Выписки Единого Государственного Реестра Недвижимости (ЕГРН) для совершения сделок с недвижимостью.
В режиме онлайн вы получите следующие официальные документы:

Бесплатные данные ЕГРН

Можно посмотреть онлайн стандартные сведения ЕГРН на квартиру, дом, земельный участок включающая в себя следующую информацию:

  • тип/категории недвижимости
  • кадастровый номер
  • запись о постановке на учет
  • площадь м2
  • кадастровая стоимость и дата определения
  • дата последних изменений в Реестре

Выписка из ЕГРН — 169 рублей
Расширенная выписка, включающая помимо данных, указанных выше, информацию о юридической истории объекта и всех его владельцах.

  • собственник и сособственники данного объекта недвижимости
  • разновидность и дату приобретения права собственности
  • наличие ограничений на регистрационные действия
  • актуальные обременения – арест, залог, обязательства по кредитному договору, исполнительный лист

Выписка ЕГРН о переходе прав собственности — 169 рублей
Подробная выписка из ЕГРН включающая, информацию о юридической истории объекта и всех его владельцах.

Осетия всегда страдала от нехватки земли. Малоземелье, особенно в отношении сельскохозяйственных угодий, являлось причиной многих бед горцев. А теперь сельскохозяйственные земли в горных селах все чаще идут под нож кадастрового инспектора, чтобы в итоге превратиться в новый дачный или коттеджный поселок. Именно такая проблема и грозит Горной Санибе, где на склоне, ведущем к древнему святилищу Реком, были «нарезаны» участки сельхозугодий. Однако жители Санибы, обратившиеся в «СО», совершенно уверены, что никакое сельское хозяйство на этих землях вестись не будет, а будут элитные коттеджи.

Аслан Фидаров – бизнесмен. В 2010 году, оставив московский бизнес, он забрал свою семью и вернулся в Осетию. В Санибе купил участок земли и начал строить дом. Строительство заняло почти 7 лет. В результате на берегу чистейшей ледниковой реки Караугом поднялся стилизованный осетинский ганах. Добротный и гармоничный, не выбивающийся из ландшафта, похожий на горские средневековые постройки, но при этом имеющий комфорт 21 века. Наверное, это было бы идеальным местом, чтобы воспитывать детей и работать на земле, если бы однажды утром Аслан не обнаружил под своими окнами бульдозер, срывающий соседний склон с многовековым священным лесом.

«Когда я приехал из Москвы и начал строиться, это был адский труд, но меня вдохновляло то, что мои предки жили на этой земле и мечтали, что село будет и дальше жить: будут строить дома, растить детей. Но никто из них никогда не покушался на природу и на святые места. Они очень четко понимали, где можно строить, где нет. Там, куда сегодня загоняется бульдозер, по поверьям старших нельзя было ветку взять без благословения. При этом дефицит земли был значительно больше. Но на эти места не покушались», – рассказывает Аслан.

Реком и дом охотника

Между тем строительство развернулось сразу в нескольких местах Горной Санибы. На склоне, ведущем к основанию святилища Реком, хозяева выделенных там участков пробили грунтовую дорогу, а на противоположном склоне развернулось строительство охотничьего дома. Это действо вызвало среди коренных жителей села бурю негодования, и 10 октября 2017 года они обратились в администрацию Пригородного района РСО–А с коллективным письмом, в котором сообщали, что строительство ведется «при полном попустительстве главы сельского поселения, администрации района», «без разрешительных документов», приводит к уменьшению площадей для выпаса скота. По мнению жителей, строительство чревато сползанием грунта, что спровоцирует сход селя. Кроме того, на месте проводимой дороги находятся древние захоронения. Однако администрация района, рассмотрев жалобу, никаких нарушений не выявила. О чем сообщила жителям в письменной форме.

По итогам проведенной в селе проверки глава АМС Пригородного района Руслан Есиев в интервью ГТРК «Алания» сообщил:

– Я разъяснил гражданам, что в Земельном кодексе нет понятия «земля предков», есть понятие «законно оформленные земельные участки». Что касается выделения земельных участков, мною были даны разъяснения гражданам, что они предоставляются согласно Земельному кодексу Российской Федерации любому гражданину, желающему приобрести в той или иной местности земельный участок. Большого количества их администрацией района не выдавалось в горной Санибе.

С такой позицией Аслан Фидаров не согласен:

– Есиев говорит, что нет понятия «земля предков», а для меня такое понятие есть. Оно для меня священно, именно поэтому я начал строить дом в селе, откуда пошел мой род. Если это понятие отменить, то зачем тогда праздновать Джеоргуыба? Или ездить на Реком? Философия, история осетин очень многих привлекает. Мы сумели сохранить духовное наследие, хотя наши материальные памятники культуры находятся в аварийном состоянии. Если мы сможем это сохранить, восстановить, если строить в горах не просто так, а под архитектурным надзором, вписываясь в окружающий ландшафт, то республика станет раем для туристов. Но во всем должна быть гармония, а ее нет. Фиагдон превратился в мегаполис. Я не хочу, чтобы Саниба повторила этот путь.

С ним согласны и другие жители села. Владикавказская художница Земфира Дзиова выросла в Горной Санибе и вот уже многие годы проводит там несколько месяцев в году:

– Ко мне обратился Аслан Фидаров и рассказал о проблеме, которая возникла в Санибе, о том, что планируются прокладка дороги через источники и стройка на месте древних захоронений. Я выросла в Санибе, там мой отец родился, заслуженный художник Северной Осетии Батраз Дзиов. Там стоит прадедовский дом. Для меня Саниба – лучшее место в мире, и остаться равнодушной к такому безобразию я, конечно, не могу.

Поддерживает ее и Тотраз Кокаев:

– Из-за болезни я в этом году почти не ездил, но места мне знакомы с 60-х годов прошлого века. И то, что там творится, да и не только там, а во всех ущельях, это немыслимо. У частников из-за личной, сиюминутной наживы ничего святого не остается. Они готовы перешагнуть через кости предков, бульдозером сносят даже зёппадзтё и гёнахтё, не говоря о простых захоронениях и постройках. У нас в Осетии сегодня век ресторанов и заправочных станций. Какая к черту экология! Что мы сегодня видим? Пародии на ёгъдёуттё! Саниба сама – святое место! Реком – один из самых почитаемых святилищ, и все вокруг него должно быть табуировано! Никому не дано право уничтожать культурное и культовое наследие.

Чтобы прояснить ситуацию, сложившуюся в селе, корреспонденты «СО» связались с АМС Пригородного района, где нам сообщили, что глава Руслан Есиев находится в отпуске, однако ситуацию может прокомментировать главный специалист-архитектор отдела строительства и ЖКХ АМС МО Пригородного района Эрик Кцоев:

– В горной части села создалась очень сложная ситуация, т.к. в советское время эти земли были выделены в качестве садовых товариществ. Участки были распределены между жителями, однако позже товарищества прекратили свою деятельность. Многие дома были покинуты и брошены. Вопрос, который волнует и вас, и жителей села, состоит из двух аспектов. Первая часть – это строительство дома охотника, из-за которого был срезан склон возле леса. Могу вам сказать, что строительство это велось с нарушением законодательства, Градостроительного и Земельного кодексов. По факту обнаружения этих нарушений застройщику и владельцу земли 26.10.2017 года было выписано предписание о прекращении строительных работ и устранении нарушений. В случае если владелец не исполнит данное предписание, мы передадим документы в юридический отдел для подачи искового заявления в суд на снос данного объекта. Второй аспект – это строительство дороги на склоне, ведущем к Рекому. Надо отметить, что Реком находится значительно выше дороги, а сама дорога ведет к выделенным в личное пользование участкам. Тем не менее в ходе проверки было установлено, что никакой разрешительной документации на строительство этой дороги не было, а потому можно говорить о том, что и она была построена незаконно. Застройщику необходимо было прежде, чем начинать работы, заручиться разрешением хотя бы сельской администрации. Этого сделано не было, хотя представители администрации в личной беседе утверждали, что препятствий для подобного строительства не видят. По этому факту нами также было выписано предписание.

Нашли нарушения в проведении строительных работ и сотрудники Комитета по охране объектов культурного наследия, которые выехали на место по просьбе жителей села 31 октября 2017 года. В заключении, выданном экспертом комитета, указано, что строительство дома охотника, а также землеустроительные работы были проведены без согласования с комитетом, а в 160 м от строительства прокладывается дорога, которая граничит с выявленным объектом культурного наследия.

Казалось бы, по итогам этих проверок владельцам и арендаторам земель, на которых проводится строительство, должны быть предъявлены судебные иски. Но не тут-то было.

Дороги и водозабор

Проведение дороги на склоне, ведущей к Рекому, одна из больных, но не единственная дорожная проблема села. Так, осмотр, осуществленный администрацией, по словам местных жителей, был проведен не только без их участия, но и осматривали чиновники совсем не ту дорогу, о которой говорилось в письме. И действительно, кроме «рекомской» дороги, в селе назрел очередной раунд конфликта между соседями, где один строит дорогу к своим участкам, а второй делать этого не дает. Казалось бы, какое отношение частный конфликт имеет ко всему селу? Это было бы так, если бы речь не шла о землях, на которых находится водозабор, подающий воду в дома селения.

«СО» постаралась выслушать обе стороны конфликта. Так, владелец земельного участка, на котором находится водозабор, А. Гусов пояснил:

– Я понимаю, почему разгорелся конфликт. У меня в Санибе один участок в собственности и еще несколько в аренде для пастбищ, т.к. я развожу лошадей. Никаких построек на них нет, но они законно оформлены. Аслана я сам притащил в село, уговаривал его купить дом, который продавался. Кто же знал, что так получится. Мои участки граничат с его через речку. Конфликт разгорелся, когда он поставил шлагбаум на общей сельской дороге, которая ведет к водозабору. Эта дорога там всегда была, все туда ездили. И получается, что он захватил несколько гектаров земли, хотя при покупке дома ему принадлежали лишь 10 соток. Остальные 30 соток он себе просто приписал. По суду их изъяли. Вот теперь от злости он и пишет во все инстанции.

Между тем Аслан Фидаров с этой позицией не согласен:

– На 2010 год у меня была выписка из похозяйственной книги на 45 соток. В 2012 году я получил право собственности на дом и землю, кадастровый паспорт, выписку из похозяйственной книги. Таким образом, я владел землей с 2012 года, т.е. более 5 лет. Действительно, сейчас я нахожусь в состоянии судебного разбирательства за возврат земли, которую у меня изъяли по судебному решению. Что касается шлагбаума, то он был установлен 15 лет назад, до момента моей покупки данного участка. Более того, шлагбаум стоит на дороге, находящейся в аренде и ведущей в тупик, где расположен только мой дом. И в данном месте дороги никогда не было, там шла водопроводная труба, ведущая от водозабора. А сам водозабор, который ничем не закрыт и никак не охраняется, находится на частных землях А. Гусова. Там же расположены сернистые источники, которые были разработаны и охранялись еще в советское время. Каким образом охранная территория попала в частные руки? Непонятно. Самое удивительное во всей этой ситуации, что когда мы, жители села, говорили, что строящийся дом охотника ставит под угрозу схода селя все село, то ни глава села К. Кациев, ни глава района никак не отреагировали. Когда я задал вопрос Есиеву, знает ли он, что водозабор села стоит на частной территории, он заявил, что водозабор находится значительно дальше. Что не соответствует действительности. Обиднее всего, что пострадали люди, которые получили эти земли. Это сельхозугодья, и люди вразрез правил и норм начинают строиться и «резать» себе дороги. От этого страдают и жители села, у которых де-факто отнимают земли для пастбищ, и те, кто взял землю.

Последнее утверждение разделяют и старожилы Горной Санибы, в том числе и представители фамилии Кусовых, исконно проживавших на этих землях:

– В селе сложилась непростая ситуация, «сдобренная» межличностными отношениями. Но основные вопросы у всей нашей фамилии даже не к тем, кто спорит между собой, а к тем чиновникам, кто выделил землю на склонах, ведущих к Рекому. Реком – это место для молитвы, духовный центр, и создавать там коммерческие проекты означает вступать в противоречие с нашими исконными религиозными устоями. Выходцы из Горной Санибы считают, что это решение нежелательно. Кроме того, это просто опасно. Ведь там ползучие грунты. И если на этом склоне строиться, то необходимо разрабатывать инженерное и грамотное гидротехническое решение с учетом уклона и высоты строительства. Такая же проблема и там, где построен домик охотника. Какая необходимость была там строить? Конечно, это сложный момент, и хозяева земли могут сказать, что им ее законно выделили. Но тогда вопрос к чиновникам: а почему ее выделили под строительство? Зачем строиться там, где есть серьезная опасность схода селевых потоков? По нашему мнению, село должно расширяться вниз, а горная его часть – оставаться с нетронутой природой.

Кого услышат в длинных коридорах власти – покажет время, а «СО» и дальше будет следить за ситуацией.

У зоопарка застали местного жителя, неравнодушного человека, без участия которого не обходится в селении ни одно мероприятие, Таймураза Елоева.

– Очень много внимания требуют питомцы зоопарка, – говорит он. – Ведь они в непривычных для себя условиях, в неволе. И рождение птенцов в таких условиях – событие нечастое. Приходится и лекарства давать птенцам, чтобы не болели, и особый рацион готовить. Вот сейчас приготовил «меню» для журавленка из 60 компонентов, среди которых – творог, яйцо…

Зоопарк любят детишки, да и взрослые, которые приезжают сюда как туристы или просто отдохнуть, подышать свежим горным воздухом. Индийские фазаны, японские журавли, гагары, королевские павлины, мандаринки… – каких только экзотических птиц нет, всего 61 особь! Из разных мест их завозит сюда советник главы республики Маирбек Кусаев, для которого Старая Саниба является родовым гнездом по линии матери. Он же – инициатор построенных здесь и мемориального комплекса в честь воинов – выходцев из села, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, и бетонных барьерчиков, по которым вода из реки Кауридон стекает в виде водопадов, и детской площадки, и здания крестильной у реки, и верхней и нижней трапезных для участников различных массовых мероприятий, украшенных цветочными клумбами, пальмами. Все это – за счет средств спонсоров, привлеченных Кусаевым, и его собственных.

Уже приняла окончательный, завершенный вид купель, огороженная дощатыми площадками, мостиками, лесенками. Построена крытая концертная площадка со скамейками. Появились и новый фонтан из мрамора, и дом для священнослужителей с условиями для ночлега.

Полностью отреставрирована местная церковь Пресвятой Троицы, постройки, по одним сведениям, IX, по другим – XII века. Храм облицевали горным камнем, купол покрыли медью, заказали иконостас, колокольню, расписали внутри, провели освещение. Вести службы сюда приезжает и архиепископ Владикавказский и Аланский Леонид.

Рядом с церковью еще одна достопримечательность – липа в возрасте 600 лет. Восстановлено и святилище Аларды. Его культ связан с ритуалом очищения от эпидемий, в первую очередь оспы, которая была в прошлом настоящим бедствием для населения. В XIX веке она распространилась и в Старой Санибе. Тогда одному из жителей селения Чага явился во сне ангел и указал место, где следует основать святилище. Мужчина выполнил наказ, и эпидемия прекратилась. Сегодня дзуар также облагорожен и превращен в сад с деревьями, цветами и россыпью декоративных камней, на которых установлены статуэтки в виде белых ангелов.

В Старую Санибу потянулись паломники из всех концов республики, и Маирбек Кусаев решил облагородить прихрамовую территорию, построив трапезные. Сначала – одну, а затем – другую. Люди приезжали с детьми, и появилась идея организовать для них зоопарк, а также спортивный городок. Если первый уже действует, то второй – в проекте. Здесь будут футбольное поле, баскетбольная площадка, различные тренажеры.

Постепенно Старая Саниба превратилась в туристическую зону, поэтому недавно появился отель на 10 номеров. Здесь останавливаются туристы из Москвы и других городов. Некоторые предпочитают снимать жилье посуточно у местных жителей. Время от времени в горное селение приезжают священники из Санкт-Петербурга и других епархий.

– Старая Саниба будет и дальше развиваться, – говорит Маирбек Кусаев. – Планом предусмотрено создание центра духовного и физического совершенствования. Для этого я и мои единомышленники приложим все силы.

Фото Татьяны ШЕХОДАНОВОЙ.

Северная Осетия — большая республика. Она раскинулась от Дарьяльского ущелья (Военно-Грузинской дороги) на востоке и до Дигорского ущелья на западе.
Осетины исповедуют преимущественно православие, от того тут получается удивительный симбиоз гостепреимной горской крови, христианских традиций,
язычества и мусульманства…
Итак, наш маршрут начинается сразу после Владикавказа в Дарьяльском ущелье на Военно-Грузинской Дороге. Через десяток километров, за селением Чми уходим в горы, направляясь в сторону почти покинутого села Старая Саниба.
1.Склоны Казбега
В некоторых местах, петляющая горная грунтовая дорога почти вплотную прижимается к государственной
границе с Грузией, о чем и сообщают такие вот информационные щиты.
2.Приграничная 5км зона у подножья Казбека
А впереди уже нас ожидает первый перевал — Санибанский, достаточно простой и невысокий.
Старая Саниба — древнее село, расположенное на северо-западном склоне Казбеги, основанное в раннем средневековье, в ущелье реки Кауридон.
Увы, сейчас село практически полностью оставлено и проживают в нем всего с десяток человек.
А в нескольких километрах западнее, расположено печально известное Кармадонское ущелье с шумной рекой Геналдон и таким же печально известным ледником «Колка».
3.Толща сошедшего ледника Колка
Да, это тот самый ледник, с которого случился сход разрушительного селя 20 сентября 2002г. Он привел к гибели более 100 человек, включая съемочную
группу режиссера и актера Сергея Бодрова — младшего.
Спустя 15 лет, уже мало, что напоминает о следах той разрушительной трагедии, кроме установленной стелы в память о погибших.
4.Стелла в память о погибших в 2002 в Кармадонском ущелье
Старые дороги оказались погребены под многометровым слоем камней от сошедшего селя, а сверху за десятилетие накатаны новые дороги.
Поднявшись от стелы к поселку Кармадон можно найти остатки заброшенного бальнеологического курорта «Кармадон» и разрушающийся поселок, в котором проживают едва-ли несколько сотен жителей. Тем не менее, из источника можно набрать минеральной лечебной воды, известной в России как «Кармадонская», а немного поднявшись вверх по течению Геналдона по грунтовой дороги вдоль реки,
установлены символические ванны для принятия термальных ванн.
Между прочим, в Кармадонское ущелье можно попасть и по радиальной трассе P299 из Владикавказа, проложенной по этому живописному ущелью.

Дальше наш путь лежит через невысокий и простой Даргавакский перевал на высоте 1791м в одноименное Даргавакское ущелье.

Место широко известное, благодаря расположенному здесь средневековому некрополю и сохранившимся родовым боевым башням.
6.Некрополь
Считается, что некрополь датирован IX-XVIII веками и является самым крупным захоронением на Кавказе, состоящим более, чем из 90 строений и
располагаясь на склоне горы Чиздинхох.

Само село Даргавас, несмотря на долгую историю, также уже немногочисленно по постоянному населению, сказывается миграция населения в
экономически-активные районы.
Через несколько километров в селе Фазикау, можно свернуть к селу Джимара. За мостом в Джимаре начинается живописная дорога вверх по реке Мидаграбин
к леднику Зейгалан.

У подножья ледника находится самый высокий водопад Европы и одни из десяти высочайших водопадов планеты — Мидаграбинский водопад.

Главный водопад носит имя — Большой Зайгелан и его высота составляет около 750 м.

При большом упорстве и желании, по малой воде, возможно подъехать практически до 400-500 м от чаши водопада.

Для искателей приключений, можно проехать заброшенной дорогой от Джимары на Верхний Фиагдон

Через медные рудники, которые ныне не функционируют.

Поднявшись вверх откроется вид на Фиагдонскую котловину,

А потом, будете наслаждаться весьма непростым горным «трофи», через заросшие горные дороги к заброшенному руднику с крутыми спусками и подъемами.

Перед Верхним Фиагдоном будет очередной простой перевал — Какадурский (1788 м) по дороге с твердым покрытием, и он доступен в любую погоду для любого автотранспорта.

Верхний Фиагдон — бывший горняцкий поселок, сейчас пытается пережить второе рождение, благодаря находящемуся рядом мужскому Свято-Успенскому Аланскому монастырю.

Монастырь основан в 2000 году и поэтому его историческая ценность совсем невелика, хотя сюда и приезжают немногочисленные туристические автобусы через Архонский перевал и Транскавказкую магистраль.

Но основная достопримечательность Куртатинского ущелья в другом — здесь расположен шипучий минеральный источник Хидикус, по правому берегу одного из притоков Фиагдона.

Чтобы добраться до источника, потребуется проехать пару десятков километров к самому подножию Куртатинского перевала по вполне сносной грунтовке, но оно того стоит — минеральная вода из источника имеет фантастический и неповторимый вкус,
а местные предприниматели занимаются разливом и упаковкой воды по пластиковым бутылкам прямо на источнике.

Если внимательно посмотреть на старые карты «генштаба», видно, что от источников уходит дальше дорога на Куртатинский перевал — но это ошибка в картографии.

С северной стороны на высоте 2800-2900 м, технологическая трасса под ЛЭП в Южную Осетию упирается в отвесные скалы — навряд ли когда-то здесь существовал перевал для колесной техники.

Только пешеходная и конная тропа. Чуть позже проверим проходимость Куртатинского перевала со стороны Рокского тоннеля.

В Куртатинской долине очень много развалин древних аулов. Многие века эти места населяли осетины, но со временем они были вынуждены покинуть эти места и уйти в равнинную часть республики.

В этой части Осетии изучать больше нечего, поэтому через очередной горный перевал — Архонский на высоте 2206м, уходим в сторону Транскавказкой магистрали.

Пока все три пройденных перевала являются абсолютно гражданскими и проходимыми почти в любое время года (кроме зимы) на легковой неполноприводной технике.
36. Архонский перевал
Исключение составляют только грунтовые дороги вверх по ущельям к водопаду и источникам — там легковой неполноприводной технике местами будет непросто, а кое-где в дождливую погоду и непроходимо.

Спустившись в село Верхний Унал, опять изучение старых карт и прямой дороги на село Холст,
который расположен на склоне горы Архон и близ которого располагалось большое количество рудников. Увы, но дорога от Унал на Холст вдоль реки
оказалась разрушена многочисленными лавинами, а возвращаться к Архонскому перевалу уже не хотелось.
Впереди Транс-Кавказская магистраль и Мамисонское ущелье.
«Транскам — единственная круглогодичная дорога, соединяющая Северную Осетию с Южной Осетией, а также самый короткий путь из европейской части России в Закавказье, Турцию и Иран» — так говорит Википедия.
На деле же, по Транскаму сейчас возможно движение только до Цхинвали — дальше дорога блокирована как с грузинской, так и с юго-осетинской стороны.
Получается как всегда, были затрачены колоссальные средства на строительство круглогодичного более безопасного дублера Военно — Грузинской дороги в позднесоветское
время, но уже почти 10 лет магистраль используется практически в качестве сельской дороги.
В этой части Осетии, последним более-менее населенным пунктом является Мизур. Мамиссонское же ущелье фактически пустое, а населенные пункты покинуты.
Тем не менее, перед Рокским тоннелем стоит международный автомобильный пограничный переход(МАПП) между Россией и Южной Осетией, а Росавтодор исправно продолжает
поддерживать Транскам и Рокский тоннель в удовлетворительном состоянии для обеспечения жизнедеятельности Южной Осетии — так как это единственный коридор с внешним миром.
Стоит отдельно сказать и про Военно-Осетинскую дорогу — важный перевальный маршрут черз ГКХ, построенный в 1897г и соединившей Владикавказ и Кутаиси.
Это был стратегически важный транспортный путь, особенно во время Великой Отечественной войны, но он утратил своё значение после завершения строительства Траскама.
На деле же, по Транскаму сейчас возможно движение только до Цхинвалла — дальше дорога блокирована как с грузинской, так и с юго-осетинской стороны.
Получается как всегда, были затрачены колоссальные средства на строительство круглогодичного более безопасного дублера Военно — Грузинской дороги в позднесоветское
время, но уже почти 10 лет магистраль используется практически в качестве сельской дороги.

До селения Нижний Зарамаг Военно-Осетинская дорога идет по Транскаму, и дальше уходит в Мамисонское ущелье.
В настоящее время сквозное движение по Военно — Осетинской дороге не осуществляется, так как на Мамисонском перевале отсутствует пограничный переход, а сам
перевал, после событий августа 2008г (Грузино — Осетинский конфликт), занят Российскими пограничниками.

С грузинской же стороны, полиция стоит под перевалом за селением Шови, но об этом позднее.
Напомню, что ранее остался небольшой долг по Куртатинскому перевалу — убедиться в проходимости перевала для колесной техники с обратной стороны хребта.
Для того, чтобы попасть на Куратинский перевал, необходимо пройти МАПП и перед Рокским тоннелем вдоль реки Закка до села Абайтикау — это крайнее село, находящееся в 5-км пограничной зоне.
39. Долина реки Закка
В паре километрах выше по реке Закка, стоит застава, в направлении перевалов Сивераут, Закка и Калота в Грузию, блокирующая дальнейшее движение к границе,
а серьезные парни в полной боевой разгрузке, молча потребуют ваши пропуска и попросят развернуться обратно, ведь эти перевалы с высотами более 3000м
— древние караванные пути из Европы в Азию.
40. Перевал Сивераут
От селения Абайтикау начинается крутой серпантин наверх к Куртатинскому перевалу — серпантин иногда расчищается для обслуживания высоковольтной ЛЭП, идущей в Южную Осетию через перевал.

Но тем не менее, порой угол подъема достигает 30-35 градусов и даже объемистый атмосферный дизель с отличным охлаждением начинается критически перегреваться на пониженной передаче.
42. Серпантин на Куртатинский перевал
В некоторых местах необходимо включать блокировки мостов, чтобы продолжить движение.
43. Перевал Куртатинский (3293м)
Но в награду за упорство, поднявшись на перевал и преодолев отметку в 3293м,
открываются действительно фантастические виды как на Куртатинское ущелье с одной стороны,
44. Панорама Куртатинского ущелья
Так и на Заккадонское с другой.
45. Панорама на Заккадонское ущелье
Внимательный осмотр перевала показал, что перевал никогда не использовался колесной техникой для преодоления хребта.
46. Стена на северной стороне Куртатинского перевала
Хотя, с некоторыми условными ограничениями можно попытаться спуститься с перевала на квадроциклах, подвергая себя риску на узкой конной тропе.
47. Стена на северной стороне Куртатинского перевала
Ну а дальше направляемся в одно из живописнейших ущелий республики — Мамисонское, где ещё сохранились участки Военно-Осетинской Дороги.
Как я писал ранее, движение по дороге было открыто ещё в 1894г и соединяло Северную Осетию с Грузинской Сванетией.
Во время Великой Отечественной войны дорога играла стратегическую роль и постепенно потеряла свое транспортное значение к 1984г после открытия сквозного движения
по Транскаму.
Мамисонское ущелье начинается в селе Нижний Зарамаг. Несколько лет назад, на федеральном уровне было принято решение о присвоении этим территориям статуса особой
экономической зоны для развития туризма и рекреационных зон.
Под выделенное финансирование даже успели проложить новую и местами асфальтированную дорогу вдоль реки Земигондон до села Лисри.
Готовилась инфраструктура под строительство горнолыжного курорта близ Мамисонского перевала вплотную к границе с Грузией, но в 2013-2014 году финансирование прекратилось и проект заморозили,
а в 2015г проект и вовсе отменили.
48. Военно-осетинская дорога в Мамисонском ущелье

В ущелье располалгаются древние осетинские села, такие как Тиб, Лисри, Тли, Калак. Увы, но почти все население данных сел покинуло ущелье — брошены родовые башни, оставлены дома.
В Лисри сейчас живет один человек, в Тиб несколько десятков — те, кто вернулись с равнины. Восстанавливают родовые дома и боевые башни.
Тиб известен своими минеральными источниками Тиб-1 и Тиб-2.
В советское время здесь начали строить санаторно-курортный комплекс, но не достроили. Так и стоит недострой уже третий десяток лет, злобным оскалом напоминая про былое прошлое.

Лисри — ещё одно интересное древнее осетинское село с родовыми боевыми башнями и развалинами православного храма.
50. Лисри
Некоторые родовые дома восстанавливаются, но постоянных жителей нет.
51. Лисри, разрушенный храм
Сёл Камсхо, Калак и Згил уже давно не существует, вместо них здесь находится пограничная застава, преграждающая путь вглубь ущелья без пропусков любознательным путешественникам, хотя ничего интересного, кроме кошар, там нет.
51. Разрушенные аулы в Мамисонском ущелье
Но если у вас есть пропуск в пограничную зону, полный привод, хороший клиренс под мостами вашего внедорожника, тогда у вас есть возможность подняться на Главный Кавказский Хребет по пробитому перевалу через г. Холоца (3941м) и насладиться отличным видом на Мамисонское ущелье и Мамисонский перевал с высоты 3267м.
52. Панорама Мамисонского ущелья и Цейской стены с высоты 3267м.
Эта грунтовая дорога была пробита для прокладки и обслуживания газопровода из РФ в Южную Осетию в качестве гуманитарной помощи, а для нас приятный бонус, т.к. подъем на северную стену ГКХ очень крутой и с частыми обвалами.
Но тут надо быть предельно внимательным, чтобы не пересечь границу РФ и Южной Осетии и далее, по — старой советской дороге, стремительно не спуститься к Южно-Осетинскому селам Хъеуселт и Тамаджын.
53. Главный Кавказский Хребет
Формально — для граждан РФ это административное правонарушение, а для иностранных граждан — уголовное преступление и пограничники патрулируют данный район.
54. Главный Кавказский Хребет
Высота перевала более 3000 м, поэтому с ноября по май подняться на него скорее всего не удастся из-за снежного покрова.
55. Кударский перевал ~ 3200 м
Панорама южного склона ГКХ, выходящего на Южную Осетию.
56. Старый советский серпантин в Южной Осетии
Со стороны Южной Осетии можно также подъехать к южным склонам ГКХ и перед вами предстанут такие картинки
57. Долина реки Джоджора
58. Дорога на Кударский перевал со стороны Южной Осетии
Мост через реку перекрыт — дальше подъем на перевал, и граница с Россией
59. Мост через р. Джоджора

И еще одно интересное место в этой части Осетии осталось для знакомства и посещения — Мамисонский перевал.
61. Военно — осетинская дорога к Мамисонскому перевалу
По этой теме, увы не очень много отчетов и описаний есть в открытых источниках, значит надо устранять этот информационный вакуум.
62. Военно — осетинская дорога к Мамисонскому перевалу
Лучшее время для посещения этих мест — вторая половина лета и начало осени, к этому времени снег на высотах выше 2800 м уже растает, вода в реках пойдет на спад, а вы сможете подобраться к самым интересным местам на Кавказе без особых проблем.
63. Дорога к перевалу становится уже и хуже
Но будьте уверены, что пограничники будут знать о вашем движении к перевалу, как только вы начнете подъем от села Лисри на Военно — Осетинскую дорогу по крутому серпантину — ведь никто кроме пограничников её больше не пользуется.

Мамисонский перевал через ГКХ находится на стыке границ России, Осетии и Грузии, на высоте 2911м и значительную часть года он находится под снежным покровом и не доступен для
движения. Пограничники разворачивают здесь пост к середине мая и уходят вниз к ноябрю.
На самом перевале стоит Российская пограничная застава, а до 2009г на этом месте стояли грузинские пограничники.
65. Седловина перевала с заставой пограничников
В зимнее время, высота снежного покрова на седловине перевала может достигать 3-5 метров, а застава перемещается вниз ущелья к реке Мамихдон.
Военно-Осетинская дорога и Мамисонский перевал в 90-е годы XX века активно использовалась для нелегального транзита груза из РФ в Грузию, а из Грузии в РФ через перевал ходили даже груженые КАМАЗы с контрабандной продукцией.

Как и ожидалось, на седловине перевала, в месте прохождения госграницы, дорогу перекрыли пограничники, у них срабатывали датчики на движение автомобиля и группа была проинформирована.
В сторону Грузии дорога оказалась перекрыта «противотанковыми ежами», но на вид была в удовлетворительном состоянии — значит теоретически сквозное движение возможно, а вниз открывался вид на блиндажи с грузинскими пограничниками в долине реки Чанчахи и селение Они.

Места безусловно красивые, а долина реки Мамхидон и языки ледника в её истоках отдают ледяным дыханием даже в сентябре, так что смело можно заносить место в рекомендованное к посещению.
Напоследок надо посмотреть на состояние дороги между Лисри и Тиб через аул Клят.
Военно-Осетинская дорога от Нижнего Зарамага до Тиба и далее к развалинам села Клят еще вполне проезжая для колесной техники.
Урочище Клят (село Клят) представляет собой развалины достаточно большого села, стоящего на дороге. По состоянию развалин, можно предположить, что село покинуто в середине XXв.
68. Аул Клят
Дальше до Лисри — дороги уже местами нет. Сошли сыпуны и обвалы в нескольких местах, разрушив дорогу — не везде можно пройти даже пешком, поэтому необходимо спускаться
к новой дороге по дну ущелья.
69. Разрушение Военно-Осетинской дороги перед Лисри
Следующая точка на пути к Эльбрусу через отроги Кавказкого Хребта — Цейское ущелье и одноименный горнолыжный курортный комплекс.
По — прямой от Мамисонского перевала до Цейского ущелья не более 12 км, и фактически Мамисон является южным склоном Цейского ледника и соответственно ГКХ с
вершиной Чанхачи (4461м). Формально даже точку перевала можно считать Закавказьем.
Но чтобы попасть к горнолыжному комплексу, необходимо вернуться по Транскамской магистрали в поселок Бурон, а отуда, по асфальтированному шоссе добраться до села Верхний Цей.
Сам по себе горнолыжный комплекс достаточно старый, был построен в 1960-х годах. Горнолыжные трассы проложены с ледника Сказка, к которому ведут два кресельных

подъемника — новый и старый.
У Юрия Визбора есть стихи посвященные Цейской стене.
В августе-сентябре, на стандартном внедорожнике по — технологической дороге можно подняться к началу канатной дороги на высоту 2850м и полюбоваться панорамой Цейского ущелья.
Увы, погода была с низкой и плотной облачностью, сопровождающаяся моросящим дождем. Красивых панорам ущелья и Цейской стены не получилось.
Дальше предстоит интересный участок маршрута и переход из Алагирского в Дигорское ущелье через перевал Саварофцаг (2531м). За Мизуром вдоль реки Садон,
начинается неспешный набор высоты, минуя брошенные горняцкие поселки и весьма интересными названиями — Садон, Галон, Верхний Згид.
В 2002 году, случилась катастрофа в этом ущелье, когда после проливных дождей, река Садон вышла из берегов и селевыми потоками уничтожила поселки Садон и Галон. Это событие
прошло почти незаметно из-за Кармадонской трагедии. Тем не менее, после этих событий, власти приняли решение, что восстанавливать поселки не рационально и их необходимо
расселить.
За 13 лет, следы той трагедии все ещё видны на оставшихся зданиях — селевые потоки оставили явные отметки на уровне окон первого этажа, а в некоторых здания грунт с камнями находится внутри.
Картина грустная, а местами и зловещая — пустые и черные глазницы жилых домов и административных зданий, взирают на редких путников в этих местах.
Но в некоторых домах теплится жизнь — десяток человек вернулись в родные поселки и теперь выживают здесь.
Следующий поселок — Верхний Згид, встречал уже крайне плотным туманом. Это пока еще живой горняцкий поселок, расположен на высоте более 2000м, но большая часть уже покинута.
70. Верхний Згид
Грунтовые дороги в верхней части села под моросящим дождем порядком размокли, а местами представляли собой нетривиальный слалом через глубокие промоины.

За Верхним Згидом начинается грунтовая дорога в Дигорское ущелье через перевал Саварафцаг 2569м (пер. Згидский).
Эта дорога проходит в живописнейших местах этой части Кавказа между двумя хребтами: Главным Кавказским и Черным Хребтом, похожим на огромную корону.
72. Черный Хребет
По спутниковым снимкам видно, что дорога пойдет по узким полкам с крутыми 90-150 градусными поворотами, а учитывая высоту перевала более 2000м, перевал в период с ноября по май, скорее всего недоступен для движения, если дорогу не пробивать бульдозерами.

В остальное же время года, при отсутствии проливных дождей участок должен быть без проблем доступным для прохождения на полноприводном автомобиле с резиной 31-33″ размерности.
Но вообще, места здесь достаточно безлюдные, но тем и интересные — случайных людей здесь не бывает.
74. Долина между ГКХ и Черным хребтом
Что удивительно, эти места ценятся любителями походов на велосипедах, но вот автомобильные путешественники напрасно обходят своим вниманием этот регион.
Узкая грунтовая дорога ведет все выше и выше к седловине перевала Саварафцаг 2569м (пер. Згидский). В сухую погоду все достаточно просто, но если пройдут дожди, местами будет очень непросто.
75. Саварафцаг

По перевалу Саварафцаг проходит граница между Алагирским и Ирафским районами и отсюда начинается спуск в Дигорское ущелье Осетии, населенное своим особым этносом — осетинами-дигорцами(уаллагкоцы).
76. Седловина перевала Саварафцаг 2569м
В июле 2015г, судя по отчетам в сети, путешественникам на УАЗ Патриот здесь было очень не просто. А в сентябре судите сами…
Крутой грунтовый серпантин со стороны Дигорского ущелья приводит в аул Камунта и аул Галиат. Достаточно аутентичные места с богатой историей и малым населением ~ 20-30 человек.
Из исторической справки, следует, что на месте аула Камунта, археологи обнаружили множественные следы присутствия здесь поселений во-времена бронзового и железных веков.
77. Древний Аул Галиат
Древний же Галиат много веков назад являлся богатым городом с удивительной архитектурой, водопроводом и многоярусными домами, что и сейчас можно наблюдать, неспешно прогуливаясь по — развалинам этого древнего архитектурного комплекса.
Вполне естественно, что через эти места пролегали одни из многих вариантов Шелкового Пути, а сам город был известен далеко за пределами Древней Осетии.
77. Улочки Аула Галиат
Вообще, Фаснал-Галиатское ущелье (Уаллагком) представляет собой достаточно аутентичное и глухое место, и примыкает все к той же Цейской стене.
В сторону Верхенго Нара и Фаснала можно двигаться двумя дорогами, вдоль реки Сангутидон — это наиболее быстрый путь и по — хребту, по — старой дороге, более живописной, но и более сложной.
78. Сторожевые башни в Уаллагкомском ущелье
Теперь остается последнее интересное место в этой части Осетии — Дигорское ущелье.
В отличии от Фаснал-Галиатского ущелья оно более населенное и более открытое, а в глубине ущелья присутствуют гостевые дома и гостиницы.
79. Дигорское ущелье
В Дигорском ущелье расположен Урухский каньон Ахсинта. Его считают воротами горной Дигории. Воды Уруха, зажатые скалами, стремительно несутся вниз по ущелью, и пять километров узкой каменной щели оканчиваются входом в огромную светлую «залу» — Мацутинскую горную котловину. Сейчас на дороге пробиты тоннели, а когда — то пешая тропа вела вдоль каньона.
В Дзинаге стоит погранзастава, ведь граница с Грузией после Стур-Дигоры начинает прижиматься вплотную к Урух и за Мадзаска, пограничники с заставы Дзинага перекрывают дорогу на каньон Ахсинта вдоль Урух до водопада «Жемчужный», но на внедорожнике, при наличии некоторой степени упертости, можно найти объезд шлагбаума, если вы счастливый обладатель заветного пропуска в пограничную зону.
После подъема по — сужающемуся горному серпантину среди живописных елей, дорога выводит на полку вдоль реки Урух.
80. Дигорское ущелье
Последующие несколько километров местами достаточно непростые — этой дорогой пользуются только пограничники и пастухи с дальней кошары.
На этом участке, 17 декабря 2012г произошла трагедия — с высоты несколько сотен метров в реку Урух, сорвался УАЗ с пограничным нарядом. Два пограничника погибли, одному удалось выжить.
81. Мемориал погибшим пограничникам
О следах той трагедии напоминают останки автомобиля в реке…
82. Останки УАЗ Патриот погранслужбы ФСБ
Дорога по полке здесь действительно непроста — видны повсюду следы обвалов.

Водопад Галдоридон («Жемчужина») на реке Урух в глубине Дигорского ущелья
83. Водопад Галдоридон
В этом месте Дигорское ущелье становится абсолютно глухим, но безумно красивым, упираясь с трех сторон в ледники — начинается долина Харес.
84. Долина Харес
Появляются щиты, информирующие о начале 5-км пограничной зоны. Река Урух у подножья ГКХ, является почти естественной границей между Грузией и Россией в этих местах — река протекает в глубоком каньоне.
85. Долина Харес в окружении вечных ледников
Ледники Тананцете, Мостоцете и Штулу с вершинами 3500м-3900м протянулись вдоль ГКХ и госграницы.
Клыки острых и неприступных скал ледника Псыгансу с вершиной Суган (4486м) блокируют ущелье с северной стороны, а ледник Агаштан с западной.
86. Панорама на ледник Штулу вдоль тропы Дигория — Верхняя Балкария
Дальше за кошарой направление для колесной техники заканчивается и вдаль уходит только тропа по маршруту Дигория — Верхняя Балкария в Кабардино — Балкарию через перевал Кривосивцек(Штулу) категории 2Б.
А над головой кружат белоголовые сипы — горные ястребы.
87. Панорама на ледник Штулу вдоль тропы Дигория — Верхняя Балкария
В некоторых источниках есть информация, что в планах в этих местах построить дорогу, связывающее Дигорское ущелье Осетии и Черек — Балкарское ущелье в Кабардино-Балкарии. Со стороны Кабардино — Балкарии дорогу уже активно отсыпают и по-состоянию на 2015г техника дошла до верховьев Карасу в 10-12 км от перевала Кривосивцек, но об этом в следующих частях подробнее.
Очень жаль, если вместе с появлением дороги исчезнет первозданная красота этих мест.
88. Долина Харес
Не дойдя до границы с Кабардино-Балкарии и перевала Штулу на автомобиле всего 7-9 километров, можно констатировать, что вся Северная Осетия была пройдена, минуя дороги с твердыми покрытиями от Военно-Грузинской дороги на границе с Ингушетией и до Кабардино-Балкарии в Дигорском ущелье, параллельно ГКХ.
Потрясающе красивая и гостеприимная республика.
89. На Кабардино-Балкарию…
Дальше путь лежит в Хазнидонское ущелье Кабардино-Балкарии через ближайший возможный проход из Чиколы на Лескен. Но это уже следующая большая история познания неизвестного северного Кавказа…

Метки: Кабардино-Балкария, Кавказ, Осетия, Путешествия, Эльбрус, опыт

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *