Глава 75. Наши дни

В декабре 1991 года Советский Союз прекратил существование, распавшись на 15 независимых государств. Ныне в них проживает более миллиона верующих, принадлежащих к Русской Православной Старообрядческой Церкви. Она является одной из крупнейших религиозных общин современной России.

Церковь возглавляет митрополит Московский и всея Руси. Его местопребывание — в столице, при храмах Рогожского кладбища. Здесь ежегодно проводятся Соборы. В них участвуют не только епископы и священники, но и миряне, без участия которых не принимаются решения.

После кончины владыки Алимпия Собор избрал новым митрополитом казанского епископа Андриана.

Владыка Андриан — Александр Геннадьевич Четвергов — родился 14 февраля 1951 года в старообрядческой семье в Казани. С колыбели его воспитывали в вере. За это ему не раз приходилось претерпевать насмешки от сверстников.

Четвергов окончил Казанский авиационный институт и работал инженером. В 1980 году он женился. Жизнь, в общем-то, обыкновенная.

В 1988 году власти передали староверам бывшее церковное здание, которое надо было восстанавливать. Иереем к новому храму был рукоположен Геннадий Четвергов — брат Александра.

Тогда инженер оставил светскую работу и пошел трудиться на благо Церкви. При храме ему довелось поработать и уставщиком, и водителем, и сварщиком, и плотником, и кровельщиком.

Но в 1998 году жизнь Александра Геннадьевича круто изменилась. Он овдовел. На руках у него остались сын и две дочери. Нового брака Четвергов не захотел и решил посвятить жизнь служению Богу.

В октябре 1999 года Александр удостоился сана диакона, через год — сана священника. В следующем году он принял иночество с именем Андриан.

В апреле 2001 года отца Андриана рукоположили в епископы для Казани и Вятки, а в феврале 2004 года церковный собор избрал его митрополитом Московским и всея Руси.

Новый архипастырь объездил почти всю Россию, посещая многие приходы, побывал в Молдавии и на Украине. Митрополит сумел найти общий язык и с представителями власти, и с журналистами.

Этим он отличался от своего предшественника. Алимпий избегал общения с внешним миром, не жаловал газетчиков. Андриан же, напротив, охотно встречался с журналистами и представителями власти, даже с самыми высокопоставленными — с российским президентом Путиным и московским градоначальником Лужковым.

При Андриане старообрядцы вы шли в интернет. Появилось множество староверческих сайтов, в том числе главный сайт нашей Церкви — rpsc.ru.

В мае 2005 года необычайно торжественно и широко отмечалось столетие дарования старообрядцам свободы вероисповедания и распечатывания алтарей храмов Рогожского кладбища. Это празднование стало одним из важнейших событий церковной жизни.

При Андриане продолжилось возвращение староверам церквей, отобранных коммунистами. Правда, иногда местные власти отдавали их не исконным владельцам, а новообрядцам.

Так, например, произошло в Самаре. В мае 2004 года никонианам был передан бывший старообрядческий храм во имя Казанской иконы Божьей Матери, закрытый в 1929 году.

По благословению митрополита и при поддержке журналистов самарские христиане начали борьбу за церковь. Но местные власти всячески препятствовали ее передаче законным владельцам. Лишь в 2006 году Казанский храм был возвращен староверам.

К сожалению, Андриан не дожил до этого дня.

В среду, 10 августа 2005 года, во время Великорецкого крестного хода в Кировской области архиерей скоропостижно скончался от сердечного приступа.

В октябре того же года церковный Собор избрал нового митрополита. Им стал епископ Корнилий.

Владыка Корнилий — Константин Иванович Титов — родился 1 августа 1947 года в подмосковном городе Орехово-Зуеве в старообрядческой семье. После школы 35 лет отработал на заводе. В это же время учился в вечерней школе, техникуме и институте.

Президент Российской Федерации В. В. Путин и митрополит Корнилий. Фотография 2013 г.

В 1991 году Константин Иванович стал председателем общины Орехово-Зуева. В 1997 году он дал обет безбрачия и был рукоположен в сан диакона, в 2004 году — в сан священника. На следующий год он принял иноческий постриг с именем Корнилий.

А 8 мая 2005 года митрополит Андриан в сослужении трех архиереев рукоположил священноинока Корнилия в епископы для Казани.

При митрополите Корнилии продолжается великое дело возрождения старообрядчества, начавшееся при Алимпии и Андриане. Создаются новые общины, строятся новые храмы. Проповедь старой веры свободно звучит по всей Руси.

Одним из важнейших событий современной церковной истории стало причисление к лику угодников Божьих епископа Арсения Уральского. Это свершилось на Соборе 2008 года. А 23 сентября 2011 года в городе Уральске были торжественно обретены мощи святителя.

Епископ был погребен при старообрядческом храме, закрытом большевиками, в склепе, затапливавшемся талой водой. Когда христиане разобрали кирпичный свод склепа, то увидели, что гроб архиерея разваливается от ветхости.

У гроба, когда его стали поднимать из могилы, отошло дно, и он начал рассыпаться. Пришлось его опустить. Но когда из гроба достали святые мощи, они не рассыпались.

Облачение епископа истлело. Его тело как будто покрывал слой ила. Оно сохранилось нетленным не полностью, но в значительной степени. Например, голова и шея совершенно не тронуты тлением: целы кожа, уши, щеки и губы. Глаза не провалились, а закрыты веками.

Мощи внесли в церковь и переложили в деревянную гробницу. Затем 25 сентября уральский храм был освящен, как и при епископе Арсении, во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

В ноябре 2011 года церковный Собор причислил к лику угодников Божьих святого Серапиона Черемшанского. В городе Балаково началось строительство храма во имя преподобного Серапиона.

При митрополите Корнилии большое внимание уделяется христианскому просвещению. Издаются сочинения выдающихся начетчиков — епископов Арсения, Иннокентия и Михаила. На Рогожском кладбище работает Духовное училище. Здесь же открыт церковно-исторический музей.

Как и владыка Андриан, митрополит Корнилий встречается с высокопоставленными представителями власти. Президент В. В. Путин 22 февраля 2013 года вручил архиерею высокую государственную награду — орден Дружбы.

Проповедь старой веры

(из доклада митрополита Андриана)

Старообрядческая Церковь строго хранит чистоту православия, стремится тщательно исполнять требования канонов, хранит предание и несет людям истинную православную веру и спасение. Но сегодня возникает вопрос: достаточно ли просто молиться Богу, который может сам все потребное ко спасению подать нам по нашей вере?..

Прежде всего, необходимо в полной мере восстановить апостольское служение — устную и письменную проповедь слова Божия, духовное попечение о людях — как о верных, так и о тех, кто пока еще находится за оградой истинной Церкви.

Если в начале прошлого века, в условиях, когда народ России в подавляющем большинстве еще был религиозным, усилия наших пастырей и начетчиков в основном были направлены на защиту старообрядчества от посягательств миссионеров, доказательство истинности и святости старой веры, древних книг, чинов и обрядов, против возводимой на них хулы, то сегодня российское общество значительно изменилось. В основной массе оно состоит из людей, мало осведомленных о христианской вере, хотя и именующих себя верующими.

Поэтому для Церкви Христовой наступили времена, в чем-то сравнимые с апостольскими: жатвы много, а делателей мало. Настало время делателям поспешать на Богом уготованную жатву.

Для того чтобы вести миссионерскую деятельность, сегодня вовсе не требуется пускаться в дальние путешествия, пробираться в глухие места, где живут люди, не просвещенные Евангелием. Таких людей сегодня в избытке вокруг нас.

Поэтому в каждом приходе необходимо постоянно, в духе христианской доброжелательности и терпения, проводить беседы с приходящими в храм людьми, пусть даже случайными, рассказывать им о Христе, о древлеправославной вере, об историческом пути старообрядчества.

Но и вне храма, в быту, мы тоже не должны скрывать того, что мы старообрядцы.

В истории русского старообрядчества нет темных или позорных пятен. Соседи, которые живут с нами в одном доме, коллеги на работе, одноклассники в школе — всякий ближний должен услышать от нас о нашей вере.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Старообрядчество привлекает пристальное внимание общественности. Любопытство вызывают люди, которые в XXI веке придерживаются традиций и устоев многовековой давности. В народе до сих пор существует стереотип, что старообрядцы живут исключительно в таежных скитах, отвергают блага цивилизации и существуют только за счет подсобного хозяйства и лесных даров. Доля правды в этом есть, однако не все так просто.

В России, и в Иркутской области в частности, существует несколько согласий, представители которых живут не только в сельской местности, но и в крупных городах. Причем отличить городского старообрядца от светских людей сразу не получится. Современная одежда, модная прическа, социальный статус делают это практически невозможным. Однако, где бы ни проживали старообрядцы, их отличают глубина веры, сохранение традиций и семейных ценностей. О том, что сегодня представляют собой старообрядческие согласия в Прибайкалье и как устроен их родовой уклад жизни, рассказывает Александр Костров, профессор кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ.

***

Без имен и фотографий

Как отмечает Александр Костров, сегодня старообрядчество находится на определенном подъеме. Одна из причин этого заключается в том, что люди, отвергая влияние западной модели образа жизни, все чаще возвращаются к своим истокам, корням. И именно старообрядцы являются хранителями древней русской культуры. Сегодня многие из них возвращаются из-за границы на исконную родину в сельскую местность, развивают подсобное хозяйство, опираясь на семейные и религиозные традиции.

По примерным оценкам, в настоящее время в Прибайкалье насчитывается порядка 2,5 тысячи старообрядцев и интересующихся потомков. Точную цифру никто не сможет назвать, поскольку многие согласия не делятся числом своих последователей. Также есть общины, которые и вовсе себя не афишируют.

— В Иркутской области есть общины разных согласий. У каждого из них свои достижения, проблемы, житейские заботы. К ним, например, относится строительство храмов в областном центре. Для активизации положительного влияния старообрядцев на прибайкальское общество Восточно-Сибирским аналитико-просветительским центром «Согласие» создается межсогласийный Центр старообрядческой культуры. Также в рамках реализации проекта «Старообрядчество Иркутской области: роль в культурном развитии региона» предпринимаются экспедиционные исследования разных старообрядческих общин. Особый интерес исследователей вызывают старообрядческие роды, — подчеркивает Александр Валерьевич.

По его словам, именно старообрядческая семья, с одной стороны, является ценностью и хранителем старообрядческой традиции, а с другой стороны, проявляет специфику разных согласий и мест проживания их представителей. Будь то город или глухая тайга.

В этом году проводилось четыре экспедиции по разным территориям Восточной Сибири. Одна из них завела путешественников в глубокую северную тайгу. Там они познакомились с ярким представителем старообрядцев часовенного согласия. Сразу стоит оговориться, что его имени (как и других героев) мы называть не будем, так как последователи этого согласия стремятся не афишировать свои личные данные. Также они стараются не фотографироваться и тем более не попадать в Интернет. Представители же других согласий просто не любят рекламу.

Единственное, что можно сказать о первом герое, — это 40-летний мужчина, у которого 12 детей и большое хозяйство. Место под усадьбу он отвоевал у тайги с помощью топора, трактора и своих трудолюбивых рук.

Часовенные пришли в этот край из Западной Сибири в первой трети XX века. Тогда кругом плотной завесой стояла тайга. Однако им удалось расчистить поля, разбить покосы. Сейчас поселение насчитывает несколько десятков дворов. Это небольшая деревушка, в которой ведется свой устоявшийся уклад жизни. Несмотря на существующие стереотипы, старообрядцы довольно радушно приветили гостей. В доме хозяина, куда пригласили членов экспедиции, было чисто и хлебосольно. При этом на столе стояли угощения, приготовленные только из натуральных домашних и таежных продуктов. Другой еды здесь просто нет.

По словам Александра Кострова, глава семьи в повседневности носит косоворотку, подпоясанную тканым поясом. При этом на каждый случай у него имеется свой комплект одежды: кроме будничного еще есть праздничный и моленный.

— Когда он облачается в косоворотку и моленный кафтан, берет в руку лестовку и подручник, то перед нами в полный рост стоит бородатый XVII век, — рассказывает без доли иронии историк. — То же самое можно сказать и о его жене и детях.

Без телевизора и Интернета

Практически все старообрядцы умеют читать по-церковно­славянски. Кроме того, они знают знаменное пение, которое, к сожалению, у других групп православного населения сегодня находится в забвении. Все семьи живут своим хозяйством и тайгой. При этом не принято брать незаработанные деньги, поэтому здесь не получают детские, пенсии, различные пособия.

Сельскохозяйственный труд у старообрядцев настолько развит, что они могут выращивать даже арбузы. Казалось бы, невозможная роскошь для северных территорий. В сезон они занимаются заготовкой даров леса, но основной достаток имеют за счет большой соболиной охоты. На три месяца мужчины отправляются далеко в тайгу, на охотничьи угодья, добывают соболя, а мех затем сдают. Плюс старообрядцы являются отличными строителями. Они виртуозно владеют техникой деревообработки. И для этого им не нужно специальное образование. Опыт и мастерство перенимаются от старшего поколения.

Одним словом, часовенные — коренные таежники. Тем не менее здесь все же можно увидеть признаки современной цивилизации. Так, например, в хозяйстве имеется техника: бензопилы, снегоходы, лодочные моторы, тракторы и т. д. Все, что необходимо для ведения сельскохозяйственной деятельности и промысла. Зачастую охотугодья находятся за 100 километров от дома, и без снегоходов в 40-градусный мороз по сугробам туда не добраться. Ремонтируют все агрегаты они сами. Поскольку денег на приобретение мощной дорогостоящей техники у старообрядцев нет, они приобретают старую и полностью перебирают ее до винтика. То есть от внешнего мира они берут только «полезную» технику, избегая при этом «бесполезной» и «вредной».

Примечательно, что в таких общинах имеется купец, который поддерживает их связь с внешним миром. Он выезжает в «свет» и закупает все необходимое. Причем его звание — купец, это традиционное слово. По-другому торгового агента здесь не называют.

Все жители говорят на красивом русском языке с архаизмами. Многих современных слов они не знают, и большинство из них никогда не видели советских фильмов. Поэтому, когда члены экспедиции между собой приводили ставшие народными цитаты из отечественного кинематографа, часовенные невозмутимо и добродушно интересовались: «И что это? О чем?».

— На самом деле это ценный социокультурный заповедник, в котором сохраняются основы национальной религиозной, социальной и хозяйственной культуры. В доме богатая библиотека церковнославянских книг, иконы в стиле старого письма. Есть свои иконописцы. Службы проходят по старому уставу: вечерня с 17.00 до 19.00 в субботу, а воскресная служба продолжается с 3.00 ночи до 8 утра. При этом моленная во время служб полна людей всех возрастов. Мужчины и женщины, одетые в моленные кафтаны и сарафаны, стоят по разным сторонам храма. От мира они берут лишь то, что им необходимо, а излишки им не нужны. У них нет Интернета, телевизора. Крайне редко старообрядцы пользуются мобильными телефонами. Да и те, что есть, — это кнопочные устройства, единственная функция которых — связь. Причем не все даже их брали в руки. Жители считают, что если необходимо связаться с нужным человеком, можно просто сходить или съездить к нему и поговорить.

«И в городе своих взглядов держатся крепко»

Наряду с таежными старообрядцами, больше всего вписывающимися в идеальное представление о них большинства людей, развиваются и городские общины. Их семьи менее традиционалистские и не такие многодетные, как у таежников. В центре их внимания — сохранение и развитие церковно-религиозной традиции на фоне включения в культуру современного общества.

С этой точки зрения представляют интерес новозыбковские старообрядцы (имеется в виду Русская Древлеправославная Церковь — прим. ред.). Их отличительная черта заключается в том, что представители этого согласия проживают как в селах, так и в городах. Они, в отличие от часовенных, пользуются современными коммуникациями: смотрят телевизор, используют Интернет и современные мобильные телефоны. Как говорит настоятель общины, «Бог дал, надо пользоваться». Внешне они не отличаются от других горожан, однако в церковном быту стараются соблюдать все строго. Каждое воскресенье активные представители иркутской общины собираются на службу в домовом храме по адресу ул. Медведева, д. 1. Также строится церковь в с. Моты и ведется работа, направленная на получение участка под строительство большого городского храма. В общину входят представители разных родов из Прибайкалья, Забайкалья, Хакасии, Красноярского края и Алтая. Эти местные и в разное время прибывшие из других регионов семьи заметно обогатили Иркутск, как с точки зрения социального капитала, так и с точки зрения сохранения и развития здесь глубокой традиционной культуры.

В качестве примера профессор ИГУ привел семью одного из активных представителей иркутской городской общины этого согласия. Члены семьи не только знают родословную до седьмого колена, но и поддерживают близкие отношения с близкими и дальними родственниками. Они почтительно относятся к старшему поколению, вместе воспитывают детей от многочисленной родни. В повседневной жизни трудятся на разных профессиональных поприщах: строительство, бухгалтерия, образование и т. д. При этом по каждому из этих направлений имеются достижения, которые в том числе отмечены государственными и общественными наградами. Глава семьи активно занимается общественной деятельностью и имеет широкий круг общения, в который входят как ученые, так и представители разных конфессиональных и культурных групп. Что характерно, в своих многочисленных путешествиях он всегда посещает старообрядческие святыни и местные общины, тем самым стараясь поддержать традицию в разных регионах и ознакомиться с местным опытом ее сохранения. Когда же приходит воскресенье или религиозные праздники, глава семьи надевает моленную одежду и вместе со своими близкими идет в храм или молится дома.

Современный городской старообрядец

Самым городским согласием старообрядчества можно назвать белокриницкое. В качестве примера Александр Костров приводит одну иркутскую предпринимательскую династию.

— Ее глава — городской старообрядец XXI века. Активно занимаясь предпринимательской деятельностью, он в 1994 году вместе с товарищами восстановил историческую общину своего согласия. Взамен изъятого в 1938 году храма было получено здание под церковь (по адресу Баррикад, 109) и чуть позже земельный участок под старообрядческое конфессиональное кладбище. Он был во многих странах, где в том числе изучал мемориальную культуру. Этот опыт он использовал для того, чтобы Покровский старообрядческий погост стал лучшим кладбищем на востоке России. Сегодня большую часть своего дела он передает дочери и внукам. Этот старообрядец активно включен не только в экономические, но и в социокультурные отношения современного общества, — рассказывает Александр Валерьевич.

— Это современный, модно одетый человек, который пользуется всеми благами современной цивилизации. При этом он оказывает благотворительную помощь клубу, в котором занимаются спортом люди с ограниченными возможностями. Также одним из направлений деятельности является помощь мигрантам, в том числе старообрядческим. Сейчас при его активном участии создан попечительский совет, в который вошли ученые, политики, архитекторы, строители и журналисты, объединившиеся для оптимизации развития погоста и строительства новой церкви.

— Сегодня мы воочию видим, насколько старообрядчество разнообразное и многоликое. Его представители проживают и в сельской местности, и в городской агломерации. И всех этих людей из разных старообрядческих согласий и мест проживания объединяет здоровый традиционализм, который предполагает глубокое знание отечественной религиозной и народной культуры, а также стремление к развитию на основе семейных ценностей и любви к Родине. Что меня особенно поражает, так это глубина веры, степень сохранения традиций, их здравомыслие. У них очень взвешенное отношение к себе, к миру, к обществу. Старообрядцы никому не навязывают свои взгляды, но своих взглядов держатся очень крепко. И это вызывает уважение, — подчеркивает Александр Костров.

По словам ученого, старообрядцы стали первыми поборниками системного традиционного патриотизма в нашей истории. Ибо в ситуации, когда нужно сделать выбор, они всегда выбирали свое, а чужое принимали только при необходимости и с условием, что это не навредит отечественному. Поэтому и в современности старообрядцы являются яркими хранителями российской национальной культуры.

Глава Русской православной старообрядческой церкви Корнилий прибыл на Средний Урал с официальным визитом, чтобы освятить два старообрядческих храма. В день Преображения Господня он возглавил богослужение в главном для екатеринбургских староверов храме во имя Рождества Христова, куда съехалось все духовенство и миряне из Свердловской, Челябинской областей, Пермского края. В интервью 66.RU предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Московский и всея Руси Корнилий рассказал о том, как в современной России живут старообрядцы, какие у них отношения с властью и Русской православной церковью, о Николае II и Pussy Riot.

— Сколько приходов старообрядческой церкви сейчас в России? И много ли староверов за рубежом?

— Сейчас у нас примерно 200 приходов в России, 50 на Украине, около 30 в Молдавии. Кроме того, много старообрядцев-переселенцев, которые едут к нам из-за рубежа, и мы активно ведем эту работу. Два года назад, после того как я встречался с президентом России Владимиром Путиным, на правительственном уровне было решено, что нужно организовать возвращение староверов из-за границы: их сейчас много в Австралии, Латинской Америке, США, ближнем зарубежье. И мы делаем большую работу по переселению.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви приехал в Свердловскую область, чтобы освятить два новых храма. По словам митрополита Корнилия, на Урале старообрядчество всегда активно развивалось и продолжает развиваться.

— И все-таки, сколько сейчас старообрядцев в мире? Есть такие данные?

— Это более сложный вопрос. Если приходы можно считать, то количество людей, приходящих в веру, — сложно. Церковь — это совокупность живых и мертвых. Полнота православия была принесена князем Владимиром 10 веков назад, и мы считаем всех, кто за эти 10 веков был в нашей церкви, ведь они живы духовно и для Бога, и для нас. Так что точное количество староверов вам может сказать только Господь Бог. Ну а уж если подходить бюрократически, то, я знаю, озвучивают цифры от 1 до 5 млн староверов. Но это примерные данные, никакой официальной статистики нет.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Во время службы в храме было очень много прихожан. Они приезжали в Екатеринбург из соседних регионов.

— Можно сказать, что интерес к старообрядчеству последние десятилетия, после распада Советского Союза, вырос? Или вы не наблюдаете какого-то всплеска, увеличения количества прихожан?

— Численность для Бога ничего не значит. Ему важно не количество, а качество. Полнота веры, полнота церкви, соблюдение обычаев, которые многие забывают, — вот что важно для Бога. Сейчас все свободно могут ходить в церковь, соблюдать посты, но многие этим пренебрегают, живут нехристианской жизнью. Если говорить о нас, старообрядцах, то мы сохраняем веру за счет сохранения традиций. И я думаю, что интерес к старообрядчеству сегодня неслучайный: Россия обращается к своим корням и традициям, чтобы выжить, не стать как Запад, который деградирует духовно и морально. Сейчас рубежное время, когда есть свобода выбора: поворачивать на Запад или к своему прошлому, своей истории. За старообрядческой церковью стоит спасение души — а это самое важное в нашей жизни. Старообрядцы знают, как обрести вечную жизнь в Царстве Божьем. Это трудный, но общий путь для всей России: чтобы выжить, процветать духовно, а затем и материально.

— В Русской православной церкви в каждой епархии есть миссионерский отдел, который ведет просветительскую деятельность и привлекает, по сути, новых верующих. У Русской православной старообрядческой церкви есть такие миссионерские отделы?

— Есть, миссионерство наконец начало возрождаться, хотя это очень трудно после советского разорения. В первую очередь советская власть разоряла купечество, заводчиков, трудолюбивых людей, которых потом называли кулаками, — в основном они и были старообрядцами. Староверы понесли большие потери. И вот лет 10–15 как старообрядчество возрождается. В том числе благодаря власти.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Во многом, по словам митрополита Корнилия, возрождение старообрядчества происходит и благодаря поддержке власти. Владимир Путин стал первым главой государства, который встретился со старообрядцами за 350 лет с начала церковного раскола.

— Каковы сейчас отношения Русской православной старообрядческой церкви со светской властью?

— Мы терпели гонения и при Романовых, и при советской власти. Последние годы я вижу улучшения. Серьезные подвижки произошли после встречи с президентом России Владимиром Путиным в мае 2017 г. Он стал первым главой государства, встретившимся со старообрядцами за 350 лет. Мы выстраиваем взаимоотношения с властями в регионах. Старообрядцев теперь замечают, понимают, что им нужно помогать, что это стержень российского народа. Поэтому нам оказывается внимание и помощь со стороны власти.

— Вам достаточно этой помощи со стороны государства?

— Все познается в сравнении. Раньше власть разоряла и гнала наших старообрядцев, убивала священников. Сейчас, если даже и не помогает в полной мере, то хотя бы не мешает. А мы, старообрядцы, самодостаточные.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Старообрядческая церковь, в отличие от РПЦ, небогатая. За счет чего существуют приходы, митрополит не стал рассказывать. По его словам, староверы богаты духовно, и этого достаточно.

— Русская православная церковь — довольно богатый институт, ее доходы оцениваются миллиардами рублей в год. А на какие средства существует старообрядческая церковь?

— Материальное богатство не ведет ко спасению. Богатство должно быть духовным. Мы богаты духовно, богаты нашим прошлым, нашей историей, нашими детьми и семьями. Роскоши у нас нет ни в семьях, ни в храмах. По нашим убранству и украшениям вы сами можете судить о материальном богатстве староверской церкви.

— А какие у вас вообще взаимоотношения с РПЦ?

— С Русской православной церковью у нас добрососедские отношения. Мы даже вместе работаем: наши позиции сходятся в вопросах демографии, запретов абортов, борьбы с пьянством и т. д. Церковь должна помогать народу и государству своим примером. В этих вопросах у нас есть точки соприкосновения с Русской православной церковью.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Существует представление о том, что староверы — глубокие старцы, сидящие в землянке при лучине. Но это не так. Староверы активно пользуются всеми благами цивилизации, в том числе техническими новинками и гаджетами.

— Но говорить о преодолении раскола XVII века, объединении церквей не приходится?

— Все в руках Божьих. Я могу сказать, что сейчас идет диалог. Мы обсуждаем, как произошел раскол. Но мы очень разные по своей сути. Мы никогда не сможем принять их обрядов. Мы предлагаем им вернуться к исходной точке, к той Святой Руси, которая была до раскола. Понимаете, 300 лет разрыва за несколько лет не преодолеть. Но диалог начался.

— В июле в Екатеринбурге проходили «Царские дни», приуроченные ко дню расстрела Николая II и его семьи. К нам приезжал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который заявил о вине всего народа в гибели царя. Каково отношение старообрядческой церкви к личности Николая II? Почему, как вы считаете, сто лет назад на Урале произошли эти события?

— Николай II из всех Романовых сделал для староверов большое добро — даровал старообрядцам свободу в 1905 г. после 300 лет гонений во времена правления Романовых. Но надо понимать, что Николай II не в нашей церкви, он был новообрядцем. И никакой речи о канонизации не идет.

Конечно, убийство всей царской семьи и Николая — это трагедия, этого не должно было происходить. Александр Солженицын по этому поводу очень мудро сказал: XVII век породил 1917 год. Кто разорял церкви и избивал попов? Сами же русские люди. Не французы, не немцы, не англичане, а русские, утратившие основы веры после церковного раскола. Именно тогда началось разрушение фундамента веры, Россия повернула на Запад, Церковь утратила главенство: церковью вместо патриарха начал управлять чиновник. В итоге к власти пришли безбожные люди, убили царя и все разрушили. Чтобы этого не повторилось, нужно возвращаться к нашим устоям, нашей религии.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Несмотря на строгость правил, в отличие от РПЦ старообрядцы значительно демократичнее: женщина вполне может зайти в храм без платка (такие были и среди прихожан), мужчины почти все были в джинсах. И мои джинсы тоже не оскорбили чувств верующих.

— Еще один очень актуальный сегодня вопрос — оскорбление чувств верующих. Как относится старообрядческая церковь к тому, что россиян судят и сажают за картинки в интернете? Вообще можно ли оскорбить чувства истинно верующего человека?

— Я далек от интернета, стараюсь туда не заходить, чтобы не нарушать духовное спокойствие. Но Pussy Riot, с которых все началось, мы тоже осудили, хотя они выступали и не в нашей церкви. Такое безобразие оскорбляет чувства верующих, они нарушают нашу молитву и наш покой. И каждый такой инцидент должен разбираться в рамках закона. А за нарушение закона нужно наказывать по всей строгости.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Земные поклоны и двуперстие — то, что разъединило РПЦ и староверов. Но это не главная преграда для воссоединения Церкви.

Содержание выпусков сборника

Старообрядчество: история, традиции, современность. Вып.1-14

Старообрядчество: история, традиции, современность.Вып.1. М., 1994

Богданов А.П. Старообрядцы

Поздняков С.В. К вопросу о философской концепции протопопа Аввакума

Сайко М.Н. Возникновение старообрядческих поселений на Буковине (70-е—80-е годы XVIII в.—начало XIX в.)

Лукина М.И. Старообрядческие моленные села Коломенского второц половины XIX—начала XX в

Ершова О.П. Старообрядчество Москвы и Московской губернии в середине XIX века

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.2. М., 1995

Статьи

Богданов А.П. Старообрядцы (окончание)

Керов В.В. Династии старообрядцев-предпринимателей. Гучковы

Ершова О.П. Развитие законодательной системы в области раскола в 50-60-е годы XIX в.

Осипов В.И. Миссионерское противораскольничье братство Александра Невского

Публикация архивных материалов

Памятные места Москвы

Соколова Е.И. Протопоп Аввакум в Москве

Лукина М.И. Из истории Рогожского кладбища

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.3. М., 1995

Статьи

Макаров И.Ю. Экспедиция Ю.К. Арсеньева в Новгородскую губернию 1853-1854 годов

Керов В.В. Рябушинские: династия старообрядцев-предпринимателей

Юрчикова А.Ю. Указ 17 апреля 1905 года

Ершова О.П. Манифест 17 апреля 1905 г. в освещении периодической печати

Якеменко Б.Г. Эсхатологическая идея Града Небесного Нового Иерусалима и ее отражение в общественной мысли Руси XVII -нач.ХVIII в.

Липннская В.А. Названия селений в Румынии

Публикация архивных материалов

Осипов В.И. Калужские старообрядцы

Памятные места Москвы

Соколова Е.И. Ковыленский переулок

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.4. М., 1995

Сатьи и сообщения

Осипов В.И. Из истории миссионерского противораскольнического братства св. Иоанна Богослова в Калуге

Ершова О.П. Роль Министерства внутренних дел в формировнии политики в отношении старообрядчества ву середине XIX в.

Якеменко Б.Г. Эсхатологическая идея града небесного. Нового Иерусалима, и её отражение в общественной мысли Руси XIII-началаXVIII вв.

Виденеева А.Е. Содержание старообрядцев в монастырях Ростовской епархии

Эпоха в автобиографиях

Рахманова М.П. Люди Рогожской общины. Портреты

Мариничева Т.А. Священноиерей Игнатий Иванович Арсеньев, Уалентин Александрович Лукин

Иринарх, старообрячдческий архиепскоп Московский и всея Руси. Автобиографические заметки

Памятные места

Соколова Е.И. По старообрядческой Москве. Преображенская площадь 40-е гг. XIX в.

Любимов И.М. Судьба Московских старообрядческих храмов

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.5. М., 1996

Проблемы современного старообрядчества

Любимов И.М. Современное старообрядчество (движение по горизонтали и вертикали)

о.Алоллинарий (Дубинин). Конснрвативное и новаторское в мышлении (к краткому анализу некоторых заблуждений о жизни современного старообрядчества) С.7—9

Иванов Д.В. Раскол- старообрядчество-современность

Государство и церковь

Кутузов Б.П. Почему стало воможным проведение на Московской Руси в сущности антицерковной реформы (по материалам статьи Н.Ф. Каптерева «Царь и церковные мосовские соборы ХVI-ХVII столетий»)

Боченкова И.Д. К вопросу об истории взаимоотношений старообрядчества и государственно-церковной организации в конце ХVII в. Документы Ярославского областного архива о старообрядцах Углического посада

Ершова О.П. Роль Министерства внутренних дел в формировании государственной политики в отношении старообрядчества в 60-е годы XIX в.

Старообрядчество и развитие предпринимательства в России

Юркин И.Н. Тульское старообрядческое окружение Демидовых (к постановке вопроса)

Керов В.В. Формирование старообрядческой концепции «ТРУДА БЛАГОГО» в конце ХVII-начале ХVIII в.(к вопросу о конфессионально-этических факторах старообрядческого предпринимательства)

История старообрядческих центров

Мошина Т.А. «Прибежище всесладчайшего сиротского утешения…»(из истории построек выговского старообрядческого общежительства)

Пашков А.М. Выговская поморская пустынь и её культура

Савельев Ю.В. Старообрядчество в Печерском крае Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии

Эпоха в биографиях

Осипов В.И., Осипова А.И. Боровские мученики

Сморгунова Е.М. Памяти Михаила Ивановича Чуванова (1890-1988)

Библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.6. М., 1998

Из истории старообрядчества

Ершова О.П. Некоторые проблемы развития старообрядчества после манифеста 1905 г.

Комарова О.А. Старообрядческая акриодическая печать 1907-1907 гг.

Эпоха в биографиях

Рахманова М.П. Яков Алексеевич Богатенко

Князькова О., Толоконников Н. Из истории московского старообрядчества: Иоанн Матвеевич Ястребов

Ситнов В.Ф. Степуринское чудо

История старообрядческих центров

Осипов В.И., Осипова А.И. Их истории боровских старообрядческих общин ХХ в.

Поддубный А.И. Как Малинно-островский Рождества Богородицы монастырь стал единоверческим

Памятные места

Милованов В.Н. Старые фотографии (воспоминания об Апухтинке)

Проблемы истории культуры

Гребенюк Т.Е. Технико-технологическое своеобразие Ветковских икон

Нечаева Г.Н. «Радуйся, обрадованная…» (род иконописцев Андриановых…)

Мошина Т.А. О березе в материальной и духовной жизни Выговского общежительства

Мельник А.Г. Первоначальный интерьер Благовещенской церкви Соловецкого монастыря

Публикация архивных материалов

Шахов О.М. Новые документы о старообрядцах

Салагор П. Клятва Большого большого Московского собора 1667 г. и единоверие

Амвросий (Гренков.) Веротерпимость

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.7. М., 1999

История старообрядчества

Боченков В.В. «но до конца да соблюдите истинную веру» (Из истории Сухиничского единоверия)

Соколова Е.И., Тельчаров А.Д. «В расколе подобна Керженцу» (Вязниковская слобода. Из истории Ярополческой дворцовой волости Владимирского уезда)

Ассонов Н.В. Древнерусский «эсхатологиченский патриотизм» и военная неудача под Нарвой (попытка историософского анализа)

Ситнов В.Ф. Кочующая деревня (дополнительные данные о происхождении старообрядческого рода Солдатёнковых)

Проблемы культуры

Рахманова М.П. О церковном уставе и о церковном пении

Пуцко В.Г. Иконографичекий мотив Paternitas в старообрядческом медном литье XVII-XIX вв.

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.8. М., 2000

Статьи и сообщения

Антощенко А.В.Церковный раскол в оценках В.О.Ключевского

Соколова В.Ф. Нравственное состояние и экономическое положение Нижегородских старообрядцев XIX в.

Муравьёва Г.П. О старообрядцах г. Егорьевска (из материалов, переданных П.И. Мельниковым Шуйскому уездному суду)

История старообрядческих центров

Юркин И.Н. «От города до города на прежния жилища» («выгонки»беглых из-за польской границы в 30-х годах ХVIII в. и распространение старообрядчества)

Осипов В.И. К вопросу о численности старообрядцев Калужской губернии в XIX–первом десятилетии ХХ вв.

Зиновкина Н.В. Указ Калужской духовной консистории 1893 г. о «мерах к ослаблению раскола и сектантства в Калужской епархии»

Расков Д.Е. Купцы-староверы в экономике Санкт-Петербурга

Ружинская И.Н. Старообрядчество городов Олонецкой губернии в ХIХ в.

Водолазко В.Н. Старообрядческое кладбище на хуторе Плотникове Волгоградской области

Борисов В.В. Единоверие в слободе Мстёра Вязниковского уезда Владимирской губернии

Проблемы культуры

Ершов В.П.Труба — один из атрибутов всадника на старообрядческой иконе «Архангел Михаил – воевода»

Чувьюров А.А. Конфессиональные черты в фольклоре Коминаселения Верхней и Средней Печоры

Канева Т.С. Усть-Цилемская вечёрка и «вечёрочный» фольклор (о некоторых особенностях местной традиции)

Рыжова Е.А. Дневниковые записи удорских крестьян-старообрядцев

Критика и библиография

Соколова Е.И. Рец.: Таранец С.В. Куренёвское Тримонастырье: 1675–1935. История русского старообрядческого центра в Украине

Боченков В.В. Рец.: Севастьян Феногенов

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.9. М., 2002

Государство и церковь

Юхименко Е.М. Правительственная политика «борьбы с расколом» и история старообрядческого движения XVII—начала XX вв.

Молзинский В.В. Труды П.С.Смирнова в русской историографии старообрядчества

Проблемы культуры

Пуцко В.Г. Художественное наследие Византии и русские старообрядцы

Шарапов В.Э. Намогильные резные иконы и деревянные кресты у коми старообрядцев-беспоповцев

Чувьюров А.А. Таинство крещения коми старообрядцев-беспоповцев

Дронова Т.И. Таинство исповеди в обрядовой практике нижнепечорских староверов

Святыни

Осипов В.И. «… в Боровеск … на место мученое…»

История старообрядческих центров

Шишкин А.В. Волое старое

Памятное

Конференции

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.10. М., 2000

Сатьи и сообщения

Островский А.Б. Старообрядчество в условиях ограниченного социального признания (по материалам журнала «Церковь» 1908–1917 гг.)

Волошин Ю.В. Отношения между русскими старообрядцами и украинским населением Стародубского и Черниговского полков Гетманщины в конце XVII—XVIII вв.

Пригарин А.А. Русские старообрядцы в Болгарии: новые материалы по истории потомков некрасовцев и липован Добруджы

Осипов В.И. «А крестное-де знамение он на себе полагает двоеперстное…» (дела боровских старообрядцев 1730-е годы)

Проблемы культуры

Дзюбенко М.А. Роман М.Н. Загоскина «Брынский лес» в историческом контексте

Волкова Т.Ф. Поучения против лени в круге чтения старообрядцев Нижней Печоры

Горожанина С.В. К истории одного костюма

Местные старообрядческие центры

Семибратов В.К. Л.А. Гребнев и родословия вятских старообрядцев

Седов А.В. Многострадальный храм

Фролова И.В. Как местночтимые святые становятся общецерковными на примере почитания преподобно-мученников Константина и Аркадия, шамарских чудотворцев

Конференции

Критика и библиография

Коротко

Осипов В.И. О ходе строительства часовни боярыне Ф.П. Морозово и княгине Е.П. Урусовой в Боровске

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.11. М., 2000

Общество и церковь

Керов В.В. «Бог свят есть… и мы будем святы»: Сакрализация повседневности в старообрядчестве

Апанасенок А.В. Мировоззрение курских староверов в эпоху российской модернизации (вторая половина XIX–начало ХХ вв.)

Зиновкина Н.В. Проблемы истории и культуры старообрядчества в периодической печати Калужской области в конце ХХ в.: несколько наблюдений

Капранов С.В. Киево-Могилянская академия и старообрядцы

Государство и старообрядчество

Станкевич Г.П. «… Обращение сердец человеческих дело Божие есть» (Указ Святейшего Синода от 22 марта 1800 г.: попытка изменения государственной политики по отношению к старообрядцам)

Осипов В.И. Боровская драма: от старообрядческой часовни к единоверческой церкви

Старообрядческие центры

Кочергина М.В. Старообрядческие монастыри, скиты, пустыни и обители Стародубья и Ветки как центры духовной жизни в 1760–1860 гг.

Михайлов С.С. Старообрядческие моленные в гуслицком Заходе

Архив

Боченков В.В. Письма отца Карпа Тетёркина епископу Рязанскому и Егорьевскому Александру

Книжность

Карманова Н.А. Печорский крестьянин-старообрядец И.С. Мяндин – переписчик и редактор новелл «Великого Зерцала»

Конференции

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.12. М., 2007

Статьи и сообщения

Керов В.В. Старообрядчество как конфессия раннесовременного типа и проблема «обрядоверия»

Молзинский В.В. «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н.А. Римского-Корсакова: К проблеме отражения тенденций старообрядчества и славянофильства в отечественной музыкальной культуре

Бердинских В.А. Арсений Суханов о происхождении Кирилла и Мефодия

Перекрестов Р.И. Об иконописной традиции Ветки и Стародубья

Старообрядческие центры

Осипов В.И. «Дом мой дом молитвы наречется……»

Власова В.В. Культовые памятники и формирование локальной специфики старообрядческой традиции у коми

Хирьянова Л.В. К истории белгородского старообрядчества

Традиции

Михайлов С.С. Современное состояние похоронно-поминальной обрядности у старообрядцев Гуслиц и Гжели

Горожанина С.В. К вопросу о погребальной одежде старообрядцев

Эпоха в биографиях

Боченков В.В. Владимир Карлович: к вопросу об изучении апологетического и эпистолярного наследия

Приль Л.Н. Ф.Е. Мельников: вехи сибирской биографии.

Забытые страницы

Сморгунова Е.М. Ранние работы академика В.В. Виноградова о старообрядчестве

Виктор Вл. Виноградов. О самосожжении у раскольников-старообрядцев (ХVII—ХХ в.)

Архив

Боченков В.В. Неизвестные письма инока Алимпия (Милорадова) (по документам ОР РГБ)

Майоров Р.А. К вопросу о переписке священника Иоанна Верховского со старообрядцами г. Вольска

Критика и библиография

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.13. М., 2009

Государство и церковь

Кочергина М.В.Политика уничтожения старообрядческих духовных центров Стародубья и Ветки в середине XIX в.

Бендин А.Ю. Старообрядцы северо-западного края и власть: особенности взаимоотношений (1905–1906)

Старухин Н.А. Общественно-политическая жизнь старообрядцев в начале XX в. (на примере сибирских белокриницких общин)

Селезнёв Ф.А. Политическая борьба вокруг законопроекта о старообрядческих общинах (1905–1914)

Старообрядческие центры

Полозова И.В. История иргизских старообрядческих монастырей

Игнатова Т.В. К истории московского филипповского центра «Братский двор» во второй половине XIX–начале XX вв. (новые документы из фондов ЦИАМ)

Михайлов С.С. К вопросу о конфессиональном составе гуслицкого старообрядчества в XIX–XX вв.

Традиции

Трофимова Т.В. Кухня витебских старообрядцев в конце ХIХ–первой половине ХХ вв.

Трушкова И.Ю., Кривошеина Е.И. Роль книжности в контексте культуры старообрядцев (на примере вятского края)

Эпоха в биографиях

Горбацкий А.А. Духовный наставник – жизненный путь и духовное служение

Шевнин И.Л. О временном управлении Иркутско-Амурской епархией епископом Амфилохием (осень 1928–весна 1929 гг.)

Селезнёв Ф.А. Д.В. Сироткин и старообрядческая колонизация Дальнего Востока в начале ХХ в.

Перекрестов Р.И. Дмитрий Васильевич Рукавишников – основатель старообрядческой книгопечатни в посаде Клинцы в 1785 г.

Кабанов А.Е. Спасово согласие и ковровские купцы Першины

Осипов В.И. Епископ Феодосий (Баженов): штрихи к портрету

Забытые страницы

Колупаев В.Е. Вопросы истории старообрядчества в Китае по католическим изданиям Русского Зарубежья XX в. в фонде РГБ

Архив

Боченков В.В. «Это был подвиг искренности» (памяти еп. Михаила Канадского) …

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.14. М., 2012

Государство и церковь

Дутчак Е.Е. «Спасайте свою паству заблаговременно!..»: скитское сообщество в условиях модернизации (1870-1930-е годы) (С.4-37)

ПерекрёстовР.И. Из истории взаимоотношений старообрядцев с кружком А.И. Герцена (С.28-34)

Осипов В.И. Боровское старообрядческое общество и беглое священство в XIX в. (С.35-39)

Михайлов С.С. Старообрядцы-спасовцы Гуслиц и Егорьевского уезда (с.40-46)

Эпоха в биографиях

Сироткин С.В. О почитании мощей отца Софонтия (С.47-53)

Перекрёстов Р.И. Иларион Георгиевич Кабанов (Ксенос) (С.54-58)

Книжность

Волкова Т.Ф., Кононова И.Ф. Сочинения протопопа Аввакума в круге чтения печорских крестьян-старообрядцев (С.59-69)

Третьякова А.Н. Статья В.В. Розанова «Психология русского раскола» в свете современной психологии (С.70-72)

Архив

Селезнёв Ф.А. Документ из библиотеки Д.В. Сироткина о встрече старообрядцев с В.К. Плеве (1903) (С.83-84)

Старообрядчество: история, культура, современность.

Вып.16. М., 2018.

Анисимова В.Н. ДРУГАЯ ЖИЗНЬ. К БИОГРАФИИ И.А. КИРИЛЛОВА

Аргудяева Ю.В. СТАРООБРЯДЦЫ ЮЖНО-УССУРИЙСКОГО КРАЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ В.К. АРСЕНЬЕВА

Балановская Т.П. К ВОПРОСУ О НАЗАЛИЗАЦИИ (НОСОВОМ ПРИЗВУКЕ) В СТАРООБРЯДЧЕСКОМ ПЕНИИ

Бардина П.Е., Победимова С.И. ЗАИМКИ СТАРОВЕРОВ У СЕМИ ОЗЕР НИЖНЕГО ПРИТОМЬЯ

Бердинских В.А. СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ТВОРЧЕСТВЕ ПОЭТА НИКОЛАЯ КЛЮЕВА

Богомазова А.А. ОБЗОР ДОКУМЕНТОВ СТАРООБРЯДЧЕСКИХ ОБЩИН Г. МОСКВЫ, ХРАНЯЩИХСЯ В РГАДА. XIX–НАЧАЛА XX В.

Бронников Н.И. К ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕНТРОВ СТАРОООБРЯДЦЕВ ПОПОВЦЕВ НА ТЕРРИТОРИИ УДМУРТИИ В КОНЦЕ XVIII–ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

Бытко С.С. ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНОГО ОФОРМЛЕНИЯ НРАВОУЧИТЕЛЬНОГО СТАРООБРЯДЧЕСКОГО СБОРНИКА ИЗ СОБРАНИЯ ЛАИ УРФУ

Волоскова М.Н. РЖЕВСКИЕ НЕОКРУЖНИКИ И ИХ ХРАМЫ

Воронцова Е.В. ФИГУРА НАСТАВНИКА В СОВРЕМЕННЫХ БЕСПОПОВСКИХ ОБЩИНАХ (ПО МАТЕРИАЛАМ КУБАНИ И ЮЖНОЙ ВЯТКИ)

Голомянов А.И., Фурсова Е.Ф. ИЗ ЖИЗНИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЩИНЫ СТАРООБРЯДЦЕВ-ЧАСОВЕННЫХ

Доулинг Констанс СУДЬБА ДЕТЕЙ АЛЕКСАНДРЫ ИВАНОВНЫ И ПАВЛА ПАВЛОВИЧА РЯБУШИНСКИХ В ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД: ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА МИХАИЛА ПАВЛОВИЧА РЯБУШИНСКОГО В ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ НЬЮ-ЙОРКА И ДРУГИХ АРХИВОВ

Елисеев С.Е. ОТНОШЕНИЕ СТАРООБРЯДЦЕВ К ИМПЕРАТОРУ НИКОЛАЮ II РОМАНОВУ В ВЕКОВОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ

Елисеев Е.Е. (протоиерей) К ВОПРОСУ О БРАДОБРИТИИ В АРМИИ: ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОГО СТАРОВЕРИЯ В «ОТСУТСТВИИ» ДАННОЙ ПРОБЛЕМЫ

Королькова Л.В. «В МОЛЕННОЙ СЕРДЦЕ И ЖИЗНЬ, ОГРАДА И ОТВЕРДЕНИЕ РАСКОЛА» (СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ МОЛЕННЫЕ XIX-НАЧАЛА XX ВВ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УЕЗДА И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ)

Костров А.В. ОБЩЕЕ И СПЕЦИФИЧНОЕ В ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТИ ЛОКАЛЬНЫХ ГРУПП СТАРООБРЯДЦЕВ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

Луцковская Е.Ф. ИЗ ИСТОРИИ СТРОИТЕЛЬСТВА ПЕРТОЗЕРСКОЙ ЦЕРКВИ КУДЬМОЗЕРСКОГО ПРИХОДА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

Матющенко В.С. ВОЗРОЖДЕНИЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВА В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Машковцева В.В. КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВЛАСТЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К СТАРООБРЯДЧЕСКИМ КУЛЬТОВЫМ ЦЕНТРАМ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX В. (НА МАТЕРИАЛАХ НОЛИНСКОГО УЕЗДА ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Михайлов С.С. ИЗ ИСТОРИИ ОБЩЕСТВА СТАРООБРЯДЦЕВ БЕСПОПОВЦЕВ-ФЕДОСЕЕВЦЕВ ГОРОДА КОЛОМНА

Молзинский В.В. НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ КАПТЕРЕВ И ЕГО РОЛЬ В ПОСТИЖЕНИИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРАВДЫ СТАРООБРЯДЧЕСТВА

Мурашова Н.С. МИФОПОЭТИКА ПРОСТРАНСТВА СТАРООБРЯДЧЕСКИХ ДУХОВНЫХ СТИХОВ

Осипов В.И., Осипова А.В. Обзор документов по Бессарабской епархии за 1907 г. (по материалам Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси)

Павлячик Ангелика ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ ПОНЯТИЯ «МАТЬ» В ПОЭТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ВЕРЫ ЕВДОКИМОВОЙ

Перекрестов Р.И. ВНУТРЕННЯЯ АСКЕЗА У СТАРООБРЯДЦЕВ ПО МАТЕРИАЛАМ СТАРООБРЯДЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ XVIII–XIX ВВ.

Плаксина Н.Е. ДЕЛО КРЕСТЬЯНИНА ПОВЕНЕЦКОГО УЕЗДА ПЕТРА ХУХОРОВА: К ВОПРОСУ О ПРОИЗВОДСТВЕ И РАСПРОСТРАНЕНИИ ПОМОРСКОГО МЕДНОГО ЛИТЬЯ В СЕРЕДИНЕ XIX В.

Плаксина Н.Е, Тычков М.А. О СПОРНОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ЛИСТА «ВЕЛИКОПОЖЕНСКИЙ СКИТ НА ПИЖМЕ РЕКЕ» ИЗ СОБРАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ

Пушков В.П. КРЕСТЬЯНСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ВЕРХОКАМЬЯ В НАЧАЛЕ ХХ в.

Рогинский Р.М. К ВОПРОСУ О УПАДКЕ ТРАДИЦИОННЫХ УСТОЕВ В СРЕДЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВА ЮГО-ВОСТОЧНОЙ БЕЛАРУСИ В 1960-е–1980-е гг.

Ружинская И.Н. ЛЕХТИНСКИЕ СТАРОВЕРЫ: ИСТОРИЯ ОБЩИНЫ

Сажин Б.Б. ТЕМА СТАРООБРЯДЧЕСТВА В РАННЕЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ И.И. КАБЛИЦА: ВЗГЛЯД РЕВОЛЮЦИОНЕРА-АНАРХИСТА

Семенов М.Н. ПРЕОБРАЖЕНСКОЕ КЛАДБИЩЕ ПРИ НАПОЛЕОНЕ: ПРОВЕРКА ПРЕДАНИЙ

Семибратов В.К. Г.Г. ВАЛИКОВ КАК ЗНАТОК И ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ ИКОНОПИСИ

Семилетникова Е.С. СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЛА XIX ВЕКА КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ МЕСТНОГО СТАРООБРЯДЧЕСТВА

Сморгунова Е.М. СОВРЕМЕННЫЕ «ПОМОРСКИЕ ОТВЕТЫ», ИЛИ ЭКСПЕДИЦИОННЫЕ ДИСПУТЫ

Собенникова И.О. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ОЧЕРК: ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАБАЙКАЛЬЮ. ВСТРЕЧИ С МЕСТНЫМИ СТАРООБРЯДЦАМИ. СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ КОРНИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ КЯХТЫ

Старицын А.Н. ГЕОГРАФИЯ РАССЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ВЫХОДЦЕВ – ОСНОВАТЕЛЕЙ СТАРОВЕРЧЕСКИХ ПУСТЫНЕЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В.

Станкевич Г.П. БЫЛА ЛИ СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ «СЕКТА СЕКАЧЕЙ»?

Тихонова Е.Л. ИСТОРИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ СТАРООБРЯДЦЕВ БУРЯТИИ (СЕМЕЙСКИХ)О ЗАСЕЛЕНИИ И ОСВОЕНИИ КРАЯ

Шитова Н.И. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДАНИЯ УЙМОНСКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ: БЕЛОВОДСКАЯ МЕЧТА И САКРАЛИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИИ ПРОЖИВАНИЯ

Шишкина Е.В. УЧИТЕЛЯ-СТАРООБРЯДЦЫ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1905-1918 ГГ.

Шадрина А.В., Чернов А.А. ДОНСКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ПЕРИОДИКЕ И ДОКУМЕНТАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Заместитель Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви, председатель новгородской общины ДПЦ, Алексей Александрович Безгодов, на состоявшейся 23 и 24 июня 2016 года в Московском Доме национальностей международной старообрядческой конференции «Старообрядчество, государство и общество в современном мире» выступил с докладом о современном положении старообрядческих согласий в России и их численности.

***

Несмотря на историко-культурную общность, старообрядчество в конфессиональном плане не имеет единства. После никоновского раскола середины XVII века наиболее традиционная часть Церкви сохранила старые православные устои, но оказалась в условиях гонений. В результате некоторых идеологических разногласий древлеправославие разделилось на два основных направления — «поповское» («беглопововское») и «беспоповское», в рамках которых в XVIII-XIX веках сформировалось несколько согласий (религиозных деноминаций). В правовом поле современной России представлено четыре старообрядческих согласия, имеющих централизованные религиозные организации.

К поповскому направлению относятся Русская Православная старообрядческая Церковь, являющаяся крупнейшим старообрядческим объединением, и Русская Древлеправославная Церковь. К безпоповцам принадлежат Древлеправославная Поморская Церковь и Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия.

Русская Православная старообрядческая Церковь (РПСЦ, белокриницкое согласие, «австрийское» согласие, старое название (в 1846-1988 годах) — Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии. Белокриницкая иерархия была учреждена в 1846 году после присоединения к беглопоповцам Босно-Сараевского митрополита Амвросия.

Произошло это в с. Белая Криница, на территории Австро-Венгерской империи (ныне Западная Украина), от этих именований и произошло бытовое название согласия. С 1853 г. структура Белокриницкой иерархии складывается и на территории России. Во второй половине XIX — начале XX веков возникло несколько расколов, которые к середине XX века в основном были преодолены.

В РПСЦ совершаются все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в официальных новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение, также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Митрополит Московский и Всея Руси Корнилий (Титов).

Высший орган церковной власти — ежегодно созываемый Освященный Собор. Административно церковь разделена на епархии. В настоящее время в России 12 епархий РПСЦ и 7 епископов. По данным Министерства Юстиции на 2015 год, зарегистрировано 184 религиозных организации и действует 1 монастырь. При митрополии в Москве имеется Духовное училище, а также церковно-исторический музей и общественная библиотека с читальным залом. За пределами России Московская митрополия объединяет общины на территории стран СНГ, а также имеет заграничные епархии на Украине и в Молдавии.

РПСЦ состоит в каноническом общении с братской церковью в Румынии, которая имеет 6 епархий и около 70 приходов. РПСЦ ведет активную церковную и общественную деятельность, строятся новые храмы, организовываются общины, проводятся крестные ходы, выступления хоров знаменного пения, фотовыставки и прочее. Ведется миссионерская работа среди других старообрядческих согласий, а также в Африке. Митрополит Корнилий является членом совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ.

Русская Древлеправославная Церковь (РДЦ, беглопоповцы, «новозыбковское» согласие). РДЦ организационно оформилась в начале ХХ века, с учреждением иерархии после присоединения к старообрядчеству из новообрядчества архиепископа Николы (Позднева) в 1923 году и епископа Стефана (Расторгуева) в 1929 году.

Возникшая иерархия к середине ХХ века объединила оставшихся беглопоповцев, которые не признавали уже имеющуюся Белокриницкую иерархию. Крупнейший духовно-административный центр находится в г. Новозыбкове Брянской области. В конце ХХ века произошло несколько разделений, которые в настоящее время в основном преодолены.

РДЦ содержит все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение. Также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Патриарх Московский и всея Руси Александр (Калинин).

Высшим органном управления церкви является регулярно собираемый Освященный Собор. Административно церковь в России разделена на 6 епархий, в которых служат четыре епископа. Также есть еще две епархии вне пределов России и два епископа. Еще два епископа находятся на покое. По данным Минюста на 2015 год, в России действуют 105 религиозных организаций РДЦ, из них 5 монастырей и одно учебное заведение. В Новозыбкове действует Высшее духовное училище. РДЦ находится в каноническом общении с Грузинской Древлеправославной Церковью и ведет активную работу по организации новых приходов и строительству церквей. Особо активно ведется работа в Нижегородской области и в республике Бурятия. Хорошо развита издательская деятельность. В общественной жизни РДЦ не так активна, как РПсЦ.

Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ, поморское согласие). Старое название (в 1909-1989) — Старообрядческая Поморская Церковь. Поморское согласие оформилось в конце XVII века. После смерти последних дораскольных священников была отвергнута практика приема беглых священников из новообрядчества. Наименование «поморцы» утвердилось благодаря следованию в службах Поморскому Уставу, который был рассчитан на проведение служб мирянским чином, то есть без священства. Устав ДПЦ был составлен на основе Соловецкого устава. С конца XVII до середины XIX веков ведущим духовным центром был Выговский монастырь в Карелии.

В первой половине XVIII века произошли разделения по вопросу отношения к браку и по отношению к властям. Поморцы среди безпоповцев занимали наиболее либеральные позиции. ДПЦ признает все таинства, принятые в православии, однако в связи с отсутствием священства исполняются только два таинства — крещение и исповедь, допустимые для исполнения мирянами. Также по решениям соборов благословляется христианский брак. Старообрядцы-поморцы высшим органом власти имеют Церковный Собор, состоящий из мирян — представителей общин. В период между соборами деятельностью церкви управляет Российский Совет ДПЦ — председатель Олег Иванович Розанов.

Каноническая дисциплина держится на основе авторитета духовных наставников и признании решений Церковных Соборов. В России ДПЦ имеет условное деление на регионы — 9 церковных областей, в которых имеются ведущие ответственные общины, а в некоторых местах региональные советы. По данным Минюста зарегистрировано 48 религиозных организаций ДПЦ, однако большая часть общин действует без регистрации. В Санкт-Петербурге действует заочное духовное училище. Общины ДПЦ ведут учебную, издательскую, культурно-просветительскую и прочую деятельность, направленную на развитие церкви и общества.

В других странах имеются свои поместные объединения во главе с Центральными или Высшими Советами ДПЦ. Поместные объединения ДПЦ разных стран (Эстония, Латвия, Литва, Польша, Белоруссия, Украина) находятся между собой в молитвенном общении и каноническом единстве.

Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия (ДСЦФС, федосеевцы) Одно из старых названий — христиане древлеправославного кафолического вероисповедания и благочестия старопоморского безбрачного согласия.

Староверы федосеевского согласия в 2014 году зарегистрировали собственную ЦРО ДСЦФС, ее председатель — Кожев Константин Викторович. Однако большинство общин по традиции сохраняют автономный статус либо действуют без государственной регистрации. Общины распространены в основном в европейской части России.

Федосеевское согласие в условиях отсутствия священства исполняет только два таинства — крещение и исповедь, при безусловном исповедании всех семи таинств. Федосеевцы оформились в начале XVIII, разделившись с поморским согласием в вопросе возможности заключения церковных браков в отсутствии священства. Наименование имеют в память о духовном отце и учителе Феодосии Васильеве (умер в 1711 году).

В Федосеевском согласии имеется два основных духовных центра: Московская Преображенская община и Казанская старопоморская община.

Численность старообрядцев

Во второй половине XVII века численность оставшихся верными древлему церковному благочестию некоторыми исследователями оценивалось как половина всего населения, а это минимум 7-9 миллионов человек, а в XVIII веке — в пределах трети всего населения. Наибольшую заинтересованность в исчислении действительного количества старообрядцев всех согласий проявил чиновник МВД по особым поручениям П.И. Мельников-Печерский, который указывал на несоответствие официальных данных и реальной численности. Причем в некоторых регионах расхождение данных оказалось в разы.

В начале ХХ века, как современниками, так и исследователями, численность старообрядцев оценивалась в 10-20 миллионов человек. За период советской власти, когда старообрядчество потеряло опору в среде купеческого и промышленного капитала, когда были разрушены патриархальные родовые семьи, нарушена преемственность поколений при полном отсутствии духовного воспитания, численность верующих старообрядцев стала стремительно уменьшаться. Ранее крепкое деревней старообрядчество теперь становится во многом городским движением, к сельским общинам принадлежит лишь четверть населения.

Численность старообрядцев в СССР подсчитывали с помощью сводок, передаваемых из местных органов власти, которые, в свою очередь, получали эти данные очень часто от представителей самих общин, при этом неважно, была община зарегистрирована или нет. Учету также подлежали количество священников, наставников, совершенных венчаний, крещений, погребений и т.д. Получаемые при этом данные, скорее всего, оказывались весьма близкими к действительным. В 1980-х годах указывались цифры в 1,5-2 миллиона «приверженцев» старообрядцев всех согласий. Даже современные оценки численности старообрядцев очень часто основываются на этих данных.

Исследовательской службой «Среда» в 2012 году было проведено свое исследование, которое осуществлялось посредством опроса населения. Такой метод выявил порядка 0,5% старообрядцев из числа опрошенных, что в масштабах всей страны дает не более 700 тысяч человек. Причем, согласно этому же опросу, 31% (около 220 тысяч) из них стараются соблюдать все предписания своей веры, и лишь 3% (около 22 тысяч) являются активными прихожанами. Однако такой метод полон погрешностей, так как разные регионы имеют разную плотность старообрядческого населения, да и не всякий старообрядец в ходе опроса укажет свою религиозную принадлежность как старообрядчество, предпочитая православную или христианскую идентичность.

Вопрос о примерной численности старообрядцев, если и не каждого согласия, то по крайней мере общего количества, можно было бы решить, включив вопрос о вероисповедании в проходившую Всероссийскую перепись, однако этого сделано не было, и нам теперь остается пользоваться случайными и примерными оценочными сведениями.

Министерство Юстиции Российской Федерации ведет учет зарегистрированных религиозных организаций, из отчетов можно узнать данные о количестве таких организаций по основным конфессиям, что также дает нам возможность определить долю старообрядцев среди религиозных организаций России и взять на себя смелость пропорционально оценить хотя бы примерную численность людей, относящих себя к старообрядчеству, с учетом атеистов, имеющих старообрядческое происхождение.

Так, всего в России на конец 2015 года зарегистрировано 27785 религиозных организаций, из них к «новообрядному» православию принадлежит 16359 (58,9%) (из них РПЦ МП — 58,6%), к исламу всех направлений — 5151 (18,5%), к различным протестантским деноминациям — 4860 организаций (17,5%) и к староверию всех согласий — 353 организации (1,3%). Несмотря на малый процент, старообрядчество занимает четвертую позицию в России по численности среди религиозных направлений, превышая иудеев 268 (около 1%), буддистов 249 (0,9%) и католиков 235 (0,8%). В относительном пересчете на население страны 1,3% составляет 1,9 миллиона человек, что, по нашему мнению, с учетом всех условностей весьма близко к реальности.

Со своей стороны мы могли бы предположить следующий метод подсчета населения, принадлежащего к старообрядчеству. Как известно, в старообрядчестве не ведется учет принадлежащих к древлеправославию, но в тоже время в каждой общине известно количество исповедников. Опрос исповедников в общинах ДПЦ как в городах, так и в сельской местности привел к следующим выводам: в среднем на каждого исповедника приходится до 5 человек родственников и знакомых староверов, которые на исповедь не ходят, но при этом иногда посещают храм или обращаются за заказом треб, то есть в некоторой степени участвуют в жизни общины. Кроме них есть еще до 20 человек крещеных, но совсем не ходящих. Получается соотношение 1:5 и 1:20. К примеру, если в общине около 100 исповедников, то условно прихожан будет около 500 человек, а хоть как-то осознающих свою принадлежность к старообрядчеству может быть до 2 тысяч человек. В зависимости от уровня духовности этот показатель может изменяться в ту или иную сторону, но в среднем он вполне отражает общее положение. Однако для подсчета общего количества принадлежащих к старообрядческим согласиям необходимо знать число исповедников во всех общинах, что в настоящее время не представляется возможным, хотя и может быть организовано в конкретных сообществах.

Еще один способ выяснить примерное количество старообрядцев в России связан с теми данными, которые нам доступны. Так, по собственным исследованиям, количество официально зарегистрированных и действующих без регистрации общин и групп всех согласий в России примерно около 800-900, из них имеет регистрацию 353 религиозные организации. Количество прихожан (исповедников) можно оценить в среднем 200-300 человек на общину, исходя из этого, общее количество активных прихожан можно предположить в пределах 160-270 тысяч человек. Применив вышеупомянутый метод, мы получим общее количество прихожан в диапазоне от 800 до 1350 тысяч, также можно предположить, что количество старообрядцев по крещению может составить от 3 до 6 миллионов человек (2-4% от населения России). Учесть же потомков староверов вообще не представляется возможным.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *