Анализ стихотворения А.С. Пушкина «Странник»
Стихотворение «Странник» было написано Александром Сергеевичем Пушкиным в 1835 году и относится к периоду «творчества тридцатых годов», для которого характерны переоценка поэтом собственных произведений, большая реалистичность повествования. «Странник» заключен в уже укрепленные и устоявшиеся историко-литературные рамки, он полностью принадлежит реализму.
В основу событий, описанных в данном стихотворении, могла быть положена история личной жизни, переживаний и душевных мук самого Александра Сергеевича. Ведь именно примерно в это время в счастливую семейную жизнь поэта вмешивается фигура Жоржа Дантеса, именно в это время бедный поэт испытывает страшные терзания. И его «Странник» — это стихотворение философско-интимной тематики, крепко связанное с его личными переживаниями и поиском жизненного пути.
Темой этого стихотворения является поиск убежища потерянного человека и спасения его же от смерти, от Высшего суда, к которому он не готов. Лирический герой Пушкина мечется, изнывает от тоски и уныния, которым наполнено его сердце. Что хотел сказать Александр Сергеевич «Странником», или, проще говоря, какова же главная идея данного текста? Нужно идти на свет, идти за слепящим светом вперед, отрекаясь от каких-то семейных или дружеских уз. Нет той безвыходности, о которой думают многие, выход всегда есть – это и показал читающий юноша герою стихотворения, указав ему перстом даль.
Прежде всего, следует рассмотреть уровень сюжетной ситуации, то есть сам сюжет, его динамическое развитие. С самых первых строк нашему взору представляется лирический герой, который беспомощно странствует по дикой долине и изводит себя бесконечными вопросами, идущими из недр его обеспокоенной души. После этого он все же возвращается домой и пытается держать все внутри себя, однако же, не посмев противостоять той скорби, которая наполняла его все больше и больше, он изливает все своей жене и детям, которые принимают его за сумасшедшего, воспринимают его пламенную речь, как следствие временного умопомешательства. Семья отправляет его в постель, думая, что сон благотворно повлияет на его расстроенный рассудок, но это лишь обостряет его состояние. И никакие суровые речи, жестокие приказы не могут ослабить пыл молодого человека, ничто не может остановить его встать на так называемый «правый путь». Он один оказывается против всей своей семьи, которая, в конце концов, махает на него рукой и отпускает. И он опять пускается в путь, но никакая телесная усталость не может заглушить тех душевных переживаний, которые его переполняют. И вот он замечает читающего книгу юношу, который спрашивает его, почему тот, одиноко бродя, плачет, и что так сильно беспокоит этого путника? Ответив на все вопросы, герой выслушивает совет юноши, который советует бежать. Не до конца понимая, он все же спрашивает, что тот имеет в виду – куда бежать в таком положении? Какой путь следует снова избрать? И юноша спокойно указывает ему. И тут, словно исцеленный от слепоты, он открывает глаза и видит свое избавление. Бросив все: семью, друзей, приятелей – он отправляется в далекий путь, чтобы узреть «спасенья верный путь и тесные врата». Для главного героя этот свет становится признаком Бога, и пока он видит этот свет, он движется вперед.
Таким образом, можно заметить, что сюжет развивается довольно-таки стремительно. В пяти частях описаны и душевные мучения, и эмоциональные переживания, и моменты некоего помешательства, но после всего этого – чудесное избавление и исцеление от завес темноты, которые заслоняли глаза лирическому герою. Состояние тревоги сменяется чувством надежды на новую и спокойную жизнь, на Божье спасение от предстоящего Страшного Суда. Герой убегает от мира, от людей, чтобы посвятить себя будущей жизни, чтобы протиснуться в те самые узкие и тесные врата, чтобы узреть настоящий и верный путь к спасению.
Далее рассмотрим систему образов данного стихотворения. Центральным образом является лирический герой, мучимый ужасным страхом и тоской перед будущим близким судом, к которому он оказывается не готовым. Он – это измученный духовный труженик, который влачит свою веригу, и это показывает его положение лучше всего. Лирический герой, словно мученик, сам привязывает себя к тому кресту, идет за Богом, испытывая ежеминутные страдания от хоть какого-то движения; вместе с тем он раб, в голове которого появляется идея бунта против божественного; он путник, который спешит найти свое упование, прибежище и покров еще до дождя, до чего-то страшного, до своей смерти. Невероятное духовное смятение, расшатывающее его психику, выливается на читателя со страниц стихотворения. Из-за своего индивидуального положения, индивидуального мироощущения и личного мнения он бежит от общества, которое стесняет его и стремится загнать в какие-то рамки.
Многозначен также и образ читающего юноши, который дарует герою избавление от мук, указывает ему на свет, наставляет его на путь истинный, направляет его своим перстом в будущую жизнь. Образ этот можно сравнить с образом серафима из стихотворения «Пророк» (1826), который также изменяет поэта, возводит его в новый ранг, лирический герой «Пророка» проходит свое перерождения, изменения физической и духовной сущности. Так и здесь. Лишь парой слов и обыкновенным жестом этот юноша открывает глаза герою, показывает ему истинную суть вещей. Получается, что образ этот можно назвать образом «ангела-хранителя», немногословного серафима, который подталкивает героя к правильному выбору пути.
Следующий образ – это образ стада, окружения в целом, в который входит и семья, и приятели лирического героя. Они представляют собой толпу, которая резко отличается от героя и юноши, они не верят в истинность душевных пыток, в значимость Суда, они считают это пустыми словами. И с присущим толпе вероломством они пытаются наставить его на путь истинный, на «правый путь», но герой сопротивляется, а конце уже совсем не обращает внимания на их слова, отдавая предпочтение тому откровению, которое открылось ему.
Как и в любом стихотворении, мы обнаруживаем два полюса, мы находим главный конфликт произведения, в данном случае заключенный в противоборстве личности и общества вокруг. Это типично романтический конфликт, но не стоит забывать, что Пушкин и сам прошел перерождения из поэта-романтика в прозаика-реалиста; и, возможно, что он все же не до конца перешел в последнего, оставив в своей лирики романтические нотки.
Далее следует посмотреть на изобразительные средства, тропы, использованные Пушкиным в данном стихотворении. Обратимся вначале к поэтической лексике.
Пушкиным употреблены старославянизмы, такие как «перст», «взор», «око». У Александра Сергеевича они употребляются в стиле возвышенном, можно сказать, что они создают определенный колорит описываемых событий. Возможна также и обращенность к библейским мотивам, к чему-то неизменному, вечному и бессмертному.
Также им используются сравнения, вписанные в некие ассоциативные ряды, например:
…Как раб, замысливший отчаянный побег,
Иль путник, до дождя спешащий на ночлег.
Духовный труженик — влача свою веригу…
Из этого можно сделать вывод об образности стихотворения Пушкина. Такими ассоциативными рядами он расширяет рамки своего стихотворения, дает читателю более полный и яркий портрет своего героя, показывая его через схожие понятия. Александр Сергеевич помогает более точно прочувствовать образ лирического героя, все его перерождения и превращения, которые совершаются не только внешне, но и внутренне.
Он не обходит стороной и эпитеты: души пронзенной, мысли мрачные, мучительное бремя, жар враждебный, сон целебный и так далее. С помощью эти эпитетов Пушкин придает обычному состоянию героя яркую эмоциональную окрашенность, очень точно и четко показывая его нелегкое душевное состояние. Все внутри героя – темное, словно в душе его – полный хаос, черная дыра, которая поглощает его с каждой минутой, все больше и больше втягивая.
Далее обратимся к поэтическому синтаксису. В своем стихотворении Пушкин в огромном количестве использует риторические вопросы и восклицания. Пример риторических восклицаний являются:
…О горе, горе нам!..
…Идет!..
К риторическим вопросам можно отнести некоторые высказывания лирического героя из первой и второй части, например:
…Что делать буду я? что станется со мной?..
…Обресть убежище; а где?..
Также Пушкиным вводятся именительные представления:
…Вы, дети, ты, жена!..
Касаемо лингвостилистических фигур нужно еще затронуть размер данного стихотворения, его рифмовку. «Странник» написан ямбом, использована парная рифмовка (aabb), однако всего лишь один раз за все стихотворение данная планка сбивается, а именно на строчках:
…И вот о чем крушусь: к суду я не готов,
И смерть меня страшит».
«Коль жребий твой таков, —
Он возразил,— и ты так жалок в самом деле…
Это может свидетельствовать о том, что сам Пушкин хотел остановиться здесь, споткнуться о тему смерти, о мотив смерти и Страшного Суда, который мучит героя денно и нощно, который не дает ему спокойного и целебного сна. Таким образом, сбивается весь предыдущий ритм и такт, с которым было написано стихотворение. Однако это не так заметно, ибо дальше все снова возвращается на круги своя и приходит к первоначальному виду. То есть изменения происходит буквально в пределах четырех строк совершенно незаметно, но все равно заставляя остановиться на сем факте.
Таким образом, стихотворение «Странник» содержит в себе более глубокий смысл, чем просто переживания и метания героя. Это, прежде всего, тема поиска жизненного пути, тема ответа перед Высшим Судом, к которому многие не готовы и не будут готовы, тема спасения человека путем выбора правильного направления в своем следовании вперед.

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

В произведении «Подражание Корану» Александр Сергеевич Пушкин обращается к религии. Возможно, именно поэтому данная работа поэта считается неоднозначной, поскольку эта тема во все времена считается наиболее болезненной. Предлагаем краткий анализ «Подражания Корану» по плану, который поможет при подготовке к уроку по литературе в 9 классе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Подражания Корану.

История создания – Стих написан в 1824 году.

Тема стихотворения – Истинная вера и заблуждения человеческого разума.

Композиция – Произведение состоит из 9 частей, объединенных между собой общим замыслом.

Жанр – Философская лирика.

Стихотворный размер – Все части цикла написаны различным стихотворным размером с использованием различных рифмовок.

Метафоры – «сень успокоенья», «зоркое гоненье».

Эпитеты – «безнадежной», «усталый», «мгновенный».

Олицетворения – «грянет гром», «кладезь иссяк».

Старославянизмы – «роптал», «алкал», «зеницы».

Сравнения – «как лен, елеем напоенный».

По окончании южной ссылки Александр Сергеевич еще два года был вынужден провести в родном имении Михайловское, вдали от светской жизни столицы. Домашний арест, во время которого родной отец шпионил за ним и вскрывал почту, очень угнетал молодого поэта.

Однако безропотно находиться в заточении Пушкин не мог: его пытливый ум настойчиво требовал интеллектуальной пищи. Выходом из положения оказались задушевные беседы с соседской помещицей Осиповой Прасковьей Александровной. Будучи женщиной умной, образованной, но при этом очень религиозной, она часто спорила с Пушкиным на предмет веры.

В ссылке у Александра Сергеевича под рукой оказался томик Корана, переведенный с французского языка. Поэт увлекся изучением священных текстов, которые натолкнули его на написание стихотворения на религиозную тему.

Стих «Подражание Корану», датируемый 1824 годом, Александр Сергеевич посвятил Прасковье Осиповой, своему самому главному оппоненту в период ссылки в Михайловском.

Тема

Произведение состоит из девяти отдельных стихов, каждый из которых перепевает какой-либо эпизод из жизни Магомета или главу Корана. Однако все части связаны между собой общим смыслом и мотивами.

Центральная тема – истинная вера и слепое следование религиозным догматам. Автор не ставит перед собой задачу критиковать ислам или иную религию, и с большим почтением относится к Корану. Он, примерив образ лирического героя, выступает сторонним наблюдателем и пытается провести анализ мотивов и поступков пророка, людей и Божьи замыслы.

Автор рисует образы обычных людей, которые вынуждены повиноваться религиозным законам, не понимая их смысла. Среди них и мусульманские девушки, которые с ранних лет должны скрывать свои лица под плотным покрывалом, и воины-мусульмане, вынужденные обнажать свой меч и идти на верную смерть с именем пророка на устах.

По этой причине лирический герой призывает всех верующих, и мусульман, и православных, открыть глаза и «восстать», то есть не жить слепо по законам Божьим, в то время как иные беззастенчиво манипулируют и используют имя Господа в своих корыстных целях.

Может сложиться впечатление, что Александр Сергеевич считает себя атеистом, однако это не так. Он с большим почтением относится к верующим людям и принимает любую веру. Однако его коробит тот факт, что религия далеко не для всех является способом духовного очищения.

Цикл состоит из девяти небольших стихов, связанных между собой общей темой.

В первом стихотворении речь идет о ниспослании Пророку Корана, милости и могуществе Аллаха.

Второй стих посвящен женам Пророка Мухаммеда.

В третьей части описывается гордыня и наказание за нее.

Четвертый стих описывает наглость Пророка, решившего тягаться с Аллахом.

Пятая часть восхваляет всемогущего Бога-создателя.

Шестой стих посвящен воинам, погибших во имя веры.

В седьмой части описывается глава, в которой Аллах уберег Магомета от врагов, скрыв его в пещере.

В восьмом стихе идет речь о богоугодном подаянии.

Заканчивается цикл стихом о ропщущем на Господа путнике, который, все же, получает божью милость.

Произведение написано в жанре философской лирики. Все стихи, за исключением седьмого и девятого стиха, написаны шестистопным ямбом. Седьмая часть цикла написана двустопным амфибрахием, а девятая – четырехстопным амфибрахием.

Средства выразительности

Произведение насыщено высокой лексикой. Особое место занимают старославянизмы («роптал», «алкал», «зеницы»), придающие стихотворению особое звучание, схожее с библейскими текстами.

Также во всем разнообразии представлены эпитеты («безнадежной», «усталый», «мгновенный»), олицетворения («грянет гром», «кладезь иссяк»), метафоры («сень успокоенья», «зоркое гоненье»), сравнения («как лен, елеем напоенный»).

Тест по стихотворению

  1. Вопрос 1 из 7

    В каком году А. С. Пушкин написал стихотворение «Подражания Корану»?

    • 1820
    • 1822
    • 1824
    • 1826

Начать тест(новая вкладка)

Рейтинг анализа

Alex_61 про Хайнлайн: Звёздный десант
Внезапно подумалось. Знаменитый идиотский отрывок, высветивший, конечно, не так уж чтобы интеллектуальную беспомощность автора, а скорее, его отпропагандированную «совесть», за который его не отпинал только ленивый:

Конечно, Марксово определение стоимости довольно нелепо. Сколько бы труда вы ни затратили, вы не смогли бы превратить кучу хлама в яблочный пирог. Хлам остался бы хламом, а его стоимость нулём. Можно даже сделать вывод, что неквалифицированный труд может легко уменьшить стоимость: бездарный кулинар возьмёт тесто и яблоки, которые, кстати, обладают стоимостью, и превратит их в несъедобную дребедень. В результате стоимость — ноль. И наоборот, талантливый повар из тех же материалов, с теми же затратами труда изготовит приличный пирог. Даже такая кухонная иллюстрация разбивает все доводы Марксовой теории стоимости — ложной посылки, из которой вырастает весь коммунизм. С другой стороны, она подтверждает правильность общепринятого, основанного на здравом смысле определения с точки зрения теории «полезности».
Of course, the Marxian definition of value is ridiculous. All the work one cares to add will not turn a mud pie into an apple tart; it remains a mud pie, value zero. By corollary, unskillful work can easily subtract value; an untalented cook can turn wholesome dough and fresh green apples, valuable already, into an inedible mess, value zero. Conversely, a great chef can fashion of those same materials a confection of greater value than a commonplace apple tart, with no more effort than an ordinary cook uses to prepare an ordinary sweet.
These kitchen illustrations demolish the Marxian theory of value — the fallacy from which the entire magnificent fraud of communism derives — and illustrate the truth of the common-sense definition as measured in terms of use.

В оригинале, как водится, звучит лучше. Но не об этом речь.
Сейчас люди берут «грязевые пироги» и, вложив работу (больше интеллектуальную, как ни смешно это звучит; ну, типа просчитать источники света и все такое), получают и-н-с-т-а-л-л-я-ц-и-и, простите за мат, стоимостью побольше лимона зеленых. Более того, бывает, что и не «грязевые», а натурально «говно-«. Не все, конечно, но о многом говорит. Бедняга Роберт, даже и с этой стороны попал пальцем в небо.
Отличная повесть для подростков, я ее даже и рекомендовал, когда у нас тут рекомендации ввели много лет назад. Для взрослых, конечно, уже не так круто.

Oh! quand viendra-t-il donc se jour que je revais, Tardif reparateur de tant de jours mauvais? Jamais, dit la raison… H. Moreau * Всё тихо… Тополи над спящими водами, Как призраки, стоят, луной озарены; Усеян свод небес дрожащими звездами, В глубокий сон поля и лес погружены; Воздушные струи полны ночной прохладой, Повеял мне в лицо душистый ветерок… Уж берег виден стал… и дышит грудь отрадой,- Быстрей же мчи меня, о легкий мой челнок. Я вижу, огонек мелькнул между кустами И яркой полосой ложится на реке; Скитальца ль ждешь к себе, с томленьем и слезами, Ты, добрый друг, в своем уютном уголке? С молитвою ль стоишь пред чистою Мадонной И слышен шепот твой в полночной тишине; Иль, может, рвешь листки ты розы благовонной, Как Гретхен Фауста, гадая обо мне. Услышав плеск волны, с улыбкой молодою Ты другу выйдешь ли навстречу в темный грот, Где, к моему плечу приникнув головою, Ты говорила мне, бывало: «День придет, И близок он, когда ни горя, ни страданий Не будет на земле!»- Нет, он далек, дитя; И если б знала ты, как много упований, Прекрасных и святых с тех пор утратил я! Ты помнишь ли, как мы с тобою расставались, Как был я духом бодр, как полон юных сил! Но вот разлуки дни, как грезы, миновались; Отчизну и тебя я снова посетил! И что ж? Утомлена бесплодною борьбою Уже душа моя. Потух огонь в глазах; И впала грудь моя, истерзана тоскою, И не пылает кровь румянцем на щеках. Я слышал ближних вопль, я видел их мученья, Я предрассудка власть повсюду находил; И страшно стало мне! И мрачный дух сомненья, Ужасный дух, меня впервые посетил! Бессилие мое гнетет меня всечасно; Уж холод в сердце мне, я чувствую, проник; И я спешу к тебе, спешу, мой друг прекрасный, В объятиях твоих забыться хоть на миг! Сгустилась ночи тьма над спящими водами, Повеял мне в лицо душистый ветерок. Усыпан свод небес дрожащими звездами, Быстрей же к берегам неси меня, челнок!

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *