Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях Жилые местности Города Москва Посады Слободы Села и деревни Дворы и дома Домашняя мебель и утварь Одежда Пища и питье Образ домашней жизни Здоровье и болезни Семейные нравы Порядок домоуправления Выезд из дома и путешествие Прием гостей. Обращение Пиршества. Пьянство XVIII. Увеселения. Игры. Забавы Праздники Домашние обряды. Родины и крестины. Брак. Новоселье. Смерть. Погребение Верования Очерк торговли Московского Государства в XVI и XVII столетиях Глава I Глава II Глава III Глава IV

В издание вошли работы известного русского историка Н. И. Костомарова (1817–1885). Небольшая по объему книга является настоящей энциклопедией быта и нравов русского народа допетровской эпохи, живо и интересно рассказывающей о том, как жили наши предки, что ели, во что одевались, что выращивали в своих садах и огородах, как лечились, справляли свадьбы и воспитывали детей. Описывая все достоинства и недостатки наших предков, книга дает ответ на многие злободневные вопросы: в чем исторические истоки таких язв нашего общества, как пьянство, лихоимство чиновников, пренебрежение к человеческой личности и т. д.

Книга адресована широкому кругу читателей.

Не спать или по крайней мере не отдыхать после обеда считалось ересью, как отступление от обычаев предков. Известно, что в числе подозрений, обличавших в самозванце нецарское происхождение и уклонение к латинской вере, было и то, что он не спал после обеда.

§ 7. Быт народа

Культура народа неразрывно связана с его бытом, повседневной жизнью, как и быт народа, определяемый уровнем развития хозяйства страны, тесно связан с культурными процессами. Народ Древней Руси жил как в больших для своего времени городах, насчитывающих десятки тысяч человек, так и в селах в несколько десятков дворов и деревнях, особенно на северо-востоке страны, в которых группировалось по два-три двора.

Все свидетельства современников говорят о том, что Киев был большим и богатым городом. По своим масштабам, множеству каменных зданий-храмов, дворцов он соперничал с другими тогдашними европейскими столицами. Недаром дочь Ярослава Мудрого Анна Ярославна, вышедшая замуж во Францию и приехавшая в Париж XI в., была удивлена провинциальностью французской столицы по сравнению с блистающим на пути из «варяг в греки» Киевом. Здесь сияли своими куполами златоверхие храмы, поражали изяществом дворцы Владимира, Ярослава Мудрого, Всеволода Ярославича, удивляли монументальностью, замечательными фресками Софийский собор. Золотые ворота – символ побед русского оружия. А неподалеку от княжеского дворца стояли бронзовые кони, вывезенные Владимиром из Херсонеса; в старом городе находились дворцы видных бояр, здесь же на горе располагались и дома богатых купцов, других видных горожан, духовенства. Дома украшались коврами, дорогими греческими тканями. С крепостных стен города можно было видеть в зеленых кущах белокаменные церкви Печерского, Выдубицкого и других киевских монастырей.

Во дворцах, богатых боярских хоромах шла своя жизнь – здесь располагались дружинники, слуги, толпилась бес-численная челядь. Отсюда шло управление княжествами, городами, селами, здесь судили и рядили, сюда свозились дани и подати. На сенях, в просторных гридницах нередко проходили пиры, где рекой текло заморское вино и свой родной «мед», слуги разносили огромные блюда с мясом и дичью. Женщины сидели за столом на равных с мужчинами. Женщины вообще принимали активное участие в управлении, хозяйстве, других делах. Известно немало женщин – деятельниц такого рода: княгиня Ольга, сестра Мономаха Янка, мать Даниила Галицкого, жена Андрея Боголюбского и др. Гусляры услаждали слух именитых гостей, пели им «славу», большие чаши, рога с вином ходили по кругу. Одновременно происходила раздача пищи, мелких денег от имени хозяина неимущим. На всю Русь славились такие пиры и такие раздачи во времена Владимира I.

Любимыми забавами богатых людей были соколиная, ястребиная, псовая охота. Для простого люда устраивались скачки, турниры, различные игрища. Неотъемлемой частью древнерусского быта, особенно на Севере, впрочем, как и в поздние времена, являлась баня.

В княжеско-боярской среде в три года мальчика сажали на коня, затем отдавали его на попечение и выучку пестуну (от «пестовать» – воспитывать). В 12 лет молодых князей вместе с видными боярами-советниками отправляли на управление волостями и городами.

Внизу, на берегах Днепра шумел веселый киевский торг, где, кажется, продавались изделия и продукты не только со всей Руси, но и со всего тогдашнего света, включая Индию и Багдад.

По склонам гор к Подолу спускались разнообразные – от хороших деревянных домов до убогих землянок – жилища ремесленников, работных людей. У причалов Днепра и Почайны теснились сотни больших и малых судов. Были здесь и огромные княжеские многовесельные и многопарусные ладьи, и купеческие усадистые насады, и бойкие, юркие лодочки.

По улицам города сновала пестрая разноязыкая толпа. Проходили здесь бояре и дружинники в дорогих шелковых одеждах, в украшенных мехом и золотом плащах, в епанчах, в красивых кожаных сапогах. Пряжки их плащей были сделаны из золота и серебра. Появлялись и купцы в добротных льняных рубахах и шерстяных кафтанах, сновали и люди победнее, в холщовых домотканых рубахах и портах. Богатые женщины украшали себя золотыми и серебряными цепями, ожерельями из бисера, который очень любили на Руси, серьгами, другими ювелирными изделиями из золота и серебра, отделанными эмалью, чернью. Но были украшения и попроще, подешевле, сделанные из недорогих камешков, простого металла – меди, бронзы. Их с удовольствием носили небогатые люди. Известно, что женщины уже тогда носили традиционную русскую одежду – сарафаны; голову накрывали убрусами (платками).

Похожие храмы, дворцы, такие же деревянные дома и такие же полуземлянки на окраинах стояли и в других русских городах, так же шумели торги, а в праздники нарядные жители заполняли узкие улицы.

Своя жизнь, полная трудов, тревог, текла в скромных русских селах и деревнях, в рубленых избах, в полуземлянках с печками-каменками в углу. Там люди упорно боролись за существование, распахивали новые земли, разводили скот, бортничали, охотились, оборонялись от «лихих» людей, а на юге – от кочевников, вновь и вновь отстраивали сожженные врагами жилища. Причем, нередко пахари выходили в поле вооруженные рогатинами, дубинами, луком и стрелами, чтобы отбиться от половецкого дозора. Долгими зимними вечерами при свете лучин женщины пряли, мужчины пили хмельные напитки, мед, вспоминали минувшие дни, слагали и пели песни, слушали сказителей и сказительниц былин, а с деревянных полатей, из дальних углов за ними с любопытством и интересом наблюдали глаза маленьких русичей, чья жизнь, полная таких же забот и тревог, была еще впереди.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Российский Этнографический музей. — СПб.: Деловая полиграфия, 2004. — 568 с. — ISBN 5-902650-05-4.

Эта книга — публикация материалов архивного фонда «Этнографическое бюро» князя В.Н. Тенишева, дающих яркую картину быта и нравов русских крестьян Костромской и Тверской губернии второй половины XIX века. Жизнь крестьян в этих документах представлена практически во всех аспектах.
Первое место по удельному весу материалов принадлежит сведениям, характеризующим социальную организацию и социальные отношения. Они позволяют узнать об отношении крестьян к государственному строю, государственной власти и обществу. Корреспонденты подробно освещают принципы общинного владения землей, имущественные и договорные отношения, отношения подряда, найма и взаимопомощи, подробно описываются размеры общинных владений и собственности, размеры наделов; характеризуются отношения, складывающиеся в процессе совместной хозяйственной деятельности.
Духовная жизнь крестьян отражена в материалах В.Н. Тенишева очень полно. Особенно обстоятельный ответ можно получить на вопрос о взглядах крестьян на мир, окружающую природу и мироздание, о поверьях и суевериях, связанных с их повседневным образом жизни и занятиями. В делах много сведений о праздниках, обрядах годового цикла, окказиональных обрядах, а также о препровождении свободного времени.
Особенный интерес представляет информация о народной грамотности, спроса деревни на определенные книги, подробные оценки общего уровня знаний, кругозора крестьян. Очень любопытны рассказы о языке крестьян, иллюстрированные примерами народных говоров.
В разделе книги, посвященном Костромской губернии, представлены рукописи сельских учителей М.С. Ветюгова, И.М. Воропонова, И.П. Григорьева, Н. Колосова, В.В. Решеткина и А.П. Травиной, а также студента Вологодской духовной семинарии Я.И. Кузнецова, его отца фельдшера И. Кузнецова и еще четырех корреспондентов (В.И. Андреевой, А.Н. Макарова, К.И. Рощина, Н. Путьковского), профессиональную принадлежность которых установить не удалось, но, судя по тексту, они были, вероятно, также учителями. Рукописи этих авторов рассказывают о жизни крестьян Буйского, Ветлужского, Галичского, Макарьевского, Солигаличского, Чухломского уездов. В рукописях имеется также информация о крестьянах Павинской и Вознесенской волостях Никольского уезда Вологодской губернии.
Подавляющее количество материалов характеризует социально-экономическую сторону жизни крестьянства. Достаточно подробно рассказывается об экономическом положении крестьянской семьи, о ее собственности и отношениях вокруг собственности, о выделах сыновей из больших крестьянских семей и разделах семей, правилах наследования имущества, принятых в сельской среде. Корреспонденты много внимания уделяют вопросам общинной жизни: управлению общиной, сходам, выполнению повинностей; вопросам, связанным с выкупными платежами, ссудами, арендой пахотных угодий, наймом рабочей силы, помощью крестьянам со стороны общины. В рукописях дается довольно подробная информация о взаимоотношениях крестьянского сообщества и власти, в том числе и судебной, об отношении крестьян к церкви, степени их религиозности и воцерковленности. В текстах обращается внимание на соотношение обычного права и законов Российской империи. Материалы, которые условно можно назвать этнографическими, хотя и не преобладают в рукописях по Костромской губернии, но довольно интересны. Любопытны тексты, через которые раскрывается традиционное мировосприятие русского крестьянина: его воззрения на природу и судьбу человека; поверья, связанные с основными занятиями населения; проблемы веры, в том числе и представления о загробном мире, колдовстве, сверхъестественных силах. При этом на первый план выходит молодежная субкультура: посиделки, гулянья, игры, пляски, а также свадебный обряд. Сведения о родинно-крестильных, поминально-погребальных обрядах очень скудные. Столь же немногочисленны и материалы, характеризующие жилище, одежду, пищу, орудия труда и утварь.

Авторами материалов из Тверской губернии являются А. Мирец-Имшинецкий, А.В. Страшинин (сын священника с. Первитина, учитель Тупицинского земского училища), А.К. Розов, М.Г. Драницин, В. Панютина и П.Н. Извеков — земский начальник 4-го участка Корчевского уезда Тверской губернии, участник русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Кроме рукописей, написанных этими авторами в 1898—1899 гг., в книгу включены еще две, датированные 1848 и 1881 гг. Первая представляет собой копию ответа на изданную в 1847 г. Императорским Русским географическим обществом программу сбора сведений по быту русского народа, в составлении которой принял деятельное участие Н.И. Надеждин.
В разделе книги, посвященном Тверской губернии, опубликованы материалы из Вышневолоцкого, Зубцовского, Калязинского, Корчевского и Тверского уездов.
В рукописях достаточно полно освещены все разделы «Программы» В.Н. Тенишева. Материалы дают всестороннее представление об образе жизни местного населения. Здесь описаны основные и подсобные занятия крестьян (земледелие, льноводство, сапожное ремесло и т. д.) Большой интерес для этнографов представляют материалы, касающиеся обрядовой жизни. Одно из дел посвящено конкретной свадьбе с полным описанием отдельных этапов свадебного обряда, деталей одежды, свадебного стола, порядка разыгрываемого действа; все это дополнено фольклорным материалом (песни, приговоры, причитания). В материалах по ряду уездов отмечены сроки и места проведения междеревенских ярмарок, зафиксированы сведения о продукции, выставляемой крестьянами на продажу, а также правила поведения при совершении купли-продажи и пр. Для этнографов и лингвистов окажутся полезными описания местных диалектов, выявляющие фонетические, морфологические, лексические и идиоматические особенности, свойственные речи населения Тверской губернии на конец XIX века. Большой интерес представляют материалы, посвященные одежде, утвари, пище. Значительное внимание уделено вопросам семьи: ее структуре, распределению обязанностей, личным и имущественным отношениям между ее членами; присутствуют описания порядка ежедневных занятий членов семьи и сравнительной занятости в праздничное время. Подробно рассмотрена экономическая сторона крестьянского хозяйства: представлены точные сметы прихода и расхода продуктов и денег как для зажиточной, так и для бедной семьи. В делах с большой степенью скрупулезности описаны общественные нормы поведения, обычаи и законы, взаимоотношения крестьянства с представителями местной власти, отношение крестьян к преступлениям, суду, расправе и пр.
Материалы, опубликованные в первом томе издания «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева, могут представлять интерес для широкого круга специалистов (этнографов, экономистов, правоведов, социологов, лингвистов, фольклористов, краеведов, историков города и др.), а также тех, кто интересуется различными сторонами русской жизни.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Жители из романа «Обломов», как и Туркины, существуют в своём «мире», потому что лишь раз в год выезжают на ярмарку за пределы деревни. То же самое происходит и в «Ионыче». Туркины не хотят развиваться, думая, что уже достаточно образованы и талантливы. Но это не так: отец рассказывает одни и те же анекдоты, а мать пишет бездарные романы, которые никогда не печатали.

В «Премудром пискаре» главный герой живёт, боясь выйти из своего дома и быть съеденным. У него нет ни друзей, ни родных, он никуда не ходит и ничем не занимается. Мысли Пискаря занимают только такие высказывания: «Слава богу! кажется, жив!». Когда он умер, ему было сто лет, за это время он выходил из дома только ночью, страшился каждого шороха и не сделал ничего хорошего ни себе, ни другим. Похожее происходит и в семье Туркиных. Они проводят дни бессмысленно, не получают новых знаний, только сидят дома и принимают гостей. И Пискарь, и Туркины умрут, не оставив после себя след.

Таким образом, многие писатели писали на тему нравов и быта обывателей. Во всех произведениях они являются мелкими людьми, бесцельно «прожигающих» свою жизнь.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id74593

Обновлено: 2020-02-18 Опубликовал(а): Ватаг Александра

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *