Несмотря на многочисленные исследования в этой области, проблема аутизма все еще остается темным пятном на теле науки. При аутизме существует так много симптомов, так много у этой болезни причин, так много возможных методов лечения, что во всем этом можно запутаться.

Вот основные 10 фактов об аутизме, которые следует знать каждому, неравнодушному к этой теме:

1. Сколько людей в мире страдают аутизмом?

На весь мир насчитывается около 70 миллионов людей, больных аутизмом. В среднем один из 100 детей болен аутизмом, и у мужского пола эта болезнь встречается в 4 раза чаще, чем у женского.

2. Симптомы аутизма

Аутисты не просто избегают контакта глаза в глаза: проблема эта гораздо глубже. Она выражается в недостаточном развитии социальных, когнитивных (связанных с процессом познания) и адаптивных (приспособительных) навыков.

Типичные симптомы при аутизме: нарушение речи, повторяющееся поведение, социальные проблемы, нарушение сна, аллергические реакции, судороги и ненормальное поведение в целом, другие симптомы. Все эти симптомы (в разных комбинациях) можно наблюдать у детей уже в возрасте от 6 месяцев до 2-х лет.

3. Можно ли вылечить аутизм?

Аутизм считается болезнью длиною в жизнь. На сегодняшний день официальная медицина аутизм не лечит. Тем не менее, от 3% до 25 % детей с годами могут утратить этот диагноз. Исследования установили, что те дети, с которыми это вероятнее всего может случиться, – обладают высоким интеллектом, хорошо владеют языком и имеют хорошую моторику.

4. Одна четверть детей-аутистов вообще не разговаривает

У больше половины детей, больных аутизмом, слабо развиты лингвистические навыки, или они совершенно не разговаривают. Такие аутисты не могут  обходиться без посторонней помощи в жизни. Иногда эти проблемы продолжаются у них и во взрослом возрасте.

5.

Из за чего рождаются дети с аутизмом

Что является причиной аутизма?

На самом деле, ответа на этот вопрос у ученых и медиков до сих пор нет. Приводятся различные причины развития болезни, в том числе, гены родителей, возраст родителей на момент рождения, нарушение системы зеркальных нейронов и многие другие. Однако ни одна из этих причин не доказана.

6. Синдром саванта

Около 10% больных аутизмом имеют этот синдром. Синдром саванта (или савантизм) – это когда человек имеет экстраординарные способности в определенной узкой области (например, непревзойденные математические или музыкальные способности, уникальную остроту зрения или другие), но может при этом быть практически полностью неполноценным в других сферах.

7. Как помочь аутисту?

Больным аутизмом детям оказывают медикаментозную, так и поведенческую помощь. Медикаментозная помощь сводится к приему специалных препататов, которые облегчают состояние пациента, но никак не влияют на его социальную и коммуникативную дисфункцию.
Поведенческая помощь подразумевает многочисленные игры с ребенком-аутистом. В основном это игры, развивающие моторные функции и игры, с использованием картинок для обмена информацией.

Из всего вышеперечисленного может показаться, что об аутизме практически ничего не известно. Так оно и есть. Поэтому лучший способ помочь ребенку, больному аутизмом, – любить его и молиться о нем Господу.

Сегодня примерно один из 68 детей рождается с расстройством аутистического спектра (РАС). Это спектр расстройств: на одном его полюсе те, кто не может разговаривать и самостоятельно себя обслуживать, на другом — хорошо адаптированные люди «со странностями». Наша героиня София рассказала, как в России живется взрослому социализированному аутисту. Меня зовут София, мне 26 лет, я работаю преподавательницей в университете. У меня форма аутизма, почти максимально адаптированная для этого мира. Мне очень повезло, исключительно: я вербальна, хорошо говорю и пишу. Я социализирована, люблю учиться, у меня две профессии — дизайнер и педагог. Но я принадлежу к поколению потерянных аутистов: в 1990-е никто не ставил нам диагноз, и мы всю жизнь пытаемся понять, почему у нас не получается то, что у других формируется как бы «само собой».

У меня довольно своеобразная семья: все ярко выраженные индивидуальности, с сильным характером, немного эксцентричные. Видимо, поэтому какого-либо понятия о жесткой норме поведения в семье не было. Я была очень спокойным ребенком и сама с собой копошилась, не проявляя никакого желания вступать в коммуникацию. И меня, в принципе, никто не пытался корректировать — в 1990-е с диагностикой нейроотличий в стране было совсем плохо. У меня практически нет четко оформленных воспоминаний из детства. Но, вероятно, это потому, что я многого просто не видела — ведь я воспринимаю информацию преимущественно визуально, а у меня с детства проблемы со зрением, которые не сразу нашли. Очень смешная шутка со стороны природы, я знаю. Так что детство в моих воспоминаниях похоже на набор трудноразличимых пятен и звуков, причем мне кажется, что были какие-то моменты четкого осознания реальности, а в другие моменты мой мир застилала пелена. Но, может, это мой мозг выдает стертость воспоминаний за дереализацию (нарушение восприятия, при котором окружающий мир воспринимается как нереальный или отдаленный, лишенный привычных красок — прим. ред.)

Я помню, как в первом классе заметила, что отличаюсь от других. Практически с первых дней выяснилось, что я в целом не умею «играть с детками». Я не понимала, как формируется коммуникация с другими детьми. Я и в детском саду этого не понимала, но там можно было просто уйти гулять по корпусу — я так и делала. Мне всегда было одиноко. Я тут смотрела четвертый сезон «Шерлока» и рыдала на фразе Эурус: «Я тоже хотела лучшего друга». У нее другие особенности, но — как же я это понимаю!

Я просто всегда была девочкой, с которой никто не хочет дружить. «У тебя реакция смешная была», — сказали мне потом. Кстати, это одна из причин травли в школе: не абстрактно «причинить зло», а наблюдать нетипичную, шокирующую, странную, смешную реакцию.

Учителя считают, что меня в классе все любили. Я не знаю, что делает для взрослых травлю настолько неочевидной. Причем я помню свои ответы на уроках, свое поведение в целом — да, я была странной. Но я в целом не понимаю, откуда я должна была знать, как себя вести. Я увлекалась тератологией (наука, изучающая уродства — прим.ред.), мне нравилось говорить о мутациях и аномалиях, я любила и люблю фентези, фантастические миры. Когда я выросла, я познакомилась с людьми, у которых были в детстве похожие предпочтения, подобные же непопулярные, как у меня — где эти люди были всю мою жизнь?

Кстати, про влюбленность — аутичных людей часто считают эмоционально холодными, но многие из нас способны устанавливать дружеские и романтические связи. Да, я не могу взаимодействовать внутри компании, как наиболее часто дружат люди, — для этого нужно учитывать слишком много личных характеристик одновременно. Но у меня есть потребность в близких дружески-романтических отношениях, в «родственной душе».

В детстве, в пять лет, я рисовала комикс, где морячка спасала принцессу, а потом представляла, как они плывут на корабле и обсуждают все, что видят.

У меня не было близких отношений до двадцати трех лет. При этом я могу влюбиться, и сильно – и хотеть с человеком говорить. А поскольку у меня до сих пор не сформировались навыки нормальной коммуникации, светского small talk, то когда я нервничаю, я начинаю очень много говорить… странных вещей. Про кладбища, про месячные. Это пугает. За исключением того, я не понимаю, как выражать симпатию, чтобы это не было топорно и навязчиво, и как понять, что у человека возникла взаимная симпатия.

А еще в контексте отношений меня всегда волновал вопрос сексуальности. Мне не нравится идея о вагинальном проникновении. Для меня это слишком сильное нарушение границ. И я не очень люблю целоваться, потому что это тоже… слишком близко. И вот я хотела романтических отношений, но считала, что секс в них обязателен. Потом я стала погружаться в феминизм, и вдруг в моей голове щелкнуло — я не обязана делать то, чего не хочу! Отлегло.

Вообще у аутичных людей бывает совершенно разный сексуальный темперамент. Аутичные женщины, которых я знаю, очень по-разному относятся к сексу — кто-то любит, считает интересным, кто-то не заинтересован в сексуальных практиках. Представление об асексуальности аутичных людей очень далеко от реальности — просто конкретно у меня, видимо, довольно низкое либидо. Мои подруги, например, могли испытывать страдания из-за нереализованного сексуального желания, без влечения к конкретному человеку, я – никогда. Хотя в двадцать пять лет я научилась мастурбировать — для меня это так же приятно, как, например, лежать на чистых простынях или плавать.

Несколько лет назад я познакомилась с молодым человеком на работе, внезапно тоже аутичным и тоже асексуальным — у нас завязались сначала дружеские, потом романтические отношения. Люди часто спрашивают, почему бы аутичным людям не начать знакомиться друг с другом для романтических отношений.

Некоторые из нас отличаются повышенной тревожностью, и тогда общение с малоэмпатичным или не выражающим эмоций понятным образом партнером (что свойственно аутичным людям) — это катастрофа.

Я услышала про РАС лет в 18, в группе в соцсети. Мы с девушкой-психологом общались о личном, и она сказала, что у меня есть симптомы аутистического спектра. Я начала гуглить, читать — и написанное объяснило очень многое обо мне. Я такая — а, ну хорошо, теперь наконец-то все ясно. Потом мои догадки об аутизме подтвердило еще несколько знакомых психологов.

Я никогда не пыталась получить официальный диагноз — зачем? Думаю, для взрослых социализированных людей с аутизмом в России это бессмысленно (и фактически невозможно — в России после 18 лет не ставят диагноз «расстройство аутистического спектра»: человек получит либо диагноз «шизофрения», либо «расстройство психологического развития» — прим.ред.) У нас нет этичной поддержки даже для людей с более… социально заметными проявлениями аутизма, не говоря уж о «легких» случаях. Кстати, о терминологии. Есть разные мнения относительно того, как этично говорить — человек с РАС, человек с аутизмом, аутичный человек, аутист. В основном можно использовать любой из этих вариантов.

Аутизм — это нечто большее, чем цвет волос, это часть личности, которая многое определяет.

Многие удивляются, почему я выбрала такую «жуткую» для аутиста работу — преподавать в университете. Отвечаю: я работаю там, чтобы надо мной не стояло начальство, чтобы иметь гибкий график и свободу выбора деятельности (могу говорить, могу не говорить). За исключением того, университет позволяет выстраивать коммуникацию так, как мне нравится, — я могу много говорить об интересующих меня вещах. Самое тяжелое для меня — это зачеты и экзамены, и поскольку я на творческом факультете, этот процесс нельзя автоматизировать. Зато я могу по минимуму общаться с коллективом. Вообще, я выступаю за отказ от иерархий в преподавании — это бы сильно облегчило мне жизнь.

Я не из тех, кто делает селфи с артистами, я не дарю цветов — я наблюдаю. Однажды меня потащили на танцпол на рок-концерте — и у меня как будто выключились цвета вокруг, стало трудно дышать и захотелось плакать, поэтому я ушла. Не знаю, что люди в этом находят. С людьми, которых я хорошо знаю, я общаюсь непринужденно, если они не делают ничего, что противоречит моим убеждениям.

Я не люблю прикосновения — не то что мне больно, скорее возникает чувство отчуждения тела. Когда я работала на кафедре, одна заведующая предупреждала всех — не трогайте ее! В моей жизни есть три человека, которым можно меня трогать, и все они не мои родственники — двое даже не близкие друзья. Родные на меня обижаются — тебе что, так неприятно? Да, черт побери, неприятно. И да, я езжу на работу и с работы в общественном транспорте, но через куртку как-то не так ужасно, плюс это случайные прикосновения. Но я могу встать и пересесть, если мне совсем некомфортно.

Отношения с телом у меня в целом своеобразные. У меня проблемы с координацией и проприоцепцией (ощущение положения частей собственного тела относительно друг друга и в пространстве — прим.ред.), очень они были заметны в подростковом возрасте.

Что такое аутизм и как жить с аутистами

Я до сих пор могу упасть, зацепившись ногой за ногу.

Мама говорит – учись водить машину. А я просто не могу столько вещей одновременно контролировать! Меня часто ругали за неряшливость, говорили – следи за тем, как ты сидишь, втягивай живот, одергивай одежду… но я же с ума сойду контролировать столько всего, что за ерунда! Еще я очень тяжело переношу громкие, эмоционально насыщенные звуки (а у нас же любят применять крик как воспитательный метод) — я от этого буквально физически заболеваю, падает давление, возникает тахикардия. И у меня фобия собачьего лая. Вообще, я не очень люблю животных, потому что их поведения не понимаю в целом — и при этом не могу им сказать словами, что что-то нужно делать, а чего-то нет. Я не смогу объяснить собаке, что на меня не нужно лаять. А еще я грызу ногти, когда мне нужно сосредоточиться. Уже двадцать лет. Я сделала гелевые ногти — и теперь грызу их.

О социализированных людях с РАС в обществе практически не рассказывают, и это грустно. Из-за этого мы испытываем неуверенность, когда говорим о себе, — у нас же что-то «несерьезное». Мы же работаем, учимся. Да, иногда мы уходим из кабинета посреди заседания, чтобы побыть в одиночестве. Да, иногда мы смеемся, когда надо соблюдать тишину и грустить. Да, у нас высок риск депрессии. Но мы можем выражать себя социально приемлемым способом.

А можно мне курсы по коммуникации с нейротипиками (нейротипичные люди — те,у кого нет РАС и других отклонений от стандартной психической нормы — прим.ред.)? Мне в принципе не нравится на сто процентов ни один из увиденных мной кинематографических образов людей с аутизмом. Выбор типажей невелик: обычно это либо гиперинтроверт-невидимка, либо «гениальный чудик». При этом физиологическая составляющая аутизма очень часто «забывается». Эй, у многих из нас есть стереотипии — кого-то тошнит от еды красного цвета, а кому-то свитер слишком колется! Из того, что мне более-менее нравится, — фильм «Без ума от любви», там показаны сенсорные перегрузки героини и романтические отношения двух людей с аутизмом.

Шелдон Купер из «Теории большого взрыва» отражает некоторые особенности аутичных людей — но это, опять же, «гениальный чудик», а не у всех людей с аутизмом высокий интеллект или какие-то необычные способности. У единиц, я думаю. Еще из аутичных по задумке сценариста мне нравится персонаж Хью Дэнси в сериале «Ганнибал» — он опровергает стереотип о безэмоциональности и жесткой рациональности, «роботоподобия» аутичных людей. И Сага Норен из шведско-датского «Моста»: у нее нет каких-то особенных физических и физиологических отличий, проблем с телесностью — иначе бы ее в полицию не взяли, но ее персонаж показан исключительно детально в плане отношений аутиста с окружающими. Мне довольно грустно отмечать то, как на нее реагируют люди, — она же доставляет куда меньше проблем, чем те нейротипичные преступники, которых она ловит!

Новости Здоровье Mail.Ru — health.mail.ru/news/ Поделиться: Иллюстрация:

Современный мир подчинен жестким правилам жизни, которые характеризуются успешностью, красотой, здоровьем, ухоженностью. Сегодня идеальными членами социума становятся те, кто молодо выглядит, всегда улыбается, общителен в любой обстановке.

Но как же быть, если вы сами или кто-то из ваших близких людей не подходят к этим критериям? Разумеется, необходимо следить за своим здоровье, своим имиджем, посещая спортивные секции, ходить в бассейн или на теннис, уделять внимание правильному питанию. Но что делать взрослым людям-аутистам, которые обращены только в себя и не могут установить эмоциональный контакт в области общения? Как им жить без взаимодействия с другими членами общества?

Аутизм у взрослых: жизнь в своем мире

Еще в 1910 году Эугеном Блейлером, известным швейцарским психиатром введен в науку термин «аутизм», которым он обозначил неспособность человека выделять какие-то важные объекты в окружающем мире и эмоционально контактировать с окружающими его людьми, даже с родными.

Обычно, когда мы говорим об аутизме у взрослых, то подразумеваем классический аутизм. Но статистически к этим больным причисляют и людей аутичного спектра, которому характерны щадящие формы расстройства, проявляющиеся как странные привычки. Некоторыми учеными-психиатрами люди с «синдромом Аспергера» воспринимаются как аутисты, а сам синдром они относят к высокофункциональным формам аутизма. Для синдрома Аспергера, действительно, характерен нормальный либо высокий интеллект, тесно связанный с гениальностью. Но при всем этом «аспергерам» свойственны нестандартные или слаборазвитые социальные способности (предполагается, что синдромом Аспергера болели великий гений-ученый Альберт Эйнштейн, писательница Виржиния Вульф).

Исследованиями британских ученых-психиатров доказано, что аутизм в различной мере присущ каждому сотому взрослому человеку.

Условная классификация аутизма у взрослых

К первой группе относятся практически неисцелимые больные с крайне тяжелой формой патологии, далекие от совершенства. Они полностью самоотрешенные от окружающего мира, не поддаются адаптации, живут в своем замкнутом мире, не допуская в него даже самых родных и близких людей. Не умеют совершенно говорить. Интеллектуальное развитие – очень низкое. Они не умеют за собой ухаживать и без постороннего внимания и помощи не могут обойтись. Их нельзя никогда оставлять самих.

Во вторую группу аутизма у взрослых входят больные замкнутые, они способны к контактам с людьми, но загадочным, понятным только для них приемом.
У них речевые проблемы, но они разговаривают, общаются с окружающими, строго придерживаясь определенных тем. Обычные люди не в состоянии понять логику их мышления. Она им кажется абсурдной и незакономерной, словно фантастика.
Таким людям типично продолжительное время заниматься любимым однообразным делом, забыв о пище, сне и, даже, естественных нуждах. Они не приемлют новшества, активно, изредка агрессивно, протестуя против любых изменений обстановки и привычного уклада жизни. Им специфичны монотонные и однообразные движения.
Таким больным не свойственно чувствовать голод, холод, у них нет никакого желания прогуляться или поспать.

К третьей группе зачислили больных аутизмом, которые усвоили определенные навыки и развили некоторые способности. Им чужды взгляды окружающих их общества. Они охотно контактируют с окружающими, при этом, не обращая внимания ни на кого.

Жизнь с диагнозом «аутизм». Обычная история необычного ребенка

Им трудно обходится без помощи родных людей, хотя они обладают индивидуальными умениями, о которых не догадывается никто.

Четвертая группа больных аутизмом – это люди, которых нелегко разглядеть в обычной массе людей. Они умные, послушные, но несамостоятельные, чрезмерно обидчивые, не могут свободно принять решение, отступая перед любой проблемой. Они всегда послушные, следуют определенным правилам. Среди обычных людей увидеть таких взрослых-аутистов может только врач-психиатр.

Пятая группа аутизма у взрослых включает людей с интеллектом высокого уровня ли выше среднего. Генетические сбои у таких людей создают появление гена гениальности. Ученые–психиатры всего мира доказали, что к гениальности ведет именно аутизм с высоким интеллектом – это талантливые люди. Таким аутистам-гениям легко себя реализовать в сфере математики, физики, программирования, творческой деятельности.

Аутизм нужно своевременно диагностировать и как можно раньше начинать лечение и реабилитацию, желательно в колыбельном возрасте. Но даже если время пропущено, надо работать и с взрослыми больными аутизмом. Людям с аутизмом необходима социализация, знания по преодолению робости и волнений, по контролю над своими эмоциями и поведением.

Для лечения взрослых с аутизмом применяется поведенческая терапия, гомеопатические методы, а также соблюдение рекомендуемой диеты.

Чем раньше начата борьба с этой болезнью, тем легче и быстрее будет достигнут хороший результат.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *