«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. Почему в начале XX века резко упал престиж Русской православной церкви? Какое влияние на культуру Серебряного века оказали русские внецерковные секты? Как расцерковление русского общества повлияло на его поведение в годы Первой мировой войны? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Владислав Аксенов.

Социалисты в рясах

Можно ли говорить о серьезном кризисе веры и расколе между официальной церковью и ее прихожанами в России начала XX века?

Сейчас некоторые публицисты и даже историки пытаются объяснить революцию 1917 года тем, что якобы народ отвернулся от Бога и был за это наказан. На самом деле причина событий 1917 года не в духовном кризисе. Во второй половине XIX века после реформ Александра II в России развернулись модернизационные процессы. В результате отмены крепостного права в стране произошли демографические и социальные изменения, а взамен прежней патриархальной семьи возникла новая нуклеарная семья.

Что это такое?

Это семья, состоящая только из супругов и их детей. Нуклеарная семья формирует совершенно новый тип отношений и ставит перед обществом ряд сложных вопросов, в том числе связанных с женской эмансипацией, упрощением процедуры развода. Очевидно, это все входило в противоречие с догматами Русской православной церкви, ее взглядами на институт семьи.

Нужно еще учитывать, что к началу XX века перестала действовать знаменитая уваровская триада «православие, самодержавие, народность». Она не только не работала на практике, но и несла в себе внутреннее идеологическое противоречие, поскольку со времен Петра I церковь была частью государственного аппарата, то есть «самодержавие» поглотило «православие».

Подчиненное положение Русской православной церкви отчасти предопределило духовный кризис начала XX века. Причем этот кризис выражался не только в противоречиях между духовенством и прихожанами, но и во внутреннем состоянии самой церкви. Поэтому еще с 90-х годов XIX века в церковной среде началось брожение.

В чем это проявлялось?

Часть духовенства тяготилась подчиненным статусом церкви, поэтому возникло обновленческое движение, выступающее за созыв Поместного собора и восстановление патриаршества.

То есть духовенство не было монолитным сословием?

Клир подразделялся на три степени иерархии: низшее, среднее и высшее духовенство. Отношения между ними были непростые, в том числе из-за огромной разницы в их материальном положении. Например, ежегодный доход епископа или митрополита мог превышать двадцать тысяч рублей, а обычный приходской священник получал лишь около ста рублей в год. Отсюда и конфликты.

Известны случаи доносов священников низших категорий в Синод на высших на злоупотребление своим положением, на неправедное поведение (пьянство, прелюбодеяния). Причем после проводимых проверок эти обвинения чаще всего подтверждались, однако епархиальное начальство предпочитало избегать огласки, и провинившихся священников попросту переводили в другую епархию, где они продолжали заниматься тем же, к чему привыкли.

В самой церкви причину усматривали в снижении уровня образования приходского духовенства (по сравнению с XIX веком) и бегством из духовного сословия наиболее талантливых людей. Например, в Пермской епархии в 1915 году с богословским образованием были только 35 процентов священников. Такая картина была характерна для Урала и Сибири, в центральных епархиях ситуация была получше.

Правда ли, что в церковной среде были свои социалисты и даже революционеры?

Как и во многих странах Европы, в конце XIX века в России набирал популярность христианский социализм с его идеей совместить христианскую этику и социалистическую идеологию. В это время не только многие светские мыслители обращались к религии, но и некоторые священники увлекались философией, в том числе социалистическими учениями.

Самый известный пример такого рода — архимандрит Михаил (Семенов), который пошел на конфликт с Синодом, в 1906 году вступил в Трудовую народно-социалистическую партию, выпускал революционные брошюры, а потом перешел в старообрядчество, в котором увидел альтернативу казенному православию. Вообще, среди российского духовенства были представители всего политического спектра, включая социал-демократов. Например, казанский и самарский губернаторы в 1914 году характеризовали местное духовенство как левое.

С другой стороны, росло число так называемых «братцев» из народа. В ряде случаев это были бывшие прихожане. Неудовлетворенные проповедями своих священников, они сами начинали проповедовать. «Братцы» разговаривали с народом на простом и понятном языке, их популярность была огромной. Церковь нередко объявляла их еретиками, что не укрепляло ее авторитет в массе верующих.

Разводы и суициды

Иными словами, к началу XX века официальная церковь перестала удовлетворять объективные потребности быстро меняющегося общества и вела себя очень негибко?

Да, можно и так сказать. Взять, например, проблему разводов, резко обострившуюся с началом Первой мировой войны. Уходя на фронт, призывники пытались как можно скорее юридически оформить отношения со своими женщинами, чтобы в случае гибели мужа те могли претендовать на пособия или компенсации. Но церковь в большинстве случаев категорически отказывалась регистрировать браки в пост или какой-либо престольный праздник. Любопытна реакция россиян на эти запреты: в 1914 году на дни постов приходятся максимумы зачатий.

Другой пример, иллюстрирующий негибкую позицию церкви, связан с резким ростом самоубийств во время Первой мировой войны. По законам Российской империи, любую смерть документально фиксировали три должностных лица: полицейский, врач и священник. Зачастую полицейский и врач предлагали оформить самоубийство как результат умопомешательства, поскольку это позволяло похоронить человека по христианскому обряду.

Но священники проявляли неуместную принципиальность и не шли навстречу несчастным родственникам покойного, отказывая в его отпевании и погребении внутри церковной ограды. Понятно, что столь нечуткое отношение к пастве не прибавляло любви прихожан к духовенству, особенно когда дело касалось самоубийств подростков.

Мозаичная религиозность

В чем, на ваш взгляд, выражалась мозаичность русского религиозного сознания, о котором вы упоминали в своих научных публикациях?

Я цитировал религиозного философа начала XX века Льва Тихомирова, который отмечал, что в религиозном сознании россиян переплетались языческие пережитки, православные и рациональные представления. Подобная мозаичность тоже была следствием кризиса веры в России, совершенно по-разному проявлявшаяся в деревне и городе.

В конце XIX века многочисленные экспедиции Этнографического бюро под руководством князя Вячеслава Николаевича Тенишева собрали любопытный материал о картине мира русского крестьянства. В анкетных листах 1899 года встречаются средневековые утверждения, что звезды — это глаза ангелов, что при попадании молнии в дом огонь нужно гасить не водой, а только молоком.

Мифологизированность крестьянского сознания мешала развитию земской медицины — деревенские жители предпочитали ходить к знахарям, а не к земским врачам. Лихорадку, например, считали дочерью царя Ирода, и единственным лечением от нее признавали заговор.

Горожане в этом смысле были прогрессивнее?

В городской среде дело обстояло, конечно, получше, но поиски выхода из духовного кризиса обрекали горожан на обращение к различным сектам, к мистической и эзотерической литературе вроде учения небезызвестной Елены Блаватской.

Помимо этого, в крупных городах действовали многочисленные религиозно-философские общества, объединявшие видных деятелей интеллигенции и некоторых священников. На собраниях этих обществ выступали такие одиозные для русской церкви деятели, как Василий Розанов и Дмитрий Мережковский.

Почему одиозные?

Потому что они в своих духовных поисках попытались выработать новые религиозно-этические постулаты на базе христианства. Отсюда, например, идея Мережковского о «Новой церкви Третьего завета». Его конфликт с церковью не был частным событием, а вытекал из общего разрыва российской художественной интеллигенции с официальным православием. В культуре Серебряного века были явственно выражены традиции сектантства, в частности хлыстовства и скопчества, активно распространявшиеся на фоне революции 1905 года.

Например, на собраниях, устраиваемых публицистом Василием Розановым и поэтами Вячеславом Ивановым и Николаем Минским, проводились мистерии кровопускания и коллективного испития крови. Некоторое время в хлыстовской общине жил поэт Николай Клюев, сбежал оттуда перед угрозой оскопления, однако хлыстовские мотивы сохранил в своем творчестве, повлияв на Есенина и Брюсова.

Влияние хлыстов чувствуется в образах героев-революционеров Блока и Мандельштама. Известный филолог Александр Эткинд отметил, что вся «культура Серебряного века насыщена то явными, то смутными, то скрытыми отсылками к опыту русских сектантов».

С XVIII века русская культура развивалась в неразрывной связи с европейской культурой, а в официальных церковных изданиях Европа нередко демонизировалась, вследствие чего и русские писатели, философы подвергались нападкам со стороны церкви.

Все эти конфликты между церковью и обществом, а также внутри самой церкви вызревали многие десятилетия, а Первая мировая война резко их обострила и вывела на новый уровень.

Психоз Первой мировой войны

Расцерковление российского общества выражалось именно в этом?

Не только. Первой о расцерковлении россиян заговорила сама церковь. Помимо того что люди стали меньше посещать храмы, обострились отношения между миром и клиром. По данным Святейшего Синода, в 1907-1913 годах постоянно росло число жалоб прихожан на священников, случалось, что конфликты заканчивались драками и даже убийствами.

Другое проявление расцерковления — массовый переход паствы некоторых епархий в другие конфессии (старообрядчество, баптизм, различные секты). Отчуждение от официального православия привело к расцвету оккультизма и резкому повышению уровня невротизации российского общества в годы Первой мировой.

Любая война оказывает сильное воздействие на психическое состояние общества. С началом Первой мировой многие психиатры заговорили об эпидемии сумасшествия в России. Точной статистики собрать еще не удалось, но совершенно точно могу сказать, что умопомешательство в те годы было массовым. Помимо этого, существуют достоверные данные о росте в 1914-1915 годах смертности среди душевнобольных, как правило, связанной с самоубийствами.

После «великого отступления» русской армии в 1915 году общество постепенно осознало, что война может затянуться надолго и завершиться не так успешно, как многим казалось в августе 1914-го. Расцвел мистицизм, о чем я уже говорил. Особую популярность приобрели нумерология и гадание на картах, достигшие такого размаха, что в некоторых губерниях власти их официально запрещали.

Очень «действенная» мера.

Что вы хотите, для любой российской власти запрет всегда считался самым легким способом решения проблемы. В обществе наблюдался всплеск преступности и нетерпимости. Причем атмосферу всеобщей германофобии и повальной шпиономании сознательно разжигали некоторые круги во власти — прежде всего, окружение главнокомандующего русской армии, великого князя Николая Николаевича, которому надо было найти виновных за неудачи на фронте и за свои собственные ошибки.

Отсюда — немецкие погромы в Москве в октябре 1914-го и в мае 1915 года, травля офицеров и генералов с германскими фамилиями, а также печально известное дело полковника Мясоедова. Впоследствии эта политика обернулась против самой власти: начав поиск предателей и врагов среди обывателей и офицеров, разогретое ксенофобией российское общество закономерным образом нашло «шпионку» уже в лице императрицы Александры Федоровны.

С учетом тесной связи церкви и государства неудивительно, что верховная власть, терпя крах, утянула за собой в пропасть и власть духовную, вызвав всплеск антицерковных настроений в народе в период российской революции.

Алексей Беглов, кандидат исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть .

Духовенство, как сословие. Одной из важнейших особенностей общественного устройства имперского периода, особенно первой его половины, являлось сословное устройство российского общества. Что такое сословие? Это такое социальное устройство, где социальный статус и занятия человека передаются по наследству. Именно наследованием человека обусловливается положение человека, род его занятий и так далее. Материальное его положение в данном случае не играет существенной роли, поскольку мы вполне можем себе представить богатого зажиточного крестьянина, или горожанина, купца и бедного дворянина. Но от этого, от их личного благосостояния ни в коей мере не будет изменен их социальный статус – дворянин останется дворянином, а купец останется купцом, и он не сможет поступить на государственную службу, или военную службу, а должен будет заниматься своей торговой деятельностью.

Одним из наиболее завершенных по своему оформлению сословий в рамках имперского периода было собственно духовное сословие. При этом пойти по стопам своих отцов дети священников, дьяконов, церковнослужителей могли и раньше, более того, для епископов дети духовенства и в XVI, и в XVII веках были предпочтительными кандидатами на занятие церковных должностей, потому что как правило они были более грамотны, чем остальные прихожане и знали прекрасно церковную службу. Но тогда наследование не было единственным путем рекрутирования людей в священство. Например, самым ярким примером такого «социального лифта», который предоставляла Церковь в досинодальный период является судьба патриарха Никона. Он в миру Никита Минов был крестьянским сыном, сбежал от мачехи в монастырь, там выучился грамоте, церковному пению и уставу. Потом вернулся в свою деревню, где был избран прихожанами на должность приходского священника, а впоследствии после смерти детей и ухода в монастырь его жены, он поднялся по иерархической лестнице до всероссийского патриарха.

В синодальный же период правительство прикладывает усилия для того, чтобы закрыть духовное сословие для входа и для выхода. Для чего это делается? Прежде всего по двум причинам. Первая причина своего рода фискальная – правительство не заинтересовано в том, чтобы люди, поданные из податных сословий, из крестьян, из посадских людей переходили в духовное сословие, которое не облагается налогами – это, с одной стороны. А с другой стороны, правительство пытается повысить образовательный уровень детей священнослужителей, что кажется проще делать в рамках замкнутого сословия.

Очень важным элементом было формирование в начале XIX века системы духовного образования через которую стали проходить уже все дети духовенства и это было одним из важнейших элементов формирования духовного сословия в России. Уже в первой половине XIX века мы видим, что духовное сословие вполне сформировалось. Не хватает ему с точки зрения классической теории сословий, пожалуй, только одного – органов сословного самоуправления. И вот, как ни парадоксально в 1860-е годы, когда великие реформы ставят одной из своих задач демонтаж сословного строя в рамках Российской империи и на это были направлены судебная реформа, военная реформа. Так вот, как ни странно, именно в этот период духовенство получает органы сословного самоуправления в виде благочиннических съездов и епархиальных съездов, что естественно ведет к продолжающейся консолидации духовного сословия.

Оформление духовного сословия в четко наследуемую институцию, приводит безусловно к последовательному отчуждению духовенства и его паствы, как образованного общества, как дворян, которые смотрят на духовенство с определенной дистанцией, с определенной насмешкой, так и по отношению к крестьянам. Крестьяне также все больше ощущают дистанцию между собой и духовенством, замкнутым в определенные сословные рамки.

Типовые храмы середины XIX века

Первая половина XIX века для нашего края была временем активного строительства каменных храмов, возводимых на замену ветхих деревянных или утраченных при пожарах церквей. Единственной деревянной церковью, построенной в данный период на территории нынешнего Бокситогорского района, был храм, сооружённый в 1803 году и освящённый во имя св. Георгия Победоносца в селе Дмитрово Койгушского погоста.

Георгиевская Койгушская церковь относилась к постройкам клетского типа. Пятигранная апсида, в которой размещался алтарь, была рублена «в лапу», здание церкви с трапезной – «в обло». Центральный сруб (8,2Ч8,2 м) был сложен из 30 венцов. Церковь была перекрыта рубленым восьмигранным шатром со световым барабаном, крыша алтаря имела пять скатов, трапезной – два ската. Колокольня была сооружена в общей связи с церковью. Крыльцо было рубленым, двухсходным, имело по 7 ступеней. Общая длина церкви составляла около 21 метра, высота достигала до 15 метров. Тёплый придел в церкви был освящён в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

После постройки первых четырёх каменных церквей на территории района в первой четверти XIX века новое каменное строительство возобновилось с церкви Воскресения Христова Суглицкого погоста (Журавлево). Данная церковь была возведена в 1830 году тщанием прихожан под руководством местного помещика генерал-майора И.Д. Мамаева.

Пятиглавый двухэтажный храм имел восемь приделов, что сделало церковь своего рода уникальной. Престолы были освящены во имя Воскресения Христова, Знамения Богоматери, св. Иоанна Богослова, св. Николая Чудотворца, Архистратига Михаила, Успения Богоматери, св. Ильи и Всех святых. Над притвором церкви была сооружена колокольня с двумя верхними, несколько убывающими по площади, звонами с арочными проёмами. Над четвериком церкви по своду был устроен световой барабан с центральной главой пятиглавия.

Причт и прихожане тщательно следили за состоянием своей церкви, систематически проводя ремонтные работы. В 1893 году были капитально отремонтированы все три крыльца и произведена внутренняя окраска церкви. В 1887 году прихожане собрали деньги на замену разбившегося колокола с увеличением его веса c 30 до 40 пудов.

В 1834 году была воздвигнута церковь Покрова Богородицы в селе Колбеки на реке Воложбе. Построена она была на средства санкт-петербургского купца Федора Ивановича Бенцерова. Храм был одноглавым, каменная постройка собственно церкви была внутри и снаружи оштукатурена. В одной связи с ней была сооружена одноярусная колокольня высотою 3 сажени (6 м 42 см). Крыша церкви была покрыта железом, покрашенным масляною зелёною краскою.

Покровская Колбекская церковь отличалась сравнительно небольшими размерами. Её длина вместе с колокольней составляла 9,3 сажени (20, 08 м), ширина – 5,66 сажени (12,22 м), высота до карниза – 2,5 сажени (5,4 м). Здание освещалось 11 окнами, имело три наружные и шесть внутренних дверей.

Кроме главного престола во имя Покрова Богородицы были освящены ещё два: во имя святого Николая Чудотворца и священномученика Климента. Все престолы в церкви были тёплыми. Они отапливались двумя изразцовыми печами и одной круглой железной, поставленной позднее. Многоярусный иконостас главного престола имел ширину 17 аршин (4 м 97 см) и высоту 4 аршина (2 м 84 см).

В богатом торговом селе Окулово на реке Тихвинке в 1837 году освятили вновь возведённую каменную церковь. Главный престол был посвящён Архистратигу Михаилу, правый от главного в честь Богоявления Господня, а левый в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.

Храм был сооружён в стиле провинциального классицизма. В его архитектуре просматривались также элементы свойственные стилю ампир. Некоторые исследователи считают автором проекта архитектора Руска. Вполне вероятно, что это был не знаменитый архитектор Луиджи Руска (1762-1822), а его младший брат Франц Руска (1785 – после 1853), строитель многих провинциальных церквей.

Подобная по стилю и форме каменная Рождественская церковь была построена в ареале Тихвинской водной системы в Титовском погосте близ Весьегонска в 1831-1837 гг. Подобная Окуловской церкви была возведена в селе Сомино. Типовое строительство приходских церквей уже получило своё развитие.

Классические формы Михайловского Окуловского храма подчёркивали портики с колоннами дорического стиля, установленными в два ряда с трёх сторон здания. Над собственно церковью возвышались пять куполов. Центральный большой купол был устроен на световом барабане. Угловые купола были сооружены на четырёхугольных башенках.

Колокольня была выполнена в одной связи с церковью на массивном основании. Она имела два яруса звонов, немного уменьшающихся в размерах по отношению друг к другу, и оканчивалась высоким остроконечным шпилем с крестом в завершении. Вход в колокольню с запада оформлен четырёхколонным портиком. Колонны портика были отодвинуты от стены значительно больше, чем у боковых портиков также четырёхколонных.

Общие размеры церкви в плане составляли 15Ч36 метров. Церковь разместилась в наивысшей точке деревни и является архитектурной доминантой округи радиусом в несколько километров. На протяжении более столетия плывущие на судах по Тихвинской водной системе ориентировались по ней, планируя предстоящий отдых в богатом селе и возможности прохождения Шлиссельбургского шлюза без длительной задержки.

Строительство приходских церквей находилось под полным контролем епархиальных консисторий. Император Николай I способствовал массовому возведению церквей в византийско-русском стиле, оформленным К.А. Тоном в печатных изданиях. В 1838 году вышло основное издание и в 1844 году – дополнения, имеющие названия «Проекты церквей, сочинённые архитектором его императорского величества Константином Тоном».

Данные проекты стали обязательными для всех каменных церковных новостроек. Епархиальные архитекторы и строительные комиссии, создаваемые в приходах на период сооружения церкви, должны были выбирать типовой проект и в ходе строительства обязаны были наблюдать, чтобы не было больших отступлений от типового проекта.

В 1853 году был издан «Атлас проектов церквей сельских построек, изданный от Департамента сельского хозяйства», а в 1858 году – «Атлас сельских деревянных церквей». В результате все вновь возводимые и перестроенные церкви в нашем крае в XIX-начале XX вв. имели в своей основе типовой проект. Однако образцовые проекты имели рекомендательно-нормативный характер для провинциальных строителей и не сгубили творческое богатство и многообразие форм провинциального церковного зодчества.

Строительство каменной церкви в селе Сомино, важном перевалочном пункте на Тихвинской водной системе, растянулось почти на два десятка лет.

Разрешение на строительство ещё одного приходского храма в Суглицком погосте, к которому относилось Сомино, было дано императором Александром I при его путешествии по Ярославскому тракту в 1823 году.

В силу различных причин начало строительства храма затянулось. Его возведение началось в 1839 году. Строительными работами руководил капитан Антоний Федорович Соколовский. Храм был сооружён к 1841 году, а, по некоторым свидетельствам, освящён в 1844 году. Соминская церковь св. Апостолов Петра и Павла была построена в позднеклассических традициях и относилась к типу однокупольных центрических храмов с большим световым барабаном-ротондой в завершении. В церкви были освящены два придела, один в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня, другой – во имя священномученика Власия.

Однотипным храмом с возведённой в Сомино церковью является Знаменская церковь города Тихвина, построенная на десять лет раньше соминской на средства купца Горусского в 1832 году.

Следующей в крае, после строительства храма в селе Сомино, была возведена в 1845 году церковь Владимирской иконы Божией Матери в Волокославском погосте (близ Анисимово). Эта небольшая каменная церковь (в плане 15,2Ч20 м) явно была типовой, получившей материальное воплощение из проектов архитектора К.Тона. Она имела куполообразное завершение и одноярусную колокольню, возведённую на притворе.

Владимирская церковь была построена на средства местного помещика А. Унковского. Возвели её за пределами каменной ограды погоста, так как в это время внутри ограды на погосте стояли две деревянные церкви – Никольская постройки 1666 года и Введенская постройки 1767 года. Рядом с ними находились могилы местных дворян. На разбитых плитах надгробий ещё можно прочитать некоторые фамилии (Е.Е. Теглева, А.Я. Качалова-Колюбакина).

К сожалению, архитектурно-церковный ансамбль Волокославского погоста, включающий памятники русского деревянного зодчества XVII-XVIII веков, погиб в советское время. Интересно, что Введенская церковь, сгоревшая в 1973 году, была исключена из списка памятников федерального значения указом президента Б.Н. Ельцина лишь в 1997 году, т.е. спустя 24 года после её гибели.

В 1845 году была возведена тщанием прихожан Успенская церковь в селе Коробище, расположенном на реке Колпи в северо-восточной части нашего района. Главными благотворителями церкви были коробищенские помещики Сумароковы.

Каменный храм был построен вместо обветшалой деревянной Успенской церкви на древнем кладбище в западном конце деревни на небольшом возвышении. Находящаяся рядом Никольская церковь постройки 1701 года также была разобрана. В новой каменной церкви освятили, кроме главного престола во имя Успения Божией Матери, два боковых придела – в честь Чудотворца Николая и в честь Пророка Ильи.

В середине XIX века была возведена однокупольная церковь Живоначальной Троицы в Озереве с приделом Св. Георгия Победоносца (1835-1851 гг.). Основными вкладчиками в строительство были дворяне Светловские из усадьбы Поречье, находившейся рядом с центром Озеревского погоста (позднее Тарантаевской волости, а ныне Климовского сельского поселения). Благотворительность Светловских, Литвиновых, Талквистов и других прихожан продолжалась в последующие годы. В 1889 году был пожертвован дом для жительства священника, а в 1891 году было устроено новое входное крыльцо в церкви.

Каменная Георгиевская церковь древнего Пелушского погоста на северо-востоке нашего края была построена в 1851 году на средства дворянина Н.А. Качалова. Церковь была возведена из красного привозного кирпича. Её размеры в плане 9,5х21 м. Рядом находилась Никольская церковь, срубленная в 1780 году крепостными крестьянами по указанию Р.Я. Качалова, деда строителя каменной церкви.

Обе пелушские церкви были закрыты к 1941 году. К 70-м годам XX века здания церквей находились ещё в хорошем состоянии, но затем одна из них была сожжена, а другая стоит и ныне находится в полуразрушенном состоянии. Особенно пострадала колокольня Георгиевского храма. Это была не первая утрата в период существования церкви. В 1890 году колокольня церкви также сильно пострадала от грозового урагана, но была отремонтирована на церковные средства с покрытием заново шпиля колокольни белым листовым железом.

Период строительства каменных приходских церквей на территории современного Бокситогорского района продлился более полувека. Лишь в 1861 году на средства помещицы Дарьи Покровской была перестроена и заново освящена деревянная Никольская церковь с приделом Афанасьевской иконы Божией Матери в д. Скверы на реке Лидь. Церковь явилась образцом постройки в стиле провинциального классицизма, выполненной из древесного материала. В дальнейшем деревянные колонны портика церкви нашли достойное подражание в других церковных и гражданских зданиях, созданных в нашем крае во второй половине XIX века.

Реформа 19 февраля 1861 года и другие реформы начала 60-х гг. XIX века оказали непосредственное влияние на темпы сооружения новых и замены старых ветхих приходских церквей. После её начала в течение двух десятков лет церковное приходское строительство в нашем крае остановилось. Реформа 1861 года по образному выражению поэта Н.А. Некрасова «ударила одним концом по барину, другим по мужику». Крестьяне и дворяне, будучи основными прихожанами приходов, оказались временно неспособными делать массовые вложения на строительство новых церквей.

Исключение составило строительство каменной Воскресенской церкви Пярдомльского прихода (ныне г. Бокситогорск), освящённой в 1864 году. В дальнейшем её неоднократно ремонтировали на средства прихожан. В 1883 году консистория определила обновить осыпавшуюся штукатурку на стенах церкви и колокольни с последующим их обелением. В 1886 году ремонту подверглась стоящая рядом деревянная церковь. Спустя два года в каменной церкви был заменён пол в алтаре, отремонтирован иконостас и выкрашено тело его зелёным колером. Дальнейшая судьба церкви была незавидной. Она была разобрана в 1936 году. 72 летний возраст каменного здания – слишком малый возраст. Не уберегли! Ныне многие бокситогорцы думают о том, как построить новую каменную церковь.

Леонид Старовойтов,
краевед.

Документы по теме:
:: Публикация в газете 2 (322Кб)
:: Публикация в газете 1 (266Кб)

§ 32. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В РОССИИ В XIX в

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕЕ УСТРОЙСТВО. Русская православная церковь была господствующей в России. Православие являлось религией более чем 70 % населения страны. Как вы помните, православие, наряду с самодержавием и народностью, причислялось теоретиками монархизма к числу коренных, главных начал русской истории, ее прошлого, настоящего и будущего.

С петровских времен Церковью управлял Святейший Синод, который в принципе состоял из 12 высших иерархов. Во главе Синода стоял обер-прокурор – человек светский, не священник. Он представлял государство как «око государево» во всех духовных делах. Духовенство делилось на «черное» и «белое». «Черное» – монашество – приносило обет послушания, не имело семьи и тесных связей с мирской (светской) жизнью. Руководство церковной жизнью принадлежало именно ему. «Белое» духовенство жило в миру, священники вступали в брак, заводили семьи, вели хозяйство, постоянно общались с верующими. К концу XIX в. в России было около 500 мужских и 250 женских монастырей.

Синоду подчинялись более 60 епархий, церковных округов, обычно совпадавших с губерниями. Во главе епархий находился архиерей, как правило, митрополит или архиепископ. Почетной считалась должность митрополита Московского: он короновал в Успенском соборе Кремля на царство императоров.

В составе епархии были сотни приходов и монастырей. Центром повседневной церковной жизни конечно же являлись приходы.

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Вокруг местной церкви и ее служителей – священников и диаконов – складывалась община верующих, посещавших религиозные службы, помогавших поддерживать в порядке здание и постройки.

Государство всегда придавало очень большое значение своим отношениям с Русской православной церковью.

ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Характерная особенность первой половины XIX в. – весьма активное участие императоров в делах Церкви. Не ограничиваясь влиянием на Святейший Синод, монархи пытались влиять на ее внутреннюю жизнь.

Государь традиционно назначал архиереев по епархии, награждал их орденами наравне с министрами и губернаторами. Дело доходило до регулирования архитектурного стиля православных храмов и определения распорядка богослужений. Император как глава Православной церкви зорко следил за исполнением подданными религиозных обязанностей. Отпадение от православия было запрещено законом, полиции предписывалось наблюдать за соблюдением в церквах порядка, благочиния и тишины (за нарушение их полагался штраф или арест сроком от 3 до 7 дней). В начале XIX в. были открыты духовные академии, изданы уставы церковных школ.

Наиболее серьезные изменения в отношениях Церкви и государства планировались в России в первой четверти XIX в. Деятельность церковных руководителей не внушала Александру I особого почтения. В священнослужителях он видел скорее чиновников, подчас льстивых и бездуховных, чем слуг Церкви. Увлекшись в 1812 г. Новым Заветом, он говорил о необходимости упростить церковный ритуал, больше заботиться о глубине чувств и понимании основ веры. Князь А. Н. Голицын, знакомый Александра I с юношеских лет, объяснял императору, что дело не в том или ином вероисповедании, а во внутренней вере, которую должны в себе выработать люди.

Склонный к мистицизму император считал, что его подданные плохо знают Писание. Для исправления этого положения по его приказанию было основано Библейское общество, занявшееся широким распространением Библии. На заседаниях Библейского общества встречались друг с другом пастор англиканской церкви и католический епископ, протестантский пастор и православный священник. Дело, казалось, шло к попытке объединения всех верующих в Христа в единую церковь.

Потом настроения Александра I изменились. Утопические планы, которые вынашивал император, ему наскучили. Разочарование способствовало стремительному сближению с монахом Фотием. Фотий любил повторять библейскую истину: «Бесы тоже веруют и трепещут. Церковь единая верует истинно». В августе 1822 г. последовал указ о закрытии всех тайных обществ. В 1824 г. распущено Библейское общество. Попытка ввести в России свободу совести потерпела поражение, как и многие другие начинания Александра I. В царствование его преемника Православная церковь заняла положение духовного министерства, во многом зависимого от светской власти.

Но живая мысль и тонкое религиозное чувство находили себе место в Церкви. Среди духовенства были и праведники, и подвижники. К середине XIX в. широкое признание получила деятельность старцев Оптиной пустыни, Тихона Задонского и Серафима Саровского. Идеал Святой Руси они связывали с твердостью веры и духовностью Церкви, авторитет которой и стремились возродить. Старчество оказало большое влияние на Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского и других мыслителей, желавших, чтобы священнослужители стали подлинными духовными учителями народа.

ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Духовенству жилось в целом непросто. Положение приходских священников было в особенности тяжелым. Они были бесправны. Главная их беда заключалась в полной зависимости от церковного начальства. Унижала священников обязанность доносить, нарушая тайну исповеди, о лицах, могущих представлять опасность для государства. Сохраняло силу, хотя и редко соблюдалось, распоряжение об обязательном предоставлении каждым священником епархиальному начальству конспектов проповедей. В 1869 г. был издан важный для священнослужителей закон, ликвидировавший наследственность и замкнутость духовенства. На церковные должности теперь могли претендовать любые лица, впрочем, для выходцев из низов требовалось разрешение губернатора. Вместе с тем законы по-прежнему почти полностью уравнивали духовенство с дворянством (освобождение от телесных наказаний, податей, налогов). Правда, духовным лицам запрещалось торговать и участвовать в промышленности, вмешиваться в мирские дела, стричься и бриться, посещать театры и увеселительные заведения.

Подчиненное административное состояние духовенства усугублялось его трудным материальным положением. Благополучие священника целиком зависело от прихожан. Сельский священник жил впроголодь в окружении малоимущего крестьянства. Дети духовенства обучались в 58 семинариях, 183 мужских и 49 женских училищах. Нравы, царившие в них, отталкивали многих от Церкви. Среди нигилистов, членов подпольных кружков, в радикальной журналистике было немало детей священников. Они издевались над религией, вековыми традициями, верили, что главная задача жизни – разрушить до основания старый мир.

Тяжелые времена наступили для Русской Церкви, когда обер-прокурором Синода был назначен Д. А. Толстой, который считал, что Церковь должна подчиняться государству и правительству. Иерархи Церкви его, естественно, ненавидели и боролись за отставку. В 1880 г. на смену Д. А. Толстому пришел К. П. Победоносцев, один из крупных теоретиков незыблемости монархии.

Не будем чрезмерно сгущать краски. Вопреки невзгодам были живы традиции старцев Оптиной пустыни, умных, тонких, образованных, всегда готовых дать совет, утешить, разрешить нравственные сомнения, возродить высокие религиозные чувства. В России всегда были тысячи честных, нравственно крепких священнослужителей, с достоинством несших свое служение в приходах, создававших вокруг себя возвышенную атмосферу поиска и веры.

И все же… Проблемы обострялись. Все чаще говорили об официальности, казенности священников, зависимости Церкви от власти. Во второй половине XIX в. об этом размышляли глубоко религиозные по духовному складу Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, В. С. Соловьев.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1) Какую роль в жизни России XIX в. играла Русская православная церковь? Почему?

2) Как она была устроена? Почему центром ее жизни признается приход?

3) Расскажите о политике Александра I в отношении Церкви.

4) Что такое старчество? Какие взгляды исповедовали старцы Оптиной пустыни?

5) Какие проблемы встали перед Русской православной церковью к концу XIX в.?

СОБЫТИЕ – СОВРЕМЕННИК

В ДУХОВНОЙ ШКОЛЕ

Убитый характер, неразвитые понятия, опустелое сердце, склонность к грубым порокам, – вот что получает юноша, попавший в эту инквизицию мысли и доброго… чувства. <…> Следует и о том помнить, что духовные школы… оставались в большой бедности, неустроенности. <…> Даже академические профессора жили в крайней тесноте и скудости. <…> Процент успевающих иногда падал до половины, и в классных журналах… можно было встретить удивительные отметки о небытии в классах «по нахождению в бегах» или «по неимению одежды».

Из статьи В. И. Аскоченского «О бурсе»

1) Какую характеристику дает бурсе (духовной школе) В. И. Аскоченский?

2) Что можно сказать о материальном положении этих школ? Свой ответ подтвердите фактами, приведенными в документе.

МНЕНИЕ ОБЕР-ПРОКУРОРА СВЯЩЕННОГО СИНОДА

Наша Церковь искони имела и доныне сохраняет значение всенародной Церкви. <…> Верою нам народ держится доныне посреди всех невзгод и бедствий. <…> Нам говорят, что народ наш невежда в вере своей, исполнен суеверий, страдает от дурных, порочных привычек; что наше духовенство грубо, невежественно, бездейственно, приниженно и мало имеет влияния на народ. Все это во многом справедливо, но все это – явления несущественные. <…> Что же существенно? <…> Любовь народа к Церкви… понятие о Церкви как общем достоянии и общем собрании… и общение народа с служителями Церкви, которые… от него не отделяются ни в житейском быту, ни в добродетелях, ни в самих недостатках.

Из статьи К. П. Победоносцева «Церковь»

1) С чем вы согласны в приведенном фрагменте из статьи К. П. Победоносцева?

2) Что кажется вам неприемлемым?

ЗАГАДКА ОТ ИМПЕРАТОРА

В 1817 г. Александр I повелел создать единое Министерство духовных дел и народного просвещения.

В чем смысл такого неожиданного решения?

?

ПОСПОРИМ?

(Тема для дискуссии)

«Против всяких изменений ради идеала монархий» (К. П. Победоносцев): лекарство против революции или призыв к ней?

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ ПО ГЛАВЕ ДЕВЯТОЙ?

Российские самодержцы. 1801 – 1917. М., 1993.

Чулков Г. И. Императоры. Психологические портреты. М., 1993.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *