Молитва матери, потерявшей дитя

Из письма:

«…Уже полгода, как в нашем доме не затихает горестный плач. Мы потеряли дочь. Она играла на улице возле дома с девочкой из соседней квартиры. Когда жена выглянула, их уже не было. Сначала жена решила, что девчонки в дом забежали, но потом выяснилось, соседская девочка рассказала, что нашу дочь увела за ручку какая-то тетя. С тех пор мы ее больше не видели. Розыск бесполезен. Я запретил жене слушать душераздирающие истории о том, что детей крадут из-за органов для операций. Говорю ей, что, наверное, нашу дочку кто-то бездетный украл. В общем, пытаюсь хоть как-то поддержать ее. Но вижу, что от горя она медленно сходит с ума.

Я каждый день проклинаю тех, кто решился доставить родителям такое горе, проклинаю и тех, кто родил этих злодеев.

Если можно, опубликуйте молитву для несчастных родителей, потерявших своих детей. Спасибо Вам! Есть еще на земле люди, которые делятся способом выживания, дают надежду. Ваши заговоры как остров для утопающих. Николай Григорьевич С.».

Письмо второе:

«…Два года прошло с тех пор, как нам сообщили, что Андрюшенька, наш единственный ненаглядный сыночек, без вести пропал в армии. Он был очень добрым мальчиком. Я плохо вижу, и до призыва в армию он читал мне вслух книги. А какой он был заботливый. Ночью вставал и укрывал меня. Видя мои слезы во время проводов в армию, обещал писать каждый день и слово свое сдержал. Письма шли с задержкой, но все даты стояли день за днем. Когда писем не стало, я сразу поняла, что случилась беда.

В своих письмах Андрей писал: «Мама, я не хочу и не могу никому причинить зло, ведь у всех есть матери, даже у врагов. Смерти я не боюсь, а боюсь того, что ты будешь горько плакать, если меня не станет, что я не смогу тебе помочь, когда ты совсем состаришься. От этой мысли мне так больно. Зачем это все? Почему люди не могут жить в мире и согласии? Нас, наверное, ненавидят, а потому и убивают. Но не по своей воле мы здесь». Это было последнее письмо моего сыночка. А за неделю до того, как я его получила, произошло вот что. Вечером, около 22 часов, я услышала стук в дверь. Спросила: «Кто там?» – «Мама, это я, Андрей», – раздался голос сына. Я вскрикнула, распахнула дверь, но за ней никого не было. В ту же ночь я проснулась от того, что кто-то укрыл мне ноги теплым одеялом, как когда-то это делал мой сыночек. Но я понимала, что это не он. Ведь дверь-то была на задвижке, ее можно открыть только изнутри.

добавить стихотворение в закладки?

А я ее не открывала. Когда меня опять сморил сон, я вдруг ясно, как наяву, увидела своего Андрюшу. Он сказал:

– Мама, я в плену у чеченцев. Они бьют меня и издеваются. У меня не осталось сил. Прости меня, мама. – И заплакал.

Утром я стала убеждать себя, что это просто сон, а сны бывают всякие: и плохие, и хорошие. Но на душе было невыносимо тягостно. И вот мне сообщили, что он пропал. В сердце как будто кто иглу вонзил. Боль не проходит. Я, как больной зверь, мечусь по комнате, не могу ни спать, ни есть, ни думать о чем ином, кроме как о сыне. Я одна в своем страшном горе».

Читают эти молитвы в часы отчаяния.

Молитва матери, надеющейся, что ее ребенок, пропавший без вести, выживет

Господи, помоги!

Господи, благослови!

Прими, Господи, весла

от берега слез грести.

Белое море, Черное море,

суши, рассуши, сохни.

Собери сорок дорог моему ребенку,

при каждом пути, при каждой дороге.

Дай, Господи, по ангелу-хранителю,

от обид и горя – по Избавителю.

Недуги, невзгоды, ненависть,

Нечистый дух, нечисти…

Сними с него ангелом угнетение,

моим ангелом дай ему терпение,

Сотвори Своею руцею избавление.

Из всех сорока дорог дай возвращение.

Матушка, Мать Мария,

Ризу Свою сними, покрой и укрой.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Еще одна молитва, которую можно читать в часы отчаяния.

Утешение матери, схоронившей свое дитя

Утоли печали мои, Господи.

Рану сердца моего исцели.

Укрепи дух души и телеси моего.

Утешенья, прибежища прошу,

отчаянью моему нет предела.

Боже благой, Боже честной.

Ангелы Твои приняли дыханье чада моего.

Ты, Господи, утешь душу мою,

Сердце, истерзанное в тоске, укрой.

Укрепи в страданье тяжком моем

и осуши слезы мои добротой Своею.

Светом покоя пролейся на меня, рабу Твою (имя).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Ныне и присно и во веки веков.

Аминь. Аминь. Аминь.

Что сказать матери, потерявшей сына?

Матери, потерявшей сына

Журавушка

Проститься с ребёнком при жизни своей –
Нет горя сильней.
В заоблачный путь провожать сыновей –
Нет боли больней.
Тревожного сна, как свидания, ждать –
Нет страха страшней.
И стынет душою несчастная мать,
И холодно ей…
А мысли о том, что помочь не смогла
Сынку своему,
Летают в душе, как седая зола
В остывшем дому…

«Прости, сынок, что не уберегла
Души твоей, растаявшей в тумане.
Теперь меня лишь только память манит
К тебе – отдать всё то, что не смогла…
Лежи, родной, ведь ты обрёл покой
В том мире, где ты больше не со мной…»

18.06.07-2015

Полгода назад моя близкая знакомая потеряла взрослого сына.
Не было ему места на Земле.
Пагубная страсть поставила барьер между ним и всем миром и вырвала его из жизни.

© Copyright: Журавушка, 2007
Свидетельство о публикации №107061801611

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Журавушка

Рецензии

Написать рецензию

Очень жаль,что определенного рода страсти убивают детей.это страшно.Соболезную этой женщине.До слез.

Алла Боярская-Рогова   16.09.2015 00:50   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо вам за понимание и за сочувствие, Аллочка.
Всего вам доброго!

Журавушка   17.09.2015 20:39   Заявить о нарушении

Я это всё прошла… Я с Вами и Вашим горем, матери, потерявшие своих детей из — за наркотиков.

Проклятье матери
В память о безвременно ушедшем сыне Алексее. Сегодня ему должно было исполниться 42 года.

За всех матерей, что детей потеряли,
Кричу в небеса «Накажи сволочей!
Хочу, чтобы ироды эти узнали,
Как страшно стоять на могиле детей!»

Какие слова! Героин, наркодиллер,
Зависимость, ломка и ранняя смерть…
И крутится в жизни кошмарочный триллер,
Который без слёз невозможно смотреть.

Вы их раздавили, как божьих коровок,
А мы их рожали, как божьих детей.
Их жизненный путь оказался недолог.
Ответьте за гибель их жизнью своей.

О, если б собрать этих нелюдей вместе,
Всех в кучу одну и затем расстрелять!
Греха не боюсь. Если боль мою взвесить,
Господь оправдает несчастную мать.

Земля загорится у вас под ногами,
В которую сына родного кладу.
Навечно с Всевышним я вас проклинаю
И вам забронирую место в АДУ.

Галина ГНОККС (Карпюк – Слепакова)
11.02.2015 г. Санкт-Петербург

Галина Карпюк   23.11.2015 21:05   Заявить о нарушении

Галине ГНОККС:

Самое страшное горе — это горе убитой смертью своего ребёнка матери. И строки ваши — они как крик, как попытка достучаться до небес. Понять это в полной мере может только тот, кто сам испытал такое.
Не дай Бог проклятому зелью снова и снова губить наших детей.

Журавушка   24.11.2015 22:37   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Журавушка

Официальная страница "ЮЖНЫЙ ФРОНТ" | 06.01.2015 в 00:30

Горе матери, потерявшей сына невозможно описать. Из-за людской ненависти, безрассудства, радикализма, 8 месяцев назад Фатима Папура лишились самого драгоценного, что было в ее жизни – своего единственного сына – семнадцатилетнего Вадима. Он стал самым юным погибшим 2 мая в Доме профсоюзов – выпал из окна горящего здания.

ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА, ИЛИ ДЕНЬ, ОБОРВАВШИЙ ВСЕ

Это была обыкновенная пятница – майский выходной. С утра ничего не предвещало беды. Родители затеяли генеральную уборку. Вадим, как обычно, им помогал. Затем засел за книги.

«Он говорил, что, может быть, пойдет дежурить в лагерь на Куликово поле, – вспоминает Фаима Папура. – Сказал – «Может быть, если мне позвонят». Когда начались события на Греческой – он был дома. Мы вместе смотрели прямую трансляцию по телевизору. Тогда я не могла представить, что будет такой ужас. Когда увидела, что на Греческой начали стрелять и разбирать брусчатку, то сразу поняла – это не одесситы. Потому что ни один одессит не будет так кощунственно относиться к родному городу».

Момент, когда Вадим ушел из дома Фатима Папура помнит смутно – он быстро собрался и незаметно ушел. Видимо, ему все-таки позвонили или написали в социальных сетях. Момент ухода Вадима из дома хорошо запомнила бабушка. На ее вопрос – «Куда ты идешь?», он ответил – «Я иду вас защищать». Больше родители Вадима живым не видели…

Вадим на Куликовом поле

«Он позвонил в 6 часов из Дома профсоюзов. Сказал – «Мама, я на Куликовом поле, в Доме профсоюзов. Только, пожалуйста, не геройствуй, не приезжай сюда» – с горечью говорит Фатима. – Это был последний звонок».

Видя, как полыхает Куликово поле а, позже и Дом Профсоюзов, несчастные родители обрывали линии МЧС: «Посмотрите, Дом Профсоюзов полыхает! Там же люди!» В ответ они лишь услышали стальной голос диспетчера – «Да, спасибо». Звонки в милицию также были безрезультатны – там просто не брали трубку.

«После этого мы с мужем решили ехать на Куликово поле. Мы поехали спасать сына. Долго не могли уехать – не было ни маршруток, ни автобусов, ни такси. С трудом дождались трамвая. Приехали туда аж к половине восьмого. Пожарные уже все потушили.

Я никогда не забуду тот ужас, который мы увидели на Куликовом поле. Оголтелая толпа… Настоящее зверье, даже хуже. Ведь звери убивают только тогда, когда голодны.

Там были молодые девушки. Хотя я их не могу назвать девушками – шестнадцатилетние малолетки. У меня в голове не укладывается, что они там кричали… Люди на крышах прятались – они их высвечивали фонариками, подначивали – «Давай, прыгай!»… Мы видели обгоревшего человека, который перевалился через окно и прикипел к подоконнику. Они на словах над ним глумились, светили фонариками на него… Там были настоящие фашисты. Потому что они шли убивать своих же граждан. Они целенаправленно шли убивать. И этот звериный оскал, ненависть… Безумные глаза, безумные выражения лиц…» – с трудом рассказывает Фатима Папура.

Происходящее казалось страшным сном. Но у родителей Вадима была одна цель – найти и спасти своего сына. Фатима Папура попыталась войти в Дом профсоюзов, но радикалы ее не пустили.

Надежда промелькнула, когда из сгоревшего здания милиция начала выводить куликовцев. Около трех часов родители высматривали среди задержанных своего сына… Но безрезультатно. Вадима нигде не было.

«Нам безумно захотелось пить и мы пошли на вокзал купить воды. Когда возвращались – увидели, что с левой стороны Дома профсоюзов лежат погибшие. Их оцепил милицейский кордон.

Матерям, потерявшим детей .

Мы прошли мимо. Муж спросил – ты ТАМ Вадика не видела? Я ответила, что нет. А потом… мы увидели на одном из погибших спортивные штаны нашего сына… И все поняли…»

Вот, что сделали с Вадимом фашисты
Вот, что сделали с Вадимом фашисты
В нашем разговоре возникает пауза. Понять, насколько тяжело этой женщине вновь и вновь прокручивать в голове события того страшного дня невозможно. Даже у меня, журналиста, слышавшего десятки таких историй, сердце сжалось от боли, а на глазах выступили слезы.

«СЛЕДСТВИЕ СПУСТИЛОСЬ НА ТОРМОЗАХ»

Опознание, похороны – все это пронеслось перед несчастной женщиной как в тумане. Теперь для нее крайне важно, чтобы убийцы ее сына были найдены и наказаны по закону. Но в успешный исход расследования ей верится с трудом.

«Никто ничего не говорит. Я не хочу уже ходить к этим следователям, умолять их, выпрашивать… Реально следствие никто не ведет. Ведь так много видеоматериалов, где видны лица, видно, кто убивает. Есть конкретный видеоматериал человека, который задушил женщину в кабинете – есть данные о нем, адрес. Но он на свободе. Следствие спустилось на тормозах».

По словам Фатимы Папуры, во время допросов следователь задавал ей лишь один вопрос: «Что Ваш сын делал на Куликовом поле?» «А что бы он там не делал – кто имеет право его убивать? Кто кому дал право совершать то, что случилось на Куликовом поле?» – возмущается женщина.

«У следователя я была 2 или 3 раза. Потом перестала ходить, потому что эти визиты были не очень приятными. Мой отец ходил к следователю, пытался что-то выяснить. Но никто ничего не говорит и не собирается.

Смерть фашизму

Все прекрасно понимают, почему дело спускается на тормозах. Потому что куликовцев пытаются обвинить в сепаратизме, терроризме, что они сами себя подожгли. Но это бред. Никакими сепаратистами они не были. Ни о каком разделении Украины речи не шло. Там стояли против фашизма. Против того, что сейчас происходит в государстве. В стране разгуливает фашизм – откровенный и безнаказанный. Очень страшно, что там было очень много молодежи, которая продолжает разгуливать по улицам и чувствует свою безнаказанность. Они дальше будут убивать людей. У них не будет никаких ограничений – ребенок это будет, или женщина, или старик. Власть не наказывает и не пресекает их преступления. И, к сожалению, чем больше проходит времени, тем меньше шансов на то, что когда-то восторжествует справедливость» – заключает Фатима Папура.

ОБЫКНОВЕННЫЙ НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПАРЕНЬ

Хотя Фатима Папура во время интервью постоянно говорит, что ее сын был «обыкновенным парнем», понимаешь, что он, все же, отличался от своих сверстников. Аккуратный, ответственный, добрый, порядочный, галантный, мужественный – не каждому семнадцатилетнему юноше присущи такие качества.

«У него были свои принципы и свои жизненные позиции и цели. Ему нравилось учиться в университете – он поступил на политологию. Вадим был разносторонним мальчиком – хорошо играл в шахматы, прекрасно играл на фортепиано. Причем, не так, как многие, «из-под палки». Он сам нашел класс, преподавателя, сам с удовольствием ходил на занятия» — вспоминает Фатима. Вадик увлекался моделированием – собирал модели самолетов, любил фильмы о Великой Отечественной войне. «Он первый посмотрел фильм «Брестская крепость», – рассказывает женщина. – Тяжелый фильм. Я не смогла смотреть, а он посмотрел от начала до конца и даже в конце прослезился – этот фильм раскрывает подвиг людей, солдат, офицеров».

В 16 лет Вадим Папура вступил в комсомол. Он самостоятельно нашел комсомольскую организацию, вступил в нее, в 2012 году даже побывал на съезде комсомольцев в Киеве.

Комсомолец

«Он сам принял это решение, – делится мама Вадима Папуры. – Мы его поддерживали – ведь в принципах комсомола ничего плохого нет. Это действительно правильные позиции, вырабатывающие в человеке стержень. Все правильные и положительные принципы этого движения Вадик в себя впитал. Ведь чему учит комсомол? Быть честными, добрыми, относиться к людям с добротой, пониманием, добиваться своих целей. А ведь у большинства современной молодежи нет никаких границ и правил» – считает Фатима.

Одноклассники также отзываются о Вадиме как о порядочном парне. Показателен случай, когда кто-то из одноклассников нецензурно выразился перед девочкой – и Вадим заставил его извиниться.

Вадим Папура вместе со своей мамой
Вадим Папура вместе со своей мамой
«Он ненавидел ругань, мат – особенно при девочках, – говорит Фатима Папура. – Кода мы с ним ездили вместе в маршрутках – он всегда выходил первым и подавал руку. Мы старались ему прививать мужские качества – быть галантным, помогать. Например, когда в школе были какие-то внеклассные собрания, уборки – он не позволял девочкам носить тяжелые ведра, всегда помогал им».

Как много добра еще мог сделать Вадим в своей жизни! Но не успел…

ЖИЗНЬ БЕЗ СЫНА

В доме Фатиме Папуре все напоминает о Вадике – вот его фотография, где он своими добрыми, чистыми глазами смотрит на маму – только вот внизу, справа, словно след пожара – черная ленточка. Вот стопка университетских тетрадей, в которые Вадим, кажется, только вчера, записывал университетские лекции. Шахматная доска в шкафу – только вот отцу теперь не с кем играть в шахматы.

«Говорят, что теперь для многих антифашистов образ моего сына стал символом борьбы с фашизмом. И если это помогает в борьбе, я буду только рада. Потому что сейчас не так много тех, кто может объединять людей для благой цели, даже после своей смерти.

Мне очень его не хватает, — плачет женщина. – Мне очень тяжело без него. Не стало человека, ради которого мы жили. В Вадюше мы видели смысл своего существования, своеобразный итог нашей жизни. Я не пожелала бы никому пережить даже маленькую частичку того горя и отчаяния, которые поселились в моем сердце после 2 мая».

Вадим с мамой

В конце нашей беседы Фатима вспоминает случай, произошедший накануне гибели своего сына. Вадим защищал курсовую работу по политологии. За нее комсомольцу поставили «четыре» и добавили еще один бал потому, что парень не отреагировал на написанные на листе бумаги слова «Комуняку на гиляку», который подняли его одногруппницы. Позже, на похоронах Вадима, девушки раскаивались за свой поступок, плакали. Но было слишком поздно…

Вспомните эти строки, когда в очередной раз у вас возникнет желание крикнуть оскорбления в адрес тех, чье мнение отличается от вашего.

Фотогалерея:

Добавь эту новость в закладки:

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *