Проблема греха, являясь составной частью проблемы сотериологии, в святоотеческом наследии занимает центральное место. При этом ее решение, как правило, начинается с обсуждения библейского сказания о Г. п. В контексте этого сказания отцы и учители Церкви размышляют о добре и зле, о жизни и смерти, о природе человека до и после грехопадения, о последствиях греха в окружающем мире и т. п.

Эта проблема привлекала внимание уже первых апологетов Церкви. Так, мч. Иустин Философ вопреки распространенным в его время эллинистическим представлениям о бессмертии души утверждал, что душа «если и живет, то живет не потому, что есть жизнь, а потому, что причастна жизни» (Iust. Martyr. Dial. 6). Как христианин, он исповедовал Бога единственным источником жизни, в причастии которому только и может жить все сущее. Душа в этом отношении не составляет исключения; сама по себе она не является источником жизни, потому что человек обладает ею как даром, полученным от Бога при его сотворении. Мч. Иустин почти ничего не говорил о судьбе души, утратившей единство с Богом. Он лишь утверждал, что такая душа умирает. Мертвая душа, продолжающая тем не менее свое существование, не является объектом его наблюдения.

У свт. Феофила Антиохийского двоякое понимание греха первых людей. Следуя широко распространенной экзегетической традиции, он утверждал, что этот грех проявился в непослушании Адама и Евы Богу. В то же время говорил о том, что прародители вкусили запретный плод, будучи не готовыми к такой пище. «По возрасту,- замечал он,- Адам был еще младенцем, почему и не мог принять надлежащим образом познания» (Theoph. Antioch. Ad Autol. II 25). Подобно ап. Павлу, различавшему «твердую пищу» и «словесное молоко» (Евр 5. 12; ср.: 1 Петр 2. 2), свт. Феофил относил «пищу познания», плоды к-рого находились на соответствующем древе, к пище «твердой». Как «младенец непосредственно после рождения,- писал Антиохийский святитель,- не может есть хлеб и поэтому питается молоком», так и первый человек, только что сотворенный Богом, не мог вкушать плоды древа познания (Theoph. Antioch. Ad Autol. II 25). По свт. Феофилу, как и по ап. Павлу, предупреждавшему, что знание может не только обогащать, но и «надмевать» (1 Кор 8. 1), познание «прекрасно» лишь для того, «кто им хорошо пользуется» (Theoph. Antioch. Ad Autol. II 25).

Несвоевременное вкушение «пищи познания» привело первого человека ко греху, за к-рый Бог, «как бы осудив в ссылку, изгнал его из рая». Однако это изгнание свт. Феофил не воспринимал как обычное наказание. В нем он усматривал очистительное действие, благодаря к-рому человек со временем все же будет «возвращен в рай» (Ibidem).

Последствия Г. п. в окружающем мире свт. Феофил Антиохийский рассматривал на примере диких зверей. «Звери (θηρία),- пиcал он,- получили свое имя потому, что они одичали (θηρεύεσθαι), а не потому, что изначально якобы были злыми и ядовитыми, ибо ничего злого изначально не было сотворено Богом, но все было прекрасно» (Ibid. II 17). Их «испортил» грех, нарушивший правила и нормы не только человеческого существования, но и природного бытия. В окружающем мире, замечал свт. Феофил, произошло то, что происходит в доме, хозяин к-рого начинает вести себя недостойно,- это отрицательным образом сказывается и на поведении домашней работницы.

Оригинальное объяснение Г. п. дал сщмч. Ириней Лионский. Проводя параллель между Девой Марией и прав. Иосифом Обручником, с одной стороны, и Евой и Адамом — с др., он отмечал, что обе пары первоначально сближало девство. Первые люди «были наги в раю и не стыдились,- цитировал он библейский текст и продолжал: — т. к., незадолго перед тем созданные, они не имели понятия о рождении детей» (Iren. Adv. haer. III 22. 4). Однако Ева проявила непослушание Богу и «сделалась причиной смерти как себя самой, так и всего рода человеческого». Сщмч. Ириней прямо не говорил, в чем проявилось это непослушание. Однако 2 примечания, к-рые он сделал в этой связи, позволяют прийти к выводу, что, по его мнению, прародители вступили в брачные отношения преждевременно, в чем и выразился Г. п. Он писал: «Адаму и Еве надлежало… сначала созреть, а затем умножаться», а также, противопоставляя Богородицу Еве, отмечал, что Дева Мария в отличие от Евы соблюла девство и «через послушание стала причиной спасения как Себя Самой, так и всего рода человеческого» (Ibidem).

Описывая последствия Г. п., сщмч. Ириней не оценивал их однозначно негативно, поскольку, по его словам, через них человек приобретает «двоякое разумение» добра и зла. «По великодушию Божию,- писал он,- человек познал и добро повиновения, и зло неповиновения, чтобы око ума, опытно зная то и другое, разумно избирало лучшее… А как бы он мог разуметь добро, не зная того, что противоположно ему?» Эту мысль сщмч. Ириней высказывает и более решительно: «Кто избегает познания того и другого (т. е. добра и зла.- М. И.) и двоякого разумения, тот незаметно убивает в себе человека» (Ibid. IV 39. 1), поскольку последний становится носителем образа и подобия Божия лишь тогда, когда он «получает познание добра и зла» (Ibid. IV 38. 4).

Однако такое «двоякое разумение» человек приобретает слишком дорогой ценой — через неповиновение Богу, проявившееся во грехе первых людей. И все же, по мысли сщмч. Иринея, хотя неповиновение — это зло и его нужно отвергнуть «через раскаяние как нечто горькое», совершивший грех человек «разумом постигает, каково то, что противоположно добру и сладости, чтобы никогда уже не пытаться на вкушение неповиновения Богу» (Ibid. IV 39. 1). Позиция сщмч. Иринея может быть истолкована т. о., что проявление греха служит цели совершенствования человека, поскольку способствует распознаванию добра и зла. Однако такая мысль, что разумение приходит лишь после совершения греха, не соответствует христ. взгляду на процесс познания. Грех лишь помрачает сознание и разум человека и потому не является подобающим путем к различению добра и зла.

У нек-рых христ. авторов (см.: Мень А., прот. Истоки религии. Брюссель, 1970. С. 215) приобщение ко злу признается особым способом познания. Однако христ. аскетика не знает утверждения «зло нельзя познать, не оказавшись причастным ему» (Там же). Напротив, она предлагает христ. подвижнику всесторонне разработанную методику противостояния злу и борьбы с ним, видя в ней залог духовного прозрения и трезвения, столь необходимых человеку в его познании, что есть добро, а что — зло. Правильность этой методики находит подтверждение не только среди бесчисленного множества праведников, боровшихся с грехом, но и среди еще большего количества грешников, имевших огромный практический опыт греха, что, однако, не помогло им в борьбе со злом, но лишь ухудшило их духовное состояние. Такие грешники если и возвращались к Богу, то, как правило, с помощью тех же праведников, к-рые научились бороться с грехом не через приобщение к нему, а через противостояние злу.

Климент Александрийский, используя аллегорический метод, предлагал свободное толкование Быт 2. 8-9. Древом жизни, по его мнению, Моисей называл «божественное разумение» (τὴν φρόνησιν θείαν), а раем — мир, сотворенный Богом (Clem. Alex. Strom. V 11. 72). У Климента имеется также рассуждение о последствиях Г. п., носящее полемический характер. Климент спорит с теми, кто вину за первый грех возлагали не только на Адама и Еву, но и на их потомков. «Пусть скажут нам, где (они встречали.- М. И.) дитя, которое тотчас после рождения уже в состоянии было бы грешить? И как, ничего не сделав, может оно подлежать проклятию Адама?» — задает он риторический вопрос и переходит к объяснению Пс 50. 7: «…я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя». Здесь Климент Александрийский снова прибегает к аллегорическому методу толкования и указывает, что прор. Давид под матерью разумеет Еву. Она действительно была «мать живых», ибо «она стала матерью всех живущих» (Быт 3. 20). Что же касается самого прор. Давида, то он, хотя и был зачат в грехе, не был грешником в момент рождения (Clem. Alex. Strom. III 16. 5-7).

Изгнание из рая. Роспись галереи ц. Воскресения Христова в Ростове. 2-я пол. XVII в.
Изгнание из рая. Роспись галереи ц. Воскресения Христова в Ростове. 2-я пол. XVII в.

Свт. Афанасий I Великий утверждал, что природа первых людей до совершения ими греха была тленной, имея в виду не реальную тленность, к-рая появилась вместе с появлением греха, а тленность потенциальную, свидетельствующую о том, что человеческая природа сама по себе не была ни нетленной, ни бессмертной. Потенциальная же тленность могла остаться нереализованной вообще, если бы род человеческий не был поражен сначала Г. п., а затем последующими грехами. Для сохранения условного нетления и бессмертия первым людям нужно было не только не грешить, но и пользоваться благодатной Божественной помощью, к-рая укрепляла бы и вела к совершенству их природу (Athanas. Alex. De incarn. Verbi. 5).

Свои рассуждения о Г. п. свт. Василий Великий предварял вопросом о происхождении и природе зла. Само собой разумеется, замечал он, что зло никогда не происходит от благого Бога. Однако если благое претерпевает повреждение, то оно может породить в себе зло. Первоначально это произошло в ангельском мире, где первый по достоинству и чести ангел отверг благодатную связь с Богом и стал родоначальником зла. «Почему зол диавол?» — вопрошал свт. Василий и отвечал: «По своему произволению». По этой же причине зло зародилось и в человеке, хотя и соблазненном диаволом. Относительно природы зла каппадокийский святитель высказывал традиц. для святоотеческой мысли взгляд: зло как сущность не существует, потому что Бог не создавал зла. Точнее, оно «существует… не в своем бытии» и появляется от «повреждения души». Столь странный феномен свт. Василий пояснял простым примером. У человека, имеющего хорошее зрение, нет места слепоте. Последняя появляется лишь тогда, когда зрение утрачивается. Причиной слепоты стала болезнь глаз; причиной зла стала болезнь души (Basil. Magn. Hom. 9).

Свт. Василий вступает в полемику с теми, «кто укоряют Творца» за то, что Он создал человека, способного совершать грех. Он опровергал мнения оппонентов с помощью сравнения Бога с хозяином, в подчинении у к-рого находятся слуги. Хозяин может проявить принуждение и заставить слуг выполнять ту или иную работу. Однако ему хотелось бы, чтобы они делали это с желанием и добровольно. «Равным образом и Богу… приятно… не то, что (исполняется.- М. И.) по принуждению, но то, что — по добродетели. Добродетель же от произволения, а не от нужды бывает, произволение же… зависит от нас». Укоряющие Творца не осознают того, что существо, не способное грешить, какое они предпочли бы человеку,- «существо бессловесное», т. е. животное, не имеющее свободы нравственного выбора. Однако именно свобода воли делает человека человеком, хотя и сопряжена с риском его духовного падения (Ibidem).

Рассуждая о наготе, к-рая открылась первым людям в результате грехопадения и вынудила их сшить одежду, свт. Василий Великий отмечал, что прародителям в любом случае потребовалось бы «одеяние». Однако если бы они остались послушными и верными Богу, это одеяние было бы совершенно иным. Оно «просияло бы… от благодати Божией и блистало бы», как «ангельское облачение», превосходящее сияние звезд и красоту цветов (Ibidem).

Свт. Василий не воспринимал смерть лишь как последствие Г. п. Она имеет для него и положительное значение, определить к-рое ему снова помогает пример, взятый из повседневной жизни. Сравнивая падшую человеческую природу с разбитым глиняным сосудом (ср.: «сосуд плоти» — Великий канон свт. Андрея Критского, песнь 4), он указывал, что сосуд нужно «предать огню», с помощью к-рого только и возможно его восстановление. С этой же целью «премудрый Промыслитель» предает смерти и сосуд человеческой плоти (Ibidem).

Комментируя слова прор. Иезекииля «душа согрешающая, она умрет» (Иез 18. 20), свт. Григорий Нисский отмечает, что смерть души наступает потому, что «грех есть отчуждение от Бога — истинной и единственной Жизни». Именно это и произошло, когда «первозданный» проявил непослушание: «в тот же день произнесен над ним смертный приговор». И, хотя смерть тела наступила позже (через «многие сотни лет после преслушания»), «не солгал Бог, сказав: «в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт 2. 17)» (Greg. Nyss. Contr. Eun. II 13).

Размышляя о падении первых людей, свт. Кирилл Александрийский ставил такой вопрос: если человека в раю ожидало «столь великоенесчастье», то не лучше ли было бы ему вообще не появляться на свет, т. е., по выражению святителя, «не иметь бытия»? При этом свт. Кирилл ссылался на слова Иисуса Христа: «…лучше было бы тому человеку не родиться» (Мк 14. 21). Однако, отвечая на этот вопрос, Александрийский святитель находил неотразимые аргументы в пользу появления человека на земле. Во-первых, бытие как дар жизни всегда лучше небытия; во-вторых, Бог дарует человеку не простое бытие, а благобытие (первые люди «получили бытие, и притом во благо»); в-третьих, сотворенного человека ожидает великое и славное будущее: он должен соделаться причастником благости Зиждителя. На пути к этой славе грех является значительным препятствием, однако Премудрый Создатель нашел от него весьма подходящее лекарство: тленность человеческого организма и его последующую смерть. «С пользой придумана смерть плоти,- писал свт. Кирилл,- не к совершенной погибели приводящая (человека.- М. И.), но скорее для обновления сохраняющая на время как некий разбитый сосуд» (Сyr. Alex. Glaph. in Pent. I 3-4).

По мнению блж. Августина, план строительства Града Божия учитывал падение первых людей. Поэтому Г. п. не мог «принудить Бога изменить Его определения». Хотя в Свящ. Писании можно найти такие места: «…раскаялся Господь, что создал человека…» (Быт 6. 6); «жалею, что поставил Я Саула царем…» (1 Цар 15. 11), однако в них «говорится… на что надеялся человек или что вытекало из порядка естественных причин», а не что «Всемогущий знал наперед, что Он это сделает» (Aug. De civ. Dei. XIV 11. 1).

Стыд прародителей, вызванный наготой их тела, блж. Августин объясняет следующим образом. Сама по себе нагота не могла вызвать у Адама и Евы чувство стыда, поскольку до грехопадения они тоже были наги, но не стыдились этого (ср.: Быт 2. 25). Это чувство возникло по др. причинам. С появлением греха была нарушена иерархия человеческой природы, в результате чего «душа лишилась прежнего повиновения со стороны тела». Оставив Господа «по собственной воле», душа уже не имела силы воли удержать в своем подчинении «низшего слугу», т. е. тело, члены к-рого «почувствовали новое движение», вызывавшее стыд, т. е. стали похотливыми. При этом блж. Августин ссылался на слова ап. Павла (Гал 5. 17): «…плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся…» (Aug. De civ. Dei. XIII 12).

Блж. Августин усматривал 4 разновидности смерти, появившейся в результате греха первых людей: смерть души, нарушившей связь с источником жизни; смерть тела, оставляемого душой и погребаемого в могиле; «смерть во всем объеме, когда душа наказывается, лишившись и Бога, и тела»; «вторая» смерть, «когда душа, оставленная Богом, вместе с телом терпит вечные наказания» (Ibid. XIII 13). Сведения о «второй» смерти блж. Августин несомненно черпал из кн. Откровение (2. 11; 20. 14; 21. 8).

Гиппонский епископ не только предлагал свое объяснение грехопадения первых людей, выразившегося, как он замечал, в непослушании Адама и Евы, но и рассматривал др. способы понимания этой трагедии. Если 1-е, к-рое сводится к тому, «что первые люди тайком совершили свой брак и имели совокупление раньше, чем соединил их Творец», он отвергал, то относительно 2-го, согласно к-рому Адам и Ева «слишком рано поддались желанию знать добро и зло и преждевременно захотели получить то, что было отсрочено для них до более благоприятного времени», он не выносил решительного суждения. Для блж. Августина такая версия могла иметь место лишь в том случае, «если бы мы хотели понимать древо познания добра и зла не в собственном значении, как дерево действительное с действительными плодами, а иносказательно» (Aug. De Gen. XI 41, 56).

С особой силой риторского таланта блж. Августин изображал состояние человеческой природы, пораженной грехом. Почему, задавался он вопросом, «запоминаем мы с трудом, а забываем без труда, приобретаем знания с трудом, а пребываем невеждами без труда, деятельны с трудом, а ленивы без труда? Не видно ли отсюда, к чему… бывает склонна порочная природа, (угнетаемая.- М. И.) как бы своей собственной тяжестью» (Aug. De civ. Dei. XXII 22. 2).

Духовное одичание первого человека привело, отмечал прп. Симеон Новый Богослов, и к одичанию животного мира, для к-рого Адам стал «преступником». Преступнику же животные «не хотели больше повиноваться». Они «стали презирать его» и даже «готовы были напасть на него» (Sym. N. Theol. Eth. 1. 2).

Считается, что человек рождается безгрешным, потому, что младенец беззащитен, он еще не умеет говорить и думать, как взрослый, и только потом, взрослея и приобретая жизненный опыт, сталкиваясь с проблемами исходящими от подобных себе же, человек начинает грешить, собирая на себя с годами все больше грехов…
Нет! Это заблуждение, к которому привыкли многие поколения, и над которым мало кто задумывается!
Человек, был безгрешным лишь при сотворении Мира Творцом всего сущего, как первое создание непорочного зачатия, а силой мысли, энергии и Духа Создателя, как сказано в Писаниях и Книге жизни многих народов…
После грехопадения первых людей – созданий Творца: мужчины и женщины в райском саду вечной жизни и счастья, а потом изгнания их, как простых смертных на землю, к другим творениям более низким по развитию, мышлению и существованию. Их грехопадение не только продолжалось, но и усугублялось, причем не только в периоды взросления и дальнейшей жизни, а именно с самого рождения, вернее, даже с момента зачатия…
Да! Именно с момента зачатия! Потому что, как раз в момент зачатия человек, пребывая еще в стадии сперматозоида, уже начинает бороться за существование. За первенство в достижении женской яйцеклетки, чтобы первым оплодотворить её, и превратиться в эмбрион и плод, который начнет свое развитие в утробе матери, чтобы родиться на свет по возможности полноценным человеком и жить, проходя путь от старта и до финиша, от начала и до конца, как предначертано, было Творцом Всевышним…
Как раз в момент зачатия будущий человек – сперматозоид, начинает братоубийственную войну, стремясь опередить своих сородичей, расталкивая по сторонам, вырываясь вперед, отталкиваясь от них, пробираясь все дальше и ближе к женской клетке, заграждая и заслоняя путь в лоно обретения жизни, остальным, обрекая их на гибель, еще не оплодотворившись и не родившись… Выживает сильнейший…
Кто то из подобных пытается перегнать вырвавшегося вперед, настигнуть и опередить в достижении главной цели – зародиться, и когда, получается, одновременно втиснуться в желаемое пространство, получая возможность дотронуться, и даже проникнуть в клетку для оплодотворения, двум сперматозоидам, независимо от пола. Им ничего не остается, как поделить место для зарождения жизни, и дальнейшего совместного сосуществования, до выхода в этот мир уже сформированных людей…
Правда случается иногда и так, что обойдя всех, перегнав остальных, наконец, достигнув своей цели – пришел первым, но в итоге, оказывается, попал совсем не в то место. Или совсем не так, и не правильно, а если и туда, и как надо, и пройдя все необходимые этапы и процессы оплодотворения, и развития плода, то уже родившись полноценным человеком, и прожив определенный период – начинает понимать, что напрасно старался и занял не свое место, обрекая себя на не легкую жизнь, на мучения и страдания… И, тогда приходит полное осознание, появляется мысль, что лучше бы не родился, или скорее бы уйти из такой жизни, и порой уходит – приобретая дополнительный грех к начальному – прекратив свою жизнь, которая давалась Свыше…
Если же двум или трем достигшим одновременно самого главного места, не удается поделить его и мирно полюбовно существовать, тогда кто — то из них, или все одновременно пытаются подло помешать и навредить друг другу: Забрасывая лишнюю хромосому в генетическую цепь, или наоборот отнять ее из этой цепи, и у некоторых это получается – результаты же подобной подлости мы видим иногда при рождении человека…
И, подсознательно с переходом на генетический уровень, закрепляясь в инстинкты, порой низменные, а все подобное проецируется и отражается на дальнейшей жизни, уже существующего, всего человечества, в борьбе за особенное место под солнцем. Все это ярко выражено у некоторых индивидуумов и особей, а так же целых наций и народов нашего современного мира, но с древнейших времен! Отсюда жестокость в семье, локальные короткие конфликты между родами и целыми народами, и затяжные всемирные войны… При чем не за спасение себя от кого то, и достойное существование, или выживание, а наоборот за превосходство над кем то, хоть это и не всегда оправдано или неоправданно вовсе…
Так что самый главный грех в человеке уже заложен изначально! При оплодотворении, а рождаясь и взрослея, продолжая жизнь дальше, он или накапливает грехи все больше, утяжеляя и усугубляя свое существование, от чего теряя здоровье и ускоряя свой бег к финишу, на встречу с Творцом всего сущего, который спросит за все грехи. Или рождаясь человек пытается жить так чтобы не мешать другим, подсознательно помня о первоначальном грехе, старается не грешить, или как можно меньше иметь грехов, чтобы жить, было легче в радости и в здравии, отдаляя свой финиш, наслаждаясь просто жизнью, а не существовать, не страдать, и бороться за свою жизнь… И, когда он все же подходит к порогу жизни, где ждет его Создатель всего Мира и всего сущего, то ему не так страшно, как другим, перешагнуть этот порог в Мир иной, на встречу с Великим Судьей и Пречистым, потому что он пришел с мизерным количеством незначительных грехов, или только с одним – с тем первоначальным, который может снять только Всевышний, и Он снимет его, прекратив все страдания… Иногда человек чувствует это, и старается жить именно так, как заповедано свыше, помня о первородном и предзачаточном грехе каждого родившегося… Но…
Но в большинстве своем человечество пока не осознает начального греха, и подсознательно действует по велению именно его, как инстинкта, продолжая, к сожалению, делать, и поступать в жизни так, как происходило в начале, при своем зачатии…
И не знаю, сможет ли изменить себя человечество когда-нибудь, но скорее всего, пока нет – и, это в силах только самого Творца, при полном очищении человечества от подобного прегрешения, а значит при изменении процесса зачатия, воспроизводства себе подобных, и необходимости продолжения рода…
Будет ли нам прощение в Мире ином, на том Свете, когда предстанем пред Всевышним, или придется нам очищаться и откупаться долго, страданиями там? Да будет быстрое прощение, но только первоначального греха, в котором мы виноваты косвенно, а за остальные грехи, которые мы навешиваем на себя за время жизни своей, будет очищение долгое, возможно через страдания, в зависимости от тяжести…
Есть ли Мир иной? Ну, если есть этот Мир, и этот Свет, наверное, есть и Тот – иной. Ведь кем- то же создан весь механизм кругооборота жизни и всего сущего на Земле нашей, и сама Земля – планета, как и другие планеты и весь космос, вселенная, и кем- то управляется этот механизм и все, что мы знаем и чего не знаем… Не сами же мы и все остальное существуем, и зародились, все создано по одному принципу – рождение, жизнь в частности, старение и отмирание всех и всего, для обновления жизни в глобальном понятии… Да и Заповеди для человека существуют в Библии, Коране, и других Книгах Жизни разных народов и народностей, а так же передаваемые правила, передаваемые из уст в уста, написанные несколько тысячелетий назад. И, которые так и существуют до наших дней, только не все мы и не всегда соблюдаем, хотя они написаны для нашей же пользы — кто то же их написал… Если просто человек, то это был самый умный и гениальный человек или сверхчеловек, получается, что в те времена были люди намного умнее нас и цивилизованнее, и предвидели, как мы будем жить через века, и, что будем творить над собой…
Да уже и многими ученными доказано, что существует энергетическая оболочка у человека, которая имеет и свой свет и свои колебания, свою вибрацию, и меняется от состояния настроения и здоровья. Здоровье же зависит часто и настроение от наших замыслов, помыслов и желаний, а так же целей и от действий, творимых, в достижения этих целей…
Каждая клетка, каждый орган, как и весь организм человека, имеют свою частоту колебаний и определенную вибрацию, которые настроены на частоты и вибрации космоса, возможно Великого космического разума или Великой энергии (может быть можно назвать это и Богом) которые управляют нами, и через энергетические каналы обмениваются с нами энергией и мыслями, подпитывая нас чистой и полезной жизнедеятельной энергией… И все на земле существующее, и все живущие устроены по такому принципу, а так же по принципу вечного двигателя – зарождения, рождения, процесса жизни, старения и отмирания, но свято место пусто не бывает, и приходит новая жизнь, продолжая эти процессы…
У человека же еще есть самый главный сгусток энергии, в котором собирается и хранится вся информация в процессе жизни, и в который входит дополнительная энергия для подпитывания организма и очищения существующей энергии, который служит и для обмена информацией с космосом, аккумулируясь которая поступает и в мозг и в сердце и в кровь поддерживая жизнедеятельность человека… И вот этот сгусток энергии, самый главный и важный в организме человека – есть Душа…
Только порой человек своими деяниями порой низменными или просто отходя от заповедей творца, начинает закрывать некоторые каналы связи с Великим разумом космоса, или нарушая частоту вибрации органов, и клеток организма, не давая возможности обмениваться информацией с основной энергией, теряя возможность подпитываться и обновляться… В следствии чего начинается нарушение работы организма и мыслей, и начинается «брожение» от застаивания старой энергии, которое ведет к болезням и разрушению некоторых органов и даже полностью организма, основной сгусток энергии – Душа перестает получать необходимую информацию и полезную энергию очищения, в свою очередь не имеет возможности давать энергию жизни для человека, пытается найти каналы для возможности связаться с Творцом и Великой всевышней энергией, настроиться на их частоту… И душа начинает метаться, меняя частоту колебаний всех клеток организма, обновляя каналы связи прерывая старые, но разум не успевает подать сигналы организму для перестройки и обновления организму, а он не успевает или отказывается это делать, и включается программа или самосохранения, запуская и выводя в работу резерв сил, энергии жизни, и после кризиса организм избавляется от всех болезней и начинает жить дальше порой по новому, или включается программа самоуничтожения из за невозможности найти резерв, а Душа – главный сгусток энергии начинает лихорадочно искать выход из этого обреченного организма, а находя начинает покидать человека, оставшаяся энергия обреченного истощается и человек, начинает угасать и в конце концов прекращает свою жизнедеятельность – умирает, а душа наконец становится свободной и устремляется к своим Матери – великой космической энергии своему Отцу – великому космическому разуму…
Принимать ли все сказанное и приведенное, или отрицать? Думайте – это дело каждого…
Что делать, и как жить дальше? Ответ очевиден – верите ли вы, или не верите, но задуматься на происходящем в жизни, и над собой стоит. Ведь жить, соблюдая заповеди, или хотя бы меньше грешить, не совершая зла, не мешать жить другим, а наоборот, помогая даже, зная, что нам зачтется в определенный момент, да просто станет легче жить в наше время, в существующий момент…
Так, что каждому свое, и на определенном этапе жизни, каждый отвечает сам за себя…
Думайте…

Первородный грех — под этим термином понимается грех первого человека Адама и его жены Евы (Хавы), которые ослушались приказания Творца и вкусили плод Древа познания Добра и Зла (отсюда — другой распространенный термин: Грехопадение Адама). За это Адам и Хава были изгнаны из Райского сада — Ган Эдена. Одним из последствий греха стало то, что люди, отведав запретный плод, стали смертны. В отличии от христианской концепции Первородного греха, иудаизм не смотрит на материальный мир как на неисправимый из-за греха Адама и Хавы, а на человека как на родившегося уже с изначальной виной за этот грех.

Просто о понятии Первородного греха

Первородный грех имеет намного более глубокий
смысл, чем кажется на первый взгляд

Все знают историю о том, что Хава и Адам согрешили в Эдемском саду, вкусив запретный плод. Были ли их мотивы и намерение такими, как может показаться на первый взгляд?

Каков духовный корень этого проступка?

Касаясь темы первичного греха, следует оговориться, что его полный и глубокий смысл очень далёк от нашего представления, и лежит в плоскости Сод — тайного толкования Торы. Здесь же будем говорить только соответственно простому пониманию (за которым, как за одеянием, кроется глубинное), опираясь на слова великого комментатора Раши. А также отметим, что цель Торы в упоминании грехов прошлого, научить нас правильному пути и предостеречь от уловок Дурного начала.

Сказано в Торе (Берейшит 3:6) «И увидела Женщина, что дерево хорошо для еды и услада для глаз, и вожделенно для развития ума, и взяла от плодов его и вкусила, и дала также мужу своему с собою, и ел». Поясняет Раши: в первой части предложения описано, как женщина искусилась и доверилась словам Змея (упомянутыми Торой выше), что, откусив от дерева, люди уподобятся Творцу и смогут созидать целые миры как Он Сам, т. е. женщиной двигала жажда духовного подъема и дополнительных возможностей служения Творцу. Но сразу же после грехопадения ситуация резко изменилась: «и дала так же мужу своему с собою» — то, что сказано «с собою», раскрывает Ее намерение — чтобы не умерла она одна, а он остался в живых и взял себе другую! Т. е. уже осознав свою ошибку, вместо того, чтобы искать пути исправления, она намеренно потянула за собой своего мужа, исходя из эгоистического желания не умереть одной!

Как можно понять такой полярный переворот, такие резкие изменения в порывах?

Ответ в том, что вследствие совершения греха силы зла, которые до этого действовали на человека «извне», вошли внутрь его души, а так как суть греха как раз и была в том, что поставить в центр внимания — желания Всевышнего или свои собственные, нарушение сразу же пробудило в женщине эгоистические мысли, заслонившие все остальное!

И если это верно по отношению к первым людям, непосредственно созданным Творцом, и обладавшим, по крайней мере, в начале, колоссальным духовным совершенством, то тем более — по отношению к нам! Насколько следует остерегаться дурного начала и его искушений, и как часто то, что на первый взгляд выглядит так безобидно и даже полезно, обращается в нечистоту и грех!

Однако р. Овадия из Бартинуры объясняет поведение женщины по-другому (более того, он пишет, что именно это и имел в виду Раши). Понимая, что она обречена на смерть, Хава хотела исправить положение и именно поэтому дала отведать от плода своему мужу! Логика ее была такова: все время, что согрешила только она одна, у Всевышнего нет причины ее помиловать, ведь, несмотря на то, что Адаму необходимо родить детей, Б-г может создать для этого другую жену, подобно тому, как создал ее, и цель творения в любом случае будет достигнута. Но если вместе с ней согрешит и Адам, тогда угроза смерти нависнет на них обоих, и это поставит под вопрос всю суть и цель творения, и может послужить смягчительным аргументом в их пользу!

За совершение Первородного греха Адам и Хава были изгнаны из Райского сада — Ган Эдена

Отсюда проясняется также, то, что приводит Раши в заключение своих слов «Хава накормила этими плодами не только своего мужа, но и всех зверей и птиц»! На первый взгляд совершенно непонятно зачем ей было это надо, но в свете сказанного — она хотела как бы «заставить» Всевышнего смиловаться над миром, все населяющие который должны были быть преданы смерти. Она надеялась, что этот аргумент смягчит приговор, и избавит мир от уничтожения уже в самом своем начале.

Но как мы знаем, у Всевышнего все просчитано заранее, и возможность греха ни в коем случае не отменяет Его планов, а только поворачивает мировую историю в иное русло, предоставляя человечеству гораздо более длинный и сложный путь для достижения изначально поставленной цели!

Утверждение. «Первородный грех» навсегда отдалил людей от Бога.

Факт. Бог не винит нас в том, что сделали Адам и Ева. Он понимает, что мы несовершенны, и не предъявляет к нам завышенных требований (Псалом 103:14). Хотя мы страдаем от последствий унаследованного греха, мы можем стать друзьями Бога (Притчи 3:32).

Утверждение. Крещение избавляет от «первородного греха», поэтому человека нужно крестить в младенчестве.

Факт. Крещение — это важный шаг на пути к спасению, но только вера в искупительную жертву Иисуса может очистить человека от греха (1 Петра 3:21; 1 Иоанна 1:7). Согласно Библии, вера основывается на знаниях, а у младенцев нет ни знаний, ни веры. Вот почему крещение младенцев не основано на Библии. Первые христиане крестили не младенцев, а мужчин и женщин, у которых была вера в Слово Бога (Деяния 2:41; 8:12).

Утверждение. Бог проклял женщин, потому что именно Ева первой съела запретный плод.

Факт. Бог проклял не женщин, а того, кто подтолкнул Еву к греху,— «древнего змея, называемого Дьяволом и Сатаной» (Откровение 12:9; Бытие 3:14). Более того, по мнению Бога, главную ответственность за «первородный грех» несет Адам, а не его жена (Римлянам 5:12).

Как же тогда понимать слова Бога: «Он будет господствовать над тобой»? (Бытие 3:16). Они вовсе не означают, что Бог дал Адаму право притеснять свою жену. Бог просто предсказал, к каким печальным последствиям приведет грех. Он ожидает, что мужчина будет любить и беречь свою жену и с уважением относиться ко всем женщинам (Эфесянам 5:25; 1 Петра 3:7).

Утверждение. «Первородным грехом» были сексуальные отношения между Адамом и Евой.

Факт. Сексуальные отношения не могли быть «первородным грехом». И вот почему:

  • Когда Бог запретил Адаму есть плоды дерева познания добра и зла, у него еще не было жены. На тот момент он был единственным человеком на земле (Бытие 2:17, 18).

  • Бог сказал Адаму и Еве: «Плодитесь и размножайтесь». Он хотел, чтобы у них появились дети (Бытие 1:28). Было бы жестоко наказывать людей за то, что они выполняли его поручение.

  • Адам и Ева согрешили по отдельности: сначала Ева, а потом ее муж (Бытие 3:6).

  • В Библии говорится, что сексуальные отношения между мужем и женой — это дар от Бога (Притчи 5:18, 19; 1 Коринфянам 7:3).

Вопрос: Что такое первородный грех?
Ответ: Термин «первородный грех» подразумевает грех непослушания Адама (съевшего плод из дерева познания добра и зла), который влияет на все человечество. Первородный грех может быть определен, как «грех и вина, которыми мы владеем в Божьих глазах в результате греха Адама в Эдемском саду». Доктрина первородного греха в частности сосредотачивается на его последствиях для нашей сущности и на нашем статусе перед Богом даже до того, как достигнем сознательного возраста для совершения собственных грехов. Существуют три главных теории относительно этих последствий.
Пелагианство: Последствия греха Адама для душ его потомков всего лишь заключаются в греховном примере, подтолкнувшем их так же грешить. Человек способен прекратить грешить, всего лишь пожелав этого. Это учение противоречит ряду текстов, которые отмечают, что человек безнадежно порабощен своими грехами (без Божественного вмешательства) и что его добрые дела «мертвы» или бесполезны для того, чтобы заслужить Господнее благоволение (Ефесянам 2:1-2; Матфея 15:18-19; Римлянам 7:23; Евреям 6:1; 9:14).
Арминианство: Грех Адама привел к тому, что все человечество унаследовало предрасположенность к греху, называемую «греховной сущностью». Эта греховная сущность заставляет нас грешить таким же образом, как сущность кошки заставляет ее мяукать – это происходит естественно. В соответствии с этой позицией, человек не может перестать грешить самостоятельно, поэтому Бог дает благодать всем, чтобы помочь нам остановиться. В арминианстве эта благодать называется предварительной благодатью. Согласно этому взгляду, мы не ответственны за грех Адама – лишь за свои. Это учение не соответствует тому факту, что все люди несут наказание за грех, даже если они могли и не согрешить так, как согрешил Адам (1 Коринфянам 15:22; Римлянам 5:12-18). Похожим образом, учение о предварительной благодати не находит подтверждения в Библии.

Кальвинизм: Грех Адама привел не только к тому, что мы имеем греховную природу, но также и к тому, что мы несем вытекающую из этого вину перед Богом, за которую заслуживаем наказания. Рождение с первородным грехом (Псалтирь 50:7) приводит к тому, что мы наследуем греховную сущность – настолько испорченную, что в Иеремии 17:9 говорится: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено». Не только Адам виновен из-за того, что согрешил, но его вина и наказание (смерть) ложится также и на нас (Римлянам 5:12, 19). Существуют два взгляда на то, почему вина Адама должна относиться и к нам. Согласно первому, человечество было с Адамом в форме семени, таким образом, когда Адам согрешил – согрешили и мы. Это соответствует Библии, так как Левий уплатил десятину Мелхиседеку за Авраама, своего предка (Бытие 14:20; Евреям 7:4-9), хотя он родился на сотни лет позже. Другой ключевой взгляд заключается в том, что Адам был нашим представителем и, таким образом, мы несем вину за него.
В соответствии с кальвинистской теорией человек не в состоянии преодолеть грех без силы Святого Духа – силы, получаемой лишь тогда, когда человек возлагает веру на Христа и Его искупительную жертву на кресте. Кальвинистский взгляд на первородный грех более других отвечает библейскому учению. Тем не менее, как Бог может считать нас ответственными за грех, который мы не совершали лично? Существует убедительное толкование, что мы становимся ответственными за первородный грех, когда решаем принять и действовать согласно нашей греховной сущности. В жизни каждого из нас наступает момент, когда мы начинаем осознавать свою греховность. В тот момент мы должны отвергнуть греховную сущность и покаяться. Вместо этого, мы все «принимаем» эту греховную природу, убеждая себя, что она не такая уж и плохая. Принимая свою греховность, мы выражаем согласие с поступками Адама и Евы в Эдемском саду. Таким образом, мы виновны в этом грехе, по сути, не совершив его.
[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *