29 августа Церковь празднует перенесение из Едессы в Константинополь плата, на которым отобразился Лик Спасителя—Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа. Одна из самых удивительных икон «Нерукотворного Спаса» написана царским иконописцем Симоном Ушаковым в XVII в.—в то время, когда иконопись в церкви начала сменяться реалистической живописью. Многие современники резко критиковали ее за неканоничность.

Согласно преданию, первым изображением Спасителя был нерукотворный образ. Однажды Христос умыл лицо и отер его чистым полотенцем, лик Его чудесным образом отпечатался на ткани. На Западе была распространена легенда о плате святой Вероники, на котором запечатлелся образ страдающего Господа: сердобольная женщина отерла Его лик своим платком, когда Христос нес крест на Голгофу. Но и в том, и в другом случае Лик, нерукотворно проступивший на ткани, символизировал для Церкви тайну Боговоплощения. Не случайно на это чудо ссылались защитники иконопочитания, утверждавшие икону как зримое доказательство веры в Бога, ставшего ради нашего спасения Человеком.

Нерукотворный образ всегда был одним из самых почитаемых и популярных. Его изображали и на ткани, и на чрепии (черепице), и на золотом фоне. Писали на иконах и стенах храмов, на священных сосудах и на боевых знаменах, писали красками, выкладывали мозаикой, вырезали на камне и дереве, вышивали на плащаницах и отливали в бронзе. Многие изображения Нерукотворного Лика почитались чудотворными.

При этом никто обычно не искал в иконах портретного сходства с Самим Спасителем.

Описание иконы Симона Ушакова «Спас нерукотворный»

Средневековое искусство было символическим, и его язык был глубоко условным. Но в XVII веке в церковном искусстве появляется тяга к реализму, и условность традиционной иконописи уже не удовлетворяет изографов. Одним из тех, кто стал раздвигать рамки иконописного канона и искать новых средств выражения, был Симон Ушаков (1626−1686), мастер Государевой Оружейной палаты.

Одним из излюбленных им образов был как раз «Нерукотворный Спас», как в русской традиции называли Нерукотворный образ Спасителя. Можно сказать, что в творчестве Ушакова этот образ стал программным. Мастер неоднократно повторял его с различными модификациями, добавляя те или иные детали и надписи. Образ, оставленный на убрусе Самим Господом, Ушаков хотел передать как можно более точно. Он использует живописный язык, существенно отличающийся от древнерусского иконного письма, но близкий к западной традиции, на которую в XVII веке начинают равняться русские изографы.

Образ Спасителя, исполненный Симоном Ушаковым в 1658 г., предельно конкретен. Плат, на котором проступает Лик, написан с иллюзорной осязательностью: объемные складки, узлы в углах, орнамент на ткани — все тщательно выписано. На ткани надпись на греческом языке: «Агиос Мандилион» и ниже: «Святой Убрус» (др.рус. плат). Золотой нимб точно повторяет контур головы Христа, как бы подчеркивая естественность свечения. Волосы, тщательно причесанные и слегка распушенные, ложатся мягкими прядями симметрично — по две с каждой стороны. Лик написан объемно, со светотеневой моделировкой, сообразуясь с законами освещения, словно свет падает на лицо извне. Анатомически правильное построение Лика Ушаков усиливает тщательно выписанными глазами, с ресницами, темными зрачками и бликами в уголках глаз, что создает эффект влажности. Взгляд спокойный, немного отрешенный, Христос смотрит не прямо, а чуть в сторону.

Спаситель на иконе Ушакова очень человечен, Он не грозен, но милостив, в Его мудром спокойном взоре чувствуется внутренняя сила.

Симон Ушаков был сторонником так называемого «живоподобия», от слов «писать яко живо». Но он использовал законы реалистической живописи не ради «красивости» изображаемого, а для того чтобы усилить внутреннее, эмоциональное воздействие образа Христа на верующего. Сторонники традиционной иконописи, в основном это были старообрядцы, подвергали Симона Ушакова жесткой критике за подражание еретическому Западу.

Протопоп Аввакум, страстно защищавший старую «отеческую» веру от «чуждых немецких обычаев», считал, что Ушаков богохульствовал, изображая Христа в столь конкретно-человеческом образе. «Не подобает правоверному и глядеть много, не токмо кланятися таким неподобным образам», — восклицал Аввакум. Сами старообрядцы писали иконы с древних образцов, на которых лики были крайне условны и далеки от земной человеческой красоты. К тому же древние иконы были к этому времени сильно потемневшими, а порой и вовсе черными, поскольку олифа имеет обыкновение темнеть от времени, копоти и пыли.

А Симон Ушаков стремился создавать живопись ясную, светлую, ибо помнил, что Бог есть Свет, а икона есть окно в мир Божьего Царства, в котором нет уныния и печали. Ему казались тесными рамки канона, и он создавал свой собственный стиль. При этом за человеческим образом Христа он видит и Его божественную ипостась, и потому помещает в нимбе Христа греческие буквы όωN, что значит «Сущий» (обозначение в иконографии Единосущие Сына и Отца).

Просто в переломном XVII столетии русская культура встала перед вопросом: «Что есть человек?» и лучшие умы, к которым без сомнения принадлежал Симон Ушаков, искала ответ на этот вопрос, внимательно вглядываясь в лик Христа.

Творчество Симона Ушакова

Ушаков Симон (Пимен) Федорович – 17 век (1626-1686).

Московский иконописец, художник-монументалист, автор богословских сочинений (богослов), мыслитель (ученый).

Ушаков очень рано получил основательную подготовку к своей специальности, так как в 22 года был принят в царские «жалованные» мастера Серебряной палаты при Оружейном приказе. Здесь прямыми его обязанностями было «знаменить», то есть делать рисунки для разных предметов церковной утвари и дворцового обихода, преимущественно для золотых, серебряных и эмалированных изделий, расписывать знамёна, сочинять узоры для рукоделий, чертить карты, планы и т. д. Усердно исполняя подобные работы, он Писал образа для двора, церквей и частных лиц. Вскоре известность лучшего на Москве иконописца.

Симон Ушаков был одной из центральных фигур в искусстве XVII века. С переводом Ушакова в 60-е (1664 г.) на службу из Серебряной палаты в Оружейную. Круг его деятельности расширился, слава возросла ещё более: он стал во главе прочих царских мастеров, образовал целую школу иконописцев, пользовался милостями царя Алексея Михайловича и его преемников на престоле, исполнял всяческие их поручения по художественной части и до самой своей смерти жил в довольстве и почёте.

Он был человеком новой эпохи, новым типом мыслителя и творца. Будучи новатором в искусстве, он в то же время понимал ценность старинных традиций русской культуры и тщательно оберегал их. Он смог более тридцати лет стоять во главе русского искусства.

С именем С. Ф. Ушакова в истории древнерусской иконописи принято связывать представление о последнем периоде искусства Московской Руси. И его творчество, и сама его личность типичны для эпохи коренных изменений, происходивших во второй половине XVII в. Четко обозначившаяся ломка средневекового мировоззрения приводит к серьезным переменам в понимании и трактовке иконописного образа.

Его работоспособность и энергия поразительны. Он расписывает стены храмов, пишет иконы и миниатюры, чертит карты, делает рисунки для знамен, монет, украшений на ружьях, гравюр и сам гравирует. Много пишет по заказам для храмов Москвы, Новгорода, Твери, Ростова, для Троице-Сергиева монастыря. Ушаков возглавляет иконописную мастерскую и оставляет множество учеников и последователей, среди которых особую известность получили Тихон Филатьев и Кирилл Уланов. Вслед за учителем они пытаются найти новые формы для создания иконописного образа.

Свой новый взгляд на задачи иконописи Ушаков формулирует в написанном им не позднее 1667 г. "Слове к любо тщательному иконного писания", где восхищается свойствами зеркала, способного в точности воспроизводить окружающий мир, и желает уподобить ему живописный образ. Следуя этому стремлению, он пытается с помощью многослойных плавей (мелких, едва заметных мазков, дающих плавный переход одного тона в другой) применять светотеневую моделировку в трактовке ликов.

Он часто пишет изображения Спаса и Богоматери, демонстрируя свое умение мягко моделировать лицо и шею, подчеркнуть округлость подбородка, припухлость губ. В иконе "Богоматерь Владимирская (Древо Московского государства)", написанной в 70-е (1668 г.), он изображает царя Алексея Михайловича, пытаясь передать его портретные черты. Известно, что Ушаков писал парсуны (портреты). В изображении интерьера или пейзажа на иконах он иногда использует принципы линейной перспективы.

В качестве образца для фонов икон художник порой пользуется западноевропейской гравюрой. Так, в архитектурном пейзаже иконы "Троица" (1671) он повторил изображение с гравюры, исполненной по картине итальянского живописца XVI в. Паоло Веронезе "Пир у Симона-фарисея". Что же касается понимания иконописного образа в целом, то мастер остается в рамках средневековых представлений. (Двойственный характер, присущий его искусству, находит аналогии в творчестве позднегреческих иконописцев — таких, например, как Эммануил Тзанес.)

1660-е — Создание ряда гравюр на меди на богословские темы.

1666 — Принимает участие в росписи Архангельского собора Московского Кремля.

1668 — Икона Владимирской Божией Матери "Насаждение древа государства Российского". Работа в царских иконописных мастерских в Московском Кремле.

Икона "Насаждение древа государства Российского" была написана в 1668 году в правление царя Алексея Михайловичем. Замысел образа — утверждение преемственности правителей на русском престоле от Ивана Калиты и митрополита Петра.

В центре иконы — образ Владимирской Божией Матери — святыни русских князей. Икона увита виноградной лозой, в ветвях которой Ушаков разместил образы русских святых, помогавших молитвой и личным участием мирному объединению русских земель.

Это был едва ли не первый на Руси опыт изображения на иконе простых мирян — царя и его семьи, хотя в Европе уже существовала традиция портретов заказчиков в церковной живописи.

В своих работах Ушаков стремился передать объем предметов, писал лица "одутловаты и округлы", "как в жизни бывает". Это новая по тем временам манера письма вызывала нарекания современников, особенно старообрядцев во главе с протопопом Аввакумом.

В отличие от иконописцев прошлого, Ушаков часто подписывает свои произведения, сообщая дату написания образа и свое имя. Из сохранившихся документов известно, что с 40-ых по 60-е (с 1648 по 1664 г.) он работал знаменщиком в Серебряной палате, а в 70-е и 80-е (с 1664 по 1686 г.) — жалованным изографом Оружейной палаты. Сведения о "роде иконописца Симона Федорова сына Ушакова" содержатся в рукописном синодике московской церкви Грузинской Богоматери.

Известны также его гравюры 60-х на меди сухой иглой- "Отечество", "Семь смертных грехов"; гравюры к "Житию Варлаама и Иоасафа", к "Псалтыри Симеона Полоцкого".

Кратко:

УШАКОВ Симон (Пимен) Федорович (1626—86), рус. иконописец и график. Род. и работал в Москве. С 1648 находился в качестве художника на царской службе. Произведения У. высоко ценились его покровителем царем Алексеем Михайловичем. У. писал иконы и фрески для кремлевских соборов, Оружейной и Грановитой палат. Ему также принадлежат многочисл. парсуны, миниатюры, художественно выполненные карты и планы. Свои взгляды на иконопись У. изложил в "Слове к люботщательному иконнаго писания" (1666, изд. в "Вестнике общества древнерус. искусства", М., 1874). Художник имел большое число учеников, образовавших "ушаковскую" школу иконописи.

Из произведений У. на библ. сюжеты наиболее известны его "Троица", иконы Спасителя, циклы на темы свящ. истории в моск. церкви Св.

Иконы Иисуса Христа и их значение

Троицы в Никитниках. У. создал гравюры к поэтич. *парафразу Псалтири, написанному *Симеоном Полоцким. У. — один из первых рус. мастеров, к-рый стал вводить в иконопись элементы реалистич. перспективы, хотя основы иконописных канонов были им сохранены. Впрочем, как отмечает М. Б. Алпатов, "в своем творчестве он допускал меньше новшеств, чем в высказываниях об искусстве".

Работы (слева — направо): Спас Нерукотворный; Владимирская икона Богоматери; Троица Ветхозаветная; Богоматерь Киккская; Христос Эммануил; Сергий Радонежский.

Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 168; Нарушение авторских прав

Эта икона была написана Симоном Ушаковым специально для церкви Троицы. Расписан храм был в период с 1628 по 1653 годы. Внизу можно даже увидеть надпись , которая свидетельствует об авторстве именно Ушакова. Поновление плата и надписи произошло в 19 веке. Это самое ранее изображение Спаса, которое дошло до нашего времени. Уже здесь можно увидеть характерные приемы, предопределившие все творчество этого живописца. На иконе черты лика переданы максимально натурально.

Для моделирования необходимого объема используется сочетание цвета и тени. Создается она целой системой характерных плавей с обязательным чередованием темных и светлых тонов. Чтобы максимально смягчить эти переходы происходит притушевывание их на завершающей стадии работы над этой иконой.

Лик освещен, но никакими подлинными источниками света это никак не мотивируется. Световые блики расположены традиционно. Такие приемы прослеживаются уже с 14 века. Ушаков нашел в истории этого образа ориентиры в плане эстетики и идей. Данный образ упоминал в своем трактате Иосиф Владимиров. Он был сподвижником и другом Ушакова.

Согласно этому ттактату Христос изображается в плотском плане. Данный облик, который удалось запечатлеть Симону Ушакову, и стал основным предметом иконописи.

Спас Нерукотворный

Важно передать его максимально точно, умело используя свет и тень и стараясь сделать его максимально живоподобным. Нерукотворный образ Христа был освящен самим преданием. Именно он стал образцом для любого иконописца. Нужно было как можно более точно следовать общепринятым образцам. Эта идея сформулирована в 17 веке.

В иконах мастера она соединилась с огромным желанием изображать Христа максимально живоподобно для того, чтобы сохранить идеальную точность передачи. Это послужило стимулом к поиску лика Христа, который бы стал подлинным идеалом. Ушаков стремился найти определенный новый канон. Он положил его в основу серии изображений более позднего периода.

← Описание картины Марка Ротко «Белый центр»

Описание картины Сергея Григорьева «Прием в комсомол» →

Пименов Картина

Творчество Симона Ушакова — раздел Искусство, Искусство Москвы 17 века Творчество Симона Ушакова. Одной Из Центральных Фигур В Искусстве Xvii Века Б…

Творчество Симона Ушакова. Одной из центральных фигур в искусстве XVII века был Симон Ушаков (1626—1686). Значение этого мастера не ограничивается созданными им многочисленными произведе¬ниями, в которых он стремился преодолеть художественную догму и добиться правдивого изображения — «как в жизни бывает». Свиде¬тельством передовых взглядов Ушакова явля¬ется написанное им, очевидно, в 60-х годах «Слово к любителю иконного писания». В этом трактате Ушаков высоко ставит назначение художника, способного создавать образы «всех умных тварей и вещей с различным совершенством создавать эти образы и по¬средством различных художеств делать замысленное легко видимым». Выше всех «сущест¬вующих на земле художеств» Ушаков считает живопись, которая «потому все прочие виды превосходит, что деликатнее и живее изобра¬жает представляемый предмет, яснее передавая все его качества ». Ушаков уподобляет живопись зеркалу, отражающему жизнь и все предметы. «Слово к любителю иконного писания» было посвящено Ушаковым Иосифу Владимировичу, московскому живописцу, уроженцу Яро¬славля, пользовавшемуся в 40—60-х годах значительной известностью.

Иосиф Владими¬ров — автор более раннего трактата об иконописании, в котором он, хотя и не столь определенно, как Ушаков, также заявлял себя: сторонником новшеств и требовал большей жизненности в искусстве.

Ушаков — художник, ученый, богослов, пе¬дагог— был человеком новой эпохи, новым типом мыслителя и творца.

Будучи новатором в искусстве, он в то же время понимал цен¬ность старинных традиций русской культуры и тщательно оберегал их. Достаточно вспомнить его роль при росписи Архангельского собора в 1666 году. Именно в силу названных качеств, отмеченной редкой широты взглядов он смог более тридцати лет стоять во главе русского искусства.

Занимаясь воспитанием учеников и всячески стре¬мясь передать им свои знания, он задумал даже изда¬ние подробного анатомического атласа. «Имея от гос¬пода бога талант иконописательства не хотел я его скрыть в землю но попытался выполнить искусным иконописательством ту азбуку искусства, которая за¬ключает в себе все члены человеческого тела, которые в различных случаях требуются в нашем искусстве, и ре¬шил их вырезать на медных досках » — писал о своем замысле Ушаков, однако атлас, по-видимому, издан не был. Примером ранних работ Ушакова может служить икона «Благовещение с ака¬фистом» 1659 года, написан¬ная им вместе с двумя другими иконописца¬ми — Яковом Казанцем и Гавриилом Конд¬ратьевым.

Великолепием архитектурных фонов и миниатюрной тонкостью письма икона во многом напоминает работы строгановских мастеров начала XVII века, подробно иллюст¬рируя сложное песнопение.

С первых лет самостоятельного творчества определился интерес Ушакова к изображению человеческого лица. Излюбленной темой его становится Спас Нерукотворный. Изо¬бражений Спаса работы Ушакова сохранилось несколько — в собрании Третьяковской гале¬реи, в иконостасе Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры в Загорске, в Историческом музее и т. д. Самая ранняя из этих икон отно¬сится к 1657 году и хранится в Московской церкви Троицы в Никитниках.

Настойчиво по¬вторяя эту тему, художник стремился изба¬виться от условных канонов иконописного изо¬бражения и добиться телесного цвета лица, сдержанной, но отчетливо выраженной объем¬ности построения и почти классической пра¬вильности черт. Правда, иконам Спаса работы Ушакова недостает одухотворенности русских икон XIV—XV веков, но это в известной мере искупается искренним старанием художника воссоздать на иконе возможно правдоподоб¬нее живое человеческое лицо. Ушаковым была написана икона Влади¬мирской богоматери, носящая назва¬ние «Насаждение древа государст¬ва Российского» (1668). Икону эту следовало бы считать картиной три¬умфа русской государственности.

В нижней части ее изображены — стена Московского Кремля, за ней Успенский собор, главная свя¬тыня Русского государства. У подножия собо¬ра князь Иван Калита — собиратель русских земель и митрополит Петр, первым перенес¬ший митрополичью кафедру из Владимира в Москву, сажают древо Русского государства.

На ветвях его размещены медальоны с порт¬ретами всех наиболее значительных политиче¬ских деятелей Древней Руси. В центральном, самом большом медальоне, представлена ико¬на Владимирской Богоматери, почитавшейся покровительницей Москвы. Внизу, на кремлев¬ской стене, стоят царь Алексей Михайлович и царица Мария Ильинична с царевичами Алек¬сеем и Федором.

Портреты царя и царицы Ушаков постарался сделать возможно более похожими. Сохранились сведения о ряде портретов, написанных Ушаковым. Некоторые из них бы¬ли исполнены в новой для древнерусского ис¬кусства технике масляной живописи, К сожа¬лению, до сих пор ни одного из этих портре¬тов обнаружить не удалось. Ушакову, несом¬ненно, были знакомь! некоторые основы пер¬спективы. Об этом свидетельствуют не только изображение Кремля в иконе («Насаждение древа»), но и подробно и тщательно разрабо¬танные архитектурные фоны некоторых гра¬вюр, исполненных на меди по его рисункам гравером Афанасием Трухменским («Давид», «Варлаам и Иоасаф»), Для характеристики чрезвычайно разносторонней личности Ушакова следует указать, что он не только был теоретиком, живописцем, рисовалыциком-«знаменщиком», автором многих рисунков для гравюр, воспро¬изводившихся русскими граверами второй половины XVII века, но, по-видимому, и сам гравировал: ему при¬писываются награвированные в 60-х годах на меди су¬хой иглой листы «Отечество» (Троица) и «Семь смертных грехов». 3.2. Икона Богоматерь "Умиление" Муромская Икона написана выдающимся русским иконописцем XVII века, руководителем иконописной мастерской Оружейной палаты Симоном Федоровичем Ушаковым (1625 или 1626-1686). Подпись мастера на нижнем поле под пластиной оклада не является авторской, но, безусловно, повторяет первоначальную, находящуюся под записью.

В ее формулировке отсутствует упоминание "отечества" мастера — "Федоров сын" но оставлено место для этих слов. Очевидно, к моменту поновления подлинный автограф был поврежден и местами плохо читался.

Авторство Ушакова подтверждается также иконографией образа.

За иконографическим типом Богоматери, использованным в данной иконе, закрепилось название "Муромская". Чтимая икона с таким названием находилась в Успенском соборе Переславля Рязанского (нынешней Рязани). Легенда связывала этот образ с событиями начала XII века, когда из Киева в Муром князем Константином Святославичем была перенесена икона Богородицы, чудесным образом обратившая жителей Мурома в христианство.

В конце XIII века этот образ был перенесен в Переславль Рязанский святителем Василием Рязанским. Однако точная иконография образа, о котором говорится в легенде, неизвестна. Очевидно, это тот образ, который с XVI века стоял при гробнице Василия Рязанского в рязанском Христорождественском соборе и в более позднее время назывался "Моление Василия" (икона не сохранилась).Со временем легенда перешла на другой образ Богоматери, который находился в Успенском кафедральном соборе г. Рязани и был создан в XVII в. (не сохранился). Иконография этой иконы, которая стала называться Муромской, имеет древнее происхождение.

Н.П.Кондаков считал местом сложения данного типа, для которого характерно изображение Младенца полулежащим на обеих руках Богоматери, Сирийский восток, а одним из самых ранних памятников этого извода — образ на складне Сайданайского монастыря близ Дамаска, относящийся к X-XI векам.

Имеющиеся в музейных собраниях немногочисленные русские памятники данного иконографического типа относятся ко времени не ранее конца XVI в. Обращение Симона Ушакова к данному иконографическому изводу в 1677 г.

"Спас Нерукотворный" Симона Ушакова: икона или портрет Христа?

по-видимому объясняется тем, что в этом году по просьбе Иосифа, митрополита Рязанского (ум. 1681) царь Федор Алексеевич начал строительство нового каменного здания Успенского кафедрального собора в Рязани, которое затянулось на многие годы. По-видимому, икона, которая затем находилась в этом соборе с названием Муромская, именно в это время приобретает свою легенду и начинает пользоваться большим почитанием.

Отметим также, что Симону Ушакову было свойственно обращение к древним иконографиям и древним чтимым образам, которые в своих иконах он интерпретировал в новом "живоподобном" стиле. Первоначально на полях иконы было лишь одно дополнительное изображение — фигура Федора Стратилата, являвшегося патрональным святым царя Федора Алексеевича.

Этот факт указывает на то, что образ принадлежал царской семье. Фигура преподобной Марфы была дописана позднее (возможно, другим иконописцем), очевидно, в связи со свадьбой Федора Алексеевича и Марфы Матвеевны Апраксиной 15 февраля 1682 г. Она несколько отличается по стилю, кроме того, под нее была вырезана прорезь на раме прямо по имевшемуся на ней сканному орнаменту. Икона представляет собой замечательный образец творчества Симона Ушакова зрелого периода.

Написана в характерных для иконописца стиле и манере. Тип лика Богоматери близок написанному им же образу Богоматери Казанской 1659 г. из частного собрания в Москве. Фигура Федора Стратилата аналогична изображению этого святого на иконе " Федор Стратилат" 1676 г. из Архангельского собора Московского Кремля (Музеи Кремля), написанной Симоном Ушаковым "сотоварищи". Оклад иконы является типичным образцом работы ювелирных мастерских Московского Кремля конца XVII века. Эмаль по сканному орнаменту применялась русскими мастерами начиная с XVI века. Сканные работы с эмалью никогда не полировались, так как эмаль помещалась, как правило, ниже сканного орнамента.

Белая эмаль, положенная на венце Богородицы в колечках скани, рельефно выступает, имитируя жемчужины. Эмалевые венцы Богоматери и Младенца, а также эмалевые наугольники имеют прямые аналогии в музейных собраниях России, подтверждающие время создания оклада. Эти аналогии являются высокохудожественными образцами работы мастерских Московского Кремля.

Они схожи с деталями данного оклада не только по характеру сканных орнаментов, но и по цветовой гамме и по характеру нанесения точечной эмали других оттенков (например, темно-синий по голубому и др.). Икона в окладе является выдающимся образцом русской иконописи и ювелирного искусства эпохи правления царя Федора Алексеевича (1676-1682). Представляет большую научную, историко-культурную, художественную и музейную ценность. Часть 4.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Искусство Москвы 17 века

Недаром современники называли начало века «смутой», а весь век «бунташньм». Примерно к середине столетия последствия смутного времени удалось… При Алексее Михайловиче (1645-1676) жизнь страны стала налаживаться. Тогда же… В этом веке, особенно в его второй половине: 1) рушатся иконографические каноны; 2) достигает апогея любовь к…

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Творчество Симона Ушакова

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Симон Ушаков

(1626–1686)

Симон Ушаков – ведущий мастер школы Оружейной палаты, центральная фигура в русском искусстве XVII века.
Семнадцатое столетие – эпоха непримиримой борьбы за русский престол, борьбы с польско-шведской интервенцией, широчайших народных движений – крестьянских войн под предводительством Ивана Болотникова и Степана Разина, время церковного раскола, разделившего русское общество и веру православную. «Бунташный» XVII век завершал эпоху Древней Руси и во многом начинал Новое время. Менялись веками сложившиеся понятия и привычки русского человека. Активная ломка мировоззрения проявилось и в искусстве той поры, особенно в живописи второй половины XVII века. Наиболее ярко эти новшества выявились в творчестве Симона Ушакова.
Полное его имя – Симон (он же Пимен) Федоров сын Ушаков. В обычае русских людей того времени было иметь два имени: одно, «потаенное» (данное при крещении), посвящено Богу – Пимен, другое («зовомое», общеизвестное) – Симон.
Родился Симон Ушаков в 1626 году, по рождению он был «дворянин московский». Годы и место обучения будущего иконописца, а также учителя, неизвестны. Ничего неизвестно о нем до поры поступления на государеву службу в Серебряную палату в 1648 году. Будучи «знаменщиком» (рисовальщиком) Серебряной палаты, где считался ведущим мастером, Симон Ушаков привлекался к написанию икон, фресок, чертил карты, планы, делал рисунки для монет и украшений на ружья и т.п.
Самая ранняя из известных нам икон Симона Ушакова датируется 1652 годом. Это была копия «в меру и подобием» главной русской святыни, чудотворной иконы «Богоматерь Владимирская», выполненная им для замоскворецкой церкви Архангела Михаила в Овчинниках (ныне икона находится в Третьяковской галерее). Об авторстве Симона Ушакова мы узнаем по авторской подписи на иконе (авторские подписи на русских иконах появляются с середины – второй половины XVII в.).

Стиль исполнения личного письма в этой иконе несколько суховат, в ней нет еще попытки передать объем, что станет отличать стиль Ушакова в дальнейшем. Но важно отметить, что уже в раннем памятнике Ушаков использует непривычно светлый телесный цвет в написании ликов.
В 1664 году царским указом мастер был принят в Оружейную палату на должность ведущего «жалованного» (т.е. получал жалование) «изографа» (художника). Оружейная палата учрежденная в начале XVI века как хранилище оружия, после присоединения к ней в 40-х годах XVII века Иконной палаты, становится художественным центром не только Москвы, но и всего государства в целом. Здесь работают лучшие художественные силы, кроме того, Оружейная палата становится чем-то вроде высшей художественной школы, где готовят и обучают квалифицированных мастеров.
Находясь на службе в Оружейной палате на роли ведущего художника, Симон Ушаков руководил всей работой Оружейной палаты и занимался практически всеми видами художественной деятельности. Он писал иконы, получал самые разнообразные заказы на поновление росписей царских комнат, руководил работами по поновлению икон и наружных фресок Успенского собора, руководил работами по росписи стен Архангельского собора. Писал светские портреты (парсуны – от слова персона). Выполнял рисунки для гравюр и сами гравюры. Был первым иллюстратором произведений известного в то время писателя Симеона Полоцкого.
Но прежде всего, Ушаков известен как иконописец. Сохранилось более 50 икон с его подписью. Первые иконы, характерные для стиля Симона Ушакова были им написаны для церкви Троицы в Никитниках, прихожанином которой он был. По соседству, в Китай-городе, находился дом, в котором жил Симон Ушаков (он сохранился до наших дней). Вполне вероятно, что Ушаков писал не только иконы для этой церкви, но и принимал участие в росписи стен.
Для церкви Троицы в Никитниках в 1658 году Симон Ушаков пишет небольшую икону «Спас нерукотворный» и в дальнейшем он часто будет обращаться к подобному изображению. Последний из сохранившихся Спасов нерукотворных кисти Симона Ушакова датируется 1678 годом. Можно сказать, что нерукотворный образ был центральной темой в его творчестве. Именно эта композиция, когда изображается только лик на убрусе (плате) — позволяла иконописцу применять и совершенствовать технику светотени. Важно отметить, что передача светотени, с помощью которой передается объем, в русском искусстве появляется только в XVII веке, и что Симон Ушаков был основателем этого метода. Именно поэтому все ушаковские Спасы так непохожи на древние образцы. Художник принципиально по-новому трактует сам образ и старается показать в Богочеловеке Христе не столько божественное, сколько человеческое начало. Ныне эти иконы можно увидеть в собрании Третьяковской галереи, в Русском музее, в Историческом музее, в иконостасе Троице-Сергиевой лавры.
1660-е годы можно назвать вершиной в искусстве Ушакова. Особенно 1668 год, когда им были написаны такие иконы, как «Богоматерь Елеуса Киккская» и «Богоматерь Владимирская» (Древо Московского государства).
Икона «Богоматерь Елеуса Киккская» предназначалась для иконостаса церкви Григория Неокесарийского на Большой Полянке в Москве, название иконы связано с Киккской обителью на Кипре, где до сих пор хранится древний чудотворный образ. «Елеуса» в дословном переводе с греческого – «милующая» или, как говорили на Руси, «умиление». Лики на иконе выполнены объемно, в реалистической светотеневой манере. Применяя технику тончайших лессировок (живописный прием нанесения более прозрачного красочного слоя поверх предшествующего), художник проделывает кропотливую работу, прорабатывая каждую форму.
Икона «Древо государства Московского» является наиболее выдающимся памятником русского искусства XVII века. Она известна под разными названиями: «Богоматерь Владимирская», «Похвала Богоматери Владимирской», «Насаждение древа государства Российского». В последнее время за иконой закрепилось название «Древо государства Московского».

Реформатор иконописания. Симон Ушаков – через реформы к традиции (ВИДЕОэкскурсия)

(Все эти названия условны и даны историками искусства. Помимо богословского содержания в иконе отражены размышления иконописца о русской истории, о величайшей святыне – иконе «Богоматерь Владимирская». «Древо государства Московского» – главное произведение XVII столетия, своего рода политическая и художественная «программа» эпохи.
Интересно отметить, что в нижней части композиции изображены стены и башни Московского Кремля со стороны Красной площади, переданные с документальной точностью такими, какими они были к моменту написания иконы.
За стенами Кремля Успенский собор – главная святыня Русского государства, у подножия собора князь Иван Данилович Калита, собиратель земли русской и московский митрополит Петр, перенесший Митрополичью кафедру из Владимира в Москву. Они сажают и поливают дерево «Русского государства». На ветвях древа – медальоны с изображениями царей, московских святых, своими подвигами и благочестием утвердившие авторитет Москвы, как общерусского духовного и политического центра. За кремлевской стеной стоит царь Алексей Михайлович и его жена Мария Ильинична с детьми, царевичами Алексеем и Феодором. (Существуют достоверные сведения, что Алексей Михайлович неоднократно заказывал Ушакову свои портреты, которые не сохранились, поэтому особый интерес представляют миниатюрные портреты царя Алексея Михайловича и его жены на данной иконе). Наверху в облаках изображен Спас, вручающий парящим ангелам венец и ризу для Алексея Михайловича – царь небесный венчает царя земного.
Внизу на изображении кремлевской стены в среднике надпись с датой; и справа в нижнем углу авторская подпись: «А писал сии образъ его государевъ зографъ Пимин зовомый Симон Ушаковъ».
К характеристике чрезвычайно разносторонней личности Симона Ушакова необходимо также сказать о его педагогической деятельности. У него было множество учеников, среди них наиболее известными были Георгий Зиновьев, Иван Максимов, Михаил Милютин. Он работал над созданием первого учебного пособия для художников – «Алфавит художеств». Известно его теоретическое сочинения («Слово к люботщателям иконного писания», 1667), в котором он выразил взгляды на задачи иконописного творчества.
Скончался Симон Ушаков 25 июня 1686 года, погребен в московском Знаменском монастыре. Симон Ушаков был бесспорно выдающимся художником в русском искусстве XVII века, внесшим в канонические композиции черты реального окружающего мира и элементы нового искусства.

Симон Ушаков

Работал в Москве художник Симон Ушаков. Писал иконы. Симон Ушаков старался лица на иконах и "всякую вещь" писать, "как в жизни бывает". Но это были попрежнему иконы. И оттого, что художник пытался сделать ангелов и святых

"живоподобными", похожими на обыкновенных людей, образы на его иконах становились грубее, тяжелее, им не хватало возвышенного чувства, чистой красоты.

Икона или картина

Московский Кремль. За Кремлевской стеной, возле Успенского собора, посажено высокое дерево. На его ветвях, как плоды,- круглые портреты людей, которые укрепляли Русское государство, приносили ему своими трудами силу и славу. На стене под деревом стоят царь Алексей Михайлович, царица с сыновьями.

Икона «Спас Нерукотворный» – от чего защищает, в чем помагает?

Кремлевские стены и башни написаны очень точно. Это Кремль, каким он был триста лет назад. И царь с царицей написаны "как в жизни". Сам Ушаков, по обычаю, назвал свое творение иконой, но мы можем считать его одной из первых русских картин.

Мастер-иконописец садился за работу и клал перед собой рисунок — изображение святого, каким он должен быть на иконе. Но вот художникам пришлось изображать не святых, а живых людей. Эти люди были все разные, и, конечно, заранее заготовленных рисунков на каждого из них не было. Человек становится перед художником, и тот старается перенести на доску или на холст его черты. Это называется — писать с натуры. А в старину говорили — писать "с живства".

Когда художник писал "с живства", такое письмо называли живописным.

Бывало, в мастерскую, где художники трудились над иконами, прибегал гонец, приносил приказ: мастеру такому-то велено спешить во дворец, дабы писать живописным письмом парсуну государя.

Что такое парсуна?

Название "парсуна" пошло от латинского слова "персона", то есть лицо. Позже вместо "парсуна" стали говорить "портрет". Первые парсуны еще походили на иконы. Мастера не сразу освободились от привычки видеть и изображать человеческое лицо по-старому. И все-таки с каждой парсуны смотрит на нас живой человек, которого не спутаешь ни с каким другим.

Изображение царя Ивана Грозного похоже на "словесную парсуну", которая сохранилась в старинной рукописи: "Царь Иван образом нелепым (то есть некрасивый), очи имея серы, нос протягновенен и покляп (длинный и отвислый); возрастом (ростом) велик бяше, сухо тело имея, плещи (плечи) имея высоки, груди широки, мышцы толсты". А сын Ивана Грозного — царь Федор Иванович. Он был человек мирный, слабый, и это передано на парсуне.

Порудоминский В.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *