Многие люди, слишком часто сравнивая себя с другими, страдают из-за самоуничижения, духа соперничества, зависти и высокомерия. Различение между собой и другими — фундаментальное пагубное желание. Когда вы его превзойдете, то почувствуете значительное облегчение.

Как же его преодолеть?

1. Прежде всего, если мы будем восхвалять успехи других людей и брать с них пример, то в будущем это приведет к успеху и нас. Другими словами, успех других равен нашему успеху. Нам повезло, что перед нами есть хорошие примеры чужих успехов. И нет никакого смысла завидовать им.

2. Плохая карма других — это плохая карма, которую и мы тоже накапливали в прошлом или же это плохая карма, накопления которой в будущем нам следует опасаться. Поэтому на таких людей нужно смотреть как на «отрицательных» учителей, благодаря которым мы можем дисциплинировать себя. Мы никогда не должны их презирать.

Закон кармы гласит, что если на ваших глазах совершают дурные поступки, то это — следствие того, что в прошлом и вы сами совершали подобные недобродетельные поступки. Вам следует думать, что плохая карма других равна собственной плохой карме прошлого или же той карме, опасность возникновения которой существует в будущем. Это — образ мышления в Карма-йоге. Сострадание в отношении плохой кармы, накапливаемой другими, желание устранить ее посредством практики Дхармы — вот что поможет вам совершенствовать Святое Сострадание, одно из Четырех Безмерных Состояний Души.

3.Также и наши достоинства, и наши успехи — это не нечто лично наше, приобретенное только лишь за счет собственных усилий. Существует семь процессов Тантры. Один из них называется «Превознесение». В этом процессе мы возносим благодарность своим заслугам, и одновременно с этим выражаем признательность Всевышнему, Гуру и всем Учителям, благодаря которым они были накоплены. Все наши заслуги, достоинства, успехи «дарованы» нам многочисленными Гуру и друзьями по Дхарме.

Если бы мы не жили, то не могли бы практиковать. Однако поддержание самой нашей жизни требует сотрудничества множества живущих (включая и живых существ, убиваемых ради нашего пропитания). Таким образом, не «мы живем», а «нам позволяют жить», не «мы имеем успех», а «нам даруют успех». Поэтому для людей, добившихся успеха, совершенно естественно в знак благодарности поделиться этим успехом с другими. В противном же случае ваш успех вызовет зависть.

К тому же, действуя так, вы сможете избежать ловушки высокомерия под видом сострадания, как, например: «Я из сил выбиваюсь, чтобы вас спасти!» Собственные успехи обретаются благодаря усилиям других, иначе говоря, собственный успех — это и успех другого. Здесь — тот же принцип: не существует различения между собой и другими. Все мы зависим друг от друга и все связаны между собой.

4. Также и наши недостатки, наши неудачи — это не только лично наше. Многие люди тоже совершают аналогичные ошибки. Мы живем в мире, обществе, группе людей, терпящих похожие неудачи. Поэтому, чем больше мы преодолеем своих недостатков, тем больше мы сможем помогать другим в решении схожих проблем. Тот, кто никогда не страдал, не сможет помочь страдающему.

Сами по себе явления не являются ни плохими, ни хорошими. То же самое касается и проявлений нашего сознания. Хороши они или плохи — зависит от того, способствуют ли данные явления развитию зрелости вашей души, или приводят вас к негативной работе сознания. Так что ваши нынешние недостатки или же низкий духовный уровень — не то, что можно однозначно назвать абсолютно плохим. Преодолев эти недостатки, вы обретаете способность помогать людям с аналогичными проблемами.

В этом заключается один из смыслов обета «Я делаю свои страдания своей радостью, я делаю страдания других своими страданиями».

Говоря другими словами, нет абсолютных недостатков или абсолютных достоинств, они являются двумя сторонами одной медали. То есть, они — просто части нашей индивидуальности. Если быть позитивным, то и низкий уровень превратится в потенциал для будущего развития. В противном же случае даже высокий духовный уровень станет лишь ловушкой, ведущей к падению (например, когда из-за высокомерия перестаешь прилагать усилия).

«За бедой идет удача», «Кризис дает шанс», «Радость и страдание — две стороны одной медали», «Я делаю свои страдания своей радостью…» — все эти пословицы и обеты говорят об одном и том же. И именно таков путь к обретению нерушимого сознания.

Один из самых выдающихся предпринимателей послевоенной Японии, Коносукэ Мацусита, основатель международного гиганта «Панасоник», писал в своей автобиографии, что зная о своей физической слабости, он избежал авторитарного метода управления, но научился просить подчиненных выполнять свои обязанности. Он также сделал правилом воздерживаться от крайностей, благодаря чему долго жил. Так как он был лишен возможности посещать школу, у него не было гордости, он мог с готовностью, послушно учиться у любого человека. Пойдя в ученики ремесленника, будучи мальчиком на побегушках, он смог быстро выучиться ведению бизнеса. Это — тоже хороший пример тому, как человек превратил свои страдания в свою радость.

6. Все время сожалеть о совершенных в прошлом ошибках и заниматься самоуничижением — это ошибочный подход. Анализ же своих ошибок — это залог успеха. Думая об ошибках как об источнике успеха, а о недостатках как об источнике достоинств, мы должны всегда обладать позитивным мышлением. Люди, испытавшие множество неудач, становятся добрее к окружающим. Неудачи — драгоценное имущество. Бессмысленно и невежественно намеренно терпеть неудачи, однако нельзя, боясь неудач, впадать в негатив и самоуничижаться из-за прошлых ошибок. Нужно постоянно думать и жить позитивно.

7. Люди, захваченные гордостью и самоуничижением, даже если и практикуют, но поскольку в основе их сознания лежат эти качества, то в процессе их практики происходят резкие взлеты и падения. Когда их состояние хорошее и у них все получается — тогда они могут удовлетворить свою гордость, но когда их состояние ухудшается, то из-за невозможности удовлетворить гордость, они вообще не могут практиковать и полностью забрасывают практику. А ведь так важно практиковать настойчиво и ежедневно.

Поскольку карма по своей природе непостоянна, ошибочно думать: «У меня не получается» или «Моя карма слишком плоха». Потому что так называемое «я» — это продукт кармы, и не бывает так, чтобы «я» было вечно на что-то неспособно или чтобы «моя» карма была постоянно плоха. Раз карма непостоянна, то и «я» непостоянно, и если прилагать усилия, «я» сможет измениться. Основываясь на Дхарме, следует выразить решимость: «Я могу это сделать», «За счет усилий карма изменится», «Я буду практиковать!»

8. На обратной стороне такой негативной и раболепной работы сознания, как «Я не могу практиковать», «Моя карма плоха» — часто находится лень. Иначе говоря, слабая сила воли. В этом случае с сегодняшнего дня следует начать с реально возможной, посильной для вас практики. Начав с того, что вам делать сравнительно легко и реально возможно, следует настойчиво продолжать выполнять это каждый день, постепенно увеличивая время, уделяемое практике. Карма непостоянна и может измениться, но не резко, а мало-помалу. Вот почему нужно продолжать настойчиво практиковать. (Есть случаи, когда на ступени преобразования потенциала в способность резкие изменения во внешних явлениях происходят в один момент: например, увеличивается длительность задержки дыхания или время сидения в позе Лотоса).

9. На обратной стороне лени находится невежество. Ленивым людям следует изучать Учение и за счет этого заново осознать, что если человек не практикует, то он втягивается в поток перевоплощений и может упасть в Три Скверных Мира, а также то, насколько драгоценным шансом он одарен, если в этой жизни может вести духовную практику. Если же лениться, то ваши страдания и ощущение бессмысленности существования не исчезнут, но по мере того как плохая карма будет накапливаться, страдания будут расти. И нет иного пути, кроме как настойчиво практиковать, будучи всегда позитивным.

Созвучные материалы:

  • Практика обетов
  • Буддизм и Христианство — 1
  • 4 Безмерных состояния

В прошлый раз игумен Нектарий (Морозов) рассуждал о гордости и ее проявлениях. Сегодня – о явлении вроде бы обратном, которое в народе называют самоедством. Может ли самоуничижение стать способом борьбы с гордыней, и способно ли оно в каких-то случаях нанести вред?

Когда сокрушение о грехах… не на пользу

Бывает, что человек видит какой-то свой грех, осознает свою страсть и приходит к глубокому сокрушению, порой даже испытывает омерзение по отношению к себе. Но при этом возникает закономерный вопрос: может ли такое сокрушение быть скрытой гордыней? Дело в том, что все деревья, произрастающие на почве нашего сердца, как и всякое дерево, Господь заповедует познавать по плодам. Если плодом этого сокрушения, покаянного настроя и даже в какие-то периоды омерзения по отношению к тому, что в нашем сердце сокрыто, становится изменение жизни, если это состояние влечет за собой появление ревности к самоисправлению, то, безусловно, это подлинное древо покаяния, которое приносит соответствующие ему плоды. Если же результатом такого сокрушения становится расслабление, уныние, доходящее до отчаяния, или состояние, которое обычно именуется самоедством или рефлексией, то это не подлинное покаяние, а как раз проявление живущей в нашем сердце гордыни.

Печаль по Богу, на самом деле, никогда не приводит человека в состояние расслабления, а делает его сильнее, ревностнее, дает ему решимость бороться с грехом. Остальное – печаль человека о том, что он не настолько хорош, насколько хотел бы.

Важно при этом помнить, что даже искреннее и здравое сокрушение о своих грехах может перерасти в самоуничижение, которое паче гордости. Дело в том, что все наши душевные состояния не статичны. И если мы к себе невнимательны, то, безусловно, враг может наше доброе состояние превратить в противоположное.

Как это происходит? Наверное, нужно вспомнить слова преподобного Иоанна Лествичника о том, что человека, намеревающегося сделать благое дело, враг сначала старается отвратить от этого, изъять его доброе намерение. А если не удается, тогда враг человека начинает обольщать гордостью и тщеславием по поводу успешности завершения дела.

В данном случае враг будет пытаться покаянный настрой и сокрушение превратить во что-то душевредное, поэтому человек должен все время себя проверять: к чему ведет его нынешнее состояние? Если вместо изменения себя мы начинаем унывать, чрезмерно печалиться, и это приводит к определенному саморазрушению – душевному, духовному, а порой даже и физическому, – то значит, мы соскользнули с правильного пути и враг нас увлекает на путь погибели.

Безусловно, бывают моменты, когда и подлинное покаяние носит характер очень болезненный, ведь для человека, совершившего что-то дурное, вполне естественно поболеть об этом сердцем, а порой даже и телесно. Но это период все-таки не продолжительный, как правило. И вряд ли радость на Небесах о едином грешнике кающемся относится к тем, кто от своего покаяния чахнет вместо того, чтобы начать меняться. Самый яркий и известный образ такого покаяния, не ведущего ко спасению, – это Иуда. Он раскаялся в предательстве Учителя, пошел и удавился.

Остаться воином Христовым

Мы можем найти в древних патериках свидетельства о том, как кто-то из монашествующей братии, пав и видя, что враг его влечет от покаяния к отчаянию, начинал самыми разными способами противостоять этому. И так из состояния поражения эти подвижники приводили себя в состояние пусть раненого, но воина, который готов вновь держать в руках оружие и вести бой.

Например, в одном патерике рассказывается о том, как некий человек, несший военную службу и в своей жизни много согрешивший, пришел к старцу святой жизни и, очевидно, поделился своим беспокойством: примет ли Господь его покаяние? А старец ответил: «Вот я вижу на тебе плащ, и он покрыт заплатами. То есть сколько бы прорех на нем ни являлось во время боев – и мечом тебя рубили, и топором, и копьем уязвляли, – ты не выбросил его. Неужели же Господь поступит так с тобой? Да, ты сам весь в шрамах грехов, но Господь тебя не оставит». И такого рода рассуждение бывает необходимо человеку, когда враг его влечет и гонит к состоянию уныния.

Еще один замечательный пример в патерике: некий брат, долгое время подвизавшийся в уединении в своей келье, вышел оттуда, пошел за водой к реке, встретил там женщину, впал с ней в грех блуда и вслед за этим возвратился к себе и стал подвизаться как ни в чем не бывало. Другому брату это было открыто, и он дивился, как же такое возможно. Наконец он пришел за объяснением. Оказывается, согрешивший монах почувствовал, что сейчас враг его просто умертвит скорбью и отчаянием и он все бросит, вернется в мир и предастся грехам, уже ни в чем себе не возбраняя. И поэтому он сказал себе: «Ну что ж, я пал, но пойду и буду подвизаться снова». То есть он понял, что его состояние может привести к тому, что мы называем рефлексией, когда человек постоянно возвращается мыслями к содеянному, но не может с этим внутренне примириться и в конце концов ломается. И брат рассудил совершенно здраво, что лучше он от этого пока внутренне отойдет и даже не будет думать сейчас о своем падении, а просто вновь будет подвизаться и жить так, как угодно Богу.

Богу нужно от нас не столько чтобы мы оплакали свой грех, сколько чтобы мы его оставили и жили, не греша впредь

Ведь, в сущности, в чем заключается покаяние? По большому счету, Богу нужно от нас не столько чтобы мы оплакали свой грех, сколько чтобы мы его оставили и жили, не греша впредь. Обычно человека к этому ведет именно плач и покаянное сокрушение. Но иногда бывает так, что нужно намеренно пройти мимо этого, чтобы духовно выжить, сохраниться. Об этом нужно помнить.

Бесчувственному – одно, сверхчувствительному – другое

Конечно, возможна и противоположная ситуация, когда человек, боясь впасть в некое самоедство и самоуничижение, получит навык легкомысленно относиться к своим грехам.

Если вернуться к этому конкретному эпизоду из патерика, то совершенно очевидно, что брат не отнесся к своему падению легкомысленно, потому что подвиг уединенного жительства, к которому он вернулся, требовал очень серьезных трудов и усилий. Здесь о легкомыслии говорить не приходится. И, думаю, когда он укрепился, то сполна свое падение оплакал.

Другое дело, что мы часто согрешаем и как бы не обращаем внимания на совершенный грех не потому, что боимся впасть в отчаяние, а просто потому, что нам страшно остаться наедине с обличающей нас совестью. И мы гоним от себя это обличение, образ этого греха, чтобы он не уязвлял болью наше сердце. И тогда мы удобно совершаем этот грех и второй, и третий, и четвертый раз. Опять же весь вопрос в плодах. К чему приводит нас то или иное наше решение? Решение плакать о грехе или решение благодарить Бога за то, что Он нас еще терпит; решение всматриваться в те обстоятельства, которые нас ко греху привели, и анализировать, как это произошло, или пройти мимо всего этого и устремиться к той жизни, которой мы жить должны. Это и характеризует, правильно ли наше решение или нет.

Мы все очень разные. Преподобный старец Паисий Афонский говорил о том, что есть люди, совершенно как дубовое полено – бесчувственные, а есть люди сверхчувствительные. И если человека бесчувственного враг в еще большую бесчувственность старается погрузить, чтобы он даже не сознавал того, что делает, то человека сверхчувствительного враг, наоборот, будет доводить до отчаяния. И получается, что одному на своих ошибках, преткновениях и грехопадениях заострять внимание необходимо, чтобы, всматриваясь в них, испытать ту боль, которая в конце концов должна исторгнуть из его глаз слезу покаяния; а другому нужно, наоборот, как-то немного дистанцироваться от совершенного им греха, потому что иначе он просто не сохранится и погибнет.

Сатана может погубить человека как грехом, так и чрезмерным сокрушением после падения

Апостол Павел говорил о необходимости принять вновь в евхаристическое общение тяжко согрешившего члена христианской общины, чтобы сатана его не погубил чрезмерной печалью, ибо нам не безызвестны его умыслы (2 Кор. 2: 11). То есть сатана может погубить человека как грехом, так и чрезмерным сокрушением после падения, и поэтому вслед за наказанием должна быть милость.

Верить в милость и любовь Божию

Чаще всего мы вынуждены сами заботиться о своем духовном состоянии и пользоваться уроками из патериков и святоотеческих наставлений, но лучше, когда есть духовник, который может, уже хорошо зная конкретного человека, подсказать ему, что более необходимо в тот или иной момент.

Нужно помнить: Бог милостив и нас не отвергнет

Конечно, бывают ситуации, что кто-то находится дома и не может сию же минуту обратиться к духовнику, а печаль и уныние подступают к сердцу. Тогда нужно вспомнить: если есть в нашем сердце боль покаяния, желание изменить свою жизнь и далее в грехе не пребывать, то, безусловно, Бог нас никогда не отвергнет. При этом не должно требовать, чтобы Он тотчас же известил нас о Своем прощении и чтобы в наше сердце тут же вошли радость, покой, мир. Нет, но должна быть убежденность. Всё Евангелие, все Послания апостольские говорят о величайшем милосердии Господа, Который принимает всякого грешника кающегося, и мы не имеем никаких оснований в это не верить или думать, что речь идет о ком угодно, кроме нас. И на самом деле именно эта способность верить в милость и любовь Божию зачастую человека и вытаскивает из бездны греха и из бездны отчаяния.

Конечно, тут есть опасность уклониться в дерзость и даже наглость, под влиянием которых человек еще до совершения греха думает: «Господь милостив, согрешу, а потом покаюсь». О таких людях преподобный Исаак Сирин говорит, что они лукаво ходят перед Богом, и на них смерть нападает зачастую неожиданно. Об этом тоже не стоит забывать.

Но если мы исстрадались в борьбе с грехом, если мы его не хотим, если мы его ненавидим, не желаем мириться со своей слабостью и просим помощи Господа неотступно, если в нашем сердце проходит разделительная черта между нами и собственно грехом и живем мы так, чтобы с грехом не сращиваться, – всегда есть надежда на спасение.


Вопрос: Расстройства мышления по форме. Их диагностическое значение.

А. Нарушение темпа мышления.
1. Болезненно ускоренное мышление (при маниакальном синдроме)
2. Болезненно замедленное мышление (при депрессивно синдроме)
Б. Расстройства стройности и целенаправленности мышления
1. характерные для шизофрении:
Резонерское мышление (резонерство) — мышление с преобладанием пространных, отвлеченных, расплывчатых, малосодержательных рассуждений
Аутистическое мышление — мышление, опирающиеся не на факты реальной жизни, а на переживания, обусловленные внутренним миром больного.
Символическое мышление – мышление, при котором обычным, общеупотребляемым словам придается особый, отвлеченный, понятный лишь самому больному, смысл. Больные могут придумывать новые слова, понятные только им самим – «неологизмы»
Шперрунг – «закупорка» мысли, внезапный обрыв мысли
Разорванное мышление – соединение в одной фразе разнородных, не связанных общим смыслом мыслей, грамматический строй речи может сохранятся;
2. характерные для органических заболеваний головного мозга
Патологическая обстоятельность (детализированность, вязкость, тугоподвижностъ) – склонность к уточнению в речи множества малозначительных деталей, застревание на частных обстоятельствах («топтание на месте”), неспособность отделить главное от второстепенного
Персеверация мышления — повторение одних и тех же слов, фраз, в связи с выраженным затруднением мыслительного процесса, доминированием («застреванием») какой-либо одной мысли.
Инкогерентное мышление — отсутствие не только логических, но и грамматических связей между словами. Речь больных бессвязная, беспорядочный набор отдельных слов, а также слогов и звуков. Характерна для аменции.

Вопрос: Бредовые идеи. Определения понятия, клинические формы, диагностическое значение.

Бредовые идеи — ложные, ошибочные суждения (1), возникающие на патологической основе (2), овладевают всем сознанием больного (3), не поддаются логической коррекции (4), несмотря на явное противоречие с действительностью.
Классификация бредовых идей:
А. по содержанию (фабуле бреда)
1. Бредовые идеи преследования (преследования, воздействия, инсценировки, сутяжничества, отравления, ущерба, ревности)
2. Бредовые идеи величия (реформаторства, богатства, любовного очарования, высокого происхождения, изобретательства)
3. Бредовых идеи самоуничижения (виновности, обнищания, греховности, дисморфомания, ипохондрический бред)
Б. по механизму бредообразования:
Первичный (интерпретативный, систематизированный, бред толкования) – нарушение абстрактного познания, «кривая логика», ложные интерпретации реальных событий
Вторичный (образный, чувственный) – нарушение чувственного познания; бред возникает на фоне других психических расстройств — галлюцинаций, психических автоматизмов, помраченного сознания, измененного настроения,
Индуцированный (внушённый)
Бредовые идеи следует дифференцировать со сверхценными идеями, которые возникают под влиянием действительных обстоятельств (в отличие от бреда), но затем благодаря сильной аффективной окраске, получают в сознании больного не соответствующее их реальному значению преобладающее (доминирующее) положение.

Вопрос: Бредовые синдромы. Клиническая характеристика и диагностическое значение. Динамика бредовых синдромов.

Бредовые синдромы:
А. Паранояльный синдром: представлен систематизированным интерпретативным (первичным) бредом, не сопровождается галлюцинациями или расстройствами настроения,
обычно монотематический (например, реформаторства, изобретательства, ревности, кверулянства и пр.)
Б. Параноидный синдром: Представлен вторичным чувственным бредом. Бред возникает на фоне аффекта тревоги, страха, депрессии, галлюцинаций, психических автоматизмов, кататонических расстройств. Поэтому в зависимости от преобладающих в клинической картине расстройств, говорят о:
Параноидном синдроме
Галлюцинаторно-параноидном синдроме
Депрессивно-параноидном синдроме
Синдроме психических автоматизмов Кандинского-Клерамбо
и пр.
В. Парафренный синдром: представлен всеми проявлениями с-ма Кандинского-Клерамбо (бред преследования и воздействия, псевдогаллюцинации, психические автоматизмы) + Мегаломанический бред (фантастический бред величия)
При шизофрении с годами часто отмечается смена бредовых синдромов (динамика): паранояльный -> параноидный -> парафренный.

Вопрос: Синдром психического автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо). Клиническая характеристика и диагностическое значение.

Синдром психического автоматизма Кандинского-Клерамбо — вариант параноидного синдрома, при котором помимо вторичного бреда в клинической картине преобладают психические автоматизмы. Компоненты синдрома:
1. Бред преследования и воздействия
2. Псевдогаллюцинации
3. Психические автоматизмы — чувство утраты контроля над собственными психическими и физиологическими процессами с бредовой интерпретацией существования этих процессов как вызванных внешним воздействием:
Идеаторные (симптом открытости мыслей, с-м звучания мыслей, вкладывания мыслей, ментизм, шперрунг), Сенсорные (обонятельные и тактильные псевдогаллюцинации, сенестопатии),
Аффективный (убежденность больных в том, что их настроение меняется под воздействием внешней силы),
Моторный (убежденность больных в том, что совершаемые ими движения или поступки происходят под воздействием внешней силы, т.е движениями кто-то управляет).

Вопрос: Навязчивые явления. Клиническая характеристика и диагностическое значение.

Навязчивые явления — непроизвольно возникающие непреодолимые мысли, представления, сомнения, воспоминания, влечения, страхи и действия при сознании их болезненности, сохранности критического к ним отношения и попыткой борьбы с ними.
Навязчивые мысли – «умственная жвачка», навязчивый счет, хульные мысли
Навязчивые сомнения — отсутствие уверенности в правильности и законченности выполненных (совершенных) действий
Навязчивые воспоминания — возникновение неотвязных, нередко образных мыслей, относящихся к какому-либо бывшему в действительности неприятному, порочащему или мучительному событию
Навязчивые влечения — желание совершить бессмысленное, опасное или непристойное действие, сопровождается тревогой и страхом. Никогда не совершаются!
Навязчивые страхи (фобии)
Навязчивые действия (компульсии) — сочетающиеся с фобиями («ритуалы»: на некоторое время позволяют избавиться от страха), не сочетающиеся с фобиями («простые»: вынуждены совершать привычное, зафиксированное в прошлом действие: поправлять волосы, отбрасывать назад голову и пр.)

Вопрос: Навязчивые страхи. Клиническая характеристика и диагностическое значение.

Навязчивые страхи (фобии):
Агорафобия – страх открытых пространств, скопления людей, страх остаться без помощи. Приводит к избегающему поведению. Часто сопровождается паническими атаками.
Социофобии – страх совершать какие-либо действия в присутствии других людей (выступать, покраснеть, привлечь внимание). Приводит к избегающему поведению.
Нозофобии – страх заболеть тяжелой болезнью (кардиофобия, танатофобия, канцерофобия, спидофобия, лиссофобия, мизофобия и пр.)
Дисморфофобия — навязчивые страх своего физического несовершенства
Простые (изолированные) фобии – все остальные (клаустрофобия, гипсофобия и пр.)

Вопрос: Ипохондрия. Клиническая характеристика и диагностическое значение.

Ипохондрия — необоснованные или преувеличенные опасения за свое здоровье; поиск или уверенность в наличии какого-либо заболевания при отсутствии объективных признаков последнего.
Ипохондрические идеи м.б.: навязчивые, сверхценные, бредовые (см. дифф.диагноз навязчивых, сверхценных и бредовых идей). Ипохондрические идеи часто сочетаются с депрессией.

Вопрос: Дисморфофобия и дисморфомания. Клиническая характеристика и диагностическое значение.

Дисморфофобия – навязчивый страх своего физического несовершенства (страх уродства, неправильного строении тела, излишней полноты/худобы, неприятного запаха и т. д.); обычно сочетаются с социофобиями (опасения оказаться в центре внимания, выступать и т.д., т.к. это может привлечь внимание окружающих к возможным физическим порокам) и сниженным настроением (связанным с угнетающими представлениями о своем физическом «Я»). Т. е. непсихотический уровень расстройства. Развивается в подростковом возрасте, часто имеет транзиторный характер, при отсутствии выраженной социальной дезадаптации не требует лечения.

Дисморфомания – бредовые или сверхценные идеи своего физического несовершенства; часто сочетаются с социофобиями и бредовыми идеями отношения (убеждение, что окружающие замечают их пороки, обсуждают, не скрывая неодобрительного к ним отношения).

Зашла сегодня речь об этих двух понятиях. Не знаю, чья нелегкая рука поставила между ними знак равенства. Но нельзя же считать одним и тем же чувством чувство собственного достоинства, чувство гордости за свою страну, за достижения близкого человека — и самопревозношение, часто без всяких к тому оснований?
С точки зрения христианства, если коротко, то гордость без смирения есть гордыня, а смирение без гордости есть смирение паче гордыни, то есть грех больший, чем гордыня — самоуничижение. Человек — образ Божий, и уничижая себя, он тем самым уничижает тот Образ, который носит в себе. Гордость заставляет человека оберегать то, чем он гордится. Если у меня есть предмет гордости, я не допущу, чтобы он был в небрежении, в пыли и паутине, валялся под ногами в грязи — иначе как же им гордиться? Так и образ Божий в себе христианин не может содержать в небрежении, потому что этот Образ — единственный предмет гордости христианина. Я слепок с Бога, Его подобие, что может быть выше? Как я могу запачкать его грехом, страстями, превозношением и самомнением?
Самомнение очень часто путают с гордостью, но это разные вещи. Самомнение — это вид гордыни, оно присваивает. Я вот такой замечательный, цените меня за это. А если разобраться — есть ли за что ценить? Что при появлении на свет принадлежит человеку, является его свободным выбором? Родители, тело, генетика — все определено не им самим. Все — дано ему.
Гордый христианин скажет: Бог мне дал то-то и то-то, и я могу теперь то-то и то-то, слава Богу за все.
Горделивый скажет: у меня есть то-то, я могу то-то, слава мне.
А как же смирение? Смирение как раз в тех четырех словах. Которые «Слава Богу за все». Нет у меня ничего своего, не сделал я ничего такого, за что меня следовало бы славить. Но слава Тому, кто дал мне возможность сделать хоть что-то.
Св. Игнатий (Брянчанинов):
«Мы должны тщательно охранять себя от всякого зла, как от унизительной для нас скверны, презирать все плотские преимущества, как ничтожные пред нашим духовным достоинством и несвойственные для него. Такова должна быть святая гордость естества обновленного, как сказал преподобный Исаия Отшельник : она да ограждает это естество от нравственного уничижения»

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *