«Я мальчишкой совсем еще был. Владыка Вениамин служил, а я посох ему держал. Потом он меня обнял, поцеловал и говорит: «Какой ты счастливый, что с Господом…»
(Из воспоминаний протоиерея
о.Николая Гурьянова о своем детстве)

24 августа 2002 года после чтения в храме Евангелия на острове Залит отошел ко Господу старец земли русской протоиерей Николай Гурьянов. Эта весть в считанные часы разнеслась по всей России. 93 года земной жизни дано было свыше прожить батюшке. Эта великая утрата заставила вздрогнуть многие сердца, и многие поспешили отдать последнее целование батюшке Николаю. Необычайно тихими в эти дни были воды Чудского озера. С раннего утра в воскресенье густой туман опустился на гладь озера, и все замерло. Лишь шум подъезжающих моторных лодок и небольших суденышек нарушал скорбную тишину острова.

А народ все прибывал и прибывал. Гроб с телом батюшки стоял в любимом им храме святителя Николая. Многое из того, что произошло с каждым из тех, кто в эти дни ступил на этот остров, нам еще предстоит понять и осознать. «Батюшка собрал всех, кого нужно», – эти чьи-то слова по-особенному запали мне в душу, когда я посетовал, что многие не успели добраться из-за дальности расстояния. О том, что я смог увидеть и пережить в эти скорбные часы, подробно будет рассказано позже. Сейчас же, сразу по возвращении из поездки, – лишь малая толика этого. Понедельник, 26 августа. Заканчивается литургия. Гроб с телом батюшки стоит посередине церкви. Причастники проходят мимо почившего старца. Панихиду будут служить на ступенях храма. Владыка Евсевий, архиепископ Псковский и Великолукский, обращается к народу. «Мы пришли сюда, чтобы поклониться нашему любимому и дорогому батюшке Николаю. Наше сердце отозвалось на его любовь, которой он любил свою паству и весь русский народ, которому он отдал всю свою жизнь… Закатилась яркая звезда на русском небосводе. Угас наш яркий светильник, молитвенник и добрый пастырь, который сочетал в себе любовь и молитву. В лютую годину безбожной власти о.Николай был тихим молитвенником в этом святом месте. Многие из нас имели возможность быть под духовным руководством о.Николая. Видели силу его молитвы, присутствовали на службе, слушали его назидания.

 Одна из паломниц вспоминает, как однажды часть пути к старцу ей пришлось проделать в электричке. Денег не было, добиралась без билета, и вдруг – проверка.

– Люди добрые, дайте немножко денег на билет, я к батюшке отцу Николаю еду! – воскликнула женщина, обращаясь к попутчикам.

Но никто не подал, а самые «совестливые» отвернулись. А ведь среди них были те, кто тоже ехал к старцу. Когда он увидел их у себя, сказал горестно:

– Что же вы Богородице не подали?

Были и другого рода вразумления. Как-то приходит к батюшке «чудотворец», объясняет важно: «Батюшка, я тут чудеса могу творить от Господа. Глядите». И прикладывает ложку к груди. Ложка не падает. Отец Николай глядит удивленно, потом отвечает: «А я – тоже чудотворец». Берет утюг и прикладывает его к голове. Утюг висит не хуже ложки…

Находясь в его малой келье, паломники слушали слова утешения, бодрости и надежды. Готовясь к сегодняшней службе, я взял личное дело о.Николая. Я ничего там не нашел, кроме благодатной основы… Никаких обид, никаких распрей. До самой кончины он сохранил Божию любовь ко всем людям. И тот, кто приходил к нему, тот знает, что он, как преп.Серафим Саровский, никого не обижал и всех утешал. Батюшка Николай всем говорил то ласковое слово, которое особенное нужно было именно в ту минуту, и именно тому человеку. И слово это говорилось с теплотою сердца. Некоторые люди, когда приходили к нему, считая себя великими грешниками, потом удивлялись, как это о.Николай так принимал их!? Он, как ласковый отец, мог постучать их пальцем по голове или по плечу и уделить этому человеку больше всего внимания. И проявлял столько любви и заботы, вникая  в его проблему, горе, нужду. Он видел состояние каждой души и поэтому оказывал такую любовь в первую очередь именно тем, кто был больше всего грешен, – они более всего нуждались во спасении. И батюшка знал это.

Сегодня мы прощаемся в этой земной жизни с батюшкой Николаем. Но мы не верим, что батюшка бездыханен и покинул нас. Мы чувствуем здесь его присутствие. Да, наше сердце переполнено скорбью, но мы знаем, что у Престола Господа Бога появился еще один молитвенник за наши души. Свои соболезнования, узнав о кончине о.Николая, прислал Патриарх Алексий. «Ваше Высокопреосвященство!

Остров Залит. Сюда приезжают с болью в сердце, а уезжают окрылёнными

Выражаю вам, священнослужителям и духовным чадам покойного батюшки о.Николая, наше соучастие в постигшей всех нас утрате: кончине старца, молитвенника, пастыря о.Николая Гурьянова. Его кончина – это огромная утрата для тех, кто духовно окормлялся у покойного батюшки и укреплялся его святыми молитвами. Да упокоит Господь душу почившего протоиерея Николая в обителях Небесных! И в этой молитве все духовные чада старца да найдут утешение и силу перенести невыносимую, невосполнимую утрату дорогого батюшки, памятуя слова апостола Павла: «Не скорбите, как неимущие надежды. Наше упование, наша надежда в Боге, вере и молитве, которая объединяет и соединяет нас с теми, которых Господь призвал к себе». Мысленно даю покойному старцу и молитвеннику последнее целование».

…Владыка подал первый возглас. Началась панихида. Ввиду множества прибывших на остров людей владыка Евсевий благословил прикладываться к почившему батюшке во время панихиды. «Во блаженном успении вечный покой…»

Наш соб. корр. И.ВЯЗОВСКИЙ
Фото автора.

Протоиерей Николай Алексеевич Гурьянов родился 24 мая 1909 года в селе Чудские Заходы Гдовского уезда С.-Петербургской епархии, в старой купеческой благочестивой семье. Любовь к храму и церковному пению была присуща всем членам семьи. Отец, Алексей Иванович Гурьянов, был регентом церковного хора; старший брат, Михаил Алексеевич Гурьянов – профессором, преподавателем С.-Петербургской консерватории; младшие братья, Петр и Анатолий, также обладали музыкальными способностями, но о них осталось мало известий. Все три брата погибли на войне.

Николай принял святое крещение в Михаило-Архангельском храме с. Кобылье Городище. С детства прислуживал в алтаре. В 20-е годы приход посетил Митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (ныне прославлен как священномученик). В 1926 г. Николай Гурьянов закончил Гатчинский педтехникум, в 1929-м – Ленинградский пединститут. В 1929-31 гг. преподавал математику, физику и биологию в школе и служил псаломщиком в Тосно. Затем до 1934 г. служил в должности псаломщика Свято-Никольского храма с.Ремда Середкинского района Ленинградской (теперь Псковской) области.

В 30-х гг. Николай Гурьянов прошел тернистым путем исповедников и новомучеников Российских: он был арестован и претерпел этапы, лагеря, ссылки. В 1931 году, когда начались гонения на Церковь,  его арестовали. Сидел в тюрьме «Кресты» (Санкт-Петербург), в лагере под Киевом и был в ссылке в Сыктывкаре. Освобожден в 1942 году, затем начал служить в приходах Латвии, Литвы, Эстонии. Во время тяжких испытаний встретил многих подвижников, светильников веры Православной, пример которых во многом определил путь его дальнейшего служения Богу и Церкви. Начало пастырского служения о.Николая Гурьянова совпало с Великой Отечественной войной.

8 февраля 1942 г. он был рукоположен в сан диакона митрополитом Сергием (Воскресенским), а 15 февраля 1942 года получил благодать священства. В этом же году отец Николай окончил богословские курсы и был направлен в Ригу, где служил священником в Свято-Троицком женском монастыре. Затем был переведен в г.Вильнюс, нес послушание уставщика в Свято-Духовом монастыре до 16 мая 1943 г. С 1943 по 1954 гг. о.Николай Гурьянов был настоятелем храма св.Николая в с.Гегобросты Паневежского благочиния Виленско-Литовской епархии. О тех годах служения отца Николая известий сохранилось немного, но, судя по характеристике, данной ему правящим архиереем, это был высокодуховный пастырь, ответственно и благоговейно относившийся к своим священническим обязанностям, пользовавшийся доверием и любовью паствы.

В 1958 г. отец Николай был переведен в Псковскую епархию. Указом владыки Иоанна (Разумова) по личной просьбе он был назначен настоятелем храма св. Николая на острове Залит на Чудском озере. В день Покрова Пресвятой Богородицы 1958 г. о.Николай совершил здесь первую литургию. Здесь прошли следующие 44 года его пастырского служения. Здесь он стал тем, кем знают его православные верующие России и зарубежья – батюшкой Николаем, старцем с о.Залит. Долгие годы верным спутником и помощником в пастырских трудах и повседневных заботах была для отца Николая его мать – Екатерина Стефановна Гурьянова. Почила она 23 мая 1969 г. и похоронена на кладбище о.Залит, напротив дома отца Николая.

О выдающемся пастырском подвиге, который в течение всей своей жизни совершал отец Николай, свидетельствуют полученные им церковные награды: в 1952 г. он был удостоен права ношения золотого наперсного креста, в 1956 г. – сана протоиерея, в 1988 г. – награжден митрой и правом служения с открытыми Царскими Вратами до «Херувимской». В 1992 г. Святейший Патриарх Алексий II удостоил отца Николая права служения литургии с отверстыми Царскими Вратами до «Отче наш».

26 августа состоялись похороны старца Николая
(Информация агентства Regions.ru с комментариями нашего корреспондента)

«Похороны старца Николая Гурьянова состоялись на острове Талабск (Залита) в Псковской области. На церемонии отпевания и захоронения присутствовали архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий, (с ним еще был заштатный епископ Никон, бывший Екатеринбургский и Верхотурский — И.В.), губернатор Псковской области Евгений Михайлов, член Совета  Федерации Сергей Пугачев, наместник Сретенского монастыря Москвы архимандрит Тихон (Шевкунов), а также около 3 тысяч паломников (паломников было с самой большой натяжкой две тысячи).

Как сообщила пресс-служба областной администрации, губернатор выразил соболезнования в связи с кончиной одного из самых известных православных старцев современности. «Сегодня мы провожаем в последний путь всеми почитаемого и любимого старца Николая, к которому за добрым словом, за мудрым советом, за благословением  ежедневно приезжали десятки людей», – сказал в ходе похоронной церемонии псковский губернатор. Он отметил, что «для многих псковичей было радостно и утешительно знать, что здесь, рядом, на Псковской земле, проживают святые люди, которых можно навестить, спросить совета, утвердиться глубже в православной вере». (Этих слов губернатора я не слышал, хотя и находился рядом, –  во время похорон он стоял молча. Когда он подошел ко гробу, ему единственному открыли лицо о.Николая, он посмотрел на него и отошел…

Подробнее об этом скорбном событии и о самом старце Николае – в ближайшем номере газеты.

Игорь Вязовский

Воспоминания

Так совпало, что в день похорон старца Николая Гурьянова в редакцию пришло письмо нашей читательницы Людмилы Мулярчик из г.Сланцы Ленинградской области. В нем – несколько историй о батюшке.

У одной верующей запил муж. Поехала она к о.Николаю за помощью: «Батюшка, у меня муж запил!» Старец отвернулся от нее и занялся своими делами. «Батюшка, муж пьет, помогите!» В ответ – молчание. Не отстает и женщина: «Батюшка, как мне с мужем-то быть? Уж скажите мне что-нибудь!»

Тут о.Николай повернулся и стукнул ее по лбу. « А вот этим местом кто лечить будет?!»

У молодой женщины не заладилась семейная жизнь. Поехала она к о.Николаю узнать, ждать ли ей впереди добра? На голову она  надела не платок, а шапку.

Старец в ответ на ее вопрос ничего не ответил, только трижды снял и надел ей на голову  ее головной убор.

Прошли годы. У женщины этой теперь уже третий муж, с которым, наконец, она живет, что называется, по-человечески.

У пожилой женщины заболели ноги. Она часто ездила к старцу и очень надеялась на его помощь. Однако в  ответ на ее настойчивые напоминания о больных ногах как-то раз батюшка только и сказал:

– Матушка, у меня они тоже болят!

назад

вперед

На глав. страницу.Оглавление выпуска.О свт.Стефане.О редакции.Архив.Почта.Гостевая книга

..Сегодня имя старца Николая Гурьянова известно тысячам людей в России и за рубежом. Он — один из любимейших, самых почитаемых духовных наставников Русской Православной Церкви XX века, поддерживавших Ее в тяжелое время открытых гонений на Православие.

Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове. Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

Поколение.

В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим — в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. —

Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е — 30-е гг. православных священников. Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря, московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), — вот только наиболее известные из них.

Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни, а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

«Между верой и благополучием»

Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой. Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти (старшие дети) — не знаю, а этот — тебя доглядит». Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны. Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института. В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум. Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест. Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

Условия содержания заключенных были чудовищны. В Заполярье Николай оказался среди тех, кто прокладывал железную дорогу. Годы спустя батюшка вспоминал ту ночь, когда ему пришлось долгие часы стоять в воде и в ледяном крошеве вместе с другими заключенными. Бесконечной показалась эта ночь страданий. Поддерживала его молитва. А наутро пришедшие охранники обнаружили, что он оказался единственным, кто остался жив.

Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику. В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника. Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения, ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им. Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

Бог и душа

Приехав сюда никому не известным священником, возбуждавшим подозрения у неверующего населения, через несколько лет он снискал искреннее и глубокое уважение рыбаков. Поселившись вместе с матерью в самом крошечном домике на окраине поселка, он служил один, своими силами ремонтировал церковь, латал и перекрывал кровлю, пек просфоры, а в свободное время, не ожидая просьбы о помощи, появлялся на пороге домов тех, кто больше всего нуждался в поддержке. Семьи рыбаков подолгу оставались без кормильцев. Незлобивый и кроткий, батюшка выполнял работы по хозяйству, оставался с детьми, помогал престарелым и немощным. Многие с благодарностью вспоминали потом его заботу о семьях, где хозяин выпивал. Отец Николай мог, например, вынуть бутылку у пошатывающегося мужичка и тут же разбить ее: его тихое слово покорно принимали люди, казавшиеся безнадежно опустившимися.

В первые годы было и тяжело.

Старец Николай Гурьянов.

Порой подступало уныние: годами он служил в пустом храме. Приходила и мысль уехать с этой тяжелой земли. Но однажды, когда вещи были уже уложены, его остановил детский голос — крошечный ребенок, почувствовав его грусть, вдруг горячо попросил его не уезжать. Батюшка принял детские слова, как изъявление воли Божией и напоминание об указании служить здесь, данном ему через старца. Шло время — отец Николай терпеливо продолжал нести свой крест. Через несколько десятков лет, Талабск, представлявший собой в момент его приезда пустынный островок, покрылся садиками и островками зелени, которые батюшка высаживал и заботливо поддерживал, таская по сотне ведер воды с озера. Озеленение острова было особым его подвигом. С материка и из паломнических поездок, он привозил саженцы, составившие знаменитый «сад памяти», напоминавший ему о местах его заключения. Он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился.

Наконец, «сухая почва» дала всходы. Отношение рыбаков к батюшке обнаружил следующий эпизод: когда одна жительница поселка под давлением уполномоченных написала донос на отца Николая, грозивший ему новым заключением, рыбаки выразили ей единодушное порицание — никто из вернувшихся с лова не положил по обычаю на ее тарелку рыбы. С этого времени в церковь потянулся народ. Тогда, в 60-е годы, во время усиления гонения на храмы, к отцу Николаю пожаловали представители местной власти, разговаривая очень грубо и пообещав на следующий день вернуться за ним. Батюшка всю ночь простоял на молитве, а наутро на озере поднялась страшная буря, которая не утихала в течение трех дней. Талабск стал недоступен. После того, как буря стихла, об отце Николая как-то забыли и больше не трогали.

Старчество

В 70- е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны — его начали почитать, как старца. Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегайте!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец — архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

Батюшка был чужд человекоугодия. Принимал не всех. Некоторых и разворачивал со словами: «Ты зачем сюда пришла?». К нему побаивались ездить даже маститые священники. Отец Николай обличал. Известен случай, когда к нему приехали двое гостей в дорогих облачениях, имевшие весьма внушительный вид. Окадив их со словами:

«Сижу я на боцке (на бочке),

А под боцкой мышка.

Мой миленок — комсомолец,

А я коммунистка.."

— старец невозмутимо продолжал службу. Иногда он довольно ощутимо постукивал пришедших к нему по щеке или по лбу: таким образом, он отгонял нечистых духов, которых ему дано было видеть воочию. Но когда он «побивал», на него никто не обижался, потому, что во всем чувствовалась любовь. Батюшка приучал людей следить за собой, за своими помыслами, проверяя себя: в вере ли ты? На вопрос, как жить, он отвечал: «Жить так, словно ты завтра умрешь».

Как, в какой форме ему открывалось то, что сокрыто — тайна Божия, но бывали такие вот случаи. Матушка К., приехавшая к нему издалека, с Урала, шла к старцу с трепетом — после перенесенной травмы мучили головные боли, да так сильно, что она боялась потерять рассудок. Что произнесет батюшка? К чему готовится? Долго ли осталось жить? — А старец посмотрел на нее внимательно, ласково, взял за плечи и произнес: «Поносишь еще платьице-то, поносишь..». По простоте смысл слов поняла не сразу, только, как ребенок, отозвалась на ласку и ободрение. А уж, когда о. Николай помазал лоб маслицем, благословил на дорогу, на обратном пути догадалась: мол, «рано с телом прощаться. Поживешь еще».

Удивительны бывали и его благословения. То в едва знакомых спутниках, он прозревал будущих мужа и жену, то в «младенце духовном» — будущую монахиню. Приехала как-то к старцу женщина, через «буреломы» и «колдобины» страданиями приведенная Богом в храм, поднятая чудом с одра болезни. И все, что знала-то она тогда о жизни во Христе, почерпнула из нескольких книг, среди которых оказалась и книга о подвижниках Кавказа. В душе — «рай» от сознания милости Божией к ней, и точного знания, куда, в каком направлении идти — к Господу, в Церковь — нашлась «монетка потерянная».

А на глазах слезы, и слово «монашество» вымолвить страшно по недостоинству своему. А батюшка ей: «Ну, поезжай на Кавказ, поживи в горах, посмотри». Стояла, будто солнце в руки получила. Келейницы ей вслед: «Целуй калитку. Батюшка за все годы ни одного такого благословения не дал! Монахов туда не благословляет!» И до последнего, до исхода своего из жизни временной уже в монашеской мантии, вспоминала она, как все сложилось — и деньги Бог послал, и попутчиков, и проводника. И такой молитвы, как там, в горах, как она говорила, уже не было. Православное «детство» — радость, когда Господь укрепляет, поддерживает на каждом шагу, связано было для нее с о. Николаем Гурьяновым и его благословением.

..Простые наставления старца о том, что надо трудиться, опасаться праздности, избегать пристрастия к вину, любить ближних и по заповеди, быть всем, как слуга, доходили даже до сердец людей, запутавшихся в жизненных обстоятельствах и ожесточенных. Молитвы и акафисты, которые батюшка распевал тоненьким слабым голоском, разошедшиеся в записях, воспоминания о нем духовных детей, его фотографии и сегодня напоминают об этом замечательном священнике, пронесшем крест своего служения до самого конца. Уже тяжело больной, он наотрез отказался покинуть место своего служения и перейти на покой в один из монастырей, ради приезжавших к нему тысяч людей. Пожалуй, одним из самых известных стало одно из последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!».

Письмо 153. Пророчество Николая Гурьянова

Александр Сорокин Российский

8 ноября 2013 года

Здравствуйте, дорогой во Христе Николай Павлович!
 
Как Ваши дела, работа, здоровье?
 
Хотел вот поделиться размышлениями. Недавно наткнулся на такое интересное пророчество о. Николая Гурьянова о Путине. Гурьянов был прозорливец, выступал за канонизацию Григория Ефимовича Распутина, а фото или икона самого о. Николая после смерти замироточила. От Бога человек, одним словом. Так вот, я давно ещё читал это пророчество, но тогда оно мне показалось странным. Какое политбюро? Какие гонения?
Вот ссылка: http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=1131
 
А сейчас всё открылось. Гонения на Церковь идут. Давно так злобно и мощно не было. Первые годы после падения Союза у Церкви был незыблемый авторитет, мученический ореол, интеллигенция и простой народ массово воцерковлялись.
А тут всё подряд началось. Сперва Пусси Райот спели про Путина в храме Христа Спасителя. Потом была раздутая в прессе шумиха про дорогие часы Патриарха и его квартиру. Потом чуть не каждую неделю стали появляться дурные новости про священников и монахов — то педофила найдут в рядах священства (якобы), то сбил кого-нибудь священник. И так смакуют это всё в прессе слаженно. В общем, еврейский аппарат подключили, поскольку СМИ работали в этом вопросе очень слажено.
 
Я знаю многих людей, которые начали хулить Бога и священников из-за этой кампании. Говорят, интеллигенция массово уходит из Церкви. А когда Патриарх Кирилл сказал слово в защиту Путина, его вообще смешали с грязью. Сейчас Церкви сделали такой имидж в сми: что, мол, попы пилят бюджет вместе с воровской властью.
Дальше началась вообще вакханалия. Депутат Госдумы Мизулина начала говорить о нравственности, предложила нравственную доктрину, стала говорить о сексе только после свадьбы и т.д. Так её просто разорвали в Интернете. Выставили двуличной, раскопали какие-то компроматы, бизнес сына, наделали кучу смешных картинок про неё, даже футболки выпустили с её изображением и похабными надписями.
Такого озлобления я давно не видел.
И другая депутатша, Баталина, стала говорить о том, что надо принять запреты на продажу алкоголя после 22.00, что не нужно пускать детей в алкогольные магазины. Тоже разорвали в сми.
Впрочем, логика определённая есть. СМИ и мои коллеги в том числе говорят, что у нас нищая страна, где пенсия 250 долларов, а коммунальная плата 150 долларов. Где люди не живут, а выживают. И негоже, мол, говорить о нравственности тем, кто во власти, пока насущные проблемы не решены.
 
Очень больно слушать всю эту злобу в адрес священников, Церкви, Бога. Почти каждый день от коллег слышу очередные издёвки и насмешки над всем этим. Я в это не влезаю, просто слушаю, как они шутят между собой в тональности: "Боженька услышит и покарает" или что-нибудь про святых и их мощи, про священников и пр….
 
 
А насчёт сегодняшней власти в России… Очень интересно. Вроде жить стало получше, чем при Ельцине, но не совсем. А власть построена и впрямь, как в Политбюро. Партия власти избирается без альтернатив, все лица во власти очень напоминают кпссных бонз. Когда началась эта оголтелая кампания против церкви и Путина, я прям резко оттолкнулся от оппозиции. А сейчас думаю, не было ли это хитрым шагом? Но вроде Путин и впрям благоволит Церкви. А мочат Церковь с такой зверской ненавистью, как могут только одни иудеи. Тем не менее, я не могу сказать, что Путин такой уж стопроцентный благодетель — многие реформы страшненькие, оборону почти развалили, льготы у стариков монетизировали, школу добивают — зарплаты учителям подняли не настолько, чтобы молодёжь туда кинулась, везде бюрократизация дикая. Учителя больше писаниной и отчётами занимаются, чем уроками. Такого даже при совке не было.
 В общем, не знаю, что и думать…
 
А что Вы обо всём этом думаете?
 
Ещё добавлю такой вопрос: а что Вы думаете о Борисе Миронове и его жене Татьяне Мироновой? Послушал их лекции — сильно обличают власть. И очень похоже на правду. Борис отсидел за книгу "Иго иудейское". Он последнее время сильно критикует Путина, говорит, что тот идёт в фарватере либеральной политики, только риторика и пропаганда у него стали патриотические. А ведь и вправду, несмотря на заверения, зарплата врачей лишь немного повысились и молодёжь туда не идёт. Учителя и воспитатели детсадов так же. Следовательно, отрасли эти обречены на вымирание.
 
Но вот смутило, что Миронов очень сильно критикует Патриарха Кирилла. Поиронизировал, что Патриарха называют Святейшим (с этим я согласен). Потом сказал, что Кирилл "продался Кремлю и поддерживает преступную власть", что "батюшки заменяются на попов", а строящиеся церкви "это расширение бизнеса". С такой оценкой Русской Церкви до конца согласиться не могу, тем более, что Кирилла Вы оценивали положительно, как лично знакомого. Почитал — действительно, патриарх Кирилл несколько раз поддерживал Путина перед выборами. А если посмотреть, что сделал президент дальше, становится страшно — приватизация всего и вся, грозящий разразиться кризис российского масштаба, девальвация рубля и вступление в ВТО (предательство местных производителей, которые и так еле дышат).
 
Вот я и думаю, что Путин и его окружение специально устроили эту провокацию в Храме с плясками феминисток. Чтобы оплевать реальную оппозицию: мол, смотрите, с кеми вы и кто против Путина….
 
 
С любовью во Христе,
Саша

18 ноября 2013 года

 Добрый день, дорогой во Христе Николай Павлович!
 
Как Ваши дела, здоровье, работа?
 
Вчера был в шоке, когда увидел это: http://www.youtube.com/watch?v=7tIJNlS9jjs
 
Это явление Пресвятой Богородицы в Турции 7 ноября 2013 года. Стал копаться в Интернете и был просто поражён, как много таких явлений последнее время. Вот, в частности, в Египте — в Зейтуне и Каире:  
Или вот в Муроме, в России: http://www.youtube.com/watch?v=Keq_r-5y1yg
 
Я как-то раньше недооценивал масштаб творящихся событий. А по сути — вот они, знамения в небе, о которых говорил Иисус, рассказывая о последних днях.
 
Что меня ещё поразило — что Петр Иванов говорит об "огне очищения и покаяния", который должен сойти на землю. И у Вассулы об этом есть. В Посланиях от 19 июня 1989 года Христос прямо говорит о том, что мы ещё при жизни увидим это. Что сбудутся все видения и пророчества: "Мои возлюбленные, близок День, когда каждое видение сбудется, каждое видение скоро исполнится, и это будет, к тому же, ещё при вашей жизни. Так откройте же ваши сердца и постарайтесь понять, почему Мой Дух Благодати изливается на это поколение столь щедро и обильно. Приближается День, когда все поколения будут одним целым, /собравшись/ под /водительством/ одного Пастыря вокруг одной Святой Дароносицы, и Я, Господь, буду для них Единственным."
 
Но Господь предсказывает проблемы для Церкви и они уже идут. Давно не помню таких идеологических гонений в СМИ, как во времена антирелигиозных маршей после революции. Возможно, это происходит вот почему (Послание от 15 июля 1989 года): "Я обучал и воспитывал пастырей, чтобы они заботились о Моём стаде, однако многие из Моих спутников оказались неспособными к этому, они не беспокоились о потерявшихся, не приносили назад в овчарню тех, кто отбился от стада и заблудился. Мои самые лучшие друзья причиняют Мне самую большую скорбь, и самые глубокие Раны на Моём Теле нанесены жезлом, который Я Сам дал им. Они – Мои самые лучшие друзья, и всё же Я изранен до неузнаваемости их собственной рукой, Меня непрестанно бичуют по спине. Всё Моё Тело вздрагивает от боли, Мои запекшиеся губы дрожат. Без страха они взывают о Мире, но мира нет, потому что они позволили, чтобы их увлекли и прельстили Рационализм, Непослушание и Тщеславие. Какую скорбь они Мне причиняют, и какие Раны они Мне наносят!  Господи? Почему некоторым это так трудно? — Как только они завладели скипетром Лжи, им трудно отказаться от него. Им трудно отказаться от своих человеческих доктрин, правил и норм, им трудно умереть для своей собственной алчности, им трудно принять одеяния самоуничижения.

Будьте всегда радостны!

Таким Я говорю: вопите, пастыри, кричите, катайтесь по земле, владыки стада, ибо настали дни, когда вас безжалостно убьют. Вы падёте один за другим, подобно лучшим баранам. Я предложил вам самое прекрасное наследство среди Моих друзей, Я поставил вас рядом с избранными, Я доверил вам Мой Дом, но вы не последовали Моим наставлениям и указаниям, вы отступили от веры, вы делали то, что Я считаю злом. Я звал вас, но вы не хотели слушать, вы не послушались Меня…"
Выходит, время очищения настанет уже совсем скоро? Я так понимаю, что если судить по умножающимся явлениям Богородицы, то в ближайшие годы? И ещё поражает тот факт, что в Церкви молчат об этих явлениях, а ведь должны трубить на каждой мессе и литургии…

18 ноября 2013 года

Так, дорогой мой, молчат… Некоторые даже заявляют открыто, что знамения им не нужны, что достаточно св.Писания и проповеди церкви. Но если бы они были внимательны хоть к своим собственным словам, то поняли бы, что эти знамения и есть проповедь Церкви, но только с большой буквы, — живой Церкви, Которая есть Тело Христово,  наполняющая собою все во всем, "столп и утверждение истины".
С любовью,
НПК

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/11/13/838

В начало: http://www.proza.ru/2010/09/06/698

© Copyright: Александр Сорокин Российский, 2015
Свидетельство о публикации №215111300832

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Александр Сорокин Российский

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Александр Сорокин Российский

Детские и юношеские годы. Первые шаги в самостоятельной жизни

Гурьянов Николай Алексеевич родился в селе Чудские Заходцы Санкт-Петербургской губернии, 24мая 1909 года. Его отец, Алексей Иванович, служил регентом церковного хора. Мать, Екатерина Стефановна, благочестивая женщина, исполняла обязанности по дому, помогала мужу в воспитании детей. После его смерти в 1914 году вся тяжесть ответственности за семью легла на её плечи.

Николай с детства воспитывался в рамках христианских традиций. Он с радостью прислуживал в церкви села Кобылье Городище, приучался к молитве, любил слушать церковное пение. Время от времени, когда местные богомольцы собирались в паломничество по святым местам, Николая брали с собой.

Будучи отроком, он сподобился побывать на острове Талабск (годы спустя это место стало для него местом подвижничества). Около 1920 года настоятель церкви, в которой прислуживал Николай, взял его в город Псков. Их путь лежал по глади озера. На острове Талабск сделали остановку и посетили тамошнего прозорливца Михаила. Прозорливец, встретив гостей, подал пастырю меленькую, а Николаю большую просфору.

По достижении более зрелого возраста Николай поступил в педагогический техникум в Гатчине. По выпуске из техникума продолжил образование в Ленинградском педагогическом институте.

Николай отличался волевым характером. В 1929 году, движимый ревностью о Господе и душевным порывом, он публично и резко высказал негодование против закрытия одного из городских храмов. Это мужественное выступление, противоречащее идеологии и политике партии, продвигавшейся в направлении коммунизма, вызвало недовольство, и институтское руководство исключило Н. Гурьянова из числа студентов.

Какое-то время Николай преподавал физику, математику, биологию в школе города Тосно, служил псаломщиком в церкви села Ремда.

Узник правды и совести

Развёрнутые безбожной властью гонения на христиан не прошли его стороной. В мае 1930 года он попал под жернова государственной репрессивной машины: Николая обвинили в контрреволюционной деятельности и выслали на два года с территории РСФСР. Прибыв в УССР, в село Сидоровичи, он вновь проявил свою религиозную активность — устроился псаломщиком.

Вскоре нашлись «неравнодушные» люди, которые сообщили «куда следует», что Николай Алексеевич ведёт нездоровую агитационную деятельность, развращает людей россказнями о Боге, вербует молодежь в церковный хор. Эти сигналы не остались без внимания. В марте 1931 года Н.

Отец Николай Гурьянов: Будьте всегда радостны!

Гурьянова взяли под стражу по «делу кулаков».

В ходе разбирательства выяснилось, что обвиняемый Гурьянов никакого имущества не имеет, а имеет лишь ревматизм. Да и сам обвиняемый своей вины не признал. Между тем имущественный вопрос и не был приоритетным, ведь дело касалось антисоветской пропаганды.

В августе 1931 года Николая приговорили к ссылке на три года в Северный край. Так он попал в Сыктывкар, участвовал там в строительстве железнодорожного пути. Иногда приходилось работать в ледяной воде, отчего заключенные гибли. Работая в этих нечеловеческих условиях, Николай подорвал своё здоровье. Кроме того, он получил повреждение ног при работе со шпалами.

По одним сведениям он был освобожден в 1937 году, а по другим — в 1942-м. После освобождения Николай Алексеевич, как не имеющий права жить в Ленинграде, был выслан за пределы города. Какой-то период он работал школьным учителем в Тосненском районе.

Священнический путь

Во время Великой Отечественной войны Н. Гурьянов, ввиду болезни ног, не был мобилизован в армию. В период фашистской оккупации его принудительно отправили в Прибалтику.

В феврале 1942 года митрополит Виленский Сергий посвятил его в сан диакона, а несколькими днями позже — в сан священника.

В 1942 году он прошёл обучение на богословских курсах в городе Вильнюсе. Затем какое-то время служил в Рижской женской Троице-Сергиевой обители, после чего — в Виленском Свято-Духовом монастыре.

С июля 1943 года отец Николай исполнял обязанности настоятеля храма святителя Николая, располагавшегося в селе Гегобросты. По воспоминаниям современников, прихожане относились к нему с большим уважением; сам же пастырь относился к ним с большой добротой, приветливостью и отзывчивостью. Отмечают, что несмотря на бедность прихода, он отличался благоустроенностью. Как ни трудно было найти средства, необходимые для ремонта и содержания храма, помощью Божьей храм был благолепным.

В период с 1949 по 1951 год отец Николай обучался заочно в Ленинградской духовной семинарии. Окончив её, он продолжил образование в Ленинградской духовной академии, но проучился только один год.

В 1956 году отец. Н. Гурьянов удостоился сана протоиерея.

В 1958 году, по распоряжению церковного начальства, он был переведён на служение в Псковскую епархию. Из соображений церковной икономии и учитывая собственное желание отца Николая, его определили настоятелем в храм святителя Николая, располагавшийся на территории рыбацкого острова Талабск в Псковском озере, том самом, где когда-то прозорливец вручил ему большую просфору. На этом острове батюшка провёл несколько десятилетий своей жизни.

Отец Николай поселился на окраине острова в крохотном домике, вместе с матерью, Екатериной Стефановной. Братья подвижника погибли на фронте и он, как мог, сглаживал материнское горе, а она, чем могла, помогала любимому сыну.

Поначалу отец Николай вызывал подозрения у неверующей части островитян, но со временем люди увидели в нём ревностного и смиренного Божьего угодника. Служил он один, сам пёк просфоры, сам ремонтировал церковь. Случалось, что он священнодействовал в пустом храме. Было трудно, а однажды, когда его мучили сильные переживания, маленький ребёнок, словно бы вникнув в сознание умудрённого мужа, попросил его не уезжать. Отец Николай воспринял эти слова как глас Божий и ободрился.

Наряду с исполнением пастырских обязанностей батюшка старался облагораживать остров, сажал саженцы, заботливо их поливал, таская из озера десятки ведер воды.

Нередко, даже и без приглашения, он посещал дома тех, кто нуждался в его пастырском утешении, слове и благословении. Бывало, что отец Николай присматривал за стариками, нянчился с детьми прихожан.

Всё это не могло не отразиться на людях. Когда одна из жительниц написала на батюшку клеветнический донос, местные рыбаки, вернувшись с лова, вопреки обычаю не положили ей рыбы. Так они выразили и своё отношение к пастырю, и свое отношение к ошарашенной их поведением доносчице.

Образец православного старчества

Со временем едва различимый на географической карте остров Талабск стали негласно именовать островом Православия. Слава об отце Николае и его деятельности распространилась далеко за окрестности Псковской земли.

Помимо ревности и усердия Бог наградил батюшку даром прозорливости. Рассказывают, что иногда старец сообщал даже и о судьбе пропавших без вести людей.

В семидесятые годы к батюшке стали стекаться десятки верующих из разных уголков необъятной страны. Бывало, что из-за большого наплыва посетителей он не мог найти себе и минутки на отдых. Правда, принимал он не всех. Иногда он мог позволить себе строгий вопрос: зачем ты приехал (приехала)?

В числе духовных чад отца Николая были миряне, монахи, священники. Он по праву считается одним из наиболее почитаемых старцев XX-XXI века.

24 августа 2002 года отец Николай Гурьянов почил о Господе. Смерть застала его на месте его подвигов, острове Талабск.

СТАРЦЫ / Отец НИКОЛАЙ ГУРЬЯНОВ

 

Протоиерей Николай Гурьянов о спасении


Протоиерей Николай Гурьянов

Протоиерей Николай Гурьянов, настоятель храма во имя святителя Николая на острове Талабск (более известном ныне по названию рыболовецкого колхоза имени Залита), был одним из великих старцев двадцатого века. Невозможно перечесть, сколько побывало паломников на этом отдалённом острове. Многие, впервые видевшие его, вспоминают, что когда они спрашивали отца Николая о конкретных делах, то замечали, что старец знает о их проблемах, о их близких, сразу начинает говорить по существу — за внешней простотой, шутливостью, своеобразием поведения отец Николай скрывал свои духовные дарования, совершение подвига непрестанной, глубокой, истинной молитвы. Собраны поучения старца, сохранённые в воспоминаниях его духовных чад.

***

Проси: «Господи, не лиши меня разума и зрения, сохрани, Господи, от гордости, от тщеславия».

«Учись слушать волю Божью. Сейчас вся преисподняя на земле, смотри, держись.

Отец Николай учил обязательно причащаться в день Ангела, в день рождения, во все посты. Остальное — по возможности, только нужно готовиться, «всуе к Чаше не подходить»: «Если только мелькнёт против кого-то мысль плохая, к Чаше не ходи. Если в сердце даже злейшему врагу не простила, к Чаше не ходи. Примирись вначале с врагом своим».

Батюшка был очень простой. Он часто повторял: «Не держите на людей зла, а что вам сделано, вы об этом забудьте. Знайте только, что вы хуже всех. Что ниспослано, всё от Господа во исцеление, во исправление. Когда на тебя неправду скажут, ты поблагодари и попроси прощения. Только тогда будет награда, когда вы не виноваты, а вас ругают. Скажи только: «Прости меня ради Христа, я ещё хуже, чем ты обо мне думаешь». А когда и поругают-то, благодарите Бога, награда-то какая». «Всё в ваших силах. Согрешил, покайся, и впредь старайся этого не делать».

Батюшка говорил: «Старайся не спорить. Но за веру стой насмерть». Батюшка учил быть немногословным: «Лучше помолчать. Сказанное-то — серебро, а молчание-то — золото».

Батюшка советовал: «Спросят тебя, как ты живёшь, а ты перекрестись и скажи: «За всё слава Богу, что Господь дал, то и приму». О детях никому не жалуйся, кроме святых угодников и Матери Божьей, и не хвались, не раздражай врага. Будет плохо — людям радостно, будет хорошо — вызовешь зависть».

Батюшка учил: «Когда служится сорокоуст, великий грешник выпускается из ада». Он повторял, что многое зависит от молитвы сродников, только хула на Господа не прощается.

Я старалась не жаловаться на болезни, но не выдержала и пороптала на больные ноги: «Батюшка, как у меня ноги болят!» Он в ответ: «У тебя ноги болят, как у меня». После этого я молчала, крепилась. «Ты не ропщи, что ножки-то болят. Дел-то добрых — хоть бы сколько, молитва — хоть бы какая, а вот Господь хочет душу спасти, и болезнями-то и спасает».

Приехала однажды, батюшка помолился и повернулся ко мне: «Это я попросил, чтобы ножки твои совсем не ходили. Как вырастут у тебя крылья, как полетишь! Тебе что дороже, ноги или крылья?» Я смирилась. Некоторым он не благословлял ходить к врачам и терпеть болезнь как попущение Божье.

Старец с грешниками обращался очень мудро, умел и на место поставить, и не обидеть. Главное для него было — спасение человеческой души. Ему было очень трудно с некоторыми людьми, но он терпел невзгоды ради любви: «Только я их отпущу, они сразу погибнут, и я не спасусь, Господь с меня за них спросит. Господа иудеи распяли, а Он со Креста просил, чтобы Отец Небесный помиловал их. Они не знают, что делают. Прости их, Господи».

— Глубоко переживая разрушение русской культуры её врагами, нравственное убийство русского народа, я была почти в состоянии отчаяния. Мне казалось, мир рушился вместе с Россией. Свои переживания я рассказала батюшке, не пытаясь сдержать слёз. Старец не перебивал меня, покачивал головой: «Так, так». Затем он спросил: «А где ты видишь, что всё разрушается? Знаешь, кто тебе всё это показывает?» Я продолжала плакать и объясняла причины своей боли. Неожиданно вспыхнул свет, и мои глаза оказались прямо перед изображением Страшного Суда. Батюшка указывал на диавола: «Вот, кто тебе показывает всё. Гляди, какой он. Это Страшный Суд, когда одни пойдут в рай, а другие — в ад. Нам с тобой надо попасть вот сюда (то есть в рай). Больше отчаянной озлобленности по отношению к врагам России у тебя не будет. Надо истово осенить себя крестным знамением и сказать: «Господи, спаси и помилуй, ведь мы приняли Святое Крещение».

— Выслушав рассказ о том, как духовник не только открыл тайну исповеди, но и извратил её смысл, отец Николай был потрясён: «Не может быть, это страшный грех, нам нельзя». Вместе с тем, он продолжал: «Ты к Богу идёшь, а не к священнику. Священник — это ещё не Церковь. Он — человек, пусть живёт, как он хочет. Что бы он ни сделал, пока он не запрещён архиепископом, он имеет право служить и совершать все Таинства. Надо истово осенить себя крестным знамением и сказать: «Господи Иисусе Христе, прости грех батюшки. Господи Иисусе Христе, помилуй меня, грешную». Если уж очень он тебя (ранил), ходи в другую церковь. Никому не рассказывай об этом. В любом храме тебе будет духовник. Постоянно ни к кому одному прилепляться не надо. Кому Церковь — не Мать, тому Бог — не Отец.

Талабские острова. Старец Николай Гурьянов и преподобный Досифей

В отношении духовного руководства… Есть у вас Троице-Сергиева лавра, вот ведь приехала же ты ко мне. Живите в мире, в любви, в согласии. Пой в храме, родненькая, радуйся, что с Господом. Петь нужно, трудиться. И в миру-то говорят: «Не трудящийся да не ест». Да. Одиночество? — Ничего не тяжело. Как хорошо. Правил себе больших не набирай, а утренние и вечерние молитвы надо читать обязательно, а то бывает, что не читают. Перед едой дома надо перекреститься, на работе ведь не перекрестишься, если только незаметно».

— Во время исповеди батюшка не разрешал говорить ни о чём постороннем, кроме грехов: «Ты перед Евангелием стоишь. Если гневаешься, посердишься на кого, вот об этом говори».

— Утром, после Божественной литургии, батюшка говорил краткое слово:

«Вы, мои дорогие, только истово осеняйте себя крестным знамением и просите, надейтесь на милосердие Божье. Бывает, потеряет кто веру, озлобится, отойдёт от Церкви, — его ждут страшные мучения. Нужно молиться и просить милосердие Божье, не спасёт ли как его Господь. Говорят, наша жизнь стала непереносимой. Это, мои дорогие, наш крест, он по нас, мы его достойны. Это, мои дорогие, не Христов крест, а личный, наш собственный, и мы должны понести его».

— Батюшка говорил: «Скорбеть — терять благодать Божью, а надо радоваться и веселиться».

— Батюшка советовал мягко, ненавязчиво стараться привлекать близких знакомых к Церкви. «Мы должны побеждать зло добром, а сами не должны побеждаться злом».

— Я спросила, спасёт ли Господь Россию: «Тю! — легонько хлопнул по лбу меня батюшка. — Всё может быть хорошо, молиться только надо».

Спустя много лет на вопрос корреспондента о том, возродится ли Россия, старец ответил: «А она и не умирала. Нет-нет-нет. Нет-нет-нет. Где просто, там Ангелов со сто, где мудрёно, там — ни одного. Когда нам кажется, что уже — всё… Нет…»

— Перед началом работы отец Николай учил кратко помолиться: «Господи, благослови!», в процессе работы: «Господи, помоги!» и после работы: «Слава Тебе, Господи!»

— Батюшка дважды повторил: «Не надо крест снимать в бане», — и я вспомнил, что несколько раз ходил в баню и, действительно, снимал серебряный крестик и цепочку.

— Главный совет, который я получил, и другим, наверное, через меня полезно будет знать, о том, что через смену обстоятельств душу свою спасти бывает очень трудно. Куда Бог призвал, на этом месте нужно стоять и во славу Божью трудиться. Когда возникают какие-то нестроения в жизни, то нужно больше любить, больше смиряться, больше терпеть. И если мысль о смене обстоятельств сильно занимает, то надо гнать её Иисусовой молитвой.

— На вопрос о влиянии злой силы батюшка ответил с удивлением и улыбкой: «А как Бог? О воле Божьей забыли?»

— На вопрос о том, как нужно жить, отец Николай ответил: «Жить так, словно ты завтра умрёшь».

— Батюшка всё время повторял: «Всё хорошо, да, всё хорошо. Какие мы счастливые, что мы в Церкви, что мы причащаемся…».

— Старца спрашивали о России, а он отвечал: «Россия не умирала». «Ох, как хорошо у нас. Слава Тебе, Господи. Господь… не оставляет нас».

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *