СОЛОВЬЕВ: СМЫСЛ ЛЮБВИ
Без любви нет ни жизни, ни смысла существования, ни Бога, ни Человека. Обоснованию данного тезиса фактически посвящено все творчество поэта и мыслителя.
Миросозерцание Соловьева с полным правом можно назвать Философией любви.
«Смысл любви» — рубежное произведение Соловьева. Первоначально оно было напечатано в виде пяти статей в русском философском журнале, что позволило автору достаточно основательно изложить суть своего учения. В одной из энциклопедических статей он определял любовь как «влечение одушевленного существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни». В знаменитом трактате он наполняет данную дефиницию конкретным содержанием.
Главный вопрос, который волнует философа: сводится ли половая любовь исключительно к продолжению рода или же она нечто большее. Вывод однозначен: половая любовь ведет, прежде всего, к человеческой целостности, где любящие существа — мужчина и женщина — в акте соития образуют некое новое сверхсущество в соответствии с законами, предписанными высшими космическими законами:
Задача любви состоит в том, чтобы оправдать на деле тот смысл любви, который сначала дан только в чувстве; требуется такое сочетание двух данных органических существ, которое бы создало бы из них одну абсолютную идеальную личность. «…» В эмпирической действительности человека как такового вовсе нет — он существует лишь в определенной односторонности и ограниченности, как мужская и женская индивидуальность (и уже на этой основе развиваются все прочие различия). Но истинный человек в полноте своей индивидуальной личности, очевидно, не может быть только мужчиной или только женщиной, а должен быть высшим единством обоих.
Именно в такой абсолютной целостности и преодолевается эгоизм, от природы присущий всему живому и в особенности — человеку:
Эгоизм как реальное основное начало индивидуальной жизни всю ее проникает и направляет, все в ней конкретно определяет. «…» Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма. «…» Эгоизм есть сила не только реальная, но основная, укоренившаяся в самом глубоком центре нашего бытия…
«Преодоление эгоизма» — задача, которую провозгласил еще Шеллинг, — возможна только в сфере любви. Во имя нее — сознательно или бессознательно — и приносится в жертву эгоизм. Людвиг Фейербах показал, почему это происходит: любовный акт и половое соитие по своей природе таковы, что, удовлетворяя свои в общем-то всегда эгоистические половые потребности и достигая личного чувственного наслаждения, одна сторона (безразлично какая — мужчина или женщина) одновременно и неизбежно доставляет точно такое же удовлетворение и наслаждение другой стороне. Соловьев также подходит к аналогичному выводу, но формулирует его в сугубо абстрактной форме.
Философа больше волнуют совершенно другие проблемы. Например, насколько связан «пафос любви» с продолжением рода. Ответ: очень незначительно и несущественно. Совсем не редкость, когда продолжение рода, то есть деторождение, происходит не только без какого бы то ни было «пафоса», но даже и без любви как таковой — просто как естественное отправление потребности. Это, с одной стороны. С другой, — можно привести сотни, если не тысячи, примеров, когда любовь достигала высшего, прямо-таки нечеловеческого развития, не сопровождаясь при этом никакой половой близостью, а потому не завершаясь, естественно, и никаким продолжением рода. Любовь Данте к Беатриче и Петрарки к Лауре являются высочайшими образцами того, чего может достигнуть человек в возвышенной любовной страсти и «пафосе». Но хорошо известно также, что ни Данте, ни Петрарка не прикасались к объектам своего вожделения даже кончиком мизинца.
Соловьев продолжил и в определенной мере завершил решение грандиозной философской задачи — дать всестороннее обоснование космической сущности любви. Человеку всего лишь кажется, что он является единственным источником любовной потенции, заложенной в его половых клетках и подкрепленной гаммой эмоций. В действительности же сексуальная энергия (то, что древние именовали Эросом) имеет вселенско-космическое происхождение. Говоря современным языком, она рассеяна в звездно-вакуумном и информационно-энергетическом мире, взаимодействуя в прямом смысле со всей Вселенной (Соловьев предпочитал подчеркивать ее божественную ипостась). Конкретные индивиды — мужчины и женщины — лишь временно аккумулируют и ретранслируют то, что в природе существует извечно. Получая порцию или заряд космической по своей природе сексуальной энергии, они реализуют ее в акте любовного соития, дабы дать продолжение роду и удовлетворить свои потребности носителей любви.
Космизированный образ любви получил у Соловьева и поэтическое оформление в образе-символе Софии-Премудрости Божьей, которая лучезарным светом разливается по всей Вселенной. В отличие от абстрактно-философского «всеединства» (центральная категория в космистской концепции Соловьева) София-Премудрость доступна чувственному восприятию, но только подвижникам и только в минуты наивысшего вдохновения (экстаза). Сам Соловьев трижды испытал соприкосновение с вселенским символом Любви в образе премудрой Софии. Эти встречи описаны русским философом и первоклассным поэтом в хрестоматийной поэме «Три свидания».
Первый раз София-Премудрость явилась Соловьеву — девятилетнему ребенку, впервые испытавшему чувство любви:
София предстала перед ним, пронизанная лазурью золотистой и лучистой улыбкой:
Пронизана лазурью золотистой,
В руках держа цветок, нездешних стран,
Стояла ты с улыбкою лучистой,
Кивнула мне и скрылася в туман.
Точно такой же он — уже доцент и магистр — увидел ее во второй раз, находясь в Британском музее. Но наиболее полное впечатление (описание) осталось от третьей встречи, когда Соловьев ночью оказался в египетской пустыне неподалеку от Каира. Пережив потрясение и забывшись, он проснулся от яркого света, который сливался с утренней зарей:
И в пурпуре небесного блистанья
Очами, полными лазурного огня,
Глядела ты, как первое сиянье
Всемирного и творческого дня.
Знаменательно, что в чувственно воспринимаемом образе «вечной женственности» Соловьев четко уловил и глубинный вселенский смысл:
Что есть, что было, что грядет вовеки —
Все обнял тут один недвижный взор…
Софийность как символ высшей Любви к Богу, Миру и Человеку испокон веков была знаменем и знамением русского народа. Слитая с просветленным образом Богородицы — Пречистой Девы Марии, избравшей Россию «своим последним домом», софийность не только вдохновляла богословов и философов, но и оберегала и обогревала сердце каждого русского человека. Софийские соборы — главные храмы в двух главных городах Древней Руси — Киеве и Новгороде — точно навеки закрепляли своей рукотворной вещественностью и нерукотворной красотой покровительство и сбережение со стороны высших космических начал, воплощенных в Софии-Премудрости.
Через Владимира Соловьева София — этот космоорганизующий и земноустроительный принцип — была воспринята всей плеядой его последователей — главных представителей русского философского Ренессанса: С. Н. Булгаковым, Н. А. Бердяевым, П. А. Флоренским, Л. П. Карсавиным, А. Ф. Лосевым.
* * *
Вы читали краткий текст о произведении: СОЛОВЬЕВ: СМЫСЛ ЛЮБВИ. По поводу философского произведения изложена: краткая история его создания, содержание и смысл, суть произведения, приводится несколько отрывков — цитат. Также рассказано о самом философе — авторе произведения, приводятся некоторые факты из жизни.
Мы хотели бы, чтобы этот конспект помог читателю в понимании философии.
……………………………………………………………………………………..
Фридрих Ницше и другие философы: произведения и цитаты

Эссе на тему «Смысл Любви».
Независимо от того, академик ты или простой студент, – каждый из нас в течение своей жизни неоднократно задаётся вопросами: «Зачем, для чего я живу? В чём смысл жизни?». И лишь немногие доходят до понимания Любви как смысла жизни. Живём мы не для чего, а для кого. Вся проблема заключается в том, чтобы найти этого достойного Кого-то.
Необходимыми условиями и компонентами Любви являются:
1) поиск Своего Человека;
2) взаимность, Дружба;
3) дисциплина, совершенствование;
4) бескорыстность;
5) бескомпромиссность;
6) прямой взгляд на Истину, смелость в признании;
7) акт доброй воли;
8) внимание, нежность, заботливость;
9) гармония Духа и тела;
10) придание жизни смысла.
В каждом полноценном человеке заложен огромный потенциал Любви, но чаще всего в жизни каждому отдельному человеку этой самой Любви не хватает. Парадокс? Вряд ли. Просто человечество на протяжении своей многотысячелетней истории научилось чему угодно: массовому уничтожению народов, изощрённым пыткам, овладело суперсовременными компьютерными технологиями (которые постоянно совершенствуются, не стоят на одном месте) и тому подобным «чудесам», но, в большинстве своём, не научилось самому главному – искусству Любви. Искусству распознать среди великого множества именно Своего Человека, найти Его, преобразить и не потерять.
Некоторые могут спросить: «Если Любовь – это смысл в жизни, то какой смысл в самой Любви?». Но в том-то и дело, что Любовь – это исток всего, первопричина существования всего живого на этой отнюдь не грешной земле. Не земля грешна: земля нас поит и кормит, без неё нас и на свете-то не было бы. Грешны люди, которые бессмысленно прожигают свою жизнь, тратят её на злобу и ненависть, на погоню за эфемерными материальными богатствами. Огромное богатство в каждом из нас – его только надо извлечь на Свет Божий, как однажды извлекли нас из лона матери. Любовь – это первопричина жизни на Земле. «Бог есть Любовь», – как сказано в Библии. Вопросы «откуда взялась?» и «берётся Любовь?» бессмысленны, ибо у единственного начала нет другого начала, кроме него самого.
К тому же, если задавать слишком много вопросов, можно потерять очарование тайны, а Любовь есть самая великая тайна на свете. Нужно просто любить и не мучить себя лишними размышлениями на тему того, что будет дальше. Делай то, что должен делать, то, что велит тебе твоё сердце, а время и практика покажут, в правильном ли направлении ты шёл. Во всяком случае, твоя совесть будет чиста: ты приложил максимум усилий, остальное – во власти Божьей. Постоянное движение вперёд и вверх, совершенствование отметает все лишние вопросы. Практика шлифует жизнь, убирает всё лишнее и оставляет всё необходимое, наиболее ценное.
Некоторые люди полагают, что искусству Любви может научить только женщина, а удел мужчины – исключительно искусство войны. Это не совсем так. Любовь – это, прежде всего, ВЗАИМНОЕ чувство. Какая же возможна будет Любовь, если человек умеет только махать кулаками и палками да запускать ракеты и ни на что другое не способен? Всё, что не взаимно – это уже не Любовь, а страсть, привязанность, помрачение рассудка и т.д., и т.п. Бессмысленно любить человека, который не любит вас. Как в Дружбе: невозможно дружить с тем, кто не дружит с тобой.
Чтобы понять смысл Любви, недостаточно только разглагольствовать о Ней – Её нужно чувствовать всем своим нутром, интуицией, ощущать шестым чувством, видеть третьим глазом. Кто не любил, тот не поймёт автора данных строк. Все неудачи на пути вашего поиска – это необходимая тренировка перед заветной встречей, закаливание вашей воли. Ведь Любовь – это не только светлые безоблачные дни, но и умение жертвовать ради любимого человека всем, вплоть до собственной жизни. Любовь достигается, как правило, через испытания и дисциплину духа. Те, кому Любовь досталась без труда, как правило, не ценят Её и быстро теряют, так и не познав Её истинного вкуса.
Если вы упустили человека и не желаете возвращать его обратно, если ваша гордость и самолюбие сильнее чувств к нему – значит, это был не Ваш Человек. У каждого светит только ОДНО Солнце над головой – так же и в Любви: однажды встретившись со Своей Судьбой, вы уже никогда не захотите Её упустить. Километры, финансы, власть и т.п. уже не будут играть роли для вас: всё это – средство, цель же одна – не потерять смысл в своей жизни.
Слова – весьма несовершенное средство для объяснения своих чувств. Когда мы пытаемся определить что-то словами, нередко определяемое ускользает от нас ещё больше. Не зря говаривали монахи буддийского Шаолиня: «Самое сокровенное не выразить словами». Кто не любил сам, тот вряд ли поймёт с чужих слов, что такое Любовь. Не помогут и вагоны прочитанных и просмотренных на экране и в жизни романтических историй. Это чувство нужно пережить всей глубиной своего сердца.
Признание в Любви гораздо естественнее звучит на языке тела и дела. Главное – чтобы желание было обоюдным, взаимным. Слова способны лишь уточнять, дополнять, конкретизировать, обобщать, сравнивать, но самая суть любого чувства, в том числе и любовного порыва, проявляется только в делах, в поступках, в действии, в активности плоти и крови, скреплённых Духом.
Любовь – это широкая категория, которая может вобрать в себя очень многое. Можно полюбить весь мир, как Иисус Христос. Но ЭТА ВСЕЛЕНСКАЯ ЛЮБОВЬ НЕ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ БЕЗ ЛЮБВИ КОНКРЕТНОЙ – БЕЗ ЛЮБВИ КОНКРЕТНЫХ МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ. Содомский грех – это аномалия, которую можно встретить только в человеческом обществе. Если в дикой природе и встречается нечто подобное, то лишь как исключительный случай, как сбой программы. Человек – на то и человек, что ему, в отличие от остальных животных, даётся право выбора между Добром и злом (именно с маленькой буквы, ибо зло ничтожно, как ничтожен и эгоизм, постоянно подогреваемый злом), между Здоровой Любовью и извращениями. Соответственно, и расплата назначается именно за этот выбор.
Где эгоизм, там нет Любви. Любовь – это вызов и жертва. Если потеряешь смысл в своей жизни, то зачем жить? Тавтология? – Нет, реальность. Любовь – это слияние с Совершенством, с невозмутимостью, спокойствием, непоколебимостью и в то же время с чрезвычайной активностью и с обострённой чувственностью. Только в Любви человек достигает Совершенства, только в Любви он становится настоящим Мастером Своей Жизни.
Есть такая русская поговорка: «Лучше синица в руке, чем журавль в небе». С практически-житейской точки зрения, это, конечно, разумно: не найдя журавля, не выпускай из рук синицу; не обретя новое, не бросай старое. Однако в великом деле Любви это вряд ли оправданно. Есть и другая русская поговорка: «Шути любя, да не люби шутя». Или ты любишь, или нет – середины здесь быть не может. Когда любишь Человека, обращаешь больше внимания на его сущность, чем на показные манеры и антураж. Не зря говорят русские люди: «Маленький да удаленький», «Мал золотник да дорог».
Чем больше выбор, тем сложнее этот выбор сделать, но это возможно, если у тебя есть собственный вкус, собственная интуиция, собственное чутьё. Не привязывай за уши свои чувства: что есть, то и есть. Не надо лжи. В любви не может быть компромиссов. Любовь – это СТОПРОЦЕНТНАЯ сила, которая с годами только ещё больше разгорается, а не увядает. Всё, что слабо, – уже не Любовь. Если нет Любви, Её не притянешь за уши. Любовь – это добровольное бессознательное влечение, идущее из самых сокровенных глубин души.
Что касается русской поговорки «не зная броду, не суйся в воду», то она вряд ли применима к Любви. В Любви ничего не известно наперёд. Можно распланировать на целые годы вперёд (даже в нашей экономически неблагополучной стране) свои учёбу, работу, карьеру, спортивные достижения, но Любовь не поддаётся человеческим вычислениям. Не зря говорят: «Браки совершаются на небесах». Богу виднее, кто – кому какая пара. В Любви нет и не может быть никакого брода – нужно с головой окунуться в эту святую воду, отказаться от всех общественных предрассудков, открыть свой внутренний разум для восприятия этого нового чувства. Кто рискует и забывает обо всём, кроме цели, тот и выигрывает больше. И быстро запрягай, и быстро поезжай – делай всё в темпе и спонтанно: жизнь не стоит на месте и никого не ждёт. ШАНС ТЕБЕ ДАЁТСЯ ТОЛЬКО РАЗ! Упустишь свой шанс – пеняй на себя. Как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай!
Мы живём только один раз. Ад, чистилище и Рай – здесь, в этой ЕДИНСТВЕННОЙ жизни. Не пройдя чистилища, не очистив свои душу и тело, не попадёшь в Рай. Через тернии к звёздам! Борьба и боль только придают вкус жизни, приправляют её остреньким и ускоряют. Но, найдя Свою Любовь, человек теряет границы пространства и времени и сливается с Вечностью и Свободой. Он – весь в Любви, как на ладони, со всеми своими плюсами и минусами. Только в Любви человек по-настоящему свободен, только в Любви, не зависящей ни от каких расчётов и вычислений, ни от начальства, ни от здоровья, ни от чего, кроме Созидательного Духа.
Делай не от отчаянья, делай с верой, и тогда всё хорошее, что ты задумал, свершится. Самое главное препятствие на твоём пути – это ты сам. Преодолеешь свою слабость – добьёшься любой высокой цели. Зло – это всего лишь испытание и средство сравнения для Добра. Преодолев свои страдания, человек обретает Своё Счастье – Любовь.
Любовь к человеку проявляется, прежде всего, во внимании к нему; равнодушие и Любовь несовместимы. Любовь МОЖЕТ (не обязательно, но может) проявляться даже в жестокости («кого люблю, того и бью»), но никогда – в равнодушии. Тот, кто любит, ИНОГДА делает любимому человеку больно – но не из зла, а для поднятия на более высокую ступень развития. Наибольший прогресс (это научно доказано) достигается именно в периоды кризиса. Ведь Любовь – это не только целованья и обниманья, но и желание, чтобы любимый человек выжил и не стал хуже (чтобы не потерять объект Любви, ведь мы любим человека за его качества).
Одинаково плохо как жить в порядке без Любви, так и в Любви без порядка. Должна быть гармония, согласованность, взаимное соответствие того и другого. Любовь не мешает человеку заниматься делами (сама ЛЮБОВЬ – ГЛАВНОЕ ДЕЛО ЖИЗНИ), а, наоборот, укрепляет и вдохновляет его на всё новые и новые подвиги. Страсть может мешать, но Любовь – никогда. Чистая, светлая, бескорыстная Любовь. Любовь всегда только укрепляет и дисциплинирует личность.
Как известно, наука – это система знаний, это упорядоченное множество информации. Искусство – это наука, одухотворённая чувствами и закреплённая в действиях. Величайшее из искусств – это Искусство Любви. Величайшая дисциплина – это Дисциплина Любви. Искусство Любви – это и умение доставить телесное удовольствие любимому человеку, и умение создать для него душевный комфорт. Со своей стороны, и он должен уметь то же самое. Только в Любви человек может быть собран и сосредоточен для достижения своей цели, как никогда ранее.
Дисциплина Любви заключается также в том, что в ваших поступках вашим главным советчиком должна быть ваша совесть, ваше собственное понимание и переживание Любви, а не общественный авторитет.
Ещё один аспект дисциплины Любви: если я в чём-то одобряю другого человека, это не значит, что я одобряю его во всём. Если я за что-то порицаю другого человека, это не значит, что я порицаю его во всём. Осуждению подлежит не человек, а его конкретные действия. Выступайте не против любимого человека, а против несправедливости, которую он утверждает своими словами и делами. Зачем разбивать сосуд с плохой жидкостью, когда можно просто вылить жидкость и отмыть сосуд? Тем более это касается заблудшего человека: ведь другого ТАКОГО ЖЕ уже никогда не будет. Не плюйте друг на друга, не игнорируйте, а помогайте друг другу исправиться. У каждого в жизни бывают кризисы, у каждого бывает боль, но это повод не отворачиваться друг от друга, а, наоборот, проявлять друг к другу ещё большее внимание.
Ещё один аспект дисциплины Любви заключается в том, что вмешательство в личную жизнь гражданина, общности, государства со стороны других граждан, общностей, государств оправдывается (если направлено на благо объекта) только тогда, когда объект не в состоянии самостоятельно преодолеть зло в себе и в отношениях с другими объектами. В остальных же случаях каждый должен заниматься своим делом и не совать свой любопытный нос в чужие дела, в чужую личную жизнь. Любовь – это личное, сокровенное, интимное Мужчины и Женщины, и никто со стороны не имеет права вмешиваться в неё.
Не совсем тактичен вопрос: что дороже – Любовь или деньги? Любовь не может быть ни дороже, ни дешевле, потому что Она, как и настоящая Дружба, не продаётся! Сильный Дух, вдохновлённый Любовью, достигнет любых материальных благ при желании; а брак по расчёту рано или поздно разрушится от внутренних противоречий, от психологической несовместимости и ненависти. Материальное богатство – вещь непостоянная, а вот НАстоящие Любовь и Дружба – это НАвсегда. «Дружба» же и «любовь» (именно в кавычках!), купленные за деньги, оборачиваются предательством. Человек, пытающийся продать свои чувства, уподобляется вещи, продающейся на аукционе, а посему нет к нему ни Любви, ни уважения.
Сколько бы у тебя не было денег, всё равно найдётся тот, у кого их окажется больше, и если деньги для тебя – главная ценность в жизни, то ты всегда будешь от этого страдать. А настоящие Любовь и Дружба приходят к Человеку или достигаются им независимо от того, сколько у него денег в кармане: это акт доброй воли, а не коммерческого расчёта. Где есть расчёт, там нет Любви. Настоящая Любовь ВСЕГДА БЕСКОРЫСТНА. Любовь, главным образом, хочет только Любви. Нужно всегда помнить, что, для того чтобы получать много, нужно и отдавать много. Любовь – смысл человеческого бытия, всё остальное – лишь фон.
Если человек переживает далеко не лучшие времена в своей жизни в данный момент, то это не значит, что от него нужно сразу отказываться и бросать его. Как сказано в Библии, «желание ищет средства, а не желание ищет причину», то есть Любовь ищет средства помочь любимому человеку встать на ноги, а не причину откреститься от него. Кто не любит, тому всегда будет мало денег и всего остального, с этим связанного; кто любит, тот сам поможет достать деньги и всё остальное.
Без Любви гибнет ячейка общества – семья. Агрессивный, толстокожий самец и похотливая, изворотливая, жадная самка никогда не создадут настоящей семьи. Вспомните, что вы – прежде всего, Люди, существа, призванные управлять своими инстинктами, а не управляться оными. ЛЮБОВЬ – ЭТО ТО, ЧТО ОТЛИЧАЕТ НАС ОТ ПРОЧИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЖИВОТНОГО ЦАРСТВА.
Бесполезно доказывать на словах, выстраивать логические конструкции относительно выше сказанного: справедливость моих слов докажет вам только ваш живой, непосредственный опыт.
Март 2005
P.s.
Благодарю всех, кто пишет отзывы на мои произведения!
Я начинаю замечать, что иногда полемика (аргументы и контраргументы, комментарии, дополнения, способствующие более глубинной рефлексии) вокруг того или иного воплощения моего творчества становится даже ценнее самого произведения. Хотя, в принципе, одно можно воспринимать как базис, фундамент, а другое — как необходимую для развития надстройку, причем смысл каждого из этих элементов одинаково важен и взаимодополнителен.

Жди меня, и я вернусь
Я помню, любимая, помню
История про Кошку и ее Человека
Любимому.
Я могу тебя очень ждать,
Ведьмы умеют плакать
Не встречайтесь с первою любовью,…
Мне нравится, что вы больны не мной
Ты меня не любишь, не жалеешь
БАЛЛАДА О ПРОКУРЕННОМ ВАГОНЕ
Я помню чудное мгновенье…
Слово о любви
Обидная любовь
Ты далеко сегодня от меня
А ты думал — я тоже такая…
Я запомню тебя, чтоб найти через сотн…
Ты — рядом, и все прекрасно
Улыбаюсь, а сердце плачет

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Я вас любил: любовь еще, быть может
Ну, целуй меня, целуй
Отдать тебе любовь?
ПРОСТО
Междугородний разговор
Скажешь мне «да»?
Сатана
Сжала руки под тёмной вуалью…
Ты для меня так много значишь
Вчера еще …
Я тебя никому не отдам.
Очима ти сказав мені люблю
Я не могу без тебя жить!
Мне большего не надо…
Про Город и его Кошку
К*
Два сердца
прощание
Бьешь по стеклу обнаженной рукой…
Простишь ли мне ревнивые мечты…
Любовь — она бывает разной
Пускай ты выпита другим
Я ведь писал те строки не о вас
Одна
Сказка о Снежной Королеве

Ничто в жизни не происходит случайно. Так, прочтение не самой интересной и понятной (во всяком случае, мне сегодняшней) книги может открыть читателю великолепного автора. Именно так произошло со мной. Несколько недель назад я читала «Русскую идею» Бердяева и, если начистоту, не была очарована этим произведением. Увы и ах. Однако меня заинтересовал автор, которого Николай Александрович называет самым ярким и, если не ошибаюсь, даже первым, русским философом. Речь идет о Владимире Соловьеве, о котором до знакомства с «Русской идеей» я совершенно ничего не слышала. Работу Соловьева «Смысл любви» Бердяев называет лучшим творением Соловьева, и я, конечно, не могла оставить это утверждение без внимания. Сразу отмечу, что данный труд будет интересен каждому, что интересуется психологической или философской трактовкой любви, а также увлекается такими авторами как Эрих Фромм или Дарио Салас Соммэр.

Первое, что меня поразило, в силу узости кругозора, наверное, это даты написания сего произведения. Работа была создана в конце XIX века, однако то, о чем пишет Соловьев более чем актуально сегодня, причем, для каждого человека. О чем же он ведет речь?

В первую очередь, философ останавливается на развенчивании мифа о том, что ключевая задача любовных отношений между полами – это продолжение рода. По мнению автора, существует некая зависимость между уровнем развития мозга и количеством потомства (достаточно оригинальным мне показалось сравнение потомства у рыбок и млекопитающих). Так, существа с низким уровнем развития мозга отличаются огромным потомством, в свою очередь, те виды, развитие мозга которых находится на несколько ступеней выше, рожают значительно меньше особей в одном помете. Согласиться или опровергнуть эту гипотезу мне, дилетанту в биологии, сложно, но логику в ней проследить все же возможно. Однако, не эта идея в работе Соловьева является самой примечательной.

Философ выдвигает просто потрясающую идею, суть которой заключается в следующем: любовь – это прививка от эгоизма и источник развития индивидуальности. Казалось бы, сегодня мысль не нова, но вы взгляните на это утверждение будучи современником Соловьева и, думаю, вы будете поражены прогрессивностью его мышления. Соловьев достаточно полно раскрывает пагубную для человека сущность эгоизма:

«Основная ложь и зло эгоизма не в этом абсолютном самосознании и самооценке субъекта, а в том, что, приписывая себе по справедливости безусловное значение, он несправедливо отказывает другим в этом значении; признавая себя центром жизни, каков он и есть в самом деле, он других относит к окружности своего бытия, оставляет за ними только внешнюю и относительную ценность… Эгоизм никак не есть самосознание и самоутверждение индивидуальности, а напротив — самоотрицание и гибель».

Раз эгоизм и индивидуальность не равны, то что же тогда подразумевает Соловьев под последним понятием? Подлинная индивидуальность – это единение мужского и женского начала при взаимодействии двух формально обособленных личностей. Подобного рода соединение приведет к созданию идеального существа, осознающего свое место в мире и свою миссию в жизни, истинного человека, в котором горит Божья искра. Потрясающая идея, не правда ли?

Очень важно обратить внимание на то, что любовь в понимании Соловьева деятельна.

«Духовно-физический процесс восстановления образа Божия в материальном человечестве никак не может совершиться сам собой, помимо нас… Если неизбежно и невольно присущая любви идеализация показывает нам сквозь эмпирическую видимость далекий идеальный образ любимого предмета, то, конечно, не затем, чтобы мы им только любовались, а затем, чтобы мы силой истинной веры, действующего воображения и реального творчества преобразовали по этому истинному образцу не соответствующую ему действительность, воплотили его в реальном явлении…»

Иными словами, подлинная любовь преобразует человека, совершенствует его душу, что в конечном счете приводит к победе над смертью. Последнее не может обеспечить ни один другой вид любви: ни к детям, ни к Отечеству, ни к друзьям, ни к искусству, ни к науке, ни к чему-либо еще. Только любовь к существу противоположного пола возвышает человека настолько, что он способен стать сильнее смерти, вот о чем пишет Соловьев.

На чем же зиждется подлинная любовь? На бесконечно и беззаветной вере, конечно.

«Дело истинной любви прежде всего основывается на вере… Признавать безусловное значение за данным лицом или верить в него (без чего невозможна истинная любовь) я могу, только утверждая его в Боге, следовательно, веря в самого Бога и в себя как имеющего в Боге средоточие и корень своего бытия…»

Работа Соловьева – один из примеров философских произведений, которые наполняют душу энергией, а жизнь смыслом. Более того, столь возвышенное видение прекраснейшего человеческого чувства невольно заставляет взглянуть на ближнего своего и на самого себя иными глазами.

Любовь – непосредственное, интимное и глубокое чувство, предметом которого, прежде всего, выступает человек, но могут быть также другие объекты, имеющие особую жизненную значимость. Любовь может быть разной: так называемой свободной любовью у хиппи, такой как у Сартра в рассказе «Интим” или у Набокова в «Лолите”, может быть как у Ромео и Джульетты. Она многогранна, непредсказуема, порой несчастная, но чаще она – апофеоз всего, начиная от чувств и заканчивая жизненным путем человека

Человек одарен разумом, он осознает себя, своего ближнего, свое прошлое и возможности своего будущего. Это осознание себя, как отдельного существа, осознание краткости собственной жизни, того, что он не по своей воле рожден и вопреки своей воле умрет, что он может умереть раньше, чем те, кого он любит, или они раньше его, и осознание собственного одиночества и отдаленности, собственной беспомощности перед силами природы и общества – все это делает его отчужденное, разобщенное существование невыносимым.

Переживание отдаленности рождает тревогу. Быть отдаленным – значит быть отторгнутым, не имея никакой возможности употребить свои человеческие силы. Быть отдаленным – это значит быть беспомощным, неспособным активно владеть миром – вещами и людьми, это значит, что мир может наступать на человека, а он не способен противостоять ему. Таким образом, отдаленность – это источник напряженной тревоги. Кроме того, она рождает стыд и чувство вины. Из этого вытекает соответствующий вывод, что глубочайшую потребность человека составляет потребность преодолеть свою отдаленность, покинуть тюрьму своего одиночества.

Во все времена, во всех культурах перед человеком стоит один и тот же вопрос: как преодолеть отдаленность, как достичь единства, как выйти за пределы своей собственной индивидуальной жизни и обрести единение. Вопрос остается тем же самым, потому что той же самой остается его основа: человеческая ситуация, условия человеческого существования.

Ответ в определенной степени зависит от уровня индивидуальности, достигнутой человеком. У маленького ребенка «Я” уже развито, но еще очень слабо, он не чувствует отдаленности, пока мать рядом. От чувства отдаленности его оберегает физическое присутствие матери, ее груди, ее кожи. Только, начиная с той поры, когда ребенок (подросток) достигает такой степени обособленности и индивидуальности, что ему уже становится недостаточно просто присутствия матери, начинает возрастать потребность иными путями преодолеть отдаленность.

Сходным образом человеческий род в своем младенчестве еще чувствовал единство с природой. Земля, животные, деревья – все еще составляли мир человека. Он отождествлял себя с животными, и это выражалось в ношении звериных масок, поклонению тотему животного и животным-богам. Но чем больше человеческий род порывал с этими первоначальными узами, чем более он отделялся от природного мира, тем более напряженней становилась потребность находить новые пути преодоления отдаленности.

Один из путей достижения этой цели составляют все виды оргиастических состояний, они могут иметь форму транса, в который человек вводит себя сам или с помощью наркотических средств, форму групповых сексуальных оргий. В трансовом состоянии экзальтации исчезает весь внешний мир, а вместе с ним и чувство отдаленности от мира.

Когда подобные оргиастические состояния обычны для всех членов социальной группы, они не вызывают чувства вины или беспокойства: так делают все. В «не-оргиастической” культуре это воспринимается как «распущенность”, «алкоголизм”, «наркомания”.

Все формы оргиастического союза характеризуются тремя чертами: они сильны и даже бурны; они захватывают всего человека целиком – и ум, и тело; они преходящи и периодичны. Прямую противоположность им составляет форма единства, которая наиболее часто избиралась людьми в качестве решения преодоления отдаленности как в прошлом, так и в настоящем: единство, основанное на приспособлении к группе, к ее обычаям, практике и верованиям.

Единение посредством приспособления не бывает сильным и бурным. Оно осуществляется тихо, диктуется шаблоном и именно по этой причине часто оказывается недостаточным для усмирения тревоги одиночества, и случаи алкоголизма, наркомании, эротомании и самоубийств в современном обществе являются симптомами этой относительной неудачи в приспособлении. Более того, этот выход из проблемы затрагивает, в основном, ум, а не тело, и поэтому он не идет ни в какое сравнение с оргиастическим решением проблемы. Стадный конформизм обладает только одним достоинством: он стабилен, а не периодичен.

В добавление к приспособлению, как пути спасения от тревоги, порождаемой одиночеством, следует иметь в виду другой фактор современной жизни – роль шаблона работы и шаблона развлечений. Человек становится частью армии рабочих или управляющих. У него мало инициативы, его задачи предписаны организацией данной работы, и существует мало различия даже между теми, кто наверху лестницы, и теми, кто внизу. Все они выполняют задачи, предписанные структурой организации, с предписанной скоростью и в предписанной манере. Сходным образом заданы и развлечения, хотя и не так жестко. От рождения до смерти, с утра до вечера – все проявления жизни заданы заранее и подчинены шаблону. Как может человек, захваченный в эту сеть шаблонов, не забыть, что он человек, уникальный индивид, тот единственный, кому дан его единственный шанс прожить жизнь, с надеждами и разочарованиями, с печалью и страхом, со стремлением любить и ужасом перед уничтожением и одиночеством?

Третий путь приобретения единства – творческая деятельность. Во всех видах творческой деятельности творец и его предмет становятся чем-то единым, в процессе творения человек объединяет себя с миром. Это, однако, верно только для созидательного труда, труда, в котором человек сам планирует, производит, видит результат своего труда.

Единение, достигаемое в созидательной работе, не межличностно; единение, достигаемое в оргиастическом слиянии, – приходящее; единение, достигаемое приспособлением – это только псевдоединение. Следовательно, они дают только частичные ответы на проблему существования. Полный ответ – достижение межличностного единения, слияния с другим человеком, в любви.

Желание межличностного слияния – наиболее мощное стремление в человеке. Это наиболее фундаментальное влечение, это сила, которая заставляет держаться вместе членов человеческого рода, клана, семьи, общества. Неудача в его достижении ведет к безумию или уничтожению себя и других. Без любви человечество не могло бы просуществовать и дня. Однако, не каждое достижение межличностного слияния можно назвать любовью. Слияние может быть достигнуто различными способами. И важно знать, какой вид единений имеется в виду, когда мы говорим о любви. Или это любовь, как зрелый ответ на проблему существования, или это незрелые формы любви, которые можно назвать симбиотической связью (связь между матерью и зародышем в ее утробе, их двое, и все же это – одно целое).

Что же означает любить и быть любимым. Зрелая любовь – это активная сила в человеке, сила, которая рушит стены, отделяющие человека от его ближних; которая объединяет его с другими; любовь помогает ему преодолеть чувство изоляции и одиночества; при этом позволят ему оставаться самим собой, сохранять свою целостность. В любви имеет место порядок: два существа становятся одним и остаются при этом двумя. Следует иметь ввиду, что любовь качественно отличается от других человеческих чувств. Зависть, ревность, честолюбие, любой вид жадности – это страсти, любовь же – это действие, реализация человеческой силы, которая может быть реализована только в свободе и никогда в принуждении.

Любовь – это активность, а не пассивный эффект, это помощь, а не увлечение. В наиболее общем виде активный характер любви можно описать посредством утверждения, что любовь прежде всего значит давать, а не брать (получать). Давание – это высшее проявление силы. В каждом акте отдачи человек осуществляет свою силу, свое богатство, свою власть. Такое переживание высокой жизнеспособности и силы наполняет человека радостью. Он чувствует себя уверенным, способным на большие затраты сил, полным жизни и поэтому радостным. Давать – более радостно, чем брать не потому, что это лишение, а потому, что в этом акте отдачи проявляется выражение жизнеспособности человека.

Наиболее важная сфера давания это не сфера материальных вещей, а специфическая человеческая сфера. Что один человек дает другому? Он дает себя, самое драгоценное, что имеет, он дает свою жизнь. Но это не обязательно должно означать, что он жертвует свою жизнь другому человеку. Он дает ему то, что есть в нем живого, он дает ему свою радость, свой интерес, свое понимание, свое знание, свой юмор, свою печаль – все переживания и все проявления того, что есть в нем живого. Этим даванием своей жизни он обогащает другого человека, увеличивает его чувство жизнеспособности. Он дает не для того, чтобы брать: давание само по себе составляет острое наслаждение. Но давая, он не может не вызывать в другом человеке что-то такое, что возвращается к нему обратно: истинно давая, он не может не брать то, что дается ему в ответ. Давание побуждает в другом человеке желание тоже стать дающим, и они оба разделяют радость, которую внесли в жизнь. В случае любви это означает, что любовь – это сила, которая рождает любовь, а бессилие – это невозможность порождать любовь.

Кроме элемента давания действенный характер любви становится очевидным и в том, что она всегда предполагает определенный набор элементов, общих всем формам любви. Это забота, ответственность, уважение и знание.

Что любовь означает заботу, наиболее очевидно в любви матери к своему ребенку. Никакое ее заверение в любви не убедит нас, если мы увидим отсутствие у нее заботы о ребенке, если она пренебрегает кормлением, не купает его, не старается полностью его обиходить; но когда мы видим заботу ее о ребенке, мы всецело верим в ее любовь. Это относится и к любви к животным и растениям. Если какая-то женщина скажет нам, что любит цветы, а мы увидим, что она забывает их поливать, мы не поверим в ее любовь к цветам.

Любовь – это активная заинтересованность в жизни и в развитии того, что мы любим. Где нет активной заинтересованности, там нет любви.

Забота и заинтересованность ведут к другому аспекту любви: к ответственности. Сегодня ответственность часто понимается как налагаемая обязанность, как что-то навязанное из вне. Но ответственность в ее истинном смысле это от начала до конца добровольный акт. Быть «ответственным” – значит быть в состоянии и готовности «отвечать”. Любящий человек чувствует себя ответственным за всех ближних, как он чувствует ответственность за самого себя. Эта ответственность в примере с матерью и ребенком побуждает ее к заботе, главным образом, о его физических потребностях. В любви между взрослыми людьми она касается, главным образом, психических потребностей другого человека.

Ответственность могла бы легко вырождаться в желание превосходства и господства, если бы не было компонента любви – уважения. Уважение – это страх и благоговение; оно означает способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность. Уважение означает желание, чтобы другой человек рос и развивался таким, каков он есть. Таким образом, уважение предполагает отсутствие эксплуатации. Уважение существует только на основе свободы: любовь – дитя свободы, и никогда – господства.

Уважать человека невозможно, не зная его. Забота и ответственность были бы слепы, если бы их не направляло знание. Знание было бы пустым, если бы его мотивом не была заинтересованность. Есть много видов знания; знание, которое является элементом любви, не ограничивается поверхностным уровнем, а проникает в самую сущность. Это возможно только тогда, когда человек может переступить пределы собственного интереса и увидеть другого человека в его собственном проявлении.

Знание имеет еще одно отношение к проблеме любви. Фундаментальная потребность в соединении с другим человеком таким образом, чтобы мочь освободиться от собственной изоляции, тесно связана с другим специфическим человеческим желанием, желанием познать тайну человека. Хотя жизнь уже и в самых биологических аспектах является чудом и тайной, человек, именно в его человеческих аспектах, является непостижимой тайной для себя самого – и для своих ближних. Чем глубже мы проникаем в глубины нашего существа или какого-либо иного существа, тем более цель познания удаляется от нас.

Есть отчаянный путь познать тайну – это путь полного господства над другим человеком, господства, которое сделает его таким, как мы хотим, заставить чувствовать то, что мы хотим; превратит его в вещь, нашу вещь, собственность. Крайнее проявление этого способа – это садизм.

Другой путь познания тайны – это любовь. Любовь представляет собой активное проникновение в другого человека, проникновение, в котором желание познания удовлетворяется благодаря единению. Благодаря переживанию единства, человек приобретает таким путем знания о том, что другой человек жив и на что способен, но это знание невозможно получить благодаря мысли.

Забота, ответственность, уважение и знание – взаимозависимости. Они представляют собой набор установок, которые должны быть заложены в зрелом человеке, который развивает свои созидательные силы, который хочет иметь лишь то, что он сам создал, который обрел смирение, основанное на внутренней силе, которую может дать только истинно созидательная деятельность.

Любовь – тот самый ключ, освобождающий человека из собственной тюрьмы одиночества, в которой он был бы лишен подлинной жизни и не был бы способен действовать эффективно и понимать адекватно других и самого себя.

В любви особенно поражает ее многообразие видов и форм. Мы говорим о любви к самому себе. и любви к человеку, любви к жизни к Родине, любви к истине и добру, любви к свободе, к власти, к Богу и т.д. Выделяются также любовь романтическая, рыцарская, платоническая, братская и т.п. Существует любовь-страсть, любовь-нужда, любовь к ближнему и любовь к дальнему, любовь мужчины и любовь женщины и т.д.

Что соединяет до крайности разнородные страсти, влечения, привязанности в единство, именуемое «любовью”? Вопрос о взаимных отношениях любви не проще, чем вопрос о ее смысле.

Исследователь Т.Кемпер в основу своей классификации кладет два независимых фактора: власть и статус.

Власть – это способность силой заставить партнера сделать то, что ты хочешь; статус – способность вызывать желание партнера, идти навстречу твоим требованиям. В зависимости от того, является уровень власти и статуса низким или высоким, выделяются семь типов любви:

Словом «эрос” они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафосом, аффектной, чувствительной стороной. «Эрот” выражает царящую в природе полярность и непреодолимую тягу к ее преодолению. Эрот – это и страстная самоотдача, восторженная любовь, не оставляющая в себе места жалости и сочувствию к самому себе.

Слово «philia” («любовь-дружба”) обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Эта любовь затрагивает отношения близких друг другу людей, она обычно удовлетворена присутствием любимого и развитием естественных чувств. Эти чувства, появились без особого усилия, в процессе личного общения, их ценность в том, что они необходимы человеку как чему-то целому, а не как взятому в отдельных его особенностях. Основное душевное состояние здесь – «духовный покой”, внутренняя близость, взаимопонимание. Таким образом, «philia” означает духовную, открытую, основанную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных принципов (тогда как эрос – борьба и соединение противоположных).

Слово «storge” означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особенно семейные связи). Это нежная, уверенная, надежная любовь, которая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой. В такой любви человек находит покой и доверие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не представляли своего существования.

Термин «agape” у греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т.п. эту любовь человек может разумно обосновывать, ведь она основана на убеждениях, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения; в ней чем больше понимания, тем меньше места чувствам. Это любовь, укрепляемая деятельность разума, поэтому она абстрактна, безличностна более чем другие формы любви. Это воля, направляемая разумом.

В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее широко раскрывающий человеческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без усталости распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию.

Христианский мыслитель Аврелий Августин выделял три формы любви:

любовь человека к Богу; любовь к ближнему; любовь Бога к человеку.

Первая форма любви выражается как стремление человека к совершенству на пути к Богу. Она связана с человеком, его природой, дающей возможность думать, решать. Любовь к ближнему – вторая форма любви, принятая в христианстве. Она возможна потому, что «ближний” – это подобие Бога. Она объединяет всех людей без исключения в единое целое. Третья форма – любовь Бога к созданию. Бог не только любит, он сам есть любовь. И его любовь прорывается наружу как творение и избавление человека от грехов; хотя в таком аспекте она в своей начальной глубине не постижима, не доступна человеку.

Классификации любви, имеющие достаточно ясное основание, обладают тем достоинством, что они поддаются хотя бы теоретической проверке. Такие классификации полезны в психологии, при исследовании эмоциональных отношений. Но их роль в философском анализе любви не может быть существенной.

Любовь очень разнородна, она включает в себя не только разные виды и их подвиды, но и то, что можно назвать формами любви. Видами любви являются, например, любовь к ближнему и эротическая любовь. Формами проявления любви к ближнему служат любовь к детям, любовь к родителям, братская любовь; модусами являются любовь мужчины и любовь женщины, любовь северянина и любовь южанина, любовь средневековая и любовь современная. Можно говорить просто о любви к ближнему; можно говорить более конкретно о любви к детям или, еще более конкретно, об отцовской (материнской) любви. Конкретизация может идти дальше, в результате чего выделяются не только формы и модусы, но и «модусы модусов”.

А все – таки рассмотрим основные виды любви.

Родительская любовь к маленькому ребенку, в которой родитель обладает высоким уровнем власти и низким статусом (поскольку любовь ребенка к нему еще не сформировалась), а у ребенка мало власти, но высок статус. Ее особенностью является ее жизненная необходимость для ребенка.

Выделяют следующие элементы родительской (материнской) любви: телесный контакт, привязанность или прочная эмоциональная связь ребенка и матери, эмоциональная доступность матери, чувствительность матери к потребностям ребенка и готовность их удовлетворить.

Братская любовь, в которой оба члена пары имеют малую власть друг над другом, но охотно идут навстречу один к другому. Сиблинговая любовь. Это вид тоже является особым феноменом. Старший сиблинг становиться первым партнером ребенка в игре; он же, как правило, заботиться вместе с родителями о младшем, обеспечивая ему социальную поддержку. Харизматическая любовь, имеет место, например, в паре учитель-ученик. Учитель имеет и возможность принуждения, и желание идти навстречу ученику, а ученик не обладает властью над учителем и охотно исполняет его пожелания. «Поклонение” литературному или другому герою, с которым нет никакого реального взаимодействия и у которого нет власти, но высок статус, а у его поклонника нет ни статуса, ни власти. Односторонняя любовь, когда у одного из партнеров есть и власть, и статус, а у другого их нет. Измена, когда один обладает и властью, и статусом, а другой только властью, как это имеет место в ситуации супружеской измены, когда оба супруга сохраняют власть друг над другом, но один из них уже не вызывает желания идти ему навстречу.

Эта интересная типология любви, отличающаяся простотой и ясностью, является, тем не менее, на мой взгляд, абстрактной и явно неполной. Два элементарных фактора, власть и статус, очевидно, недостаточны для выявления и разграничения всех тех, многообразных отношений, которые покрываются общим словом любовь.

Любовь к Отечеству – одно из самых глубоких чувств, закрепленное в человеческой душе веками и тысячелетиями. Любовь к Родине означает любовь к родной земле и живущему на ней народу. Эти две составляющие единого чувства обычно идут вместе, поддерживая и усиливая друг друга. Но случается, что они трагически расходятся: человек любит Родину, но не своих соотечественников. Любовь к Родине, противопоставленная любви к живым людям, неминуемо оказывается абстрактной и губительной для окружающих. И если такой человек восходит на вершину власти, он приносит бедствие своему народу. Противопоставление Родины и ее народа никогда не приносило и не способно принести добра: ни в том случае, когда интересы Родины становятся выше интересов народа, ни в том, когда любви к народу отдается предпочтение перед любовью к родной земле. Чувство патриотизма делает человека частицей великого целого – своей Родины, с которой он готов разделить и радость, и скорбь. Любовь к Родине менее всего является слепым, инстинктивным чувством, заставляющим бездумно превозносить отечество, не замечая его пороков. Любить Родину – значит, прежде всего, желать ей добра, добиваться того, чтобы она сделалась лучше.

Любовь к природе, которой посвящены прекрасные страницы художественной литературы. Космическое чувство, о котором говорится далее, является одним из аспектов, одной из составляющих любви к природе. Направленная на мир как целое, она говорит о единстве человека и мира, об их слитности и даже взаимовлияния. Из этого чувства проистекает, как нам кажется, убеждение в одушевленности природы

Любовь к истине, добру, прекрасному, справедливости, любовь к свободе, творчеству, славе, власти, своей деятельности, богатству, закону и порядку, любовь к общению, игре, собирательству, коллекционированию, развлечениям постоянной новизне, путешествиям и т.п.

Романтическая (эротическая) любовь. Следует различать любовные переживания и любовные отношения. Первые всегда сопряжены с эмоциями радости и интереса, а вторые могут включать в себя весь спектр эмоций. В ней оба партнера обладают высокими статусами и властью: они стремятся идти навстречу друг другу и вместе с тем каждый из них может «наказать” другого, лишив его проявлений своей любви;

Прежде всего, ее часто путают с переживанием «влюбленности”, внезапного крушения барьеров, существовавших до этого момента между двумя чужими людьми. И кроме этого за эротическую любовь часто принимают влечение друг к другу, которому способствует обманчивый характер полового желания. Половое желание требует слияния, оно может быть внушено не только любовью, но так же и тревогой и одиночеством, жаждой покорять и быть покоренным, тщеславием, потребностью причинять боль и даже унижать. Половое желание вызывается или легко сливается с любой другой сильной эмоцией, одной из которых является любовь. Из-за того, что половое желание в понимании большинства людей соединено с идеей любви, они легко впадают в заблуждение, что они любят друг друга, когда их физически влечет друг к другу. Когда желание полового слияния вызвано любовью, то физическая близость лишена жадности, потребности покорять или быть покоренным, но она исполнена нежности. Если желание физического соединения вызвано не любовью, это никогда не ведет к единству, которое было бы чем-то большим, чем физическое приходящее и уходящее единение.

В эротической любви есть предпочтительность, которой нет в братской и материнской любви. Она предпочтительна только в том смысле, что человек может соединять себя целиком и прочно с одним человеком. Что представляет собой эротическая любовь, известно каждому из собственного опыта или научной литературы. Лишь 16% мужчин и 10% женщин сомневаются в том, знают ли они, что такое любовь, остальные в этом вполне уверены. Лишь 8% мальчиков и 5% девочек не смогли дать определение.

Любовь – это самая сложная, таинственная и парадоксальная реальность, с которой сталкивается человек. И не потому, как обычно считается, что от любви до ненависти всего один шаг, а потому, что «ни просчитать, ни вычислить” любовь нельзя! В ней нельзя быть расчетливым – природа легко опрокинет любые расчеты! В ней можно быть только чутким, чтобы следить за ее прихотливым течением и вовремя душой угадать все ее изгибы, неуловимые для глаза смещения, необъяснимые подчас для разума повороты. В любви невозможно быть мелочным и бездарным – здесь требуются щедрость и талантливость, зоркость сердца, широта души, добрый, тонкий ум и многое-многое другое, чем в изобилии наделила нас природа, и что неразумно мы растрачиваем и притупляем в нашей суетной жизни. Постараемся не притупить, а ?!

Список литературы

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *