— Геронда, некоторые считают, что у них нет необходимых предпосылок для духовной жизни и говорят: «Нечего взять с неимеющего» (Лукиан. Разговоры в царстве мёртвых. Диалог II).

— Ещё хуже, когда люди говорят, что имеют страсти по наследству, и тем себя оправдывают.

— А если, геронда, это действительно так?

— Послушай, что я тебе скажу. У каждого человека от рождения есть некоторые задатки, хорошие и плохие. И человек должен потрудиться, чтобы избавиться от недостатков и развить то хорошее, что в нём есть, чтобы стать образом Божиим.

Плохие задатки — это не препятствие для духовного совершенствования, потому что если человек подвизается, хоть немного, но с ревностью и желанием, то это означает, что он находится в области действия духовных законов, в области чуда, и тогда все его наследственные недостатки изглаживает Благодать Божия.

фото: http://runews.org/

Бог особенно любит и помогает той душе, которая, имея от рождения не очень хорошие задатки, ревностно подвизается в духовной жизни и стремится на Небо, пытаясь оторваться от земли и подняться ввысь на своих немощных крыльях, ослабленных дурной наследственностью. Я знаю многих людей, которые, приложив некоторое усилие, получили сильную помощь от Бога и освободились от того, что их обременяло. Для Бога такие люди настоящие герои. Ведь что преклоняет к нам Бога? Труд, который мы полагаем, чтобы победить ветхого человека.

— Геронда, а Крещение не изглаживает дурную на­следственную предрасположенность?

— В Крещении человек облекается во Христа, освобождается от первородного греха, на него сходит Божественная Благодать, но плохие наследственные задатки остаются. Неужели Бог не может и их изгладить святым Крещением? Может, но оставляет их человеку, чтобы он подвизался, чтобы победил и в конце получил победный венец.

— Геронда, я, когда предаюсь какой-нибудь страсти, говорю себе: «Такой уж я уродилась».

— Этого ещё не хватало. Может, скажешь, что всеми пороками тебя наделили родители, что пороки твоих предков в тебе проявились, а все таланты и добродетели отошли к другим? Может, и на Бога будем пенять? Если человек говорит: «Такой у меня характер, таким уж я родился с дурными наклонностями, в таких условиях вырос, значит, исправиться не могу», он словно говорит: «Виноваты в этом не только мои отец и мать, но и Бог». Знаете, как тяжело мне слышать такие слова? Ведь человек не только хулит своих родителей, но и Бога. Когда он начинает так думать, Благодать Божия перестаёт действовать.

— Геронда, некоторые считают, что когда недостаток сидит в самом существе человека, то его невозможно исправить.

— Смотри, что происходит: некоторым выгодно так говорить, потому что так они себя оправдывают и даже попытки не делают избавиться от недостатка, который в них сидит. «Мне, — говорит такой человек, — Бог не дал способностей! Я в чём виноват? Зачем с меня требуют то, что выше моих сил?» Вот тебе и лазейка. Человек оправдывает себя, успокаивает свой помысел и живёт, как ему удобно. Если мы начнём говорить: «Это наследственное, то — свойство характера», как тогда будем исправляться? Такое отношение лишает духовного мужества.

— Да, геронда, но…

— Опять «но»? Ну что ты за человек такой? Изворотливая, как угорь. Всё время придумываешь какие-нибудь оправдания.

— Я же не нарочно.

— Не говорю, что нарочно. Но если Бог дал тебе такой ум, что на лету всё схватываешь, тогда почему не можешь понять, что оправдание — это очень плохо! В такой не­большой головке так много ума, и не понимаешь!

Я заметил, что некоторые умные люди защищают неправильное, потому что так им удобнее, так они оправдывают свои страсти. Другие, наоборот, не оправдывают себя, но имеют неистребимый помысел, что есть в их характере что-то, что они не могут исправить, вот и впадают в отчаяние А диавол, он что делает? Одним препятствием к духовному совершенствованию ставит самооправдание, других уловляет их повышенной чувствительностью и приводит к отчаянию.

Чтобы отсечь страсть, человек должен не оправдывать себя, а смиряться. Если он говорит, например: «Мне не дано любить, а другому дано», и не старается стяжать любовь, то как может он духовно преуспеть? Без борьбы нет преуспеяния. Разве вы не читали у святых отцов, какие первоначально у некоторых подвижников были пороки и на какую степень духовного совершенства они потом взошли? Превзошли многих очень добродетельных. Например, авва Моисей Мурин, какой был преступник и кем стал потом! Вот что Благодать Божия делает!

По моему рассуждению, человек, имеющий дурную наследственную предрасположенность, когда борется ради стяжания добродетелей, получает большую награду, чем тот, кто унаследовал добродетели от своих родителей и не проливал пота, чтобы их приобрести. Потому что один пришёл уже на всё готовое, в то время как другому пришлось много потрудиться, чтобы их стяжать. Ведь, посмотри, и люди больше уважают тех, кто, унаследовав от своих родителей долги и трудясь не покладая рук, смог не только расплатиться с долгами, но и собрать собственное имущество, чем тех, кто получил от своих родителей в наследство состояние и сохранил его.

© Ἱερὸν Ἡσυχαστήριον Μοναζουσῶν «Εὐαγγελιστὴς Ἰωάννης ὁ Θεολόγος”, 1998

© Издательство «Орфограф», издание на русском языке, 2015

От издателей

Дорогие читатели!

Вы держите в руках первое издание «Слов» старца Паисия Святогорца, выходящее после его общецерковного прославления как преподобного и богоносного отца. Если и раньше поучения старца Паисия были драгоценными жемчужинами, отражающими опыт весьма уважаемого подвижника Святой Горы Афон, то теперь Церковь признала, что и жизнь его свята и достойна подражания, и слова его принадлежат сокровищнице святоотеческой письменности, точно выражают священное церковное Предание.

Мощи преподобного Паисия почивают в Греции недалеко от Салоник, в исихастирии святого Иоанна Богослова близ селения Суроти. Там чувствуется особое присутствие старца Паисия, и сёстры исихастирия занимаются изданием наследия преподобного. Поскольку в России у исихастирия установились дружественные взаимоотношения со Свято-Преображенским скитом Данилова монастыря, то именно нашему скиту сёстры доверили подготовку нового издания «Слов» преподобного Паисия Святогорца. Понимая ответственность этой работы, братия скита и издательство «Орфограф» тщательно перепроверили перевод «Слов», исправили и дополнили примечания, сделали новые тематические указатели.

Надеемся, что благодаря пламенным молитвам и дерзновенному ходатайству пред Господом преподобного и богоносного отца нашего Паисия Святогорца это издание послужит на пользу читателей, сподвигнет всех нас «подвизаться любочестным подвигом», научит «включать в работу добрый помысел» и станет действенным лекарством от многих современных недугов.

Свято-Преображенский скит, 21 мая 2015 года, Вознесение Господне

Синаксарь

Преподобный отец наш Паисий Святогорец родился от благочестивых родителей Продро́моса и Евло́гии в селении Фа́расы в Каппадокии в 1924 году, незадолго до трагического переселения малоазийских греков из отеческих домов в пределы матери-Эллады. Новорожденного младенца крестил приходской священник Фарас – просиявший в святости преподобный Арсений Каппадокийский. Он дал мальчику имя Арсений, желая таким образом, «оставить после себя преемника-монаха», как он сам говорил.

Переселившись в Элладу, семья преподобного Паисия обосновалась в эпирском городе Ко́ница, где преподобный возрастал, питаясь, словно молоком, рассказами об исполненном чудес житии святого Арсения. Уже в пять лет отрок говорил, что хочет стать монахом. Когда Арсений научился грамоте, то его усладой стало Священное Евангелие и жития святых, и он с горячей ревностью подражал подвигам преподобных отцов. Получив начальное образование, отрок захотел учиться дальше не наукам, а ремеслу плотника – дабы в этом подражать Господу нашему Иисусу Христу. Став плотником, он трудился усердно и тщательно.

В возрасте пятнадцати лет он удостоился милостивого явления Христа. Господь явился преподобному после того, как тот любочестным помыслом премудро отразил диавольское искушение неверия. После этого в сердце Арсения ещё сильнее разгорелся огнь божественной любви и пламенное устремление к монашеской жизни.

Во время смуты и войны в Элладе (1940-1949 гг.) преподобный и как мирный житель, и как воин (в армии он служил радистом), показал несгибаемое мужество и самопожертвование. Он был готов в любое мгновение пожертвовать даже своей жизнью ради спасения других. Многократно оказываясь под вражеским огнём, он спасал ближних своей огненной молитвой, и сам многажды был спасён силою Божией.

После войны Арсений три года работал плотником, чтобы материально поддержать своих братьев и сестёр. В возрасте 29 лет, оставив мир и всё что в мире, он удалился на Святую Афонскую Гору. Воспламеняемый сильным влечением к безмолвию и постоянно направляемый Божественным Промыслом, он подвизался в разных обителях Святой Горы, а также он возродил монастырь Пресвятой Богородицы Сто́мион (недалеко от Коницы), который до этого был в запустении. Кроме этого, преподобный подвизался на горе Синай в келии святых Галактио́на и Епистимии. Все житие его было непрестанным постом, непревосходимым воздержанием, непрерывным бдением, неугасающей молитвой и деятельным чтением святых отцов. Особенно преподобный любил читать авву Исаака Сирина. Отец Паисий вёл предельно суровую жизнь, с воздержанием, мужеством и непрестанным славословием. Смиренно отдав себя этим сверхъестественным подвигам, он победил многокозненного диавола, соединился с Богом и был утешаем божественным веселием. Яко бесплотный живя на земле, он стал гражданином Неба, деянием на высоту созерцания восшел, небесных таинств причастником стал, красотою Христовою насладился и благословениями Божией Матери изрядно утешился.

Преподобный Паисий удостоился явлений многих святых: преподобного Арсения Каппадокийского, преподобного Исаака Сирина, святого мученика Лукиллиана, великомученика и целителя Пантелеимона, святого Власия Склавенского, великомученицы Екатерины, а также великомученицы Евфимии Всехвальной, которая посетила его в кали́ве и долго беседовала с ним. Помимо этих явлений преподобный видел своего анегла-хранителя, слышал ангельские песнопения и был осияваем небесным Светом.

Когда же святой весь стал светом, было уже невозможно, чтобы он оставался в безвестности, хотя он сам этого весьма желал. Его имя повсюду стало известно, и множество людей всякого возраста и чина стекалось к нему на Святую Гору, в его смиренную каливу близ Кариес, называемую «Панагу́да». Там преподобный прожил последние 14 лет своей земной жизни. Вожделевая безмолвия, он стремился переселиться в никому не известное место, чтобы оттуда невидимо оказывать милость людям и поддерживать мир молитвой. Однако получив извещение свыше, что на это нет воли Божией, старец остался в своей каливе для утешения и утверждения всех к нему приходивших. По ночам он предстоял пред Богом подобно горящей свече и с болью молился обо всём мире, поминая множество имён живых и усопших, а днём отдавал всего себя на утешение людям, реками стекавшимся к его каливе. Став верным управителем великих дарований, которыми Милостивый Бог его наделил, преподобный Паисий явился вместилищем многообразных дарований Святого Духа: приходивших к нему незнакомцев он называл по имени, тайны сердец человеческих не были от него сокрыты, о грядущих событиях он предупреждал, с иностранцами говорил на их родных языках, немощи телесные и душевные исцелял и власть над духами нечистыми имел, изгоняя их именем Христовым. Речи же его были я́ко словеса́ Бо́жии, по Апостолу, и указывали всем истинную цель земной жизни – приуготовление к жизни будущей, и побуждали людей к покаянию, исповеди и любочестному подвигу.

Был же преподобный в обращении с людьми сладок, прост, доступен, милостив, зело утешителен и, одним словом, он весь был любовь. Но обращаясь к тем, кто хотел нарушить Божий закон и отеческие предания, старец становился яко лев огнедышащий. Особенно же он ополчался против мирского мудрования, считая его опаснейшей ловушкой для верующих, и особенно для монахов.

Сей неустанный подвижник, претерпевший от юности многие телесные болезни, в конце жизни заболел раком. Преподобный благодушно переносил страдания, которые ему причиняла опухоль, и почил 12 июля 1994 года, прожив на земле 70 лет. Он преставился в священном исихастирии святого Иоанна Богослова, который находится недалеко от селения Суроти, возле Салоник. Сёстрами сего исихастирия он руководил 28 лет и им передал в дар святые мощи преподобного Арсения Каппадокийского, своего крёстного отца. Многострадальное тело преподобного Паисия покоится в Суроти близ храма святого Арсения.

Преподобный Паисий, живя на земле, весь отдал себя Богу и людям. Ныне же, когда он находится на Небе, Бог даровал его всей вселенной.

Его святыми молитвами, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Тропарь преподо́бному Паи́сию Святого́рцу Глас 5. Подо́бен: Собезнача́льное Сло́во:

Боже́ственныя любве́ о́гнь прие́мый, / превосходя́щим по́двигом вда́лся еси́ весь Бо́гови, / и утеше́ние мно́гим лю́дем был еси́, / словесы́ Боже́ственными наказу́яй, / моли́твами чудотворя́й, / Паи́сие Богоно́се, / и ны́не мо́лишися непреста́нно // о всем ми́ре, преподо́бне.

Кондак

Глас 8. Подобен: Взбранной:

А́нгельски на земли́ пожи́вый, / любо́вию просия́л еси́, преподо́бне Паи́сие, / мона́хов вели́кое утвержде́ние, / ве́рных к житию́ свято́му вождь, / вселе́нныя же утеше́ние сладча́йшее показа́лся еси́, / сего́ ра́ди зове́м ти: // ра́дуйся, о́тче всеми́рный.

Предисловие

После своей кончины в июле 1994 года блаженный старец Паисий Святогорец оставил миру духовное наследие – свои поучения. Простой монах, получивший лишь элементарное образование в начальной школе, но щедро облагодатствованный мудростью по Богу, он воистину истощил себя ради ближнего. Его учение не было проповедничеством или катехизаторством. Он жил по Евангелию сам, и поучения проистекали из его собственной жизни, отличительным признаком которой являлась любовь. Он «образовал себя» согласно Евангелию и поэтому в первую очередь учил нас всем своим обликом, а уже после этого – своей евангельской любовью и богопросвещённым словом. Встречаясь с людьми – такими непохожими друг на друга, – старец не просто терпеливо выслушивал то, что они ему поверяли. С присущими ему святой простотой и рассуждением он проникал в самую глубину их сердец. Их боль, их тревогу, их трудности старец делал своими. И тогда, неприметным образом, происходило чудо – изменение человека. «Бог, – говорил старец, – творит чудо, когда мы сердечно соучаствуем в боли другого человека».

Нам было радостно видеть, с каким интересом читались первые книги, посвящённые жизни и учению старца Паисия. Многие люди с изумлением рассказывали о том, что в этих книгах они находили ответы на мучившие их вопросы, разрешение проблем и утешение в скорбях. Нам было особенно радостно видеть, как люди, далёкие от Церкви, прочитав о старце, становились по-доброму обеспокоены и изменяли свою жизнь. В связи с этим нам часто вспоминались слова церковного песнописца, посвящённые святителю Василию Великому: «Живе́т и уме́рый о Го́споде, живе́т и с н́ами, я́коже глаго́ляй из книг». В то же время, откликаясь на настойчивые просьбы наших братьев во Христе, мы ощущали необходимость познакомить их со словами старца – словами, которые мы благоговейно записывали с самых первых шагов жизни нашей обители и которые нам самим принесли немалую пользу.

По Промыслу Благого Бога наша монашеская обитель обязана своим существованием старцу Паисию Святогорцу. Именно отец Паисий получил благословение архиерея на основание монастыря, именно он приложил старание к тому, чтобы было найдено место для строительства. В 1966 году, познакомившись с отцом Паисием в больнице, после того как он перенёс операцию на лёгких, мы пришли ему на помощь. С тех пор, будучи нам благодарным всем своим благородным и чутким сердцем, он чувствовал себя нашим старшим братом и говорил, что его долг – «пристроить своих сестёр», – имея в виду основание монастыря.

В октябре 1967 года, когда в монастыре поселились первые сёстры, старец Паисий приехал к нам и два месяца пробыл в общине, помогая налаживать общежительный строй обители. В течение последующих лет, живя на Святой Афонской Горе, старец обычно навещал нас дважды в год, помогая своими богопросвещёнными советами и личным примером духовному становлению как обители в целом, так и отдельно каждой из сестёр. Кроме этого, со Святой Афонской Горы, из этой, как он говорил, «духовной Америки», старец помогал нам своею молитвой и письмами, которые присылал разным сёстрам лично или же всем вместе.

Итак, в 1967 году старец Паисий начал закладывать основы общежительного строя нашего монастыря. Он вникал во все стороны жизни обители – начиная от самых простых, житейских, вплоть до самых серьёзных и духовных. Ему было тогда 43 года, но он уже был мужем совершенным в ме́ру во́зраста исполне́ния Христо́ва (Еф. 4:13). Уже тогда отец Паисий обладал поистине старческой мудростью. С самых первых дней существования монастыря мы относились к его словам как к глаго́лам живота́ ве́чнаго (Ин. 6:68) и осознавали, что они являются теми исходными и непреложными истинами, на которых должна строиться наша повседневная жизнь. Поэтому, боясь забыть то, что говорил старец, мы спешили записывать его слова, с тем чтобы в будущем использовать их как надёжный канон нашей иноческой жизни.

Когда записями заполнились первые тетради, мы очень робко предложили их на суд старца. Почему робко? Потому, что старец всегда подчёркивал важность применения поучений на деле, потому, что он не хотел, чтобы мы лишь накапливали «сырьё», «боеприпасы», не применяя услышанного на практике. Он требовал от нас духовной работы над услышанным или прочитанным. Старец говорил, что в противном случае множество записей и заметок не принесёт нам никакой пользы, подобно тому как множество оружия и боеприпасов не приносит пользы государству, армия которого не обучена и не умеет пользоваться этим арсеналом. Уступая нашим настойчивым просьбам, отец Паисий согласился просматривать наши записи и в случае необходимости (если что-то из его слов было нами недопонято) вносить свои исправления и дополнения.

Старец духовно окормлял нашу обитель 28 лет. Все эти годы мы записывали его слова: во время собраний всей монастырской общины, а также во время заседаний Духовного собора монастыря, на которых он присутствовал. Поначалу сёстры вели записи от руки, а в последние годы – с помощью магнитофона. Кроме этого, каждая насельница монастыря сразу же после своих личных бесед со старцем записывала их содержание. Узнав обо всём этом, отец Паисий даже немножко поругал нас: «Да что вы всё это пишете? На чёрный день, что ли, копите? Задача в том, чтобы вы работали, применяли услышанное на деле. И кто его знает, чего вы там понаписали! А ну-ка, принесите мне посмотреть!» Но когда мы показали ему записи одной из сестёр, выражение его лица изменилось, он успокоился и с удовлетворением воскликнул: «Вот так дела, брат ты мой! Да эта сестра – прямо магнитофон какой-то! Точь-в-точь как я сказал, так и записала!..»

Обычно наше общение строилось в форме его ответов на наши вопросы. Главной темой личных бесед с сёстрами всегда был личный духовный подвиг. Темы для заседаний Духовного собора готовились заранее. Мы предлагали на суд отца Паисия вопросы, скопившиеся за время его отсутствия, – административные и житейские, духовные и общественные, церковные и национальные, а также многое-многое другое. Наконец, во время общих монастырских собраний, кроме вопросов, которые задавали сёстры, поводом для того, чтобы старец начинал говорить на какую-то тему, могло стать что угодно: гул летящего самолёта, шум мотора, пение птицы, скрип двери, случайно брошенное кем-то слово – старец из всего умел извлекать пользу для души. Любая мелочь и пустяк могли стать поводом для разговора на серьёзную тему. Он говорил: «Я всё использую для связи с горним, с Небом. Знаете, какую духовную прибыль и духовный опыт приобретает человек, если он духовно работает над всем, что встречается ему на пути?»

«Благий Бог прежде всего заботится о нашей будущей жизни и только потом – о жизни земной», – говорил старец. Сам он, общаясь с людьми, имел ту же самую цель: помогая человеку познать волю Божию и соединиться со своим Творцом, отец Паисий готовил его к Небесному Царствию. Приводя примеры из области природы или науки, искусства или повседневного человеческого бытия, старец не рассматривал их отвлечённо, в отрыве от духовной реальности. Он стремился пробудить ото сна души своих собеседников, с помощью притчи помогал им постичь глубочайший смысл жизни и «ухватиться за Бога».

Речь старца Паисия отличалась простотой, остроумием, живым и неподдельным юмором. Великую истину он мог выразить просто и радостно. «Я вас как солнышко грею», – говорил старец, имея в виду, что как солнечное тепло необходимо, чтобы распустились цветочные бутоны, так и нежное пастырское прикосновение к душе помогает ей раскрыть себя и исцелиться от недуга. Это было воистину богопросвещённое пастырство. Оно нередко готовило почву души к принятию строгого слова о не допускающей компромиссов Евангельской истине. Поэтому даже самое строгое слово старца Паисия воспринималось сердцем как благодетельная роса. И впоследствии возделанные учением старца сердца приносили духовный плод.

Скопившиеся за 28 лет записи, а также письма старца со Святой Горы были систематизированы после его кончины. Мы разобрали материал по темам для более удобного пользования им в нашей повседневной жизни. Одновременно с этим были систематизированы записанные нами случаи из жизни старца, а также те чудесные события, которые ему довелось пережить. Всё это отец Паисий открывал нам не ради самовосхваления. Рассказами о себе он воистину подавал нам духовную милостыню. «Я рассказываю вам обо всём этом, – говорил он, – не для того, чтобы вы нацепили на меня медали и назвали молодцом. Рассказывая что-то о войне, об армии или о чём-то ещё, пусть даже о смешном, я говорю не просто так. Я хочу на что-то обратить ваше внимание, хочу, чтобы вы ухватили суть. Пустого и бесполезного я не говорю никогда». Таким образом старец становился «духовным донором». Он отдавал свою кровь, чтобы укрепить нашу слабую малокровную веру. Будучи поистине Царским – Божиим сыном, старец стремился «задеть» наше любочестие и возделать в нас духовное благородство, чтобы мы «сроднились с Богом». «Вычерпываю из себя, вычерпываю, – говорил он, – а что в итоге? Ведь чтобы помочь вам, я вынужден рассказывать и очень личные вещи. Я пускаюсь на величайшую растрату – расточаю свой духовный запас! Идёт ли это хотя бы на пользу? Я хочу сказать, что теряю каждое событие, рассказанное для того, чтобы вам помочь, – говорю ли я о проявлении в моей жизни Промысла Божия или каком-то чудесном случае. Польза-то хоть от этого есть?»

Принимая во внимание то, что переживаемые ныне годы очень нелегки, мы решили разделить весь имеющийся в нашем распоряжении материал на отдельные тома по темам и начать публикацию с тех тем, которые представляют более широкий интерес. Многие из этих вопросов просты и будничны, однако, если не отнестись к ним так, как требует этого Евангелие, то последствия будут печальными (если не гибельными) и для настоящей и для будущей жизни. При тематическом отборе материала и его подготовке к изданию нас вдохновляло и прижизненное желание старца Паисия написать книгу, «касающуюся всех: мирян, монахов и священнослужителей». Старец не успел осуществить своего замысла, поскольку всё время он посвятил людям, приходившим в его каливу. Несмотря на угасание телесных сил, он отдавал себя людям без остатка. В одном из его писем со Святой Горы мы читаем: «А мои новости такие: много народу – усталые да измученные. Людей с их проблемами всё больше и больше, а о моих телесных силах что говорить – лучше молитесь, чтобы они не убывали. Приходится и беречь себя немножко – ведь я никогда не имею права сказать «не могу». Можешь, не можешь – надо смочь».

Как было сказано выше, обычно старец Паисий отвечал на наши вопросы. Поэтому при составлении книги была сохранена форма диалога. Ответы старца обогащены подходящими по теме отрывками из его писем в монастырь и разным лицам, из книг, написанных им самим, из личных записей сестёр и других людей, которые были сделаны во время или после бесед с ним. Эти дополнения к ответам старца на тот или иной вопрос сделаны для того, чтобы раскрыть темы с максимально возможной полнотой. Было приложено старание и к тому, чтобы живость и радостный тон устной речи старца не потерялись при их записи на бумаге. Некоторые повторы, при помощи которых старец хотел особо подчеркнуть тот или иной смысл сказанного, нами не сокращались. Мы сохранили и некоторые из междометий, восклицаний, которые часто встречаются в устной речи старца и также выражают его великую любовь к Богу и человеку.

Старец Паисий часто говорит о монашеской жизни. Причина этого не только в том, что его речь была обращена к монахиням. Старец хотел, чтобы всякий человек – будь он монахом или мирянином – взыскал эту «монашескую радость», происходящую из всецелой самоотдачи человека Богу. Таким образом человек освобождается от чувства ненадёжности, порождаемого верой в своё «я», и ещё в этой жизни вкушает райскую радость.

Книга «С болью и любовью о современном человеке» – первый том серии «Слов» старца Паисия Святогорца. Для удобства читательского восприятия том разделён на четыре тематических раздела. Каждый из разделов, в свою очередь, разделён на главы, а каждая глава – на меньшие главы с соответствующими подзаголовками. Подстрочные примечания предусмотрены в основном для людей, незнакомых с церковной и святоотеческой терминологией.

Как сказано выше, старец нередко использовал примеры из науки, искусства и других специальных областей. Желая избежать ошибок в специальных терминах и выражениях, мы консультировались с нашими братьями во Христе, компетентными в той или иной области. Сердечно благодарим их за те исправления, которые они сделали, движимые своим особым благоговением к старцу Паисию. Мы будем благодарны и нашим читателям за любые советы и отзывы.

Молитвенно желаем, чтобы та «духовная растрата», на которую от своей великой любви шёл старец Паисий, пошла на пользу простым и по-доброму расположенным душам читателей, и они обогатились Божественной мудростью, утае́нною от прему́дрых и разу́мных и откры́тою младе́нцем (см. Лк. 10:21). Аминь.

Часть первая

Предисловие

АКРИТСКИЕ ФАРАСЫ Семья старца Крещение и отъезд из родных мест ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ. УРОКИ ПОДВИЖНИЧЕСТВА Воспитание в «обучении и наставлении Господнем» Детское подвижничество Плотницкое ремесло Благословенный юноша Ведомый Крестом Боговидение Подготовка к монашеской жизни Забота о других Опасности и испытания Поддержка семьи ВОЕННАЯ СЛУЖБА Любочестный радист Невзгоды Духовные упражнения и опыты Жертва ради других Благодеяние и клевета Спасение своей части Самопожертвование Молитвы под пулями Непослушание богохульнику ПОИСКИ И ПОДГОТОВКА Первое посещение Святой Горы Труд и подготовка МОНАХ В ЭСФИГМЕНСКОМ. ОБЩЕЖИТЕЛЬНОМ МОНАСТЫРЕ Препятствие перед уходом из мира Насельник Эсфигменского общежития Испытания и служения Новоначальные подвиги «Меня палила огнем любовь моих родных» Бесовские явления Постриг в рясофор Трепещущий агнец Трезвенный делатель Послушание до крови Посещение Божественной Благодати Удаление на безмолвие В ОСОБНОЖИТЕЛЬНОМ. МОНАСТЫРЕ ФИЛОФЕИ Послушник у Старца Усердный труженик и незаметный подвижник Помысел гордости «Тангалашкины шуточки» Старание помочь ближнему Поездка в Коницу на лечение Промысл Божий Постриг в мантию Связь с добродетельными отцами Благословения от Пресвятой Богородицы Полученное откровение В МОНАСТЫРЕ СТОМИОН Восстановление обители Уважение к монастырю В обрыв за святыней Обретение мощей преподобного Арсения Труды Покровитель бедных и сирот Мученическое отношение к искушению Борьба против сектантов и еретиков «Водимый Духом…» Бесовские нападения Спасение по Промыслу Божию Ночное посещение Пресвятой Богородицы Похожее на правду бесовское видение Дружба с дикими зверями Другие события коницкого периода Уход из Стомиона ПУСТЫННИК НА. БОГОШЕСТВЕННОЙ СИНАЙСКОЙ ГОРЕ Переселение на Синай Ниспослание дождя Блаженная пустынная жизнь Божественное Причащение Рукоделие и милостыни «И бе в пустыни искушаемь…» Друзья пустынника Бесстрастие святых Иоакима и Анны В келье Святых сорока Мучеников Кончина матери Старца Имя Казандзакиса Недопущение до причастия и божественное утешение Невидимая брань и невыразимые состояния Прощание со сладкой пустыней В ИВЕРСКОМ СКИТУ Безмолвие или братство Различные стороны скитской жизни Помощь душе усопшего Вмешательство Честного Предтечи Диавольская злоба Постриг в великую схиму Пища от Ангела Операция на легких Основание исихастирия НА ПУСТЫННЫХ КАТУНАКАХ В бедной Ипатьевской каливе Подарки подвижнику Бесноватый Нищета Старца «Доброе лицемерие» Свет сладчайший В КАЛИВЕ ЧЕСТНОГО КРЕСТА В святой Ставроникитской обители Кончина батюшки Тихона Жизнь в келье Честного Креста «Свет стезям моим» Явление преподобного Арсения Батюшка Тихон и искуситель Паломничество на остров Тинос Прельщенный монах Сострадая больному Рясы и масличное дерево Поездка в Фарасы Святая Евфимия Бесовские шуточки Видение души почившего монаха Снегирь по имени Олет Спасение от смерти Осужденная душа Молитва за бесов Георгакис с Тибета Поездка в Австралию Ночной посетитель Явление Христа Рыба Дороги и автомобили Икона «Святой, с которым поступили очень несправедливо» Бесовское множество Необычный защитник «Помолися, и небо дождь даде» Ангел Хранитель СВИДЕТЕЛЬСТВА ПАЛОМНИКОВ Забавные случаи и афоризмы Старца В «ПАНАГУДЕ». ОТДАНИЕ СЕБЯ ТЕМ, КОМУ БОЛЬНО Переселение в келью «Панагуда» Святые Пантелеймон и Лукиллиан «Утешайте люди моя» Явление святого великомученика Власия Благоухание от иконы «Достойно есть» Мощи святого Космы Прота «Коза» на чердаке Залитая Светом келья Обетование Пресвятой Богородицы Поездка на Святую Землю и на Синай Действия Божественной Благодати Видение молящегося ребенка «Христе мой, благослови меня…» Страшное видение Пресвятая Богородица Об антихристе, числе 666 и новых удостоверениях личности Благоухание от святых мощей Операция по удалению грыжи Богохульный фильм Видение Благодати Священства «Преображение» Свидетельства паломников Старец и юные БОЛЕЗНЬ И БЛАЖЕННАЯ КОНЧИНА Страдание и болезни. Старец во время болезни На пределах крепости Последний выезд со Святой Афонской Горы. Дальнейшее развитие болезни Приношение людям в мученических страданиях Блаженная и незаметная кончина ПОСМЕРТНЫЕ ЧУДЕСА «Не отступи от нас» Благоухание Изгнание беса Спасение ребенка Явление во сне Чудесное явление и помощь Осязаемое присутствие Помощь Старца в дорожно-транспортных происшествиях Воскрешение от духовной смерти Шарф Старца исцеляет опухоль Исцеление бесноватой Исцеление пораженного глаза

Часть вторая

ДОБРОДЕТЕЛИ СТАРЦА Крайнее странничество или уклонение от мира Послушание Блаженное и богатое смирение Делатель и проповедник покаяния Нестяжание «Алчность подвижничества» «Труждаясь и делая своими руками» Аромат благоговения «Правду возлюби» Любочестие Старца Доверие Божественному Промыслу Ангел мира Светильник рассуждения Безмолвия рачитель Трезвение Молитва и келейный устав Старца Бесстрастие Благородная любовь БЛАГОДАТНЫЕ. ДАРОВАНИЯ СТАРЦА Преодоление законов естества Примирение с творением Молитвенник о всем мире Благодатный учитель Дарование утешения Противоборец и изгонитель бесов Явления бесов Исцеление бесноватых «Миро излиянное» Разумение иностранных языков Необыкновенные перемещения в пространстве Слышание молитв и просьб о помощи Знание о состоянии усопших Свидетельства о прозорливости Благодать исцелений Явления Святых Источник Нетварного Света ПРИНОШЕНИЕ СТАРЦА МИРУ «Наставник пустыни» Служение людям из пустыни Выезды в мир Поборник Предания К Матери-Церкви Верный сын Отечества ПРИЛОЖЕНИЕ

В последние годы увидели свет различные книги и публикации о Блаженном Старце Паисии Святогорце. Они действительно оказали духовную пользу многим и сделали имя Старца еще более известным. Однако в основном в них идет речь об учении и чудесах Старца Паисия. Биографические сведения, содержащиеся в этих книгах, – минимальны.

Убедившись в необходимости составления систематического жизнеописания отца Паисия, одно из его духовных чад – наш Старец, иеромонах Исаак, – решился взять этот труд на себя. Отец Исаак вместе с монахами своего братства начал составление «Жития» Старца Паисия приблизительно через два года после его кончины (Старец Паисий почил о Господе 29 июня12 июля 1994 года). Труд близился к завершению, когда кончина самого отца Исаака (3 июля» 16 июля 1998 года) отложила издание на неопределенное время.

«Житие» оставалось неопубликованным, оно еще нуждалось в исправлениях и дополнениях. Между тем, из-за трудностей, возникших после кончины нашего Старца, отца Исаака, продолжать работу над книгой было для нас невозможно. Кроме этого, осознавая свою очевидную непригодность для столь ответственного труда, мы более трех лет вообще боялись прикоснуться к «Житию».

Завершить работу нас побуждало желание нашего Старца, отца Исаака, и труд, проделанный им ради того, чтобы «Житие» Старца Паисия увидело свет. Кроме этого, многие братья и сестры во Христе также побуждали нас довести дело до конца.

Иногда у нас опускались руки. Мы были готовы оставить этот чрезвычайно сложный и ответственный труд. Нами овладевал страх того, что мы исказим облик Старца и вместо пользы принесем духовный вред и соблазн. Мы чувствовали себя подобно маленькому ребенку, который, пытаясь говорить о чем-то великом, превосходящем его меру, не находит слов и не может выразить то, что он желает.

При жизни отца Паисия мы не считали необходимым записывать его слова, фотографировать его самого или собирать о нем биографические сведения с тем, чтобы когда-нибудь составить его жизнеописание. Нас наполняло само его присутствие, нам было достаточно уже того, что мы его видели и слышали. Возможно, кто-то посчитает это упущением. Однако наша совесть спокойна от того, что мы не делали ничего, что могло его огорчить.

Единственным исключением были немногие записи, сделанные нами для того, чтобы не забыть ответы отца Паисия на личные вопросы, связанные с нашей ежедневной монашеской жизнью. Отвечая нам, Старец приводил примеры из своего подвижнического опыта, рассказывал о пережитых им сверхъестественных событиях и демонических искушениях. Однако в основном мы опирались на то, что сохранилось в нашей памяти. Многое из того, что запомнилось, мы слышали от него неоднократно. И сейчас – к общей пользе наших братьев и сестер мы передаем на бумаге его слова, начертанные им в наших сердцах.

Узнав о составлении «Жития», многие миряне и священнослужители – по собственной инициативе или по нашей просьбе – предоставили в наше распоряжение немало ценных документов: писем Старца Паисия, фотографий, записей и свидетельств очевидцев. Весь этот материал, привнесший в «Житие» Старца немало ранее неизвестных страниц, был использован с осторожностью и ответственностью. После многократного просеивания и отбора было оставлено лишь то, что действительно заслуживало доверия. Не все в предоставленных сведениях соответствовало действительности и духу Старца. Некоторые люди от нерассудительного благоговения что-то преувеличивали, а другие, возможно, поняв Старца неправильно, передавали его слова искаженно. Были и такие – совсем немногие, – кто высказывался о Старце отрицательно – возможно, делая это по неведению, а не по злому расположению. Пусть Бог не вменит им этого в грех.

«Начало словес Твоих истина» (Пс.118:160), и поэтому главным принципом при работе над «Житием» мы тоже избрали истину. Мы старались представить Старца таким, каким мы его знали, таким, каким он был, – избегая порождаемых любовью и восторженностью преувеличений.

Значительная часть «Жития», по сути, является автобиографией Старца Паисия, поскольку главным источником сведений был он сам. Большинство повествований исходят непосредственно из его неложнейших уст. Однако в действительности мы написали очень немногое. Будучи скудным и слабым, наш труд не дает исчерпывающей картины духовного богатства Старца. Мы не только не превозносим, но – отнюдь не желая того – во многом преуменьшаем его образ. Причины этого в следующем.

Его внутренняя жизнь – как жизнь любого святого – проходила «втайне», невидимо для других. Чтобы помочь нам в нашей монашеской жизни, Старец открывал немногое – по большей же части происходившее с ним осталось неизвестным. Когда он был жив, в нашем общении с ним преобладала скрывавшая его духовное величие человеческая сторона. Но главная причина в том, что наши сердечная слепота и несовершенство помешали нам увидеть Старца более духовно – что помогло бы воссоздать его образ с большей достоверностью. Будь наше духовное состояние лучше, это, безусловно, отразилось бы и на настоящем труде. Как известно, наиболее верно описать жизнь Святого может человек, восшедший в такую же меру и такое же состояние. Сам Старец Паисий говорил, что жития Святых, написанные Святыми, восхитительны.

Итак, поскольку «студенец есть глубок и почерпала не имамы» (Ин.4:11) то есть наших духовных сил недостаточно для того, чтобы показать духовное величие Старца, мы ограничились простым и точным изложением сведений о нем, стараясь быть лишь достоверными свидетелями и ничем больше.

Но, несмотря на это, даже сквозь неуклюже написанные нами страницы, проявляется образ Старца Паисия – человека, который с легкой простотой движется в пространстве между землей и Небом, насмехается над диаволом – одновременно сострадая его падению – и общается со множеством Святых. Старец предстает перед читателем совершенно нищим, но при этом низводящим своей молитвой с Неба на землю богатейшие благословения. Он выглядит физически слабым и немощным, но при этом настолько могучим и наполненным огнем Божественной Благодати, что перед ним отступают даже законы естества. Он живет в пустыне, но при этом – очень близок к нуждам людей; строгий аскет по отношению к себе самому, он до самопожертвования человеколюбив по отношению к убогим, страдающим и несправедливо обиженным.

Поместить в один том все сведения о Старце было бы невозможно. Поэтому из множества описанных случаев выбраны наиболее характерные и поучительные. В книгу не вошло учение Старца (объемом в несколько томов), множество писем и более двухсот свидетельств о совершенных им чудесах. Но мы и не ставили перед собой цели представить читателю просто «список чудес». Вполне естественно, что в человеке, восшедшем на вершину добродетелей и стяжавшем Божественную Благодать, действенно открываются благодатные дарования и он творит чудеса. Однако вопрос состоит в том, как достичь этой вершины, каким путем надо идти и каким образом подвизаться против страстей и искушений. Поэтому даже более, чем чудеса Старца, нас трогали и трогают его великое самоотречение, его любочестные подвиги ради любви ко Христу, его монашеская акривия и тонкое чувство духовной жизни, его редкая рассудительность, жертвенная любовь к каждому человеку и святоотеческое мудрование, способное принести покой каждому сердцу.

Книга «Житие Старца Паисия Святогорца» состоит из двух частей. В первой части вниманию читателя предлагается «Пространное житие» Старца. Мы старались как можно проще, но и в наиболее целостном виде показать подвижнический путь Старца от рождения до кончины, следуя хронологии и внешнему течению его жизни. Основа каждой из четырнадцати тематических блоков первой части – то географическое место, где Старец жил в те или иные годы. Главы содержат биографические сведения о Старце, описания его подвигов, свидетельства о чудесах, многообразных дарованиях и помощи людям.

Вторая часть книги, озаглавленная «Добродетели, дарования и приношение Старца миру», – это необходимое дополнение и пояснение к первой части. Знакомство с ее содержанием позволит читателю узнать Старца глубже и понять его полнее. Каждая из двух частей книги независима от другой – они могли быть изданы и как два отдельных тома, – но все же они связаны между собой глубоким внутренним единством. Вторая часть – это тоже жизнеописание, однако оно не следует хронологической канве, а содержит биографические сведения, разделенные по различным темам.1 Центральное понятие второй части – Божественная Благодать. Для того чтобы Ее стяжать, Старец сначала подъял борьбу против страстей и греха и впоследствии явился «добрым строителем различным Благодати Божия» (См.: 1Пет. 4, 10)

В тематическом блоке «Добродетели» различные случаи из жизни Старца описываются так, чтобы читатель мог извлечь для себя практическую пользу. Они разделены по главам, основное содержание которых составляет добродетель, поставленная в название каждой главы. Учение Старца о той или иной добродетели в главы не включено – за исключением немногих лаконичных и наиболее характерных отрывков. Однако там, где было необходимо что-то подчеркнуть, для того чтобы лучше показать дух Старца, отрывков из его поучений приводится больше.

О проявлениях дарований Старца – многообразных и сверхъестественных – ярко свидетельствуют другие люди и поступки самого отца Паисия. Из множества свидетельств были выбраны немногие – наиболее показательные. Эти свидетельства, также разделенные по тематическим главам, приводятся без комментариев – за исключением случаев, где пояснения были необходимы.

Масштабы, глубину и достоинство Приношения Старца миру было бы невозможно описать и объективно оценить на немногих страницах этой книги. Имея в себе разнообразие Божественных дарований, Старец естественно и непринужденно, без человеческих потуг и надрывных усилий передавал богатство Божественной Благодати погибающим от голода душам. В нашей книге упоминаются лишь некоторые из сторон его Приношения – то, в чем он особенно помог людям.

Желая избежать неточностей и ошибок, мы представили написанное нами на суд и проверку духовных чад Старца Паисия и других отцов. Выражаем многую благодарность и признательность нашим духовным братьям за сделанные ими исправления и дополнения. Их помощь в работе над книгой шла от всего сердца и была существенной. Без нее «Житие» Старца вышло бы очень несовершенным и содержало бы много ошибок.

Мы благодарны братьям и сестрам, принявшим участие в работе над книгой и предоставившим в наше распоряжение различные сведения, а также всем, кто проверял и правил текст, потратив много времени и труда ради того, чтобы эту работу закончить. Выражаем также признательность тем, кто старался сделать издание лучше и содействовал его выходу в свет через десять лет после кончины Старца.

Особую благодарность выражаем нашему многоуважаемому Старцу Григорию, постриженику Старца Паисия и духовнику женского монастыря Честного Предтечи в селении Метаморфоси на Халкидике, за то, что он всячески поддерживал нас во время работы над книгой и взял на себя издержки, связанные с типографскими и другими расходами по греческому изданию настоящего «Жития».

Считаем необходимым сделать некоторые замечания, облегчающие читателю знакомство с книгой.

Многое из действий и слов Старца становится понятным из общего контекста его жития. Не следует нерассудительно обобщать все, что говорил Старец. Некоторые его слова были произнесены по конкретному случаю и не предназначались для всех. Как говорил сам Старец: «Одно и то же лекарство может принести и пользу, и вред – в зависимости от организма человека».

В книге говорится об отношении Старца к различным общецерковным, национальным, общемонашеским и другим проблемам. Необходимо подчеркнуть, что позиция Старца была совершенно духовной и бесстрастной. Поэтому и в книге эти вопросы освещаются без малейшего желания кого бы то ни было задеть или скомпрометировать.

Свидетельства очевидцев помещены в книгу в том виде, в каком они были нам переданы. Некоторые обширные свидетельства были сокращены без изменения общего смысла. Были учтены желания тех, кто подавал свидетельства с просьбой не называть их имени.

Даты приводятся по старому стилю. Там, где дата приводится по новому стилю, стоят буквы: «н. ст.».

Заканчивая вводную часть, признаемся в том, что на этих страницах мы не в состоянии по достоинству выразить Старцу нашу признательность и благодарность за все то, что он нам дал. Мы можем лишь сердечно просить его простить нас, если в чем-то мы согрешили против его любви, и в особенности за то, что дерзнули издать его «Житие». Однако просим Старца молиться о том, чтобы Бог просветил умы читающих эту книгу, чтобы они поняли ее правильно и получили духовную пользу. Осознавая свои несовершенства и недостатки, мы с благодарностью примем любые замечания и советы, происходящие от стремления к более ясному проявлению истины.

Если читатель встретит в описании благоуханных подвигов Старца какие-то ошибки, то виноват в них не Старец Паисий и не его биограф отец Исаак, но те, кто завершил работу над этой книгой и ее издал.

Однако если чья-то душа, согревшись огнем подвигов Старца Паисия, сама начнет духовную борьбу, то пусть она прославит покланяемое имя Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, «Ему же слава и поклонение со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь».

(Данная рецензия была составлена мной с опорой на два тома из Слов Паисия — I и III, поэтому я размещаю ее и там, и здесь.)

Паисий Святогорец — один из редких примеров современных святых. Он жил в нашу эпоху, в Греции ХХ века, и был канонизирован как раз в начале этого года (13 января 2015). В его Словах прекрасным образом сочетаются актуальность еще не устаревшим реалиям конца прошлого века и классические православные наставления, ни на йоту не уступающие духу века.

Подобно тому как древние христианские авторы критиковали в своих поучительных сочинениях развращающий потенциал всяких народных зрелищ, театров, игрищ, предметов роскоши, прислуги и дорогих яств, то теперь пришла череда телевидения, компьютеров, телефонов, автомобилей, электроприборов, дискотек и в целом современного общества потребления и массовой культуры. В Евангелии сказано: «Суббота для человека, а не человек для субботы». То же можно сказать и о мирской работе: она должна служить лишь для того, чтобы давать человеку необходимые для обеспечения земной жизни средства, дабы он мог посвящать остальное время истинно важным — духовным — задачам. Но человек часто делает процесс зарабатывания и траты денег некой самоцелью, погружаясь в их круговорот и забывая для чего они призваны служить. Он изо дня в день мучается на ненавистной ему работе, дабы купить вещи и развлечения, которые не способны дать ему ничего.

«Как-то раз ко мне в каливу зашел один врач из Америки. Он рассказывал мне о тамошней жизни. Люди там уже превратились в машины — целые дни они отдают работе. У каждого члена семьи должен быть свой автомобиль. Кроме этого, дома, чтобы каждый чувствовал себя комфортно, должно быть четыре телевизора. Вот и давай — работай, выматывайся, зарабатывай много денег, чтобы сказать потом, что ты благоустроен и счастлив. Но что общего у всего этого со счастьем? Такая исполненная душевной тревоги жизнь с ее безостановочной гонкой — это не счастье, а адская мука. Зачем она тебе — жизнь с такой душевной тревогой? Я не хотел бы такой жизни, даже если бы так должен был жить весь мир. Если бы Бог сказал этим людям: «Я не стану наказывать вас за ту жизнь, которой вы живете, но оставлю вас жить так на веки вечные», то это стало бы для меня великим мучением».

Интересно то, что Паисий обличает не только и даже столько современных мирян, сколько современных монахов, среди которых проявляются те же тенденции. По его рассказам можно ознакомиться с ситуацией, бытующей в нынешнем монашестве, в частности на Афонской горе, что лично для меня было весьма кстати. Под влиянием окружающего мира с его техническим прогрессом, монахи также тяготеют к уходу от простоты аскетической жизни, окружают себя новыми удобствами, шумом и материальным многопопечением, которые хотя и могут способствовать открытию новых путей продвижения в духовной жизни и несения блага окружающим, но, по мнению Паисия, чаще отвлекают от сих возвышенных целей и погружают в суету. Например, он с иронией и осуждением рассказывает про то, как монастырь закупает электрические хлеборезки, чтобы не нарезать хлеб вручную, что выглядит явным излишеством, или про то, как афонский монастырь решил выращивать сосны на святой земле горы специально для последующей вырубки и продажи на бумажную промышленность, а эти леса у них в итоге все засохли, сорвав коммерческие планы.

Вообще, записи поучений Паисия богаты различными историями из жизни, его собственной и других людей, историями поучительными и порой забавными. Язык этих книг очень живой, иногда просторечный, но в то же время глубокий и остроумный. Использование метафор из современной жизни наряду с традиционной святоотеческой терминологией придает ему некий особый колорит, приятное своеобразие и естественность, например:

«Один добрый помысл равен по силе многочасовому всенощному бдению! Он обладает великой силой. Сейчас есть такие противоракетные системы, которые лазерными лучами поражают ракету противника еще на стартовой площадке и не дают ей взлететь. Так и добрые помыслы: они предупреждают взлет злых помыслов с диавольских «аэродромов», на которых те базируются, и не дают им подняться в воздух. Поэтому, насколько можете, постарайтесь не дать диаволу успеть насадить в вас злые помыслы. Постарайтесь сами опередить его и насадить в себе помыслы добрые, чтобы ваше сердце стало цветником и вашу молитву сопровождало божественное благоухание вашего сердца».

(До вступления в монашество автор участвовал в военных действиях, поэтому такие сравнения ему не чужды.)

Есть, конечно, отдельные главы, выражающие личные мнения автора, с которыми не любой православный читатель полностью согласится (например, про проклятия). Некоторые мнения кажутся слишком устаревшими, наполненными патриархальными традициями технологически неразвитых общин древности, которые в умах большинства христиан неразрывно срослись с христианством, но по сути своей исходят вовсе не их учения Христа, а из мирских народных обычаев тех времен, когда эта религия формировалась. Но эти смущающие «теологумены» в большинстве случаев сочетаются с удивительной рациональностью и логичностью в мышлении и обхождении с вещами и людьми. Видно, что написаны они от лица живого реального человека, а не искусственно идеализированного «лубочного старца».

Особенно вдохновили меня главы про справедливость человеческую и справедливость божественную из III тома «Духовная борьба». Некоторые из наставлений старца оставили глубокий отпечаток в душе, влияя на повседневную жизнь.

В общем, слова эти очень искренни и душевны, зачастую — возвышенно духовны, иногда жестки, иногда вызывают некоторое недоумение и несогласие, зато чужды фарисейства и ханжески-формального учительства. Старец любил своих подопечных, для которых говорил эти поучения, и потому действовал по примеру Господа: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Откр. 3:19). Между прочим, сам себя Паисий никогда кандидатом в святые не считал, и даже гневно отчитывал других, когда они пытались на это намекать и вели себя подобострастно. Воистину, рассказано «с болью и любовью».

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *