фотография в церкви по время венчания

В жизни всякое случается. И не возможно угадать, что уготовила нам судьба. Но все же стоит помнить о том, что венчание – это очень серьезный и глубоко продуманный шаг, который скрепляет семейные узы и берет обязательство с новобрачных быть верными друг другу на протяжении всей их совместной супружеской жизни. Решив обвенчаться, не стоит воспринимать это таинство, как красивый церковный обряд, который обязательно должен присутствовать на свадебном торжестве. Он не является элементом свадьбы. К сожалению, может случиться ситуация, ведущая к расторжению брака. И даже самые искренние чувства, скрепленные когда-то таинством венчания, не смогут воспрепятствовать этому.

Сколько раз можно венчаться?

Во второй раз церковные традиции гласят, что христианину не позволителен второй брак, но все же терпим. Его разрешают лишь в качестве снисхождения к слабым людям, которые не смогли сохранить верность своей второй половинке. Разрешение на такой брак в праве дать лишь правящий архиерей.

Также церковь проявляет свое снисхождение к тем, кто очень рано стал вдовцом, к тем, кто остался без супружеской пары вместе с маленькими детьми, к тем, кто не может оставаться один и нести ношу десятилетий без телесного удовлетворения. Если в паре, желающей пройти обряд венчания, один из них ни разу не состоял в брачных отношениях, а другой не разводился по своей инициативе, то такая пара безоговорочно допускается к полноценному процессу венчания.

К повторному таинству венчания не допускаются виновники, а так же инициаторы развода.

Согласно церковных правил венчания, следствием повторного венчания является отлучение от возможности причаститься на один два года, а третье венчание влечет отлучение до пяти лет. Второй и третий браки для церкви – это измены и многоженство.

чтение молитвы на венчание

Долгое время церковь решала вопрос о том, надевать ли на желающих во второй раз вступить в брак венцы. И пришла к выводу, что надевать их все-таки нужно. Ведь венец является силой власти и будущего рождением малыша.

Вступая второй раз в брак, будущие супруги не услышите обычных для первого венчания молитв. Для них уготованы молитвы, включающие не только радость о супружеском союзе, но и требующие покаяния от того, кто отступил от церковных норм супружества.

В третий раз паре разрешено вступить в брак лишь в качестве исключения блуда и беспорядка в их личной жизни.

О повторных браках и венчании

Но это уже никак не считается нормой для верующего человека. К примеру у Ивана Грозного 8 жен было по данным историков, с большинством венчанный.

Возможность четвертого брака даже не рассматривается церковью. Такой брак вовсе запрещен. Каждый христианин прежде, чем вступить в брачные отношения, должен настроить себя не только морально, но и духовно. Он должен понять, что брак должен быть один и на всю жизнь.

Препятствия к венчанию.

Препятствия к венчанию.

        Венчание — не просто красивая и трогательная церемония, это таинство, в котором супружеский союз благословляется Богом.

Повторное венчание в православной церкви правила

Не следует креститься и венчаться лишь для того, чтобы быть «как все» и отдать дань моде. Если один из молодых (жених или невеста) не разделяет стремления освятить брак, то не надо настаивать, ведь церемония венчания никак изменит его (ее) мировоззрения и отношения к своей второй половине. Венчание лишь подтверждает народную истину о том, что настоящий брак, действительно, заключается на небесах (безусловно, не в буквальном смысле этого слова). Трудно спорить с тем, что брак, скреплённый венчанием, обретает духовное единство супружеской пары на всю жизнь. Ведь, по сути дела, штамп в паспорте не обязательно является доказательством искренних чувств, а вот церемония венчания предполагает клятву в любви и верности уже не просто перед свидетелями, а перед Богом, что намного серьёзнее.

* Брачным возрастом для жениха по православному закону считается 18 лет, для невесты — 16 лет.

* Препятствием для венчания может послужить большая разница в возрасте.

* В наши дни церковный брак не имеет гражданской юридической силы, поэтому венчают, как правило, супругов, которые уже зарегистрировали свой брак в ЗАГСе.

* Венчание невозможно, если один из будущих супругов фактически состоит в браке с другим лицом. Сначала нужно расторгнуть гражданский брак, а если брак был церковный, в этих случаях потребуется специальное разрешение правящего Архиерея на расторжение предыдущего брака и венчание.

* Церковь не допускает вступление в брак более трех раз. По гражданскому законодательству разрешен четвертый и пятый брак, которые Церковь не благословляет. Второбрачие и третий брак допускаются, но обряд венчания в этих случаях лишен торжественности и содержит покаянные молитвы.

* Не благословляется брак, если один из брачующихся (и тем более оба) объявляет себя атеистом и говорит, что он пришел на венчание лишь по настоянию супруга или родителей.

* Не разрешается венчание, если хотя бы один из супругов не крещен и не собирается принять крещения перед венчанием.

* Еще одна причина отказа в совершении таинства браковенчания — кровное родство жениха и невесты. Кровное родство до четвёртой степени (до троюродных братьев и сестёр).

* Другое препятствие — родство духовное, обретенное через восприемничество при крещении: кумовья — крестная мать и отец между собой и с крестниками.

«назад 

Венчание второй раз: можно ли пройти через таинство заново?

Церковное брачное право.

Сегодняшняя тема – брак. Христианское нравственное учение о браке это тема, которая затрагивается в разных дисциплинах, в частности в нравственном богословии. Догматическое учение о браке в догматическом богословии, чинопоследование венчания это тема литургики, поэтому наша тематика: заключение брака, основные регламентирующие нормы, относящиеся к заключению брака, препятствия к заключению брака, расторжение брака. Здесь есть очень важный и принципиальный вопрос, который нас возводит отчасти на догматический уровень. Дело в том, что брак – Таинство. Одно из семи Таинств, установленных в апостольский век. Мы хорошо знаем, что в настоящее время это таинство совершается через чинопоследование Венчания, но в то же время исторически совершенно очевидно, что в древней Церкви чинопоследования Венчания не существовало. Вообще элемент венцов в раннехристианской общине воспринималось, как элемент язычества. Язычники очень охотно надевали на себя самые разные венки. Надо сказать. Что в греческих церквах до сих пор употребляются венки не как у нас, подобные коронам, а венки в античном стиле, т.е. из листьев, цветов. Такого чинопоследования не существовало, но таинства брака не могло не быть, потому что ни одно из таинств не появлялось в истории Церкви в позднейшие века, все они согласно основополагающим принципам нашего догматического учения, восходят к апостольскому веку и являются богоустановленными. Принципиальное разъяснение этого недоумения заключается в том, что формой совершения таинства брака в древней Церкви было епископское благословение на брак. Епископы тогда стояли гораздо ближе к общине, практически в древней Церкви всякая христианская община, собирающаяся вместе для молитвы, возглавлялась епископом, и епископ давал благословение на брак. Это было формой совершения Таинства. Но при этом литургисты обыкновенно пишут, что совместное причащение, которое следовало за этим благословением, тоже было как бы элементом этого таинства. Со временем стали употреблять венцы и совершать таинство браковенчания, причем в византийские времена, когда римское государство стало христианским, существовала параллельная юрисдикция брака, как церковная, так и гражданская. Только в поздней Византии с XI века стал областью исключительно церковной компетенции. Россия с начала своего христианства знает только церковную юрисдикцию браков вплоть до 17-го года. Вся правовая сторона, связанная с заключением браков находилась в исключительном ведении Церкви. В Византии же параллельно церковному заключению Таинства заключался еще и договорной акт, который регистрировался в государственных инстанциях. Что же касается обряда венчания брака, то он стал входить в жизнь Церкви в последовательности с разными социальными сословиями Римской империи сверху вниз. Т.е. первоначально обряд венчания совершался только для сенаторов, затем для более низшего привилегированного сословия – всадников, затем для всех свободных граждан или подданных Римской империи и, наконец, для рабов. Тогда совершение таинства Венчания стало единственной совершенно необходимой формой совершения брака. Одновременно государственные правовые инстанции прекратили участвовать в какой бы то ни было юрисдикции брачных отношений. Это была эпоха примерно крещения Руси и укоренения у нас христианства, поэтому русская традиция не знает гражданского брака, который существовал в Византии в первом тысячелетии. До начала христианства браки заключались у нас по языческим обычаям, а потом это был церковный брак.

Все-таки большая часть брачных пар у нас на Руси в XII-XII веке заключавших церковный брак была из привилегированных сословий – бояр, дружинников князя, а в народной среде большая часть браков была просто невенчаных. Однако, это не значит, что эти браки были граждански зарегистрированы, таковой регистрации не было, это было просто сожительство. Церковь предпринимала серьезные усилия миссионерского характера для того, чтобы все крещенные, вступая в брачные отношения, проходили через это Таинство.

До XVIII века сохранялось то, что к этому таинству должен был быть причастен епископ. По огромным российским территориям было совершенно невозможно, чтобы епископ, у которого в епархии до тысячи приходов, многие города, обширные области, благословлял каждую пару, но венечные грамоты выдавались в архиерейском доме и на основании этих венечных грамот, (что было связано со внесением венечных пошлин), священник совершал таинство Венчания.

В синодальный период уже не требовалось в нормальных, не проблемных случаях обращаться к епископу. Вопрос о заключении брака решался окончательно на приходе. В синодальный период у нас существовал такой обычай, что о предстоящем браке предварительно проводилось что-то вроде исследования обстоятельств, для выяснения того, что нет ли неких препятствий к браку. Этот опрос назывался брачным обыском. Желающие вступить в брак и свидетели приходили, и с ними беседовал священник, задавая относящиеся к делу вопросы. потом полагалось в течении четырех недель, каждое воскресенье, а также в праздники, которые случались в это время объявлять о предстоящем браковенчании с призывом, что если кому из прихожан известно нечто делающее этот брак невозможным, сказать об этом. Естественно, если это было документально неподтверждаемым, то свидетельство делалось под присягой. Во всех сомнительных случаях требовалось обращаться к архиерею, т.е. в духовную консисторию в епархиальном центре.

В 17-ом году у нас произошла революция, в 18-ом вышел декрет об отделении Церкви от государства и вследствие этого декрета брак, заключаемый в Церкви, терял какие бы ни было правовые последствия. Поэтому не сразу была выработана в церковной среде нормальная, правильная практика соотношений вступившей в жизнь гражданской юрисдикции браков с церковным таинством. В конце концов, сложилась система, практически существующая и поныне, когда предварительным условием венчания брака, за исключением редчайших случаев, является факт гражданской регистрации брака. С точки зрения церковной практически не существует таких причин, которые бы делали гражданский брак невозможным, когда он возможен с церковной точки зрения, т.е. требования к условиям брака с церковной стороны гораздо строже, нежели с гражданской. Таким образом, мы можем не требовать гражданского брака как предварительного условия, мы к этому ничем не принуждаемы, а с другой стороны в случае недобросовестного отношения одной из сторон к браку, при отсутствии гражданских последствий церковного брака мы можем быть косвенно виновны через это венчание в обмане. Мы, таким образом можем помочь одной из сторон обмануть другую. Она будет думать, что это брак как брак, а на самом деле умысел у одного из вступавших в брак был иной. И получается, что Церковь ему помогла совершить этот обман. Могут быть случаи такого порядка, когда речь идет о разном гражданстве. В этих случаях Церковь должна как-то гибко учитывать эти обстоятельства. Если речь идет о невозможности вступить в брак по причине разного гражданства, то Церковь может быть и должна бы повенчать этот брак, потому что эта помеха с церковной точки зрения ничего не значит. С другой стороны, если гражданский брак должен быть предварительным условием церковного брака, то мы не можем сказать, что гражданский брак обязывает Церковь совершать брак церковный, если того пожелают состоящие в гражданском браке. Гражданский брак может быть заключен при наличии непреодолимых препятствий для церковного брака. В этом случае даже если гражданский брак и есть, но в церковном браке мы, подчиняясь церковным нормам, законам и канонам, должны отказать. Таким образом, соотношение между церковным и гражданским браком несимметричное. Для церковного брака, почти без исключений, гражданский брак непременное условие, но наличие гражданского брака вовсе не обязывает совершать брак церковный.

Итак, мы подходим к теме препятствий к браку. Препятствия к браку могут быть самыми разнообразными. Систематизируя, мы должны в первую очередь разделить их на препятствия абсолютные и препятствия условные. Абсолютные препятствия это те, которые поражают данное лицо на вступление в брак, а условные препятствия не допускают тех или иных брачных комбинаций. Иначе, когда мы говорим об абсолютных препятствиях, это значит: Петр Иваныч вообще в брак не имеет права вступать. Когда же мы говорим об условных препятствиях, то речь идет не о том, что Петр в брак не может вступать, он может вступать в брак, но не с Марией. Т.е. препятствия второго рода касаются брачных пар.

Христианский брак моногамный. Совершенно очевидно, что не может вступать в брак лицо уже состоящее в браке. Моногамность брака в христианстве понимается и выше. Идеалом является не только моногамия одновременная, но и так сказать пожизненная, поэтому второй и третий браки допускаются в Церкви в порядке исключения. Состояние же развода или вдовства после третьего брака абсолютно исключает следующий брак. Что же касается возможности вступления в третий брак, то она ограничена. По нормам церковного права, действующего у нас в России, третий брак дозволяется лишь лицам не достигшим сорокалетнего возраста, т.е. если кто-то был в двух браках и ему уже исполнилось сорок лет, то он в брак вступать не может. Также вступающее в третий брак лицо должно не иметь детей. Если у него есть ребенок, то даже если ему двадцать лет, в третий брак он вступать не может. Иными словами третий брак допускается в исключительных случаях: для лиц, не имеющих детей и не достигших сорокалетнего возраста. Тут учитываются оба обстоятельства: и немощь человеческой природы, искушения, которые после сорока лет уже не могут быть очень сильными, чтобы по снисхождению дозволять брак, а так же то, что брак устанавливается в основном для чадорождения. И если ребенок есть, то брак не является насущно необходимым.

Что же касается второго брака, то здесь условия такого рода: при вдовстве второй брак в любом случае дозволяется, что же касается развода, то второй брак дозволяется невиновной в расторжении предыдущего брака стороне. Виновной же стороне, до начала XX века вовсе запрещалось вступление в новый брак. В начале XX века Синод принял решение и дозволил виновной стороне вступать во второй брак, но по прохождении времени, которое полагается быть под епитимьей ввиду греха прелюбодеяния, т.е. 15 лет. Хотя сама епитимья уже не отбывалась, но срок этот должен был пройти, правда, дозволялось просить Синод о сокращении этого срока. Синод же мог сократить этот срок не более чем вдвое.

Брак невозможен для лица состоящего в священном сане, независимо от того является ли это лицо вдовцом, монахом или целибатным священником. Это уже относится к посвященным иподиаконам. До середины XIX века таковые лица вообще не могли вступить в брак, всякая имитация браков рассматривалась как незаконное сожительство, которое влекло за собой извержение из сана. Дети от такого сожительства рассматривались как незаконнорожденные. В середине XIX века по снисхождению было принято решение, что овдовевшие священники молодого возраста могли просить о сложении сана с целью вступления в брак. В этом случае они лишались сана, и им дозволялось вступление в законный брак. Аналогично обстоит дело и с монашествующими. Сам смысл монашества заключается в безбрачии, поэтому для них брак был до середины XIX века невозможен и всякое сожительство рассматривалось как незаконное, с середины XIX века монашествующие получили возможность в молодом возрасти просить об оставлении монашества с последующим дозволением на вступление в брак. В любом случае дозволение на вступление в брак сопровождалось многими правовыми лишениями (долгосрочным запретом занимать государственную должность, обязательством поменять место жительства, с утратой наград и т.д.).

К браку неспособны недееспособные лица и браки с таковыми лицами впоследствии, при выявлении недееспособности, признаются недействительными с самого начала. Также признаются неспособными к браку те, кто физически неспособен к браку, при этом надо отличать физическую неспособность к браку от бесплодия. Бесплодие не является препятствием к браку и никаким основанием для расторжения брака с церковной точки зрения быть не может. Неспособность же к брачному сожительству является основанием для признания брака недействительным с самого начала. Однако, требовалось три года для того, чтобы возбудить такое ходатайство. Иски обыкновенно подавались женами, женщина на практике оказывалась почти во всех случаях способна к брачному сожительству. Само собой разумеется, наступившая в более позднее время неспособность к брачному сожительству никаким образом с точки зрения церковного права не является основанием ни для признания недействительности брака, ни для расторжения брака.

Есть абсолютные препятствия, имеющие временный характер, связанные с возрастом. Практическое значение имеет нижняя возрастная черта, но отчасти и верхняя. Что касается нижнего возрастного предела, то Византия, как и древний античный мир, знала ранние браки, поэтому по византийскому праву для девиц брак был допустим с 12-ти или 13-ти лет, а для мужчин с 14-ти или 15-ти лет. Россия заимствовала нормы византийского права и так у нас и было до середины XVIII века, но затем, видимо, власти сообразили, что зрелость зависит от климата и что российский северный климат по-другому влияет на физиологию и наши девочки и мальчики в 12-14 лет это не совсем то же, что жители средиземноморских стран и поэтому у нас было введено гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для девиц и 18 для мужчин. Но сохранилось и прежнее византийское значение, т.н. церковное совершеннолетие.

Каким же образом у нас рассматривались браки, заключаемые до достижения брачного возраста? Если брак заключался до достижения церковного или византийского совершеннолетия, он признавался совершенно незаконным, недействительным и при этом налагалось уголовное наказание на священнослужителя, на родителей и на всех имеющих отношение к этому деянию. В возрасте же, когда гражданское брачное совершеннолетие не было достигнуто, а церковное уже миновало, брак признавался действительным, но вступившие в таковой брак подлежали принудительному разлучению до достижения обеими сторонами гражданского совершеннолетия. Их не разлучали в том случае, если родился ребенок или жена была беременна. Кроме того, по достижении гражданского совершеннолетия, они должны были вновь изъявить готовность вступить в брак. Если они ее изъявляли, брак продолжался, а если они отказывались, то брак упразднялся, но при вступлении в новый брак каждый из них рассматривался уже как второбрачный со всеми ограничениями. При этом священнослужители, которые таковые браки венчали, подлежали административному наказанию.

Сколько раз православным можно венчаться

Оно было не лишено остроумия. Священник должен был отбывать своего рода епитимью при архиерейском доме на черных работах в течение всего того срока, которого не доставало мужу и жене вместе до достижения гражданского брачного совершеннолетия. Диакон, который участвовал в этом венчании, должен был отбывать эту епитимью половину срока.

Теперь о верхней границе. Есть каноническая норма относительно женщин. Василий Великий в одном из правил выразился так, что в 60 лет для женщины брак – это скверно, и церковная практика была такова: для женщины верхний предел для вступления в брак 60 лет. Для мужчин канонической нормы на этот счет нет. И такое дело в российской практике рассматривалось в XVIII веке при Елизавете, когда родственники, может быть дети, восьмидесятидвухлетнего старца, вступившего в брак, подали ходатайство в Синод о признании брака недействительным, и Синод это ходатайство удовлетворил, сделав такое разъяснение: брак установлен для чадородия, которого в возрасте более восьмидесяти лет ожидать отчаянно. Из этого постановления предельным возрастом для вступления в брак для мужчины было установлено восемьдесят лет. Так сохраняется и поныне.

До Елизаветы у нас, как и в древней Церкви, брак предваряется обручением. И это обстоятельство создавало разные коллизии. Например, как смотреть на обручившихся, но не вступивших в брак? В Византии считалось, что уже обручение признавалось за действительное для семилетних детей, поэтому если до 7-ми лет родители договорились обручить — никаких правовых последствий не возникало, а если детям было более 7-ми, то они считались обрученными. В России при императрице Елизавете решено было разрубить этот узел, который вызывал массу дел о брачных неустойках и прочих, и стали совершать обручение исключительно с венчанием. Т.е. обручение непосредственно предваряет венчание. Исключение делалось только для лиц Императорской фамилии, где уже в виду самого положения этих лиц какие-то обманы были невозможны. Кроме того, поскольку лица Императорской фамилии, как правило, вступали в брак с лицами, принадлежащими к зарубежным правящим домам, то требовалось соблюдение обычаев, которые существовали в Европе.

>

Брак по благословению

Не секрет, что семейная жизнь, а с ней и все привычные устои, в нашем обществе, трещат по швам. В России сейчас около 700 тысяч сирот. Это больше, чем после окончания Великой Отечественной войны. Проблема насилия над детьми со стороны родителей заставляет совершенствовать законодательство, защищать права подрастающего поколения от собственных пап и мам. Привычным становится ответное детское зло в отношении взрослых, стариков, слабых, животных. Если быть последовательным, то надо признать, что наличие более миллиона зеков в российских тюрьмах – тоже результат кризиса семьи и традиционных ценностей. Дореволюционная крестьянская Россия при соответствующей численности населения не имела такого количества сирот, в  тюрьмах содержалось  в десять раз меньше преступников.

Лечим страсти

Как скрепить семейные узы, сохранить брак в нашем переменчивом мире? Эта проблема не только социологов, но и священников. Разведенный или просто одинокий человек, образно говоря, не благонадежен для Царства Небесного. Хотя такими категориями сейчас мыслит абсолютное меньшинство наших сограждан, но вот в крепости семейных уз заинтересовано большинство. В первую очередь, по моим наблюдениям, к этому стремятся женщины – в случае распада семьи они несут 90% проблем: дети на руках, финансовые проблемы, невозможность добиться нормальных алиментов, депрессивное состояние брошенной супруги. Поэтому все чаще люди задумываются о венчании как средстве скрепления брачных уз, т.е. о призывании благодати Божией на супружескую жизнь верующих. С чего же надо начинать?
Брак — это средство сохранения целомудрия. «Брак есть врачество, истребляющее блуд», — соглашается с апостолом в своем толковании святитель Иоанн Златоуст. Известный афонский старец Паисий тоже советовал молодым людям пораньше — лет до 24-25 — вступать в брак именно по этой причине — чтобы не впасть в блудный грех. Многие люди сегодня считают слово «целомудрие» синонимом «воздержания» или «девственности», хотя это не совсем так. Целомудрием можно назвать и чистую, полноценную супружескую жизнь без измен и, увы, общепринятой развращенности. Многие священники отмечают, что, выступая перед светской молодежью, темы отношений полов лучше вообще не касаться — настолько далеки реалии современной жизни от церковных требований. Действительно, когда современному молодому человеку проповедники говорят «не блуди», он воспринимает это как призыв к монашеству, а оно, по распространенному мнению, исключительно «для больных». Молодым людям даже в голову не приходит, что в их «нежном возрасте» можно вот так просто взять и вступить в брак и начать жить здоровой полноценной жизнью на законных основаниях. А ведь всего одно поколение назад родители этих самых юношей и девушек довольно часто вступали в брак еще студентами, и это никого не удивляло.

Благословение – слово со властью

Символом Дня семьи, любви и верности стала ромашка – цветок, на котором в народе традиционно гадали «любит-не-любит». Гадание, как известно, не лучший способ ответа на вопрос о суженом.

Сколько раз можно венчаться в православии

В церкви сложилась вековая практика благословения на брак. Именно благословение, с точки зрения православных,  должно упрочить семейный союз и быть знаком того, что выбор супругов неслучаен, а промыслителен (значит, соответствует не только их намерениям,  но и попечению Бога о них).
Первым шагом на пути к церковному благословению является согласие родителей молодоженов. С библейских времен родительское благословение считается условием прочного и счастливого брака. Во время таинства венчания священник молится: «Помяни Боже и воспитавшия их родители: зане молитвы родителей утверждают основания домов». Бог дал родителям особую власть над детьми. Они должны пользоваться ей, руководствуясь любовью и мудростью.

По традиции жених с родителями приходят в дом  невесты и просит у них руки дочери. При согласии на брак, они вместе с родителями жениха благословляют молодых на семейный союз: жениха иконой Христа Спасителя,  девушку — иконой Пресвятой Богородицы. Молодые осеняют себя крестным знаменем и целуют святые образа. Это значит, что теперь, когда время воспитания детей  окончилось, родители с верой и надеждой вверяют их всесильному заступничеству Господа и Матери Божией. Иконы эти ставят в красном углу. Нередко ими благословлялось несколько поколений. Они становятся семейно-родовой святыней. Иногда отцы и матери оставляют на оборотной стороне образа памятный наказ своим детям.

Что надо знать взыскующим

В наше время наблюдается живой интерес к возрождению обычая благословение на создание семьи. Тут стоит предупредить о некоторых возможных препятствиях на этом пути. В разных православных храмах  сегодня можно обнаружить свои «традиции» благословения на брак. Так, в некоторых приходах ко всем молодым или уже не очень молодым людям, прежде чем дать разрешение на свадьбу, предъявляют определенные требования. Например, жених и невеста должны быть знакомы несколько лет, но иногда не уточняется, с какой периодичностью они должны видеться в этот период. Некоторые батюшки разрешают своим духовным чадам вступать в брак только с теми, кто не был женат/замужем и вообще вел целомудренный образ жизни до решения связать себя брачными узами. В одном из  московских храмов существует такая традиция благословения на брак: если молодой человек и девушка понравились друг другу, они говорят об этом духовному отцу, и после воскресной службы священник с амвона объявляет всем присутствующим, что, например, Катя и Саша решили пожениться. После этого молодые люди могут вместе ходить, «держась за ручку», до свадьбы. Последний пример благочестия, конечно, кажется совсем уж экзотическим даже для церковной среды.

Из приведенных примеров важно сделать выод: такие «обычаи», «традиции» и «подходы», если они обусловлены лишь только личным мнением священника на приходе, а не церковными канонами, не могут считаться истиной в последней инстанции. Приходской священник отнюдь не должен подменять своими субъективными решениями и советами личный выбор вступающих в брак и не имеет права препятствовать заключению такового, если не существует на то канонических препятствий  — например, кровного и духовного родства (так, безусловно запрещены браки между двоюродными братом и сестрой, крестным и крестной, крестным и крестником).

Некоторые женихи и невесты стараются заручиться  благословением не простого приходского священника, а  почитаемого в народе старца. Подразумевается, что он должен знать «волю Божию» о молодых. В таком случае, даже исполнив все формальные требования к браку, они могут и не получить одобрения старца. «Не твоё», — скажет он. Известен из истории случай, когда святой Амвросий Оптинский девушке, приехавшей благословиться на венчание, дал совет идти в монастырь, а собравшейся вступить на иноческий  путь, предсказал замужество и кучу детей. Обе девицы потом были благодарны преподобному за то, что он уберег их от неверного шага.

Однако в наше время подобные старцы являются величайшей редкостью и, как правило, народ устремляется не к старцам, живущим в Духе Божием, а пожилым ( и не очень пожилым) священникам и монахам, порой лишенным обыкновенной рассудительности. Их неразумные благословения могут стать причиной нестроений и бед в семейной жизни. А как иначе можно расценить категорическое требование к родителям выдать дочь замуж за «хорошего человека», которого она еще и не видела? Или, например, «никогда не расставаться с мужем»? Вот и ездит «блаженная» за ним во все командировки, а детей воспитывают бабушки.

Далеко не все женихи и невесты склоны доверять вторжению «старца» в свою жизнь. Вот одна типичная история, рассказанная женихом:

— Встретил очень хорошую девушку — два года общаемся. Мои родители по-правильному верующие сказали: съездите к старцу и возьмите благословение на брак. Девушка отказалась — проверка кого и зачем? И вот сижу меж двух огней и немного тяжко. Родители свято и близкий человек дорог. Девушка расценивает мое поведение как предательство и готова уехать к себе. Звонил в монастырь к отцу Власию, в пост не принимал, на Светлую седмицу тоже…  А время идет и давит со всех сторон.

Однако в подобных ситуациях необходимо трезвомыслие. К примеру, в приведенной мною истории налицо проблема: отношения у молодых людей уже сложились, они почти дошли до ЗАГСа, а родители в самый последний момент решили проверить у старца правильность их решения. Если вы верите в прозорливость подвижника, то надо идти к нему на самой начальной стадии отношений, а не в их кульминации – подготовки к свадьбе. Действительно, что теперь проверять?

Несмотря на все превратности современной жизни, церковное и родительское благословение остается востребованным. Все больше людей приходят в храм посоветоваться, разобраться в своих сомнениях перед вступлением в брак. Остается лишь пожелать, чтобы эта традиция укреплялась, бережно относясь к человеческой свободе и взаимной любви.

Протоиерей Максим Хижий

ЗАДАТЬ ВОПРОС ПО ТЕМЕ

ИЗ РОССИЙСКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ ГАЗЕТ

Как быть с невенчанным мужем?

Вниманию читателей предлагаем статью из российской «Православной газеты для простых людей», раскрывающую отношение Святой Церкви к браку и семейной жизни. Но как же поступить супругам, состарившимся в гражданском браке, но скорбящим о том, что их брак не имеет церковного благословения? Венчаться по чину Православной Церкви? Но этот чин предусмотрен для людей, вступающих в брак, начинающих семейную жизнь и, во всяком случае, не для пожилых.

Для пожилых супругов имеется особый чин. Он помещен в 4-м томе «Настольной книги для священнослужителей», изд. Московской Патриархии 1983 года, стр. 309.

Митрополит КОРНИЛИЙ

«Считается ли блудом невенчанный брак?

Меня батюшка не допустил к причастию, услышав, что я с мужем невенчана, сказал, что сначала должна покаяться за жизнь в блуде. Мне горько это слышать: ведь мы с мужем любим друг друга долгие годы, вырастили детей. И я не смогу оставить его за то, что он еще не пришел к Богу вместе со мной и к венчанию не готов. Неужели верная любовь и крепкая семья могут считаться блудом?! У меня это не укладывается в голове.
С уважением, Наталия Н.,
Владимирская обл.

От редакции: Дорогая наша читательница! В качестве ответа на ваш вопрос публикуем отрывок из новой книги протоиерея Николая Балашова «И сотворил Бог МУЖЧИНУ и ЖЕНЩИНУ. Комментарий к Основам социальной концепции Русской Православной Церкви», только что вышедшей в издательстве «Даниловский благовестник».

«Те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти», – писал в самом начале II века священномученик Игнатий Богоносец (епископы возглавляли тогда каждую церковную общину).

Подобные выражения встречаются и в более поздних святоотеческих писаниях. «Необходимо призвать священников и молитвами и благословениями утвердить супругов в совместной жизни, чтобы… супруги в радости проводили жизнь, соединяемые помощью Божией», – говорил, например, святитель Иоанн Златоуст.

Итак, таинство брака изначально признавалось Церковью. Но формы его совершения бывали различными. И существующий у нас особый обряд брачного венчания довольно позднего происхождения – он стал общеупотребительным лишь в конце IX века, да и то лишь для свободных лиц (согласно 89-й новелле византийского императора Льва VI). На рабов этот обычай распространился еще позднее, в конце XI века.

А что же было до того? В течение многих столетий Церковь жила без такого обряда и признавала действительным брак между верующими людьми, который фиксировался только через публичное объявление в общине, благословение епископа или священника и совместное участие в Божественной Литургии. Церковь следовала нормам тогдашнего римского права, согласно которым законным браком признавалось подтвержденное перед свидетелями соглашение между свободными в своем выборе мужчиной и женщиной. Классическое определение языческого римского юриста третьего века Модестина («Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божественном и человеческом праве») перешло во все основные канонические сборники Православной Церкви, включая славянскую «Кормчую книгу».

Исторические памятники свидетельствуют, что в VI-м, и в VIII-м, и в IX-м веках в Византийской империи законный брак мог заключаться как священником, так и экдиком, то есть своего рода нотариусом.

И Церковь не выражала по этому поводу никаких протестов. Браки, заключенные, по-нашему говоря, в гражданском порядке, признавались законными. Состоящие в них супруги не подвергались каноническим прещениям. «Такой же практики придерживается в настоящее время Русская Православная Церковь», – сказано в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» (Х. 2). Таким образом еще раз подтверждено уважительное отношение Церкви и к гражданскому браку, засвидетельствованное ранее в Определении Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года.

– Значит, нельзя говорить о гражданском «невенчанном» браке как о блуде? Почему же тогда некоторые духовники не допускают к причастию тех из своих чад, которые по каким-либо причинам не повенчались? Какой ужасный выбор стоит иногда перед православной женщиной, у которой неверующий муж не соглашается венчаться: разводиться с любимым мужем или отказываться от Причастия, считая себя блудницей?!

– Да, несмотря на Определение Синода, мы до сих пор встречаемся с тем, что священники, чаще всего молодые, не допускают до причастия людей, которые состоят в «невенчанном» гражданском браке. И это даже в тех случаях, когда речь идет о людях пожилых, в брак вступивших давным-давно. В те времена, скорее всего, оба супруга были людьми неверующими, во всяком случае, весьма далекими от церковной жизни. Иногда для них в данный момент венчание невозможно хотя бы потому, что только один из супругов стал верующим, церковным человеком, а другой стоит весьма далеко от православной церковности.

Именно такие и подобные им нарушения в области духовнической практики стали, как известно, поводом для вышеупомянутого синодального Определения. В частности, как отмечалось, «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном» браке, отождествляя таковой брак с блудом». Священный Синод признал такие меры неприемлемыми.

Ясно, что гражданским браком здесь именуется юридически действительный супружеский союз, а не просто сожительство двух людей, не желающих связывать себя какими-либо «формальными обязательствами».

– Значит, венчаться совсем не обязательно?

– Речь идет совсем не о том. Конечно, Православная Церковь, как указано и в том же Определении Священного Синода, настаивает на важности и необходимости церковного брака для своих членов. Совершением церковного бракосочетания торжественно утверждается создание домашней церкви. Это выражение, часто встречающееся в посланиях апостола Павла (Рим. 16. 4; Кор. 16. 19; Кол. 4. 15; Флм. 1.2), используется в «Основах социальной концепции» для описания христианской семьи. Образы Христа – жениха (Мф. 9. 15; 25. 1-13; Лк. 12. 35-36) и Церкви – жены или невесты (Еф. 5. 24; Откр. 21. 9) неоднократно употребляются в Священном Писании. Уже одно это говорит об особой внутренней близости семьи и Церкви. «Брак есть таинственное изображение Церкви», – говорил святитель Иоанн Златоуст. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18.20), – эти слова Господа можно отнести ко всякой семье, в основе которой лежит не только любовь супругов друг ко другу, но и их совместная устремленность ко Христу.

– Нет и не может быть оправдания лукавству некоторых верующих, сознательно уклоняющихся от церковного бракосочетания, чтобы не связывать себя слишком серьезными обязательствами («поживем – увидим, может, потом и обвенчаемся»). Как показывает опыт, такой «пробный» брак чаще всего разваливается спустя определенное время.

Однако нельзя забывать, что «на протяжении длительного периода государственного преследования религии совершение торжественного венчания в церкви фактически оставалось крайне затруднительным и опасным»(Х. 2). В определенных случаях Церковь способна признать таинство любви свершившимся, хотя обряд брачного венчания и не был совершен. Например, если оба супруга, ранее не являвшиеся членами Церкви, присоединяются к ней, их брак признается действительным и освящается самим таинством крещения и последующим участием в Евхаристии, не нуждаясь в обязательном совершении дополнительных обрядов.

– А если к вере обратился лишь один супруг?

– На такой вопрос ясно ответил еще святой апостол Павел:

«Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим… Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1 Кор. 7. 12-14, 16).

В Послании апостола Петра также содержится обращение к христианкам, мужья которых – неверующие. Апостол не только не советует своим слушательницам разводиться, но и настаивает, что они должны проявлять особенное внимание и послушание своим супругам, «чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Пет. 3. 1-2).

Впоследствии, в 72-м каноне Трулльского собора, со ссылкой на апостольские слова также была подтверждена действительность союза между лицами, которые, «будучи еще в неверии и не быв причтены к стаду православных, сочетались между собою законным браком», если впоследствии один из супругов принял христианство. Уважение Церкви «к такому браку, в котором лишь одна из сторон принадлежит к православной вере», засвидетельствовано и в упомянутом выше Определении Священного Синода 1998 года.

О Христе сказано, что Он «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12. 20). А Церковь подражает Христу. Поэтому ее пастырская забота всегда стремится к сохранению, а не к разрушению брачного союза, даже если союз этот страдает определенной неполнотой духовного единства.»

&gt В начало страницы <

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *