Формирование и становление русской философии 11-19 вв.

Первые значительные произведения, содержащие философские идеи, дошедшие до наших дней, были созданы во времена Киевской Руси. В этот период происходит:

  • распространение и окончательное утверждение православного христианства в русских землях;
  • становление русской национальности;
  • рост авторитета и влияния русского государства.

Важные изменения мировоззренческого, этнического, государственно-политического характера обусловили стремление к их осмыслению, а также направленность философской мысли. Один из первых русских мыслителей, автор «Слова о законе и благодати» митрополит Илларион (середина XI) обосновывал самодостаточность Руси. В качестве аргументов он выдвигал прежде всего принятие Русью христианства. Христианскую веру он считал высшей благодатью для Русской земли. Другое важнейшее основание самодостаточности Руси заключается в характере и результатах социальной активности ее правителей. Илларион обращает внимание на первостепенное значение добродетелей князей Игоря, Святослава и особенно Владимира.

В этот же период были написаны такие значительные произведения, как «Повесть временных лет», «Послание митрополита Никифора Владимиру Мономаху» (XII в.), «Моление Даниила Заточника…» Большое внимание в них уделялось социально-философским, нравственно-правовым, а также этическим и некоторым другим вопросам. При этом, как правило, вес размышления связываются со становлением русского социума, исследованием его генезиса, основных источников, обоснованием его политической и духовной самостоятельности.

Исихазм

На развитие воззрений русских философов в период Средневековья оказывали воздействие зарубежные мировоззренческие системы, философские течения. Среди них важное место занимает исихазм (от греч. хесuхuа — спокойствие, тишина) — философско-религиозное течение в православии, религиозная практика, которой свойственно молитвенное самоуглубление, неподвижность, пост. У истоков исихазма стоят религиозные мыслители Восточной Европы Григорий Нисский, Григорий Палама и некоторые другие.

В России традиции исихазма отстаивали Сергий Радонежский (1314 или 1319-1392), Нил Сорский (1433-1508). Принципы исихазма легли в основу позиции нестяжателей — течения, объединявшего противников чрезмерной активности церкви в «мирской» составляющей общественной жизни. Нестяжатели выступали против церковного землевладения в России, вмешательства церкви в дела государства (конец XV-XV1 вв.), проявляли определенную терпимость к проявлениям типов мировоззрения, отличных от их собственного.

Иосифляне

Идейно-политическими противниками нестяжателей были иосифляне — последователи Иосифа Волоцкого (1439 или 1440-1515).

Иосифляне (или стяжатели) образовали в XVI-XVII вв. церковно- политическое течение в России, активно отстаивающее интересы церкви, в том числе крупное монастырское землевладение, осуждение и расправу над еретиками. Иосифляне стремились участвовать в делах государства.

Большое значение в философском плане имела концепция иосифлянина Филофея (XVI в.), широкоизвестная как политическая теория «Москва — Третий Рим». Концепция утверждает, что после падения Константинополя (Второго Рима) ведущая роль духовного лидера православного христианского мира перешла к Российскому государству — к Москве.

Идея исключительности русского социума проявлялась не раз в философских системах русских мыслителей, в мировоззренческих концептах русского общества. С другой стороны, определенную роль играла идея «отставания» русского общества от стран Западной Европы в сфере пауки, организационного строительства, права и некоторых других областях общественной деятельности.

Следует учесть, что многие мыслящие представители русского общества полагали (и не без основания), что назрела пора преодолевать разрыв с передовыми странами мира. Вместе с тем в русском обществе продолжало укрепляться чувство особенности своей страны, ее исключительности, неповторимости. Такую позицию можно считать во многом вполне естественной, а в чем-то «завышенной». Так или иначе, все подобные устремления и настроения были самым тесным образом связаны с философскими и идеологическими концепциями русских мыслителей в течение нескольких столетий.

Русские философские системы отличались своеобразием, самобытностью. Даже развивая философские идеи, пришедшие извне, русская мысль всегда отличалась оригинальностью, независимостью, высокой степенью творчества.

Важным условием активного развития философской мысли в России стали преобразования, начатые Петром I. Процесс активного социального развития страны, а также многочисленные разноплановые культурные контакты с европейскими странами послужили условиями распространения в России идей просвещения.

Философская составляющая русского просвещения нашла отражение в воззрениях весьма разных по своим взглядам и социальной практике мыслителей. Это такие известные деятели русского просвещения, как Феофан Прокопович (1681-1736), Николай Иванович Новиков (1744-1818) и некоторые другие. Особое место в русском просвещении занимают М.В. Ломоносов и Н.А Радищев.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711 — 1765), чье имя в определенной мере олицетворяет русскую науку середины XVIII в., придерживался деистических взглядов. Созданная Богом природа, в его понимании, развивается по материалистическим законам. М.В. Ломоносов отстаивал подкрепленное его собственной экспериментальной научной деятельностью представление о корпускулярном (молекулярном) строении материи. При этом молекулы (корпускулы-атомы) пребывают в постоянном движении — вращательном, колебательном и поступательном. Налицо элементы материализма и диалектики.

Александр Николаевич Радищев (1749-1802), автор трудов «Путешествие из Петербурга в Москву», «О человеке, его смерти и бессмертии», как и М.В. Ломоносов, придерживался преимущественно деистических взглядов. Развивающуюся природу он представлял в виде лестницы, на вершине которой стоит человек, в котором соединяется и материальное (его организм), и идеальное (сознание).

В социально-философских взглядах А.Н. Радищев проходит от неприятия самодержавия до мнения о предпочтении несовершенного в социально-политическом плане мира гражданской войне. Идеал — общество справедливости, состоящее из равноправных свободных граждан. Отчасти этот идеал русский мыслитель видит в прошлом: в Новгородской и Псковской республиках с их демократическим управлением, вечевыми собраниями, довольно развитой правовой системой.

Историческое развития представляет собой периодическую смену вольности и рабства, нередко именно борьба за свободу приводит к рабству. В связи с появлением частной собственности и расслоением общества в результате общественного договора (в духе Ж.-Ж. Руссо) было образовано государство. Но народ не мог добровольно согласиться на рабство, какое А.Н. Радищев наблюдает в России. Отсюда мыслитель (названный «просвещенным монархом» Екатериной II «бунтовщиком хуже Пугачева») делает вывод, что народ вправе сулить государя за его несправедливость.

Критически по отношению к существующему в России строю (и к самому духу материального благополучия и накопления, эксплуатации) был настроен также украинский и русский философ Григорий Саввич Сковорода (1722-1794).

По мнению Г.С. Сковороды бытие представляет собой три мира: вселенную (макрокосм), человека (микрокосм) и объединяющий их воедино мир «символической реальности». Мир «символической реальности» наиболее наглядно представлен в Священном Писании. Каждый из миров состоит из невидимой (Бога) и видимой («твариной», созданной Богом) натуры. Смысл и проблема человека как раз и заключены в обнаружении невидимой натуры — Бога. Духовное совершенствование каждого отдельного человека — необходимое условие и единственная возможность движения общества к совершенству.

Русской мысли конца XVIII-XIX вв. свойственны направленность на освобождение духа, так же как и стремление к справедливому и совершенному социальному устройству. Эти тенденции существенно усилились в связи с ростом национального самосознания, порожденного Отечественной войной 1812 г. и победой над наполеоновской Францией. А участие сотен тысяч граждан России в заграничных походах 1813-1814 гг. позволили, помимо прочего, ближе ознакомиться с западной культурой, увидеть уровень и качество жизни европейцев.

Результатом культурного обогащения, тесно связанного с ростом самосознания, а также с крушением надежд на просвещенную монархию, стало возникновение освободительного движения в России. В рамках этого движения усилился интерес к социально- философским вопросам. Наиболее ярким проявлением данных процессов была деятельность тайных дворянских организаций, таких, как «Союз спасения», «Союз благоденствия», «Северное общество», «Южное общество» и некоторых других.

Важной частью освободительного движения стала выработка их идеологических основ. Самыми известными программными документами стали «Русская Правда…» Павла Ивановича Пестеля (1793-1826) и «Конституция» Никиты Михайловича Муравьева (1795-1843), важной составляющей которых был социально-философский аспект. Главные идеи, общие для этих произведений, — требования равных прав граждан (правда, прежде всего мужчин) перед законом, отмена крепостного права, реорганизация государства (по Н.М. Муравьеву, Россия должна была стать конституционной монархией, по П.И. Пестелю — республикой).

Петр Яковлевич Чаадаев

Наиболее глубокий след в русской философии первой половины XIX столетия оставил Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856).

Офицер лейб-гвардии, участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов, он вступил в тайное общество, неожиданно для всех в 1821 г. вышел в отставку. Деятельность декабристов удовлетворения не принесла, и П.Я. Чаадаев уехал за границу, где встретился с представителями целого ряда философских направлений, изучал их взгляды. В Германии он знакомится с Ф. Шеллингом, который назвал П.Я. Чаадаева самым умным из известных ему умов.

Поездка и новые знакомства стали причиной серьезного пересмотра многих воззрений философа. Возвратившись в 1826 г. из заграничной поездки, он многое переосмыслил в судьбе России. Свое отношение к современной ему действительности П.Я. Чаадаев выразил в ряде писем. В 1836 г. журнале «Телескоп» был опубликован один из таких трудов — первое Философическое письмо.

По мнению автора письма, Россия находится как бы вне истории, люди живут в ней лишь настоящим, забывая прошлое и не заботясь о будущем. Между тем основой мира является «истинная реальность», «абсолютное единство», «великое Все» (что, по сути, и есть Бог). «Великое Все» проявляется в двух природах: физической и духовной, схожих по своему строению. Их основное различие в первичных элементах; в духовной природе — это идеи, в физической — атомы. Социальное бытие также подчинено всеобщим законам, и европейские страны следуют им, основываясь на принципах справедливости, нравственности, права, долга.

В силу различного понимания истории возникает противоречие между Россией и Европой. Его можно и нужно преодолеть. Для этого необходимо нравственное воспитание русского общества, а также религиозное сближение на платформе католицизма — самой подходящей, по мнению П.Я. Чаадаева, для успешного социального развития религии.

Реакция на публикацию была бурной в самых различных кругах общества: от студентов до императора. Последний объявил автора письма сумасшедшим, после чего тот был взят под домашний арест. Написанная П.Я. Чаадаевым «Апология сумасшедшего» (1837) была опубликована уже после смерти.

Славянофилы и западники в Русской философии

По-разному восприняли позицию П.Я. Чаадаева философские круги России. Некоторые публицисты, ученые — их стали называть славянофилами — выступили против прозападных настроений. прозвучавших в письме, полагая Россию самодостаточным социумом. Другие разделяли позицию П.Я. Чаадаева; их назвали западниками.

Славянофилы — Алексей Степанович Хомяков (1804-1860), Константин Сергеевич Аксаков (1817-1860), Юрий Федорович Самарин (1819-1876), Иван Васильевич Киреевский (1806-1856) — выступали за развитие России по собственному пути. Они были противниками индивидуализма, рационализма, духовной противоречивости, которые приписывали Западу. Их идеал — допетровская Россия; отсюда их неприятие реформ Петра I.

Западники — Тимофей Николаевич Грановский (1813-1855), Николай Владимирович Станкевич (1813-1840). Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885) — вслед за П.Я. Чаадаевым полагали необходимым усвоение российским обществом западных ценностей. Западники не видели возможности развития России вне Европы, вне опыта западных стран. Они считали, что католицизм больше, чем православие, подходит для реализации прогрессивного развития.

Иногда к западникам относят и Александра Ивановича Герцена (1812-1870; его основные работы: «Диалектизм в науке», «Письма об изучении природы», «С того берега», «Былое и думы»). А.И. Герцен стоял на материалистических позициях, он воспринял также и диалектические идеи Г. Гегеля. Революционные взгляды, преследования со стороны царского правительства вынудили А.И. Герцена покинуть Россию. Близкое знакомство с Европой развеяло надежды на многие западные ценности. Произошла своеобразная «деидеализация» Запада, и А.И. Герцен сделал вывод о том, что капитализм для России не является обязательным этапом ее развития. Он полагал, что социализм в России может наступить даже раньше, но это был особый — крестьянский социализм.

И славянофилы, и западники во многом были склонны к излишней идеализации защищаемых ими социальных и мировоззренческих моделей. Однако их совместный дискурс углубил понимание существующего миропорядка и места в нем России. Это явление оказалось неотъемлемым компонентом в развитии русской мысли XIX в. Оно стало необходимым этаном становления русского общественного мировоззрения. Представляющее собой диалектическое созидательное противоречие «тезиса» и «антитезиса» в воззрениях передовой части русского общества, оно дало мощный импульс развития русской философской мысли.

Однако «синтез» не был и не мог стать единым мировоззренческим течением. Важнейшие направления дальнейшего развития русской философии были еще более разнообразны и противоречивы.

ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ НА РУСИ. В XI-XVII вв. начальный этап русской философии, обладающий специфическими чертами своего становления и развития. Для него характерно восприятие, с одной стороны, элементов славянского языческого мировоззрения, которое по различным источникам (письменным, археологическим, этнографическим) реконструируется специалистами по истории культуры, с другой стороны, теоретических положений развитой к тому времени восточиохристианской философской и богословской мысли (через византийское и южнославянское посредничество). От Византии, бывшей главной хранительницей античного наследия, Русь получила немало образов, понятий основополагающей для европейской культуры эллинской цивилизации, но не в чистом, а в христианизированном виде. В XI—XIII веках о древнерусской философской мысли можно говорить как о сложившемся явлении, в XV-XVI века она переживает свой расцвет, в XVII веке начинается постепенная смена средневекового типа мышления новоевропейским. Принявшее окончательные формы к X веку языческое сознание восточнославянских и близких к ним тюркских, угро-финских, балтских и др. племен явилось итогом многотысячелетнего архаического периода. Его основные установки таковы: нерасторжимость с природными циклами, политеистическое поклонение стихиям, неразличение духовного и материального аспектов бытия, культ тотемов и предков как способ социальной детерминации. Христианство вместо натуралистического равновесия языческого пантеизма вводит напряженное противостояние духа и материи, в мире и человеке усматривается непримиримая борьба двух противоположны: начал, отождествляемых с Богом и дьяволом, добром т злом, душой и плотью. Вместо идеи вечного круговорот вырабатывается концепция линейного развития эсхатологического, финалистического типа от сотворения мира для грядущего Страшного суда. Человек взывается к моральной ответственности, его жизнь подключается к мировом; универсуму, судьба его этноса становится частью обще человеческой истории. Реально древнерусское сознание при господстве православного учения включало элементы языческого прошлого, что принято называть двоеверием. В отличие от западноевропейской схоластики, языком которой была латынь, отечественная философия с самого начала следовала традиции славянских первоучителей Кирилла и Мефодия, создавших азбуку и положивши: начало перевода Библии как основного источника средневековых представлений о мире и человеке на старославянский язык Неотделимость от контекста культуры в целом, тесный союз с литературой и искусством, когда многие философские идеи воспринимались не в виде понятийно-логических и системно-образующих конструкций, а через художественно-пластические образы, и отсюда тяготение к живому образному слову, публицистичность, особый интерес т исторической и нравственно-этической проблематике составляют отличительные черты русской средневековой философствования. Благодаря им не только средневековая, но и вся последующая русская культура приобретала высокую философскую значимость, вместе с тем они сыграли и тормозящую роль в конституировании философии как особого вида профессиональной деятельности. Термины «философ», «философия», «философствовать» довольно часто встречаются в древнерусской письменности, но их значение было гораздо шире, чем в современном языке.

Под «философами» могли подразумевать: античных мыслителей, чьи идеи и имена были известны по многим источникам, в т. ч. по сборнику афоризмов «Пчела»; представителей патристики, например, о Максиме Исповеднике писалось, что он был «философ до конца житием и словом пресветел»; искушенных в догматике христианских проповедников, каковым назван в «Повести временных лег» византийский богослов, пришедший накануне крещения Руси и произнесший перед князем Владимиром «Речь философа»; мастеров экзегезы углубленно истолковывавших скрытый смысл почитаемых книг, вроде Климента Смолятича; просветителей высокого культурного уровня, каким был «зело мудрый в философии» Максим Грек; деятелей искусства, умевших философские образы воплощать в художественной форме, — так, иконописца Феофана Грека называл «искусным философом» его современник Епифаний Премудрый, вообще людей, способных к необыденному мышлению. Все это свидетельствует об уважительном отношении к философии на Руси, показывает ее высокий статус и дает опосредованное понимание самой философии и смысла философствования.

Непосредственные же представления о нем выражены в ее определениях. Так, наиболее авторитетный для Руси того времени византийский мыслитель, гимнограф VIII века Иоанн Дамаскин дал 6 определений философии: «Философия есть познание сущего как такового… познание божественных и человеческих вещей… помышление о смерти произвольной и естественной… уподобление Богу в возможной для человека степени… искусство искусств и наука наук… любовь к мудрости». Первое на славянском языке определение философии сформулировал первоучитель Кирилл, прозванный Философом. В посвященном ему житии сообщается, что под философией он понимал «знание вещей божественных и человеческих, насколько может человек приблизиться к Богу, которое учит человека делами своими быть по образу и подобию сотворившего его». Далее раскрывается понимание философии как возвышенного стремления к Софии Премудрости Божией. Образ Софии Премудрости, представляющий христианизированный синтез языческой Афины Паллады и библейской девы Мудрости, является одним из ключевых в русской философии. Он выражен не только в письменных текстах, но и в величественных храмах, посвященных Софии, в фресках и иконах, в произв. пластики, в торжественных песнопениях в ее честь. Он во многом формировал ставшую устойчивой для отечественной философии традицию ее соединения с художественным и символическим осмыслением бытия, лег в основу софиологии. Для средневекового понимания философии важно принципиальное разделение ее на «внутреннюю» и «внешнюю», идущее от отцов церкви. Под первой подразумевалась христианская, богодуховенная, высшая, целью которой является спасение души человеческой, под второй — языческая, мирская, менее важная, ибо она направлена на познание вещей материальных, порою осуждаемая, но все же полезная, как писал Максим Грек, «для исправления ума», имея в виду логику. Понимание философии как практического, жизнестроительного, учащего не словом, а делом духовного наставничества, как исцеление души человеческой было своеобразной христианской интерпретацией сократовского ее понимания как практической морали. После введения христианства в Киевской Руси новая идеология нуждалась в значительном письменном фонде, в осмыслении серьезных богословско-философских вопросов бытия и сознания, что стимулировало рост интереса к мировоззренческой проблематике. Углубленная экзегеза (толкование библейских текстов), содержащаяся в переводимых на славянский язык творениях отцов церкви, способствовала созданию развитого абстрактного мышления. Центральным мировоззренческим понятием было сверхпонятие Бога, осмысленного как высший синтез субстанциального, морального, социального и иного отношения к бытию. Главным назначением усваиваемой таким образом. священной мудрости было научение человека добродетельной жизни и осознанию им высшего смысла своего существования. В складывавшейся и быстро достигшей расцвета древнерусской книжности XI-XII веков можно выделить три потока: переводную, общую для славянских народов и оригинальную литературы. Переводились прежде всего библейские тексты, творения отцов церкви и богослужебная литература. Особенно популярной была Псалтырь. После Азбуки и Часослова она стала на Руси следующей обязательной для изучения книгой. Вместе с тем Псалтырь была не сухим учебником, а ярким поэтическим произв., оказавшим глубокое воздействие на всю средневековую культуру и поэзию вплоть до Нового времени. К числу наиболее ценных источников философско-онтологического характера следует отнести «Шестодневы», пространно истолковывавшие библейский сюжет о сотворении мира, содержащийся в книге Бытие. На Руси особенно популярным стал «Шестоднев» Иоанна экзарха Болгарского. Среди оригинальных соч. на первое место по своему философскому значению следует поставить «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона. Оно является первым известным нам памятником древнерусского торжественного красноречия, это яркое творение публицистики и вместе с тем глубокое историософское соч. «Златоустом, паче всех просиявших на Руси» называли Кирилла Туровского. Его проповеди, слова, речи представляли образец ораторской прозы, обладавшей социально-этическим, назидательным характером и острой публицистической направленностью. Мыслителей, писателей, публицистов можно обнаружить не только среди лиц духовного звания, хотя они и преобладают в этот период. Культурным деятелем XII века из мирян является великий князь Владимир Мономах, создатель «Поучения», пронизанного постоянным напоминанием о следовании добру, неприятии зла в любом обличье, о «страхе Божием» как начале всякого благого деяния, а также призывом к примирению и прощению взаимных обид, преодолению ненависти и розни ради единства Русской земли. Представляет интерес для характеристики философской мысли того времени соч. митрополита Никифора «Послание к Владимиру Мономаху о посте». Это один из самых ранних древнерус. текстов, где содержатся рассуждения о познавательных способностях человека, связанных с психологией, душевной организацией личности. Кроме проблем гносеологических в нем затрагиваются вопросы социально-этического порядка.

В конце XIV века объединительная политика Московского княжества увенчалась победоносной битвой на Куликовом поле. Наиболее ярко значимость этого события отражает «Задонщина», созданная, по преданию, Софонием Рязанцем и насыщенная глубоким патриотическим чувством. Столь важному в этот период росту народного самосознания, воспитанию духовности личности способствовала агиографическая (житийная) литература, имевшая учительный характер и сложившаяся на Руси в один из наиболее развитых жанров. Ключевский отмечал ее не узкое церковное, но широкое общественное значение, ибо «древнерусский биограф своим историческим взглядом смелее и шире летописца обнимал русскую жизнь», а созданные им жизнеописания носителей высокого духовного подвига, выходцев из разных слоев, имели характер идеализированных народной молвой биографий почитаемых заступников за Русскую землю.

Агиографический жанр представлен, в частности, в творчестве Епифания Премудрого («Житие Стефана Пермского» и «Житие Сергия Радонежского»), Сквозь все житие Сергия Радонежского проходит тема Троицы, которая осмысляется в литературе и искусстве Руси как один из наиболее глубоких философских символов, выражающих тайну бытия, природного и человеческого. «Три» как ключевое понятие постоянно воспроизводится Епифанием: «Везде бо троичисленное число всему добру начало и вина извещению». В его произведении символически интерпретируется онтологический и гносеологический аспекты тринитарности мироздания. Особый интерес представляет влияние на русскую культуру и мышление XIV-XV веков исихазма, понимаемого в широком смысле как аскетическое учение о внутренней духовной сосредоточенности с помощью определенных приемов медитации, разработанное раннехристианскими отшельниками IV-VII веков (Макарий Египетский, Иоанн Лествичник и др.), а в более узком смысле как возникшее в XIV веке на Афоне и наиболее разработанное теоретически Григорием Паламой религиозно-философское учение о нетварных (божественных) энергиях, улавливаемых «энергийным центром» человека.

Практика исихазма связана с деятельностью Сергия Радонежского и его учеников-молчальников. Наиболее видным приверженцем исихазма был Нил Сорский. В своем произв. «Устав» он приводит размышления авторитетов о «делании сердечном и мысленном блюдении и умном хранении различными беседами» и делает вывод, что поскольку в человеческой душе рождаются страсти, от сердца исходят помышления зла и «сквернят человека», то борьбу со злом нужно начинать с очищения своего сознания. В нач. XVI в. складывается одна из важнейших доктрин отечественной философии истории — «Москва — Третий Рим». Она была сформулирована в посланиях старца Филофея около 1520-1530 годов и объективно в тот период способствовала утверждению равноправия России среди европейских государств. В последующие века отечественной истории эта концепция в преобразованном виде получила различные интерпретации — от религиозного мессианизма до великодержавной доктрины о всемогуществе русского царизма. Проблемы общественного устройства и путей развития России стоят в центре такого цикла памятников, как «Переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского».

Если самодержец выступал за абсолютистскую, ничем не ограниченную монархию, то бежавший в пределы Речи Посполитой опальный князь отстаивал идею «Святорусского царства», основанного на соблюдении законности, признании прав родовой знати и координации действий царя духовными и земскими соборами. Курбский имел и непосредственное отношение к развит ию собственно философской мысли XVI века. Он переводил труды Иоанна Дамаскина, написал ряд натурфилософских соч. Ему же принадлежат произведение, которые «позволяют говорить об их авторе как первом русском ученом в области логики» (Н. К. Гаврюшин). Крупнейшим мыслителем русского средневековья является Максим Грек, своеобразно соединявший византийские, возрожденческие и древнерусской традиции. Он настойчиво проводил мысль о единстве филологии как науки о языке (грамматике) и философии как науки о мышлении. Именно плодотворным синтезом творческого труда писателей и мыслителей он объяснял взлет эллинской философии.

В своих диалогах Максим Грек утверждал высокое предназначение человека, призванного прежде всего к возвышенной духовной деятельности. Развитие культуры в последний допетровский век происходило более динамично по сравнению с предшествовавшими столетиями. Старые формы начинают постепенно размываться и трансформироваться в новые, связанные с раннебуржуазными веяниями. Происходит усложнение и дифференциация творческой деятельности. Со 2-й половины XVII века в Россию начинает проникать стиль барокко, сыгравший роль своеобразного освободителя всех сфер культуры от средневековых канонов. Большое распространение в это время получили Азбуковники — обширные рукописные справочники энциклопедического характера. В них заключено немало информации философского содержания; даются определения философии; приводятся сведения о Платоне, Демокрите, Аристотеле, Эпикуре и других философах; истолковываются образы Софии и другие символы; объясняются термины «сущность», «свойство», «вещество», «ипостась», «космос» и др. Возникают первые эстетические трактаты, среди них «Послание Иосифа Владимирова к Симону Ушакову».

Иконописец Оружейной палаты Владимиров, осуждавший ремесленное «грубописание» дешевых икон и выдвинувший принцип «живоподобия», выступил как один из основателей отечественной эстетической мысли. В развитии отечественной философской мысли значительную роль сыграла Киево-Могилянская академия. Ее основатель Петр Могила ввел курс наук, взяв за образец систему преподавания Краковского университета. Воспитанники академии вместе с выпускниками основанной позднее Славяно-греко-латинской академии составили костяк деятелей отечественной культуры 2-й половины XVII — 1-й половины XVIII века.

В Москве в 1649 году царским окольничим Ф. М. Ртищевым было открыто училище при Андреевском монастыре «ради российского рода во просвещение свободных мудростей учения». Для преподавания в нем пригласили около 30 украинских ученых монахов во главе с Епифанием Славинецким, которые занялись не только преподаванием, но и переводами книг. Епифаний Славинецкий осуществил свыше 30 переводов, причем не только патриотической и богослужебной литературы, но и трудов Фукидида, Плиния Младшего, Эразма Роттердамского. Он же является автором около 50 «Слов» и 40 силлабических гимнографических сочинений, которые в художественной форме выражали и философскую проблематику. Из его последователей сложилось так называемое грекофильское направление, ориентировавшееся на просветительские традиции эллинской культуры и книги, переведенные с греческого языка.

Чудовский инок Евфимий и придворный пиит Карион Истомин были наиболее известными представителями этого направления, полемизировавшими с так называемыми латинистами, которые ориентировались на западную культуру и латинскую письменную традицию. Вождем и крупнейшим деятелем латинского направления стал Симеон Полоцкий.

При царе Алексее Михайловиче он играл роль, сравнимую с ролью Феофана Прокоповича при Петре I. Симеон был писателем, основателем русской силлабической поэзии и драматургии, публицистом, мыслителем и вместе с тем астрологом, непримиримым врагом старообрядцев и тайным униатом. Под царским покровительством Симеон развернул обширную просветительскую деятельность. Творческое наследие Полоцкого огромно. Он написал «Рифмологион» и «Вертоград многоцветный». Изданы сборник его проповедей «Обед душевный» и «Вечеря душевная». Также издана «Псалтырь рифмотворная» (стихотворное переложение Псалтыри), которую Ломоносов относил к «вратам учености». В сочинении Полоцкого имеется немало сюжетов, образов, символов, притч на философские темы. В «Рифмологионе» есть главы с названиями «Истина», «Гражданство», «Закон», «Мысль», «Разум». В особой главе «Философия» приводятся высказывания Фалеса Милетского (о мудрости как высшей ценности), Диогена (философия научает терпению), Аристиппа (она же учит смелости с сильными мира сего), Аристотеля (врачует нравы).

Значительное воздействие в теоретическом отношении оказал на русскую мысль Крижанич. Он разработал систему классификация всех видов знания, восходящую к классической средневековой схеме «семи свободных наук», но усовершенствованную и наполненную новым содержанием. В главной «О мудрости» трактата «Беседы о правлении» (известного под условным названием «Политика») Крижанич проводит различие между мудростью, знанием и философией. Мудростью он считает познание «наиболее важнейших и наивысших вещей» (Бога, природы, общества, человека), знанием — «понимание причин вещей», философией — «желание мудрости» (отсюда философ — «рачитель мудрости»). Философия — это не особое искусство или наука в ряду других, а «скорее тщательная и обдуманная рассудительность или опытность в суждении о всех вещах». Философия выступает как высшая ступень всех видов познания, познавая суть вещей, каждый разумный человек может постепенно превратиться в философа. Особо выделял Крижанич «политическую мудрость», сформировав целостную и развернутую программу разумного управления державой. Смысл ее сводится к объективному анализу страны, народа, природных ресурсов, традиций и умелому использованию его результатов.

В конце 1687 году в Москве начались занятия в Славяно-греко-латинской академии, первом высшем учебном заведении России, сыгравшем значительную роль в развитии отечественной культуры, в т. ч. и философского мышления. Во главе академии стали греческие монахи братья Иоанникий и Софроний Лихуды. Ими были составлены учебники по грамматике, поэтике, риторике, логике, психологии и физике. В дальнейшем почти все из них использовались в преподавании и сыграли определенную роль в становлении фонда отечественной философской литературы (см. Философское образование в России). В XVII веке началась постепенная профессионализация философии и выделение ее в особую форму общественного сознания и область духовной деятельности. Отечественная мысль теснее смыкалась с европейской, древнерусская мудрость постепенно эволюционировала и интегрировалась в русскую философию нового времени. XVII века стал завершением многовекового пути развития древнерусской культуры и философии, он же стал прологом нового этапа в ее развитии. Многие из традиций, заложенных в допетровский период (этизация и эстетизация философских идей, интерес к бытию человека и общественно-политической тематике, сильная художественная струя в философском творчестве, публицистичность и практическая направленность мышления), вошли в отечественную философию последующего периода.

M. H. Громов

Литература:

А. Ф. Замалеев

Лекции по истории русской философии

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее учебное пособие, не претендуя на полноту охвата имеющегося материала, главную задачу видит в том, чтобы дать целостный концептуальный обзор русской философии за почти тысячелетний период ее существования. Подобная работа во многом предпринимается впервые, хотя, разумеется, автор учитывал опыт всей прежней историографии.

В ней изначально определились два противоборствующих направления: православно-консервативное и просветительско-западническое.

У истоков первого направления стоял архим. Гавриил (В.Н. Воскресенский). Вышедшая в 1840 г. в Казани его «Русская философия» стала своего рода барометром зарождающегося славянофильства. Ставя развитие философии в зависимость от «степени образованности отечественной», «духа времени» и «направления умственных сил» общества, автор признавал за ней роль индикатора психологии и миросозерцания народа. На основании своей философии германец представлялся Гавриилу идеалистом, неутомимым в изысканиях, но часто односторонним в «построении умственной теории». Напротив, англичанин «во всей деятельности ищет пользы, одинаково к тому употребляя и скептицизм… и материализм». Русский человек «богобоязлив, до бесконечности привержен вере, престолу и отечеству, послушен, нерешителен и даже недеятелен там, где подозревает какое-либо зло от поспешности, трудолюбив, хитр, непобедим в терпении, рассудителен, по отношению к любомудрию отличительный характер его мышления есть рационализм, соображаемый с опытом». Сущность русского ума — стремление сочетать рассудочность с набожностью, веру со знанием, что и придает особый колорит, настроение русскому характеру. Основными деятелями русской мысли, по мнению Гавриила, всегда выступали «духовные лица», занимавшие высшие места в церковной иерархии.

Влияние схемы Гавриила, захватив славянофильское «самобытничество» (И.В. Киреевский), перекинулось и на «веховскую» историографию. Особенно это заметно у Н.А. Бердяева, который утверждал, что русская философия не имеет никакого отношения ни к социализму, ни к политике и занята исключительно «нормировкой» мистики «в интересах русской культуры». Такова, на его взгляд, отличительная черта «нашего национального философского творчества». Эту же идею вслед за ним проводили Н.О. Лосский и В.В. Зеньковский. Согласно Лосскому, со времени славянофилов, давших «начало самостоятельной философской мысли в России», все наше любомудрие было ни чем иным, как «попыткой опровергнуть немецкий тип философствования на основании русского толкования христианства».»…Русская мысль, — заявлял также Зеньковский, — всегда (и навсегда) осталась связанной со своей религиозной стихией, со своей религиозной почвой…». Православно-консервативная историография изображала русскую философию преимущественно в виде некоей константы, alter ego православия. Данная тенденция полностью сохраняется и в новейших церковно-апологетических изданиях (митр. Иоанн, Л. Савельев и др.).

Противостоящее православно-консервативной историографии просветительско-западническое направление восходит к петровским временам (В.Н. Татищев); вершина этого направления — труды А.П. Щапова. В первую очередь это касается его классического исследования «Социально-педагогические условия умственного развития русского народа» (1870). По мнению автора, интеллектуальная жизнь России не знала «подготовительного», средневекового периода. До европеизации у нас все пребывало в «умственном застое». И все потому, что русский народ в интересах самосохранения на протяжении целых веков был вынужден вести борьбу с дикой природой. Господство физического труда способствовало сложению особого идеального типа древнерусского человека; это не ученый, не мыслитель, а богатырь, трудник, вроде Ермака, Хабарова и проч. Щапов приходил к заключению, что «без возрождающего гения передовых наций наш народ своими собственными умственными силами не мог бы выйти из этого застоя». Потребовались реформы Петра I. В Россию проникает западное просвещение, давшее начало самобытной мысли. Русская философия, не имеющая корней в прошлом, зародилась «на широкой и самой плодотворной почве общечеловеческого мышления, разума и науки» и представляет собой «зачаток и развитие нового европейского интеллектуального типа». Суждения Щапова нашли самый живой отклик в просветительско-западнической историографии, представленной такими именами, как А.И. Введенский, Э.Л. Радлов, Г.Г. Шпет.

Всего последовательнее позиции просветительского западничества выявились в методологии В.О. Ключевского. На его взгляд, история русской мысли — это вообще «история усвоения чужой мысли». Сперва она трудилась над освоением византийского материала, не давшего ей никаких позитивных результатов. Приблизительно с XVI или XVII в. намечается поворот к Западу. Как же «приручалась русская мысль к знанию научному, добиралась до него какими шагами?» — спрашивал Ключевский и отвечал:

«Первое внимание возбуждалось житейскими плодами знания: технические удобства, ремесла, мастерства. Утилитарность понимания пользы знания — первый шаг… Изумление перед размерами, количествами цивилизации. Первые путешественники: их сходство с паломниками. Патология. Гастрономия цивилизации, вкус личного комфорта. Ученики, посланные за границу отведать культуры. Знание, как средство гражданского воспитания для служения государству и обществу».

Русская мысль, приобщаясь к западноевропейской цивилизации, приняла ее «за свой исконный и вечный образец». Она ничего не прибавила к содержанию последней, «кроме разве ошибок и искажений». «Но одними вкладами в умственный капитал человеческой образованности, — утешался Ключевский, — не ограничивается история мысли: она есть вместе и история мышления, формального развития народной мысли в работе над готовым чужим материалом».

В контексте западнической методологии складывалась и советская историография отечественной мысли. Ее высшим достижением, вне всякого сомнения, должен быть признан труд А. А. Галактионова и П.Ф. Никандрова «Русская философия IX–XIX вв.» (1989). Авторы отчасти пытались снять остроту противостояния двух историографических традиций. Одной из особенностей русской философии они считали «более длительное, чем на Западе, господство в ней религиозных форм сознания». Это, по их мнению, обусловило то, что она «вплоть до XVII в. развивалась замкнуто, если не считать архаического влияния афонских монахов». Только с XVII в., благодаря усвоению «западноевропейских культурных ценностей», русская мысль «в кратчайшие сроки» принялась наверстывать «упущенное». Так возникают основные направления материализма и идеализма. На рубеже XIX и XX столетий начинается возрастающее воздействие марксизма, совершившего «коренную перестройку» всего русского философского миросозерцания. Отныне «старые доктрины обнаружили свою архаичность», и русская мысль устремилась «в направлении к диалектическому материализму, материалистическому объяснению истории и пролетарскому социализму…». Именно такой представлялась авторам внутренняя логика истории отечественного любомудрия.

Даже из беглого историографического обзора видно, что в отношении к русской философии превалирующей тенденцией всегда оставался идеологизм. Историко-философский процесс в России сводился либо к эволюции «по пути к марксизму», либо к идиллической «встрече философии и православия». В результате русская философия превращалась в подмостки для идеологических декораций, которые менялась в зависимости от политической конъюнктуры.

Объективное историческое исследование не может проигнорировать ни того, что русская философия глубоко укоренена в православно-христианской традиции, ни того, что ее связывают кровные узы с западноевропейской мыслительностью. Но сама по себе констатация этих фактов недостаточна; она не должна стать самоцелью. Главное состоит в том, чтобы понять, какие мотивы побуждали национальную мысль обращаться к работе над чужеродным материалом и какие идеалы выставлялись в процессе национального духовного творчества.

М.: 2004. — 207 с.

Учебное пособие предназначено для подготовки к экзаменам по учебным дисциплинам высшего и среднего профессионального образования: «Философия», «Основы философии», «История философии», «Введение в историю философии». Оно систематизирует обширный учебный материал и представляет его в удобном для изучения и запоминания виде — в форме структурно-смысловых схем и таблиц. Пособие включает десять основных тем, посвященных различным аспектам философской науки, а также словарь основных философских понятий. Предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей вузов.

Формат: pdf

Размер: 4,6 Мб

Скачать: drive.google

СОДЕРЖАНИЕ
От автора 9
Часть I. Понятие и социально-культурная роль философии 10
Схема 1. Понятие и структура мировоззрения 11
Схема 2. Исторические типы мировоззрений 12
Таблица 3. Что такое философия? (Представления различных философов) 13
Схема 4. Виды философии (часть 1) 14
Схема 5. Виды философии (часть 2) 15
Таблица 6. Традиционные разделы философии (основные философские дисциплины) . 16
Таблица 7. Основные составные части (дисциплины) современной философской науки 17
Таблица 8. Основной вопрос (проблема) философии в трактовке различных философских школ 18
Таблица 9. Социальные функции философии 20
Таблица 10. Главные типы философского познания и их специфика 21
Таблица II. Что философия может дать каждому человеку? (Практический смысл изучения философии) 22
Часть 2. История философии 23
Таблица 12. Возникновение философии (регионы и периоды) 24
Таблица 13. Важнейшие географические центры локализации философской мысли в истории человечества 25
Таблица 14. Некоторые крупные мыслители (X в. до н.э. — XX в.) 26
Таблица 15. Периоды развития индийской философии 28
Схема 16. Древняя индийская религиозная и религиозно-философская литература» оказавшая влияние на становление и развитие философии . 29
Схема 17. Философские школы Древней Индии 30
Таблица 18. Некоторые важные понятия философии Древней Индии 31
Схема 19. Основные направления развития индийской философии Средних
веков (постклассический период: конец I тыс. до н.э. — XVIII в.) 32
Таблица 20. Периоды развития китайской философии 33
Схема 21. Древняя китайская религиозная, религиозно-философская и историческая литература, оказавшая влияние на становление и развитие философии , 34
Схема 22. Философские школы Древнего Китая 35
Таблица 23. Некоторые важные понятия философии Древнего Китая 36
Схема 24. Основные направления развития китайской философии в постклассический период (III в. до н.э. — XIX в ) 37
Таблица 25. Периоды развития арабской философии 38
Схема 26. Основные религиозные течения и традиции познания в исламе . . 39
Таблица 27. Некоторые важные понятия ислама и исламо-арабской философии 40
Схема 28. Формирование тибетской буддийской философии в Средние века (VII —XIX вв.) 41
Схема 29. Развитие тибетской буддийской философии в Средние века (VII — XIX вв.) 42
Таблица 30. Периоды развития западной философии 43
Схема 31. Культурные источники, повлиявшие на становление и развитие древней греческой философии 44
Схема 32. Античные философские школы (Древняя Греция и Древний Рим) 45
Схема 33. Основные направления развития западной философии Средних веков (II — XIV вв.) 47
Таблица 34. Основные идеи западной философии Средних веков (II —XIV вв.) 48
Схема 35. Основные направления развития западной философии эпохи Возрождения (XV — XVI вв.) 49
Таблица 36. Основные идеи западной философии эпохи Возрождения (XV — XVI вв.) 50
Схема 37. Основные направления развития западной философии Нового времени (XVII — XIX вв.) 51
Схема 38. Немецкая классическая философия Нового времени (XVIII — XIX вв.) 52
Схема 39. Контррационалистическая тенденция в западной философии XIX — XX вв 53
Таблица 40. Основные идеи западной философии Нового времени (XVII — XIX вв.) 54
Таблица 41. Школы и течения западной постклассической философии (XIX — XX вв.) 55
Таблица 42. Периоды развития русской философии 56
Схема 43 Формирование и развитие древней и средневековой русской философии (XI — XVII вв.) 57
Схема 44. Русская философия эпохи Просвещения (XVIII в.) 58
Таблица 45 Школы и течения русской философии (XVIII — ХХвв.) 59
Таблица 46 Основные философские идеи русского космизма 60
Таблица 47. Важнейшие философские течения в современной России (кон. XX — нач XXI в.) 61
Схем а 48. Развитие философии «сокровенной мудрости» в Новое и Новейшее время (XIX — XX вв.) 62
Таблица 49. Важнейшие философские идеи учений, порожденных эзотерической традицией познания 63
Таблица 50. Важнейшие направления современной философии (кон. XX — нач XXI в.) . 65
Часть 3. Онтология и натурфилософия… 66
Схема 51. Важнейшие проблемы и вопросы онтологии 67
Схема 52. Основные виды бытия 68
Схема 53. Два вида понимания бытия 69
Схема 54. Основные атрибуты природного бытия 70
Тяблица 55 Философские представления о субстанции 71
Таблица 56 Философские представления о духе 72
Таблица 57. Формы материи 73
Таблица 58. Основные концепции пространства-времени 74
Таблица 59. Движение материи и его разновидности 75
Схема 60. Развитие и его виды 76
Схема 61. Основные идеи и законы диалектики 77
Схема 62. Диалектическая схема процесса развития 78
Схема 63. Детерминизм, его принципы и разновидности 79
Схема 64. Представление о развитии жизни в теософской традиции 80
Схема 65. Основные философские концепции происхождения сознания. 81
Схема 66. Онтологическая структура бытия согласно Платону 82
Схема 67. Онтологическая структура бытия согласно неоплатонической традиции (система Плотина) 83
Схема 68. Онтологическая структура бытия согласно христианской догматической теологии 84
Схема 69. Онтологическая структура бытия согласно мистическому пантеизму
Ибн Араби (суфизм) 85
Схема 70. Онтологическая структура бытия согласно диалектике Георга Гегеля 86
Схема 71. Онтологическая структура бытия согласно теософской традиции
(XIX — XX вв.) 87
Схема 72. Онтологическая структура бытия согласно системе Агни-Иога. 88
Таблица 73. Представления о центре мироздания 89
Схема 74. Уровни организации материи в космосе 90
Таблица 75. Основные возможные сценарии развития Вселенной согласно
современной космологии 91
Часть 4. Философская антропология 92
Схема 76. Важнейшие проблемы и вопросы философской антропологии 93
Таблица 77. Некоторые философские представления о сущности человека . 94
Схема 78. Основные подходы к определению сущности человека 95
Схема 79. Антропологическая структура человека согласно древней египетской сакральной философии (герметизм) 96
Схема 80. Антропологическая структура человека согласно философии индуизма (веданта) 97
Схема 81. Антропологическая структура человека согласно системе Тарака
Раджа-Йога 98
Схема 82. Антропологическая структура человека согласно философии Пифагора 99
Схема 83. Антропологическая структура человека согласно философии Платона 100
Схема 84. Антропологическая структура человека согласно философии Аристотеля 101
Схема 85. Антропологическая структура человека согласно ортодоксальной
христианской философии . . . 102
Схема 86. Антропологическая структура человека согласно тибетскому ламаизму (буддизм Махаяны) 103
Схема 87. Антропологическая структура человека согласно европейской мистической философии Нового времени 104
Схема 88. Антропологическая структура человека согласно учению Живая
Этика (Агни-Йога) . 105
Схема 89. Антропологическая структура человека согласно теософии «новой
волны» (XIX в.). . 10G
Схема 90. Антропологическая структура человека согласно философии Сокровенной Мудрости (эзотерическая школа Адептов) 107
Схем а 91. Основные концепции антропогенеза 108
Таблица 92. Некоторые характеристики процесса антропогенеза согласно
теософской концепции космической эволюции человека (часть 1) 109
Таблица 93. Некоторые характеристики процесса антропогенеза согласно
теософской концепции космической эволюции человека (часть 2) 11С
Схема 94. Структура психического мира человека согласно философии йоги и
психоанализу 111
Схема 95. Факторы, влияющие на формирование и развитие сознания человека 112
Схема 96. Основные философские решения проблемы жизни после смерти. 113
Таблица 97. Некоторые латентные способности человека согласно философии йоги и теософии 114
Схема 98. Основные философские решения проблемы свободы воли человека 115
Таблица 99 Некоторые философские решения проблемы смысла жизни человека 116
Схема 100. Современные проблемы антропологической биоэтики. 1 17
Часть 5. Гносеология 1 18
Схема 101. Основные проблемы и вопросы гносеологии 1 19
Схема 102. Основные решения проблемы познаваемости мира 120
Схема 103. Основные гносеологические концепции 121
Схема 104. Формы чувственного познания L22
Схема 105. Формы рационального познания 123
Схема 106. Разновидности иррациональных способностей познания 124
Схема 107. Виды истины 125
Схема 108. Критерии истины ] 26
Схема 109. Специфика научного типа познания 127
Схема 110. Специфика религиозного типа познания 128
Часть 6. Философия религии ] 29
Схема (11. Признаки традиционной религии 130
Схема 112. Социально-культурные функции религии 131
Схема 113. Характерные черты традиционного религиозного сознания 132
Таблица 114. Философские представления о происхождении религий 133
Схема 115. Виды религий , 1 34
Схема 116. Первобытные верования (мифолого-религиозные культы) 135
Схема 117. Некоторые национальные религии 136
Схема 118. Мировые религии 137
Схема 1 19- Некоторые новые религиозные движения 138
Таблица 120. Прогрессивные и регрессивные социальные, политические и
культурные явления, связанные с религией 139
Схема 121. Многообразие религиозных и философских представлений о Боге 140
Таблица 122. Теистическое понимание Бога 141
Таблица 123. Деистическое понимание Бога 142
Таблица 124. Пантеистическое понимание Бога 143
Схема 125. Философские позиции относительно рационального доказательства бытия Бога 144
Часть 7. Социальная философия 145
Схема 126. Основные проблемы и вопросы социальной философии 146
Схема 127. Основные характеристики человеческого общества 147
Схема 128. Сферы жизни общества 148
Схема 129. Структура общества согласно концепции исторического материализма (марксизм) 149
Схема 130. Общественно-экономические формации согласно концепции исторического материализма (марксизм) . 150
Схема 131. Основные типы цивилизаций 151
Схема 132. Типы развития общества 152
Схема 133. Теории развития общества 153
Схема 134. Основные регуляторы общественной жизни человека. 154
Схема 135. Виды и иерархия ценностей человека 155
Схема 136. Общечеловеческие духовные ценности 156
Схема 137. Виды власти в обществе 157
Таблица 138. Классификация государств 158
Схема 139. Разделение власти в правовом государстве 159
Схема 140. Гражданское общество 160
Часть 8. Философия истории 161
Схема 141. Основные проблемы и вопросы философии истории 162
Схема 142. Основные философские концепции смысла истории 163
Схема 143. Философские решения проблемы направленности исторического
процесса 164
Таблица 144. Основные теоретические модели развития исторического процесса 165
Схема 145. Циклы развития общества (ЮГИ) в классическом индуизме 166
Схема 146. Движущие силы истории . . 167
Таблица 147. Основные критерии исторического прогресса 168
Часть 9. Философия культуры 169
Схема 148. Социальные функции культуры 170
Схема 149. Основные философские подходы к определению сущности культуры 171
Таблица 150. Понимание культуры различными мыслителями 172
Схема 151. Формы и виды культуры 173
Таблица 152. Доминанты национально-исторических культур 174
Схема 153. Уровни и характеристики массовой культуры 175
Таблица 154. Смысл понятия «цивилизация» в представлениях различных
мыслителей и исследователей 176
Схема 155. Контртенденции современной культуры и философии 177
Часть 10. Глобальные проблемы и будущее земной цивилизации 178
Таблица 156. Важнейшие тенденции развития культуры и цивилизации в XX — XXI вв 179
Схема 157. Основные внутренние и внешние факторы развития современной
цивилизации 180
Схема 158. Глобальные проблемы в начале XXI столетия. . 181
Таблица 159. Предлагаемые меры по решению глобальных проблем 182
Схема 160. Общие причины глобальных проблем земной цивилизации 184
Схема 161. Необходимые социально-культурные условия решения глобальных
проблем цивилизации 185
Схема 162. Исследования будущего 186
Схема 163. Методы исследования будущего 187
Схема 164. Основные пути дальнейшего развития земной цивилизации согласно философской системе Живой Этики 188
Схема 165. Некоторые возможные модели развития цивилизации 189
Краткий словарь философских понятий I 90

О том, как читать книги в форматах pdf, djvu — см. раздел «Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др.»

.

Русская философия — органическая часть всеобщей истории философии, являющаяся специфическим отображением многовековой истории развития русского самосознания, выраженная в идеях, взглядах и концепциях, отражающих национально-своеобразное осмыслении универсальных философских проблем.

Возникновение русской философской мысли связано с христианизацией Руси, с ее приобщением к духовной культуре православной Византии. После Крещения Руси в 988 г. на этапе своего становления русская культура выступает как органическая часть славянской православной культуры, на развитие которой большое влияние оказали славянские просветители Кирилл и Мефодий. Главное внимание на Руси уделялось «внутренней философии», нацеленной на богопознание и спасение души и восходящей к учениям вост. отцов церкви. Высоким образцом древнерусской мысли является «Слово о законе и благодати» (сер. XI в.), принадлежавшее митрополиту Иллариону. «Московский период» отечественной истории (XIV-XVII вв.) ознаменован собиранием и утверждением Русского государства во главе с Москвой, развитием национального самосознания (идея монаха Филофея «Москва — Третий Рим», XVI в.). В кон. XV — нач. XVI в. возник конфликт между иосифлянами и нестяжателями. Иосифляне выступали за неукоснительную регламентацию церковной жизни в соответствии с разработанным Иосифом Волоцким «Уставом», ратовали за сближение Церкви с государственной властью. Нестяжатели во главе с Нилом Сорским занимали противоположную позицию, выдвигая на первый план идею духовного подвига, сочетавшуюся с призывом к труду не во имя обогащения, а во имя спасения.

Подъем русской философии на новый уровень, характеризующийся появлением профессиональной философии и философского образования в России, связан с открытием Киево-Могилянской (1631) и Славяно-греко-латинской академий (1687), где читались философские курсы. С кон. XVII — нач. XVIII в. наступил новый этап в истории России. В XVIII в. Россия начинает испытывать вместе с Западом, можно сказать, синхронно влияние идей Просвещения. В этот период происходит секуляризация, «обмирщение» культуры в целом, начинается становление философствования светского типа. Философские курсы читаются в ун-те при Петербургской академии наук (1724) и в Московском ун-те (1755). Впоследствии, в XIX в., университетское философское образование стало развиваться также в Казани, Харькове, Киеве, Одессе, Варшаве, Томске и Саратове. Университетская философия становится особой отраслью русской философской культуры. Она сформировалась при решающей роли русско-немецких связей и под влиянием философии Г. Лейбница и X. Вольфа. Однако в то же время происходит подъем православной богословско-философской мысли, представленной школой митрополита Платона.

Мыслителем, олицетворяющим переходный характер русской философии XVIII в., является Григорий Сковорода, творчество которого вместило в себя два типа философской культуры — традиционный, восходящий к самым ранним проявлениям русской философии, и светский, обращенный к мирским, нецерковным темам и проблемам. Он создал своеобразную нравственно-антропологическую философию жизни, подчеркивающую приоритет сердца, нравственного начала в человеке и обществе, пронизанную идеями любви, милосердия и сострадания. Идеи Г.Сковороды, ставшие широко известными лишь в XX в., более чем через столетие после его смерти, в различных вариациях многократно воспроизводились в русской философии XIX-XX вв. (метафизика сердца, учение о внутреннем человеке и др.).

Основателем светского философского образования в России явился М.В.Ломоносов. Он подготовил плеяду ученых, способствовавших развитию естествознания и философии в России, предложил вести преподавание в Московском университете на 3 факультетах: юридическом, медицинском и философском. Философские идеи европейского Просвещения XVIII в. нашли отражение в творчестве А.Н.Радищева. Получив образование в Лейпцигском ун-те, он был хорошо знаком с трудами немецких просветителей И.-Г.Гердера и Г.В.Лейбница. Однако политическая философия Радищева сформировалась на основе анализа русской жизни. Задолго до О. Тьерри и романтической школы французских историков, обратившихся к народной жизни французского общества, сосредоточенной в истории «третьего сословия», Радищев в центр отечественной истории поставил «народ преславный», наделенный «мужеством богоподобным», народ, перед которым «ниц падут цари и царства». Понятие «человек» — центральная категория в его философии. Преимущественно в «человеческом измерении» рассматривал он проблемы бытия и сознания, природы и общества.

XIX век открывает новый этап в развитии русской философии. Возрастает роль профессиональной философской мысли. В России существовали различные идейные течения (славянофильство, западничество, народничество, почвенничество и др.). Они являлись философскими лишь отчасти, т. к. включали в себя значительный слой нефилософской — богословской, исторической, социально-политической, экономической и др. проблематики. Идейные течения имели больший общественный резонанс по сравнению с университетской и духовно-академической философией. Славянофилы (И.В.Киреевский, А. С. Хомяков, Ю.Ф.Самарин, К.С. и И.С. Аксаковы) акцентировали внимание на национальном своеобразии России, западники (С.М.Соловьев, Т.Н.Грановский, К.Д.Кавелин, А.И.Герцен) больше тяготели к восприятию опыта Европы.

Славянофилов объединяла приверженность к христианской вере и ориентация на святоотеческие источники как основу православной культуры, западничество же характеризовалось приверженностью к секулярным воззрениям и идеям западноевропейской философии. Однако и те, и другие страстно желали процветания своей родине, поэтому их спор назван «спором двух различных видов одного и того же русского патриотизма» (Анненков). Среди славянофилов существовало «разделение труда»: Киреевский занимался собственно философией, Хомяков — богословием и философией истории, Самарин — крестьянским вопросом, К. С. Аксаков — социально-философской проблематикой и т. д. Славянофильство — своеобразный синтез философских, исторических, богословских, экономических, эстетических, филологических, этнологических, географических знаний. Теоретическим ядром этого синтеза стала специфически истолкованная «христианская философия», которая по праву считается крупным направлением оригинальной русской философии, оказавшим заметное влияние на концепции Данилевского и К. Н. Леонтьева, систему B.С. Соловьева, философские построения Булгакова, Франка, Бердяева и др. Хомяков стал первым в России светским богословом, по-новому с философской точки зрения трактовавшим основы православного вероучения. Центральное понятие Хомякова — соборность, впоследствии использовавшееся многими русскими религиозными философами и вошедшее без перевода в европейские языки.

Наиболее радикальным идейным течением русской философии было народничество, восходящее через работы В.Г.Белинского, Н.Г.Чернышевского, Н.А.Добролюбова, Н.В.Шелгунова к традиции утопического социализма (Ж..Ж.. Руссо, К.А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Е. Дюринг и др.). Многие идеи и концепции народников, особенно в области социальной и нравственной философии, получили широкое признание (например, теория Лаврова о долге интеллигенции перед народом). Народники одними из первых в Европе показали, что социальная теория должна строиться на признании роли личности, на «борьбе за индивидуальность» (Н.К.Михайловский), разработали ценностный подход к теории прогресса, показав, что движение к общественному идеалу определяется не степенью развитости экономической цивилизации, но уровнем нравственности, взаимной помощи и кооперации (П.А.Кропоткин).

Крупные философские труды были созданы в XIX в. В.С.Соловьевым. В своем творчестве он решал многие ключевые проблемы философии, охватывающие онтологию, гносеологию, этику, эстетику, философию истории, социальную философию. Системность философии Соловьева — в ее замысле: «Не бегать от мира, а преображать мир». Но, в отличие от Маркса, он понимал изменение мира не как его переустройство на новых, революционных основаниях, а как возвращение к основам христианского учения, идеям античности, софийной традиции. При этом Соловьев активно использовал сочинения западных философов (Декарт, Спиноза, Кант, Шеллинг, Гегель, Конт, Шопенгауэр, Гартман). Его философия является синтезом «подпочвы» русской философии, восходящей к античному и христианскому Логосу, с западноевропейским рационализмом Нового времени.

Наиболее значительные русские мыслители в XX в. сами выступали также в роли историков русской философии, создавая обобщающие сочинения, посвященные ее осмыслению, и рассматривая ее как свое «кровное дело», как предмет любви и национальной гордости (В.В.Зеньковский, Н.О.Лосский, С.Л.Франк, С.А.Левицкий, Н.А.Бердяев и др.). Вполне закономерным является появление концепций оригинальности русской философии именно в нач. XX в. Тема оригинальности русской философии связана также с философемой русской идеи, обоснованной Достоевским и В. С. Соловьевым.

Беспрецедентные переломы российского бытия в XX в. не могли не отразиться и на состоянии философского сознания. В 1922 г. многие известные философы и деятели культуры (Бердяев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, Булгаков, Франк, Сорокин и др.) были высланы из Советской России. За рубежом они продолжали выступать как представители религиозной русской философии, которую невозможно было развивать в СССР. Наиболее известным представителем русской философии за рубежом стал Бердяев. Он был одним из провозвестников грядущей глобализации, критиком современной культуры, аналитиком всех главнейших явлений XX в. — капитализма и коммунизма, революций, мировых и гражданских войн. Большое значение имела его книга «Русская идея» (1946), оказавшая влияние на формирование интереса к России у нескольких поколений западных исследователей. Недооценка роли и значения крепкого государства как основы существования России, свойственная многим русским мыслителям до 1917 г., сменилась в эмиграции на «государственнические» настроения. Крупным философом-государственником был И.А.Ильин. Он не являлся сторонником реставрации самодержавия в его прежнем «дофевральском» состоянии, отстаивал идею «органической монархии», полагая, что сама русская жизнь со временем выработает необходимую форму монархии. Демократия, считал он, вполне сочетаема с монархией, но формы демократии, пригодные для России, должны быть не импортированными, а присущими своей «органической демократии». Ильин выступал за реабилитацию ценностей народного консерватизма, русского национализма и патриотизма, понятых, однако, не как политико-идеологические, а как духовные явления.

В отличие от Ильина, стоявшего на «дореволюционной» точке зрения, представители евразийства (Н. С. Трубецкой, П.Н.Савицкий, Г.В.Флоровский, П.П.Сувчинский, Г.В. Вернадский и др.) выступили в качестве выразителей «пореволюционного сознания». В противоположность тем мыслителям эмиграции, которые считали Октябрьскую революцию 1917 г. случайным явлением или «наказанием России за ее грехи», евразийцы доказывали ее закономерность. Октябрь знаменует собой завершение целого периода в русской истории, восходящего к началу европеизации России в эпоху реформ Петра I. С одной стороны, это завершение европеизации России, а с другой — ее «выпадение» из рамок европейского опыта. Это подтверждает, что Россия — особенная страна, органически соединившая в себе элементы Востока и Запада.

Высылка философов в 1922 г. заметно снизила качество преподавания и изучения философии. Однако нет оснований утверждать, что философия в СССР (за исключением религиозно-философских течений) была полностью «подавлена». Хотя в советский период и произошел существенный разрыв с отечественными философскими традициями и наблюдался нигилизм по отношению ко многим (преимущественно религиозным) течениям русской философской мысли, все же философия продолжала существовать и развиваться. В довоенный период философская подготовка велась в Московском институте философии, литературы и истории (МИФЛИ). В 40-е гг. были воссозданы философские факультеты в Московском и Ленинградском ун-тах, где велось достаточно обширное преподавание истории философии, прежде всего философии Античности, Средневековья и Нового времени. Начиная с 60-х гг. в СССР сложились новые философские дисциплины — философия науки, этика, эстетика, философская антропология и др.

Рекомендуемая литература

Громов М. Н. Структура и типология русской средневековой философии. М., 1997

История русской философии / Под ред. М. А. Маслина. М., 2007

Зеньковский В.В. История русской философии. Л., 1991

Лосский Н. О. История русской философии. М., 1991

Пустарнаков В. Ф. Университетская философия в России. Идеи. Персоналии. Основные центры. Спб., 2003

Русская философия: Энциклопедия. М., 2007.

Шпет Г. Г. Очерк развития русской философии

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *