Монастырь и скит: сходства и различия

– Общежительный монастырь со множеством монахов и уединение в скиту – чем различаются эти две формы монашеской жизни?

– Есть разница, например, в порядке совершения богослужения. В монастырях в храме читают полностью все, что предписывает Церковный Устав. В скиту в келье мы не читаем всего. Мы совершаем половину богослужения в церкви, а затем молимся по четкам Иисусовой молитвой в своих комнатах, читаем каноны по книге или святых отцов. Я обычно отвожу час чтению, час – молитве по четкам, затем опять полчаса чтению и снова полчаса молитвы по четкам. Так чтение помогает молитве, а молитва чтению. И так мы живем… В скиту, в келье, где живут три-четыре человека, мы не можем полностью вычитывать все последование. Физически очень трудно столько читать и петь. Поэтому мы сидим в наших комнатах и молимся по четкам.

Мы стараемся всегда иметь в уме Иисусову молитву. С ее помощью мы, так сказать, собираем запасы на день, чтобы нам прожить. Собираем Божественную благодать, которая и помогает нам оставаться на Святом Афоне, помогает совершать наши богослужения, вести духовную жизнь. Все это делает Божия благодать. Что мы можем сами по себе? Поэтому мы просим Бога, чтобы Он помог нам вести духовную жизнь…

– В общежительном монастыре среди множества людей, наверное, могут возникать какие-то разногласия, конфликты. Если такое происходит, как преодолеваются трудности во взаимоотношениях?

– Конечно, такое случается время от времени. В монастыре для всех монахов духовником и старцем является игумен. С ним делятся мыслями, и когда у монахов возникают какие-то трения между собой, то их регулирует игумен. Например, если у меня есть разногласия с каким-нибудь братом, я открываю свои мысли старцу, и тот сделает то же. Старец устроит нам встречу, чтобы мы раскаялись и попросили прощения друг у друга, чтобы внутри нас не оставалось злости. Иначе мы не можем причащаться Святых Христовых Таин.

В монастыре духовником может быть не только игумен. Бывает и другой духовник, поскольку игумен иногда не может всех принять. Но оба духовника руководствуют сообща, чтобы в монастыре между братиями был мир. По крайней мере сегодня на Святом Афоне в монастырях хорошо обстоят дела, есть духовная жизнь, и все обители заполнены монахами. Большое значение имеет и то, что сегодня монахи на Святом Афоне в большинстве своем образованные, ученые люди. Они много читают, занимаются исследованиями. И это помогает им в монашеской жизни, помогает жить в мире и согласии.

Но вообще, все эти человеческие конфликты показывают нам наши грехи, благодаря чему мы думаем о себе смиренно. И даже в скиту мы все-таки не одни. Мы можем жить одни в келье, но у нас ведь есть соседи, и мы встречаемся с монахами на богослужениях. То есть у нас всегда есть возможность устроить скандал, так сказать. Это все указывает на наши внутренние проблемы, на то, что у нас есть гнев, зависть. Но ведь для того мы и молимся, чтобы Бог показал нам наши страсти и помог с ними справиться.

– Можно ли говорить о том, что где-то монаху жить лучше: в монастыре или в келье?

– Жизнь в большом монастыре подходит монахам, которым нравится общественная жизнь, которые общительны, любят взаимодействовать с другими. Таким людям хорошо в монастыре. А другой любит тишину и чувствует себя хорошо, избирая для себя жизнь исихаста…

Конечно, люди сами понимают, где им лучше жить. Каждый выбирает сам. Но обязательно рядом должна быть церковь, чтобы человек жил литургической жизнью. У нас в Новом скиту, слава Богу, полноценная литургическая жизнь. Каждые субботу и воскресенье в кириаконе служится Божественная литургия. У нас много всенощных бдений: примерно тридцать всенощных бдений в год. В скиту есть пять священников, и, слава Богу, литургия совершается постоянно. У нас все очень хорошо.

Тем не менее молодому монаху, который недавно пришел из мира, обязательно надо пожить в монастыре, рядом со старцем, чтобы получить духовные основы. По-другому нельзя. И главное, если ты начал монашескую жизнь, нельзя бросать ее. Ты должен проявить терпение, испытывая себя, подвергая себя искушениям. Надо умереть в монастыре. Мы живем здесь в келье, и нам не следует никуда переезжать. Нужно оставаться на одном месте и вести духовную жизнь. Святые отцы по этому поводу пишут: «Если ты часто пересаживаешь растение, оно не пустит корней…»

Но мы – люди, и стараемся устроиться так, чтобы иметь легкий доступ к необходимым вещам. Храм должен быть рядом, а не в часе ходьбы. Иначе мы не сможем ходить в церковь, если, к примеру, будет плохая погода. То же самое касается вопросов приобретения продуктов питания и прочего. Мы стараемся организовывать все так, чтобы нам было проще жить и в духовном плане, и в физическом.

– Церковь вашей кельи посвящена Благовещению? Как вы празднуете престольный праздник?

– Очень просто… Вообще, празднование престольных праздников келий в нашем скиту во многом зависит от финансовых возможностей старцев. Ведь надо приглашать гостей, хор, готовить большое угощение. Важно еще и то, какому святому или празднику посвящена церковь кельи. У нас это Благовещение, которое празднуется на всем Святом Афоне, во всех монастырях. И здесь, в нашем скиту, мы совершаем общее всенощное бдение в кириаконе. А если какие-то монахи останутся в нашей келье, то общего праздника не будет, понимаете? С другой стороны, в скиту не так много монахов. Обычно на праздник часть братии идет на службы в монастыри, и если еще кто-то будет служить отдельно в келье, то в кириаконе останется совсем мало людей и невозможно будет совершить праздничную службу. Поэтому каких-то особенных торжеств в своей келье мы не устраиваем.

Келья Благовещения в Новом скиту, Афон

Есть и другая причина. Многие монахи скита не хотят пышных празднований с большим количеством гостей, чтобы сохранить тишину и безмолвие, чтобы избежать суеты. Ведь праздники требуют больших хлопот и затрат: приглашения епископа или игумена, певчих, мирских людей. Не все могут себе это позволить… Для многих лучше ограничиваться утреней, литургией, чтобы сохранялась исихия. Пышное празднование не подходит скиту, иначе чем скит будет отличаться от монастыря? Здесь мы хотим, чтобы все было более скромно и сдержанно. Это больше соответствует нашему духу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

«Зачем ты повторяешь уже исповеданное? Все это уже прощено. Разрешительную молитву я прочитал тогда же». На сегодняшний день восстановлены исторические подворья Валаамского монастыря в Москве, Санкт-Петербурге и Сортавала, открыты новые — в Приозерске и Озерках. Мало кто знает, что самые «молодые» подворье и скит были основаны на рубеже XX-XXI веков на Кавказе.

Кавказское подворье Валаамского монастыря было основано в 1999 году. Оно расположено ближе к морю. Приписной скит в честь Владимирской иконы Божией Матери расположен в горах, на границе Краснодарского края и Абхазии.

Подворье и скит возглавляет схиигумен Гавриил (Виноградов-Лакербая), он поделился с братьями, приехавшими с берегов Ладоги, рассуждениями о Божией воле, условиях спасения и молитвенной жизни, рассказал об истории скита.

— Отец Гавриил, почему скит назван в честь Владимирской иконы Божией Матери?

— На территории скита сохранился дом, построенный в 20-х годах ХХ века. О его возникновении рассказали местные жители. Молодая супружеская пара из Белоруссии — Иван и Агафья Кузнецовы, спасаясь от раскулачивания и коллективизации, решила бежать из родных мест. Они были людьми верующими, пели на клиросе. Бежать от безбожной власти супруги решили в труднопроходимые горные ущелья Кавказа. Здесь, в верховьях реки Псоу они остановились и своими руками построили дом, разбили огород, завели хозяйство.

На вопросы отвечает Игумен N: «В ад собралась? И меня за собой потащить хочешь…» В середине 50-х годов дед Иван Макарович скончался, а через пять лет бабушку Агафью дочь позвала в Ленинград. Перед отъездом хозяйка сказала соседям: «Погощу у дочки месяц-два и вернусь». Но вернуться ей было уже не суждено… Так дом пустым и остался.

И вот что поразительно: все те десятилетия, пока дом оставался в запустении, в красном углу на божнице продолжала стоять икона. Ее Кузнецовы, отправляясь на Кавказ, взяли с собой как родительское благословение. И это была икона Божией Матери Владимирская! Факт удивительный и невероятный: за сорок с лишним лет в доме побывала не одна сотня людей, но никто икону не взял. Образ Пресвятой Богородицы хранил опустевшее жилище. Вот так, как бы само собой, и появилось название скита — в честь Владимирской иконы Божией Матери.

Много позже мы узнали, что именно здесь закончилась кровопролитная Кавказская война, длившаяся более 50 лет. Последний бой с племенем убыхов произошел в 1864 году на поляне, где ныне расположен скит. Мирный договор между Россией и черкесскими князьями был подписан в день чествования Владимирской иконы Божией Матери. Вот такое «случайное» совпадение!

— Как Вы вступили в братию Валаамского монастыря?

— Опять же — Божий промысел! После трехлетнего (с 1991 по 1994 год) восстановления Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря, где помимо обязанностей наместника пришлось взять на себя послушания эконома, казначея, архитектора, регента и строителя, я вынужден был заняться восстановлением собственного здоровья и уехать из монастыря.

В те годы я часто посещал блаженной памяти архимандрита Павла (Груздева) в селе Верхне-Никульское Ярославской области. Однажды он подвел меня к старинной литографии с изображением Валаама середины XIX века, обнял за плечи и пропел гимн «О, дивный остров Валаам». А после добавил: «Эх, отец! Хороший монастырь Валаам. Вот бы тебе туда!» Много я видел чудес от старца, его прозорливость не вызывала сомнений. Но в тот момент я про себя подумал: «Ну куда мне с больными легкими на Валаам, где ветра, открытые пространства Ладожского озера, сырость и холод?! Там мне конец! Наверное, старец ошибается. Бывало ведь, что и великие святые ошибались!»

Но произошло непредвиденное: через семь лет после смерти отца Павла Игумен Валаамского монастыря архимандрит Панкратий (ныне епископ Троицкий) предложил мне возглавить опустевший скит на Кавказе. Ему посоветовал обратиться ко мне отец Кирилл (Павлов), наш общий духовник.

Мысль о небольшом братстве в уединенном горном скиту мне понравилась, но чтобы принять окончательное решение и почувствовать, есть ли на то воля Божия, необходимо было все увидеть своими глазами.

Скит в честь Владимирской иконы Божией Матери в горах.

Итак, в январе 2003 года, после Крещения Господня, мы с дьяконом (ныне иереем) Александром Кобловым, клириком Московского подворья Валаамского монастыря, отправились на Кавказ. Место сразу легло на сердце! Я согласился.

К отправлявшейся на Кавказ группе присоединился инок Евгений (Попов), бывший послушник иеромонаха Мардария (Данилова, в схиме — Алексий) — старца, 40 лет подвизавшегося на Кавказе и бывшего духовным чадом Глинского старца, преподобного Серафима (Романцова). Около двух лет прожил Евгений со старцем в абхазских горах. Там отец Мардарий и постриг Евгения в иночество. Потом старец ослеп и вынужден был уехать в Россию, а Евгений — на Валаам. На острове он тосковал по подвижнической жизни на Кавказе. Узнав о готовящейся поездке, Евгений взял у Игумена благословение и отправился с нами.

В скиту какое-то время жил иеромонах Тихон (Русинов) из Валаамского монастыря. Несколько позже к нему присоединился иеромонах Герман (Мохов). Вместе они устроили в одной из комнат небольшого домика домовую церковь, которую освятили малым иерейским чином. Однако прожив в скиту около полутора лет, в августе 2002 года братья его покинули.

Мы нашли дом в ужасном состоянии: закопченные стены и потолки, на бетонном полу пятисантиметровый слой утрамбованной глины с окурками и мусором — в отсутствие хозяев сюда заходили пастухи, охотники, туристы, рыболовы. Здесь мы набросали план — что нужно привезти, чтобы жить, восстанавливать хозяйство и совершать богослужения. Но поскольку с собой мы кое-что уже взяли, надо было кого-то оставить присматривать за вещами. Сторожить скит вызвался инок Евгений — зрелый молодой мужчина 36 лет, родом из Краснодара, в прошлом альпинист, имел коричневый пояс по карате. Никто не мог и подумать, что, расставаясь, мы видим его в последний раз.

Крест на могиле инока Евгения (Попова)

Отсутствовали мы больше месяца, а когда вернулись, нашли Евгения уже умершим. Он стоял на коленях в земном поклоне…

Как молился, так и умер, даже на бок не упал. К удивлению всех, в том числе работников прокуратуры, которых пришлось вызвать, тело осталось мягким. Никаких следов трупного окоченения или разложения. Запаха тоже не было. Из прокуратуры сообщили, что по данным патологоанатомического анализа инок Евгений когда-то перенес два инфаркта «на ногах», о чем свидетельствовали большие рубцы на сердце. Третий застал во время молитвы. Но он никому не рассказывал о своих недугах. Вероятно, боялся, что не возьмут в горы. Так в скиту появилась первая могилка молитвенника, как бы закладной камень в основании скита.

— Вы имели возможность узнать волю Божию через советы старцев — архимандритов Павла (Груздева), Кирилла (Павлова), знали учеников Глинских старцев. А что сегодня? У кого искать совета? Некоторые с надеждой смотрят на Кавказ: может быть, там старцы остались?

— Последним из плеяды Глинских старцев был схиархимандрит Виталий (Сидоренко). Когда в 1992 году он умер, старцев в горах фактически не осталось, хотя пустынники живут там до сих пор. У отца Виталия были ученики, но все они разъехались по стране. Современные же пустынники, к сожалению, не имеют духовного окормления. Каждый живет сам по себе, своим умом и своей волей. В отличие от них, прежние пустынники, населявшие пещеры и ущелья Абхазии еще до революции, имели возможность получать духовные советы, исповедоваться и причащаться у опытных духовных старцев Ново-Афонского монастыря.

Бежавшие в горы монахи разогнанной в 1961 году Глинской пустыни тоже имели своего старца-духовника, который контролировал и при необходимости исправлял отклонения и ошибки, неизбежные при духовном подвиге. Таким старцем был для них ныне прославленный преподобный Серафим (Романцов). Кроме него они обращались со своими проблемами и к другим преподобным отцам: митрополиту Зиновию (в схиме — Серафиму) и схиархимандриту Андронику (Лукашу). Последним старцем для пустынножителей был отец Виталий (Сидоренко).

Один из пустынников рассказал мне, что однажды, находясь далеко в горах и имея нужду в исповеди, он подошел к краю обрыва и стал вслух исповедоваться отцу Виталию, находившемуся в это время за сотни километров. Когда же через несколько месяцев он приехал в Тбилиси и начал исповедовать те же самые грехи отцу Виталию, тот сказал: «Зачем ты повторяешь уже исповеданное?» — и перечислил все, что тот говорил с обрыва в абхазских горах, а затем добавил: «Все это уже прощено. Разрешительную молитву я прочитал тогда же».

Таких старцев, какими были отцы Виталий (Сидоренко), Павел (Груздев), Кирилл (Павлов), я больше не знаю, хотя и расспрашивал многих священников из разных регионов нашей страны. Следует помнить о том, что говорил в IV веке святитель Нифонт Кипрский: святые не исчезнут до конца земной истории, но в последние времена будут сокрыты от людей. Мы живем их святыми молитвами, но приехать к ним, как раньше к отцу Кириллу в Троице-Сергиеву Лавру, к отцу Савве (Остапенко) в Псковские Печоры, к отцу Виталию в Тбилиси, к отцу Павлу в Ярославскую губернию, уже нельзя.

Помню, навестил я отца Кирилла в Переделкино незадолго до того, как он окончательно слег, и спросил: «Отче, что делать? Когда Господь Вас призовет, кому Вы нас, своих чад, поручите, на кого оставите?» Он прижал свою голову к моей и тихо с горечью сказал: «Батюшка, не на кого…» Представляете?! А ведь у него были тысячи духовных чад — архиереи, архимандриты, игумены, иеромонахи…

— По какой причине Господь не дает сегодня людям «открытых» старцев?

— Конечно, судьбы Божии непостижимы для нас, но одной из причин может быть то, что люди сегодня невероятно расслаблены, духовно и морально неустойчивы, а главное — не имеют доверия к Богу. Веру в бытие Божие имеют, а вот довериться Промыслу Божию не могут. Открывать им волю Божию небезопасно, в первую очередь, для них самих. Как показал опыт старцев, с которыми мне довелось общаться, люди умоляют открыть волю Божию, а узнав ее, выполнять отказываются. Так, следуя своему мнению, попирают волю Божию, совершая тягчайший грех. Ведь это открытый бунт против Создателя! Последствия бывают настолько удручающими, что наблюдая их, я приходил в ужас. А вот если они не выполнят совет духовника, таких страшных последствий переживать не придется. Конечно, могут быть неприятности, но они несоизмеримы с теми, какие происходят при нарушении явно открытой воли Божией.

Есть и сегодня сильные молитвенники, чьи просьбы к Богу помогают исцелять людей. Есть утешители. Но что подразумевает старчество? Думаете, дар исцелений? Нет. Дар прозорливости? Нет. Как отмечал преподобный Иоанн Лествичник, самый великий дар — это дар рассуждения. Но кроме этого дара нужен еще и личный положительный опыт духовной брани, без которого дар рассуждения будет, словно здание без фундамента.

— Научите, как в наши дни спасаться в монастыре?

— Здесь особенно важна ревность по Богу. Принимать постриг, давать монашеские обеты спасительно только тогда, когда человек горит любовью к Богу, а спасение души считает главным делом жизни. Но вот что интересно: если он сам спасается, то может потом и другим помочь спасти души от греха и вечной смерти. Настоящим монахом можно стать только по призванию Божию. Если человек почувствует в себе этот призыв, то ни времена, ни страны, ни социальная ситуация, ни даже гонения на веру не имеют значения.

Человек говорит: «Хочу служить Богу! Это моя реализация в жизни: служить Богу и людям». Такой человек станет хорошим монахом или священником.

— А как мирянам спасаться? Как не грешить? Как не растерять благодать?

— Если человек уверовал, это уже говорит о призвании. Если бы Бог не призвал, то он вообще не уверовал бы! Миллионы наших соотечественников живут и Бога не ведают. Но даже после призвания очень многое зависит от самого человека, ведь, как известно, «много званых, а мало избранных» (Мф. 22; 14).

Святитель Феофан Затворник писал о призывающей благодати Святого Духа. Господь дает ее как бы авансом, чтобы человек почувствовал ее вкус и захотел еще. После у каждого христианина начинается время испытаний, духовного обучения — отступления явной благодатной помощи Божией. Это самое трудное в жизни христианина! Мы должны бороться и уничтожать грех в себе, убивая по очереди свои страсти, дурные привычки, изменяя характер. Апостол Павел называет совокупность наших негативных качеств «ветхим человеком» или «телом греховным» (Рим. 6:6), и наша задача — как бы распять «ветхого человека» на Кресте, уничтожив страсти. Очень больно сораспинаться Христу! Себя ломать труднее, чем выполнить какие-либо формальные предписания и обряды. Некоторые успокаивают себя: «Поставлю свечи к иконам и даже два часа на службе отстою, нищему копеечку подам. Я же хороший человек! А бороться со страстями? Извините, я слишком люблю жизнь…» Иные верующие и хотели бы оставить грех, но не имеют внутренней решимости. Молятся, но Бог почему-то не помогает! А причина в том, что хотя они и просят, но про себя думают: «Еще немножечко погрешу, а потом… когда-нибудь… брошу». Однако Господь двойственности не выносит!

Христианам следует знать назубок основной принцип православной антропологии и психологии, о котором писал еще святитель Василий Великий. В человеке действует не одна, а три воли: первая — воля Божия, другая — демоническая, а между ними — воля человеческая. Каждый из нас реализует свободу воли, выбирая одно из двух внушений. К сожалению, люди чаще выбирают внушения лукавого, потому что он потакает греховным наклонностям. Нашептывает: «Да ладно, ведь все так поступают! Плюнь на совесть, погреши еще, а когда станешь старичком, тогда и будешь каяться. А пока живи полной жизнью! Тебе все можно!» Знаю многих обеспеченных людей, которые, помогая Церкви, именно так рассуждают.

— Тогда как богатым спасаться? Неужели добрых дел недостаточно?

Кавказский скит Валаама: «Поклоняться нужно и в духе, и в истине» — Доброе дело для Церкви не будет забыто Богом. Творец заповедал каждому верующему материально поддерживать жизнедеятельность Церкви, так что благотворительность это лишь подспорье в нашем главном деле — борьбе с грехом. Нужно заставить себя отказаться от самомнения, самовосхваления, тщеславия, амбициозности. Если жертвователь ожидает награды за то, что заповедано Богом делать каждому верующему, давать десятину Церкви, ему следует вспомнить слова Господа: «Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17:10). В прежние века многие купцы и промышленники выделяли огромные суммы на благотворительность (не только церковную), но при этом не только не становились беднее, а наоборот, богатели. Секрет прост: они были глубоко верующими людьми. Современный благотворитель, жертвуя на добрые дела, нередко продолжает жить греховной жизнью, не желая иногда отказаться даже от смертных грехов. Тем самым он лишает себя благодати Святого Духа. Есть бесовская поговорка: «Ни одно доброе дело не остается безнаказанным». И вывод: не делай добрых дел — не будешь иметь скорбей. Однако, как ни странно, сегодня многие благотворители, потеряв в материальном, приобретали большее — веру, которой прежде не имели.

— Сегодня многие обращаются к Иисусовой молитве. Что посоветуете ищущим ее мирянам и монашествующим?

— Полагаю, есть разные пути приобретения молитвы. Мне ближе святитель Игнатий (Брянчанинов), который советовал молиться спокойно, внимательно, не допуская помыслов. Так, чтобы ни одна мыслишка не проникла между словами «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Если между слов внедрялся какой-либо помысел, то я не заканчивал молитву, но отбрасывал ее, как слесарь бракованную деталь на переплавку. Делал остановку, настраивал внимание и начинал снова. И только когда произносил все восемь слов без единого помысла, откладывал одну фасолину. Четок в те годы не было, поэтому для счета у меня была горсть фасоли. Ровно сто штук. Или небольшие круглые камушки с реки.

Поначалу на то, чтобы прочесть всего одну молитву чисто, без помыслов, уходило 10-15 минут напряженнейшего труда. А усталость — будто вагон угля разгрузил! Но через неделю у меня было уже пять камушков. Через месяц — 20, а через три месяца — все 100! Бог, видя желание и труд, по милости Своей оказывает помощь. Конечно, идти к Богу легче человеку, который родился в христианской семье, с детства знал Бога. Но даже если вы из обыкновенной советской атеистической семьи, ни в коем случае не следует терять надежды! Господь нас будет судить такими, какими застанет. Главное, чтобы Он застал на пути к Нему! Даже если не было поддержки близких, если много в жизни грешили, но успели покаяться, если шли к Богу неумело, медленно, а может быть не шли, а ползли, Отец все простит! Главное — стремление к Нему. Господь милостив и желает спасения всем. Он есть Любовь! И это Его слова: «…приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37).

Беседовали послушники Александр Веригин, Артемий Самойлов

Продолжение следует

Наместник Раифского Богородицкого мужского монастыря игумен Гавриил (Рожнов) рассказал интернет-порталу «Монастырский вестник» о строительстве скита обители в селе Никольское Зеленодольского района. Как постриженику Оптиной пустыни, ему хорошо известно, что в монастырях, где бывает большой поток паломников, братия устает от многолюдства. Чтобы помолиться в тишине, потрудиться физически и отдохнуть, насельников направляют в уединенное место, то есть в скит. Поэтому вопрос создания удаленного скита остро встал перед отцом Гавриилом после его назначения наместником Раифского монастыря в мае 2018 года. Место, которое выбирали долго, наконец-то было найдено. Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан посмотрел его и благословил начать строительство. А недавно, 24 августа, глава Татарстанской митрополии возглавил в скиту чин закладки храма в честь святителя Николая Чудотворца. Как строится Никольский скит (кстати, единственный мужской монастырский скит в Татарстане), кто приходит на помощь братии, что взято за образец в уставе — эти и другие аспекты легли в основу нашей беседы с игуменом древней обители.

«…Как много в нашей жизни промыслительного!»

— Батюшка, во время разговоров с насельниками монастыря нельзя было не почувствовать, что идею строительства скита они восприняли с воодушевлением, полагая, что скит станет настоящей отдушиной для жаждущих уединенной молитвы.

— Так оно и будет. Вспомним, что в «Положении о монастырях и монашествующих», принятом в конце 2017 года, предусмотрена возможность для общежительных монастырей реализации всех трех исторически сложившихся форм монашеской жизни. Общежития, скитского жительства и отшельничества. Относительно нашего монастыря скажу: он небольшой, но очень посещаемый и многолюдный, а выделить в нем какую-то братскую территорию (что также рекомендуется обителям в вышеназванном документе) в современных условиях не получится из-за сложившейся архитектуры. Ведь сам монастырь когда-то строился как небольшая пустынь — по сути дела почти целое столетие это был скит в глуши, где подвизалось не более 10 монашествующих, и выделение братской территории не предусматривалось. Сейчас обитель с двух сторон окружена озером, с третьей стороны находится спецучилище, появившееся в советское время. Так что мне как наместнику предстояло решать вопрос по-другому. Идея скита возникла, действительно, сразу же после моего назначения. Хотелось найти и обустроить какой-то отдаленный уголок, где братия могли бы подвизаться — кто-то на постоянной основе, кто-то — «вахтовым методом» — и вести жизнь, более приближенную к монашеским идеалам. Село Никольское (в нем был древний деревянный храм, но в середине XX века он сгорел, и благочестивые жители в 2003 году на его месте построили кирпичную часовню во имя святителя Николая Чудотворца) идеально нам подходило. Во-первых, оно в глухой местности. Во-вторых, это была последняя «точка» куда подходила и дорога, и все необходимые коммуникации — электричество, свет, вода. Расположено оно на границе двух республик — Татарстана и Марий Эл.

— Отец Гавриил, насколько сложно или, напротив, просто оказалось в современных условиях приступить к претворению задуманного в жизнь? Я имею в виду решение земельного вопроса, поиск финансовых средств, строителей и так далее.

— Приступив к делу, мы в который раз убедились, как много в нашей жизни промыслительного! Как милостив к нам Господь! Начну свой рассказ с земельного вопроса. Когда в феврале 2019 года было получено благословение священноархимандрита Раифского монастыря митрополита Феофана на обустройство скита, тут же началась работа по подготовке документов на землю. В ходе их оформления выяснилось, что земля, которая подходит к нам — территория сгоревшего храма и земли вокруг него — принадлежит одному человеку, который скупил несколько участков и объединил их. Мы на него вышли. К счастью, он оказался верующим, прихожанином православного храма в Казани, и без колебаний согласился отдать землю по той же цене, что и брал, — без всякой наценки. Сказал, что хотел построить на ней дом для своей семьи, однако не получилось и земля несколько лет стояла без дела — будто бы нас ждала! Так всё чудесным образом сложилось…

Скит мы решили сделать в древнерусском стиле — по образу древних скитов, поскольку этот вариант более подходит для уединенного места, окруженного марийскими лесами. Соответственно и храм должен быть деревянным — вопросов тут не возникало. Познакомившись с разными проектами, я выбрал самый простой и в то же время напоминающий о древности — так называемый клетский храм («деревяна клецки» — читаем в Писцовых книгах давних веков). Клетские храмы напоминали жилые строения. Они состояли из нескольких прирубленных друг к другу клетей: алтаря, молельного зала, трапезной, приделов, притворов, папертей и колокольни. Такое устройство скита и храма представлялось нам возможным, поскольку соседняя Марийская Республика славится своими лесами и почти в каждом селе есть люди, которые занимаются столярными работами, сборкой срубов из дерева. В общем поиск мастеров не составил труда. Промыслом Божиим бригадиром одной из бригад стал Николай, с особым чувством взявшийся за работу. Храм в честь своего Небесного покровителя он предложил сделать практически в три раза дешевле, чем мы планировали. Причем нашел очень качественный зимний лес: размер самых длинных бревен достигал 11 метров в длину и 38-40 сантиметров в толщину. Теперь такой лес нечасто встретишь, но Николай с бригадой разыскал то, что нам более всего подходило.

Также в начале работ, в процессе сборки сруба, был другой запоминающийся момент, за который мы возблагодарили Господа. Пришел человек по имени Сергей. Сказал, что он из Набережных Челнов, где у него есть небольшое предприятие, и всё в его жизни, слава Богу, складывается благополучно: дела идут, семья хорошая, дружная. Накануне своего 50-летия в связи с такой юбилейной датой, сообщил нам Сергей, он хотел бы помочь монастырю. Этот человек оплатил часть работ по изготовлению сруба, что для нас стало существенной помощью.

Всем миром взялись помогать

— Отче, не могу не задать Вам вопрос по поводу местных жителей. Не раз доводилось слышать горькие сетования пастырей, в чьи храмы, монастыри охотно едут люди за десятки и даже сотни километров, а вот те, кто живет рядом — как говорится, в шаговой доступности — на службы не ходят, к церковной жизни относятся безразлично. В Никольском, судя по всему, иная ситуация?

— И не только в Никольском. Вокруг скита на расстоянии десяти километров расположены несколько древних марийских поселений, и многие их старожилы помнят еще старый Никольский храм, который сгорел. Рассказывают, что были в нем крещены детьми. Вообще это простой и глубоко религиозный народ. Услышав, что будет восстанавливаться церковь, люди не просто обрадовались — они взялись всем миром помогать! Кто-то приносил саженцы, помогал высаживать деревья, кустарники, включался в огородные работы. Кто-то помогал в изготовлении сруба. А физически крепкие мужчины копали рвы для фундамента. Затем в траншею был залит бетон, и после того, как фундамент выстоялся и привезли первую партию бревен, митрополит Феофан совершил чин закладки храма. В своем обращении к молящимся Преосвященный владыка сказал слова, которые легли на сердце мирянам, а также согрели сердца братии, приехавшей из обители для участия в торжественном событии: «Любили ваши предки этот храм, любили это место, и оно вновь становится островком веры и благодати».

Насколько сильно любили Никольский храм предки наших помощников, можно увидеть и по историческим документам, представляющим для нас немалую ценность. Ведь храм, построенный в 1878 году, возводился на средства самих прихожан. Землю для этого благого дела выделил живший здесь на покое генерал-поручик Стефан Васильевич Жемчужников. При церкви была богатая библиотека, состоящая из 1151 тома и 134 наименований. Ежегодно она пополнялась журналами и книгами, выписываемыми сельской церковью.

— Впечатляет… Значит, жители этой местности, что находится в глуши, не просто трудились на земле и молились Богу, как могли. Они стремились к знаниям, приобретать духовный капитал, чтобы слово Божие, которое, по словам благодатного старца схиархимандрита Иоанна (Маслова), Господь даровал человеку, как светильник, врачевство и пищу, стало им понятно, а его исполнение приблизило их к жизни вечной.

— В Национальном архиве Татарстана мы нашли архивную ведомость о Никольской церкви, датированную 1909 годом. Документ интереснейший — от первой до последней строчки! Интересно читать сведения о прихожанах храма, о его духовенстве — вплоть до таких моментов, как была обустроена хозяйственно-административная деятельность, какую зарплату получал причт. Представлен рассказ о самом селе Никольском, где в дореволюционное время проживало около 500 человек и стояло более 100 дворов. Также из этой ведомости мы узнали о строительстве трехпрестольного деревянного Никольского храма и о его главной святыне — чудотворной иконе святителей Николая, архиепископа Мир Ликийских и Иоанна Милостивого, вырезанной на аспидном камне. Содержатся в документе сведения о школах и земских училищах, которые окормляли ревностные священнослужители этого храма. Сейчас село Никольское относится к вымирающим селам, людей в нем немного — большинство приезжает на лето. Но то, что вера в их сердцах живет, подтверждает тот факт, что в 2003 году, как я уже говорил, на месте сгоревшего храма ими была построена часовня в честь святителя Николая.

Когда мы взялись за обустройство скита — установили на этой земле бытовки и несколько человек из братии в них обосновались — часовня стала «филиалом» нашего монастыря. Жители приносили поминальные записки, опускали в церковную кружку пожертвования. А мы привезли сюда так называемый раздаточный материал — выпущенные обителью листовочки, посвященные разным вопросам духовной жизни (например, подготовке к исповеди, Причастию, таинству Крещения, молитвенному правилу и так далее). Привезли свечи, копию иконы с нашей чудотворной иконы Божией Матери «Грузинская», иконы Николая Чудотворца, новомучеников Раифских, Царственных страстотерпцев, преподобного Серафима Саровского и другие. Через часовню у людей появилась, я бы сказал, такая непосредственная живая связь с Раифской обителью. У братии живая ниточка с этим местом стала еще крепче, когда мы узнали, что тут проживали изгнанные из разоренных монастырей Казанской епархии монахи и монахини и, быть может, некоторые из них были похоронены на церковном кладбище. На одной из карт отмечены места захоронений за алтарем сгоревшего Никольского храма. Не исключено, что там упокоился кто-то из подвижников благочестия. Благодать этого святого намоленного места не только мы чувствуем. Приезжающие сюда миряне тоже отмечают, что здесь не просто красиво, живописно — вокруг стоит какая-то необычная тишина.

Скит — это настрой на более уединенное житие, богомыслие, богообщение

— Отче, а Вам, наверное, приходится выезжать в скит в большей степени по хозяйственным делам — в качестве организатора и куратора строительства? Но душа к скитской жизни тянется?

— Еще как тянется! Пока что бываю в скиту два-три раза в неделю — разумеется, в основном по организационным вопросам, но очень хочется вырваться на несколько дней, чтобы пожить по скитскому уставу. В будущем планирую, может быть, на день-полтора или, если получится, на два дня выезжать среди недели и погружаться в тишину. Это было в практике игуменов древних монастырей. Это встречается и в практике современных игуменов. Я об этом читал на портале «Монастырский вестник», где наместник Соловецкого монастыря рассказывал о своем «дне безмолвия».

— Да, в интервью «Соловки притягательны для тех, кто ищет монашеской жизни» архимандрит Порфирий (Шутов), ныне епископ Одинцовский, викарий Святейшего Патриарха, говорил, что старается придерживаться правила соловецких настоятелей, возглавлявших обитель в разные эпохи: раз в неделю уединяться для совершенного молчания. Через день, по признанию игумена, находишь себя совершенно в ином состоянии.

— Действительно, надо периодически удаляться в тихое уединенное место, чтобы душу свою приводить в порядок.

— К вопросу о скитах, батюшка. Скажите, какие скиты Вы повидали и что оттуда вынесли? Чей опыт организации скитской жизни берете у себя за образец?

— В первую очередь назову мою родную альма-матер — Оптину пустынь, в которой я подвизался более 10 лет. В 300 метрах от нее находится знаменитый Иоанно-Предтеченский скит, где зародилось русское старчество. В скиту многое взято из уставов афонских монастырей, потому-то его называют «Оптинским Афоном». Братия скита постоянно совершала паломнические поездки на Афон, жила какое-то время на Святой Горе и брала оттуда лучшие традиции и образцы. Это и богослужебный устав, и распорядок дня, и какие-то послушания, и отношения между братией, отношения с игуменом, практика исповеди, откровения помыслов и так далее. Все те моменты, что нарабатывались годами, десятилетиями, веками, хотелось бы воспроизвести в нашем скиту. Конечно, должен пройти какой-то отрезок времени и сложиться крепкий костяк братии, но лучшие образцы мы будем у себя внедрять и строить жизнь в Никольском скиту на проверенном святоотеческом основании. Добавлю, что некоторое время я проживал в Предтеченском скиту Оптиной, а после, неся послушание помощника эконома обители, периодически ходил туда на службы или отпрашивался на несколько дней пожить в скиту по его уставу, не выходя за стены и полностью посещая весь круг служб, поэтому о благотворном воздействии скитской жизни на душу монаха знаю по собственному опыту. И в скиту Оптиной пустыни, и в скитах на Афоне, на Валааме, скитах Троице-Сергиевой лавры, где Господь сподобил меня побывать, везде чувствовался настрой братии на более уединенное житие, богомыслие, богообщение, любовь к богослужениям: общему и частному — личному, в келье. То есть человек углубляется в себя, настраивается на волну молитвы, на связь с Богом и в этом видит свое основное занятие, свое счастье и утешение.

— Отец Гавриил, как на данный момент выглядит Никольский скит Раифского монастыря? Что уже сделано?

— Полностью закончен двухэтажный деревянный братский корпус с тремя кельями и трапезной, а сейчас подходит к концу работа по подводке нескольких коммуникаций. Вода есть, свет есть, братия уже там живет. Некоторые ездят «вахтовым методом» — на два-три дня, некоторые — на постоянной основе. Мы даже новоселье недавно отметили, пригласив всех участвовавших в закладке храма на праздничную трапезу. Наш земельный участок составляет 10 гектаров, и на 800 квадратных метрах растет картофель. На огороде растут помидоры, огурцы, кабачки, тыквы, капуста, лук, редька, редиска, а в саду — яблоки, груши, вишня, слива, черешня, смородина, малина. Также в скиту есть пасека, и если в прошлом году было 10 ульев, то в этом году их 20. Основную часть земли мы засеяли медоносными травами. В планах инока Владимира (Медведева), который в скиту подвизается на постоянной основе — разбить небольшой огород с целебными травами. Пока эти травы у него в одном-двух экземплярах. Иными словами, физических послушаний, связанных с кропотливым постоянным трудом на земле, на пасеке, огромное количество. К тому же продолжаются работы по возведению ограждения (делаем его в виде частокола, как в древнерусских крепостях). Идут работы по благоустройству братского корпуса, территории, дорожек и так далее. А главное — благоустройство храма потребует мобилизации душевных и физических сил. И в то же время, я полагаю, хозяйственные послушания не помешают духовному деланию. Мои любимые слова у святителя Феофана (Затворника): «Беседа с Богом должна быть не фоном нашей жизни, но ее главным содержанием». Знаю, что для многих из братии эти слова близки по духу.

— Кстати, в публикации на сайте монастыря «Вдали от мирской суеты. Жизнь в скиту — это милость от Господа» я прочитала признание инока Владимира (Медведева), что Вы, не являясь сторонником авторитарных решений, предложили ему это послушание и дали время подумать, под силу ли будут насельнику молитвенные и физические труды в одиночестве и жизнь, требующая высокой самодисциплины. То есть принудительной «отсылки» в скит не предвидится?

— Какое там — принудительно! Многие сами просятся! Особенно те, кто из сельской местности. У нас есть братия из Чувашии и Марий Эл, для которых жизнь в сельской местности и физический труд сызмальства — всё это родное, привычное. В наши дни большинство проблем в обителях не духовные, а психологические. На монашествующих часто давит закрытое пространство, вынужденное тесное общение с миром. И не просто давит, а порой порождает искушения, приходящие на психофизическом уровне. Хочется верить, что благодаря этому заветному месту в 23 километрах от Раифы и возможности потрудиться там всласть, подышать духовным кислородом подобного удастся избежать.

— Батюшка, стала ли закладка деревянного скитского храма яркой строкой современной летописи монастыря?

— Торжества, свершившегося 24 августа, мы ждали давно. Его можно назвать неким подведением итогов, пожалуй, самого важного этапа скитского строительства. Почему самого важного? Ведь всего этого могло и не быть, могло всё заглохнуть, не пойти по намеченному пути — мало ли какие препятствия возникли бы! Но, как мы видим, скит в своей первоначальной форме состоялся, а желание братии продолжать и развивать это направление, слава Богу, растет. Все мы чувствуем, что есть воля Божия, Промысл Божий, которые явно нам помогают в устроении богоугодного дела. Почти половина братии непосредственно участвовала в совершении чина закладки храма. С остальной частью братии, обязанной в тот день быть на богослужениях, обслуживать жизнедеятельность монастыря, многие детали мы вместе обсуждали в процессе самой подготовки. Поэтому для точного определения настроя нашей монастырской семьи в тот торжественный день я бы подобрал эпитет «радостный». Еще я хочу выразить надежду, что каждый насельник Раифской обители вкусит плоды скитского жительства, и это положительно скажется на укреплении духовного состояния монастыря.

Теги: Раифский монастырь скит Раифского монастыря интервью игумен Гавриил (Рожнов)

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по .

В Википедии есть страница «скит».

Русский

В Викиданных есть лексема скит (L184100).

Морфологические и синтаксические свойства

скит

Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1b по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -скит- .

Произношение

  • МФА: ед. ч. , мн. ч.

Семантические свойства

Значение

  1. поселение беженцев, отшельников и скитальцев ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  2. религ. небольшое монастырское общежитие из нескольких келий, устраивавшееся в отдалении от монастыря для монахов-отшельников ◆ Условия жизни в скиту были довольно суровыми. С. А. Еремеева, «Лекции по русскому искусству», 2000 (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. древнее поселение монашеского типа, устраивавшийся в глухих местностях ◆ Керженские скиты. ◆ В скитах селились старообрядцы разного звания

Синонимы

  1. ?
  2. ?

Антонимы

Гиперонимы

  1. деревенька, селение, посёлок
  2. пустынь, монастырь
  3. пустынь, поселение

Гипонимы

Родственные слова

Список всех слов с корнем «скит»

  • существительные: скитник, скитница, скитничание
  • прилагательные: скитский, скитный
  • глаголы: скитничать

Этимология

Происходит от греч. Skētis — назв. пустыни в Египте, где селились греческие монахи.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Английскийen: (монашеская обитель) small secluded monastery; (жилище отшельника) hermitage; (община староверов) skit (monastic-type community of Old Believers)
    • Армянскийhy: ճգնարան
    • Греческийel: σκήτη
    • Испанскийes: eremitorio/ermitorio м.; ermita ж. (en los monasteriios ortodoxos); (старообрядческий) monasterio м. (en despoblado)
    • Итальянскийit: eremitaggio м., romitaggio, eremo м.
    • Немецкийde: Einsiedelei ж.
    • Украинскийuk: скит
    • Французскийfr: monastère м.

    Анаграммы

    • стик

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить примеры словоупотребления для всех значений с помощью {{пример}}
      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      скит II

      В Викиданных есть лексема скит (L184101).

      падеж ед. ч. мн. ч.
      Им. скит ски́ты
      Р. ски́та ски́тов
      Д. ски́ту ски́там
      В. скит ски́ты
      Тв. ски́том ски́тами
      Пр. ски́те ски́тах

      скит

      Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

      Корень: -скит-.

      • МФА:

  1. истор. средневековая французская серебряная монета ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?
  1. монета

Ближайшее родство

От ??

    Список переводов

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      скит III

      В Викиданных есть лексема скит (L184102).

      падеж ед. ч. мн. ч.
      Им. скит ски́ты
      Р. ски́та ски́тов
      Д. ски́ту ски́там
      В. скит ски́ты
      Тв. ски́том ски́тами
      Пр. ски́те ски́тах

      скит

      Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

      Корень: -скит-.

      • МФА:
  1. спорт. стендовая стрельба на круглой площадке, во время которой спортсмен перемещается по дуге с одной стрелковой позиции на другую и стреляет по тарелкам, выпускаемым метательными машинами ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?
  1. стендовая стрельба

Ближайшее родство

От англ. skeet, далее от ??

    Список переводов

    • Английскийen: skeet

    • Шагалова Е. Н. Словарь новейших иностранных слов. — М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2017. — ISBN 978-5-462-01845-9.

    Для улучшения этой статьи желательно:

    • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}

    скит IV

    падеж ед. ч. мн. ч.
    Им. скит ски́ты
    Р. ски́та ски́тов
    Д. ски́ту ски́там
    В. скит ски́ты
    Тв. ски́том ски́тами
    Пр. ски́те ски́тах

    скит

    Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

    Корень: -скит-.

    • МФА:
  1. муз. в хип-хопе короткий монолог исполнителя, подводящий к концепции следующей песни или развивающий предыдущую на альбоме ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?
  1. монолог

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *