в обитель.

На семнадцатом году жизни намерение оставить мир и вступить на путь иноческой жизни окончательно созрело в Прохоре. И в сердце матери образовалась решимость отпустить его на служение Богу. Трогательно было его прощание с матерью! Собравшись совсем, они посидели немного, по русскому обычаю, потом Прохор встал, помолился Богу, поклонился матери в ноги и спросил её родительского благословения. Агафия дала ему приложиться к иконам Спасителя и Божией Матери, потом благословила его медным крестом. Взяв с собою этот крест, он до конца жизни носил его всегда открыто на груди своей.

Главная / Галерея икон / Святые

Серафим Чичагов

Серафим Чичагов

Артикул 600627
Размер иконы

В сонме мучеников Русской Православной Церкви XX века особое, одному ему присущее место занимает священномученик митрополит Серафим (Чичагов). Родовитый русский аристократ и блестящий гвардейский офицер, благочестивый православный мирянин и вдохновенный приходской батюшка, самоотверженный монастырский игумен и строгий епархиальный архиерей — таковы яркие образы, которыми запечатлелась в русской церковной и гражданской истории замечательная личность святителя Серафима. В историю же русской святости святитель Серафим вошел прежде всего как мужественный исповедник и величественный священномученик, сочетавший эти два подвижнические служения в своей долгой и праведной жизни.

Священномученик Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился в семье военного и принадлежал к именитому дворянскому роду. После окончания Императорского Пажеского корпуса участвовал в Балканской войне 1876-77 годов. Промысл Божий, уберегший поручика Л. М. Чичагова от смерти и ранений на полях брани, привел его вскоре после возвращения в Санкт-Петербург в 1878 г. к встрече с великим пастырем Русской Православной Церкви св. праведным Иоанном Кронштадтским, разрешившим многие духовные вопросы молодого офицера и ставшим на все последующие годы непререкаемым духовным авторитетом для будущего святителя.

Важным событием, ознаменовавшим дальнейшее духовное становление 23-летнего Л. М. Чичагова стал заключенный им 8 апреля 1879 г. брак с дочерью камергера Двора Его Императорского Величества Наталией Николаевной Дохтуровой.8 С самого начала этот блестящий брак, породнивший представителей двух известных аристократических фамилий (Наталия Николаевна являлась внучатой племянницей героя Отечественной войны 1812 г. генерала Д. С.

Дохтурова) оказался весьма отличавшимся от многих великосветских браков. Памятуя о том, что христианский брак есть прежде всего малая Церковь, в которой не угождение друг другу, а тем более предрассудкам большого света, но угождение Богу является основой семейного счастья, Л. М. Чичагов сумел привнести в уклад своей молодой семьи начала традиционного православного благочестия. Именно эти начала и были положены в основу воспитания четырех дочерей Веры, Наталии, Леониды и Екатерины, которые родились в семье Чичаговых.

В 1891 году выходит в отставку с воинской службы и в 1893 г. по благословению Иоанна Кронштадтского принимает священнический сан. Служит в разных храмах Москвы. В 1895 году умирает его жена. В это время он начинает работать над «Летописью Серафимо-Дивеевского монастыря» и в 1898 году принимает монашеский постриг с именем Серафим.

Вскоре он назначается настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиевско-го монастыря. В 1903 году по составленному им представлению и при активном содействии императора Николая II был прославлен преподобный Серафим Саровский. В это же время он составляет акафист преподобному. В 1905 году он — епископ Сухумский. С 1906 по 1912 годы был архиепископом Орловским, Кишиневским и Тверским. Участвовал в Поместном соборе 1917-18 годов, где возглавлял отдел «Монастыри и монашество».

В 1917 году владыка Серафим был изгнан обновленцами со своей кафедры. Патриарх Тихон назначил его в Варшаву, но он так и не прибыл на место служения в связи с происходившими там боевыми действиями.

В 1921 году уже в сане митрополита сослан в Архангельскую область. Несколько лет прожил в Воскресенском Федоровском монастыре под Шуей.

В 1928 году был возвращен к делам Церкви и назначен на Ленинградскую кафедру. В 1933 году был уволен на покой и жил последние годы под Москвой.

В 1937 году его арестовали и на носилках доставили в Таганскую тюрьму. 11 декабря того же года был расстрелян на полигоне в Бутово под Москвой. Владыка писал иконы. Чудесный образ Спасителя его работы находится в московском храме Илии пророка.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *