КОММЕНТАРИИ

1 Свитьод (Svípjóð) — Швеция.

2 Эйрик Победоносный — шведский конунг (?-994 г.). Последний правитель свеев, поддерживавший язычество.

3 Сигрид Властная (или Гордая) — первая супруга Эйрика Победоносного, конунга свеев. Рассказы об этой героине включены в «Сагу об Олаве Трюггвасоне» Снорри Стурлусона, различные варианты «Саги об Олаве Святом», включая версию Снорри Стурлусона в «Круге Земном».

4 Гаутланд (Gautland) — часть Швеции.

5 Олав Шведский (Олав Шётконунг) — конунг свеев (995-1020 гг.), сын Эйрика Победоносного и Сигрид Гордой. Первый христианский правитель Швеции.

6 Нориг (Nórigr) — Норвегия.

7 Ярл Хакон — могущественный хладирский ярл, правивший на севере Норвегии ок. 970-995 гг. Последний языческий правитель Норвегии.

8 Не все королевские саги упоминают Ауд, дочь хладирского ярла Хакона, вторую супругу Эйрика Победоносного. Например, в «Круге Земном» Снорри Стурлусона о ней информации нет.

9 Фюльк — округ, провинция.

10 Гардарики (Garðaríki) — один из топонимов, обозначающих Древнюю Русь в произведениях древнескандинавской письменности.

11 Ингигерд (Ingigerðr) — дочь конунга Олава Шведского; согласно генеалогии «Саги об Ингваре Путешественнике» (см.: Larsson 1990. Р. 29), двоюродная сестра Ингвара. Хотя имя Ингигерд было широко распространено в Скандинавии (в знатных родах Норвегии и Швеции присутствует с раннего времени и упомянуто в рунических надписях. — Owe 1993. S. 43), в сагах оно встречается не так часто. Очевидно, это имя у авторов и слушателей саг устойчиво ассоциировалось с дочерью Олава Шведского, которая в поздних сагах о древних временах стала своего рода примером для создания женских образов: из семи женских персонажей, наделенных им, пять фигурируют в сюжетах, связанных с Русью.

12 Ярицлейв древнескандинавских памятников отождествлен исследователями с русским князем Ярославом Владимировичем (Ярославом Мудрым), князем новгородским в 1010-1016 гг., великим князем киевским в 1016-1018, 1019 — 1054 гг.

13 О браке между Ярославом и Ингигерд сообщается во многих древнескандинавских письменных памятниках (их перечень см.: Джаксон 1994в; Древняя Русь 1999. С. 508-513). Дата заключения брака дискуссионна. Полную историографию вопроса и развернутую аргументацию в пользу 1019 г. как наиболее обоснованной даты см. в кн.: Назаренко 2001. С. 492-498.

14 Бурицлейв — персонаж, упоминающийся в ряде древнескандинавских произведений (наиболее подробно о нем говорится в «Пряди об Эймунде»), отождествлен исследователями со Святополком Владимировичем (Святополком Окаянным), великим князем киевским в 1015 — 1019 гг. Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 288-292.

15 О роли Эймунда в противостоянии Ярослава и его брата в «Саге об Ингваре» подробно не рассказывается, однако эти события освещены в «Пряди об Эймунде» (см. также: Джаксон 1994в. С. 87-119).

16 Холъмгард (Hólmgarðr) — древнескандинавское обозначение Новгорода. Подробно об этимологии топонима и литературу см.: Древняя Русь 1999. С. 465-466; Джаксон 2000а. С. 287-290.

17 Ингвар Эймундарсон — главный персонаж «Саги об Ингваре Путешественнике».

18 Хотя отъезд Ингвара из Швеции объяснен в саге личным желанием Ингвара, М. Ларссон, основываясь на летописной статье 1036 г. (ПВЛ. С. 203-204), связывает появление отряда норманнов на Руси с необходимостью привлечения русским князем свежих сил для борьбы с печенегами и датирует поход Ингвара ко двору Ярослава 1036 г. (Larsson 1990. S. 36).

19 В связи с упоминанием в саге о столь длительном (в течение «трех зим») пребывании отряда Ингвара на Руси, было высказано предположение о том, что Ингвар и его люди служили в дружине Ярослава Мудрого (Мельникова 19766. С. 81; Мельникова 2001. С. 58).

20 Общее число засвидетельствованных в ряде рукописей и отдельных произведений названий восточноевропейских рек приближается к десяти (см. табл. 7 в кн.: Древняя Русь 1999. С. 466-474; таблицу в кн.: Джаксон 2001а. С. 34-37). Однако наименования только трех рек регулярно упоминаются в письменных памятниках разных жанров — Dýna (Западная Двина), Vina (Северная Двина) и Tanais (Дон). Если учесть, что традиционный маршрут движения скандинавов проходил с запада на восток, то «рекой посередине» из этих трех рек (и только в том случае, если у скандинавов имелось хотя бы приблизительное представление об их реальном географическом положении и направлении их течения) условно могла бы считаться Западная Двина, и именно это мнение выразил в своем сочинении автор «Саги о Хрольве Пешеходе». Однако упоминание далее в «Саге об Ингваре» целого ряда деталей, таких, как рассказ о крупных порогах, потребовавших от членов отряда больших усилий для их преодоления, а также Красного моря и др., привел исследователей к заключению, что маршрут Ингвара пролегал либо по Волге, либо по Днепру (подробнее см.: Глазырина 2002. С. 152-168, 308-312 Ср.: Джаксон 2007. С. 316-325).

21 Аустррики (Austrríki) — Восточное государство. Этим топонимом в памятниках древнескандинавской письменности обозначаются земли и страны, лежащие к востоку от Балтийского моря.

22 Е.А. Мельникова полагает, «что приглашение епископа и совершение торжественных обрядов в связи с началом похода может указывать на официальный характер последнего и косвенно свидетельствовать о его государственной значимости» (Мельникова 19766). Вместе с тем, заметим, что речь идет об освящении епископом предметов лично для Ингвара («он дал возможность епископу освятить для него топор и кремни»), и тем самым подчеркивается тот факт, что Ингвар был христианином: ранее в саге об этом не упоминалось.

23 Из четырех людей, поименованных в «Саге об Ингваре» (в которой, в сравнении с другими сагами, приводится очень мало имен), близких, очевидно, к Ингвару, особенно отметим двоих — Кетиля и Вальдимара. В отношении Кетиля Е.А. Рыдзевская отмечает, что он мог получить прозвище «Гардакетиль» в том случае, если он ранее уже совершил поездку в Гарды/Гардарики (Рыдзевская 1978. С. 98). Одноименный герой, имеющий то же прозвище, действует в «Пряди об Эймунде», однако маловероятно, чтобы это мог быть один и тот же человек (см. Глазырина 2002. С. 317-318). Соратник Ингвара Вальдимар был отождествлен Е.А. Мельниковой со старшим сыном Ярослава Мудрого — новгородским князем Владимиром Ярославичем, совершившим, согласно летописям, поход на Византию с отрядом, в состав которого входили варяги. Сообщение об этом походе — последнее в кругу летописных текстов, упоминающее варяжскую дружину, призванную на службу русскими князьями. (Мельникова 19766. С. 79-82; Мельникова 2001. С. 59-61). Свою точку зрения Е.А. Мельникова обосновывает тем, что имя «Вальдимар» не зафиксировано в скандинавских странах до правления датского конунга Вальдимара Великого (ум. в 1182 г.), но было распространено на Руси. Появление этого имени в именослове датской королевской династии является результатом позднего (в XII в.) заимствования из славянских языков.

24 Разночтения в рукописях (A: girszsku — по-гардски, т.е. на языке Руси (от Garðar — Русь); С, D: grisku — по-гречески) указывают на неоднозначное восприятие писцами данного места текста и различную интерпретацию этнической характеристики персонажа. Анализ употребления прилагательного gerzkr/girzkr в различных древнеисландских текстах см. в кн: Успенский 2002. С. 267-348.

25 Аустрвег (Austrvegr) — «Восточный путь» — топоним, обычно обозначающий земли Восточной Прибалтики. В ряде текстов его значение также охватывает Древнюю Русь. Упоминание Аустрвега в данном контексте может указывать на то, что путь отряда Ингвара все еще проходил по Восточной Европе.

26 Имя Силькисив не принадлежит к числу распространенных скандинавских женских имен. Его носят героини только двух саг — «Саги об Ингваре Путешественнике» и «Саги об Одде Стреле». Весьма важно отметить, что сюжеты этих произведений связаны с русской историей. В имени Силькисив последний словообразующий формант -сиф (-сив) известен из древнескандинавской мифологии. Так звали супругу одного из главных богов скандинавов — Тора. Еще одно имя, образованное с использованием этого корня, — Эллисив. Так в исландской огласовке было передано имя Елизаветы, дочери Ярослава Мудрого, вышедшей замуж за Харальда Сигурдарсона. Исследователи полагают, что имя Силькисив построено по аналогии с именем Эллисив. Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 326-329.

27 В сагу вошли два описания преодоления отрядом Ингвара препятствий на реке, которые, возможно, некогда составляли цельный рассказ. Реалии, отображенные в этих фрагментах, были соотнесены исследователями (Davidson 1976. Р. 87; McGinnis 1983. Р. 83) с днепровскими порогами, самое раннее описание которых (перечисление при движении с севера на юг) приведено у Константина Багрянородного в сочинении «Об управлении империей» (Константин Багрянородный 1989. С. 47, 49, а также примеч. 28-43 к гл. 9. С. 319-326). Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 331-334.

28 Название Гелиополь (Heliopolis) — «Город солнца» — было, вероятно, почерпнуто автором «Саги об Ингваре Путешественнике» из «ученых» трудов, возможно, из «Этимологий» Исидора Севильского (Hermann Palsson, Edwards 1989. P. 7). Оно зафиксировано только в «Саге об Ингваре» и в других произведениях древнескандинавской письменности не отмечено. С конца первого тысячелетия до н.э. в Средиземноморье известны два города под названием Heliopolis: один — в Нижнем Египте, северо-восточнее современного Каира, другой — на месте современного Баальбека в Ливане. Неясно, какой из этих двух городов послужил образцом для Гелиополя в «Саге об Ингваре». Также не вполне ясно, было ли название Heliopolis намеренно использовано автором в качестве топонима, маркирующего реальное направление похода Ингвара, либо оно является свидетельством опоры автора на общие, довольные расплывчатые знания о географии Восточной Европы. См. подробнее: Глазырина 2002. С. 335-342.

29 Юльв — правитель Гелиополя, вымышленный персонаж.

31 Второе сообщение саги о водопаде, преградившем отряду Ингвара путь по реке, так же, как и рассмотренный выше фрагмент, считается исследователями описанием днепровских порогов (McGinnis 1983. Р. 82).

32 Исследователи полагают, что оружие, описанное в данном фрагменте саги, может быть сопоставлено с описанием византийскими авторами «греческого огня» — особой смеси серы, смолы, селитры и нефти, который мог применяться как в морских, так и в сухопутных сражениях. Способ изготовления этого состава держался византийцами в строжайшем секрете даже в X веке, через три столетия после его изобретения (см.: Константин Багрянородный 1999. С. 57, 59). Не вызывает сомнения, что во включенном в «Сагу об Ингваре» рассказе содержится описание механизма действия «греческого огня». Против русского войска «греческий огонь» был, вероятно, впервые применен византийцами во время похода князя Игоря 941 г., о чем сохранилось упоминание в «Истории» Льва Диакона (Лев Диакон. С. 75-76). Представляется возможным, что воспоминания именно об этом сражении и отразились в «Саге об Ингваре Путешественнике». Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 347-350.

33 Цитополь (Citopolis) — употребленный в нескольких рукописях, данный топоним не локализуется. Однако в трудночитаемом месте в рукописи В топоним приведен в косвенном падеже в форме Scítapolim — Скитаполю. Это географическое название отождествлено исследователями с городом Scythopolis (Hermann Pálsson, Edwards), современным г. Бейт-Шеан в Палестине, отраженным и на средневековых картах (Чекин 1999. С. 220). Первый элемент топонима Scíta ассоциируется с наименованием Скифии в древнеисландских памятниках: Scithia, заимствованным у античных авторов (Hofmann 1981. S. 208). В географических трактатах Скифия локализуется на крайнем юго-востоке Европы, на границе с Азией (Metzenthin 1941. S. 96-97; Мельникова 1986. С. 215). В этих памятниках термин получает новое осмысление и отождествляется с Великой Свитьод — топонимом с неопределенной локализацией, который в некоторых памятниках связывается с прародиной древнескандинавских языческих богов (см. Джаксон 1991. С. 112-117).

34 Гарды (Garðar) — один из группы древнескандинавских топонимов, обозначающих Древнюю Русь. Разночтения по другим рукописям: С: Gardarijke — Гардарийке; D: Gardarike — Гардарике.

35 Миклагард (Miklagarðr) — древнескандинавское обозначение Константинополя.

36 Исследователи полагают, что часть саги, в которой повествуется о походе Свейна, сына Ингвара, вторична и построена по аналогии с рассказом о его отце. Историческая достоверность Свейна не подтверждается по другим источникам. Скорее всего, он — персонаж вымышленный.

37 В описании пребывания Ингвара в Гардарики упоминалось о том, что он изучил языки, распространенные на Восточном пути. В рассказе об остановке на Руси сына Ингвара Свейна упоминается та же деталь — изучение иностранных языков, однако здесь уже говорится о специальной школе, где Свейн получил эти знания.

38 Родгейр. — Личность епископа Родгейра не идентифицируется; скорее всего, это вымышленный персонаж. Присутствие епископа в войске, совершающем поход, характерно для эпохи крестовых походов, т.е. существенно позже середины XI в., к которому отнесено действие рассказа о Свейне в «Саге об Ингваре». Однако введение данного персонажа обусловлено сюжетной необходимостью: просьбой королевы Силькисив прислать деятелей церкви, чтобы крестить ее народ.

39 Ритуал гадания посредством бросания жребия, распространенный с глубокой древности, средневековыми законодательными памятниками («Серый Гусь», «Законы Гулатинга») рассматривался как средство решения спорных вопросов. В саге отразилась практика приспособления церковью языческого обычая к новой ситуации: результат гадания рассматривается епископом как проявление намерения и воли Всевышнего.

40 Заключение торговых сделок с неизвестными народами, встречавшимися путешественникам на их пути, во многом зависело от первого контакта с ними. Вероятно, существовала система определенных жестов, которые одинаково расценивались обеими сторонами как выражение мирных намерений. Именно таким образом был истолкован спутниками Свейна взмах пером или оперенным жезлом, совершенный людьми на берегу и побудивший отряд ответить на их приветствие каким-то соответствующим знаком и пристать к берегу, чтобы начать торговлю. Аналогичная ситуация описана в «Саге об Эйрике Рыжем» (Исландские саги. Т. I. С. 494-496).

41 Разночтения в рукописях: A: ein girdzskur madur — человек из Гардов (т.е. из Руси); В: ein geirzkr madr — человек из Гардов; С: sa girske madur — тот человек из Гардов; D: hin griske madur — грек.

42 Разночтения в рукописях: А, С: girzki — гардский, из Гардов; В: geirski — гардский, из Гардов; D: griske — греческий.

« Мы соберем большую армию. Армию больше, чем когда-бы то ни было.

— Сигурд предлагает собрать Великую языческую армию, Великая армия

Си́гурд Змеегла́зый (др.-сканд. Sigurðr ormr í auga) — полулегендарный датский конунг, являющийся, согласно сказаниям, отцом Кнуда I Хардекнуда — основателя датской династии Кнутлингов.

В сериале — третий сын Рагнара Лодброка и Аслауг, получивший свое прозвище из-за мутации зрачка, делающей его похожим на змеиный. Брат Уббе, Хвитсерка и Ивара Бескостного. Единокровный брат Бьёрна Железнобокого.

Сигурд — один из инициаторов и участников вторжения Великой датской армии в Англию с целью отомстить за смерть Рагнара Лодброка. Война с данами оборачивается для англосаксонских королевств катастрофой.

Сигурд погибает вскоре после захвата резиденции короля Эгберта в результате ссоры со своим младшим братом — Иваром Бескостным.

Биография Править

Предыстория Править

Однажды во время пира Аслауг чует неладное, когда Рагнар заводит разговор с юной Хильдой, их новой служанкой. Подозвав испуганную девушку к себе, Аслауг делает ей замечание, чтобы та лучше выбирала тех, с кем сближаться.

Той же ночью женщина устраивает Рагнару ревнивую сценку, требуя признаться в том, что он хотел переспать с новой прислужницей. Муж, разумеется, все отрицает, но Аслауг утверждает, что она видит больше, чем остальные, ибо обладает даром вёльвы. Недовольная поведением Рагнара, она прорицает, что их следующий сын будет носить в глазу знак дракона Фафнира.

Сезон 2 Править

Пророчество Аслауг сбывается, и ребенок рождается с мутацией зрачка, делающей его похожим на змеиный. Ребенка нарекают Сигурд Змееглазый.

Сезон 3 Править

Сигурд растет, проводя время с братьями, Уббе и Хвитсерком.

Сезон 4 Править

Идут годы, и сыновья Рагнара подрастают; Аслауг воспитывает их на эпических рассказах о деде, великом герое Сигурде, практически не упоминая славные деяния их собственного отца.

Когда Рагнар, собрав значительную армию, отправляется в поход на Париж, он забирает с собой Уббе и Хвитсерка. Сигурд еще слишком мал и остается в Каттегате. Мальчику не с кем играть, в связи с чем он обращается к матери; та предлагает ему компанию Сигги, дочери Бьёрна и Торунн. Лишенная внимания Аслауг, девочка совершенно не ухожена, что отталкивает Сигурда. Вернувшись в длинный дом, он застает Аслауг кормящей грудью Ивара, несмотря на то, что ребенку уже не менее четырех лет.

Затем в Каттегат возвращается Харбард. Сигурд становится случайным свидетелем того, что странник и Аслауг целуются.

Решив проследить за Харбардом, Сигурд подсматривает, как он занимается любовью с одной из каттегатских женщин. Становится ясно, что странник дарит свою страсть не только Аслауг. Позже, желая разбить его незаконную связь с матерью, Сигурд приводит Аслауг к злополучному амбару. Там женщина застает Харбарда с двумя девушками, пришедшими за своей «порцией» любовных ласк. Поняв, что происходит, Аслауг молча уходит, а затем устраивает Харбарду ревнивый скандал, который приводит к разрыву их отношений.

Лишившись любовника, Аслауг предается пьянству. Найдя в ручье бездыханное тело маленькой Сигги, Сигурд сообщает матери, что она погибла по недогляденью. Женщина реагирует индифферентно, и Сигурд оставляет их с Иваром.

Потерпев сокрушительное поражение во Франкии, Рагнар исчезает, оставив сыновей на попечение Аслауг.

Проходит девять лет.

За время правления Аслауг и Бьёрна Каттегат расцветает, став крупным и богатым городом. Сигурд, проводя время с братьями в охотничьем домике, узнает последнюю новость от Бьёрна: выяснилось, что Рагнар скрыл гибель скандинавского поселения в Уэссексе перед последним походом на Париж. Хвитсерк и Сигурд недовольны такой бесчестностью перед народом и говорят, что убили бы Рагнара, появись он снова в городе. Они особенно возмущены тем, что отец бросил их, независимо от того, какими были обстоятельства. Уббе держит нейтральную позицию, а Ивар защищает отца, которым искренне восхищается. Бьёрн присоединяется к нему, хотя и не так яро. Он высказывает сомнение, что Рагнар вообще когда-либо вернется.

Однако, несмотря на все ожидания, Рагнар вновь объявляется в Каттегате и вызывает неоднозначную реакцию среди подданных и близких. Поняв, что ему в городе далеко не рады, Рагнар по очереди вызывает четверых своих сыновей, вышедших встречать его, на бой, чтобы, умерев, передать победителю титул конунга. Хвитсерк, как и прочие, не решается бросить вызов отцу. Лишь Уббе выходит к нему с мечом, но боя не происходит.

Молодая Маргрет, одна из служанок Аслауг, поочередно становится любовницей всех четырех ее сыновей: Уббе, Хвитсерка, Сигурда и Ивара. При этом у Ивара в постели ничего не получается, и он угрожает Маргрет смертью, если та проболтается. Но испуганная девушка не может держать секрет и просит Сигурда о защите. Выведав все подробности, Сигурд едва сдерживает смех, но Маргрет умоляет ничего не рассказывать, и парень дает ей слово, которое быстро нарушает, поделившись тайной с Уббе и Хвитсерком. Ожидаемого эффекта это не дает; напротив, Уббе признается в том, что боится Ивара.

Сигурд не поддерживает Рагнара в его стремлении плыть в Англию, о котором последний говорит в личной беседе с сыновьями. В то время как Бьёрн с Хвитсерком хотят плыть в Средиземное море, а Ивар — в Англию с отцом, Уббе и Сигурд намерены остаться в Каттегате, чтобы защищать разбогатевший город от возможных посягательств извне.

Так и происходит. Главные силы викингов во главе с Бьёрном Железнобоким и Харальдом Прекрасноволосым отплывают на поиски Рима, а маленькая экспедиция Рагнара Лодброка и Ивара Бескостного направляется в Англию.

Используя запутанные взаимоотношения Уббе и Сигурда с Маргрет, Лагерта приглашает молодых людей в Хедебю, где захватывает их в плен.

Уббе и Сигурд выходят на свободу и узнают о гибели Аслауг от руки Лагерты и воцарении последней в Каттегате. В то время как Сигурд переносит смерть матери достаточно сдержанно, Уббе приходит в ярость и клянется убить захватчицу.

Воплощение верховного бога Одина появляется в Каттегате в образе воина, и похоже, лишь сыновья Рагнара могут видеть его. Обнаруживая их, занятых своими делами, божество поочередно информирует их о смерти отца.

Подравшись с Сигурдом, Ивар отбирает у него нож, подаренный Рагнаром, чтобы убить им Лагерту (впрочем, затем Сигурд возвращает оружие, забытое Иваром). Уббе разнимает их, и братья обсуждают послание Одина. Ивар намерен мстить не только Элле, но и Эгберту, как завещал Рагнар. Уббе замечает, что владения Эгберта огромны, что затруднит их реванш. Разочарованный Ивар было удаляется, но слышит слова Сигурда, который предлагает собрать армию невиданных размеров. Бескостный неожиданно соглашается с братом и предлагает заключить союз даже с враждебными скандинавскими вождями и собрать армию, вдвое превышающую ту, что когда-то захватила Париж. С этой армией Ивар намеревается объявить войну не только Англии, но и «всему миру».

Затачивая боевой топор в кузнице, Ивар спрашивает Сигурда, почему он не поддержал его в стремлении отомстить Лагерте за убийство их матери. Сигурд отвечает, что у них разные воспоминания об Аслауг: Ивара она любила (как и Харбарда), а к нему относилась холодно и безразлично. Ивар возражает, сказав, что мать остается матерью в любом случае, на что Сигурд называет младшего брата маминым сынком. Выйдя из себя, Ивар замахивается на обидчика топором, но кузнец останавливает оружие у горла Сигурда и укоряет обоих братьев. Змееглазый уходит.

Идея собрать армию возмездия находит поддержку Лагерты, и в Каттегате начинают собираться союзные скандинавские вожди, в число которых входит конунг Харальд Прекрасноволосый.

Уббе с Иваром пытаются бросить Лагерте вызов во время приема, но поединок обрывает Бьёрн, вернувшийся из своего плавания.

Собравшись без Ивара, Уббе, Хвитсерк и Сигурд решают отложить месть Лагерте до завершения их возмездия в Англии.

Сигурд присутствует на свадьбе Уббе и Маргрет, а затем — на традиционных торжествах с человеческим жертвоприношением, связанных со скорым отплытием Великой датской армии.

Высадившись в Нортумбрии, Сигурд вместе с братьями принимает активное участие в сражениях Великой армии. Им удается разгромить войска короля Эллы и жестоко казнить монарха возле места гибели их отца. Затем викинги продвигаются на юг, где совместными усилиями сокрушают значительную армию объединенного королевства Уэссекса и Мерсии во главе с принцем Этельвульфом.

Заняв оставленное врагом поместье короля Эгберта, викинги разоряют его. Сигурд сжигает драгоценное собрание древнеримских свитков в тайной библиотеке короля. Выйдя к скандинавам, Эгберт немедленно попадает в плен. Сыновья Рагнара спорят, как поступить с ним и Англией. Ивар настаивает на продвижении и завоевании, которое не оставит англосаксам никаких шансов на независимость. Сигурд поддерживает Бескостного. Но старому монарху удается хитростью избежать жестокого возмездия: заключив договор с Бьёрном о создании законного скандинавского королевства на территории восточной Англии, он получает разрешение закончить жизнь самоубийством.

Устроив пиршество во дворе поместья Эгберта, предводители викингов обсуждают свои планы. Бьёрн намерен возобновить плавания к Средиземному морю и к нему решает присоединиться Хальвдан, брат Харальда. Сам конунг Харальд возвращается в Скандинавию, дабы продолжать дело ее объединения. Остальным нравится предложение Эгберта создать небольшое королевство. Неудовлетворенный происходящим, Ивар предлагает воинам не искать мира, а вести дальнейший захват и разорение англосаксонских земель, что находит среди многих поддержку. Сигурд призывает Ивара одуматься и держаться вместе, но занесшийся Бескостный оскорбляет брата. В ответ Сигурд намекает на то, что Ивар имеет проблемы по мужской части. Бьёрн говорит, что сыновей Рагнара, похоже, связывала лишь месть за отца, на что Бескостный в гневе восклицает, что именно Бьёрн делит армию. Он предлагает всем остальным идти с ним. Вскочив, Сигурд говорит, что не пойдет за Иваром, назвав его безумцем и слабоумным. Ивар шипит, что Змееглазого интересует только лютня и постыдное ремесло ублажения публики. Когда Сигурд в ответ упоминает то, что Ивар ползает, как ребенок и его никто не любил, кроме мертвой матери, терпение Ивара иссякает, несмотря на оклики окружающих. Вспылив, Бескостный хватает топор и бросает его в ненавистного брата. Вытащив оружие из-под ребра, Сигурд замахивается им и делает несколько шагов к оробевшему Ивару, но затем падает замертво.

Сезон 5 Править

Сигурда Змееглазого хоронят в большой лодке с подобающими сыну конунга почестями. Все братья присутствуют на похоронах, а затем давят на Ивара, который, хоть и оправдывается, но жалеет о содеянном.

Личность и способности Править

Заносчивый и злопамятный, Сигурд обвиняет отца в том, что он бросил их, а мать — в старой измене с Харбардом, которой был свидетелем в детстве. Он сильно недолюбливает своего младшего брата — калеку Ивара, над которым часто насмехается.

Несмотря на свое происхождение и умение обращаться с оружием, Сигурд не мечтает стать великим военачальником и проявляет склонность к музицированию. Это раздражает Ивара.

Интересные факты Править

  • В настоящее время есть предположение, что отметка в глазу Сигурда является результатом врожденной мутации гена Pax6.
  • В пророчестве упоминается, что Сигурд Змееглазый, сын легендарного конунга Рагнара Лодброка, женится на дочери короля. В исторических хрониках Сигурд взял в жены Блайю, дочь Эллы, короля Нортумбрии. У них родилось двое детей: сын Хардакнуд и дочь Аслауг. После смерти Рагнара Сигурд получил власть над Зеландией, Сканией, Халландом, датскими островами и Виком.
  • Согласно «Пряди о сыновьях Рагнара», Кнуд I Хардекнуд, родоначальник династии Кнутлингов, правивших в Дании до XI века, был сыном Сигурда Змееглазого (другие сведения упоминают некоего Свена). В этом случае его прямыми потомками были такие известные конунги, как Харальд Синезубый, Свен Вилобородый и Кнуд Великий. Также потомком Сигурда по линии его дочери Аслауг являлся первый конунг Норвегии Харальд Прекрасноволосый. В сериале же последний является современником Сигурда.
  • Смерть Сигурда от рук Ивара Бескостного также не соответствует биографии его исторического прототипа и является выдумкой создателей сериала. Согласно «Пряди о сыновьях Рагнара», датский конунг Сигурд Змееглазый погиб в битве с конунгом Эрнульфом.

Мы привыкли считать первооткрывателем Америки . Однако в скандинавских сагах говорится о том, что первыми туда добрались в конце Х столетия норвежские мореплаватели во главе с Эриком Рыжим. Обосновались они на острове, который нарекли «Зеленым» — Гренландии. Некоторые исследователи связывают это с периодом глобального потепления…

Вояжи Эрика Рыжего

Согласно источникам, Эрик Рыжий (Эйрик Рауди или Торвальдсон, примерные годы жизни 950-1003) был сыном некоего Торвальда Асвальдсона. Прозвище Рыжий он получил благодаря цвету своих волос и бороды… От природы Эрик обладал буйным нравом, что в конце концов привело к беде. Он совершил убийство, и правивший тогда Норвегией король Харальд Прекрасноволосый отправил семью Торвальдсона в изгнание.

Сначала они поселились в Исландии. Но около 980 года Эрика вновь приговорили к трехлетнему изгнанию за два убийства. Первой его жертвой стал сосед, отказавшийся возвращать одолженную лодку, а второй — другой викинг, убивший его рабов…

В 982 году Эрик вместе с родными, слугами и скотом сел на корабль. Он слышал о земле, которую в ясную погоду можно увидеть с вершин гор западной Исландии. Там якобы побывал в начале Х века соотечественник Эрика Гунбьёрн.

Путникам удалось добраться до острова. Некоторое время они провели там, но в 986 году, когда кончился срок изгнания, Эрик вернулся назад в Исландию. Он поведал о своем пребывании на «Зеленом острове» (дословно GrØnland) и стал подбивать местных переселиться на новые земли.

Если верить сагам, Эрик Рыжий отплыл из Исландии с 30 кораблями, но лишь 14 из них добрались до Гренландии. На них прибыли 350 человек, основавших на острове колонию Eystribyggd (буквально «Восточное поселение»).

Это не просто легенды. Археологические находки, в частности обнаруженные на месте Братталида, бывшей резиденции Эрика Рыжего, однозначно указывают на присутствие в Гренландии, на острове Ньюфаундленд и полуострове Лабрадор.

Приблизительно к 1000 году относится открытие сыном Эрика Лейфом Эрикссоном земли, которую он назвал Винланд — территории современной Северной Америки. Экспедиции туда совершали также братья Лейфа Торвальд и Торстейн.

Жена и сыновья Эрика Рыжего со временем приняли христианство, в отличие от главы семейства, который до конца жизни так и остался язычником.

Таинственное исчезновение

Однако несколько столетий спустя, в XIV веке, потомки Эрика Рыжего и его соратников покинули Америку. Во всяком случае, следы их пребывания там в этот период отсутствуют.

Вокруг данного обстоятельства сложилось множество домыслов. Многие историки выдвигают следующую версию. С X по XIII век на нашей планете царил так называемый климатический оптимум, то есть средние температуры находились где-то на уровне сегодняшнего дня и достаточно высоки для комфортного проживания. Однако в XIV веке на земле начался «малый ледниковый период», который привел к «Великому голоду» в Европе.

Именно холод мог уничтожить викингов, заселивших земли Гренландии и Северной Америки, либо заставить их уйти оттуда.

Версия потепления не подтвердилась

Недавно Николас Янг из университета Колумбии в Палисадесе (США) и его коллеги изучили изотопный состав образцов пород, сохранившихся во льдах, сформировавшихся в ледниках Гренландии примерно в те времена, когда эти места были заселены викингами. Это позволило измерить скорость накопления льдов в тех краях за последнее тысячелетие, а также определить, как могли влиять на их формирование местные климатические условия.

Выяснилось, что в момент прибытия норвежцев в Гренландию температуры там были такими же низкими, как и сегодня (на Гренландии арктический климат). Таким образом, теория о том, что именно мягкие климатические условия привлекли туда Эрика Рыжего и его команду, а впоследствии наступившее похолодание способствовало тому, что потомки викингов исчезли с континента, терпит полный крах.

«Становится все очевиднее, что средневековый климатический оптимум был характерен только для некоторых уголков Земли, а не всей планеты в целом, — пишет Николас Янг в статье, опубликованной в журнале Science Advances. — Все это исходит из евроцентричности этой концепции — все замеры производились в Европе и никто не учитывал, что в других местах этого могло не быть. И если викинги приплыли к Гренландии тогда, когда там было холодно, мы вряд ли можем говорить, что холод впоследствии выгнал их оттуда».

Таким образом, вряд ли причины расселения европейцев в доколумбовом Новом Свете, а затем их исхода оттуда носили климатический характер. Возможно, со временем специалисты смогут их назвать… Пока также остается загадкой и то, почему Эрик Рыжий нарек землю, давшую им приют, «зеленым островом».

Основатели московской пивоварни Velka Morava Сергей Новак и Владимир Семёнов, а также основатель пивоварни «Одна Тонна» Александр Белков открыли на Арбате паб-ресторан «Эрик Рыжий». Об этом The Village рассказали представители заведения.

Владельцы решили открыть паб после совместного путешествия по Северной Европе. Для запуска проекта управляющим назначили Кирилла Еремеева, который имеет 18-летний опыт в ресторанном бизнесе. На его счету участие в открытии ресторанов «Паллацио Дукале» Татьяны Курбатской, проектов Аркадия Новикова «А клуб» и «Павильон», а также «Фиш» ресторанного синдиката Кирилла Гусева и пилотного ресторана сети «Ти бон».


Бренд- и бар-менеджер в проекте — Станислав Образцов, который отвечает за всё, что связано с пивом, его ассортиментом, а также рекламой. Образцов известен по своей работе в пивоварне «1516» и баре Craft rePUBlic. В ассортименте нового паба на Арбате — 54 сорта разливного и более 300 бутылочного крафтового пива и сидра от российских и зарубежных малых пивоварен, таких как Nøgne Ø, De Molen, BrewDog, To Øl, Hornbeer, Haand, 7Fjell, Emelisse. Образцов отмечает, что вряд ли где-то ещё в России одновременно можно встретить пиво от этих пивоварен в кранах. Кроме того, в паб поставляют сорта крафтового пива, которые производятся на пивоварнях владельцев Velka Morava и «Одна Тонна». Цены на разливное пиво — от 170 до 290 рублей, на пиво в бутылках — от 180 до 1 500 рублей.

За кухню в «Эрике Рыжем» отвечает молодой шеф-повар из Ялты Арсений Зинченко. Из закусок и салатов в меню есть норвежская сельдь собственного посола (300 рублей), куриные крылья (380 рублей), салат с филе скумбрии, приготовленным на гриле, мини-картофелем и свежим редисом (420 рублей). Также здесь предлагают супы: норвежскую уху из нерки, судака и форели со сливками и креветочным соусом биск (290 рублей) и суп-гуляш с говядиной (290 рублей). На горячее можно заказать скумбрию на гриле с мини-картофелем и печёными томатами черри (420 рублей), венский шницель (400 рублей) или говяжье ребро с хрустящими баклажанами в соево-медовом соусе (550 рублей). На десерт — домашний сырный торт (250 рублей) и яблочный рулет (250 рублей).

В «Эрике Рыжем» три этажа. На каждом из них свой ассортимент разливного пива и сидра. Посетителям, которые ценят «камерность и спокойный отдых», предлагают разместиться на минус первом этаже под кирпичными арочными сводами XIX века. Для тех, кто больше ценит атмосферу паба, организованы места на первом и втором этажах.

Эрик Рыжий

Эйрик Рауди

Eiríkr rauði Þorvaldsson

Имя при рождении:

Эрик Торвальдсон

Род деятельности:

Дата рождения:

Дата смерти:

Биография

Неприятности из-за буйного нрава продолжились и на новом месте. Около 980 года Эйрик был приговорён к трехлетнему изгнанию из Исландии за два убийства. В одном случае он убил соседа, который не желал вернуть взятую в долг лодку, в другом — отомстил за своих рабов, убитых другим викингом.

Исполняя приговор, Эйрик решил отплыть на запад и добраться до земли, которую в ясную погоду можно увидеть с вершин гор западной Исландии. Она лежала на расстоянии 280 км от исландского берега; согласно сагам, раньше в 900-х годах туда плавал норвежец Гунбьёрн . Эйрик отплыл на запад в 982 году вместе с семьей, слугами и скотом. Плавучий лед помешал ему высадиться на берег; он был вынужден обогнуть южную конечность острова и высадился в месте вблизи Юлиансхоб (Какорток). На протяжении трёх лет своего изгнания Эрик не встретил на острове ни одного человека, хотя во время своих путешествий вдоль побережья он доходил до острова Диско , далеко на северо-запад от южной оконечности Гренландии.

По окончании срока своего изгнания Эйрик Рыжий в 986 году вернулся в Исландию и начал подбивать местных викингов к переселению на новые земли. Он назвал остров Гренландией (норв. Grønland), которая дословно значит «Зеленая земля». Вокруг уместности этого названия до сих пор продолжаются споры. Одни учёные считают, что в те времена климат в этих местах благодаря средневековому климатическому оптимуму был мягкий, и прибрежные районы юго-запада острова действительно были покрыты густой травянистой растительностью. Другие считают, что такое название было выбрано с «рекламной» целью — чтобы привлечь к острову больше поселенцев.

Согласно сагам, Эйрик Рыжий отплыл из Исландии с 25 кораблями, из которых лишь 14 с 350 поселенцами добрались до Гренландии, и основал на острове первое европейское поселение Eystribyggd (Восточное поселение). Свидетельства саг подтверждаются результатами радиоуглеродного анализа археологических находок, которые были найдены на месте прежнего Братталида (теперь Кассиарсук), резиденции Эйрика Рыжего вблизи современного Нарссарссуаку, и датируются приблизительно 1000 годом.

Хотя сам Эйрик ушёл на покой, его сыновья продолжили исследования. Примерно в 1000 году Лейф Эрикссон открыл землю, которую назвал Винланд — территорию современной Северной Америки . Другие сыновья Эйрика, Торвальд и Торстейн, тоже совершали туда экспедиции.

Лейф Эрикссон также привёз из Норвегии священника, который крестил Гренландию. В отличие от своей жены и сыновей, Эйрик так и не принял христианства и до конца жизни оставался язычником, а к христианству относился скептически.

Примечания

Категории:

  • Персоналии по алфавиту
  • Родившиеся в 950 году
  • Родившиеся в Норвегии
  • Умершие в 1003 году
  • Путешественники Исландии
  • Путешественники Норвегии
  • Нордистика
  • Путешественники-исследователи

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Эрик Рыжий» в других словарях:

    Эрик Рыжий — (Eric the Red), норвеж. мореплаватель 10 в. Покинул Исландию ок. 984 г. в поисках новых земель на 3. Открыв Гренландию, вернулся туда в след. году с группой колонистов из Исландии и основал поселение в р не Бредефьорда. Его сын Лейф Эрикссон ок.… … Всемирная история

    Рыжий: В Викисловаре есть статья «рыжий» Рыжий цвет, оранжевый цвет цвет, промежуточный между красным и жёлтым. Рыжий … Википедия

    Эрик Рыжий. Эрик Рыжий (Эйрик Рауди, древнескандинавск. Eiríkr rauði, 950 1003) первооткрыватель Гренландии. Исландский викинг норвежского происхождения. Считается первым европейцем, основавшим поселение в Гренландии. Сын Торвальда Асвальдсона и… … Википедия

    Пути странствий различных персонажей винландских саг на территорию современной Америки Сага о Гренландцах (исл. Grænlendinga saga) исландская сага, описывающая путешествия викингов в Гренланди … Википедия

    Охотник на белого медведя на каяке. Охота и рыболовство всегда были важными составляющими жизни в Гренландии. В настоящее время 84 % поверхности острова Гренландия занято ледником, что ограничивает область человеческого … Википедия

    Остров у сев. вост. берегов Сев. Америки. В 981 г. житель Исландии Эйрик Турвальдсон, по прозвищу Рауди (рыжий), отправился на поиски уже известной исландцам большой зап. земли. Вскоре он подошел к ней и на ее юж. оконечности обнаружил… … Географическая энциклопедия

    Эта статья или раздел грубый перевод статьи на другом языке (см. Проверка переводов). Он мог быть сгенерирован программой переводчиком или сделан человеком со слабыми познаниями в языке оригинала. Вы можете помочь … Википедия

Волна крафтовых пабов накрывших столицу, привела к тому, что на большинство открытий «пивная» тусовка ходит всё реже и реже. И действительно, что там смотреть? Новое пиво? Поставщики у всех одни и те же. Дизайн? Лампочки Эдисона торчащие из водопроводных труб всем уже до смерти надоели. Тем не менее, открытие на Старом Арбате паба-ресторана «Эрик Рыжий» вызвало большой ажиотаж. По моему, на открытие пришли все, кто хоть как-то связан с пивом.

В этом помещении пивные рестораны находились «издревле». Начиная со «Швейка» в 90-х и заканчивая «Кружкой» недавно. Чуть дальше, в этом же доме в советское время был магазин, в котором круглогодично (это была редкость) продавали разливной квас (а может и пиво, я тогда на это внимание не обращал). Так что место «с традициями».

В пабе два этажа и подвал. На первом и втором просто паб с закусками. В подвале ресторан, где еду приносят официанты. Там же может играть музыка, которую кстати не слышно на верхних этажах, что конечно же большой плюс. Кому-то музычку и потанцевать, а кому-то просто посидеть и пообщаться.

Самое главное — на всех трёх этажах в барах пиво разное! Имейте это в виду. Сколько всего кранов — не знаю. Думаю около 45-50 всего. Плюс бутылка. Выбор достойный. В первую очередь это конечно ассортимент «Одной Тонны» и «Велка Моравы», того пиво которое они варят и которое импортируют. Ведь именно этим пивоварням принадлежит ресторан. Цены на пиво средние по Москве и конечно же дешевле, чем на Арбате в большинстве заведений.

Основной вопрос — с чего начать, т.к. это пиво должно было стать тысячным чекином в untappd.com. Василий Смирнов подсказал — Odin’s Tipple. Имперский стаут от норвежской пивоварни Haand Bryggeriet.

Odin’s Tipple (Норвегия, Драммен) — 11% алк. Василий был прав (Василий плохого не посоветует!). Мощнейшая и в тоже время сбалансированная вещь! Сильный аромат жжёного солода, шоколада и креозота. Умеренная сладость и сухое послевкусие дополненное опять же горьким шоколадом, ивовой корой и кофе. Однозначно «A+».

Потом захотелось отечественного производителя.

Рыжая Соня (Россия, Жуковский) — 6,2% алк. Имбирный IPA. Коллаборация с Олегом Едигаровым. Мягкий, но заметный ёлочный аромат. Во вкусе немного имбиря, чуть жжёт. В послевкусии на имбирь накладывается чёрная смородина. Именно ягода, а не «кошки нассали». Плюс мягкая, но заметная горечь. Отличный баланс всего. С возрастом начинаешь ценить именно баланс, а не извращённость и экстремальность вкуса 🙂 Поставлю тоже «A+», а несогласные пусть назовут другой, лучший имбирный IPA 🙂

Попробовали «Одну Тонну», перешли к «Велка Мораве».

Юбилейный Baltic Porter (Россия, Москва) — 7,7% алк. А вот тут облом-с. Или в неправильной последовательности пил. Показалось довольно водянистым для 20% плотности. Жжёнка неплоха, но уравновешивается сладостью или горечью. Кажется, что сильно выброжено и тела не осталось. Хотя жжёнка, повторюсь, неплоха. Оценка «C+», но надо отдельно перепробовать.

Под занавес угостили Urbock 23° в новой банке (раньше вроде только в бутылках был). Это не из меню. Степан Чуникин притащил.

Urbock 23° (Австрия, Ворхдорф) — 9,6% алк. Вот это я понимаю доппельбок! Прям портвейн или мальтликёр. В аромате сухофрукты. Сладко, даже приторно, но вкусно. Спирт не чувствуется совсем. Карамель, леденцы, сухофрукты и портвейн в бочке в послевкусии. Оценка «A»

Володя «Никшичко» с крупнейшими китайскими судовладельцами

Эрик Рыжий Торфин Карлсефни

Норманнами звали сильных и мужественных жителей побережья извилистых глубоких фиордов Норвегии, лесистых долин Швеции, низменных, овеваемых свежим морским ветром равнин Дании. Исстари привыкли они добывать себе пропитание на море. Почва их суровой, покрытой лесами туманной родины была неплодородна, и они издавна научились строить легкие узкие корабли, украшенные головой дракона, и смело выходили на них в открытое море для рыбной ловли, заморской торговли и грабежа более слабых соседей.

Молодежь, не находившая применения своей силе и отваге на родине, люди, совершившие под горячую руку убийство и вынужденные бежать от кровавой мести, смелые, свободолюбивые бойцы, не мирившиеся с притеснениями вождей, объединялись в боевые дружины и под предводительством конунга, «морского короля», отправлялись в море за добычей и славой.

Рассказы удачливых викингов, возвращавшихся на родину с нагруженными добычей кораблями, еще более подстрекали к новым походам. Норманны опустошали и сжигали города и села Франции и Италии, грабили и убивали жителей.

Разделенные на множество мелких и мельчайших герцогств, княжеств, графств, аббатств и баронств, раздираемые бесчисленными войнами и ссорами, европейские страны были беспомощны перед смелыми норманнскими пиратами. Появившись в 795 году на берегах Ирландии, норманны уже через двадцать лет овладели ее северным, западным и южным побережьями и начали покорять внутренние области страны. В начале IX века норманны грабили и опустошали Шотландию и северную Англию, в конце X и начале XI века норманны овладели почти всей Англией (там их называли «данами»).

В IX веке норманны пробрались по рекам в глубь Германии и Франции, ограбили и сожгли немецкие города Кельн, Гамбург, Ахен, Трир и Вормс, французские города Париж, Тур, Орлеан, Труа, Шанон и Дижон. В конце IX века норманны уже захватили северную Францию. После этого они вдоль французского берега прошли в Испанию, ограбили населенное маврами побережье около Севильи и берега Марокко и добрались до Италии.

Если норманнам не удавалось взять город с бою, они прибегали к хитрости. Так, когда предводителю норманнов Гастингу не удалось взять штурмом итальянский город Луна, норманны объявили осажденным, что Гастинг умер и что перед смертью он просил похоронить его в лунском соборе. В осажденный город вошла печальная процессия, безоружные бойцы несли гроб вождя. Но во время отпевания крышка гроба вдруг откинулась, из гроба встал Гастинг, убил ударом меча епископа и, раздав своим бойцам спрятанные в гробу мечи, начал бойню. Город был захвачен и разграблен.

Другие отряды норманнов — варяги — через устье Невы, по великому пути — «из варяг в греки» — добирались до Византии, и там становились телохранителями византийских императоров. К VIII-X векам относится и покорение норманнами (варягами) русских земель, княжение Рюриковичей. Некоторые летописи указывают, что варяги были призваны на царство самими русскими, что в общем-то довольно сомнительно.

Часть норманнов направилась на северо-запад. Около середины IX века норманны открыли Исландию. Природа этой страны, ее богатые рыбой фиорды, покрытые снегами вершины гор, зеленые луга очень напоминали норманнам их родину. В Исландию устремились колонисты из Норвегии и из захваченной тогда норманнами Ирландии.

В X веке в Исландию приплыл изгнанный из Норвегии за убийство Эрик по прозвищу Рыжий. Но и в Исландии неуживчивый викинг поссорился с колонистами, и его опять прогнали. Собрав ватагу храбрецов, Эрик отправился искать новые земли.

Эрик Рыжий

После опасного и утомительного плавания беглецы увидели сверкавшие на солнце глетчеры неизведанной земли. В синем море плавали причудливые ледяные горы, в воздухе стоял птичий гомон. Эрик назвал открытую им страну Зеленой страной (отсюда произошло название Гренландия).

Эрик решил обосноваться в новой стране и перевез туда людей из Исландии и Норвегии. В фиордах западного берега он основал два поселения. Норманны занимались рыбной ловлей и охотой на тюленей, моржей и китов, птиц, белых медведей, северных оленей и песцов. Колонисты не порывали связей со своей родиной и продавали туда меха, моржовые клыки и ворвань, а в обмен получали железо, лес, хлеб и ткани.

Скоро поселившиеся в Гренландии норманны начали искать новые, более теплые и плодородные земли. В 999 году корабль сына Эрика Рыжего, Лейфа Эриксена, плывший из Норвегии обратно в Гренландию, попал в шторм. Долго носился корабль в тумане по холодному бушующему морю, с трудом увертываясь от столкновений с внезапно выплывавшими из мглы белыми айсбергами. Кончился шторм, солнце высушило одежду и согрело продрогших, измученных моряков.

Вдали виднелся лесистый берег. Корабль подошел к нему. К морю сбегали пологие холмы, покрытые зарослями дикого винограда. На южных склонах росла дикая пшеница. Звенели ручейки, скатываясь с высокого берега в море. Это была Америка — нынешняя Новая Англия. Так норманны за пятьсот лет до Колумба открыли Новый Свет.

Вернувшись в Гренландию, Лейф Эриксен показал ветки дикого винограда и колосья дикой пшеницы и рассказал о Винланде — Стране винограда, где теплый климат, масса дичи, где можно добыть так нужный гренландским колонистам лес.

Рассказами Эриксена заинтересовался другой викинг — Торфинн Карлсефни, в 1002 году приехавший из Исландии в Гренландию. Спустя год он организовал экспедицию на трех кораблях в открытый Лейфом Винланд.

Статуя Торфинна Карлсефни работы Эйнара Йоунссона (1920) в Филадельфии (штат Пенсильвания)

С ним отправились сто шестьдесят человек. Так как норманны рассчитывали поселиться в новых западных странах, они взяли с собой все, что могло понадобиться на новом месте, — даже несколько коров и быков. Корабли поплыли вдоль берегов Гренландии, мимо покрытых снегом и льдом скал, мимо глетчеров, сползавших в море, птичьих базаров и тюленьих лежбищ. Затем берега Гренландии пропали в морской дымке. Корабли вышли на юг, в открытое море.

Море было пустынно. Лишь вдали виднелись выпускаемые китами фонтаны да, слегка покачиваясь на волнах, проплывали величественные айсберги.

Наконец моряки увидели на горизонте синюю полосу. Это был нынешний Лабрадор. Высокий берег был покрыт огромными плоскими плитами. Внизу ревели буруны. Наверху торчали острые скалы, и за них цеплялись обрывки облаков. Моряки назвали эту землю Хеллуланд — Страна плоских камней.

Но это был не прекрасный Винланд — Страна винограда, о которой рассказывал Лейф Эриксен. Поплыли дальше на юг. Через два дня перед путниками открылась новая земля.

Изрезанный берег был покрыт хмурым хвойным лесом. Торфинн назвал эту землю Маркланд — Лесная страна (теперь это Ньюфаундленд). Здесь путешественники остановились на отдых. Охотники, вооружившись луками, копьями и дротиками, углубились в чащу и к вечеру вернулись с богатой добычей — оленями и лосями.

Корабли пошли дальше на юг. Все теплее становился ветер, дувший справа, с берега. Через два дня приплыли к открытому песчаному берегу. Снова остановились на отдых. Когда моряки собирали на берегу валежник для костра, они натолкнулись на полузасыпанный песком киль корабля. Значит, они не первые посетили это место. Наверное, какое-то европейское судно потерпело здесь крушение, а его экипаж, очевидно, погиб. Это место норманны назвали Каламес (мыс Киля), теперь это Кэп-Бретон в нынешней Канаде.

На зимовку Торфинн остановился в Теамфиорде (фиорд Течений), послав один корабль далее на юг, на поиски желанного Винланда. Корабль вернулся с виноградом и дикой пшеницей — Винланд был недалеко.

Зимовка 1003-1004 годов в Теамфиорде прошла благополучно. В деревянных хижинах было тепло. Кругом было много дичи.

Лишь к весне дичь исчезла, и тогда людям пришлось голодать. Весной один корабль поплыл к Винланду, но ветер занес его к берегам Ирландии. Там норманнов взяли в плен и сделали рабами.

Позднее Торфинн сам поплыл на поиски Винланда. Плыли долго. Несколько дней норманны ничего, кроме воды, не видели. Становилось все теплее и теплее. Наконец вдали показался берег. Корабли вошли в устье реки, вытекавшей из озера и впадавшей в морской залив. Это был Винланд. Здесь шумели лиственные леса, здесь был долгожданный виноград и дикая пшеница. На берегу озера норманны построили хижины и там перезимовали.

Вторая зимовка в Америке (зима 1004-1005 годов) прошла еще благополучнее первой. Но однажды, весенним вечером, на озере появилось множество кожаных каноэ. Приплыли туземцы — невысокого роста, крепкие, краснокожие, одетые в меха люди, которых норманны прозвали скелингами. Скелинги начали торговлю с пришельцами, но вырвавшийся из ограды бык так сильно напугал туземцев, что они поспешно покинули озеро, спасаясь от невиданного чудовища. Через три недели они вернулись и, поссорившись из-за чего-то с норманнами, напали на них. Норманны, защищенные шлемами и кольчугами, вооруженные мечами, одержали верх, и туземцы были отбиты. Все же норманны вернулись на север, в Маркланд, где провели зиму 1005-1006 годов и откуда ездили на юг, в Винланд. Но когда летом 1006 года среди колонистов начались раздоры, Торфинн решил вернуться в Гренландию.

Так закончилась попытка норманнов колонизовать американский бepeг. Норманны впоследствии несколько раз отправлялись в Маркланд за лесом, но постепенно путь на запад забывался. Лишь старинные сказания Исландии и Гренландии сохранили память об этих походах. В «Саге об Эрике Рыжем» рассказывается о подвигах героев, открывших Гренландию и Америку.

Современные ученые считают почти доказанным, что норманны, и в частности Карлсефни и его товарищи, доходили до нынешней Северной Каролины. Однако точно установить пределы их плаваний не представляется возможным, так как их записи очень кратки и бедны подробностями. Особенно трудно было им описывать те местности, где берега сплошь заросли лесом и имели мало отличительных признаков. Во всяком случае, описания, сделанные норманнами, дают в общем правильную картину климата, топографии и гаваней американского берега.

Мы имеем сведения о том, что норманнами было совершено даже путешествие в глубь Америки и что это путешествие было полно трагических приключений. В 1898 году шведский иммигрант Олаф Оман расчищал лесистый участок близ Кенсингтона, в штате Миннесота (в США), и выкорчевал пень осины, корни которого оплели грубо отесанный камень. На камне была высечена надпись, но Оман не мог ее прочесть. Когда камень был очищен, он увидел, что надпись сделана руническими письменами. Вот ее перевод, сделанный Яльмаром Холандом:

«8 готов и 22 норвежца во время разведочного путешествия из Винланда через Запад разбили лагерь у двух утесистых островов на расстоянии однодневного перехода к северу от этого камня.

Мы вышли из лагеря и ловили рыбу один день. Когда мы вернулись, то нашли 10 людей красными от крови и мертвыми. Спаси от зла. Дальнейшие три строчки, высеченные на ребре камня, гласили: (У нас) есть 10 (человек) из нашей партии у моря для наблюдения за нашим кораблем в 14 днях пути от этого острова. Год 1362″.

Профессор Миннесотского университета Бреда первый прочел надпись на камне и объявил, что это грубо выполненная подделка.

О камне поговорили немного и забыли. Девять лет он служил порогом в амбаре Омана.

К счастью, он лежал письменами вниз, и поэтому они сохранились. Ученый Холанд, тщательно изучивший надписи на камне, решительно защищает их подлинность. Опытные лесоводы установили, что когда осина попала под раскорчевку, ей было семьдесят лет, следовательно, надписи на камне были высечены, во всяком случае, до 1830 года. Но в то время в Миннесоте не могло быть людей, которые обладали бы достаточными знаниями для того, чтобы выполнить такую подделку.

Да и кому это было нужно? Три геолога изучали высеченные знаки и признали их очень древними.

Вот как Холанд объясняет историю найденной Оманом надписи на камне. Посещение норманнами Винланда и Маркланда не было случайным эпизодом. Колония в Гренландии продолжала некоторое время существовать, причем колонисты иногда возили лес из Америки. Они вступали в сношения с индейцами, женились на индианках и постепенно отошли от христианства. Есть сведения, что король Эриксен в 1355 году послал в Гренландию миссионеров, чтобы вновь обратить колонистов в христианство. Однако, прибыв в Гренландию, миссионеры узнали, что часть колонистов переселилась в Винланд; тогда они тоже поплыли туда. Сперва они попали к устью реки Святого Лаврентия, а затем, двигаясь по следам своих соплеменников, обогнули Лабрадор, вошли в Гудзонов залив и, следуя вдоль его берегов, доплыли до устья реки Нельсона. Здесь они оставили свой корабль и часть людей. Другая часть экспедиции отправилась вверх по реке, к Лесному озеру и на Красную реку, то есть в район, близкий к нынешнему Кенсингтону.

Здесь, чтобы почтить память погибших товарищей и отметить наиболее отдаленный пункт своего путешествия, они сделали надпись на обтесанном камне.

В самой Гренландии жизнь становилась все хуже и хуже, климат делался все более суровым, все реже плавали корабли в Норвегию и Исландию. Колонисты болели цингой и рахитом. Из Норвегии и Исландии корабли привозили страшную эпидемию — «черную смерть» (чуму). В течение XV века норманнское население Гренландии почти целиком вымерло, и в XVIII веке, когда норвежцы и датчане вновь начали колонизацию Гренландии, они, кроме заброшенных кладбищ и развалин жилищ, не нашли там никаких следов норманнов.

В конце XV века, когда Колумб посетил Исландию, связь с Гренландией, а тем более с Америкой, давно уже была прервана.

Но среди исландских моряков, монахов-летописцев и стариков-крестьян еще жили сказания о плаваниях их предков далеко на запад и о прекрасной Стране винограда — Винланде.

Исландские саги обычно делятся на «исторические» и «неисторические». Авторы первых якобы ставили своей целью «историческую правду» в современном смысле слова, тогда как авторы вторых якобы ставили своей целью «художественный вымысел», тоже в современном смысле слова. Дело обстоит, однако, далеко не так просто. Различия между отдельными группами саг определяются не тем, какие цели ставили себе их авторы или к какому жанру они относили свои произведения, а прежде всего расстоянием между событиями, описываемыми в саге, и временем ее написания, т. е. тем, в какой мере эти события были актуальны.

Сага – всегда повествование о прошлом, и притом повествование, которое, как правило, принималось за правду (просто правду, а не «историческую» или «художественную» правду или сочетание того и другого), несмотря на то что в нем всегда в большей или меньшей степени наличествовал художественный вымысел. Типичный пример такого вымысла – высказывания упоминаемых в саге персонажей. Эти высказывания обычно приводятся в саге так же конкретно, как речи персонажей в драматическом произведении или реалистическом романе. Эти высказывания, конечно, художественный вымысел. Существенно, однако, что такого рода художественный вымысел не осознавался как вымысел: его позволяли себе, оставаясь в пределах того, что считалось просто правдой. Он был, так сказать, «скрытым вымыслом». Существенно также, что повествования какого-либо другого рода для Исландии эпохи написания саг были вообще невозможны.

Чем дальше в прошлом события, о которых рассказывается в саге, или чем дальше страна, в которой произошли эти события, тем больше в саге скрытого вымысла. Поэтому его всего меньше в сагах, написанных в XIII в. о том, что произошло в Исландии или Норвегии в XII или XIII в., например, в сагах, входящих в состав компиляции конца XIII в., известной под названием «Сага о Стурлунгах», или в саге о норвежском короле Хаконе Старом (1217-1263), написанной Стурлой Тордарсоном сразу после смерти этого короля.

В сагах, написанных в XIII в. о более ранних событиях, скрытого вымысла, естественно, больше. Так, его больше в «сагах об исландцах», т. е. сагах, написанных не раньше XIII в. о событиях в Исландии в X-XI вв. Историки древнеисландской литературы обычно считают даже, что все «саги об исландцах» – просто «художественная литература», своего рода «романы». Однако хорошо известно, что эти саги принимались их современниками за точно такую же правду, как и произведения, названные выше, т. е. что они вовсе не были «художественной литературой» в современном смысле слова.

«Саги о королях», написанные в XII-XIII вв. о событиях в Норвегии в X-XI вв., т. е. саги, в которых скрытого вымысла не меньше, чем в «сагах об исландцах», историки древнеисландской литературы обычно относят к «исторической литературе». Это объясняется, очевидно, тем, что в Норвегии в X-XI вв. были короли, была государственная власть, а они – обычный объект истории, тогда как в Исландии в X-XI вв. государственной власти не было и, следовательно, была, так представляют себе историки древнеисландской литературы, только «частная жизнь», а она – обычный объект художественной литературы.

Значительно больше вымысла в так называемых «сагах о древних временах», т. е. в сагах о событиях до заселения Исландии (до X в.) или о том, что произошло вообще неизвестно когда. В последнем случае вымысел был, вероятно, уже не скрытый, а явный, т. е. осознававшийся. По-видимому, такого рода саги еще в XII в. считались «лживыми». В них действительно могла отсутствовать какая-либо историческая основа. В «сагах о древних временах» была обязательно сказочная фантастика, и во многих из них описываются поездки в далекие, сказочные страны и особенно «на восток», т. е., в частности, в Гардарики, или Русь. Поэтому и в сагах, описывающих события X-XI вв., поездки в Гардарики обычно больше похожи на «сагу о древних временах», чем на сагу о более близкой эпохе.

Однако и «саги о древних временах» все же не просто «художественная литература» в современном смысле слова (хотя они, конечно, и ближе к ней, чем другие саги). Дело в том, что более ранние из этих саг явно основаны на древней (и часто – не сохранившейся) эпической поэзии.

Между тем во всякой эпической поэзии всегда наличествует, так сказать стихийно наличествует, та или иная историческая основа, т. е. историческая правда, как бы ни была она трудно прощупываемой.

В сущности, стихийность наличия исторической правды характерна для всех исландских саг, в частности и для тех, которые кажутся наиболее близкими к истории как науке. Стихийность объясняется, конечно, прежде всего тем, что авторы саг не осознавали себя авторами в современном смысле этого слова. Они наивно верили в то, что просто передают правду. Поэтому они и не были авторами в современном смысле этого слова. Тот, кто «написал» сагу, фактически мог быть не столько автором, сколько соавтором или редактором или даже просто переписчиком или, наконец, всем вместе.

Тем не менее, как ни обидно это может показаться историку, привыкшему смотреть свысока на своих средневековых коллег, в известном смысле они имели перед ним преимущество. Они были объективнее тенденциозной исторической науки нового времени: сознательное и последовательное проведение политической тенденции было для них так же невозможно, как сознательное авторство. В частности, даже при наличии какой-то политической концепции они не умели замалчивать факты, противоречащие этой концепции. Так, например, в сагах, написанных для прославления норвежских королей-миссионеров, полно фактов, выставляющих их миссионерскую деятельность в самом неприглядном свете. Впрочем, объективность саг и особенно «саг о королях», т. е. политических историй Норвегии, связана, конечно, и с тем, что эти саги были написаны исландцами, т. е. жителями страны, в которой развитие государственной власти задержалось (как известно, Исландия подчинилась норвежскому королю в 1262 г., да и то только формально).

Ниже приводится перечень изданий, использованных Е. А. Рыдзевской в ее «Россике», и краткие сведения о представленных в этих изданиях памятниках. Выходные данные приводятся полностью только при указании изданий, которыми пользовалась Рыдзевская. В случае более новых публикаций указывается только редактор (курсивом), место и год издания. Всюду, где не оговорено происхождение памятника, речь идет о памятниках исландских.

1) Ágrip af noregs konunga sögum, V Dahlerup. Kbh. 1880.

«Агрип» (Ágrip, буквально – «обзор, сокращенное изложение», полностью – «Обзор саг о королях Норвегии») – название саги, которая представляла собой историю норвежских королей с IX в. и, вероятно, по 1177 г. Она была написана, по-видимому, ок. 1190 г. каким-то норвежским клириком в Трандхейме и сохранилась в неполном исландском списке (AM 325 II, 4°), сделанном в 1200-1225 гг. Источники ее не поддаются определению. В частности, спорно, в какой мере ими были норвежские произведения на латинском языке (Historia Norwegiae и др.) и норвежская устная традиция.

Более новое критическое издание саги: F. Jónsson. Halle, 1929 (Altnordische Saga-Bibliothek, 18).

2) Bjarnar saga Hítdælakappa, R. C. Boer. Halle, 1893.

«Сага о Бьёрне, герое из Хитардаля» (Bjarnar saga Hítdælakappa) – одна из «саг об исландцах». Основное ее содержание – распря, происходившая в конце X – начале XI в. в одной из долин на западе Исландии. Однако то, что рассказывается в саге о подвигах Бьёрна вне Исландии, больше похоже на «сагу о древних временах», чем на «сагу об исландцах». Сага очень плохо сохранилась: есть только ее неполный бумажный список XVII в. (AM 551 Da, 4°), два листка пергамента конца XIV в. (AM 162 f., fol.) и ее частичный пересказ в одной из рукописей «Хеймскринглы» (Bæjarbók). Сага была написана, как предполагается, ок. 1230 г. Ее основным источником были, по-видимому, стихи двух героев саги, Бьёрна и Торда, и связанная с ними устная традиция.

Более новое критическое издание саги: S. Nordal. Reykjavík, 1938 (Íslenzk fornrit, III).

3) Die Bósa-Saga in Zwei Fassungen nebst Proben aus den Bósa-Rímur, O. L. Jiriczek. Strassburg, 1893.

«Сага о Боси» (Bósa saga) – одна из «саг о древних временах». Как во всех этих сагах, в ней много мотивов, в основном сказочных, заимствованных из других саг. Поездка в Бьярмаланд в ней – тоже мотив, представленный во многих сагах. Есть две редакции саги. Более старая сохранилась в четырех пергаментах XV в., менее старая – только в бумажных списках XVII в. Никакой исторической основы в саге не обнаруживается.

Более нового критического издания нет.

4) Brennu-Njálssaga, F. Jónsson. Halle, 1908 (Altnordische Saga-Bibliothek, 13).

«Сага о Ньяле» (Njálssaga или просто Njála, также Brennu-Njálssaga, буквально – «Сага о сожженном Ньяле») – самая большая и самая знаменитая «сага об исландцах». Основное ее содержание – некоторые распри на юге Исландии в X и начале XI в. Но то, что рассказывается о подвигах героев саги вне Исландии, больше похоже на «сагу о древних временах», чем на «сагу об исландцах». Сага сохранилась во многих рукописях, из которых ни одна не древнее 1300 г. Важнейшие из них Reykjabók, Möðruvallabók, Kálfalækjarbók, Gráskinna. Считается, что сага была написана не раньше 1285 г. Многочисленные попытки установить, кто написал ее, не увенчались успехом. Источниками саги были, по-видимому, как устная традиция, так и некоторые письменные произведения.

5) Snorri Sturluson. Edda, F. Jónsson. Kbh., 1926.

«Эдда» Снорри Стурлусона (т. е. сына Стурлы), или «Младшая Эдда», – произведение, написанное в 1222-1225 гг. Основное содержание ее – сведения по мифологии, героических сказаниях, поэтической фразеологии и метрике, необходимые для скальдов. «Младшая Эдда» сохранилась в списках не древнее начала XIV в. Источниками ее были как устная традиция, так, возможно, и письменные произведения.

6) Fagrskinna. Nóregs kononga tal, F. Jónsson. Kbh., 1902-1903 (Samfund til udgivelse af gammel nordisk litteratur, XXX).

«Фагрскинна» (Fagrskinna, буквально – «красивый пергамент») – название саги, которая представляет собой историю норвежских королей с IX в. по 1177 г. Она была написана ок. 1220 г. в Норвегии, по-видимому, исландцем и сохранилась, если не считать обрывка, написанного ок. 1250 г., только в поздних бумажных списках, восходящих к двум пергаментам, сгоревшим в 1728 г. (один из них и был «красивым пергаментом»). В саге использованы как устные, так и письменные источники, в том числе «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда, «Агрип» и «Моркинскинна». В саге опущены многие анекдоты и другое, что автор считал недостоверным в его источниках, но приводится много стихов скальдов современников событий как наиболее достоверный источник. Издание, использованное Е. А. Рыдзевской, остается последним.

7) Flateyjarbók, С. R. Unger og G. Vigfússon, 1-3. Christiania, 1860-1868.

«Пергамент с Плоского Острова» (Flateyjarbók) – название самой большой древнеисландской рукописи. Она была написана в конце XIV в. и содержит в основном «саги о королях», а также некоторые «саги о древних временах» и «саги об исландцах».

8) Gaungu-Hrólfs saga. – In: Fornaldar sögur Norðrlanda, С. C. Rafn, HI. Kbh., 1830, s. 235-364.

«Сага о Хрольве Пешеходе» (Gǫngu-Hrólfs saga) – одна из «саг о древних временах». Она сохранилась в трех пергаментах XV в. По-видимому, герой этой саги историчен только по своему имени. Сага полна сказочных мотивов.

Критического издания саги нет.

«Сага о Гисли, сыне Кислого» (Gísla saga Súrssonar или просто Gísla – одна из «саг об исландцах»). Основное ее содержание – история распри, происходившей в X в. в одной местности на северо-западе Исландии. Сага сохранилась во многих рукописях, из которых ни одна не древнее XV в., и в двух редакциях. Предполагается, что сага была написана в середине XIII в. Источником саги была в основном устная традиция, но возможно, что существовала более ранняя письменная редакция саги.

«Сага о Хаконе, сыне Хакона» (Hákonar saga Hákonarsonar) – жизнеописание норвежского короля Хакона Старого (1217-1263), написанное исландцем Стурлой Тордарсоном в 1264-1265 гг., т. е. по свежим следам событий. Вероятно, Стурла использовал в своей саге как архивные материалы (погодные записи и т. п.), так и устные свидетельства очевидцев. Сага сохранилась в нескольких рукописях XIV в. (Flateyjarbók, Eirspennill, Fríssbók, Skálholtsbók yngsta).

11) Halfdanar saga Eysteinssonar. – In: Fornaldar sögur Norðrlanda, С. C. Rafn, III. Kbh., 1830, s. 519-558.

«Сага о Хальвдане, сыне Эйстейна» (Hálfdanar saga Eysteinssonar) – одна из «саг о древних временах». Рукопись, в которой она всего лучше сохранилась (AM 343 а, 4°), относится к XV в. Сага представляет собой разработку известного сказочного мотива.

Критическое издание: F. R. Schröder. Halle, 1917 (Altnordische Saga-Bibliothek, 15).

12) Hallfreðar saga. – In: Fornsögur, G. Vigfússon und Th. Möbius. Leipzig, 1860, S. 81-116.

«Сага о Халльфреде» (Hallfrøðar saga), как обычно считается, – одна из наиболее ранних «саг об исландцах», т. е. написана в 1200-1230 гг. Герой ее был скальдом норвежского короля Олава Трюггвасона (995-1000), поэтому в саге использованы некоторые более ранние «саги о королях». Сага сохранилась во многих рукописях и нескольких редакциях.

13) Heimskringla. Nóregs konunga sggur af Snorri Sturluson, F. Jónsson, I-IV. Kbh., 1893-1901.

«Хеймскрингла» (Heimskringla, буквально – «Земной круг», по первым словам саги – Kringla heimsins …er mjǫk vágskorin – «круг земной… очень изрезан заливами») – самая известная из «саг о королях». Она охватывает период с мифических времен по 1177 г. Считается, что ее написал в 1220-1230 гг. самый знаменитый из исландцев – Снорри Стурлусон (1179-1241). Однако эта атрибуция саги основана только на словах двух ее переводчиков XVI в. Источниками «Хеймскринглы» были стихи скальдов, устная традиция и многие письменные произведения, в частности «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда, «Агрип», «Моркинскинна», «Фагрскинна», «Сага об оркнейцах». По-видимому, автор «Хеймскринглы» относился к своим источникам более критически, чем авторы других «саг о королях», и в своем прологе он сам излагает свои методологические основы. Сага сохранилась во многих рукописях. Важнейшие из них – Kringla (только один листок середины XIII в. и бумажные списки), Jöfraskinna (только фрагменты и бумажные списки), Fríssbók, Eirspennill, Bergsbók.

14) Hervarar saga ok Heiðreks konungs. – In: Fornaldar sögur Norðrlanda, С. C. Rafn, I. Kbh., 1829, s. 409-512.

«Сага о Хервёр и короле Хейдреке» (Hervarar saga ok Heiðreks konungs) – «сага о древних временах», в основном пересказывающая древние героические сказания. Она сохранилась во многих рукописях и в трех редакциях. Важнейшие из ее рукописей относятся к началу XV в. (GkS 2845, 4°) и началу XIV в. (Hauksbók). Предполагается, что сага была написана в середине XIII в.

«Норвежская книга проповедей» – древнейшая книга на норвежском языке. Рукопись ее (AM 619, 4°) относится к самому началу XIII в. Основной ее источник – различного рода церковная литература на латинском языке (собрания проповедей и т. п.).

Факсимильное издание: D. A. Seip. Oslo, 1932 (Corpus codicum Norvegicorum medii ævi, quarto serie I).

Исландские анналы – не древнее конца XIII в. (в сагах, написанных в XIII в., нет следов их использования). Источником их в отношении древнейшей истории были «Всемирная хроника» Эккехарда (Chronicon universale) и некоторые другие европейские хроники. Для истории Норвегии источниками анналов были «саги о королях». Наиболее важные из исландских анналов – «Королевские анналы» (Konungsannáll). Они доведены до 1341 г. (первоначально – до 1279 г.) и были написаны в начале XIV в.

Критическое издание всех исландских анналов: Islandske Annaler indtil 1578, G. Storm. Christiania, 1888.

17) Knytlíngasaga. – In: Fornmanna sögur, XI. Kbh., 1828, s. 177-402.

«Сага о Кнютлингах» (Knýtlinga saga) – это история датских королей с X в. по 1187 г. Считается, что она была написана в 1240-1270 гг. Сага сохранилась во многих рукописях. Древнейшая из них (ок. 1300 г.) сохранилась только в бумажном списке (AM 18, fol.). Образцом для этой саги послужила «Хеймскрингла». В саге были, по-видимому, использованы и «Деяния датчан» Саксона Грамматика.

Критическое издание есть в книге: Sǫgur Danakonunga, С. af Petersen og E. Olson. Kbh., 1919-1925 (Samfund til udgivelse af gammel nordisk litteratur, XLVI).

18) Landnámabók (Hauksbók, Sturlubók, Melabók), F. Jónsson, I-III. Kbh., 1900.

«Книга о заселении страны» (Landnámabók) – история всех исландских первопоселенцев и их потомства. Важнейший источник по истории Исландии. Известны пять различных редакций этого памятника: 1) Sturlubók, редакция Стурлы Тордарсона, ум. в 1284 г., сохранилась только в списке XVII в.; 2) Hauksbók, редакция Хаука Эрлендссона, ум. в 1334 г., сохранилась в неполном пергаменте XIV в. и полном списке XVII в.; 3) Melabók, редакция начала XIV в., сохранилась только в двух листках пергамента XV в.; 4) Skarðsárbók, редакция начала XVII в., сохранилась во многих списках; 5) Þórðarbók, редакция середины XVII в., сохранилась в оригинале.

19) Laxdæla saga, Kr. Kålund. Halle, 1896 (Altnordische Saga-Bibliothek, 4).

«Сага о людях из Лососьей Долины» (Laxdæla saga или Laxdæla) – одна из больших и наиболее знаменитых «саг об исландцах». Ее основное содержание – распри, происходившие в одной долине на западе Исландии в конце X и начале XI в. Предполагается, что эта сага была написана в 1230-1260 гг. Она сохранилась во многих рукописях, из которых ни одна не древнее 1300 г. Источниками ее были как устная традиция, так, вероятно, и письменные произведения, в частности «Книга о заселении страны» и некоторые «саги о королях».

20) Ljósvetnínga saga. – In: Íslendínga sögur, 2. Kbh., 1830, s. 3-112.

«Сага о людях со Светлого Озера» (Ljósvetnínga saga – одна из «саг об исландцах»). В ней описываются распри, происходившие в конце X и первой половине XI в. на Светлом Озере (на севере Исландии). Сага сохранилась в двух сильно различающихся редакциях в неполных пергаментах XV в. и более поздних бумажных списках. Считается, что она была написана в середине XIII в. на основе как устных, так и письменных источников. В частности, в саге были, по-видимому, использованы «Моркинскинна» и «Хеймскрингла». Попытки установить, кто написал сагу, не привели к сколько-нибудь убедительным результатам.

Критическое издание саги: В. Sigfússon. Reykjavík, 1940 (Íslenzk fornrit, X).

21) Morkinskinna, С. R. Unger. Christiania, 1867.

«Моркинскинна» (Morkinskinna, буквально – «гнилой пергамент») – название саги, которая представляла собой историю норвежских королей с 1035 г. и, вероятно, по 1177 г., а также название рукописи, в которой сага сохранилась. Сага была написана, по-видимому, в 1217-1220 гг. или, может быть, еще раньше. Рукопись же ее относится к концу XIII в. В этой рукописи много вставок, особенно коротких рассказов, или анекдотов, об исландцах при дворе норвежских королей (так называемых «прядей об исландцах»). Источниками оригинала саги (или «Старшей Моркинскинны») были, вероятно, некоторые несохранившиеся письменные саги и устная традиция. В рукописи ряд лакун и нет конца.

22) Ólafs saga hins helga, R. Keyser og C. R. Unger. Christiania, 1849.

Так называемая «Легендарная сага об Олаве Святом» сохранилась в пергаменте начала XIII в. (DG 8 II, 4°), написанном в Норвегии. Основным источником этой саги была так называемая «Древнейшая сага об Олаве Святом», написанная в конце XII в. в Исландии и сохранившаяся только в отрывках. Но в саге есть вставки также из других письменных произведений.

23-24) Olaf Tryggvesöns saga ved Odd Munk, P. A. Munch. Christiania, 1853.

«Сага об Олаве Трюггвасоне» Одда была написана ок. 1190 г. на латинском языке. Одд, сын Снорри (Oddr Snorrason), был монахом Тингейрарского монастыря на севере Исландии. Латинский оригинал саги не сохранился. В начале XIII в. сага была переведена на исландский язык. Этот перевод сохранился в норвежском списке конца XIII в., исландском списке начала XIV в., более кратком, и фрагменте третьего списка. Списки эти значительно различаются между собой. У саги были, по-видимому, как устные, так и письменные источники, но точно установить их не представляется возможным. Несомненно только, что в некоторых отношениях образцом для этой саги об Олаве Трюггвасоне (норвежском короле, 995-1000, при котором было введено христианство в Исландии) послужила «Древнейшая сага об Олаве Святом» (норвежском короле, 1015-1030, который ввел христианство в Норвегии), сохранившаяся в отрывках.

25) Orkneyinga saga, S. Nordal. Kbh., 1913-1916 (Samfund til udgivelse af gammel nordisk litteratur, XL).

«Сага об оркнейцах» (Orkneyinga saga, точнее – Orkneyinga jarla saga, «Сага об оркнейских ярлах») охватывает историю Оркнейских островов с древнейших времен по 1230 г. Старшая редакция (несохранившаяся) охватывала, по-видимому, только период по 1171 г. и была написана ок. 1190 г. Младшая редакция, сохранившаяся в нескольких рукописях (в частности, в Flateyjarbók и датском переводе XVI в.), была написана ок. 1230 г. Источником саги были как устная традиция, так и письменные произведения.

Новое критическое издание саги: F. Guðmundsson. Reykjavík, 1965 (Íslenzk fornrit, XXXIV). См. также Flateyjarbók.

26) Sturlaugs saga starfsama Ingólfssonar. – In: Fornaldar sögur Norðrlanda, С. C. Rafn, III. Kbh., 1830, s. 592-647.

«Сага о Стурлауге Трудолюбивом» (Sturlaugs saga starfsama) – одна из «саг о древних временах», которая состоит в основном из сказочных мотивов, нанизанных друг за другом. Она сохранилась в двух пергаментах ок. 1400 г. и бумажном списке ок. 1700 г.

Критического издания саги нет.

«Сага о Стурлунгах» (Sturlunga saga или просто Sturlunga) – собрание саг, описывающих распри в Исландии в XII-XIII вв., т. е. в так называемую «эпоху Стурлунгов» (точнее – с 1117 по 1266 г.). «Сага о Стурлунгах» сохранилась в двух неполных пергаментах (Króksfjarðarbók, середины XIV в., и Reykjarfjarðarbók, конца XIV в.) и многих бумажных списках XVII в. Предполагается, что она была составлена ок. 1300 г. Но отдельные входящие в нее саги были написаны раньше. Так, «Сага о Торгильсе и Хавлиди» (Þorgils saga og Hafliða), охватывающая период с 1117 по 1121 г., датируется от 1180 до 1240 г.; «Сага о Гудмунде Добром» (Guðmundar saga góða или Prestssaga Guðmundar saga), охватывающая период с 1161 по 1202 г., была написана, вероятно, в 1240-1249 гг.; «Сага о Гудмунде Славном» (Guðmundar saga dýra), охватывающая период с 1185 по 1200 г., была написана вскоре после 1212 г.; «Сага об исландцах» (Íslendinga saga, ее не следует смешивать с «сагами об исландцах»!), охватывающая период с 1183 по 1262 г., была написана незадолго до 1284 г. Стурлой Тордарсоном (1214-1284); «Сага об Ароне» (Arons saga Hjǫrleifssonar), охватывающая период с 1220 по 1255 г., была написана в середине XIV в. (она первоначально не входила в «Сагу о Стурлунгах»). Саги, входящие в «Сагу о Стурлунгах», заметно отличаются от «саг об исландцах» фактографичностью и сухостью изложения.

28) Þiðreks saga af Bern, H. Bertelson, I-II. Kbh., 1905-1911.

«Сага о Тидреке Бернском» (Þiðreks saga af Bern) примыкает к тем «сагам о древних временах», которые основаны на древней эпической поэзии. Она была написана норвежцем, вероятно в Бергене, в середине XIII в. и представляет собой перевод с нижненемецкого прозаического повествования. Сага сохранилась в норвежском пергаменте конца XIII в. (SKb 4, fol.) и многих исландских бумажных списках XVII в.

Новое издание: Þiðreks saga, G. Jóhnsson. Reykjavík, 1951.

«Сага об Ингваре-путешественнике» (Yngvars saga víðfǫrla) – больше похожа на «сагу о древних временах», чем на «сагу об исландцах». Имя ее героя встречается в шведских рунических надписях. Основное содержание саги – фантастические путешествия этого викинга. Сага сохранилась во многих рукописях.

Глава 16. О конунге Инги сыне Стейнкеля

Одного могущественного и высокородного человека в Свейском государстве звали Стейнкель. Его мать звали Астрид, дочь Ньяля, сына Финна Косого из Халогаланда, а его отцом был Рёгнвальд Старый. Сначала Стейнкель был ярлом в Швеции, а после смерти конунга Эймунда шведы провозгласили его конунгом. Тогда род древних конунгов по мужской линии в Швеции оборвался. Стейнкель был великий хёвдинг. Он женился на дочери конунга Эймунда. Он умер от болезни в Швеции примерно тогда, когда в Англии погиб конунг Харальд.

Инги звали сына Стейнкеля, которого шведы избрали конунгом сразу после Хакона. Инги долго был конунгом, его все любили, и он был добрым христианином. Он прекратил приносить жертвы в Швеции и попросил весь народ там креститься, но у шведов была сильна вера в языческих богов, и они придерживались древних обычаев. Конунг Инги вступил в брак с женщиной, которую звали Мэр. Брата её звали Свейн. Конунгу Инги никто так не нравился, как он, и Свейн сделался самым могущественным человеком в Швеции. Шведы посчитали, что конунг Инги нарушает древние законы страны, когда порицает их за то, что позволял Стейнкель. На каком-то тинге, где шведы были с конунгом Инги, они предложили ему выбрать одно из двух: или соблюдать древние законы, или отречься от звания конунга. Конунг Инги ответил, что не бросит ту веру, которая является правильной. Тогда шведы закричали, забросали его камнями и прогнали с тинга.

Свейн, шурин конунга, остался на тинге. Он предложил шведам совершить жертвоприношение для них, если они дадут ему звание конунга. Все согласились на это; тогда Свейн был провозглашён конунгом над всей Швецией. Затем на тинг привели лошадь, которую порубили на куски и разделали для еды, а кровью окрасили жертвенное дерево. Тогда все шведы бросили христианство, и начали приносить жертвы, а конунга Инги они прогнали прочь, и он уехал в Западный Гаутланд. Свейн Язычник был конунгом над шведами три зимы.

Конунг Инги путешествовал со своей дружиной и небольшим войском. Он поехал на восток через Смаланд в Восточный Гаутланд и затем в Швецию. Он ехал днём и ночью и неожиданно рано утром явился к Свейну. Они окружили дом, развели огонь и сожгли внутри всё войско, что там было. Тьовом звали лендрманна, который сгорел там; раньше он был дружинником Свейна. Свейн Язычник вышел и сразу был убит. Так Инги получил звание конунга над шведами, опять восстановил христианство, правил государством до самой смерти и умер от болезни.

Сына конунга Стейнкеля и брата конунга Инги звали Халльстейном. Он был конунгом вместе с конунгом Инги, своим братом. Сыновьями Халльстейна были Филипп и Инги, которые приняли звание конунга в Швеции после конунга Инги Старого. Филипп женился на Ингигерд, дочери конунга Харальда сына Сигурда; он был конунгом короткое время.

Сага о конунге Хейдреке Мудром

(версия H)

Глава 1. Здесь начинается сага о конунге Хейдреке Мудром

Как рассказывают, в старое время на севере в Финнмёрке была страна, которая называлась Ётунхейм, а южнее, между нею и Халогаландом, находился Имисланд. Там тогда жили великаны, а некоторые были великанами наполовину. Тогда было большое смешение народов, потому что великаны брали себе жён из Имисланда.

Гудмундом звали конунга Ётунхейма; он был великим язычником; его двор назывался Грунд, а округ — Гласисвеллир; он был мудр и могуч. Он и его люди жили много человеческих жизней, и поэтому народ верил, что в его государстве есть Поле Бессмертия. Любой, кто туда попадёт, избавится от болезней и старости и сможет не умирать. После смерти Гудмунда люди приносили ему жертвы и называли своим богом. Его сына звали Хёвундом. Он был ясновидящ и мудр и являлся судьёй во всех делах в государствах, что находились поблизости. Он никогда не выносил несправедливого приговора, и никто не осмеливался его приговор оспаривать.

вернуться[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *