Главная святыня монастыря — Собор Рождества Пресвятой Богородицы — был построен в 1311 году по подобию Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. В 1313 году храм был расписан. Сохранившиеся, хотя и не полностью, фрески — единственный на сегодняшний день памятник древнерусской монументальной живописи 1-й половины XIV века и яркий образец псковской художественной школы.
Архитектура собора
Храм повторяет основные черты архитектуры построенного на полтора века раньше собора Мирожского монастыря, но имеет некоторые существенные отличия от последнего. Внутреннее пространство храма решено в форме равноконечного креста с примыкающими к нему по углам меньшими по высоте объемами. В отличие от собора Мирожского монастыря, в интерьере которого есть иерархическое соподчинение центрального и боковых объемов, здесь центральное пространство креста и его ветви сделаны одинакового размера. Восточная ветвь креста образована центральной апсидой алтаря, боковые апсиды по сравнению с ней значительно понижены. Западные углы храма разделены на два этажа. В нижнем северном компартименте первоначально располагался придел или уединенная монашеская молельня, в южном — лестница на второй этаж. Верхнее северное помещение так же служило приделом, здесь сохранились следы малого иконостаса. Верхнее южное помещение было ризницей или хранилищем документов. Помещения-палатки верхнего яруса соединялись узким деревянным настилом, замененным в XVI веке каменным балконом.
В соответствии с внутренним устройством интерьера боковые фасады храма асимметричны. Их восточные прясла оформлены высокими арками, соответствующими высоте ветвей креста. Здесь расположены боковые порталы храма, над ними помещены предназначенные для росписи ниши-киоты и окна. Западные прясла снизу оформлены невысокими арками-нишами, соответствующими нижнему ярусу западных угловых помещений. Восточный фасад с тремя апсидами в основном сохранил свои первоначальные формы. Западный фасад, первоначально завершавшийся тремя закомарами, в настоящее время закрыт возникшими в последующие столетия пристройками к храму. Собор завершен поставленным по центру внутреннего креста куполом, барабан которого снаружи оформлен необычным поясом из стрельчатых арочек, восстановленным при реставрации. В XV веке барабан купола был повышен, а арочный пояс заменен лентами бегунца и поребрика. Форма кровли неоднократно менялась в ходе истории собора. Первоначально храм был покрыт тесом по форме закомар, а глава купола деревянным лемехом-чешуей. В XVI столетии поверх полукруглых закомар были надложены треугольные щипцы, глава купола сделана луковичной. В настоящее время кровля собора имеет позднюю четырехскатную форму с плоским завершением фасадов.
С течением времени собор расширялся. В начале XV века к его западному фасаду уже примыкал притвор. В XVI веке западный фасад притвора и портал имели наружные фресковые росписи. Особенно сильные изменения были привнесены в архитектуру собора в XVII столетии. Первоначальный притвор был перестроен и соединен с основным пространством храма. Западный вход в храм оформлен крыльцом, украшенным зелеными изразцами. Окна притвора были оформлены наличниками с кирпичным беленым узором и так же изразцами. В стенах разделявших внутренние пространства здания прорезаны широкие арки. Интерьер стал более просторным и зрительно цельным. Были значительно расширены окна. В XVIII столетии к собору были пристроены боковые приделы в честь св. Николая Чудотворца и Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Боковые части притвора оказались расширены и обхватили с двух сторон крыльцо XVII века. Оформление приделов и перестроенного притвора соответствовало архитектуре эпохи барокко. Тогда же к южной апсиде храма была пристроена большая ризница (не сохранилась), а древний одноглавый объем украшен по углам четырьмя малыми декоративными главами. Уже в XIX веке декоративные главы оказались убраны (в том числе и главы двух приделов), восстановлена южная апсида. Луковичная глава собора получила железное покрытие. Фасады храма, покрашенные в XVIII веке в яркий терракотовый цвет, вновь были побелены.
Первоначально иконостас храма был невысоким и занимал лишь проем центральной алтарной апсиды. Со временем он был заменен более высоким и широким многоярусным. Иконостас возобновлялся в 1855 году. При этом, в северной палате притвора была устроена ризница, где в частности хранились иконы из старого иконостаса. В XX веке убранство собора было утрачено.
Реставрационные работы конца 40-х — начала 50-х гг. XX века и в особенности комплексная реставрация, начатая в 1985 году, позволили воссоздать архитектурную историю древнего псковского храма.

Обитель возникла на крутом берегу реки Великой, на водном пути к Псковским озерам, в XIII в., и стала крайним поселением, форпостом г. Пскова с северо-запада. Название монастыря «Снетогорский» связано с рыбкой снеток: гора, на которой он стоит, названа Снетной (Снятной) благодаря изобилию этой рыбки в заводи у ее подножия, в реке Великой, особенно во время весеннего нереста.

Снетогорский Рождество-Богородицкий мужской монастырь находился в 5 верстах от г. Пскова, на берегу реки Великой. Основан не ранее 1265 г. преподобным Иоасафом. Монастырь упоминается в летописи под 1299 г., когда рыцари-меченосцы неожиданно явившиеся под городом, напали на монастырь, сожгли его. В огне подожженной деревянной церкви Рождества Богородицы и погибли игумен Иоасаф с 17 монахами.

При игумене Иове, на средства личных сбережений, завещанных князем Довмонтом-Тимофеем, был построен в Снетогорском монастыре каменный храм Рождества Богородицы на месте сожженного деревянного, в котором погибли преподобномученик Иоасаф и его сострадальцы. По летописи, эта церковь сооружена в 1310 г., но Суслов и Грабарь полагают, что она была выстроена гораздо ранее и во всяком случае не позже XIII в. К 1313 г. храм был расписан настенными изображениями — фресками редкой красоты и выразительности.

Возможно, что Иоасаф был основателем монастыря, так как в Псковских синодиках он называется первым Снетогорском игуменом. Сведения о жизни монастыря при игумене Иоасафе сохранились благодаря архиепископу Суздальскому Дионисию. В конце XIV в. он посетил Снетогорский монастырь, когда еще передавались изустно живые в памяти монахов сведения о первоигумене и порядках при нем. Монастырь с самого начала своего существования, наряду с внешним благоустройством, отличался и благоустройством внутренним. Монастырь приобрел характер светской промышленной общины, чему способствовал, главным образом, обычай вкладничества, состоявший в том, что каждый монах делал в монастырскую казну имущественный вклад, доходы с которого шли в его пользу. Благодаря этому промышленному характеру братии, Снетогорский монастырь отличался благоустройством и обеспеченностью, вследствие чего в нем охотно останавливались знатные заезжие гости светского и духовного чина. Самой знатной гостьей была Софья Фоминична Палеолог, остановившаяся в монастыре 13 октября 1473 г., на пути своем из Царьграда в Москву. Переодевшись в царские одежды, она отсюда отправилась в Псков. В 1477 г. новгородский архиепископ Феофил, в знак своего особого внимания к Снетогорскому монастырю, подарил ему «самозвонные» часы, предназначенные сначала для Троицкого собора.

В 1493 г., по словам летописи, «погоре Снетная гора весь монастырь и церковь храм Святыя Богородица». Вероятно, церковь была только сильно попорчена пожаром, но не разрушена, потому что ее архитектура принадлежит глубокой древности. Прежде всего она поражает своим сходством со Спасо-Мирожским собором. На северном и южном фасадах находятся, как и в первом, по две арки: одна большая, другая значительно меньше. Северо- и юго-западные углы храма надстроены позже, как и в Спасо-Мирожском соборе, из чего следует, что первоначальный план храма был, подобно Спасо-Мирожскому, не кубическим, а крестовым. На востоке находятся 3 полукруглые абсиды без всяких украшений. Средняя абсида немного ниже церковной кровли, боковые же вдвое ниже средней. Последняя значительно меньше, нежели в Спасо-Мирожском монастыре. С южной стороны находится пристройка, сооруженная, судя по оконным наличникам, значительно позже главного храма. С 1885 г. в ней помещался консисторский архив, а прежде здесь была монастырская трапезная. С запада приделана паперть, хотя и позднейшая, но все же древняя, с арочным входом. По верхнему краю арки идет пояс из углубленных квадратов. Это изразцы, но совершенно забеленные.

Церковь Рождества Богородицы увенчана главой, которая тоньше и длиннее Мирожской, а потому придает храму более стройный вид, хотя все же поставлена, как и в Мирожском соборе, ближе к востоку. Зато карниз барабана сильно отличается от Мирожского, украшенного только одним простым арочным пояском. Здесь он состоит из ряда углубленных кокошников, ниже которых идет поясок-зигзаг, образованный впадинками; средняя часть пояса состоит из двух рядов треугольных впадинок, образующих зигзаги; выше и ниже зигзага идет по ряду углубленных квадратиков. Эти украшения встречаются не ранее XIV в., возможно, что они появились на Снетогорском храме при обновлении его после пожара 1493 г. В стенах храма вделано много надгробных плит, древнейшие из которых — 1647 и 1648 гг.

После перехода Пскова под державную руку Москвы в монастыре в 1519 г. был воздвигнут уникальный трапезный храм «Николы-на-погребах» во имя святого Николая Чудотворца (ныне церковь Св. Владимира), свидетельствующий о высоком мастерстве псковских каменщиков, и надстроенный впоследствии до 86-метровой высоты храм-колокольня «Вознесение-под-колоколы». При церкви во имя Св. Николая Чудотворца тогда же были построены настоятельские кельи. Два нижних яруса подклетов трапезной состоят из сводчатых палат, соединенных с домом архиерея, построенным по проекту губернского архитектора Жданова в 1805 г., системой переходов.

25-летняя Ливонская война, закончившаяся в 1582 г., не обошла стороной монастырь. Войска польского короля Стефана Батория стояли бивуаком с лошадьми внутри собора Рождества Богородицы, разводили в нем костры, закоптив и «опоганив» храм, царапали поверх старинных росписей свои рисунки. После их изгнания храм пришлось оштукатурить и побелить.

В Смутное время, в начале XVII в., при самозванце Лжедмитрии, около семи лет (с 1608 по 1615 гг.) в окрестностях монастыря разбойничали шайки польского воеводы Лисовского. В 1613 г. шайкой Лисовского был убит на дороге в Москву игумен Снетогорского монастыря, сопровождавший арестованного Псковского самозванца Сидорку.

В 1615 г. Густав-Адольф устроил в монастыре свою главную квартиру. Во второй половине XVII в. появляются двухпролетные въездные ворота со сторожевой кельей — Святые врата обители, подчеркнуто-парадные, торжественной архитектуры, отделяющие основной ансамбль монастыря, с его святынями, от богатых его угодий — садов, огородов, сенокосов. В это же время пристраивается к собору Рождества Богородицы сквозная трехарочная паперть, обрамленная «муравлеными» изразцами.

Во время Северной войны, в 1710 г., монастырь горел, и в огне этого пожара были утрачены документы, относящиеся ко времени основания монастыря.

В 1764 г. монастырь был положен в 3-й класс.

В книге описи всего церковного имущества Снетогорского монастыря за 1802 г. в описании образов и утвари упоминалось паникадило, которое во время грозы в 1782 г. было сбито громом. Судя по этим записям, в 1802 г. монастырь числился в Кривовицкой губе Бельской засады Псковского уезда. Приводится в книге и описание Снетогорского монастыря: в монастыре каменная соборная церковь с папертью и приделом во имя Рождества Пресвятой Богородицы, крытая тесом. При ней была ризница и придельная теплая церковь каменного строения во имя святого и славного пророка Предтеча и крестителя Господня Иоанна. Глава на церкви Рождества на железных дугах, обитая листовым железом, покрашенная зеленой краской, крест поставлен большой железный, местами позолоченный. Кровля везде покрашена червленью. В церкви и приделе 29 окон с железными решетками, из них 11 маленькие и все они без затворов. Колокольня в монастыре каменная двухэтажная на погребах с 4 дверьми из них одни железные решетчатые, остальные деревянные. В нижнем этаже колокольни была церковь Вознесения Господня. В колокольне имелось 4 окна с решетками без затворов. Колоколов было 13 из них 6 больших и 7 подзвонков. Глава на колокольне деревянная, сделанная куполом, обита деревянной чешуей и выкрашена красной краской. Надглавие по дереву опаяно жестью. На главе поставлен железный, резной крест местами позолоченный. Кровля на колокольне вся из теса, выкрашена красной краской. В этой же описи 1802 г. упомянута гробница бывшего игумена Снетогорского монастыря Иоасафа сожженного с братией, на которой «покров штофа зеленого, травчатого, на нем крест позументу серебряного».

В 1798 г. в монастыре была учреждена архимандрия, а в 1804 г. монастырь был упразднен и передан архиерейскому управлению.

Архиепископ Псковский, Лифляндский и Курляндский Ириней представил Правительственному Синоду доклад о том, что во время сильного пожара 1788 г. сгорел Архиерейский дом. Оставшиеся два каменных флигеля и один деревянный архиепископ признал неудобным для пребывания из-за сырости и тесноты. Ириней высказал предложение, что приятным местоположением для Архиерейского дома будет расположенный в пяти верстах от Пскова третьеклассный Снетогорский монастырь. Архиепископ предлагал обратить Снетогорский монастырь в Архиерейский дом с тем, чтобы штат монастыря с учрежденной в нем архимандрией перенести на третьеклассный Елиазаровский, а Елиазаровский на Крыпецкой монастырь, бывший на своем содержании. Архиепископ Ириней представил в Синод планы и сметы, по которым предлагалось на бывших каменных пекарнях монастыря устроить Архиерейский дом. На ремонтные работы требовалась сумма в 15 185 руб. 68 копеек.

Синод, рассмотрев доклад архиепископа и видя, что для обращения Снетогорского монастыря в Архиерейский дом понадобится сумма значительно меньше той, которая потребовалась бы на постройку в Пскове Архиерейского дома, обратился к императору Александру I с данным начинанием. 30 декабря 1804 г. последовал указ императора Александра I, который гласил: «Обратить третьеклассный Снетогорский монастырь в Архиерейский дом, с назначением для приведения его со всеми службами в надлежащее устройство положенной по смете суммы — 15 тыс. 185 руб. 68 копеек, и о перенесении штата Снетогорского монастыря с учрежденной в нем архимандрией на третьеклассный Елиазаровский, а Елиазаровский на Крыпецкой монастырь, бывший на своем содержании, с оставлением при всех них по-прежнему земельных и других угодий, рыбных ловель и мельниц».

В начале XIX в. Снетогорский монастырь стал местом жительства псковских Владык. Тогда и был пристроен к храму «Николы-на-погребах» Архиерейский каменный дом.

Война 1812 г. не затронула Пскова. Войска маршала Сент-Сира были отброшены от Полоцка ночью с 7 на 8 октября 1812 г. Но Снетогорский монастырь воевал — здесь были лазарет и склад пушечных ядер.

Архимандрит Елиазаровского монастыря и ректор семинарии Афанасий рапортовал в декабре 1814 г. архиепископу Мефодию, что «вновь устроенная при Снетогорском Архиерейском доме церковь во имя Рождества Христа Спасителя 8 декабря 1814 г. по чиноположению освящена».

12 декабря 1814 г. губернским архитектором Протопоповым была составлена смета на постройку флигеля для монашествующих и певчих на Снятной горе размером «по лицу 6 сажень, по бокам 5 сажень и 1 аршин». На работу требовалось 4391 руб. 30 копеек. В январе 1815 г. этим же архитектором была составлена смета на материалы, требующиеся на покрытие Снетогорского Архиерейского дома и церкви в ней находящейся. Дом планировался в длину по реке Великой 11 сажень, по правую сторону 13 сажень, по левую 10 сажень. Его предполагалось покрыть железом и окрасить. Стоимость работ была оценена на 6627 рублей.

В августе 1905 г. епископ Псковский и Порховский Арсений рапортовал Правительственному Синоду о том, что 7 ноября 1904 г. около 10 часов утра пожаром от молнии был истреблен купол, шпиль и все деревянные части колокольни при церкви Рождества Богородицы на Снятной горе, принадлежащей Архиерейскому домоуправлению. Эконому Псковского Архиерейского домоуправления Феогносту было предписано представить епархиальному начальству проект прежнего вида колокольни и смету. Епархиальный архитектор В.Л. Назимов составил проект и смету по устройству металлического купола и шпиля колокольни, а также и на капитальный ремонт всей колокольни на сумму 9117 руб. 52 коп., в том числе 90 руб. 27 коп. архитектору за составление проекта и надзор за постройками.

Механический завод и техническая контора А. Штейна предоставили в 1905 г. на ремонт колокольни цемент, железные хомуты для колоколов, крест с обыкновенным железным шаром за 250 рублей. Эта же контора установила на башне монастыря громоотвод с колодцем на сумму в 800 рублей. Крест был выкрашен желтой краской, шпиль — белой, а купол — медянкой. В ремонтных работах кроме конторы А. Штейна принимали участие: центральный склад кирпича Псковских заводов Г. Викенгейзера, Л. Давидсона, В. Проникова и А. Чернова и А. Ильяшева; братья П. и А. Агаповы; Д. Зиновьев и К°; Иван Николаевич Бутырский; Г.Ф. Викенгейзер; плотничных и каменных дел мастер Петр Николаевич Николаев.

До 1920 г. бывший монастырь, Псковский Архиерейский дом, был еще в ведении епархии. В 1921 г. в монастыре, «приспособленном» под дом отдыха были сломаны глава, кровли и рамы окон в Соборе Рождества Богородицы. С 1928 г. здесь шло раскрытие фресок — ученые отвоевали собор и остановили его разрушение. В 1932-1934 гг. в храме Св. Николая действовал санаторий, в Соборе продолжались исследовательские работы, а рядом, в 10 метрах с колокольни «Вознесения-под-колоколы» сбрасывали старинные русские колокола, ломали кровлю, а потом и совсем разрушили ее — разобрали до первых двух ярусов XVI в.

В годы Великой Отечественной войны в Снетогорском монастыре располагался запасной штаб немецкой группы войск армии «Север», гестапо и бомбоубежище с полной системой жизнеобеспечения, оборудованной в старинных подвалах монастыря. Снятная гора была оцеплена танковой бригадой. В архиерейском доме — пристройке к храму Св. Николая — находился сам штаб. В подвалах под храмом были оборудованы застенки-камеры, с металлическими дверями. Они сохранились и доныне. В храме Св. Николая было у немцев офицерское казино. В соборе Рождества Богородицы — винный склад (по другим источникам — конюшня). Было и автономное водоснабжение и электростанция. Колокольню «Вознесения-под-колоколы» они «утилизировали»: выровняли верх слоем грунта, вычинили вход и наверх поставили зенитную установку. По другим сведениям, они превратили ее в водонапорную башню, установив наверху котел. При отходе из города немцы взорвали колокольню. После расчистки завалов нижние ярусы ее оказались сохраненными. После войны в монастыре на Снятной горе снова открыли санаторий, а в части помещений поселились горожане.

Начиная с 1944 г. разрабатывали проекты реставрации, производили обмерные и исследовательские работы в монастыре. Специальная комиссия, прибывшая в Псков для решения судьбы Снетогорского и Мирожского монастырей, в своем решении от 10 июня 1993 г. определила возможность передачи комплекса Снетогорского монастыря епархии «фрагментарно», по мере завершения реставрационных работ. Статус собора Рождества Богородицы, с настенной росписью XVI в., был определен особо: он оставался объектом музейного хранения. Обычные службы в нем проводить нельзя, чтобы не нанести вреда фрескам возможно не более четырех богослужений в год, во время великих православных праздников; приделы можно использовать только в летнее время.

26 июля 1993 г. председатель Комитета по управлению госимуществом Псковской области А.П. Иванов подписал распоряжение о передаче «в бессрочное безвозмездное пользование Псковскому епархиальному управлению комплекса зданий Снетогорского монастыря с прилегающей территорией». 24 августа 1993 г. был заключен «Договор о передаче в пользование Псковской епархии комплекса зданий Снетогорского монастыря — памятника истории и культуры республиканского значения». Одновременно были оформлены акты технического осмотра и передачи отдельных зданий. 26 августа 1993 г., в день памяти святителя Тихона Задонского, прошел первый молебен. Этот день и считается датой открытия первого в псковской епархии Снетогорского женского монастыря.

В 2001 г. Снетогорский монастырь включен в экскурсионное кольцо, и была установлена охранная система видеонаблюдения и пожарная сигнализация с мониторами по всей территории монастыря.

Сегодня, 25 июля, стало известно о состоявшемся 17 июля 2012 года расторжении охранного договора на безвозмездное пользование памятником истории и культуры «Собор Рождества Богородицы Снетогорского монастыря» от 05 ноября 2011 года № 207 (в заголовке соглашения о расторжении указана дата расторгаемого договора – 2001 год, в тексте соглашения – 2011 год).
Соглашение о расторжении договора на пользование объектом культурного наследия федерального значения уместилось на одном листе.
Его подписали руководитель территориального управления Росимущества в Псковской области Александр Сребролюбов и директор Псковского музея-заповедника Юрий Киселев.
Я полагаю, что обе стороны соглашения нарушили закон и превысили свои полномочия. Подписанный ими документ юридически ничтожен, не подлежит исполнению и будет предметом изучения правоохранительных органов.
Соглашение ссылается на Федеральный закон от 30 ноября 2010 г. № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», а также на два заявления: местной религиозной организации «Рождества Богородицы Снетогорский женский монастырь Псковской Епархии Русской Православной Церкви» от 2 мая 2012 года № 55 и заявление ГБУК «Псковский государственный объединенный историко-художественный и архитектурный музей-заповедник» от 17 июля 2012 года № 310.
Очевидно, что добровольно отречься от памятника федерального значения музей не мог.
Юрию Киселеву приказали (устно) — и он отказался (письменно).
На мой взгляд, установленная Законом процедура многократно и грубо нарушена. Проще сказать – она не исполнена.
Более детальный правовой анализ будет завтра.
Бесспорно, что ситуация была известна узкому кругу лиц как минимум с начала мая.
К этому кругу лиц относятся – Росимущество федеральное и территориальное, Министерство культуры, госкомитет Псковской области по культуре, руководство Псковского государственного музея-заповедника, Псковская епархия РПЦ. Сомневаюсь, чтобы не был в курсе событий такого уровня губернатор.
В пункте 2 соглашения о расторжении указано, что «каждая из сторон подтверждает, что обязательства по акту приема-передачи выполнены (Приложение № 1)».
Это означает, что директор музея Юрий Киселев подписал данный акт, не уведомив об этом непосредственно ответственных за хранение объекта культурного наследия лиц.
На этот час получить Приложение № 1 не удалось, но это вопрос времени.
Закрытость процесса может быть следствием только прямого приказа о неразглашении и сознания полной незаконности действия.
Ситуация вышла в свет сегодня вечером, когда заведующая отделом музея-заповедника «Мирожский монастырь» Таисия Круглова получила приказ директора музея «О передаче ключей от Собора Рождества Богородицы» в территориальное управление Росимущества.
Подпись на этом приказе не принадлежит директору музея Юрию Киселеву (можно сравнить с подписью на соглашении о расторжении договора); по внешним признакам, это подпись заместителя директора Татьяны Огинской.
Таисия Круглова, несущая непосредственную ответственность за сохранение памятника и не допущенная к оформлению акта приема-передачи, отдать ключи от памятника отказалась.
Она как хранитель объекта культурного наследия строго исполняет свои обязанности.
Единственный в своем роде памятник культуры федерального значения планируется передать местной религиозной организации для использования в богослужебных целях.
Происходящее повергло в шок ведущего специалиста в области русской монументальной живописи Владимира Сарабьянова. Вечером мы говорили с ним подробно; о происходящем он, ведущий реставратор средневековой монументальной живописи в России, узнал по телефону.
Собор Рождества Богородицы Снетогорского монастыря является мировым памятником культуры.
В этом храме сохранились самые древние из известных (1313 г.) фрески псковской школы монументальной живописи (росписи Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря сер. XII в. относятся к византийской школе).
Короткая цитата из статьи Ирины Голубевой и Владимира Сарабьянова:
Угроза утраты этих фресок – это преступление перед культурным наследием человечества.
Росписи собора Рождества Богородицы раскрыты и реставрированы не полностью.
Использования в богослужебных целях фрески не выдержат и могут быть утрачены.
Вопрос очень давний, ему не один год.
Для желающих изучить его подробно (не только в части, касающейся собора Рождества Богородицы Снетогорского монастыря) прилагаю ссылки на публикации «Псковской губернии».
Беседовала Елена Ширяева. Владимир Сарабьянов: «Это моя совершенно категорическая точка зрения» …о состоянии псковских памятников истории и культуры, государственной и местной политике в их отношении, а также будущем Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря // «Псковская губерния», № 44 (313) от 15-21 ноября 2006 г.
Елена Ширяева. Сухая передача. После опыта «восстановления» Крыпецкого монастыря специалисты с ужасом ждут решения о передаче Церкви собора Рождества Богородицы Снетогорского монастыря с фресками XIV века // «Псковская губерния», № 48 (367) от 12-18 декабря 2007 г.
Цитата из Владимира Сарабьянова (статья «Сухая передача»):
«Когда Снетогорский монастырь вновь начал действовать, то настроение у только что вселившихся сестер и священников было довольно категорическое: «Это всё наше, нам и надо передать!». Я не раз слышал из уст и матушки Людмилы, и ее ближайшего окружения, что фрески эти им не нужны, что это всё – рухлядь, остатки былого величия. Нам, реставраторам, говорили: хотите – снимайте и увозите к себе в музей; не хотите – мы все это забелим и пригласим отца Зинона, он распишет. Конечно, у о. Зинона рука бы на это не поднялась. Он – человек в высшей степени грамотный, прекрасно понимает бесценность этих фресок. Но в дальнейшем, как мне казалось, отношение к фрескам изменилось. И категоричности поуменьшилось.
Я с самого начала ратовал за то, чтобы вопрос был решен мирным путем – путем совместного использования храма. Но совместное использование предполагает взаимное уважение, соблюдение закона, и приоритетом в решении этого вопроса должно быть элементарное сохранение памятника. Не приспособление его под сиюминутные, текущие нужды, а сохранение памятника! Памятник – это вечная категория. Он должен быть отреставрирован совместными усилиями, доведен до идеального состояния и сохраняться обеими сторонами. Это должны понимать и музей, и Министерство культуры, и церковь, которая в той или иной мере будет пользоваться памятником.
Я был уверен, что всё идет к такому паллиативному решению, построенному на взаимных уступках и компромиссах. Я прекрасно понимаю отношение епархии к нынешнему положению вещей: действующий монастырь с огромным количеством монахинь (их там сейчас живет около ста человек: монахинь, насельниц, послушниц) и посередине монастыря стоит большой, очень вместительный храм, который никак не задействован. Реставрация, которая длится уже третий десяток лет, у них вызывает и недовольство, и раздражение.
Я согласен с позицией Владыки: храм, находящийся посередине монастыря, должен жить не только как памятник истории и культуры, но и как собственно храм. Но мы имеем дело с очень большим пространством. В этом храме есть, скажем так, объем XIV века, а есть большая западная часть: пристройки, приделы, паперти. Все эти пристройки, с запада прилегающие к собору, по площади вдвое больше, чем сам храм. И, при разумной организации, можно было бы элементарно сделать так, чтобы основная часть богослужений проходила в этих пристройках. А в самом храме можно совершать редкие богослужения. И к этому всё шло.
И вдруг перед нами нарисовали совершенно иную картину. Под нами я подразумеваю себя, псковских архитекторов, реставраторов, членов ВООПИиК, сотрудников Псковского музея-заповедника. У нас сложилось впечатление, что комиссия и была призвана сюда, чтобы резко передать собор в полное ведение епархии. Без каких-то совместных использований и соблюдений взаимных интересов. Просто передать и всё, а потом – хоть трава не расти.
Но этот храм – очень хрупкое сооружение. У него очень сложная история, очень сложная жизнь. Его много раз перестраивали, у него множество проблем, связанных с инженерным состоянием. А главная проблема – это фрески. Фрески, которые абсолютно уникальны. Их ценность – это не предмет для обсуждения. Это – явление мирового уровня, основа псковской иконописной школы, памятник, который требует самого бережного отношения. Там дышать надо, что называется, вполголоса. И что мы услышали? Никто не произнес слова об их сохранении. Такое ощущение, что просто есть какая-то постройка, которую надо отдать монастырю, а он ее будет использовать по прямому назначению и по своему усмотрению. А то, что фрески требуют строгого соблюдения определенного режима хранения, об этом никто даже не говорит.
На заседании комиссии в Снетогорском монастыре, из уст владыки Евсевия, мы услышали такие вещи, которые сразу заставили вспомнить пример Крыпецкого монастыря. Да, пока Владыка говорит, что «памятник – это храм Божий, это место, где живет Бог», я с ним абсолютно согласен. Но когда Владыка сообщает, что и «мы живем в этом храме» – мне становится страшно. Мне становится страшно от того, что мне обещают относиться к храму, к памятнику, как к собственному дому, в котором должно быть удобно жить и удобно служить. И в соответствии с этими представлениями об удобстве приспосабливать его для своих нужд. Вот если покажется им, что здесь нужно окошечко, потому что в храме темно, то его сделают, его пробьют. Пробьют окно в соборе по фреске, потому что им было темно, и никто ничего сделать не сможет. Или перепишут древние фрески по своему вкусу.
Именно такое отношение к «своему дому» привело к скандалу в Крыпецах.
Поэтому я уверен: если абсолютно все будет отдано на откуп монастырю, то завтра меня как реставратора в собор просто не пустят. И никого туда не пустят. А если и пустят, то мы можем увидеть фрески либо переписанными, либо сбитыми. И то, и другое для них – гибель».
Беседовала Елена Ширяева. Бог и кесари. Вопрос: «Кто хозяин в древнем храме?» давно имеет ответ в России. Хозяином общенационального достояния является государство // «Псковская губерния», № 27 (396) от 9-15 июля 2008 г.
Беседовал Лев Шлосберг. «Вечность – не имущество». Художник-реставратор высшей категории Владимир Сарабьянов продолжает борьбу за спасение псковских фресок мирового значения // «Псковская губерния», № 11 (432) от 25-31 марта 2009 г.
Максим Андреев, Лев Шлосберг, при участии Владимира Сарабьянова. Страсти Христовы. В Пскове обострился конфликт вокруг судьбы фресок Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря // «Псковская губерния», № 11 (432) от 25-31 марта 2009 г.
Псков с удивительным постоянством и пугающей частотой снова и снова становится местом скандала с объектом культурного наследия федерального значения. Мы начинаем выглядеть как город, где ключевые решения в сфере охраны объектов культурного наследия принимаются по меньшей мере дикарями, а по существу – варварами. Которые не боятся Страшного Суда и уверены, что держат Бога за бороду.
—- конец цитаты —-

Снетогорский монастырь

Псковский женский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы на Снятной горе Псковской епархии

Расположен в 3,5 км от центра города, на высоком берегу реки Великой, на живописной Снятной горе. До монастыря можно доехать на автобусе от вокзала примерно за 20 минут.

Мужская обитель

Монастырь был основан в XIII веке как мужской, при участии благоверного Псковского князя Довмонта-Тимофея. Название Снетогорского (иногда — Снетногорского) он получил по расположению на Снетной (Снятной) горе, которая в свою очередь поименована по мелкой промысловой рыбе снетке, в изобилии заходившей в реку. По некоторым псковским синодикам основателем обители стал игумен Иоасаф, который ввёл в монастыре строгий общежительный устав, так что жизнь иноков была наполнена молитвой, воздержанием и трудом. По другому преданию монастырь основали монахи, прибывшие со Святой Горы Афон.

4 марта 1299 года на Псков напали ливонские рыцари и разорили и зажгли Мирожский и Снетногорский монастыри, которые находились вне городских стен и не имели защиты. В храме были сожжены игумен преподобномученик Иоасаф, 17 иноков и пресви­тер Константин. На следующий день захватчиков разбил доблестный Псковский князь Довмонт с дружиной. После победы святой князь повелел по­ставить в монастыре новый храм — каменный. Строи­тельство каменного собора Рождества Пресвятой Богородицы было завершено в 1311 году, а в 1313 году храм был расписан фресками. Это был один из первых каменных храмов построенных на Руси после продолжительного перерыва в каменном строительстве, вызванного монголо-татарским нашествием.

В XIV-XV веках Снетогорский монастырь стал главным духовным центром Пскова. Почти через 90 лет после кончины преподобного Иоасафа игумена Снетогорского его строгие правила воспроизвёл в новом уставе Снетногорского монастыря святитель Дионисий Суздальский. В последующие годы из стен обители вы­шли основатели псковского пустынножи­тельного мо­нашества преподобные Евфросин Псков­ский и Савва Крыпецкий. До начала XVI века в монастыре был принят келиотский устав и вкладничество деньгами и землями, отчего обитель была одной из богатейших в городе. Монастырь был известен в Византии, поддерживал торговые связи с прибалтийскими купцами. Первым среди других обителей Псковщины Снетогорский монастырь построил подворье в Пскове — рядом с кромом, на берегу реки Псковы. Подворье известно с середины XIV века: в 1352 году на нём была построена церковь апостола Иоанна Богослова. Обитель стала традиционным местом пострижения Псковских князей и знати. Особо памятным для монастыря было посеще­ние обители византийской царевной Софьей Фоминичной Палеолог в 1472 году.

В 1493 году все строения монастыря сгорели. Важным этапом в истории монастыря стало возведение каменных храмов и гражданских зданий в первой четверти XVI века. Обновление монастыря было связано с переходом Пскова под управление великого князя Московского. Близ собора Рождества Богородицы в 1519 году была построена церковь святителя Николая Чудотворца, а около 1526 года была возведена церковь Вознесения Господня, реконструированная и надстроенная высоким шатром в XVII веке.

В 1581-1582 годах, во времена нашествия на Псков польско-литовских войск Стефана Батория, монастырь пострадал в пожаре. В Смутное время, в 1612 году обитель снова подверглась нападению поляков, а в 1615 году под стенами монастыря стоял лагерь шведских войск, а саму обитель занял король Густав Адольф.

На XVII век, когда развитие торговли во Пскове способствовало росту благосостояния, пришёлся хозяйственный расцвет монастыря. Обители тогда принадлежало око­ло 370 крестьянских дворов. Снетогорский монастырь участвовал в снабжении армии, а также направлял живущих на монастырских землях крестьян на казенное строительство и ремонт городских стен.

В годы Северной войны, в 1710 году, монастырь опять горел, в огне погиб архив. После секуляризации монастырских владений в 1764 году монастырь стал пустеть и окончательно пришёл в упадок.

Закрытие

В 1804 году монастырь был упразднён, а его штат — приписан к Спасо-Елеазаровскому монастырю. В 1805 году Снетогорский монастырь был отдан правительством под загородный архиерейский дом Псковского владыки. В 1825 году монастырь посещал великий поэт А. С. Пуш­кин. В период существования архиерейского дома богослужения в основном осуществлялись в домовом храме святого князя Владимира — бывшей трапезной церкви святителя Николая Чудотворца.

В 1919 году бывший Снетогорский мо­настырь был включён в охранные списки памятников архи­тектуры. В 1920-х годах экономом здесь был псково-печерский старец преподобный Си­меон (Желнин). После 1920 года началось разорение архиерейского дома, затронувшее и древний Рождественский собор. Храм лишился купола, кровель, оконных рам. Территорию монастыря занял дом отдыха. В 1934 году была частично разрушена Вознесенская церковь-колокольня.

В время Великой Отечественной войны здесь расположился штаб немецкой группы армий «Север». Территория и здания монастыря были благоустроены для проживания немецких офицеров. При этом в Никольской церкви был устроен зал собраний, в соборе винный склад и тир, в руинах Вознесенской церкви гараж. При отступлении немецкие войска вывели из строя артезианскую скважину и водонапорный бак, стоявший над церковью Вознесения.

В послевоенный период продолжил свое существование дом отдыха и детский санаторий. Однако, Рождественский собор был отдан в ведение органов государственной охраны памятников истории и культуры. Уже в конце 1940-х — начале 1950-х годов была проведена его частичная реставрация, продолженная в 1985 году и ведущаяся до сих пор.

Снетогорский монастырь. Фото 1986-87 гг.

Возрождение

2 октября 1993 года Снетогорский монастырь был возрождён как женский. От учреждений здравоохранения на территории монастыря за годы советской власти остались руины и нежилые помещения. Немногочисленные сестры принялись своими силами восстанавливать обитель. По благословению своих духовных наставников матушка Людмила (Ванина) принимала в обитель всех, несмотря на возраст и немощи приходящих. Духовником монастыря стал архимандрит Гермоген (Муртазов). В монастырь стали стекаться люди, прося молитв и благословения в житейских нуждах и болезнях, за духовным советом в сложных обстоятельствах, приезжали со всей России и из-за рубежа.

Постепенно были перестроены жилые келейные корпуса, возведен новый восточный корпус с домовой церковью преподобного Иоасафа взамен старого, сгоревшего в большом пожаре 2002 года. Собор Рождества Пресвятой Богородицы, с ноября 2001 года использовавшийся Псковским государственным музеем-заповедником, после многолетних переговоров со светскими властями был, наконец, передан монастырю. Решение о передаче собора Русской Церкви последовало в середине 2012 года. Также было обустроено подворье монастыря в деревне Замошье с собственным храмом Тихона Задонского, молочной фермой и сельскохозяйственными угодьями. Среди послушаний сестёр: клирос, просфорная, пекарня, огородницы, швеи, историки, трапезницы, птичницы и пр. Богослужения совершались в трапезной Никольской церкви.

Осмотр Южной башни патриархом Кириллом. Фото 3 сентября 2014 г.

При этом перед монастырём стояли масштабные реставрационные задачи требовавшие очень больших средств. Собор Рождества Богородицы нуждался в немедленной реставрации стен, фундаментов, кровли, но государственная помощь вплоть до 2010-х годов оставалась минимальной. Церковь-колокольня «Вознесение-под-колоколы» лежала в руинах. Южный келейный корпус, руины которого прикрыты временными хозяйственными постройками, а также Южная башня, расположенные на аварийном склоне горы, нуждались в срочном укреплении. Процесс обрушения башни, стоящей на подмываемом мысу, ускорился в январе 2006 года. Федеральные власти после долгих просьб со стороны монастыря обратили было внимание на проблему берега Снятной горы, работы по укреплению берега начались в конце 2009 года, но в 2010 году внезапно прекратились, не дойдя до опасно нависающей над рекой Южной башни, а выделенные средства были возвращены в федеральный бюджет. Центральный аппарат «Росохранкультуры» запретил продолжать ремонтные работы, объявив, что реализация проекта была начата незаконно. После этого, несмотря на усилия сестёр, памятник продолжал разрушаться.

3 сентября 2014 монастырь впервые посетил предстоятель Русской Православной Церкви, патриарх Московский и всея Руси Кирилл .

Статистика

Богородице-Рождественский собор Снетогорского монастыря

Храмы, архитектура, роспись

Богородице-Рождественский собор

Первоначальный деревянный храм монастыря сгорел во время нападения ливонских рыцарей в 1299 году. Нынешний одноглавный белокаменный собор Рождества Пресвятой Богородицы был завершён в 1311 году, а в 1313 году — расписан фресками. Архитектурно храм следует формам Преображенского собора Мирожского монастыря, но строители Снетогорского монастыря внесли в композицию храма свою «поправку». Внутренний план храма по форме представляет крест вписанный в четверик огра­ниченный стенами. В XVI веке с западной стороны собора к нему сделали пристройку. Во время польско-литовского нашествия в 1581-1582 годах, когда собор горел, разрушилась верхняя часть барабана. Через год барабан был восстановлен, значительно удлинён и украшен пояс­ком с псковским орнаментом, характерным для XIV века. Кроме главного Богородице-Рождественского престола, в храме имеются приделы пророка Иоанна Предтечи и святителя Николая Чудотворца. Ныне собор имеет статус памятника всерос­сийского значения.

Сошествие Святого Духа на апостолов. Деталь фрески 1313 г., Богородице-Рождественский собор Псковского Снетогорского монастыря

Богородице-Рождественский собор знаменит фресками, которые являются единственным ныне сохранившимся памятником древнерусской монументальной живописи первой половины XIV века. Роспись относится к началь­ному периоду расцвета псковской фрески. При создании фресок псковские мастера использова­ли почти все тона местных минеральных красок с пре­обладанием известной «псковского черлени», придающей росписям тёплый колорит. Смелое использование «пробел» — белильных бликов — придаёт фигурам динамичность. Помимо яркой, живописной манеры, рос­пись характеризуется вольной трактовкой традиционных сюжетов, живостью ликов и композиции. Псковские изографы использовали не только канонизированные церковные сюжеты, но и апокрифы. Северную сте­ну занимает фреска «Успение Пресвятой Богородицы», над дверью в жертвен­ник — сцена «Введение во храм Пресвятой Богородицы»; выделяются композиции «Страшного суда», с прежде невиданными на фресках подробностями, и «Преполовения пятидесятницы,» которое представляет новый сюжет. Фрески сильно пострадали в огне во время польско-литовского нашествия в 1581-1582 годах. Впоследствии фрески в центральной части здания были прикрыты новым иконостасом, а в открытых местах забелены. В 1909 году на­чалась расчистка снетогорских фресок, которая продолжается и по сей день. К нашему времени общая цветовая гамма фресок силь­но изменилась, непрочные краски выцвели, изменился ла­зурный фон. С начала XXI века фрески оказались под угрозой утраты из-за трещин в стенах, которые появились из-за ускорившегося сползания монастыря в реку.

Никольский храм

Каменный храм во имя святителя Николая Чудотворца был возведён близ собора Рождества Богородицы в 1519 году. Храм снабжён трапезной и погребами. Богослужения совершаются в храме и ныне.

Вознесенский храм — «Снетогорский столп»

Каменная церковь в честь Вознесения Господня «под-колоколы» была возведена около 1526 года. В XVII и XVIII веках храм не раз перестраивался, в итоге превратившись в знаменитый «Сне­тогорский столп» высотой 63 м (86 м от уровня реки Вели­кой). Храм был разрушен в предвоенный период, при советской власти. Ныне от церкви осталось основание.

Домовый храм Иоасафа Снетогорского

Часовня Московских святителей

Подворья

  • Замошское подворье с храмом Тихона Задонского
  • Псковское подворье с храмом Иоанна Богослова (недейств.)

Снетогорский монастырь. Фото ок. нач. XXI в.

Настоятели и настоятельницы

Святыни

  • Честная глава и часть мощей преподобномученика Иоасафа Снетогорского хранились открыто в особом ковчеге в храме Снетногорского монастыря
  • Икона прп. Макария с частицей мощей — дар патриарха Московского и всея Руси Кирилла во время посещения обители 3 сентября 2014 г.

Некрополь

В притворе Богородице-Рождественского собора в 1416 году был погребён князь Григорий Евстафиевич, сын изборского князя Евстафия. В древности к северной стене храма были пристроены часовни, отмечавшие места некоторых погребений. Внутри храма на стенах сохранились погребальные плиты-керамиды XVI-XVII веков. Снаружи собора сформировалось монастырское кладбище.

Литература

  • Путеводитель «Псковская область», ИД «Симон-Пресс», 2000.

Использованные материалы

  • «Монастырь», официальный сайт Снетогорского монастыря:
  • «Рождества Пресвятой Богородицы Снетогорский монастырь», официальный сайт Русской Православной Церкви, 3 сентября 2014:
  • «Снетогорский монастырь», сайт государственного управления по информационной политике и связям с общественностью Псковской области Псковская земля:
  • «Монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы Снетогорский (женский)», сайт Русское Православие:
    • (зеркало)

«В Снетогорском монастыре состоялось совещание по вопросам реставрации храмов, переданных Русской Православной Церкви», официальный сайт Русской Православной Церкви, 3 сентября 2014,

«Снетогорский монастырь», сайт государственного управления по информационной политике и связям с общественностью Псковской области Псковская земля,

«Монастырь», официальный сайт Снетогорского монастыря,

Журнал № 171 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2019 года // Официальный сайт Русской Православной Церкви,

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *